BMI Research улучшила прогноз средней цены нефти Brent на 2017 год. Прогнозы на нефть 2017


Прогнозы по ценам на нефть до конца 2017 года. |

Цена на нефть является основным индикатором наполняемости бюджета России. Как повлияет на цены рост сланцевой добычи в США и какими будут предварительные итоги 2017 года для мирового нефтяного рынка.

Результаты консультаций ОПЕК+ о дальнейшей судьбе действующего до марта 2018 года соглашения о сокращении добычи нефти пока еще неизвестны, но уже сейчас можно подвести некоторые итоги 2017 года для мирового нефтяного рынка.

Контролируемый эксперимент

Соглашение «ОПЕК плюс Россия», главной целью которого была ребалансировка мирового нефтяного рынка, явилось своеобразным экспериментом, который мы наблюдаем в реальном времени. Тестируются эластичность спроса и предложения различных стран и категорий производителей и потребителей с различной скоростью реагирования на изменение внешних условий. Особое внимание привлекают три группы игроков.

Первая — так называемый «ОПЕК+» — страны картеля и присоединившаяся к соглашению о сокращении добычи Россия, пытается воздействовать на ситуацию на мировом нефтяном рынке, ограничивая предложение в рамках системы согласованных квот. Скорость реагирования на вызовы у этих игроков может быть очень оперативной, но это происходит в рамках нерыночных механизмов.

Вторая группа, производители нефти плотных пород в Северной Америке, действует в логике «невидимой руки рынка», реагируя главным образом на рыночные сигналы. Причем скорость их реагирования, следствие технологий добычи, основанных на мультистадийных гидроразрывах, выражающаяся в возможности резкого наращивания или снижения добычи в ответ на ценовую конъюнктуру, позволяет рассматривать этот источник предложения в качестве потенциального балансировщика мирового рынка. До недавнего времени только Саудовская Аравия, обладающая значительными свободными производственными мощностями с низкой себестоимостью добычи могла выполнять роль балансировщика. Теперь появилась альтернатива. Третья группа — это многочисленные традиционные проекты по всему миру с длинным инвестиционным циклом. Их скорость реагирования на рыночные изменения и, соответственно, эластичность предложения, очень низкая.

Позиция ОПЕК+, казалось бы, является нерыночным поведением. Однако не все так просто. Идеология управляемой ребалансировки нефтяного рынка основана на тезисе о том, что в условиях профицита мирового предложения, сложившегося с конца 2014 года и продолжающегося по сей день, нефтяные цены потеряли привязку к среднециклическому балансу мирового спроса и предложения, основанному на полной себестоимости добычи маржинальных проектов. Вместо этого цены опустились до уровня краткосрочных переменных затрат нового балансирующего производителя (североамериканских производителей нефти плотных пород), которые не отражают полную себестоимость стабильного воспроизводства для отрасли. Это может привести к заморозке инвестиций в новые традиционные проекты с высоким уровнем затрат полного цикла и длительными сроками окупаемости.

Через несколько лет, по мере снижения добычи на старых месторождениях по всему миру, это может привести к выпадению значительных объемов из мирового баланса, ценовому шоку и чрезмерной ценовой волатильности. Поэтому ОПЕК+ стремится убрать с рынка сформировавшийся «навес» товарно-складских запасов, что, по мысли теоретиков ребалансировки, вернет рынку возможность получать неискаженные ценовые сигналы. Это, в свою очередь, должно привести к установлению ценового коридора с меньшей волатильностью, что положительно скажется на среднесрочных и долгосрочных инвестициях.

Сюрприз от ОПЕК+

Саудовской Аравии и России, основным участникам сделки, удалось обеспечить выполнение целевых показателей по сокращению добычи. Это стало сюрпризом для многих комментаторов, которые предсказывали, что традиционно слабая дисциплина среди членов ОПЕК и серьезные противоречия между Рийядом и Москвой приведут к превышению квот и быстрому краху договоренностей. При этом в качестве обоснования приводились аргументы, основанные на классической «дилемме заключенного». В отличие от теоретической конструкции, в которой у игроков нет информации о намерениях друг друга и возможности согласовывать позиции, у Саудовской Аравии и России была возможность вести переговоры и попытаться выйти за пределы «игры с нулевой суммой». Они этой возможностью воспользовались в полной мере. Формирование постоянного канала связи на уровне министров Халида аль-Фалиха и Александра Новака и многочисленные встречи между ними позволили обеспечить прозрачность и обмен информацией, что стало основой высокой дисциплины участников соглашения.

Конечно, основным драйвером соглашения стал общий интерес к повышению мировых нефтяных цен. Для Саудовской Аравии вопрос ребалансировки нефтяного рынка стоит особенно остро в силу двух причин. Первая — это высокие цены бюджетной безубыточности и пугающие темпы сокращения золотовалютных резервов королевства. Вторая причина — это намеченная на 2018 год продажа пакета акций компании Aramco и желание обеспечить максимально высокую цену этого размещения.

Следствием низкой дифференциации экономики Саудовской Аравии является зависимость от импорта, что, в свою очередь, обусловливает жесткую привязку обменного курса саудовского риала к доллару США. Именно это не позволяет Саудовской Аравии пойти по пути России и провести массированную девальвацию национальной валюты для корректировки внешнеторгового баланса. Падение доходов от экспорта нефти ведет к росту дефициту бюджета, поскольку цена нефти для бюджетной безубыточности у Саудовской Аравии хотя и снизилась за последние два года в результате «затягивания поясов», тем не менее оценивается в 2017 года на уровне $84 за баррель (рисунок 1). Дефицит бюджета Саудовской Аравии вызывает необходимость его финансирования за счет золотовалютных резервов, которые сократились на $255 млрд за период с сентября 2015 года по сентябрь 2017 года (рисунок 2) На этом фоне ситуация с российскими золотовалютными резервами выглядит намного стабильнее, а адаптируемость российской экономики к продолжительному снижению нефтяных цен — лучше.

Конечно, России также нужен рост цен на нефть, в первую очередь для снижения дефицита бюджета, формирования источников инвестиций в условиях санкционных ограничений, а также для пополнения стратегических валютных резервов. Российский Минфин уже сообщил, что дефицит российского бюджета к концу 2017 года меньше ожидаемого и составит менее 2% ВВП.

 

«Сюрприз» сланцевой нефти

Действия ОПЕК+ по сокращению добычи (минус 1,8 млн баррелей в сутки) и рост потребления нефти (более чем на 1,6 млн баррелей в сутки как в 2016, так и в 2017 году, причем высокую эластичность спроса по цене продемонстрировали не только Китай и Индия, но и США, где вновь оживились продажи внедорожников) серьезно перевесили инкрементальные прибавки на стороне предложения. При сохранении этих темпов мировой спрос на нефть может достичь 100 млн баррелей в сутки уже в 2018 году, на 5-6 лет раньше срока большинства прогнозов.

Еще в начале года большинство комментаторов ожидали, что сокращение добычи со стороны ОПЕК+ вызовет возобновление роста добычи в США, причем технологический прогресс и снижение себестоимости добычи позволит американским производителям значительно увеличить предложение и захватить освободившуюся рыночную нишу при сохранении цен на уровнях около $40 за баррель, что сделает сделку картеля с Россией бессмысленной. Добыча нефти в США и правда сумела продемонстрировать восстановительный рост и концу ноября 2017 года вернулась к уровням конца 2014 года и даже установила новый исторический рекорд — 9, 68 млн баррелей в сутки. Однако произошло это при росте цен западно-техасской нефти до $55, а нефти марки Brent — до $63.

Что же произошло с себестоимостью добычи в США и почему рост цены нефти не вызвал более резкого роста добычи нефти плотных пород? Представляется, этому есть два объяснения. Во-первых, несмотря на долгосрочный тренд дефляции затрат в США в результате технологического прогресса, в 2017 году начался инфляционный скачок затрат, вызванный ступенчатым переходом от ориентиров, привязанных к краткосрочным переменным издержкам, характерным для ситуации «выживания любой ценой», к ценовым ориентирам, отражающим затраты полного цикла в рамках нормального функционирования отрасли.

Добыча в США увеличилась с конца 2016 года лишь на 0, 8 млн баррелей в сутки. На фоне сокращения добычи со стороны ОПЕК+ и роста мирового спроса стали быстро сокращаться товарно-складские запасы нефти и нефтепродуктов, а фьючерсная кривая из состояния контанго перешла в состояние бэквордации, отражая ожидания участников рынка о возросшей ценности нефти «здесь и сейчас». Для многих американских производителей, вынужденных хеджировать свою добычу, это фактически означает увеличение стоимости страховки (хеджа), поскольку затраты на хеджирование уже не компенсируются более высокой ценой нефти в будущем относительно ее сегодняшних значений. Необходимость наращивать добычу также привела к росту удельных затрат, как по причине перехода на менее продуктивные участки, так и в результате роста стоимости услуг сервисных компаний.

Во-вторых, за годы низких цен кумулятивный долг американских сланцевых производителей достиг почти $120 миллиардов, а свободный денежный поток на протяжении многих лет был отрицательным. Даже в относительно благополучном с точки зрения цены втором квартале 2017 года отрицательный свободный денежный поток составил почти $6 млрд, а за 2017 год в целом убытки могут достичь $20 млрд. Кумулятивный отрицательный чистый денежный поток уже превысил $300 млрд. Даже самые терпеливые инвесторы захотят, чтобы компании вышли на безубыточность, прежде чем расширят им кредитные линии. А резко нарастить добычу, не увеличив долги не получится.

Именно высокая задолженность может стать тормозом для резкого роста американской добычи в краткосрочной перспективе. При этом и в США и в мире в целом много нефти. Но цена, которая позволит вывести на рынок объемы, необходимые для удовлетворения спроса в течение следующих трех-пяти лет, значительно выше $60 за баррель.

Источник:http://www.forbes.ru/biznes/353613-prognozy-i-syurprizy-ot-opek-chto-budet-s-cenami-na-neft-k-koncu-goda

 

brodv.ru

Прогноз цен на нефть в 2017 году, мнение мировых аналитиков

Цены на нефть в 2017 году: прогноз аналитиков. Почемы мы следим за ценой на нефть и что говорят российские и зарубежные эксперты.

Почему мы так любим следить за ценами на нефть?

Цены на углеводородное сырьё для современной экономики России — по-прежнему, к сожалению, являются одним из главных определяющих факторов, от них зависит, как будет наполнена деньгами российская казна, а, следственно, будет ли государство в целом процветать или бедствовать. Именно по этой причине прогнозы цены на нефть в 2017 году от российских и мировых экспертов и аналитиков не устают пользоваться спросом у всех интересующихся. Итак, что сообщают нам о цене на нефть мировые аналитики и как выглядят свежие прогнозы?

Прогноз цен на нефть на 2017 год в России от экспертов

По поводу цен на “чёрное золото” мнение аналитиков внутри России довольно полярны. Скажем, руководитель “Газпромнефти” А. Дюков уверенно заявляет о том, что нефтяная цена к лету 2017 года будет снова составлять около 90-100 долларов за баррель и нескоро опустится ниже. С точки зрения Министра энергетики Александра Новака, совсем наоборот, стоимость углеводородного сырья около отметки в 50 долларов за бочку нефти сможет держаться довольно продолжительное время, и максимальный уровень, который можно будет увидеть, это 65 долларов, да и он будет достигнут года через два-три.

Существует в России и Агентство Прогнозирования Экономики, его эксперты вовсе славятся тем, что выдают на гора конкретные цифры. Для нефти это, например,  43 доллара за баррель в январе 2017 года, а в декабре — около 49. В 2018 году АПЭ предсказывает стоимость нефти не более чем 60 долларов за баррель.

Министр в отставке Алексей Кудрин предупреждает нас, что имеет смысл быть готовыми к плохому развитию событий и полагает, что стоимость бочки нефти вполне способна обрушиться до величины 17 долларов. Впрочем, по мнению Кудрина, такая вероятность велика в 2018 году, а после этого спада довольно быстро начнётся рост котировок.

Какой прогноз цен на нефть в 2017 году предлагают мировые аналитики

Американский аналитический центр PIRA Energy Group в 2014 году сумел предвидеть резкую отрицательную динамику цены на углеводороды, поэтому вполне логично, что к прогнозам PIRA интерес теперь повышен. Эксперты компании считают, что в 2017 году цена на нефть вырастет до уровня в  75 долларов, на котором и зафиксируется.

Аналитики Международного энергетического агентства солидарны с коллегами и говорят, что в течение всего 2017 года стоит ожидать повышения уровня цен, и года через три котировки будут около цифры в  80 долларов.

Американское министерство энергетики в своих расчётах приводит ориентир на 2017 год в 56 долларов. А экспертами МВФ приводится целый ряд условий для возможного роста, и в целом они говорят о том, что скорее всего больших изменений по сравнению с 2016 годом не предстоит.

В заключение стоит сказать, что прогноз цены на углеводороды — в принципе занятие сродни гаданию на кофейной гуще, поэтому практически все прогнозы российских и мировых экспертов на 2017 год — чаще всего лишь спекуляция, за которой стоят те или иные интересы. Цена на нефть всегда очень сильно зависит от мировых новостей и подвластна своей собственной логике развития, поэтому ответственные аналитики почти всегда говорят обтекаемо и не называют конкретные цифры, они лишь отмечают некие закономерности, существующие на данный момент времени.

bankiclub.ru

BMI Research улучшила прогноз средней цены нефти Brent на 2017 год

Средняя цена на нефть эталонной марки Brent в 2017 году может составить $57 за баррель, при этом ранее прогноз средней цены составлял $55 за баррель, следует из обзора аналитиков исследовательской компании BMI Research.

Прогноз средней цены на нефть марки Brent в этом году повышен на фоне роста уверенности, что страны ОПЕК будут придерживаться производственных квот, сообщает РИА «Новости».

Аналитики BMI прогнозируют, что в 2018 году средняя цена на нефть марки Brent составит $60 за баррель, в 2019 году она будет на уровне $64 за баррель, а в 2020 году стоимость нефти может составить $67 за баррель. При этом эксперты отмечают, что прогнозы пересмотрены с учетом ожиданий роста дефицита предложения на рынке.

Кроме того, аналитики BMI полагают, что ребалансировка мирового рынка нефти возможна в середине 2017 года, что обеспечит рост котировок.

По состоянию на 10:15 мск стоимость мартовских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent поднялась на 0,11% до $55 за баррель. Цена февральских фьючерсов на нефть марки WTI выросла на 0,12% до $52,02 за баррель.

С начала лета 2014 года к концу прошлого года цены на нефть обвалились более чем втрое — со $115 до $36 за баррель марки Brent, а в 2016 году опускались ниже $30. Фундаментально спад эксперты объясняли высоким уровнем добычи в мире при замедлившемся спросе. Но уже в конце ноября 2016 года инвесторы были обрадованы долгожданным решением ОПЕК сократить добычу на 1,2 млн баррелей в день до 32,5 млн баррелей. А в начале декабря в Вене прошла встреча ОПЕК с нефтедобывающими странами вне организации. Одиннадцать не входящих в ОПЕК стран согласовали сокращение своей добычи суммарно на 558 тыс. баррелей в сутки, в том числе Россия — на 300 тыс. баррелей. Сокращение начинается с января. Соглашение заключено на I полугодие с возможностью пролонгации.

www.rosbalt.ru