Кто оплатит отмену экспортных пошлин на нефть? Пошлины на нефть


Экспортная пошлина на нефть в РФ с 1 сентября понизится

Нефтегаз инвестиции доллар

Экспортная пошлина на российскую нефть с 1 сентября этого года понизится на 5,4 доллара — со 135,4 доллара до 130 долларов за тонну, следует из расчетов Минфина России. Средняя стоимость российской эталонной марки нефти Urals в период с 15 июля по 14 августа составила 71,05 доллара за баррель, или 518,7 доллара за тонну.

Для некоторых месторождений Восточной Сибири, каспийских месторождений и Приразломного месторождения действует льготная ставка пошлины в связи с новой формулой расчета. Она была принята в рамках налогового маневра в нефтяной отрасли.

С 1 февраля 2015 года пошлина остается на нулевом уровне – ставки будут оставаться таковыми до тех пор, пока средняя цена «черного золота» будет находиться на уровне ниже 76 долларов за баррель.

Пошлина на сжиженный газ понизится с 18,1 доллара до 8,6 доллара, на чистые фракции сжиженного углеводородного газа (СУГ) — с 7,2 доллара до 3,4 доллара. На высоковязкую нефть в сентябре пошлина упадет с 22,4 доллара до 21,4 доллара.

На светлые нефтепродукты и масла пошлина составит 39 долларов за тонну, на темные — 130 долларов за тонну. Пошлина на экспорт товарного бензина сократится до 39 долларов, прямогонного (нафта) – с 74,4 доллара за тонну до 71,5 доллара за тонну. Пошлина на кокс понизится с 8,8 доллара до 8,4 доллара за тонну.

Напомним, в начале августа президент России Владимир Путин подписал закон о постепенном снижении, вплоть до обнуления, экспортных пошлин на нефть в рамках налогового маневра в нефтяной отрасли.

На завершающей стадии налогового маневра экспортная пошлина на нефть будет снижаться с нынешних 30% до 0% в течение шести лет начиная с 2019 года. Одновременно начнет повышаться НДПИ на нефть, и этот процесс продлится в течение трех лет – до 2021 года.

Чтобы предотвратить рост внутренних цен на нефтепродукты или возникновение их дефицита, маневр предусматривает два механизма: обратный акциз на нефть, поставляемую на переработку, и дополнительный к нему демпфирующий акциз, учитывающий выгодность экспорта нефтепродуктов. :///

teknoblog.ru

Чем грозит России обнуление пошлины на нефть?

Предлагаемое министерством финансов России обнуление экспортной пошлины на нефть в рамках продолжения "налогового маневра" несет серьезные риски для российского топливного рынка, заявил заместитель руководителя ФАС Анатолий Голомолзин. Избежать их можно только при существенном снижении акцизов на нефтепродукты, отметил он.

"Обсуждаются предложения Минфина об обнулении пошлин на нефть с одновременным введением возвратного акциза для НПЗ — покупателей нефти", — напомнил замглавы ведомства. "Полагается при этом, что такие меры позволят получить дополнительные доходы в бюджет от НПЗ с низкой глубиной переработки", — добавил он. Голомолзин указал, что "в России в целом сектор нефтепереработки имеет низкую глубину переработки, которая за последние годы возросла лишь с 70 до 72%". "Чем больше НПЗ попадает в категорию тех, кому не возвращают акцизы, тем больше будет экспортироваться нефти и тем меньше будет производиться и поставляться нефтепродуктов на внутренний рынок", — предупредил замглавы ФАС.

Как отметил Голомолзин, "еще большую обеспокоенность вызывает то, что обнуление пошлины на нефть и нефтепродукты означает кардинальное изменение механизмов ценообразования на рынке нефти и нефтепродуктов". "Когда действует экспортная пошлина, в механизме ценообразования свою роль играет механизм ценообразования по принципу netback", — цитирует его "Интерфакс". "В нем цены внутреннего рынка пересчитываются от цен на внешних рынках за минусом пошлины и транспортных расходов (за пределами и внутри таможенной территории)", — уточнил замруководителя ФАС. "Если пошлина на нефть обнуляется, то действующая система ценообразования с механизмом защиты внутреннего рынка стран-экспортеров превращается в механизм ценообразования стран-импортеров, когда к цене внешнего рынка будут прибавляться расходы на логистику", — пояснил он. "Это может вызвать значительный рост цен на топливо на российском рынке и сокращение его потребления", — указал Голомолзин, добавив, что это может затормозить развитие российской экономики.

Кроме того, отметил он, на рынок России может начать поступать топливо из других стран, "вытесняя внутренних производителей нефти и нефтепродуктов, лишенных возможностей модернизации и обеспечения своей конкурентоспособности".

Замглавы ФАС считает, что снижение пошлин на нефть и нефтепродукты нужно обсуждать "только с одновременным снижением акцизов (желательно до ранее обещанного уровня), с внедрением в последующем гибкой шкалы акцизов, привязанной, как и пошлины и НДПИ, к конъюнктуре цен на нефть и нефтепродукты". "Так, при высокой цене на нефть акцизы на нефтепродукты будут снижаться, при низкой – повышаться", — добавил он. "С учетом уровня акцизов это будет приводить к устойчивой ситуации на рынке", — указал заместитель руководителя ведомства.

Голомолзин сообщил, что ФАС планирует создать рабочую группу с нефтяными компаниями и передать эти предложения в министерство финансов.

Как поведал в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, основная цель Минфина – пополнить бюджет. "Чем большего объема вы берете поступления, то есть НДПИ, тем больше доходов идет в бюджет, и остальные вопросы Минфин не очень волнуют. Поэтому когда он перекладывает всю нагрузку на НПЗ, получается, что его налогооблагаемая база растет. Естественно желание ФАС не допустить этого, потому что получится, что у вас внутри страны нефть будет стоить тоже дорого, потому что вся рента у вас взята на скважине, а раньше на скважине бралась лишь половина ренты, и если вы экспортировали сырую нефть за счет этого, нефть внутри страны была дешевле, чем та, что шла на экспорт. И НПЗ получали относительно недорогое сырье и делали из него бензин. А сейчас получается, что внутри страны нефть будет стоить для НПЗ столько же, сколько для экспорта, и у нас автоматически вырастут цены на бензин. Когда растут цены на бензин, возникают вопросы у руководства страны и президента именно к ФАС, что, мол, куда вы смотрите — у вас цены на бензин растут. В ФАС сосредоточены и антимонопольные функции, и тарифное регулирование. Естественно, что руководство ФАС не хочет получить нагоняй и как-то пытается противодействовать этому налоговому маневру, в этом и заключается вся суть. То есть здесь скорее корпоративные интересы и желание показать, что функции их ведомства исполняются наиболее эффективно, и они конфликтуют друг с другом из-за этого", — пояснил эксперт.

Оценивая ситуацию с точки зрения энергетической отрасли, аналитик отметил, что для населения в целом это невыгодная история, по крайней мере, для всех автолюбителей. "Чем дороже бензин, тем дороже все продукты, в которые вкладываются эти затраты. Помимо этого, не исключено, что вообще возникнет дефицит топлива, потому что для нефтяников теперь не будет никакой разницы, отправить сырую нефть на экспорт или переработать внутри страны. Если раньше был стимул перерабатывать ее в России и наполнять рынок топливом, то теперь получается, что можно в общем-то не задумываясь отправлять сырую нефть на экспорт, переработка здесь — пострадавшая сторона. Это приведет к росту цен на бензин, цен на продукты питания, но при этом изначально цель благая — наполнить бюджет. Поэтому, как ни крути, получается, что цены вырастут, и в этом и заключается основная проблема для внутреннего рынка, то есть страдает внутренний рынок топлива", — заключил Игорь Юшков.

Вице-президент группы компаний "НьюТек Сервисез", профессор РГУ нефти и газа им И. М. Губкина Валерий Бессель, комментируя идею Минфина, затруднился пояснить причины, побудившие Минфин предложить именно обнуление экспортной пошлины как часть налогового маневра. "Топливо будет дорожать, и это совершенно неизбежный процесс. И мы — великая углеводородная держава, но издержки на добычу нефти у нас постоянно растут. Последнее исследование, которое я делал, показывает, что у нас снижается условная эффективность отрасли. Если мы считаем количество добытых тонн углеводородного сырья на один пробуренный метр, то за последние 10-12 лет этот показатель снизился больше чем в два раза. Это очень серьезное снижение, потому что мы уходим в новые регионы, за это придется платить потребителю. Что касается налогового маневра, я думаю, что у Минфина есть четкое понимание того, что нефтяников надо как-то стимулировать. Правда наши нефтяные компании тратят сейчас все большие и большие деньги для того, чтобы добывать нефть и газ для наших традиционных рынков сбыта. Цены, особенно на экспортный газ, значительно выше, чем цены на внутреннем рынке. Плюс экспортные поставки газа всегда гарантированно оплачиваются, чего не делают очень многие наши регионы внутри страны. Я слышал — многие политические лидеры говорят, что надо заниматься внутренней газификацией: Газпром-то готов ею заниматься, если бы кто-то за это платил. А у нефтяной отрасли так же, как и у газовой, затраты растут, издержки растут. Поэтому я думаю, что маневр вызван тем, чтобы компании не теряли позиций на мировом рынке", — поведал профессор РГУ нефти и газа им И. М. Губкина.

Что касается стимулирования отрасли, эксперт уверен: это необходимо. "Акцизы на НПЗ будут подниматься, это совершенно очевидно. Lеваться некуда, придется платить. Помните, мы все говорим о прогрессивной шкале налогов. Мы говорим, что бедные должны платить мало, а богатые должны платить много. Прогрессивной шкалы налогов не будет, ее очень сложно реализовывать, а налоги будут плодить, и налогами будут регулировать все. Налогами на недвижимость, налогами на квартиры, налогами на дорогие машины, налогом на бензин, потому что цена не бензин — главный налог", — отметил аналитик.

Что касается ожидаемого эффекта от нулевых экспортных пошлин, то эксперт считает, что экспортные пошлины будут стимулировать компании, а также поддерживать достаточный уровень экспорта для того, чтобы российским компаниям не уйти с традиционных рынков. "Государство не облагает компании никакими дополнительными налогами из-за того, что они экспортируют нефть. Государство берет с компаний налог на добычу полезных ископаемых, берет акцизы и берет остальные налоги, но нет никакой дополнительной нагрузки на экспорт углеводородного сырья. Потому что если нагрузка появится, то компании не будут экспортировать достаточное количество этого сырья. Это нормальный рыночный механизм регулирования", — заключил Валерий Бессель.

Источник

Просмотров: 478

www.nykhas.ru

Кто оплатит отмену экспортных пошлин на нефть?

Как Россия планирует компенсировать отмену экспортной пошлины на нефть в ЕЭАС

Подписание Договора о ЕАЭС позволило Беларуси и Казахстану опять поднять вопрос о ликвидации изъятий в рамках единого экономического пространства. В первую очередь, это касается нефтяных пошлин. Только для отношений Россия – Беларусь они составляют $3-4 млрд в год. Понятно, что увеличение поступлений в белорусский бюджет означает сокращение поступлений в российский бюджет. В рамках ТС России удавалось уходить от этого вопроса, но в рамках ЕАЭС оставлять такие существенные изъятия уже просто неприлично, так как это противоречит духу единого экономического пространства. Но и просто так отдавать такие суммы Беларуси и Казахстану (по некоторым оценкам, потери России могут составить до $30 млрд) России не хочется, тем более, что состояние экономики России в последнее время не самое лучшее.

Налоговый маневр в России

В результате Россия вынуждено идет на так называемый налоговый маневр в сфере ТЭК. В результате которого часть экспортной пошлины на нефтепродукты перейдет во внутреннюю стоимость нефти, после чего размер пошлины должен выйти на уровень Казахстана (около 80 долларов США за тонну). Для экспорта это не принципиально, а вот для внутреннего рынка вопросов очень много.

Во-первых, российский бюджет во многом состоит из этой самой экспортной пошлины и ее уменьшение – это уменьшение поступлений в бюджет. Во-вторых, рост внутренней цены – это рост стоимости топлива в России, то есть рост цен и инфляция. В-третьих, любое серьезное изменение в налогообложении влечет огромную работу по приведению в соответствие нормативных актов и инструкций, и процесс этот достаточно длительный. При этом будет достаточно много участников рынка, которые понесут потери, и которые будут всячески противодействовать принятию изменений.

Но политическое решение о ликвидации изъятий по экспортной пошлине принято, поэтому вопрос в сроках и процедуре ее отмены. Изначально Россия рассматривала два варианта: быстрый (за 2 года) и постепенный (за 4 года). Но, как уже говорилось, на решение оказали влияние крупные игроки. В результате окончательное вариант предусматривает проведение маневра за 3 года. Экспортные пошлины на сырую нефть и НДПИ в новой версии почти такие же, как и в старой, и снижаются почти с той же скоростью. Но гораздо резче в 2015 г. снижаются пошлины на нефтепродукты.

Одной рукой даем, другой – отбираем

Перед подписанием Договора о ЕАЭС было объявлено, что Беларусь в 2015 году получит половину от суммы экспортной пошлины на нефть (по оценкам около $1,5 млрд), которые уже внесли в доходную часть бюджета на 2015 год. Правда, пока ничего не говорится о том, что и внутренняя цена на нефть для Беларуси вырастет. Это означает, что экспортная пошлина (разница между мировой ценой на нефть и внутрироссийской) сократится. В результате половина объема пошлины будет меньше $1,5 млрд. Также вырастет и цена импортируемой российской нефти для внутреннего потребления в Беларуси (6 млн. т). Попробуем оценить плюсы/минусы от изменения правил экспорта нефти в 2015 году.

По словам российских чиновников в результате изменений в 2015 году экспортная пошлина на нефть сократится с нынешних 59% до 42%. Соответственно, примерно на эту сумму вырастет внутренняя цена на нефть, то есть цена продажи нефти для Беларуси. Если принять цену на российскую нефть для Беларуси в 400 долларов США за т, то изменение составит 65-70 долларов США. То есть за 6 млн. т Беларусь «переплатит» около $400 млн. Далее эти изменения уменьшат доходы от экспорта нефтепродуктов и увеличат расходы внутреннего потребителя топлива. Насколько сократится сумма экспортной пошлины сказать сложно, так как имеется не совсем прямая зависимость (Беларусь экспортирует не саму нефть, а нефтепродукты), но даже снижение доходов на 10% сократит объем поступлений в бюджет на $150 млн.

В России правительство уже думает о компенсации роста внутренних цен на топливо, поэтому предусматривается компенсация производителям топлива, чтобы ограничить рост цен 2-2,5 рублями (6%) к концу периода изменений. Достичь этого планируется за счет увеличения налога на добычу нефти (НДПИ) и снижения акцизов.

Кто оплатит выпадающие доходы белорусского бюджета?

У Беларуси таких источников для компенсации роста цен нет, поэтому все издержки от роста цены нефти лягут на конечного потребителя. То есть, в случае роста входящей цены на нефть в 2015 году на указанные 17%, рост цен на топливо вполне может составить до 10%.

В планах российского правительства уменьшить экспортную пошлину в 2 раза (с 59% до 30%). Это означает, что даже в случае полного взимания экспортной пошлины в белорусский бюджет сумма поступлений вряд ли превысит $1,5 млрд., а вот внутренние цены на топливо вырастут достаточно существенно (до 20-25%). То есть некоторый рост поступлений в бюджет (до $1,5 млрд в год) за счет экспортной пошлины будет «стоить» внутренним потребителям около $800 млн. ($120 (30% от 400 долларов )*6 млн. т = $780 млн.).

К сожалению, эти $1,5 млрд пойдут не на модернизацию нефтяной отрасли (про остальные направления даже говорить не стоит), а на латание нынешних дыр в бюджете. То есть повторяется отечественный способ решения текущих проблем за счет создания еще больших проблем в будущем.

Несомненно, общее сальдо по нефти и нефтепродуктам после изменений получится в пользу Беларуси. Но сомнительно, что в ответ Россия не вынудит Беларусь также отменить какие-либо изъятия (например, те же госзакупки). То есть общий баланс, в лучшем случае, будет нулевым для государства и отрицательным для населения.

Интересно? Поделитесь с друзьями!

bel.biz