Как проблемы рынка нефти могут повлиять на мировую экономику? Проблемы рынка нефти


Проблемы развития мирового рынка нефти

Утебалиева Д.Б. Каспийский государственный университет технологий и инжиниринга им.Ш.Есенова

Основа сегодняшнего кризиса - неадекватная и запоздалая реакция стран ОПЕК на падение потребления нефти в США в результате спада промышленного производства в этой стране, проявившегося еще в июле-августе 2001 года. Влияние же рынка США на мировой рынок нефти очень велико и определяется большим объемом импорта нефти: США производят 22% всей мировой промышленной продукции и потребляют 27,8% всей нефти, добываемой в мире. Нетто-импорт нефти в США в 2006 году достиг 550 млн. тонн в год, что составляет 31% всего мирового импорта нефти. Поэтому цены на нефть на мировом рынке сильно зависят от колебаний спроса на нефть в США.

За последнее десятилетие годовая добыча нефти в США сократилась на 69 тонн в год. Соответственно зависимость от экспорта из других стран, в первую очередь стран ОПЕК, Мексики и Канады, которые обеспечивают 74% внешних поставок нефти в США, выросла.

Другим фактором влияния на стабильность мировых цен является состояние рынка стран АТР, падение потребления нефти на котором в 1997 году явилось одной из причин ценового кризиса 1997-1998 гг. Для этого рынка характерен большой разрыв в показателях душевого потребления для стран с разным экономическим строем - например, 2,019 тонн в год в Японии, 0,180 тонн в год в Китае, 0,575 тонн в год в Таиланде и 0,088 тонн в год в Индии. Если допустить, что потребление развивающихся стран АТР в перспективе выровняется хотя бы на уровне Таиланда (наиболее развитого из этой группы стран в регионе), то суммарно оно вырастет на 30,0 млн. тонн в год до уровня 850 млн. тонн в год [1].

Как показывает опыт, такой рост потребления всегда сопровождается кризисами. Поэтому АТР в ближайшие годы станет еще большей причиной колебаний цен на нефть, чем это было в последнем десятилетии XX века. Кроме того, дополнительные поставки нефти на рынок АТР будут стимулировать рост цен на нефть на мировом рынке. Они также увеличат зависимость региона от ОПЕК, а это, в свою очередь, негативно скажется на нефтяном рынке США, который снабжается из того же источника. В результате Европейский рынок, третий по емкости энергетический рынок мира, в ближайшие годы будет нуждаться в серьезной защите от неизбежных кризисов на рынках Северной Америки и АТР. Обеспечение такой защиты не только необходимо, но и возможно.

Анализ географии потоков нефти показывает, что ОПЕК играет ведущую роль только на рынках Северной Америки и АТР. На европейском рынке доля ОПЕК не столь велика. Она может быть еще меньше, если независимые экспортеры нефти будут вести согласованную политику. Всего в Европу морем поставляется 510 млн. тонн в год. Из этого объема Норвегия могла бы взять на себя 40 млн. тонн в год, Россия -70 млн. тонн в год, Великобритания - 50 млн. тонн в год, Казахстан - 20 млн. тонн в год, прочие страны, не входящие в ОПЕК, - до 100 млн. тонн в год. Всего независимые экспортеры могут обеспечить поставку 380 млн. тонн в год или 75% морских поставок нефти в Европу. Поэтому, объединившись в организацию типа ОПЕК, эти страны могли бы полностью определять цены на нефть на европейском рынке. Управление западноевропейским рынком нефти производители могли бы осуществлять совместно с потребителями, что позволит создать приемлемый для всех ценовой коридор и снизить риски колебания цен, связанные с кризисами в США и АТР.

Проблема защиты европейского нефтяного рынка от резких колебаний цен на рынках США и АТР возникла еще в начале XX века. В качестве его защиты в 1906 году семьями Нобель и Ротшильд, а также Дойче Банком был создан Европейский Нефтяной Союз, который тогда разделил рынок Европы между поставками нефти из Российской империи, Румынии и США. Российской и румынской нефти было отведено всего 20-25% рынка [2].

Уверена, что идея создания ЕНС получит поддержку со стороны Европейского Экономического Сообщества (ЕЭС). В настоящее время страны ЕЭС собственной добычей нефти обеспечены только на 43%, а без нефти Северного моря - лишь на 4,5%. Можно предположить, что после интеграции стран Восточной Европы в ЕЭС с неизбежным ростом спроса в этих странах до уровня Западной Европы, европейскому рынку потребуется дополнительно более 180 млн. тонн в год нефти. С другой стороны, запасы нефти в России и Казахстане достаточно велики для того, чтобы обеспечить поставку 200 млн. тонн в год в течение ближайших 20-ти лет.

Создание ЕНС имело бы позитивные результаты и для России. В качестве одного из лидеров ЕНС Россия объединила бы свои интересы с Норвегией, Великобританией, Францией, что укрепило бы позиции России в Европе и способствовало бы мягкой интеграции в "Европейский дом". Кроме того, Россия получила бы стабильный, предсказуемый рынок сбыта нефти без риска резкого колебания цен.

С созданием ЕНС сеть нефтепроводов, связанных с российской трубопроводной системой, получит новый мощный толчок к развитию, что дополнительно стабилизирует сбыт российской нефти. Аналогичные соображения будут стимулировать вступление в ЕНС и Казахстана. Таким образом, задача из задач для России - это выход России на рынки Европы. Даже при снижении мировых цен на нефть Россия должна активно завоевывать этот рынок. Для этого необходима координация действий с основными поставщиками нефти на европейские рынки: Норвегией, Великобританией. Для этого и нужен Европейский Нефтяной Союз! При этом снижать добычу нефти, как того требует ОПЕК, нельзя. Сокращение поставок нефти на экспорт, которого ОПЕК требует от России, очень несущественно повлияет на формирование цен на нефть на Северо-Американском рынке, так как Россия в число поставщиков США не входит (через длинную цепочку посредников туда доходит не более 200 тыс. тонн российской нефти в год). В то же время сокращение экспорта российской нефти освободит для ОПЕК нишу на европейском рынке, которую страны Организации непременно займут, как они это сделали после обвального падения экспорта нефти из СССР в 1991 году [3].

Россия должна стать инициатором воссоздания Европейского Нефтяного Союза. Для сохранения преемственности в организационный комитет должны войти также Германия и Франция. Цель создания ЕНС - стабилизация цен и поставок на нефтяном рынке Европы. В качестве первого шага по созданию ЕНС необходимо подготовить и подписать соглашения о стабилизации цен между поставщиками и потребителями Европы [4]

В заключение хотелось бы отметить, что нефтеперерабатывающая промышленность вырабатывает более 500 наименований газообразных, жидких и твердых нефтепродуктов. Основными производителями нефтепродуктов являются США около 24% от общего объема нефтепереработки в мире, Япония 6%, Китай 5,2% и Россия 4,8%. Мировой объем производимых ежегодно нефтепродуктов достигает 3,4 млрд. тонн.

Крупнейшими экспортерами нефтепродуктов являются Голландия, Россия, Сингапур, США, Саудовская Аравия, Корея, Венесуэла и Кувейт, а импортерами-США, Япония, Германия, Голландия, Сингапур и Франция. Объем рынка нефтепродуктов составляет около 700 млн. тонн в год [5].

Интересно, что такие страны, как США, Голландия, Сингапур и Китай являются одновременно экспортерами и импортерами сырья: они импортируют продукты первичной переработки нефти и затем производят их более глубокую обработку, продукты которой поставляют на экспорт.

Сегодня экспорт нефтепродуктов значительно менее выгоден по сравнению с экспортом нефти. Предполагается, что и в дальнейшем этот фактор будет служить ограничением на пути наращивания объемов экспорта нефтепродуктов.

Литература: К.С.Мауленов «Нефтяное право Республики Казахстан и зарубежных стран», Алматы, 2006г. А.А.Муфтигалиева «Государственное регулирование как фактор оживления инвестиционной активности предприятия». Альпари, №3, 2005г. У.Угарова, А.Акашев «Инвестиционная деятельность в РК». Деловая неделя. Журнал «Нефть и газ Казахстана», январь, 2007г. Байков Н.П. Топливно-энергетический комплекс. // МЭиМО, 1998, №8.

be5.biz

Как проблемы рынка нефти могут повлиять на мировую экономику?

Одной из сфер экономики международного уровня является нефтяной рынок. На его базе осуществляется торговый процесс с помощью таких инструментов, как акции на нефть. Его непосредственными участниками выступают страны, международные компании и другие соответствующие структуры.

Процедура трейдинга совершается посредством «нефти на бумаге» и прав на транспортировочную и перерабатывающую системы нефтяных материалов. Функционирование рынка нефти напрямую отражается на состоянии мировой экономики. Поэтому его трудности также отбиваются на ней.

Нефтяной рынок: значение

Нефть на мировом рынке занимает одну из ведущих позиций в списке наиболее продаваемых и покупаемых товаров. Ведь не зря она приобрела другое метафорическое обозначение – черное золото. Сегодня не представляется возможной, без наличия этого ценного вещества, успешная деятельность сферы мирового транспорта, хозяйства, а также политической сферы. При этом четко прослеживается критическое исчерпание нефтяных залежей и неравнозначное их деление между всеми нуждающимися областями. В современном мире нефть, действительно, оказывает огромное воздействие на экономическую сферу всех стран. Нефтяной рынок мира является, практически, монополизированной структурой. Добывающий и потребительский процесс нефтепродуктов находится в стадии постоянного роста. Нефть по праву начала играть роль главного типа сырья энергетики, которое имеет неоспоримо высокое значение экономического и политического характера. Обеспеченность собственными нефтяными запасами, наличие возможности организации их экспортного процесса способствуют повышению уровня успешности многих государств в рамках экономического и социального совершенствования.

Сложности функционирования

На фоне занятия значимых позиций на мировой экономической арене важно учитывать все имеющиеся проблемы рынка нефти с целью их решения либо приспособления к ним, в случае отсутствия реального выхода из затруднительного положения. К основным трудностям можно отнести:

  • Острый процесс истощения нефтяных запасов в связи с возрастанием уровня добычи.
  • Увеличение количества, труднодоступных для извлечения, залежей, которые заставляют прибегать к большим финансовым расходам с целью освоения.
  • Отсутствие удобного доступа к уже открытым источникам нефти, где господствуют неблагоприятные климатические условия. Осуществление работы на таких местах тоже является довольно затратной операцией, которую не в силах выполнить государство и нефтяная компания.
  • Проблема в сфере установки цен на нефтепродукты.

Все эти проблемы имеют прямое отношение к функционированию мировой экономики, поскольку денежные средства, направленные на их решения, являются структурными элементами экономической сферы. С другой стороны, необходимо исправлять эти сложности, поскольку нефть представляет собой один из ведущих мировых товаров, за счет экспорта (импорта) которого и происходит развитие экономики в целом, и формирование достойного уровня жизни той или иной страны в частности.  

Направления для роста нефтяного рынка

Теперь рассмотрим основные перспективы развития рынка нефти:
  • Значимое повышение ценовой разницы между торговыми марками Texas Light Sweet и Ekofisk. 
  • Процесс нефтяной перевозки из среднего континента США до территорий Мексиканского залива и на рынки международного значения является ограниченным, что способствует колебаниям нефтяных залежей в рамках сезонной загруженности предприятий, занимающихся переработкой нефтяных веществ.
  • Положительные прогнозы касаемо сохранности весомого нефтяного дисконта торговой марки WTI.
  • Наличие стабильности рынков нефти международного уровня.
  • Прогнозирование увеличения мирового спроса на нефть.
  • Наличие крупных финансовых вливаний в данную сферу.
  • Установка мощного оборудования европейскими нефтеперерабатывающими структурами.
  • Потенциальное создание новых трубных систем к Мексиканскому заливу и тихоокеанскому побережью Канады.
  • Повышение объемного добывания нефти сырого типа на американской и канадской территориях. 
Когда имеются четко намеченные пути дальнейшего развития, тогда легче справляться с бурей надвигающихся проблем. Ведущие нефтедобывающие страны делают все возможное, чтобы ресурсы черного золота еще долго обеспечивали рост экономики и высокую прибыль.

Понравилась статья? Подписывайтесь на блог. Самые свежие статьи для вашей эффективной торговли.

Предыдущие новости: Горячие обсуждения трейдеров:

newbie-forex-trader.blogspot.com

Мировой нефтяной рынок, современные проблемы

     Проблема  роста цен на бензин, на топливные  ресурсы имеет, безусловно, комплексный  характер. При ее решении возникает вопрос: должны ли внутрироссийские цены следовать за мировыми и постепенно приближаться к ним или внутреннее ценообразование должно происходить по своей внутренней логике с учетом страны - нетто-экспортера этих ресурсов?

     Не  следует думать, что в росте цен на нефтепродукты повинен исключительно монопольный сговор на внутреннем рынке. Нефтяники не могут не следовать за мировой конъюнктурой и не считаться с понижением рентабельности своей работы на внутреннем рынке. В нынешней ситуации такие меры, как внутренние интервенции, биржевые инструменты, и даже ужесточение антимонопольного законодательства могут иметь только ограниченный эффект. Основной баланс определяется двумя инструментами государственного налогового регулирования: рентными платежами и фискальными позициями на внешнем контуре (экспортными пошлинами). Сегодняшние внутренние рентные платежи привязаны российским законодательством к ценам мирового рынка и обуславливают ту динамику внутренних цен, которую мы наблюдаем, при этом минимизируя регулятивное воздействие экспортных пошлин на внешнем контуре. Правда, нынешняя система задавалась в принципиально иных ценовых условиях на мировых рынках. Сегодня, когда ценовой коридор на рынке нефти пробит, возможно, следует вновь вернуться к этому вопросу.

     Необоснованно завышенные цены на энергоносители ведет  к усилению зависимости страны-поставщика от рынка энергоресурсов, это в свою очередь грозит зависимостью экономики страны от мирового рынка. Баснословные прибыли расхолаживают, уничтожают стимулы для развития и являются для экономики страны катастрофой в долгосрочной перспективе.

     Высокие и нестабильные цены на нефть тормозят инвестиционный процесс в энергетике, образуя сложнопредсказуемые денежные потоки.

     Единственный  путь выхода из создавшейся ситуации состоит совсем не в бездумном наращивание объемов экспорта нефти и газа, и не безоглядная, и стремительная интеграция России в мировой рынок в качестве сырьевого придатка. России нужна принципиально другая стратегия - основанная на развитие многоукладной экономики с мощным государственным сектором, ориентированную на развитие внутреннего рынка, освоение нашей огромной территории, развитие его основных производственных сил - промышленного производства, науки, техники, технологий, а также сельского хозяйства.  

II. Проблемы рынка нефти, пути их решения 

     Каковы  же проблемы рынка нефти? Выделим их в отдельную главу и попытаемся определить наиболее эффективные пути их решения, если таковые существуют.

  • Изменение взаимоотношений между потребителями и производителями, усиление конкуренции за ограниченные энергоресурсы.

     В то время как главными потребителями  энергоресурсов являются высокоразвитые державы и развивающиеся страны Азии, основная доля мировых запасов  углеводородов сконцентрирована в  сравнительно небольшой группе развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Такие крупные потребители, как США, Евросоюз и Китай сосредотачивают как экономические, так и политические ресурсы для экспансии на одни и те же рынки, что приводит к росту конкуренции.

     В ответ меняется политика стран-производителей в отношении доступа к национальным запасам углеводородов, а также  стратегии национальных государственных  компаний, контролирующих основные мировые  углеводородные ресурсы. Госкомпании, располагающие масштабными запасами, стремятся развивать переработку и участвовать в капитале транспортных и сбытовых структур. В свою очередь, транснациональные корпорации, под контролем которых находятся перерабатывающие мощности, транспортно-логистические схемы и дистрибьюция углеводородов, проводят стратегию наращивания своей ресурсной базы. Данное противоречие все более усугубляется и в ближайшее десятилетие будет одной из тенденций, определяющих развитие мировой энергетики.

     • Высокая доля и растущие объемы потребления невосполнимого ресурса - органического топлива.

     Несмотря  на многочисленные усилия, структура  потребления энергии в мире за последние годы существенно не изменилась. Углеводороды (в первую очередь нефть) по-прежнему остаются доминирующими  энергоносителями в мировом энергетическом балансе. 

     Высокая доля в энергобалансе наиболее ограниченного  ресурса – углеводородного топлива  – сохраняется несмотря на то, что  в ряде стран впервые после  Чернобыльской аварии возрождается интерес к атомной энергетике, а промышленно развитые потребители проявляют все больший интерес к альтернативным источникам энергии. Фактически потребление углеводородов в настоящее время не имеет серьезной альтернативы, что создает угрозу их дефицита с учетом ускоренного роста энергопотребления.

     В связи с невосполнимостью ресурса, быстрым истощением запасов нефти  необходимо проводить дальнейшие исследования по изысканию практических путей использования солнечной, ядерной, ветровой н прочих видов энергии.

     • Важнейшим негативным фактором развития энергетики является снижение уровня обеспеченности мировой экономики запасами нефти.

     Среднее значение ежегодно открываемых запасов  нефти снизилось с 70 млрд. барр. в 1960–1980гг. до 6–18 млрд. барр. в 1990–2005 годах20. Ежегодная добыча не восполняется поисковым бурением уже на протяжении многих лет (13 млрд. барр. вновь открытых запасов против 30 млрд. барр. добычи в 2004 году).

     Отметим, что 61% мировых запасов нефти сосредоточены  на политически нестабильном Ближнем  Востоке, и роль этих стран в нефтедобыче  только увеличивается. Из-за ограниченных возможностей дополнительного роста производства увеличиваются риски, связанные с возможной дестабилизацией рынка.21

     Необходимо  привлекать дополнительные инвестиции для обновления оборудования с целью  максимальной выработки нефтяных месторождений.

    • Себестоимость добычи энергоресурсов дорожает

     Производственные  затраты, связанные с добычей нефти и газа постоянно растут. Себестоимость добычи нефти и газа в мире с начала 2000г. увеличилась на 67%. При этом наиболее существенно производственные затраты, связанные с добычей нефти и газа, выросли в конце 2004г. Так, за последние два года рост себестоимости нефтедобычи составил порядка 53%.22

     Реализация  проектов по освоению нефтяныхместорождений  с каждым годом становится все  дороже. В числе главных причин, ведущих к удорожанию производственных затрат, эксперты называют высокие цены на добывающее оборудование, а также расходы на оплату сервисных работ и труда нефтяников.

     • Рост цен на энергоносители, волатильность цен.

     Значительный  рост мировой экономики в последние годы (особенно в развивающихся странах), максимальный уровень загрузки мощностей, экстремальные погодные условия, продолжающиеся конфликты на Ближнем Востоке, растущий интерес к энергетическому сектору со стороны финансовых инвесторов – все это также послужило значительному росту цен на энергоресурсы, в первую очередь на нефть.

     Цены  на нефть вновь начали повышаться с 2002 года. В конце лета 2005г. они превысили рекорд семидесятых годов в номинальном выражении. При этом, хотя реальные цены на нефть оставались ниже максимума начала 1980-х гг., среднегодовая цена в номинальном выражении за баррель нефти марки «Брент» впервые достигла 54 долл./барр., а марки WTI – 56 долл./барр., что более чем на треть превышает уровень 2004 года.23

     Выделим ряд объективных причин, определяющих высокий уровень цен на нефть. Среди них – оживление мировой  экономики, продолжающийся рост спроса со стороны Китая и других стран  Азии, ослабление доллара по отношению  к другим мировым валютам, нестабильность и погодные аномалии в основных нефтедобывающих регионах. Вносят свою лепту и удорожание нефтедобычи в новых районах (на морском шельфе), использование современных технологий добычи, строительство инфраструктуры для изменения транспортных потоков (Западная Африка, Ближний Восток – Западная Европа, Азия; Каспий, Ближний Восток, Мексика, Канада – США).

     Современный уровень цен на нефть устраивает основных игроков на нефтяном рынке. Производителям нефти (страны ОПЕК, Россия), чья экономика почти полностью  зависит от “нефтедолларов”, он обеспечивает высокую прибыль и профицит государственного бюджета. Для основного потребителя нефти – США потому, что, во-первых, на них приходится 10 % мировой нефтедобычи, и, во-вторых, потому, что основные компании, которые работают в нефтедобывающих странах, – американские; кроме этого, высокие цены на нефть позволяют вовлекать в промышленную разработку все новые запасы нефтяного сырья, столь необходимого потребителям США.

     Однако  при стоимости нефти 70-80 дол/баррель и продавцу, и покупателю ясно, что они имеют дело с огромной спекулятивной надбавкой. Получается, что каждый участник нефтяного рынка так или иначе принимает участие в спекулятивном процессе. Но нефтяной “пузырь” может надуваться лишь до определенного предела. Переход за границы дозволенного чреват обрушением нефтяного рынка, а это невыгодно никому.

     В условиях чрезмерной зависимости мирового рынка нефти от неведомой спекулятивной  игры и отсутствия реального дефицита самого ресурса риск скорого и  серьезного падения мировых цен велик. И если вдруг появится более привлекательный объект для спекуляций, произойдет отток капитала с мировых биржевых площадок по торговле нефтью; тогда не помогут ни урезание квот нефтедобычи со стороны ОПЕК, ни продолжающийся рост азиатского спроса на нефть. В этом случае цены на нефть могут упасть и надолго закрепиться на уровне ее «реальной стоимости», обеспечивающем покрытие издержек добычи и транспортировки и дающем разумную прибыль.

     Высокие и нестабильные цены на нефть –  важнейшая угроза мировой экономике и энергетике: они не только негативно влияют на темпы роста мирового ВВП, представляя особую опасность для развивающихся стран–импортеров энергоресурсов, но и тормозят инвестиционный процесс в энергетике, образуя сложнопредсказуемые денежные потоки.

     • Нарастающая напряженность в обеспечении энергетических нужд транспорта и диспропорции в нефтепереработке.

     В качестве отдельной проблемы мирового нефтяного рынка можно выделить недостаток нефтеперерабатывающих, транспортных мощностей и ограниченность дополнительных мощностей по добыче нефти. Сокращается число регионов, где резкого роста производства углеводородов можно добиться, не применяя новейших технологий и методов добычи, требующих многомиллиардных вложений в инфраструктуру.

     Ситуация  в настоящее время усугубляется тем, что нормальное для отрасли превышение (на 15–20%) свободных мощностей над текущей добычей и переработкой нефти в 1990-е годы снизилось до 5%, а в последние годы – практически до нуля.24 Кроме того, структура спроса на нефтепродукты меняется в сторону повышения доли светлых нефтепродуктов, в то время как действующие мощности в основном создавались более 20 лет назад с расчетом на преобладание выпуска более тяжелых нефтепродуктов. В связи с этим дефицит легких продуктов переработки нефти становится все более заметным.

     В последние десятилетия ХХ века прогресс в разведке и бурении компенсировал  ухудшение горно-геологических условий  при быстром росте добычи нефти (но с уменьшением ее обеспеченности запасами), что давало устойчивое снижение цен, то в ХХI столетии технический прогресс в отрасли явно замедлился, а в результате дорожают приросты запасов и добычи нефти.

     • Рост объемов международной торговли энергоносителями, развитие инфраструктурной составляющей поставок энергоресурсов и обострение связанных с этим рисков.

     Мировая экономика и энергетика переживают этап качественного изменения: они  стали гораздо более интегрированными и по сути глобальными. Многократный рост международной торговли нефтью за 1973–2003гг., с 53% до 60% и ее вклада в обеспечении энергопотребностей усилили взаимозависимость участников энергетического рынка и вывели проблему энергобезопасности со странового на глобальный уровень.25

     Развитие  международной торговли энергоносителями требует адекватного развития инфраструктуры. Однако в последние годы это сопряжено с рядом сложностей:

     • по мере удаления новых добывающих регионов от традиционных рынков сбыта требуется сооружение все более протяженных и дорогостоящих трубопроводов;

stud24.ru

3. Проблемы развития рынка нефтепродуктов в РФ. Характеристика и проблемы внутреннего рынка нефтепродуктов

Похожие главы из других работ:

Анализ транспортных услуг в РФ

1.4 Проблемы и перспективы развития рынка транспортных услуг

Приоритеты транспортной политики должны строится на следующих принципах: ускорение включения России в существующую систему международного разделения труда путем поощрения отраслей и предприятий...

Денежный рынок: экономическая сущность и особенности функционирования

3.2 Проблемы и пути развития денежного рынка Республики Беларусь

Белорусская экономика сегодня находится на перепутье. Макроэкономические показатели Беларуси на сегодняшний день неблагоприятны, темпы экономического роста неустойчивы, а уровень инфляции по-прежнему очень высок...

Макроэкономическая роль и функции рынка ценных бумаг

2. Проблемы и тенденции развития рынка ценных бумаг в России

...

Мебельный рынок Украины

2. Основные проблемы и тенденции развития рынка мебели в Украине

мебель рынок бытовой элитный Украинская мебель по-прежнему кажется упрощенной версией итальянских и испанских моделей. "Отсутствие хорошей дизайнерской школы влечет за собой отставание нашего рынка от европейского как минимум на два года...

Олигополия на примере рынка нефтепродуктов в России

3. Роль ФАС (Федеральной антимонопольной политики) в регулировании структуры рынка нефтепродуктов РФ

Федеральная антимонопольная служба (ФАС России) является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по принятию нормативных правовых актов...

Основные тенденции и перспективы развития рынка нефти и других невозобновляемых ресурсов

2. Современные проблемы развития российского рынка нефти

...

Особенности рынка земли

2.3 Проблемы развития земельного рынка в России

Из вышесказанного можно сделать вывод, что в качестве основного собственника, формирующего предложение на российском земельном рынке, выступает государство в лице региональных и муниципальных администраций. А спрос, на первичном рынке...

Показатели развития кредитного рынка в России

2.4 Проблемы, недостатки кредитного рынка России и перспективы его развития

К особенностям современной системы организации кредитования относятся следующие: -- клиент не закрепляется за банком, а сам выбирает тот банк, чьи условия совпадают с его интересами, ему предоставлено право получать кредиты в разных банках...

Проблемы развития рынка невозобновляемых ресурсов

2. Проблемы развития рынка невозобновляемых ресурсов

...

Рынок недвижимости России: проблемы функционирования и перспективы развития

3.1 Основные проблемы и перспективы развития российского рынка недвижимости

Первая и основная проблема развития рынка недвижимости в России - финансы. Здесь нужно принимать во внимание рост стоимости строительства, увеличение конкуренции и необходимость возведения очень качественных площадей...

Состояние, проблемы и перспективы дальнейшего развития земельного рынка в России

2 Состояние, проблемы и перспективы дальнейшего развития земельного рынка в России

...

Состояние, проблемы и перспективы дальнейшего развития земельного рынка в России

2.3 Проблемы развития земельного рынка в России

Из вышесказанного можно сделать вывод, что в качестве основного собственника, формирующего предложение на российском земельном рынке, выступает государство в лице региональных и муниципальных администраций. А спрос, на первичном рынке...

Статистический анализ системы развития страховых услуг России

2.3 Проблемы развития российского рынка страховых услуг

Несмотря на свою историю развития страхования, страховой рынок не мог преодолеть и еще один барьер на пути предоставления гражданам и предпринимателям действенной страховой защиты...

Экономическая сущность информации

§ 2.2 Формирование рынка информации и проблемы его развития

Под современным рынком понимают любую систему, дающую возможность покупателям и продавцам совершать свободную куплю-продажу товаров. Таблица 2. Основные виды рынков...

Экономическая эффективность откорма крупного рогатого скота

1.3 Проблемы и тенденции развития рынка мяса и мясной продукции

Российский рынок мяса и мясных продуктов является самым крупным сектором продовольственного рынка: за ним следует зерновой, затем молочный. Его роль определяется не только растущими объемами производства...

econ.bobrodobro.ru

Подлинные проблемы нефтяного рынка | Мир | ИноСМИ

Мори Эдельмен (Morry A. Adelman) - профессор экономики Массачусетского технологического института (MIT), специалист в области нефтяного сектора США и мировой экономики. Автор ряда книг, в частности, The Economics of Petroleum Supply: Selected Papers, 1962-1993 (MIT Press, 1993), The Genie Out of the Bottle: World Oil Since 1970 (MIT Press, 1995). Настоящая статья опубликована в журнале Института Катона Regulation (Vol. 27. # 1 (Spring 2004). P. 16-21).

------------------------------------------------------------

Принято считать, что потребность человечества в нефти невозможно удовлетворить, что фатальный разрыв между спросом на нефть и ее предложением неминуем. С ростом экономик Европы, Японии и ряда развивающихся стран и по мере соответствующего роста их потребности в нефти этот разрыв будет увеличиваться все больше. Соединенные Штаты зависят от доброй воли ближневосточных экспортеров, которые могут воспользоваться своим 'нефтяным оружием', чтобы нанести американской экономике ущерб. США будут продолжать пребывать в ситуации нефтяного кризиса, пока резко не увеличат собственную добычу нефти или пока другие страны вроде России не приступят к интенсивной добыче нефти на своих недавно открытых месторождениях.

Очень часто, однако, то, что считается общеизвестным, является ложным. Нефтяного кризиса, понимаемого как некий драматический разрыв между спросом и предложением, не существует и никогда не существовало. Ближний Восток не обладает и никогда не обладал 'нефтяной бомбой'. Темпы увеличения добычи нефти, которых могут достичь русские, безусловно, важны, но принципиального значения не имеют. А темпы экономического роста в США, Европе, Японии и где бы то ни было еще не оказывают никакого влияния ни на стабильность поставок нефти, ни на цены.

С подлинной проблемой мы столкнулись после 1970 года. Ее имя - жесткая, но нелепая монополия, которую организовали большинство нефтедобывающих ближневосточных стран, создав ОПЕК. Суть этой организации состоит в том, что ее члены координируют свои действия с целью ограничения поставок нефти, чтобы, тем самым, увеличивать цены на нее. Сегодня цены на нефть завышены участниками ОПЕК до такого уровня, который является излишним даже для их собственных интересов. Уровень добычи, который методом проб и ошибок установлен этими странами, является неустойчивым. ОПЕК приносит вред мировой экономике, но не в силу злого умысла, а лишь потому, что у ее членов не остается другого выбора.

Совокупная политическая сила группы стран, входящих в ОПЕК, медленно снижается. Однако я не думаю, что в скором времени она полностью сойдет на 'нет'. В 1979 и 2003 годах страны - потребители нефти публично и безоговорочно уступили этому картелю. Они могли сознавать, а могли и не сознавать последствий этого шага.

Чтобы понять вред, который продолжает наносить существование ОПЕК, необходимо разоблачить миф о разрыве между спросом и предложением нефти, а также миф о 'нефтяном оружии'. Если это будет сделано, мы сможем понять, что большинство проблем мирового рынка нефти проистекают из самого факта существования этого картеля с его близорукой политикой. Определенный вклад вносит также и неспособность стран-импортеров воспользоваться имеющимися у них возможностями для ослабления ОПЕК.

Правда ли, что 'нефть заканчивается'?

Нефть не является единственным видом топлива, относительно которого принято думать, что его запасы вот-вот будут исчерпаны. Еще до 1800 года в Европе волновались по поводу скорого исчерпания запасов угля, который считался тогда основой экономического могущества. Добыча европейского угля достигла пика к 1913 году, но сегодня она ничтожно мала. Является ли это следствием исчерпания запасов? Вряд ли. В недрах Европы находятся миллиарды тонн угля. Но добыча его обошлась бы европейцам слишком дорого. Даже при ценах, вполне покрывающих затраты, на этот уголь нет спроса. Поэтому миллиарды тонн европейского угля бесполезны и так и останутся лежать в недрах Старого света.

Взятое отдельно, без расчета спроса и затрат на добычу, количество полезных ископаемых не имеет никакого значения.

Впервые прогноз о скором исчерпании запасов нефти сделал главный геолог штата Огайо, Стронг Ньюберри (Strong Newberry), в 1875 году. С тех пор редкое десятилетие проходило без того, чтобы кто-то не поднял тревоги по этому поводу. В 1973 году Джеймс Эйкинс (James Akins), аналитик государственного департамента США, бывший тогда ключевой фигурой в определении американской политики в нефтяном секторе, опубликовал работу под названием 'Нефтяной кризис: на этой раз волки действительно здесь', где призвал к увеличению добычи нефти на территории США и улучшению отношений с нефтедобывающими странами Ближнего Востока. В 1979 году президент США Джимми Картер озвучил оценки ЦРУ, заявив, что 'нефть иссякает, причем иссякает по всему миру'. Не далее, чем в прошлом году, New York Times напечатала на своих страницах тревожное сообщение: 'Ожидается, что запасы нефти будут исчерпаны в течение ближайших десятилетий'. Прогноз Международного энергетического агентства (International Energy Agency) гласит, что добыча нефти будет расти только в Персидском заливе, да и то лишь до 2030 года, а в остальных нефтедобывающих регионах мира она будет неуклонно сокращаться.

Эти алармистские предсказания неизменно оказывались неверны. В 2003 году мировая добыча нефти была в 4,4 тыс. раз больше, чем во времена Ньюберри, а цена за баррель нефти была ниже. Мировые запасы и объемы добычи - даже, если не учитывать Ближний Восток, - сегодня выше, чем считал Эйкинс, когда он предупреждал о волках. С того момента, когда Картер объявил нам о том, что 'нефть иссякает', мировой уровень ее производства вырос на 25%. При этом экспорт нефти из стран Ближнего Востока достиг своего пика в 1976-1977 годах.

Реальный нефтяной кризис

Настоящий 'кризис' или, если угодно, по-настоящему важное событие, как бы его ни называть, произошло в этой сфере в 1973-1974 годах, когда десяток стран, большинство из которых находится на Ближнем Востоке, приняли согласованное решение о снижении нефтедобычи. С тех пор они стали постоянно практиковать установление ограничений на объемы добываемой нефти. Они закупорили источник самой дешевой нефти в мире для того, чтобы поднять на нее цены и, тем самым, свои доходы. Результаты такой политики заставили ряд государств - потребителей нефти, стремившихся предотвратить нефтяной кризис, предпринять несколько шагов. Как писала в своей редакционной статье в сентябре 2003 года New York Times, 'со времен нефтяного эмбарго 1973 года каждый президент начиная с Ричарда Никсона обещал уменьшить ненасытный аппетит США в отношении нефти и инвестировал средства в поиск новых источников энергии'. Лишь немногие сотрудники сменяющих друг друга администраций не были согласны с убежденностью Картера в исчерпанности запасов и существовании энергетического разрыва. Каждое правительство США предлагало широкий набор мер энергетической политики и обосновывало соответствующие государственные расходы.

При Картере Белый дом инициировал принятие законов, запрещающих использование природного газа для таких 'низких' целей, как производство электроэнергии, - несмотря на то, что природный газ имеется в изобилии и его использование в электроэнергетике существенно более экологично, чем использование нефтепродуктов или угля.

Вместо этого администрация проталкивала через конгресс налоговые кредиты и субсидии для создания и использования синтетического топлива и расширения использования угля в электроэнергетике. Недавно Налоговая служба США (Internal Revenue Service) признала, что кредитная линия, рассчитанная на то, чтобы 'распылять' по 20 млрд. долларов в год на поддержку производства нового синтетического топлива, получаемого путем разбрызгивания мазута над угольной пылью, все еще действует. Обсуждаемый сегодня новый законопроект, Energy Bill, или, как его еще называют, 'энергетическое барбекю', в случае принятия создаст новую разновидность государственных подачек, а также огромное количество новых групп интересов и новых рабочих мест - всего того, что в будущем будет горячо защищаться как положительный результат правительственной политики. Ведь чем расточительнее закон, тем больше у него защитников.

Начиная с администрации Никсона и до сегодняшнего дня все американские правительства рассматривали энергетику и нефть как объект, нуждающийся в непосредственном управлении политическими методами. Никто не пытался рассматривать эту проблему через призму ценового механизма. Производимой нефти все время 'не хватало' - это, говорили все, слишком сложная проблема, чтобы довериться 'неаккуратной' системе цен.

Когда будут исчерпаны запасы нефти?

Вот вопрос, который можно услышать очень часто: 'Когда прекратятся мировые поставки нефти?' Наиболее адекватный ответ на него звучит так: 'Никогда'.

Соревнование между скудной природой и пытливым человеческим разумом идет с тех пор, как человечество начало использовать полезные ископаемые. Ставкой в этой игре являются цены на них, и пока что человечество выигрывает у природы с большим отрывом.

Однако алармисты, обращая наше внимание на уровень мировых цен на нефть, напоминают: 'То, что происходило до сих пор, не может продолжаться долго'. Они были бы правы, если бы на мировом рынке действовало множество независимых поставщиков. Но сейчас на нем доминирует монопольный поставщик, и высокие цены сами по себе ничего не означают. Для того, чтобы это стало понятным, необходимо сделать краткий экскурс в экономику полезных ископаемых.

Минеральное сырье извлекается из запасов, скрытых в недрах Земли. Эти запасы представляют собой разведанные залежи полезных ископаемых, относительно которых установлена возможность их прибыльной разработки. Исчерпаны ли запасы нефти? Действительно ли их изыскание становится все более трудным делом? Общепринятый ответ на эти вопросы - 'конечно, да'. Однако и в этом случае распространенное мнение является ошибочным.

Запасы представляют собой своеобразную разновидность складских товарных остатков. Это не дар природы, а результат определенных инвестиций. Без предварительного прогноза прибыли и объема добычи никто не принимает решений о бурении скважины и ее последующей эксплуатации. Кроме того, так как добыча с каждой скважины падает по мере падения давления, со временем ее эксплуатация становится все более затратной. Когда затраты на извлечение нефти из данной скважины становятся нерентабельными, ее выводят из фонда работающих скважин: сколько бы нефти ни оставалось в недрах, ее извлечение не окупит затрат при данных ценах и технологиях. Доказанные запасы нефти представляют собой кумулятивную оценку того количества сырья, которое можно с прибылью извлечь из данного фонда скважин, а вовсе не оценку вероятного количества нефти, имеющейся в недрах. В США и некоторых других странах объем доказанных запасов нефти высчитывается как запланированная кумулятивная добыча из работающих и подготовленных к работе скважин. В других странах, где приняты другие методики определения запасов, соответствующие данные часто не имеют никакой ценности.

Вероятные запасы в лучшем случае (например, по методике, принятой Геологической службой США) представляют собой оценку совокупной возможной добычи в данном регионе. При этом совокупная возможная добыча определяется как количество нефти, которое можно получить в данном регионе за все годы эксплуатации действующих и новых скважин, при данном состоянии технологии и геофизических знаний и при ценах, являющихся типичными в момент составления прогноза.

Существует ли достоверное знание?

В отличие от доказанных и вероятных запасов, величина 'известных запасов' не является адекватной оценкой количества потенциально извлекаемой нефти, по крайней мере, если мы не верим словам ковбоя из мюзикла 'Оклахома!', певшего об успехах тамошних жителей: 'Они добились всего, что могли'. Зрители, которые верят этим словам, вызывают у нас улыбку, и такую же улыбку должны вызывать у нас те, кто думает, что можно точно определить, сколько нефти еще спрятано в недрах земли.

Для точного прогнозирования запасов мы должны точно предсказать будущее науки и технологий. То есть чтобы точно предсказывать запасы, мы должны точно знать будущее. Но будущего не знает никто, и никто не может знать.

Концепция исчерпания запасов так распространена, потому что она кажется очевидной. Представим себе любой объем запасов, из которых в течение ряда лет производится добыча. Вывод совершенно ясен: запасы исчерпываются, волки подбираются все ближе и ближе. Наступит время, когда запасы окончательно иссякнут. Нефть, находящаяся под землей, становится все более ценной, настолько более ценной, что возникает пресловутый разрыв - между тем количеством нефти, которое мы хотим иметь, и тем, которое мы можем получить из ограниченных запасов. Цивилизация больше не может зависеть от нефти, нужно что-то предпринимать.

Нефть и в правду кончается - в определенных местах и в определенное время. Добыча нефти в Аппалачских горах в США достигла максимума в 1900 году, а в Техасе - в 1972-м. Однако в глобальном измерении концепция исчерпания никогда не была верна. В конце 1970 года доказанные запасы в странах, не входящих в ОПЕК, составляли 200 млрд. баррелей. За последовавшие 33 года эти страны добыли 460 млрд. баррелей, а их запасы на сегодня оцениваются в 209 млрд. баррелей.

Компании, занятые нефтедобычей, поддерживают темп эксплуатации запасов на уровне 7% в год, после чего выводят из эксплуатации исчерпанные скважины и вводят в действие новые. Страны ОПЕК на начало этого периода имели 412 млрд. баррелей запасов. За прошедшее время они добыли 307 млрд. баррелей. Их запасы на сегодня составляют 819 млрд. баррелей, но очевидно, что они были и остаются намного больше, чем то, что страны ОПЕК извлекли за все эти годы. Одна Саудовская Аравия владеет приблизительно 80 месторождениями, из которых добыча ведется только на девяти. Разумеется, есть еще множество других месторождений, разведанных и неизвестных. Саудовская Аравия не делает инвестиций в разведку, обустройство и разработку месторождений именно потому, что увеличение предложения нефти понизит ее цену на рынке.

Рост научно-технического знания снижает затраты, делая рентабельной добычу из не эксплуатирующихся сегодня запасов, расположенных в известных нефтяных провинциях, и побуждая открывать новые. В 1950 году добычи на морском шельфе не существовало - эта нефть была 'непригодна' для разработки. Около 25 лет назад нефтяники бурили на шельфе скважины глубиной 1 тыс. футов (чуть более 300 метров). Сегодня усовершенствование технологий, сделавшее возможным отказ от использования дорогих стальных конструкций, позволяет бурить шельфовые скважины глубиной 3 километров, т.е. добывать нефть способом, который раньше считался слишком дорогим. Теперь треть всей добычи США приходится на скважины, пробуренные на морском шельфе.

Геологическая служба США считает, что при данном состоянии научно-технических знаний добыча нефти в море вскоре достигнет 50% от всей добычи США.

Запасы нефти, расположенные на морском шельфе, не появились просто 'со временем'. В одном старом фильме некая женщина, восхищенная драгоценностями героини, которую играла Мэй Уэст, восклицает: 'Боже мой! Вот это бриллианты!', на что Мэй Уэст холодно отвечает: 'Бог здесь совершенно ни при чем!'. Точно так же, добыча нефти на морском шельфе не имеет никакого отношения к провидению или удаче. Она стала возможной в результате того, что рост знаний сделал прибыльными соответствующие инвестиции. Стимулом для роста знания и разработки новых технологий была более высокая экономическая эффективность. Бурение на шельфе и стало такой новой технологией, позволяющей качать нефть из-под поверхности океанского дна. Нефтяники Канады и Венесуэлы разработали способы добычи нефти из песчаных пластов, характерных для шельфа этих стран. Новые технологии уменьшают затраты на добычу, и со временем еще какая-то часть нефти в недрах Земли тоже может попасть в число доказанных запасов.

Новые запасы

Стали ли сегодня разведка новых месторождений и проведение работ по их переводу в разряд запасов, пригодных к эксплуатации, гораздо более трудным и затратным делом, чем раньше? Данные, опубликованные 15 лет назад, не подтверждают этого.

Поскольку сведения за более позднее время больше не публикуются, мы с Кемпбеллом Уоткинсом (Campbell Watkins) решили заполнить этот пробел и составили таблицы продажной стоимости доказанных резервов, которые были фактически проданы в США, еще не будучи извлеченными на поверхность. Наши результаты можно использовать для оценки запасов нефти всюду, где предприниматели могут свободно инвестировать в их разработку (это не относится к странам - членам ОПЕК и некоторым другим).

Если бы затраты на разведку и разработку новых запасов увеличивались, увеличивались бы и цены на разведанные запасы. Однако за период 1982-2002 годов мы не обнаружили ничего подобного.

Подумайте еще и вот о чем. Ведь кто-то мог бы захотеть сделать деньги на росте стоимости еще не извлеченных запасов.

Например, занять деньги, купить запасы и ждать, когда цены нефть вырастут и эти запасы можно будет продать. Если год от года запасы уменьшаются, то их стоимость должна ежегодно расти и доходность этой операции должна будет по крайней мере обеспечить возврат кредита и компенсировать риски. Однако, в действительности такие инвестиции имеют отрицательную доходность даже без учета надбавки за риск.

Подытоживая, можно утверждать следующее. Нет никаких признаков того, что разведка и разработка месторождений нефти в странах, не являющихся членами ОПЕК, подвержена удорожанию. Заявления об исчерпании запасов в этих странах не соответствуют действительности или относятся лишь к небольшому числу разработок.

Единый мировой рынок

Другая общепризнанная догма гласит, что поставки энергоносителей в США потенциально нестабильны, так как мы покупаем нефть у стран Ближнего Востока, которые нас не любят. Эта догма не более обоснована, чем догмы, которые мы разобрали выше.

Большая часть нефти доставляется морем. Морские суда могут быть направлены в то или иное место без дополнительных затрат. Более того, значительная часть дополнительной нефти может быть получена морем, а не сушей. Поэтому ничего не стоит пересмотреть маршруты нефтяных танкеров, доставляющих нефть из стран, где она имеется в значительном избытке, в те страны, где ее не хватает. Не будет большим преувеличением сказать, что все баррели мира конкурируют друг с другом. Если в где-то какой-то баррель будет заблокирован, его заменит баррель из другой точки планеты.

Во множестве мест можно прочитать, как 'повезло' 'страдающей от недостатка нефти' Японии, что новые нефтяные месторождения оказались рядом с ней - на шельфе Сахалина. Много пишут также о значении Западной Африки для снабжения нефтью 'голодного' Восточного побережья США. Подобные заявления звучат внушительно, но не имеют никакого смысла.

Рост предложения на руку потребителям, а его сокращение вредит им безотносительно к тому, откуда и куда доставляется нефть. Экспортные потоки потекут в тех направлениях, которые сулят максимальную прибыль. Для покупателя расстояние между экспортером и импортером определяет лишь незначительную часть его затрат на покупку барреля нефти.

'Нефтяное оружие'

Любит поставщик своих потребителей или ненавидит их (и наоборот), не имеет ровно никакого значения потому, что на мировом рынке нефти продавец не может изолировать ни одного потребителя и покупатель не может изолировать ни одного поставщика. Однако общепринятое мнение состоит в том, что страны Ближнего Востока обладают 'нефтяным оружием', которое они могут использовать, чтобы наказать США и любую другую страну.

В поддержку этого мнения часто указывают на нефтяное эмбарго, якобы введенное в 1973 году арабскими странами - членами ОПЕК (кроме Ирака - Саддам Хусейн неплохо заработал на этом) в отношении США. Государственный секретарь США Генри Киссинджер неоднократно отправлялся в поездки по странам Ближнего Востока для проведения переговоров, целью которых было 'прекратить все это'. Десять лет спустя он поведал о том, что 'эмбарго' имело психологическое, а не экономическое значение. Недавно The Economist признал справедливость оценки, данной мной еще в июле 1973 года: если подобное эмбарго и будет введено, оно не будет иметь никакого эффекта ввиду диверсифицированного характера поставок нефти. Так и случилось.

Эмбарго против США не объявлялось и не могло быть объявлено. Те жуткие очереди на бензиновых заправках, длиной в милю, которые были тогда по всей Америке, стали результатом рационирования бензина и контроля над ценами, а не эмбарго. Мы не должны обвинять арабские страны в том, что сотворили собственными руками.

Сокращение добычи, предпринимавшееся как арабскими, так и другими странами, тогда и позже, имело место, но эти попытки никогда не были сколько-нибудь масштабными. Если взглянуть на объемы нефти, которые были доступны рынку разных стран-потребителей, то окажется, что положение США было немногим хуже, чем Японии, и немного лучше, чем Западной Европы. Да и эта разница, думаю, является случайной и обязана своему происхождению несовершенствам статистики.

Главный урок состоит в следующем: пропорция между внутренним производством потребляемой нефти и объемами импорта не имеет значения. Президенты могут сколько угодно заявлять об 'остроте проблемы' сокращения импорта и обеспечения 'энергетической независимости' - в конце концов, еще не один политик не утратил поддержки избирателей, указывая на иностранцев как на источник всех зол. Факты не подтверждают драматизма, который нагнетается политиками. Импорт нефти не делает ни одного импортера зависимым ни от какого-то конкретного экспортера, ни от всех экспортеров вместе взятых. Поэтому прямые или косвенные затраты на уменьшение импорта - это просто-напросто растрата ресурсов. Некоторая государственная поддержка исследований в области энергетики может окупиться приростом научных знаний. Но государственные расходы на производство энергии являются бессмысленной тратой средств.

Мы подошли к ключевому вопросу: если все перечисленные угрозы являются воображаемыми, то в чем заключаются подлинные проблемы современного нефтяного рынка?

Мировая монополия

Как уже говорилось, нефтяной 'кризис' начался в 1971-1973 годах, когда десяток стран - производителей нефти договорились поднять цены, ограничив свои уровни добычи. Они продолжают эту скоординированную политику и сегодня. Их удельные затраты на увеличение добычи нефти (которые примерно эквивалентны норме доходности соответствующих инвестиций) несоизмеримо малы по сравнению с той прибылью, которую им приносят завышенные цены.

Цена на нефть должна быть достаточно стабильной. Сопоставим основные условия, имеющиеся в нефтяном бизнесе, с газовой отраслью. Потребители нефти гораздо более многочисленны и разнообразны. Сезонные колебания рынка нефти более сглажены, а затраты на ее хранение ниже. В самом деле, в течение первых 25 лет, прошедших после Второй мировой войны, реальная динамика цен, рассчитанная с учетом инфляции, испытывала весьма незначительные колебания. Как и в любой отрасли, здесь возможны краткосрочные колебания, когда цены то повышаются, то понижаются. После Второй мировой войны и до начала 1970-х цены на нефть дважды взметались вверх - во время ближневосточных кризисов 1957 и 1967 годов, но затем достаточно быстро падали. Некоторые считают, что стабильность цен в тот период была следствием того факта, что бóльшая часть нефти по всему миру продавалась небольшому числу крупных компаний, известных как 'семь сестер'. Однако, в реальном исчислении с 1940 года по 1970-й цены упали почти на две трети. Контроль над этим процессом со стороны 'семи сестер' был весьма ограниченным, если вообще существовал.

Но вот в период с 1970 года по 1980-й рост цен в реальном исчислении составил около 1300%. Затем, с 1980-го по 1986-й, они упали почти на две трети, после чего наступил период умеренного роста, который продолжался до 1997 года. В 1997-1998 годах цены опять упали, а затем выросли в три раза (с февраля 1999-го по весну 2004-го). Почему в последние годы перепады цен имеют такие гигантские масштабы? Почему эти перепады не меняют своего направления в ту или иную сторону так же быстро, как это имело место в далеком прошлом, или, иными словами, почему колебания цен более не являются краткосрочными?

Спекуляция?

Попытки спекулянтов угадать цены оказывают влияние на фактическое положение рынка. Спекулянты-профессионалы делают деньги непосредственно на изменениях цен. Но и каждый производитель, нефтепереработчик, потребитель, тот, кто занят транспортировкой нефти и т.п., всякий, кто продает и покупает сегодня, рассчитывая на изменение цен завтра, также является спекулянтом.

Спекуляция воздействует на картельные цены в большей мере, чем на цены свободной конкуренции. Колебания цен на нефть стали интенсивнее потому, что прогноз того или иного уровня цен не только включает в себя оценку спроса и предложения, но и учитывает решения стран - членов ОПЕК относительно квот добычи, а также их способность выполнять свои обязательства. Поэтому мировой рынок нефти менее предсказуем и менее устойчив, а изменения на нем происходят внезапней. Во время скачка цен в конце 1973 года изменения в предложении нефти не выходили за пределы обычных колебаний, тогда как рост цен был огромным. Тот 'кризис' был классическим случаем панической реакции покупателей.

Картель

ОПЕК представляет собой систему периодических встреч стран - членов организации с целью выработать решение относительно либо будущих цен, либо объемов добычи. Фиксация одного из этих параметров определяет другой. Таким образом название 'ОПЕК' фактически относится к нескольким картельным соглашениям - первые регулярные совещания такого рода начали собираться более тридцати лет назад. Время от времени, для решения текущих проблем, члены ОПЕК пересматривают параметры этих соглашений.

При каждом повышении цен имело место превышение мощностей над фактическим выпуском - ситуация, которая была бы невозможной, если бы ценообразование осуществлялось на конкурентной основе. Даже если в начале такое превышение не существует, первое же решение о снижении добычи странами ОПЕК создает его. Страны воздерживаются от увеличения добычи нефти, стремясь поднять цены и прибыль. В последнее время высокие цены объясняют низкими запасами нефти и нефтепродуктов у потребителей. Это верно, но причинно-следственная цепочка выглядит так: картель уменьшает добычу, это снижает запасы, что, в свою очередь, повышает цены. Поскольку они намного ниже производственных затрат, выпуск может быть многократно увеличен - если каждый производитель будет действовать в своих собственных интересах, повышая добычу. А это снизит и цены, и доходы. Только согласованные действия всех стран ОПЕК могут побудить каждую из них по отдельности не расширять свою добычу .

Скачок цен после 1999 года прекрасно иллюстрирует сказанное. В свое время и администрация Клинтона, и администрация Буша рукоплескали ОПЕК, когда та установила цены на уровне 23-28 долларов за баррель. Сегодня действия ОПЕК привели к тому, что цены намного превзошли максимальную границу этого диапазона. При этом ОПЕК продемонстрировала обычное безразличие к увещеваниям со стороны представителей внешнеполитического ведомства американской администрации. Почему картель действовал так?

Две проблемы

Любой картель должен решить задачу по определению такого уровня цены и объема продукции, которые максимизируют его прибыль. Слишком высокая цена повлечет потерю денег - покупатели снизят объем покупок. Хуже того, будучи раз установленной, цена должна все время меняться для учета изменений спроса и предложения, которые будут подстраиваться под эту - первоначально установленную - цену. Какой уровень цен является правильным? Мнения по этому вопросу разделяются, и ОПЕК часто должна выходить на этот уровень методом проб и ошибок. В 1980-е годы картель совершил ужасную ошибку, когда поднял цену до уровня в 40 долларов за баррель (те 40 долларов, скорректированные на инфляцию, эквивалентны сегодняшним 80). Страны - члены ОПЕК ожидали дальнейшего повышения цен, но последовавшее снижение спроса заставило их снизить. Итак, первая проблема картеля - определение и поддержание правильных цен.

Вторая проблема - проблема распределения продаж по членам картеля. Каждая страна, входящая в ОПЕК, может получить куш, обманув партнеров и добыв нефть сверх установленных квот. Это можно сделать, поскольку затраты на производство дополнительной тонны нефти существенно ниже ее установленной стоимости. Однако, если какой-то член картеля нарушит соглашение, объем предложения нефти вырастет, цены упадут, а с ними и дополнительная прибыль, полученная им в обход соглашения.

В 1980 году Саудовская Аравия в одностороннем порядке (в первый и последний раз) ограничила свою добычу нефти. Королевство позволило своим партнерам по картелю добывать нефть в свободном режиме, что понизило уровень мировых цен. Саудовская Аравия решила тогда сбалансировать общий объем предложения посредством снижения собственной добычи - когда все члены ОПЕК увеличивали добычу, Саудовская Аравия уменьшала собственную на величину совокупного прироста предложения нефти.

Вскоре в королевстве поняли, что они не могут достичь своих целей без помощи партнеров. Если Саудовская Аравия оставалась единственной страной - членом ОПЕК, которая ограничивала добычу, объем предложения нефти оставался слишком большим, и цены падали. Королевство призвало тогда своих партнеров соблюдать установленные квоты. Однако они предпочли сохранять собственный уровень добычи, получая прибыль за счет Саудовской Аравии.

К концу 1985 года экспорт саудовской нефти сократился почти до нуля, и Саудовская Аравия заявила, что будет ориентироваться на цены, устанавливаемые кем-то другим, не ОПЕК. Процесс реорганизации картеля занял почти 8 месяцев, за которые цены упали на две трети по сравнению с 1980 годом.

С тех пор Саудовская Аравия неоднократно заявляла о том, что не пойдет на сокращение добычи, не получив предварительно гарантий ее сокращения остальными членами картеля. Так у них пропали малейшие иллюзии относительно своей способности в одностороннем порядке регулировать ситуацию в нефтедобыче (остается непонятным, почему люди в странах - потребителях нефти эти иллюзии сохранили).

Как показывает история, достижение договоренностей группой стран - весьма нелегкое дело. Вначале, пока некое общее соглашение еще не выработано, стороны пытаются взять друг друга на испуг. Вслед за этим все начинаю внимательно наблюдать друг за другом, пытаясь выяснить, кто, кого и насколько обвел вокруг пальца. В 1986-1996 годах цены на нефть оставались более или менее стабильными - примерно на уровне одной трети от максимальных цен 1980 года. Однако и в этот период доля стран ОПЕК в мировых поставках нефти снижалась - страны, не входящие в картель, расширяли добычу, поскольку сложившиеся цены обеспечивали приемлемую доходность их инвестиций в новые месторождения.

Сегодня у членов картеля есть все основания оставаться довольными. Начиная с 1999 года странам ОПЕК вместе с Россией, Мексикой и Норвегией (хотя сотрудничество ОПЕК с этими странами всегда сохраняло половинчатый характер) удавалось ограничивать мировую добычу, удерживая цены на высоком уровне. Их диапазон вначале был установлен на уровне 17-22 долларов за баррель, затем - 22-28 долларов. Начиная с 2000 года они почти не опускались ниже 28 долларов, а в декабре 2003-го превысили 30 долларов. Еще до последних сокращений добычи в странах - членах ОПЕК имелись значительные резервы ее увеличения, которые с тех пор только росли. Участники картеля ограничивали дополнительное предложение, следили за соблюдением квот и осуществляли сговор с целью поддержания цен.

Будущие цены и объемы добычи

Страны ОПЕК постоянно озабочены задачами ограничения предложения - с тем, чтобы противодействовать тенденции снижения цен. Как только они отвлекаются от этого занятия, реальность грубо напоминает им о себе - как это было в 1980-1985 и 1997 годах. Но их всегда убеждали - как сама ОПЕК, так и другие - взглянуть на то блестящее будущее, которое должно настать уже в ближайшее время. Им говорили, что очень скоро в странах, не входящих в ОПЕК, начнется спад добычи, поскольку там недостаточен уровень запасов. Поэтому, убеждали их, доля ОПЕК на мировом рынке вот-вот начнет расти.

Однако страны, не входящие в ОПЕК, постепенно наращивали резервы и увеличивали добычу, а доля ОПЕК в общем экспорте нефти снижалась. Составляя когда-то около 65% мирового рынка нефти, сегодня она упала до 30-35%. Только когда ограничения, связанные с добычей, стали более жесткими, страны, не входящие в картель, пошли на некоторое сотрудничество с ОПЕК.

Глава саудовского министерства нефти заявил, что его страна не будет опять сокращать добычу без гарантий сотрудничества со странами, как входящими, так и не входящими в ОПЕК. Эта позиция соответствует здравому смыслу. Если бы Саудовская Аравия в одностороннем порядке сократила добычу в 1999 году, она, точно так же, как это было в 1980-м, потеряла бы деньги и не смогла бы предотвратить снижение цен.

Зависимость от нефти

Никакая развитая страна не потерпела бы фиксацию цен частными компаниями в тех масштабах и формах, которые практикует ОПЕК. В Соединенных Штатах руководители компаний, уличенные в подобных действиях, отправляются в тюрьму. Однако членами ОПЕК являются суверенные страны, которые не могут подчиняться законам других государств. Более того, Соединенным Штатам и прочим странам хочется думать, что они пользуются поддержкой стран - членов ОПЕК, в особенности со стороны Саудовской Аравии.

Эта подразумеваемая поддержка выражается в политическом обеспечении 'доступа к нефти'. Но на глобальном рынке, заполненном продавцами и покупателями, все и так имеют к ней доступ. Другим распространенном мифом является миф о взаимных обязательствах: страны ОПЕК поставляют нефть, а США за это обеспечивают их 'защиту'. В действительности такого выбора не существует - мы обязаны защищать эти страны от третьих стран и соседей в любом случае. За эту защиту они ничего не должны нам давать, и они не будут ничего нам давать. Разумеется, страны ОПЕК будут продолжать поставлять нефть.

Единственный вопрос здесь - какое количество нефти они будут поставлять? От этого количества зависит цена. Подразумеваемую всеми обязанность ОПЕК (или Саудовской Аравии) осуществлять поставки юристы назвали бы 'недействительной из-за неясности', но в правительстве всегда имеются люди, которые страстно желают увериться в том, что любая их деятельность хоть чем-то полезна. Что ж, они должны будут заплатить за такую уверенность.

После тридцати лет сверхвысоких доходов страны - члены ОПЕК так же зависят от продаж нефти, как были зависимы всегда. Они до сих пор удовлетворяют почти все свои потребности за счет нефтяного экспорта. Пятьдесят лет назад Венесуэла высказала идею направить нефтяные деньги на развитие отраслей, не связанных с добычей и экспортом этого сырья, в звучном лозунге 'sembrar el petroleo', что означает 'посеять нефть'. Несмотря на то, что ряд небольших стран накопили значительные финансовые резервы, размещенные за рубежом, попытки ближневосточных стран - членов картеля создать не связанные с нефтью экспортные отрасли потерпели полный провал. Эти страны периодически близки к банкротству, не в состоянии прожить без нефтяных доходов и не способны заранее планировать свои действия.

На что ушли нефтяные доходы в 3 трлн. долларов? По большей части - на закупку вооружений, субсидии, выплаты увеличившемуся населению и грандиозные проекты, призванные символизировать престиж - far la bella figura, как говорят итальянцы. Но впечатляющие проекты выглядят плохо, когда их забрасывают. Саудовская Аравия в 1980 году имела 180 млрд. долларов резервов, размещенных за рубежом. Сегодня она имеет государственный долг и все последние годы - дефицит бюджета.

Убедительный эксперимент история поставила в Ираке. В 1991 году, когда по решению ООН эта страна прекратила экспортировать нефть, ВВП Ирака упал на 86%. Существовавшие к тому моменту отрасли иракской промышленности, не св

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Структурные проблемы рынка нефти — Algama Research

photo by telegpaph.co.uk

Цены на нефть упали примерно на 65% от своего пика в июне 2014 года (см/ график ниже), и в настоящее время ведутся интенсивные дебаты о том, почему. Одно одно, что мы знаем наверняка, это то, что нефтяной рынок претерпел структурные изменения, в результате чего последний эпизод отличается от предыдущих драматических колебаний цен.

Обвал цен был обусловлен, в частности, факторами со стороны предложения . К ним относятся быстрый рост сланцевой добычи в США в последние годы, и решение правительства США положить конец 40-летнему запрету на экспорт сырой нефти. Кроме того, добыча нефти в охваченных войной странах, таких как Ливия и Ирак, превысил ожидания, и Иран вернулся на мировые рынки нефти после ядерного соглашения с крупнейшими мировыми державами. Саудовская Аравия, крупнейший член Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), увеличил производство, чтобы защитить свою долю рынка.

Высокий спрос на нефть с 2000 года, дал ОПЕК и Саудовской Аравии, в частности, значительное влияние на цены, но это также стимулировало инвестиции в методах с более высокими издержками производства в других местах, таких, как добыча нефтеносных песков в Канаде и добыча сверхглубоководных нефти в Бразилии.

Из-за задержки между инвестициями и производством для обычной добычи нефти, эти проекты в не входящих в ОПЕК странах достигла своего пика и примерно в то же время рынок нефти начал замедляться, когда ожидания относительно будущего спроса на нефть начали ослабевать.

Эта динамика побудила ОПЕК изменить свой ответ на колебания цен. В прошлом году ОПЕК, и Саудовская Аравия, в частности, позволили стабилизировать рынок нефти за счет сокращения производства, когда цены упали слишком низко и увеличения выпуска продукции, когда цены выросли слишком высоко, по сравнению с целевой ценой ОПЕК. В ноябре 2014 г. на заседании ОПЕК, Саудовская Аравия заблокировала движение со стороны других членов сократить производство в ответ на падение цен.

Саудовцы вместо этого увеличили производство, что приводит к огромному давлению на более дорогих производителей не входящих в ОПЕК. Саудовская Аравия, кажется, берет уроки из 1986 года, когда флуктуации цен привели к беспрецедентному сокращению производства в ответ на увеличение производства со стороны стран, не входящих в ОПЕК.

Другим фактором поддержания низких цен является то, что не входящие в ОПЕК производители существенно сократили свои расходы. Но это, вероятно, единичное событие. Теоретически, как показано на диаграмме ниже, затраты на производство нефти, как правило, считаются постоянными и определяются неизменных факторами, такими как тип нефти и географические условия, где она добывается.

На практике, однако, структура затрат зависит от целого ряда других факторов, в том числе технологических усовершенствований, человеческого опыта, и так далее. Так, в случае производства сланцевой нефти, промышленность, как нам представляется, пользуется значительными улучшениями операционной эффективности методом проб и ошибок, или «обучение в процессе работы.» Компании быстро освоили лучшие методы, и добыча сланцевой нефти выдерживается в текущем инвестиционном цикле. Но стоимость производства сланца теперь будет расти снова, потому что такие существенные повышения эффективности не являются устойчивыми и стоимость капитала высока.

Тем не менее, одна определяющая черта «нового нефтяного рынка», связанного с появлением сланцевой нефти, это более ограниченные циклы цен на нефть. Действительно, добыча сланцевой нефти требует более низкого уровня невозвратных издержек, чем обычной нефти, а отставание инвестиций от производства значительно короче.

Заманчиво смотреть на долгосрочные нефтяные фьючерсы — цена постепенно увеличивалась в период между 2000 и 2014 годами, прежде чем упасть резко в ноябре 2014 года после эпохального заседания ОПЕК. И теперь фьючерсы имеют ряд ограничений.

Для начала, фьючерсы не помогли предсказать текущий коллапс рынка, скорее всего потому, что долгосрочные фьючерсные рынки, по умолчанию, медленно приспосабливаются к новой информации. Кроме того, фьючерсные контракты дают лишь ограниченные среднесрочные рекомендации, поскольку они не простираются достаточно далеко.

Как и в других товарных рынках, фьючерсы на нефть подвержены дисбалансу между долгосрочными и краткосрочными позициями. Например, существует повышенный спрос среди производителей нефти для краткосрочное хеджирование, чем есть производителей заключающих те же сделки на долгую перспективу. Производители, как правило, готовы принять относительно более низкие цены, чтобы хеджировать риск, потому что они не могут пойти на увеличение расходов на своих клиентов. Производители, с другой стороны, имеют большую гибкость в этом отношении, потому что, даже для энергоемкого производства, нефть по-прежнему только одна небольшая часть более крупной структуры затрат компании.

Некоторые из факторов влияния на цены на нефть, перечисленные выше, носят временный характер, а другие являются структурными и постоянными. Конечно же, помимо наращивания добычи на ценах сказался курс доллара, резко взметнувшегося по отношению к другим валютам в 2014-2015гг. Нельзя исключать и чистую конспирологию, связанную с желанием зарубежных стран надавить на Россию после обострения геополитической напряженности.

Сокращенный перевод статьи Rethinking The Oil Market: IMF Warns «Conventional Wisdom No Longer Applies» / Zerohedge

algamaresearch.ru

Проблемы развития российского рынка нефти и нефтепродуктов

Но пока Мурманский порт не построен, объемы транспортировки нефти через Балтийское море будут расти. А это, в свою очередь, увели­чивает риск катастрофы танкера. Все государства Балтийского региона должны начать работу по минимизации вероятности разлива нефти в море, которое в 2004 г. становится практически внутренним морем ЕС. Хотя Россия останется вне Союза, она должна будет налаживать более тесное сотрудничество с ЕС, поскольку использует и Балтийское, и Средиземное моря как нефтяные транспортные коридоры на Запад.

Решение ЕС не допускать однокорпусные танкеры в гавани стран ЕС после 2010 г. абсолютно верно, но если Россия не примет подобных мер, оно останется половинчатым: опасные суда будут продолжать за­полнять свои танки в российских портах и проходить через междуна­родные воды Балтийского моря. Кроме того, решение вступает в силу в 2010 г., а катастрофа может произойти уже сейчас.

Балтийское море имеет свою специфику не только благодаря внутреннему статусу, но также ввиду суровых климатических усло­вий. Дважды в столетие оно замерзает полностью, Финский залив – каждые десять лет. Лед в Финском заливе стоит примерно шесть ме­сяцев, а ведь там располагаются крупнейшие российские нефтяные терминалы. Необходимо, чтобы ЕС и Россия создали действенные регулирующие органы, способные предотвратить выход в море судов слабой конструкции или с командой низкой квалификации. Можно разрешить, например, использование в течение зимнего периода только танкеров с повышенной прочностью корпуса и специально сертифицируемой для работы в арктических условиях командой.

Россия при максимизации своих нефтяных экспортных доходов не должна ставить под угрозу экологическую безопасность Балтийского моря. Если Россия продолжит увеличивать масштабы транспортиров­ки нефти через Балтийское море, миллионам людей, живущих на его берегах, останется надеяться, что российское правительство не позволит судовладельцам играть в "русскую рулетку", зарядив пистолет новы­ми пулями - однокорпусными танкерами. Увеличение масштабов транспортировки нефти через Балтийское море - намного более серьезная угроза интеграции Рос­сии с ЕС, чем пресловутая проблема калининградского транзита.

ГЛАВА 2

2.1 Состояние основных фондов комплекса

Состояние основных производственных фондов (ОПФ) нефтяного комплекса характеризуются большой долей износа, а их технологический уровень является отсталым. В целом, в нефтедобывающей промышленности степень износа ОПФ составляет около 55%, а по отдельным нефтяным компаниям достигла 70% (Башнефть, Татнефть, ОНАКО, ТНК, Самаранефтегаз). Соответствующие данные приведены в таблице 5.

Т а б л и ц а 5

Износ основных фондов нефтяных компаний

Износ основных фондов в нефтепереработке составляет 60%. Доля полностью изношенных основных фондов, на которые не начисляется амортизация составила в нефтедобыче и нефтепереработке соответственно 22% и 39%. т.е. ситуация в нефтепереработке хуже, чем в нефтедобыче, в том числе с точки зрения экологической безопасности.

Сегодня глубина нефтепереработки находится в интервале 62-64%, средний уровень изношенности оборудования составил более 80%, а срок службы превысил все возможные пределы (в основном, более 25 лет). Основной причиной этого является то, что финансирование нефтепереработки всегда осуществлялось по остаточному принципу, и все ресурсы направлялись в нефтедобычу.

Что касается нефтедобычи, можно констатировать, что разработка нефтяных месторождений находится в сложном положении. Накоплен значительный фонд простаивающих скважин, нарушен баланс отбора жидкости и закачки воды, имеются большие потери попутного газа.

Нефтяные предприятия не располагают современными техническими средствами для разработки трудноизвлекаемых запасов и эксплуатации месторождений, находящихся в поздней стадии. Основные фонды нефтепромыслов имеют большую изношенность и требуют своего обновления, прежде всего технологического оборудования и нефтепромысловых коммуникаций. Рост добычи нефти происходит путем увеличения отдачи от действующих скважин на основе использования традиционных технологий.

2.2 Основные направления капиталовложений в комплексе

Необыкновенно благоприятная конъюнктура на мировых рынках и девальвация рубля создали хорошие условия для инвестирования в нефтяной комплекс. Нефтяные компании увеличили капитальные затраты и за счет этого сумели увеличить объемы производства.

В первом полугодии 2000 года капиталовложения в нефтедобычу выросли на 92%, в нефтепереработку на 85% (огромные темпы). За этот период капиталовложения в промышленность в целом выросли на 19%. Произошло существенное увеличение инвестиций в основной капитал, как по отрасли, так и по отдельным нефтяным компаниям. Фактические инвестиции превышают даже отчетные данные компаний (по оценкам авторитетных экспертов – на 30 %) в связи с широким использованием схем финансирования капиталовложений, отражаемых в отчетности лишь частично.

Компании широко используют механизмы инвестирования, при которых их аффилированные структуры, зарегистрированные в российских оффшорных зонах, покупают нефтяное оборудование, а затем сдают его в аренду нефтедобывающим предприятиям, входящим в структуру компаний. Указанные структуры по роду деятельности могут не относится к нефтедобывающей отрасли. Соответственно их операции по закупке оборудования не будут отражаться статистикой как инвестиции в основной капитал в нефтедобыче.

Следует подчеркнуть, что российские ВИНК, имея на своем балансе вдвое больший объем запасов, по сравнению с крупными мировыми компаниями обеспечивают вдвое меньшую добычу нефти. Можно утверждать, что проблема восполнения запасов не является самой актуальной в ближайшие 5-10 лет. Причем показатель комплексно-экономической оценки качества запасов значительно превышает соответствующие показатели в США и Канаде, хотя и ниже, чем во многих нефтедобывающих странах. Характеризуя качество запасов промышленных категорий, следует отметить, что около 75% запасов сосредоточено на разрабатываемых месторождениях, имеющих инфраструктуру.

Следует напомнить, что нынешние запасы нефтяных компаний готовились еще в советский период и были рассчитаны на объемы добычи нефти в 580 млн.т. То есть приблизительно 35-40% имеющихся запасов нуждается в вовлечении в активную разработку, а на сегодня это замороженные капитальные вложения, сделанные в предыдущий период. В этой связи обоснованным является поведение нефтяных компаний с низкими объемами геологоразведочных работ. Когда в наличии имеются эффективные разрабатываемые запасы и есть возможность приобретения лицензий или активов с доказанными запасами по более низкой цене, только существование налога в виде отчислений на геологоразведочные работы вынуждает нефтяные компании осуществлять разведочное бурение или под ее видом показывать эксплуатационное бурение. Нигде в мире (кроме Казахстана) не существует налога такого типа, а у нас эффективность использования федеральных и региональных средств на геологоразведочные работы на нефть близки к нулю.В этой связи первоочередной задачей должна быть отмена этого налога, так как этот целевой фонд не используется по назначению. Кроме того, вопреки распространенной точке зрения, вложения в геологоразведку в нефтяном комплексе не являются в настоящее время первоочередными.

Остановимся на вопросе определения наиболее насущных направлений вложений в основной капитал в нефтяном комплексе.

Исследования западных экспертов сосредоточены на нефтедобывающей отрасли, оставляя в стороне важнейшие подсистемы переработки нефти и нефтепродуктообеспечения. В частности исследовательская группа «Маккинзи» аргументирует, что именно нефтедобыча является ключевой сырьевой отраслью, играющей особо важную роль в российской экономике. Действительно, развитие в России сырьевых отраслей очень важно для стран ОЭСР, а для самой России в настоящее время более важно развитие нефтепереработки и обеспечение качественными нефтепродуктами потребности растущей экономики[5] .

В исследовании рассматриваются варианты роста нефтедобычи до 372 млн.т. и 571 млн. т. в год к 2009 г., при этом ежегодные инвестиции составляют от 15 до 35 млрд. долл., объем экспорта нефти достигает 174-372 млн. т., а доля прямых иностранных инвестиций доходит до 40%. Высокая доля прямых иностранных инвестиций связывается с благоприятным инвестиционным климатом, а конкретно с законодательством соглашения о разделе продукции. Соответственно основная доля добытой нефти в первые 10-15 лет будет вывезена за рубеж в виде затратной (компенсационной) продукции.

Главным изъяном подходом «Маккинзи» является однобокое рассмотрение нефтяного комплекса России как потенциального сырьевого придатка. Т.е. задачи исследования сконцентрированы на удовлетворении потребностей Запада в сырой нефти. Совершенно не рассматриваются задачи определения приоритетов инвестиций, обеспечения внутреннего спроса при минимальном потреблении нефти, создания прозрачного внутреннего рынка нефтересурсов, мобилизации внутренних ресурсов для развития нефтяного комплекса России.

mirznanii.com