Интересный обзор по нефти для прогноза грядущих цен. Проблема обесценивания нефти


Как падение цен на нефть влияет на экономику в мире

США, 30 ноября – Новости. Цена на нефть достигла очередного минимума – 70 долларов за баррель. В связи с последним решением Организации стран-экспортеров (ОПЕК) не снижать объемы добычи, можно прогнозировать дальнейшее падение стоимости «черного золота».

В интервью австрийской газете Die Presse глава «Роснефти» Игорь Сечин высказал предположение, что глобальный рынок нефти сегодня стоит на пороге большого передела.  «Ряд предприятий долго не выдержат низкой цены на нефть. Кризис приведет к перераспределению рынка. И из-за нетрадиционной добычи в США мы стоим на пороге большого передела», – сказал Сечин.

В последние несколько лет США поставили перед собой задачу стать первым в мире экспортером нефти. Прежде всего, за счет использования сланцев. Но как только к середине нынешнего года объем добываемой нефти в США сравнялся с количеством добываемого сырья в Саудовской Аравии, цена на него стала стремительно падать.

Проблема добычи сланцевой нефти заключается в ее высокой себестоимости. По оценкам экспертов, в разных штатах Америки она колеблется от 40 до 85 долларов за баррель, а в среднем по стране составляет 75 долларов. Нынешнее состояние мирового рынка делает добычу на сланцевых месторождениях невыгодной. Если цены продолжат падать, то американские компании будут вынуждены свернуть свою работу.

Это позволит странам ОПЕК, прежде всего Саудовской Аравии и другим странам Персидского залива, легче диктовать свои условия на рынке. Но во многом именно желание Вашингтона снизить зависимость от импорта нефти из Саудовской Аравии и обусловило «сланцевую революцию». На сегодняшний день необходимость США иметь стабильного поставщика вынуждает часто Америку втягиваться в самые различные авантюры Эр-Рияда, который ставит своей целью распространение в мире весьма сомнительных идей. Есть все основания полагать, что именно из-за зависимости от Саудовской Аравии США пришлось активно участвовать в конфликтах в Ливии и Сирии.

Однако попытка Вашингтона снизить зависимость от стран Персидского залива с помощью развития новых технологий вызвала ответные действия со стороны арабских государств. На последнем саммите ОПЕК министр нефти Объединенных Арабских Эмиратов Сухейль аль-Мазруи сказал вполне откровенно: «США начинали, как скромный разработчик сланцевых месторождений, а теперь стали крупным поставщиком. Но новички должны учитывать фундаментальные правила игры. Переизбыток нефти на рынке повредит и им, и всем остальным».

Другой негативный аспект в снижении цен на нефть заключается в открытии новых возможностей для экономического роста Китая. Державшаяся долго цена в 100 долларов за баррель была очевидным препятствием для развития Поднебесной, теперь это обстоятельство уходит в прошлое.

Но совершенно очевидно, что падение цен на нефть скажется отрицательно на нашей стране. Ведь значительная доля доходов казны формируется за счет экспорта углеводородов. Бюджет на следующий год составлен, исходя из средней цены в 96 долларов. Удерживать экономику от краха помогает только девальвация рубля, негативно сказывающаяся на уровне потребления россиян. Так что если наш главный геополитический конкурент – Соединенные Штаты – при новом переделе нефтяного рынка и потерпит убытки, то Россия от этого точно не выиграет.

По мнению Игоря Сечина, исправить ситуацию помогут меры дипломатического характера. Международное энергетическое агентство и секретариат Энергетической хартии не эффективны, а потому необходимо создание международного Совета рынка. «Перспективу имеют не картельные организации, а создание Совета рынка, в который должны быть включены как производители нефти, потребители нефти, так и представители регуляторов», – заявил глава «Роснефти». Насколько эффективна будет такая мера, пока неизвестно.

– Низкие цены на нефть затрагивают фундаментальные показатели нашей экономики, – говорит руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. – В своих прогнозах до недавнего времени мы были слишком оптимистичны. Мы думали о разведке труднодоступной нефти в Арктике. Просчитались и американцы, развивая добычу сланцевой нефти. Теперь все эти проекты будут пересматриваться, нынешняя конъюнктура не позволяет говорить о форсировании сроков реализации этих проектов.

По сути, первая половина 2014 года и весь 2013 год было премиальным временем. Цена за баррель была свыше 100 долларов и иногда доходила до 120 долларов. Это провоцировало нефтяные компании начинать долгосрочные проекты. Нынешнее снижение привело к стратегическому перелому. И Америке придется поубавить свои претензии стать в будущем ведущим экспортером нефти, теперь эта мечта останется в разряде утопий.

«СП»: – Вряд ли США хотят отказаться от своих планов и попасть в еще большую зависимость от государств Персидского залива.

– США как были, так и остались крупнейшим импортером нефти. Для компаний по добыче сланцевой нефти наступили тяжелые времена, но в целом для американской экономики дешевая нефть выгодна.

Сложившаяся конъюнктура выгодна и для Китая – главного конкурента США. Для КНР это стимул начать прирост темпов экономического роста, который и сейчас намного выше, чем в США или в Европе. Так что у падения цен на нефть есть и оборотная сторона медали.

«СП»: – Как отразится нынешняя ситуация на нас?

– Скорее всего, будет корректировка бюджетной политики, затраты будут сокращать. Частично «пробелы» будут закрывать за счет резервов. С другой стороны, падение курса рубля несколько нивелирует снижение доходов бюджета. Нефть подешевела на 30%, а рубль ослаб почти на 40%, так что мы даже немного выигрываем.

Когда цены на нефть были высокие, то надо было не на словах, а на деле стремиться к новому технологическому укладу. К сожалению, экономические законы, административные барьеры не позволили сделать это. Теперь, когда возникли сложности, перспектив устойчивого развития страны стало меньше, придется прибегать к антикризисным методам управления.

Безусловно, ослабление своей валюты всегда приводит к потерям у наиболее уязвимых слоев. У нас много импортных товаров, они будут дорожать. Первое время мы будем еще держаться за счет складских запасов, но потом переписывание ценников неизбежно. Вырастут цены на автомобили, на товары народного потребления, на продукты питания. Естественные монополии будут говорить о том, что им надо обеспечить свои инвестиционные программы, и тарифы вырастут. Это вызовет разгон инфляции.

«СП»: – Насколько оправдана инициатива создать международный Совет рынка?

– В принципе, инициатива интересная. Вопрос в статусе Совета. Не понятно, как новая организация сможет давать разные сигналы рынку. В чем будет ее инструмент влияния? Хорошо, если появится еще одна площадка для консультаций, но на цены ее рекомендации будут влиять очень опосредованно. А так, консультации между продавцами и покупателями полезны. Сечин прав, что Международное энергетическое агентство действует очень ангажировано в интересах США, завышая часто экономические успехи Америки и занижая роль Российской Федерации на мировом энергетическом рынке.

– Снижение цен на нефть произошло не на ровном месте, причины явления вполне субъективные, связаны с желанием стран ОПЕК уменьшить число конкурентов. Прежде всего, речь идет о сланцевых проектах. При цене свыше 100 долларов за баррель они становятся реальным конкурентом странам ОПЕК, – подчеркивает главный специалист по экономической безопасности Академии при президенте РФ Вениамин Вутянов. – У стран ОПЕК даже не было задачи договориться о снижении поставок нефти, так что в будущем падение цен продолжится. Вряд ли кто-то сможет спрогнозировать, насколько они могут упасть. Но конечная цель саудитов и других стран Персидского залива это сделать добычу, транспортировку и переработку сланцевой нефти нерентабельными.

Как только рентабельность американских сланцевых проектов дойдет до нуля, мы сможем говорить об изменениях тенденций на рынке. После того, как рентабельность у американцев исчезнет, потребуется еще какое-то время на полное сворачивание проектов. Чтобы это была не временная пауза, а ситуация абсолютной неспособности производить сланцевую нефть. Подобный процесс производства достаточно сложный, и если его остановить, то запустить его снова будет очень тяжело. Мы видим это на примере хотя бы нашего машиностроения. Есть ресурсы, есть желание политических кругов возродить эту отрасль, но так просто это не получается. Если американские компании производство свернут, то потом они смогут восстановить его с большим трудом, работающие в сфере сланцевых изысканий корпорации просто уйдут из отрасли.

«СП»: – Как отразится нынешняя ситуация на разных государствах?

– Безусловно, выиграет Саудовская Аравия. Что касается Ирана, то здесь больше политики, чем экономики, так что предсказывать трудно. Всё зависит от смягчения санкций, с точки зрения экономики нет предмета для обсуждения.

С Китаем не всё однозначно. Дешевая нефть может помочь развить производство. Но процесс этот длительный, требующий среднесрочного и долгосрочного планирования. За короткие сроки изменить производственные отрасли просто невозможно. Но если низкие цены на нефть будут держаться долго, то шанс у КНР есть.

Вообще, Китай так устроен, что пытается выиграть при всех возможных сценариях. Любые противоречия, санкции, рост экономик и спады китайцы используют для реализации своей цели выйти на первое место в мире.

«СП»: – Что делать сегодня России?

– Россия от низких цен не выиграет. При этом мы практически не можем влиять на ситуацию. Снизить объемы добычи мы не можем, волю ОПЕК мы всё равно не переломим. Как ОПЕК, который влияет на цену с помощью изменений объемов продаж, мы вести себя не можем.

Тем более что почти 60% бюджета у нас формируется за счет экспорта углеводородов. В нынешней ситуации сокращать добычу смерти подобно. Нам остается только смириться.

У нас выбрали тактику снижения курса национальной валюты. Так что снижение доходов бюджета будет минимальным, ведь казна формируется в рублях. Но при сбалансированном бюджете будут страдать граждане, их реальные доходы будут падать. Нынешняя конъюнктура мирового рынка приведет только к падению платежеспособности жителей России.

«СП»: – Создание международного Совета рынка поможет исправить ситуацию?

– Я не вижу подоплеки для создания такой организации. Объективно это не нужно ни одной стране. Да и повлиять новая организация ни на что не сможет.

Это просто в нашем менталитете создавать какой-нибудь орган, над ним еще один. В Европе, США, в странах ОПЕК пытаются сокращать штаты и не создавать лишние организации. Если нужен один человек для работы, то будет трудиться один человек. Это у нас создадут отдел, наймут средних менеджеров, над ними поставят высших менеджеров, директора, контролирующий орган.

Все стремятся к тому, чтобы получить свою выгоду и в максимальном объеме, не важно идет речь о финансах или о политических дивидендах. Для этого никакой новый совет не нужен.

«СП»: – Будут ли США спасать свои сланцевые проекты?

– США спокойно на нынешнее положение дел смотреть не будут. Они известны своим стремлением удержать мировое господство. Ни для кого не секрет, что США - это пятая часть мировой экономики, а главным платежным средством в мире остается доллар. Для сохранения своего статуса Америка может затевать вооруженные конфликты, влезать во внутренние дела других стран, давить экономическими рычагами.

Сегодня нефть в мире во многом распределяется американскими посредническими компаниями. На бирже продается даже не сама нефть, а возможности ее продать и купить в определенных количествах и через определенные промежутки времени. Несмотря на такие мощные рычаги, США пока не удается изменить ситуацию на рынке.

Важно, какая цена может быть критической для разных стран. Саудовская Аравия спокойно выдержит и 40 долларов за баррель. У нас бюджет на будущий год сверстан при цене в 96 долларов, и даже страшно представить, что будет, если цена будет 40.

В принципе, в нынешней ситуации Россия могла стать союзником Соединенных Штатов, но в связи с украинскими событиями мы стали противниками. Саудовская Аравия просчитала ситуацию и воспользовалась моментом. Фактически нет сил, которые могли бы объединиться и противостоять ее планам, а по отдельности никто повлиять на рынок не может.

«СП»: – Возможно ли, что США захотят избавиться от шантажа Саудовской Аравии асимметричными мерами?

– Предсказывать сложно, хотя ничего не исключено. Ведь сложно было представить и переворот в Ливии. Я достаточно хорошо знаю, как там обстояла ситуация. Средний класс в стране был достаточно устойчивым. Когда беженцы покидали страну из-за войны, то в своих машинах люди везли не ковры и шмотки, как сейчас украинцы, а коробки с валютой и золотом. И всё равно США нашли силы, на которые смогли воздействовать и дестабилизировать обстановку в Ливии. Саудовская Аравия сегодня довольно устойчивое государство, значителен средний класс. Хотя везде можно придумать поводы для вмешательства, но объективных оснований для военного вторжения в Саудовскую Аравию нет.

«СП»: – Может, мы могли бы найти какие-то способы снизить влияние конъюнктуры нефтяного рынка в сотрудничестве с Китаем?

– Мы дружим с Китаем не по любви, а потому что нас не любят на Западе. Мы просто вынуждены дружить с Китаем, и в Пекине это понимают. Во-вторых, китайские товары и технологии хуже европейских и американских.

Что касается сотрудничества в нефтегазовой сфере, то тут всё неоднозначно. Все знают, по каким ценам будут продавать нам товары китайцы, но никто не знает, по каким ценам «Газпром» будет поставлять газ в КНР. В экспертном сообществе ходит цифра в 150-200 долларов за тысячу кубометров, притом что европейцы покупают в среднем за 400 долларов. Китайцы готовы покупать больше, но дешевле.

Получается, что мы дружим с Китаем потому, что больше с нами никто не дружит. Но не стоит забывать, что сегодня КНР это прагматичное государство, которое думает о выгоде. Китайцы считают деньги, живут холодными и очевидными цифрами, а не эмоциями и рассказами о дружбе, как некоторая часть нашего руководства. Для меня экономическая выгода от сотрудничества с Китаем под большим сомнением.

Источник: http://svpressa.ru/economy/article/105561/?rss=1

Читайте также:

www.news-usa.ru

Российские нефтяники серьезно сокращают нефтедобычу на фоне обесценивания черного золота

Российские нефтяные компании резко сокращают экспортные поставки нефти, сообщает газета "Ведомости". По оценкам аналитического отдела Newsader, это может быть косвенным свидетельством падения добычи, себестоимость которой в РФ значительно превысила ее текущую стоимость продажи на мировых рынках.

По данным издания, нефтяники планируют прокачать в этом году лишь 215,8 млн т – на 6,4% меньше, чем в 2015 г., сообщил вице-президент "Транснефти" Сергей Андронов. Это обстоятельство контрастирует с ситуацией 2014 г., когда прокачка нефти по трубопроводной системе "Транснефти" выросла на 0,7%, а экспорт – почти на 7%.

Старший аналитик инвестгруппы "Атон" Александр Корнилов заявил, что "при текущих низких ценах на нефть рекордный для нефтедобычи 2015 год не повторится в ближайшее время". Аналогичного мнения придерживается директор Small Letters Виталий Крюков. Он указал, что в настоящее время "отдельные проекты откладываются", пояснив, впрочем, что речь идет о новых проектах. По его данным особенно сильное снижение объемов извлечения нефти из недр земли наблюдается в Западной Сибири — основном регионе добычи. Там "Роснефть" и "Лукойл" снизили производство соответственно на 3,3% и 6,1%.

Автор "Ведомостей" напоминает, что к прочим проблема российских нефтяников в последнее время добавился еще и фактор Саудовской Аравии, начавшей вытеснять российскую нефть из Европы. Около трех месяцев назад Saudi Aramco начала поставки нефти в Польшу и теперь готовится заключить контракт с PNK Orlen. Конкурентная война сразу же сказалась на цене Urals, снизив ее примерно на $1,5.

"Поставки нефти в Европу из Саудовской Аравии, вероятно, негативно влияют на цену Urals, — говорилось в отчете ЦБ РФ. — Дисконт цены Urals с поставкой в Роттердам к цене Brent вырос до $3,35 за баррель по сравнению с обычной величиной дисконта, не превышающей $2 за баррель".

В свою очередь Крюков напоминает и о факторе иранских нефтедобытчиков, которые окажут на российских нефтяников дополнительное давление.

"Иран может демпинговать, – выразил мнение эксперт. — Для российских компаний это риск потерять долю на этом рынке".

Напомним, что в последние сутки нефть эталонной марки Brent на Нью-Йоркской бирже опускалась ниже психологически значимой отметки в $30, достигая в отдельные моменты $29,72 за бочку. Российский сорт нефти Urals торгуется около $27.

"Шок и трепет" для российских нефтяников

Как сообщалось ранее, начало рабочего года в России ознаменовано "шоком и трепетом" в связи со стремительно пикирующей ценой на нефть и отправляющимся вслед за ней фондовым и валютным рынками РФ. Главное последствие нынешнего падения нефтяных котировок для России — этот тот факт, что мировые цены на черное золото упали ниже себестоимости нефтедобычи на большинстве разрабатываемых в РФ скважинах.

Партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин, на которого ссылается издание Газета.Ру, констатировал фактическую катастрофу для российских нефтяников, которым при нынешних ценах на черное золото становится попросту невыгодно его добывать.

"Средняя себестоимость добычи (на всех проектах), например, у «Роснефти» сейчас составляет $35–37", — рассказал Крутихин, добавив, что российские нефтяные компании в настоящее время докачивают последние остатки лекгоизвлекаемой нефти на старых месторождениях, где уже не требуются инвестиции. Со своей стороны поясним, что нынешняя цена на российский сорт нефти Urals составляет ниже $29. Это означает, что стоимость ее продажи примерно на 20% ниже затрат на ее добычу. Добавим, что сами инвестиции сделать не так просто, если учесть, что Запад блокировал поставки в РФ нефтедобывающее оборудование и запретил брать займы на внешних рынках.

Таким образом, от низких цен на нефть пострадают не американские сланцевые компании, как об этом часто говорят официозные СМИ РФ, а именно российские, считает аналитик.

"…Для российской нефтяной отрасли ситуация уже выглядит достаточно неприятной, — предупреждает эксперт, которого цитирует издание. — Российские компании из-за низких цен вынуждены отказываться от долгосрочных проектов, окупаемость которых составляет 10–15 лет, а также от добычи трудноизвлекаемой нефти, так как там очень велика себестоимость добычи — до $80 за баррель", — резюмировал он, отметив, что американские нефтедобытчики работают в "синусоидном" режиме: при падении нефтяных цен они временно останавливают работу, однако возвращаются к добыче сразу после повышения котировок — именно это и сдерживает стоимость нефти от стабильного роста.

Нефть по $10 

Как сообщалось ранее, аналитики Standard Chartered (SC) допускают снижение цены на нефть в ближайшей перспективе до $10 за баррель. Со своей стороны эксперты Goldman Sachs допустили снижение стоимости нефти до $20.К соответствующему нефтяному пике готовятся и биржевые трейдеры, часть которых приобретает опционы, позволяющие им продать фьючерсы на нефть Brent по $25. Это же развитие событий предусматривают в своих пессимистических сценариях и специалисты "Сбербанка".

Накануне говорилось, что российская казна опустеет в 2016 году при нефти по $30. В свою очередь Владимир Путин выразил уверенность, что снижение нефтяных котировок пойдет на пользу российской экономике, и признался, что при высоких ценах на нефть "очень трудно удержаться от использования нефтяных доходов на текущие расходы".

На фоне нефтяного кризиса правительство готовит очередное урезание уже принятого на 2016 год бюджета. На первом этапе бюджет будет сокращен на 10%. В дальнейшем в течение года он может быть секвестирован еще на 10%.

Александр Кушнарь, Newsader

newsader.com

Интересный обзор по нефти для прогноза грядущих цен.: bulochnikov

Обвал цен на нефть оказывает разрушительное воздействие на экономику всех крупных производителей нефти. И дело не только в том, какова безубыточная цена для каждой из стран. Главное – это минимальная цена, позволяющая финансировать расходы государственного бюджета. В условиях падения цены на нефть до 30 долларов за баррель наблюдается резкий рост бюджетных дефицитов, что в свою очередь провоцирует нарастание глобальной экономической нестабильности. Фактически, бюджеты почти всех стран крупных экспортеров нефти требуют цены не ниже 80 долларов за баррель, причем для некоторых из них, например, для России, эта цифра составляет 100 долларов за баррель. Более того, цена спад нефтяных цен в 2015 году сыграл решающую роль в процессе массового бегства капитала из африканской нефтедобывающей промышленности, например, в Нигерии, которой для балансирования бюджета требуется цена на нефть на уровне 120 долларов за баррель.

Россия: 110 долларов за баррель для баланса бюджета (52 процента доходной части), 20 долларов за баррель – точка безубыточности

Россия, третий крупнейший производитель нефти в мире и второй крупнейший экспортер, остается в состоянии войны, направленной главным образом на отвлечение внимания собственного населения от экономического коллапса. Военные амбиции российского «царя» Путина распространяются далеко за пределы украинского конфликта и военных операций в Сирии под предлогом борьбы с джихадистами. На самом деле главными приоритетами России в этой сфере были и остаются противодействие экспансии американской военной империи и нанесение ущерба Европейскому союзу при каждом удобном случае. Именно эти две угрозы являются для Москвы главными, а вовсе не какой-то разгул религиозных фанатиков в сирийской пустыне. Таким образом, российская военная кампания в Сирии главным образом направлена на нанесение урона ЕС и противодействие американскому влиянию в регионе.

Иллюстрацией кризиса, который переживает сегодня российская экономика, может служить факт, что России для баланса бюджета нужна нефть на уровне 110 долларов за баррель. Иначе говоря, при снижении цены на 1 доллар ниже 110 Россия теряет приблизительно 2 миллиарда долларов доходов в год, а ее добывающей промышленности для обеспечения безубыточности нужна цена нефти около 20 долларов за баррель, и этот уровень может быть пробит в текущем году.

Падение цен до нынешнего уровня около 30 долларов за баррель означает колоссальные убытки в размере более 160 миллиардов долларов в год. Снижение цен уже привело российскую экономику в состояние глубокой рецессии. Она продолжалась весь 2015 год и, судя по всему, будет только набирать обороты в 2016-м, причем накопленные с большим трудом валютные резервы могут полностью истощиться к концу нынешнего года. Хотя дрожащее от страха население сегодня ведет себя спокойно, если цена на нефть не восстановится или, что еще хуже, продолжит падение до 20 долларов за баррель, Россия окажется на грани катастрофы, причем возможно возникновение паники и крупных мятежей гражданского населения, которые могут привести использованию войск, как ранее это сделала Украина.

Китай: 30 долларов за баррель – точка безубыточности

Большинство людей не знает, что Китай является четвертым в мире крупнейшим производителем нефти, хотя весь ее объем предназначается для внутреннего употребления, и еще больший объем импортируется. Экономический спад в Китае – один из основных факторов обвала мировых цен на нефть, который отражается на состоянии глобальных финансовых рынков. Таким образом, хотя низкие цены на нефть могут оказывать позитивное воздействие на китайскую экономику, другие факторы, как например, избыточное предложение, существенно перевешивают стимулирование за счет низких цен, и никаких признаков оздоровления в 2016 году не ожидается.

В сущности, низкая цена на нефть ударит по китайским производителям и переработчикам не менее сильно, чем по крупным западным нефтяным гигантам, что уже происходит, судя по предпринимаемым китайскими властями мерам. Таким образом, несмотря на то, что Китай является крупным потребителем и импортером нефти, он также нуждается в поддержании уровня цен не ниже 40 долларов за баррель. В противном случае ущерб перевешивает преимущества. Так или иначе, по всей вероятности, в течение большей части 2016 года Китай не сможет вызвать фундаментальный разворот нынешних тенденций в области глобального спроса на нефть.

С точки зрения нестабильности, слабеющая экономика, скорее всего, подтолкнет Китайскую империю, воодушевленную своим новым парком авианосцев, продолжать расширение зоны доминирования в азиатском регионе. Наиболее характерным примером этого является строительство искусственных островов на рифах Южно-китайского моря, региона, на который заявляют свои прав несколько других стран, включая Филиппины и Малайзию. А это в свою очередь может вызвать эскалацию противостояния между американскими и китайскими военными кораблями.

Иран: 70 долларов за баррель для обеспечения баланса бюджета, 25 долларов за баррель – точка безубыточности

Продолжающееся потепление ирано-американских отношений может потенциально привести к существенному росту предложения нефти, поскольку Иран обладает самыми крупными запасами нефти в мире и вторыми по объему запасами газа. В то же время, для доведения производства до 1 миллиона баррелей в день ему потребуется весь 2016 год. Впрочем, в ближайшее время Тегеран может выбросить на рынок 50 миллионов баррелей нефти из своих хранилищ. Надежды на укрепление экономики за счет экспорта нефти стремительно тают, поскольку цена в 30 долларов за баррель существенно ниже минимума в 70 долларов, необходимого для покрытия государственных расходов Ирана.

Снятие санкций означает, что даже если Иран фактически не откроет свои нефтяные краны, одной только возможности сделать это в любое время будет достаточно, чтобы оказывать давление на мировые цены в течение всего 2016 года. Это особенно актуально, учитывая внутренние и внешнее факторы, подталкивающие Тегеран к увеличению доходов, среди которых можно выделить гибридную войну против Саудовской Аравии в Сирии и Йемене, которая в то же время способствует поддержанию его влияния и контроля над шиитским Ираком.

Саудовская Аравия: 100 долларов за баррель для баланса бюджета (85 процентов доходной части), 10 долларов за баррель – точка безубыточности

Те, кто внимательно следил за поведением Саудовской Аравии в ожидании признаков сокращения объемов добычи, были крайне разочарованы, поскольку вместо этого Саудовская Аравия довела объем производства нефти до 10,2 миллиона баррелей в сутки (в прошлом году этот показатель составлял 9,6 миллионов баррелей в сутки) и таким образом способствовала еще более значительному падению цен. Эта политика многими масс-медиа воспринимается как элемент «войны против сланцевой индустрии США», направленной на уничтожение конкуренции, в том числе со стороны американских производителей. Однако, несмотря на наличие 620 миллиардов долларов резервов, большая часть из которых размещена в фондах национального благосостояния, Саудовская Аравия не защищена от нестабильности, вызванной падением цен на нефть. Дело в том, что ее резервные фонды уменьшаются со скоростью 100 миллиардов долларов в год, поскольку 85 процентов доходов бюджета обеспечивается за счет экспорта нефти.

Фактически, вместо того, чтобы благоденствовать за счет государственных расходов, Саудовская Аравия ведет две весьма дорогостоящие гибридные войны против Ирана в Сирии и против Йемена, причем с каждым днем увеличивается риск полномасштабной войны между Ираном и Саудовской Аравией, которая способна вызвать как минимум временный рост цен на нефть.

Итак, вместо запланированного Саудовской Аравией разгрома и вытеснения конкурентов за счет низких цен на нефть, в реальности происходит дестабилизация этой тоталитарной страны, ведущей многочисленные гибридные войны и сталкивающейся с внутренними мятежами. Не следует забывать, что Саудовская Аравия представляет собой семейную диктатуру, удерживающую власть исключительно за счет террора и ограбления простых граждан, нефтяные запасы которой стремительно тают. Исходя из этого, в долгосрочном периоде американская сланцевая индустрия, похоже, потеряет свое приоритетное значение в списке угроз для тоталитарного саудовского режима.

Главная проблема этого режима в том, что он прогнил до основания. Существуют в буквальном смысле сотни честолюбцев, готовых в любой момент разжечь пламя межконфессионального конфликта, как в соседних странах, так и в самой Саудовской Аравии. Они приобретают все большую власть по сравнению с хрупким центром, рассеивая семена трудно вообразимой на сегодняшний день революции или даже гражданской войны, не говоря уж о возможности прямого военного столкновения с Ираном.

Сам факт того, что Саудовская Аравия до сих пор не сократила объем нефтедобычи, является весьма красноречивым. Он ясно указывает, что Саудовское тоталитарное фундаменталистское государство опасается главным образом трех факторов.

  1. Собственного населения
  2. Обесценивания нефти вследствие возникновения новых возобновляемых источников энергии на фоне климатических изменений
  3. Всего, что связано с шиитами, которых саудовская ваххабитская идеология считает вероотступниками

Исходя из сказанного, независимо от того, как громко остальные члены ОПЕК будут призывать Саудовскую Аравию сократить добычу, этого не произойдет. В сущности, не было бы ничего удивительного, если бы Эр-Рияд пошел даже на дальнейшее наращивание объемов добычи в попытках монетизировать остающуюся в земле нефть, пока еще есть желающие ее приобрести, прежде чем Иран вернется на рынок в полную силу.

Именно этим объясняется факт, что Саудовская Аравия недавно объявила о намерениях приватизировать свою нефтяную промышленность (государственную компанию Aramco). Она понимает, что 266 миллиардов баррелей нефти, находящиеся в ее месторождениях, могут обесцениться задолго до того, как они будут добыты и проданы, а следовательно целесообразно заранее продать все эти запасы дилетантам-инвесторам.

К концу 2016 года некоторые из вышеупомянутых саудовских честолюбцев приобретут достаточную известность, чтобы попасть на страницы официальной прессы, поскольку спровоцированные ими акты насилия приведут к региональной нестабильности. Недавние казни в Саудовской Аравии – это лишь слабое предвестие грядущих событий.

Ирак: 80 долларов за баррель для баланса бюджета, 12 долларов за баррель – точка безубыточности

Ирак по-прежнему отчаянно пытается восстановить свои разрушенные города, после десятилетнего опустошительного набега Соединенных Штатов и их союзников под вымышленным предлогом. Поводом для нападения стала ложь об оружии массового поражения, готовом обрушиться на Европу в течение 45 минут, а его последствия до сих пор продолжают терзать Ирак, который фактически остается разделенной между шиитами и суннитами страной. После ухода Америки единственная надежда, что Ирак сможет восстановить свою экономику, базировалась на огромных запасах нефти, которых при цене в 100 долларов за баррель было бы более чем достаточно для центрального правительства чтобы залатать все трещины и перекупить все конкурирующие группировки за счет нефтедолларов.

Однако, опять же несмотря на низкую точку безубыточности (12 долларов за баррель), цена в 30 долларов является недостаточной для того, чтобы удовлетворить потребности хрупкого иракского правительства. А это означает, что 2016 год может оказаться не менее тяжелым, чем прошедший 2015-й, из-за того, что попытки таких этнических групп как курды, а также суннитских и шиитских вооруженных формирований захватить контроль над нефтеносными регионами ведут к внутриконфессиональной войне. В сущности, курды к концу 2016 года могут превратиться в глазах внешнего мира в некое подобие ДАИШ, поскольку Курдистан стремится взять под контроль нефтяные месторождения на севере Ирака и забрать все доходы от продажи нефти себе, а это связано с риском войны между курдами и шиитским Ираком.

Соединенные Штаты Америки: 65 долларов за баррель – точка безубыточности

Общепринятой в Америке является точка зрения, согласно которой Саудовская Аравия вступила в ценовую войну, чтобы уничтожить сланцевую индустрию США. Однако, если взглянуть на реальные факты, гораздо более вероятно, что все обстоит как раз наоборот, то есть Америка ведет войну против Саудовской Аравии. Это подтверждается тем, что США практически удвоили объем производства нефти за последние десять лет, доведя его с 4,5 миллионов до 9 миллионов баррелей в сутки, и превратились в главного соперника Саудовской Аравии, чей объем производства сегодня лишь немногим превышает показатель десятилетней давности (10,2 против 9,7 миллиона баррелей в сутки)

Несмотря на всю очевидность, эта точка зрения остается «невидимой» для массовой пропаганды, распространяемой официальной прессой, которая вместо отражения реальных событий распространяет и бездумно повторяет обвинения в адрес Саудовской Аравии.

Производство сланцевой нефти в США достигло в 2015 году своего пика на уровне около 5,7 миллиона баррелей в сутки и сегодня снизилось до 5,15 миллиона. Ожидания более существенного спада в течение 2016 года в результате устойчиво низких цен ведут к массированному развалу сланцевой индустрии, который может закончиться уничтожением половины компаний и снизить выпуск как минимум на 2 миллиона баррелей в сутки, доведя его до уровня около 3 миллионов. Таким образом, общий объем нефтедобычи в США может к концу 2016 года упасть приблизительно до 7 миллионов баррелей в сутки. Поскольку нефтегиганты чувствовали бы себя комфортно при цене не ниже 60 баррелей в сутки, сокращение на сотни миллиардов долларов расходов на разведку и бурение в 2016 году приведет к дальнейшему сокращению числа рабочих мест в отрасли.

Итак, на основе анализа фундаментальных факторов можно заключить, что никаких признаков окончания периода низких цен в ближайшем будущем практически нет. Следует ожидать медленного процесса уничтожения приблизительно половины сланцевой индустрии США, что является единственным мирным путем восстановления стабильности на нефтяном рынке. Это в свою очередь означает, что достижение дна вряд ли приведет к возврату к цифрам, хотя бы отдаленно близким к 100 долларам за баррель. При этом имеется реальный риск дальнейшего снижения цен: учитывая фундаментальные факторы, вероятность достижения уровня в 20 долларов за баррель составляет 60 процентов, и хотя сегодня трудно представить, что цена может опуститься до 10 долларов, как предполагают некоторые аналитики (Standard Chartered), тем не менее это уже нельзя назвать абсолютно невозможным (вероятность – 20 процентов).

Приближается война!

Общий вывод состоит следующем: устойчиво низкая цена на нефть, гораздо ниже уровней, необходимых для финансирования государственных расходов, означает, что в 2016 году можно ожидать крупных событий, причем даже такие страны как Россия или Саудовская Аравия и Иран не защищены от катаклизмов. Нынешний тренд ведет к эскалации конфликта между Саудовской Аравией и Ираном. Впрочем, любая из этих тоталитарных стран может быть ввергнута в 2016 году в гражданскую войну, подобную тем, что разразились в Сирии и Ливии в последние несколько лет. Даже Россия не гарантирована от подобного исхода, причем наверняка многие разведслужбы Запада изо всех сил стараются добиться ее упадка, так же как и сама Россия прилагает усилия, чтобы разрушить влияние Европейского Союза и Соединенных Штатов на ее ближнее зарубежье.

Источник

bulochnikov.livejournal.com

Проблема - извлечение - нефть

Проблема - извлечение - нефть

Cтраница 1

Проблема извлечения нефти из неоднородных коллекторов приобретает в настоящее время все большее значение. Наиболее сложным видом неоднородных коллекторов являются трещиновато - пористые, к числу которых относятся и карбонатные пласты ряда месторождений Татарстана.  [1]

Проблема извлечения нефти из прикровельной, как правило, ухудшенной части пласта в настоящее время не решена.  [2]

Решение проблемы извлечения нефти из недр связано с определением объема неизвлекаемых в настоящее время запасов, исследованием факторов, влияющих на формирование остаточного объема нефти.  [3]

Решение проблемы извлечения нефти из недр связано с определением объема неизвлекаемых в настоящее время запасов, исследованием факторов, влияющих на формирование остаточного объема нефти. Объем неизвлекаемых запасов нефти в значительной степени зависит от особенностей и прочности физико-химических взаимодействий флюидов с поверхностью порового пространства нефтяных коллекторов.  [4]

Большое внимание привлекает проблема извлечения нефти, оставшейся в пластах после их заводнения. Возможность добычи нефти из обводненных пластов путем нагнетания в них газов под высоким давлением подтверждена экспериментально, успех внедрения такого процесса в конечном счете позволит повторно вовлечь в разработку крупнейшие месторождения.  [5]

В Советском Союзе проблема извлечения нефти из нефтенасыщен-ных песков решается по-иному, а именно путем шахтной добычи. Разработка вязких нефтей производится следующим образом. Шахта проходит продуктивный пласт, который дренируется несколькими скважинами. Нефть под действием силы тяжести идет самотеком и попадает в специальные канавки, расположенные на дне шахты и имеющие небольшой уклон для стока в нефтехранилище. Если продуктивный пласт находится ниже шахты, то нефть извлекается насосами через специальные скважины. Из подземного нефтехранилища на поверхность нефть подается также насосами.  [6]

И в заключение главы, посвященной проблемам извлечения нефти и газа на поверхность, надо, наверное, поговорить и о том, как их доставляют к месту использования.  [7]

Таким образом, на месторождениях платформенного типа вполне реально существует проблема извлечения нефти из водо-нефтяных зон.  [8]

В настоящее время в связи с малыми коэффициентами Нефтеотдачи пластов актуальна проблема извлечения нефтей с аномальными свойствами. Поэтому на стадии проектирования и в начальный период разработки важно правильно оценить ка к свойства нефтей, так и характеристику пластовой системы в целом. Решение этого вопроса помогло бы в составлении рационального проекта разработки месторождения и позволило бы более объективно оценивать конечную нефтеотдачу. Ниже показана возможность диагностирования свойств системы по начальному участку кривой истощения залежи ( К-А.  [9]

При вязкости нефти более 2 - 3 спз для платформенных месторождений существует проблема извлечения нефти из водо-нефтяных зон.  [10]

Во вступительном слове показаны актуальность и необходимость применения новых методов разработки в решении проблемы полнейшего извлечения нефти из недр. Важное место среди них отведено тепловым методам добычи нефти, обладающим большими потенциальными возможностями увеличения нефтеотдачи. Охарактеризовано состояние проблемы, показаны дальнейшие пути совершенствования тепловых методов воздействия на пласты, обоснованы задачи, стоящие перед научными и производственными организациями.  [11]

Поэтому нам думается, что данная книга будет полезна всем специалистам, занимающимся проблемами извлечения нефти.  [12]

На месторождениях с высокой вязкостью нефти и обширными начальными водо-нефтяными зонами не только возникает необходимость в учете этих факторов при прогнозе показателей заводнения, но PI существует проблема извлечения нефти из водо-нефтяных зон. В таких зонах залежей платформенного типа сосредоточено до 50 - 60 % запасов нефти. Как показывает опыт, почти на всех месторождениях внешние части этих зон скважинами, расположенными в чисто нефтяной зоне, не дренируются, а значительные запасы нефти в них консервируются.  [13]

Основной причиной, по которой горизонтальные скважины намного реже применяются в газовых залежах, является то, что проблема газоотдачи в большинстве случаев не столь остра, как проблема извлечения нефти.  [14]

Непрерывно расширяется круг правительственных и частных научных организаций, а также специализированных частных фирм, участвующих в исследованиях и проектах по программе Плаушер. Так, проблемой извлечения нефти из сланцев с помощью ядерных взрывов занимается консорциум из 20 частных компаний и Комиссии по атомной энергии; проектом сооружения второго канала через Панамский перешеек ядерными взрывами на выброс, кроме КАЭ США, непосредственно занята известная Компания Панамского канала; в проекте Кэрриол ( использование ядерных взрывов для строительства железнодорожно-шоссейного перехода в горис-стой местности) участвуют вместе с КАЭ трансокеанская железнодорожная компания Санта-Фэ и Государственный отдел шоссейных дорог шт.  [15]

Страницы:      1    2

www.ngpedia.ru

Игра на обесценивание нефти

Проблемы с нефтяными котировками не дают покоя всем участникам рынка, в то же время они все более, пожалуй, начинают приобретать политические контуры. Правда, в последние месяцы нефтяные цены на биржах несколько стабилизировались, но продолжают остро реагировать на любое малозначащее событие или заявление политиков. Достаточно  вспомнить ураганы на американском побережье, референдум в иракском Курдистане и прочее…  Но главным фактором, влияющим на котировки, остается все же продолжающаяся конкуренция между добываемой традиционными методами нефтью и ее сланцевым аналогом.

Еще в феврале текущего года Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) пригласила США присоединиться к переговорам о заморозке уровня добычи нефти. С такой просьбой к американцам обратился бывший генсек организации Абдалла Салем эль-Бадри. Это было накануне большой встречи главных энергетиков стран входящих и не входящих в эту организацию, выразивших готовность присоединиться к договору о замораживании добычи нефти, или даже сократить, если другие производители поступят также. Спустившиеся до катастрофически низкого уровня котировки давали надежду, что все нефтепроизводители выразят солидарность с ОПЕК. Но оказалось не совсем так.

Если ряд стран-нефтепроизводителей вне ОПЕК, в том числе  Азербайджан и Россия, и откликнулись на это обращение генсека организации, то в США тогда не среагировали на такую просьбу. Но это не помешало остальным странам принять решение о таком значительном сокращении добычи нефти, что это привело к неминуемому повышению цен на нее. В результате эти страны, хотя и сократили добычу, но получили больше дохода от ее реализации.

Казалось бы, все упорядочилось, и ОПЕК может спать спокойно, тем более что недолго остается и до очередного расширенного заседания организации, посвященного в основном обсуждению ценовой политики. Но буквально на днях новый генсек организации Мухаммед Баркиндо вновь призвал производителей сланцевой нефти из США внести свой вклад в меры ОПЕК по сокращению излишних запасов нефти на рынке. Он также выразил надежду, что не только американские, но и другие производители присоединятся к мерам ОПЕК по сокращению добычи нефти. Значит, не все обстоит так гладко, как пытаются убедить общественность руководители энергетических ведомств многих стран.

Но за последнюю неделю и сланцевый сектор США стал сбавлять обороты. Вслед за снижением числа буровых установок снижаться начала и добыча. 

Добыча нефти в стране за неделю продемонстрировала самое сильное падение с ноября 2015 года, если не считать период после урагана "Харви", который на пару недель вывел из строя почти треть нефтяных мощностей страны. За одну только неделю сокращение составило 81 тыс. баррелей. Теперь США суммарно добывают 9 млн. 480 тыс. баррелей в день. Запасы сырой нефти также сократились почти на 3 млн. баррелей. Хотя, как ожидалось ранее, добыча нефти в США в этом году вырастет на 10%, главным образом за счет сланцевиков, и превысит 10 млн. баррелей в сутки.

Но такие скачки, зависящие от ряда факторов, характерны для США, и по временному спаду добычи нельзя делать долгосрочные прогнозы. Достаточно отметить, что неделей ранее Минэнерго США сообщило о рекордном экспорте нефти и нефтепродуктов из Штатов, что, по мнению экспертов, может привести к серьезным геополитическим сдвигам. И многие эксперты связывают недавний визит немощного короля Саудовской Аравии в Россию как раз с ростом экспорта нефти и нефтепродуктов из США. 

Да, Россия и Саудовская Аравия никогда не отличались особой дружбой, и, видимо, совсем уже стало им невмоготу, раз пошли на такое сближение.

И действительно, они нужны друг другу, во всяком случае сейчас. И это несмотря даже на историческую близость России к Ирану - главному региональному сопернику саудитов. Недаром многие утверждают, что цены на нефть - это, по сути, единственное, что на самом деле сближает Москву и Эр-Рияд. А все переговоры вокруг вооружений и прочих политических и экономических вопросов проводились лишь для создания некоего фона, который мог бы хоть как-то объяснить причину столь неожиданного визита короля саудитов в Москву.А договариваться этим странам, являющимся крупнейшими производителями нефти, надо, о чем свидетельствует и статистика.

В недавнем докладе Международного энергетического агентства отмечается, что балансировка рынка хотя и происходит, общие запасы все еще на 140 млн. баррелей превышают среднее значение за 5 лет. Эти факты весьма негативно были восприняты участниками рынка. И происходящие незначительные колебания нефтяных котировок в целом не могут свидетельствовать о том, что рынок уже сбалансирован. Потому-то и призывает ОПЕК производителей сланцевой нефти присоединиться к сокращению добычи. Но согласятся ли на это сами США?

Haqqin.az

www.musavat.biz