Топливно- энергетический комплекс, нефть в Республике Беларусь (стр. 1 из 3). Потребление нефти беларусь


Топливно- энергетический комплекс, нефть в Республике Беларусь

Топливно- энергетический комплекс, нефть в Республике Беларусь

План работы.

Введение.

1.Характеристика топливно-энергетического комплекса Республики Беларусь.

2.Топливная и нефтеперерабатывающая промышленность в РБ.

Заключение.

Список литературы:

Введение.

Энергетика Республики Беларусь, будучи одним из базовых секторов экономики, охватывающая выработку, преобразова­ние и передачу различных видов энергии, в значительной сте­пени зависит от внешних поставок первичных энергетических ресурсов, импортируемых преимущественно из России. Мы тратим на выпуск продукции в среднем в 3—5 раз больше энер­гии и сырья, чем в промышленного развитых странах. Поэтому повышение эффективности использования топливно-энергетических ресурсов и создание условий для целенаправленного пе­ревода экономики Республики Беларусь на энергосберегающий путь развития является актуальнейшей задачей.

Республиканская программа по энергосбережению опреде­лила приоритетные направления развития народного хозяй­ства Беларуси и наметила комплекс неотложных мероприя­тий, направленных на энергосбережение.

Подготовка специалистов, имеющих знания в области энергосбережения, — одна из важнейших составляющих проб­лемы эффективного использования энергетических ресурсов в конкретных отраслях народного хозяйства республики. Поэ­тому цель предлагаемой работы — формирование у будущих экономистов общего методологического подхода к постановке и решению проблем эффективного использования энергетических ресурсов на основе мирового опыта и государственной политики Республики Беларусь в области энергосбережения.

В данной работе я попытаюсь рассмотреть основные характеристики топливно-энергетического комплекса Республики Беларусь.

1.Характеристика топливно-энергетического комплекса Республики Беларусь.

Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) является важ­нейшей структурной составляющей народного хозяйства Рес­публики Беларусь в обеспечении функционирования экономи­ки и повышения уровня жизни населения. ТЭК включает сис­темы добычи, транспорта, хранения, производства и распреде­ления всех видов энергоносителей: газа, нефти и продуктов ее переработки, твердых видов топлива, электрической и тепло­вой энергии. Отрасли комплекса занимают значительное мес­то в народном хозяйстве республики. На них приходится 26 % капитальных вложений в промышленность, почти пятая часть основных производственных фондов, 14 % валовой про­дукции промышленности отрасли.

Электроэнергетика республики представляет собой пос­тоянно развивающийся высокоавтоматизированный комп­лекс, объединенный общим режимом работы и единым цент­рализованным диспетчерским управлением. В настоящее вре­мя производственный потенциал белорусской энергосистемы включает около 40 электростанций с суммарной установлен­ной мощностью 7,818 МВт. Из них: 20 ТЭЦ, 9 ГРЭС и 9 элект­ростанций находится при крупных предприятиях. Общая дли­на линии электропередач составляет 3951 км с напряжением 750 кВ; 2279 км — 220 кВ и 15 957 км — 110 кВ. Беларусь свя­зана с энергосистемами России (2 линии на 330 кВ и линия на 750 кВ), стран Балтии (4 линии на 330 кВ и линия на 750 кВ), Украины (2 линии на 330 кВ) и Польши (линия на 220 кВ). Максимальное потребление электроэнергии уменьшилось с 8500 МВт в 1990 г. до 5800 МВт в 1996 г.

В период после 1991 г. развитие отрасли замедлилось, что обусловлено общим экономическим спадом и снижением элек­тропотребления. Так, в 1996 г. электропотребление было на самом низком уровне и составило 32 млрд кВт ч, или на 34,8 % ниже, чем в 1991 г., когда было отмечено самое высо­кое электропотребление за все время существования белорус­ской энергосистемы.

В 1998 г. белорусские электростанции произвели примерно 26 млрд кВт-ч электроэнергии. Выло потреблено 33 млрд кВт-ч. С учетом потерь в 3,8 млрд кВт ч при распределении Беларуси пришлось импортировать для обеспечения всех энергопотреб­ностей более 10 млрд. кВт ч электроэнергии со Смоленской и Игналинской АЭС. В настоящее время из-за неплатежей поставка электрической энергии из Литвы приостановлена.

Среднегодовой удельный расход топлива на выработку электро- и теплоэнергии находится на уровне 276,6 г/кВт ч и 173,5 кг/Ткал соответственно, что сопоставимо с мировыми аналогами. Достигнутый уровень экономичности обусловлен, главным образом, структурой генерирующих мощностей с широким использованием теплофикации (из общей мощности энергосистемы 3,3 млн кВт установлено на конденсационных станциях и 3,9 млн кВт — на теплоэлектроцентралях, где обеспечивается комбинированная выработка тепловой и элек­трической энергии). В последние годы удельные расходы топ­лива изменились незначительно, что обусловлено недостаточ­ным вводом нового, более экономичного оборудования.

Сегодня Беларусь занимает одно из последних мест по эко­номическим и энергетическим показателям среди стран с ана­логичными климатическими условиями. Скажем, в 1994 г. потребление энергоресурсов в нашей стране в расчете на душу населения составило 2,69 т нефтяного эквивалента, и это зна­чительно меньше, чем в большинстве стран с аналогичными климатическими условиями. Еще один важный показатель — эффективность использования энергии — остается на низком уровне; в Беларуси он составил 0,8 дол. США в ВНП на 1 кг нефтяного эквивалента потребляемой электроэнергии.

Одной из наиболее важных и сложных проблем электроэ­нергетики является старение основного оборудования элек­тростанций. В настоящее время 60 % оборудования практи­чески выработало свой технический ресурс, работоспособ­ность его поддерживается за счет ремонтов, объемы которых ежегодно возрастают. Согласно оценкам специалистов, в 2000 г. около половины электростанций нашей страны выработали свой ресурс, к 2010 г. необходимо будет заменить порядка 80 % установленных мощностей. Следовательно, требуется широкомасштабное техническое перевооружение отрасли с использованием передовых технологий. Расчеты стоимости полной реконструкции всей энергосистемы Беларуси никогда не производились. Ориентировочно эти расходы могут быть измерены суммой от 5 до 30 млрд. дол. США. Реально имеющи­еся вложения куда скромнее: несколько десятков миллионов долларов на строительство Оршанской и Минской ТЭЦ. Про­веденные исследования показали, что простая замена оборудо­вания и продление ресурса энергоблоков — не самый дешевый способ. Специалисты пришли к выводу, что наиболее выгод­ной является модернизация и реконструкция существующих электростанций и котельных путем внедрения современных газотурбинных и парогазовых установок с более высоким КПД. Сейчас по новейшей технологии за счет кредита Евро­пейского банка реконструкции и развития осуществлена мо­дернизация Оршанской ТЭЦ с применением французского оборудования. При модернизации Оршанской ТЭЦ установле­на первая в республике парогазовая установка, позволяющая довести коэффициент полезного топливоиспользования до 70—80 %.

Эффективность и надежность теплоснабжения также явля­ется одной из проблем, так как на него приходится более поло­вины топливопотребления, значительные материальные и трудовые ресурсы.

Острейшими проблемами отрасли остаются сегодня непла­тежи потребителей за использованную электрическую и теп­ловую энергию, перекрестное субсидирование, при котором промышленные предприятия вынуждены оплачивать полу­ченную энергию по повышенным тарифам, компенсируя опла­ту льготных потребителей, в основном населения. Таким обра­зом, при перекрестном субсидировании промышленные пред­приятия оплачивают потребление электроэнергии населением и неплатежи за электроэнергию. Это вызывает увеличение се­бестоимости промышленной продукции республики, что нега­тивно влияет на ее конкурентоспособность на внешнем рынке, отказ промышленных потребителей от услуг централизован­ного теплоснабжения и строительство собственных источни­ков промышленными предприятиями, что в итоге ведет к пе­рерасходу топлива в целом по республике.

В условиях ограниченности собственной ресурсной базы актуальными являются проблемы энергетической безопаснос­ти республики, дефицита финансовых средств в энергетичес­кой отрасли, прекращения государственных поставок мазута, полной зависимости республики по топливообеспечению от ос­новного поставщика — России.

Под энергетической безопасностью подразумевается гаран­тия надежного и бесперебойного энергоснабжения страны в нормальных условиях и в чрезвычайных ситуациях. Пробле­ма обусловлена тем, что мы покупаем более 80 % топлива за границей (преимущественно в России) и частично закупаем у соседних стран электроэнергию. Такое положение не обеспе­чивает энергетической безопасности, без которой не может быть и независимости политической.

Необходимыми условиями достижения энергетической не­зависимости и безопасности государства является не только наличие резерва электрической и тепловой мощности, запасов топлива, надежность оборудования и т.д., но и соблюдение не­которых критериев. Первый — если энергетика страны осно­вывается на импорте топлива, то закупки не должны осущес­твляться в одной стране. Второй — доля каждого вида топлива имеет свою предельную величину, энергетика не должна раз­виваться только на одном виде топлива.

Сейчас в Беларуси не соблюдается первый критерий: пра­ктически все топливо для энергосистемы завозится из России. Мы вплотную подошли и к нарушению второго критерия энер­гетической безопасности. Согласно ему, доля природного газа не должна превышать 60—65 %, так как электростанции на газе работают в режиме непрерывной доставки топлива, а от­сутствие альтернативы требует больших и экономически неоп­равданных запасов резервного топлива (например, мазута) или строительства громадных газовых хранилищ.

Более того, в развитых странах для обеспечения энергети­ческой безопасности государства создается резерв — избыток энергетических мощностей не менее 15% по сравнению с пи­ковой нагрузкой.

mirznanii.com

Если по нефти не договоримся, страна столкнётся с глубоким падением ВВП

Это мало даже по сравнению с 18 млн тонн нефти в 2016 году, когда из-за долга по газу Россия сократила поставки нефти в 3-4 кварталах. Первоначально планировалось, что как в прошлом, так и в этом году Беларусь получит 24 млн тонн нефти.

Сколько стоит нефть и почему России ею шантажирует?

 

Белорусские НПЗ закупают российскую нефть за доллары. Цена тонны нефти вычисляется по формуле, которая не публикуется. В 2016 году она составляла около $180. В частности, в феврале "Белнефтехим" утверждал, что российская нефть стоит $182,63 за тонну.

Россия продаёт нефть в Беларусь, не облагая её экспортной пошлиной. Размер пошлины ежемесячно рассчитывает российский Минфин. С 1 января 2017 года она составляет $79,1 за тонну.

Российские чиновники нередко говорят, что бюджет РФ несёт убытки от поставок нефти в Беларусь. Мол, если бы поставки происходили в другую страну, в бюджет была бы перечислена пошлина. Соответственно, сокращение поставок нефти в Беларусь выглядит в России как экономия.

Сколько Беларусь потеряет за "нефтяную войну"?

 

По подсчётам экономиста Леонида Заико, каждый миллион тонн нефти, недопоставленный из России, стоил Беларуси $400 млн.

Экономист Ярослав Романчук утверждает, что из-за сокращения в 2016 году поставок российской нефти на 6 млн тонн Беларусь потеряла примерно $1 млрд. То есть на каждом миллионе тонн - около $150 млн.

Старший аналитик "Альпари" Вадим Иосуб оценивает потери нашей страны более скромно:

"Я не готов утверждать, что речь идёт о миллиарде. Но что это сотни миллионов ― с такой оценкой я бы согласился, ― по мнению эксперта, сокращение поставок ― это серьёзный удар по белорусской экономике. ― Это больно бьёт по экспорту наших продуктов нефтепереработки, по поступлению налогов, по поступлению валютной выручки в страну".

Что такое 16 млн тонн нефти для Беларуси и какой минимальный порог поставок?

В Беларуси два нефтеперерабатывающих завода ― в Новополоцке и в Мозыре. Для полной загрузки им нужно 30 млн тонн "чёрного золота". Чем больше нефти они перерабатывают, тем больше прибыли получают и тем больше налогов платят в бюджет.

Для минимальной загрузки белорусским НПЗ нужно 7 млн ​​тонн нефти, утверждает Леонид Заико. Таким образом, пока мы далеко от порога, за которым у реального сектора начинаются реальные проблемы. Правда, Леонид Заико считает, что объём российских поставок нефти в Беларусь вообще не должен беспокоить обычных белорусов: 

"Если нефти будет меньше, директор "Нафтана" и шесть человек высшего руководства не получат свои премии, ― что до бюджета, то, как замечает экономист, заводы переводят налоги на потребителей через формулу цены на бензин. ― В итоговой цене бензина налоги составляют примерно 50%".

Директор исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик обращает внимание на то, что сокращение российских поставок нефти бьёт по белорусскому экспорту: "16 млн тонн ― это, фактически, наш годовой объём экспорта нефтепродуктов. В лучшие годы. Около 7 млн ​​тонн мы потребляем, и около 16 млн тонн продаём на экспорт. Это если мы получим от России 23 млн тонн. А если получим 16 млн тонн, Беларусь столкнётся с глубоким падением ВВП".

Что будет, если Россия продолжит сокращать поставки нефти?

"Нефтепродукты давали Беларуси до 40% валютной выручки, ― добавляет Леонид Заико. ― Нефтяной рынок ― это белорусское проклятие, так как Беларусь перестала работать: делать хорошие машины и отличные трактора... Я хотел бы, чтобы поставки нефти в Беларусь были снижены до 10 млн тонн. Нам хватит 7 млн ​​тонн. А остальное нужно зарабатывать мозгами. Кстати, 2017 год ― год науки".

"Российская нефть ― это ресурсы, которые мы получаем здесь и сейчас. И дело в том, что мы не в той ситуации, в которой можем ожидать, например, пока заработает некая новая экономическая модель. Ресурсы нам нужны здесь и сейчас, ― полагает Александр Чубрик. ― Есть два выхода из ситуации. Первый ― найти компромисс с Россией. Очевидно, он будет сопровождаться дезинтеграцией с Западом. Второе ― доработать и начать программу с МВФ. Тогда мы получим тяжёлые условия с точки зрения поставок нефти, но наш имидж в глазах международных инвесторов улучшится и мы сможем одалживать деньги за пределами России".

www.belaruspartisan.org

Во сколько обойдется Беларуси альтернатива российской нефти?

26 Января 2017 г.

Поставки российской нефти в Беларусь были снижены на фоне нефтегазового спора между двумя странами. Минск и Москва ссылаются на невыполнение условий межправительственных соглашений. Александр Лукашенко дал указание найти альтернативу нефти, недополученной из России. Какие есть варианты и сколько они будут стоить?

Поручение Александра Лукашенко правительству найти альтернативных поставщиков нефти звучит как сигнал Москве о необходимости разрешения энергетического спора. Поставки нефти из других стран могут оказаться нерентабельны.

Казахстан слишком дорог

За 11 месяцев Беларусь импортировала из России 17,1 млн т. по $215 за тонну ($28,7 за баррель), а также 39 тыс. т. из Казахстана по $279,1 за тонну ($37,3 за баррель). Отметим, что при поставках нефти из Казахстана с нефтяников также не взимается пошлина.

Партия казахстанской нефти была доставлена в Беларусь по нефтепроводу, что показывает ее неконкурентоспособность по сравнению с российским сырьем – транспортные расходы слишком велики. А продавать нефть по меньшей цене Астана не станет.

В 2016 г. Казахстан экспортировал через российскую территорию 17,2 млн т. нефти (15 млн т. поступает в РФ по нефтепроводу Атырау – Самара, еще 2,2 млн т. идет по российской территории до Махачкалы).

Казахстану выгоднее экспортировать свою нефть через Новороссийск или Усть-Лугу, чем через Беларусь, так как это приносит ему большую прибыль. Поэтому и цену на нефть для Минска Астана снижать не будет. Пока от Казахстана не было заявки на прокачку нефти через Россию в Беларусь.

Венесуэльский эксперимент

Осенью 2016 г. Лукашенко посетил ОАЭ, Катар и Азербайджан. Вполне возможно, что тогда он вел переговоры о поставках нефти в Беларусь. Однако эксперимент с закупкой венесуэльской нефти в 2010-2012 гг. показал, что стоимость доставки нефти на белорусские НПЗ как через Украину, так и через Прибалтику существенно увеличивает себестоимость нефтепродуктов.f

Например, в январе – марте 2012 г. стоимость венесуэльской нефти для Беларуси составила $917 за тонну, а российской — около $442 за тонну.

Напомним, что тогда были опробованы различные маршруты. Изначально предполагалось, что танкеры с венесуэльской нефтью будут приходить в Одессу и далее по нефтепроводу Одесса-Броды будет поступать в Беларусь (с перевалкой в Бродах на железную дорогу).

На деле оказалось, что венесуэльская нефть сорта Санта-Барбара высоковязкая, и нефтепровод для нее использовать не получится. Пришлось транспортировать ее по железной дороге. Танкер с 80 тыс. т. нефти потребовал примерно 1330 цистерн, которые составляли 20-25 составов (поездов).

В итоге оказалось, что такая транспортировка (Одесса-Мозырский НПЗ) стоила около $65 за тонну нефти (позже украинские власти ввели спецтариф, позволивший снизить эту цифру до $25). По нынешним тарифам «Українська залізниця» транспортировка нефтяных цистерн на расстояние примерно в 945 км будет стоить более $60 за тонну.

Были попытки также поставлять венесуэльскую нефть через прибалтийские порты – Клайпеду и Вентспилс. Но все эти варианты не могли устранить главную проблему – нефть из Венесуэлы обходилась гораздо дороже российской, что и фиксировал Белстат.

Надежда на Азербайджан умирает последней

Именно поэтому белорусское руководство переключилось на переговоры с Азербайджаном и попыталось покупать его нефть. Сырье даже было закачано в нефтепровод Одесса-Броды, чтобы запустить трубу в аверсном режиме (до этого нефтепровод использовался в реверсном режиме для экспорта российской нефти через порт Одессы).

Использование нефтепровода должно было сократить затраты на транспортировку. Но азербайджанский проект так и не был реализован. Минск и Москва к тому моменту уже урегулировали свои споры. Непонятна только судьба азербайджанской нефти, уже закачанной в нефтепровод. По неподтвержденной информации, ее выкачали и продали.

В случае попытки Минска найти альтернативу российской нефти на Ближнем Востоке, придется начать с закачки нефти в трубу Одесса-Броды. При этом риски пропажи этой нефти возрастают из-за общей дезорганизованности украинских хозяйствующих субъектов.

Кроме того, качество и стоимость азербайджанской нефти выше, чем «черного золота» Казахстана. Из Казахстана нефть поставлялась в Беларусь по нефтепроводу, а из Азербайджана ее придется везти танкером до Одессы, и затем качать по нефтепроводу Одесса-Броды-Мозырь.

Такая логистика обойдется дороже, чем поставки из Казахстана, не говоря о более высокой стоимости азербайджанской нефти.

Альтернатива – доставлять нефть по железной дороге от Одессы до Мозырского НПЗ, что будет еще дороже, так как транспортировка железнодорожным транспортом всегда обходится дороже, чем по нефтепроводу.

Белорусское руководство вряд ли в реальности хочет повторить венесуэльский эксперимент, поэтому торопит Москву перейти к активной стадии переговоров. Для России эта история тоже неприятна. Нефтяники хотят получить гарантии сохранения адекватных тарифов на прокачку нефти через Беларусь, а «Газпрому» хочется получить свои деньги, так как они нужны ему на строительство «Северного потока-2», «Турецкого потока» и «Силы Сибири». Поэтому стоит ожидать, что компромисс в газовом вопросе будет найден в ближайшее время, что снимет противоречия и в нефтяной сфере.

Игорь Юшков – преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности. 

eurasia.expert

все, что нужно знать о новой белорусской нефти. 21.by

Во-первых, она зеленая, во-вторых — это хорошо: черная нефть содержит больше примесей. А нефть, которую добывают на новом месторождении "Угольское", считается настолько качественной, что геологи говорят, ее можно заливать прямиком в трактор. Рабочие, обслуживающие новую скважину, от таких радикальных проявлений любви к новой нефти все же предостерегают. Как новое месторождение изменит нашу жизнь (и изменит ли), разбиралась корреспондент Sputnik Елена Васильева.

На месте скважины в новом нефтяном месторождении под Речицей холодно, снежно, но журналисты благоговейно выдыхают: чувствуете, под нами — "нефть журчит"! Нефти под нами, признаем, немного, около 1,7 миллиона тонн, но геолог оправдывает радость белорусов новой скважине: "Мы народ маленький, но гордый. И скважина у нас небольшая, но для Беларуси очень своевременная". В том числе и потому, что освоение Угольского месторождения дало возможность предположить нахождение нефти на соседней территории.

© Sputnik / Виктор Толочко

Расположенное в Гомельской области новое месторождение получило название Угольское

Работники, обслуживающие скважину, говорят, что у каждой свой характер, свои больные места. Корреспонденты Sputnik разбирались, какой характер у новой белорусской нефти, насколько ее хватит, и пытались выяснить главное — какова же ее себестоимость.

"Dior!"

Василий Михайлович, оператор по добычи нефти и газа, поворачивает кран, нефтяная эмульсия как водопроводная вода журчит в трубах и каплет в мензурку зеленовато-коричневая плотная смесь. Потом она отстоится, на дне осядет парафин, примеси, а вверху останется чистая нефть. Журналисты потянулись к нефти, желая знать о ней все, от цены за баррель до запаха.

© Sputnik / Виктор Толочко

Зеленовато-коричневая плотная смесь - нефтяная эмульсия

"Ну что, Dior?" — спросил Василий Михайлович. "Еще какой!" — подтвердили журналисты.

© Sputnik / Виктор Толочко

Василий Ласица, оператор по добычи нефти и газа, показывает журналистам добытую нефть

Узнать цену за баррель угольской нефти несколько сложнее, в "Белоруснефти" подтверждают, что эксплуатационные затраты, которые в Угольском месторождении выше, чем в других белорусских нефтяных месторождениях, сказываются и на себестоимости нефти.

"В расчете себестоимости добычи нефти учитывается и амортизация скважин. Проектная глубина скважины №1 Угольского месторождения — 5,2 километра, соответственно, повышаются и эксплуатационные затраты", — пояснил корреспонденту Sputnik Сергей Стельмашок, начальник Нефтегазодобывающего управления "Речицанефть".

© Sputnik / Виктор Толочко

Добыча нефти в новом месторождении "Угольское"

В стенгазете "Белоруснефти" новому месторождению отведена отдельная полоса, материал о новом месторождении озаглавлен не без патетики: "Запас прочности". Запас относительно мировых запасов, признаем, капля в море, но для Беларуси, ввиду отсутствия у нас нефтяного моря, капля значимая.

© Sputnik / Виктор Толочко

Мастер новой нефтяной скважины Руслан Москаленко

"Геологические запасы оцениваются примерно в 1,7 миллиона тонн, извлекаемые запасы будут уточнены после бурения скважины №2. Когда определимся с извлекаемыми запасами, можно будет говорить о рациональной разработке месторождения, среднесуточном уровне добычи нефти и периоде его использования. Сегодня в сутки добываем сорок тонн", — пояснил Стельмашок.

Политики здесь нет

"Любая нефтедобывающая компания заинтересована в том, чтобы наращивать добычи нефти, а в Беларуси ввиду ограниченности ресурсов это задача номер один для всех государственных институтов. Это исполнение плана геологоразведочных работ, это работа, которая увенчалась успехом. К сожалению, так бывает не всегда", — пояснил Стельмашок, когда корреспондент Sputnik предположила, что новая нефть на большой глубине — не необходимость, а исполнение пожелания президента, который велел во что бы то ни стало обнаружить нефть.

© Sputnik / Виктор Толочко

Работает скважина в Угольском месторождении

"У геологов есть аксиома — нужно разведать столько нефтяных запасов, сколько добывается. То есть, чтобы предприятие было успешным, нужно, чтобы прирост извлекаемых запасов был выше, чем ежегодное потребление нефти. Тогда считается, что компания ликвидна на рынке. Увы, ограниченная ресурсная база накладывает отпечаток на нашу деятельность", — сказал собеседник Sputnik.

© Sputnik / Виктор Толочко

Интервью начальника Нефтегазодобывающего управления "Речицанефть"

В этом году планируется к бурению вторая скважина в Угольском месторождении. В Беларуси разведкой нефтяных месторождения занимается не только "Белоруснефть", но и РУП "Белгеология". Из 81 месторождения нефти разрабатываются только 62, остальные — нерентабельны, но и эти геологические запасы стоят на балансе.

© Sputnik / Виктор Толочко

Положительным фактором для разработки станет аномально высокое пластовое давление - насос на скважине не нужен

"Причины нерентабельности различны: в одних месторождениях слишком вязкая нефть, в других мы пока не можем оказывать влияния на залежи. Все эти месторождения стоят у нас на балансе. Есть технологии, которые бы позволяли добывать нефть и в этих месторождениях, с помощью которых на несколько процентов можно было бы увеличить массу извлекаемых запасов. Но затраты будут несоизмеримы с эффектом, который мы получим. Другое дело, что технологии не стоят на месте и, возможно, с течением времени разработка и этих месторождений станет рентабельной", — предположили в управлении.

Легкую нефть — отдельным потоком

Нефть Угольского месторождения высокого качества — лучшего, чем та, которую белорусы закупают в России. Что будет с ней дальше — решит БНК (Белорусская нефтяная компания), ведущий экспортер нефтепродуктов из Беларуси.

© Sputnik / Виктор Толочко

Легкая нефть, к которой принадлежит и нефть Угольского месторождения, собирается отдельным потоком

"Исходя из конъюнктуры цен на рынке, там определяют, что выгоднее: перерабатывать нашу нефть на белорусских предприятиях или продать за рубеж и получить валюту, за которую после купить нефть более низкого качества, а уже из нее произвести нефтепродукты и их реализовать на экспорт. Наше предприятие законтрактовано на реализацию нефти за рубеж, мы поставляем ее в Европу. Легкая нефть, к которой принадлежит и нефть Угольского месторождения, собирается отдельным потоком, реализуется на Мозырский нефтеперерабатывающий завод. Для нас как производителя выгоднее перерабатывать ее отдельным потоком и иметь большую маржу с реализованной тонны ", — пояснил начальник "Речицанефть".

Нефть камень точит

"Нет никакого нефтяного озера, непосредственно в таких порах нефть и находится. Это — керн, возьмите в руку, проведите пальцем — и нефть останется на пальце", — знакомил журналистов с нефтью Борис Дубинин, инженер-геолог, заместитель директора по геологоразведочным работам Белорусского научно-исследовательского и проектного института нефти "Белоруснефть".

© Sputnik / Виктор Толочко

Керн — образец горной породы, извлеченный из скважины

Керн — столбик горной породы, поднятый, в нашем случае, с глубины в пять километров. В прошлом году весь белорусский нефтяной керн свезли в Гомель — там построено кернохранилище с современными требованиями, системой климат-контроля.

"Глядя на этот камешек, которому как минимум триста миллионов лет, изучая его, можно повысить качество добычи, разведки нефти. Например, два года назад "Белоруснефть" открыла две новые залежи в старом Ланско-старооскольском месторождении нефти. Месторождению уже почти пятьдесят лет, и тут у него появилась новая жизнь. Это стало возможно потому, что обратились к старому керну — комплексным исследованиям, которые проводились над ним. И стало ясно: у старого месторождения может быть еще одна залежь — чуть в стороне", — пояснил Дубинин.

© Sputnik / Виктор Толочко

Борис Дубинин, инженер-геолог

К бурению скважины в районе Угольского месторождения нефти тоже шли буквально годами. Как перспективный объект в районе в пределах промежуточного блока регионального Речицко-Вишанского разлома Припятского прогиба был обозначен в 1997 году. В 1998 году на него подготовили паспорт. Но высокой степени уверенности в перспективности объекта не было — как минимум, потому, что глубина больше пяти километров.

"Объект из нашего поля зрения не уходил, и степень его перспективности была определена в 2014 году, когда воспользовались технологией сейсморазведки 3D, это новая технология, но ею мы владеем в совершенстве. Эти исследования позволили нам определить: здесь высока перспектива нахождения нефти, бурения подтвердило наши предположения", — рассказал геолог историю работы с месторождением.

"Мы сопоставили данные бурения на сопредельной площади и получили результат, который показал — именно на этой глубине могут находиться углеводороды. Под заложение скважины рекомендовали именно эту точку, а пробурив — убедились: порода насыщена углеводородами", — добавила геофизик сейсмической интерпретации Ольга Смеян.

© Sputnik / Виктор Толочко

Для Ольги Смеян это первый проект такого уровня

Что важно — по соседству есть еще ряд подобных месторождений, но фразу "дадим вам еще нефти" геологи вслух не произносят. Говорят, пробурят — сообщат.

"Блоков, подобных Угольскому, достаточно много. Теперь в планах — обосновать перспективу бурения на других объектах", — рассказала Sputnik Ольга Грибовская, геолог отдела поисков и разведки залежей углеводородов.

Но узнать наверняка, есть ли там нефть и сколько ее, можно только после бурения.

Показав журналистам ряд карт и графиков, Борис Дубинин все же решил на пальцах, а точнее — на грибах объяснить белорусу, как искать нефть:

"Вы в лес за грибами куда идете? Туда, где, исходя из влажности и некоторых других факторов, ожидаете найти белые грибы. Так и мы — выбираем объект, в котором вероятны залежи углеводородов. Пришли в лес, ищете грибы. Моя супруга, например, говорит: здесь грибами пахнет, ищем здесь. У меня в поиске нефти другие поисковые критерии, но суть схожа".

"Покажите, как вы радовались"

"Ну расскажите, как вы радовались!" — уговаривали журналисты геологов. Геологи сдержанно подтверждали, что, разумеется, радовались.

© Sputnik / Виктор Толочко

Новое месторождение нефти открыто в Речицком районе Гомельской области

"Нам радостно, что прогнозы подтверждаются, наша работа имеет результат. Для меня это первая скважина, которую я сопровождала с самого начала. Когда получили результаты испытаний, Борис Андреевич нас всех поздравил", — рассказала Ольга.

В интернете нефти радовались так:

Самую сдержанную, но самую искреннюю радость выразили операторы по добыче нефти и газа непосредственно у скважины: "Хорошо, что открыли. Значит, работа будет".

 

Теги: Гомель

 

 

Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:

На вашем ресурсе это будет выглядеть так

Рядом с недавно открытым Угольским месторождением нефти могут обнаружиться и другие залежи. Sputnik побывал у новой скважины.

 

news.21.by

Нефтяной сектор экономики Беларуси в январе-мае

Разница между импортом нефти и нефтепродуктов и экспортом нефтепродуктов, выработанных из российского сырья, составила за 5 месяцев текущего года  $-226 млн. Фактически эта цифра – стоимость импорта потребленных внутри Беларуси за этот период  чуть менее 3 млн тонн нефтепродуктов. Выручка же от их продажи за это же время - BYR23 трлн, что эквивалентно $2,6 млрд. Преференции, предоставленные Россией, за январь-май можно оценить в более чем $2 млрд.

 

 

Кроме того, собственные нефтяные месторождения также приносят ощутимый доход. Объем нефти, добываемой на собственных месторождениях, расположенных в Припятской низменности на территории Гомельской области Беларуси, составляет около четверти  сегодняшних потребностей страны.

 

Таблица 1. Добыча нефти в Беларуси

 

 

январь-май 2013

январь-май 2012

млн тонн

0,678

0,689

 

 

Вся нефть, добываемая в Беларуси, экспортируется в сыром виде в Германию. Внутренние потребности страны в нефтепродуктах полностью покрываются импортом нефти из России, которая поставляется в республику по внутрироссийским ценам, более чем вдвое дешевле мировых цен. Импорт нефти и нефтепродуктов в Беларусь значительно превышают ее потребности, что, на основе особенностей белорусско-российских договоренностей, дает возможность полной загрузки собственных НПЗ, приносящих огромный доход государству.

 

Таблица 2. Импорт нефти и нефтепродуктов в Беларусь

 

 

 

Основная часть нефтепродуктов экспортируется. При экспорте нефтепродуктов российского происхождения за пределы Таможенного Союза белорусский экспортер ежемесячно уплачивает пошлину в российский бюджет. Тем не менее, даже с пошлиной, схемы по импорту российской нефти, ее переработке и продаже нефтепродуктов за рубеж – весьма выгодны.

 

Таблица 3. Пошлина на экспорт нефтепродуктов (данные Казначейства России)

 

 

январь-май 2013

январь-май 2012

RURмлрд

экв. $млн

RURмлрд

экв. $млн

пошлина

51,23

1666,6

55,45

1838,9

 

 

В 2012 году часть нефтепродуктов поставлялась за рубеж под видом органических растворителей и разбавителей, при экспорте которых не надо уплачивать пошлину. Эта схема позволила избежать уплаты более $600 млн пошлины только за первые 5 месяцев года. Прекращение действия этой схемы резко ухудшило баланс внешних платежей  Беларуси.

 

Таблица 4. Экспорт нефти и нефтепродуктов из Беларуси

 

 

 

Разница между указанными объемами добычи и импорта нефти и нефтепродуктов, с одной стороны, и экспорта нефтепродуктов, с другой, есть, по логике, объем внутреннего потребления нефтепродуктов. Однако ситуация 2012 года здесь неоднозначная.

 

Таблица 5. Разница между импортом и экспортом нефти и нефтепродуктов

 

 

январь-май 2013

январь-май 2012

добыча + импорт, млн т

10,156

15,690

Экспорт, млн т

7,198

11,270

Сальдо, млн т

2,958

4,420

Известно, что Беларусь нуждается ежегодно в 6-6,5 млн тонн нефти и нефтепродуктов. И показатели текущего года находятся в рамках, соответствующих этому объему. В прошлом же году разница между экспортом и импортом нефти и нефтепродуктов была гораздо больше стандартных объемов внутреннего потребления.

 

С учетом экспортной пошлины стоимость нефтяного экспорта из Беларуси сравним со  стоимостью нефтяного импорта в страну. А без учета экспорта собственной нефти – вообще незначительные расхождения.

 

Таблица 6. Сальдо внешней торговли Беларуси в нефтяном секторе

 

 

Выручка от экспорта нефтепродуктов, изготовленных из российского сырья, почти полностью компенсирует валовые расходы на импорт этого самого сырья, а оставшиеся внутри страны объемы нефтепродуктов для собственного потребления, выходит, стране достаются по-дешевке    ($225,9 млн за 2,958 млн т).

 

Выручка от продажи нефтепродуктов на территории Беларуси, таким образом, является почти чистым доходом страны. Исходя из сегодняшних цен на нефтепродукты, валовая выручка за 5 месяцев от продажи почти 3 млн тонн нефтепродуктов составляет около. Для сравнения, ВВП Беларуси за 5 месяцев текущего года – BYR228,6 трлн. За минусом отрицательного сальдо внешней торговли нефтью и нефтепродуктами ($225,9 млн) и импортными составляющими расходов на переработку нефти получается, что экспортно-импортные операции с нефтью и нефтепродуктами в текущем году приносят стране около 8-9% ВВП, А вместе со стоимостью собственной нефти, нефтяной сектор Беларуси дает около 10% ВВП. При этом доля всей промышленности Беларуси (добывающей и обрабатывающей, включая нефтяной сектор) в ВВП страны – менее 30%.

 

 

Естественно, именно дешевая российская нефть является источником такого подъема. Украина в январе-мае закупала нефть по средней цене 847 $/т, а нефтепродукты – по 996$/т (средняя цена, у России – по 924 $/т). Средняя мировая цена нефти марки «Urals», по данным российской статистики, за 5 месяцев – 783 $/т. Если бы для Беларуси были такие цены, то вместо сегодняшних $226 млн за январь-май, чистые расходы на нефтяной импорт составили бы минимум $2,3 млрд за тот же объем. То есть, российские преференции за первые 5 месяцев 2013 года позволили сэкономить более $2 млрд.

 

bdg.by

Роснефть поставит в РБ около 10 млн нефти. 21.by

МИНСК, 15 фев — Sputnik. Нефтегазовый спор между Минском и Москвой еще не нашел своего разрешения, и нет окончательной ясности в вопросе, сколько же российской нефти сможет импортировать Беларусь в 2017 году.

Тем более неожиданной стала новость о том, что "Роснефть" готова поставить в Беларусь до 10,2 миллиона тонн нефти в 2017 году.

Как следует из распространенного во вторник сообщения компании, "Роснефть" в четвертом квартале 2016 года заключила контракты на 2017 год на поставку нефти в Беларусь общим объемом до 10,2 миллиона тонн.

Это чуть меньше половины от годовой потребности белорусских НПЗ.

Sputnik анализирует текущее состояние нефтяных договоренностей между Россией и Беларусью и возможности загрузки белорусских НПЗ.

Сколько нефти в дефиците?

На данный момент в Минске никто не может сказать, сколько именно нефти будет поставлено в республику из РФ в текущем году. Это зависит от того, когда и на каких условиях будет разрешен нефтегазовый спор. Переговоры идут на уровне вице-премьеров двух стран — Владимира Семашко с белорусской стороны и Аркадия Дворковича с российской. Последний их раунд состоялся в минувшую субботу, какой-то конкретики в договоренностях стороны не достигли. Во вторник министр энергетики РФ Александр Новак сообщил, что переговоры продолжаются. У белорусской стороны есть безусловное понимание того, что газовый долг должен быть погашен.

Представители белорусской нефтеперерабатывающей отрасли полагают, что в зависимости от того, как скоро и в каком виде этот долг будет погашен — сразу, частями или будет реструктуризирован — решится и вопрос с поставками российской нефти в Беларусь.

Полная годовая потребность белорусских НПЗ составляет 24 миллиона тонн.

Однако в конце прошлого года российская "Транснефть" заявила о планах поставить в Беларусь только 18 миллионов тонн. Сейчас, по неофициальным данным, в РФ обсуждается возможность дальнейшего снижения поставок — до 16, а возможно и до 12 миллионов тонн.

То есть дефицит нефти для белорусских НПЗ, при реализации этих намерений, может составить от 6 до 12 миллионов тонн, хотя большинство белорусских экспертов и участников отрасли сходятся во мнении, что объем импорта снизится до 16 миллионов тонн. Таким образом, Минску потребуется "притянуть" на свои НПЗ около 8 миллионов тонн.

Традиционными поставщиками нефти для них выступают крупные российские компании — "Роснефть", "Газпром нефть", "Лукойл" и "Сургутнефтегаз".

В минувшем году "Газпром нефть" поставила в Беларусь примерно 1,7 миллиона тонн нефти, это примерно на четверть меньше, чем в 2015 году. В конце декабря Совет директоров компании рассмотрел планы на 2017 год, однако объемы поставок в Беларусь в них никак не оговорены.

При этом две компании из "большой четверки" поставщиков имеют прямую заинтересованность в обеспечении ресурсами белорусских НПЗ: "Роснефть" и "Газпромнефть" через принадлежащую им на паритетных условиях "Славнефть" контролируют 42,58% акций в Мозырском НПЗ.

Кроме того, "Газпром нефть" и "Лукойл" имеют в Беларуси собственные сети автозаправок.

Однако в прошлом году российские компании практически не занимались в Беларуси переработкой нефти на давальческих условиях — из-за снижения стоимости нефтепродуктов на мировых рынках и особенностей налогового маневра в РФ это стало для них невыгодным. В прежние годы работа на белорусских НПЗ на условиях процессинга была главным фактором заинтересованности российских НК в белорусских поставках.

Где взять недостающее сырье?

Сегодня в Минске понимают, что в случае возникновения серьезного дефицита нефти в 2017 году Беларуси придется в срочном порядке искать альтернативы. Для производства топлива для внутреннего рынка стране требуется порядка 5-6 миллионов тонн нефти, однако экспорт нефтепродуктов до сих пор остается основным донором белорусского бюджета. Кроме того, от поступления пошлин за экспорт нефтепродуктов формируется дефицит бюджета, который в полном объеме направляется на погашение внешнего госдолга страны.

В текущем году Беларусь продолжает проходить пик выплат по внешнему долгу, и даже нефтяные пошлины не в полной мере покрывают эту статью расходов.

В республике добывается немногим более 1,6 миллионов тонн нефти, и вся она экспортируется — в основном, в Германию. Для Минска экспорт сырой нефти собственной добычи гораздо выгоднее, чем ее переработка на белорусских НПЗ.

Однако еще в конце минувшего года в ПО "Белоруснефть" не исключали, что часть белорусской нефти может быть направлена на переработку в республике.

Придется судиться, убеждать и доказывать

Исходя из предполагаемых объемов дефицита — 6-12 миллионов тонн — участники рынка также сходятся во мнении, что белорусским властям придется в срочном порядке решать вопрос с доставкой азербайджанской или любой другой нефти по магистральным трубопроводам.

Но это также означает, что Минску придется убеждать украинскую сторону в том, что этот проект будет долгосрочным, гарантировать четкие объемы поставок по развернутому вновь нефтепроводу "Одесса-Броды" и решить, наконец, затянувшееся судебное дело о праве собственности на технологическую нефть. Напомним: этой нефтью заполнена перемычка этого нефтепровода, которая соединяет его с идущим на Мозырский НПЗ отрезком нефтепровода "Дружба".

Гораздо серьезнее выглядит проект поставок альтернативной нефти "по трубе" на "Нафтан". Для этого придется реанимировать северный участок "Дружбы", транзит по которому был прекращен в 2006 году. Здесь Беларусь также ожидает судебный иск с компанией Lat Ros Trans — процесс о праве собственности на технологическую нефть, которой заполнена труба, начался в 2011 году и до сих пор не завершен.

Кроме того, в Минске понимают, что латвийская компания — дочерняя структура российской "Транснефти". Поэтому, для возобновления поставок нефти на "Нафтан" по северной ветке "Дружбы" с терминалов порта Вентспилса Беларуси все равно придется как-то договариваться с российским собственником.

Привезти в республику по железной дороге даже 6 миллионов тонн нефти все участники рынка считают нереальным, и опыт 2010-2011 годов это убедительно доказал. При планах поставлять в год на белорусские НПЗ до 8 миллионов тонн венесуэльской нефти в год суммарные поставки за 2 года составили немногим менее 1 миллиона тонн, и это было безумно дорого.

Впрочем, тогда именно организацию такой альтернативы в Минске называли главным козырем, который заставил российскую сторону смягчить условия "нефтяного эмбарго", как его тогда называли, для Беларуси.

Сработает ли этот механизм вновь, время покажет.

Лукашенко готов купить у РФ нефтеперерабатывающую "малышку" >>

 

Теги: Новости, Минск

 

 

Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:

На вашем ресурсе это будет выглядеть так

Планы остальных традиционных поставщиков пока не известны, нефтегазовый спор продолжается. Если российская нефть окажется в дефиците, НПЗ придется искать ей...

 

news.21.by