Прозрачна ли нефть


Прозрачные доходы за непрозрачную нефть

«В сентябре 2002 года на Всемирном саммите по устойчивому развитию в Йоханнесбурге была признана значимость прозрачности доходов в богатых ресурсами странах для дальнейшего экономического роста, поддержания стабильности и мира. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр выступил с Инициативой прозрачности добывающих отраслей (ИПДО). Инициатива прозрачности добывающих отраслей направлена на обеспечение возможности для общества контролировать поток поступлений в государственный бюджет от компаний, добывающих в Казахстане минеральные ресурсы. Иными словами, ИПДО должна показать, сколько добывающие компании выплатили налогов, и сколько из этих выплат действительно получило государство.»

из доклада НПО ЭХО

 

В 2004 году ЭХО вместе с другими НПО Казахстана объединились в коалицию «Нефтяные доходы – под контроль общества!» Через год деятельности этой организации - в 2005 году Казахстан присоединился к ИПДО, а меморандум о взаимопонимании между правительством, добывающими компаниями и гражданским обществом от имени гражданского сектора подписал Павел Лобачев, глава правления ЭХО. Таким образом, кроме членов КМБПЧиСЗ в Коалиции появилась ЭХО, которая как и всемирное движение «Публикуй что платишь», рассматривает вопрос по повышению прозрачности в добывающих отраслях значительно шире, чем ИПДО. По мнению членов этой НПО повышение прозрачности должно охватывать не только платежи компаний в бюджет, а все платежи компаний государственным структурам, социальную ответственность бизнеса, а также то, на что государство тратит деньги, полученные от добывающих отраслей. «Кроме того, ЭХО считает необходимым охватывать прозрачностью все добывающие отрасли», - признался журналистам глава правления организации.

Аппетиты растут, увеличивается и список всех тех организаций и движений, которые готовы мониторить, контролировать, анализировать, составлять отчеты, грозить пальчиком. Если перевести весь этот список в количественный состав, наверняка сотрудников наберется на один Люксембург. И всю эту армию кто-то ведь содержит. Для того, чтобы стало понятно, сколько их, - борцов за справедливость и равное распределение нефтедолларов среди граждан, попробуем пересчитать те организации, которые тем или иным боком причастны к движению за прозрачные нефтяные доходы. И, кстати, попутно возникает вопрос: почему именно нефти? А не от выращенного и собранного зерна, к примеру. Или изготовленных по уникальным технологиям препаратов против рака? Но это риторика.

Итак, ключевыми внешними партнерами Коалиции «Нефтяные доходы – под контроль общества!» являются Секретариат ИПДО, Всемирный Банк и финансирующие организации PWYP, включая фонд Hewlett Foundation, Cordaid, Институт мониторинга доходов и Фонд «Открытое общество», альянс «За широкое раскрытие данных о платежах», уже названное движение «Публикуй, что платишь», а также «Кампания за международную справедливость». Не забыть упомянуть правозащитную организацию КМБПЧиСЗ. Два головных офиса движения «Публикуй что знаешь» базируются в Лондоне и в Нью-Йорке. Если учесть, что это движение стоит на иерархической лестнице выше на несколько ступеней, чем Коалиция, то понятно, что все управление идет оттуда — из Великобритании и США. Инициатива прозрачности в добывающих отраслях промышленности - это глобальная коалиция организаций, объединяющая в своих рядах свыше 300 (!) организаций из более чем 30 стран мира.

Основными спонсорами этой громадной структуры являются Дж. Сорос и государственный департамент США. Ежегодно на это тратятся сотни миллионов долларов. Если учитывать, что ни один бизнесмен, а тем более такого уровня как Сорос, не вложит ни единого цента, если не планирует получить с него прибыль, то становится даже несколько не по себе, от того, насколько широко раскинулась сеть организаций, получающих информацию из первых рук об объемах добываемой нефти, ее транспортировке, реализации, объемах переработки и так далее. Возникает аналогия с запущенной рукой в карман и кошелек других государств.

 

yvision.kz

Прозрачная нефть

Экономика

05 декабря 11:00

 

ИЛЬЯ ПРОТАСОВ

«Роснефть» признана самой открытой компанией в России.

Фото ИТАР-ТАСС.

«Роснефть», крупнейшая компания в мире по запасам и добыче нефти, заняла первое место в ежегодном конкурсе «За активную корпоративную политику в сфере раскрытия информации», проводимом «Интерфаксом» и AK&M, уполномоченными агентствами по раскрытию информации на фондовом рынке. Об этом было объявлено 3 декабря на церемонии награждения победителей и лауреатов национальной премии «Директор года», организованной Ассоциацией независимых директоров и Российским союзом промышленников и предпринимателей. Госкомпания стала первым эмитентом, победившем в конкурсе уже во второй раз.

Как заявил исполнительный директор группы «Интерфакс» и председатель жюри конкурса Владимир Герасимов, «Роснефть» неизменно одной из первых публикует международную отчётность, возобновила проведение телефонных конференций для инвесторов, оперативно публикует существенные новости для инвесторов, данные по добыче. На сайте компании улучшилась организация информационного взаимодействия с инвестиционными аналитиками, а также постоянно размещаются презентации и видеоматериалы. Как отметило жюри, при публикации консолидированной отчётности «Роснефть» следует наивысшим международным стандартам в сфере информационной прозрачности.

Интернет-система раскрытия корпоративной информации, в которой любой желающий может найти все сообщения о существенных событиях компаний, включая их финансовую отчётность и данные о собственниках, появилась в России всего десять лет назад. За образец была взята аналогичная система, действующая в Великобритании. Её смысл заключается в создании атмосферы взаимного доверия между бизнесом, акционерами и прессой, с помощью которого только и можно развивать цивилизованный биржевой рынок и поддерживать нормальный инвестиционный климат в стране.

Тогда же, десять лет назад, были созданы уполномоченные информагентства, взявшие на себя роль открытых площадок, систематизирующих важные для рынка сведения о компаниях. Ими стали такие влиятельные информационные порталы, как «Интерфакс» и AK&M. Сегодня в сферу компетенции уполномоченных агентств входят данные о 25 тысячах российских брендов.

Как остроумно поясняет г-н Герасимов, «качественная и достоверная информация – это именно то, что отличает фондовый рынок от казино». Ведущие российские компании, и в первую очередь «Роснефть», сразу оценили выгодность бизнес-открытости: чем чаще компания публикует данные о себе, тем сильнее они привлекают внимание инвесторов. Новых стандартов открытости требует и работа на международных рынках – и здесь «Роснефть», удивляющая аналитиков своей продолжительной экспансией за рубежом, стоит в одном ряду с ведущими мировыми брендами, чья деловая репутация напрямую влияет на их бизнес-успехи.

В этой связи занятно наблюдать за бессильной риторикой некоторых экспертов, всё ещё настаивающих на заведомо большей эффективности частного бизнеса в сравнении с государственными компаниями. На примере «Роснефти» легко убедиться, что форма собственности никак не влияет на уровень прозрачности компании. Более того, как раз «частникам», избегающим лишнего внимания со стороны налоговиков и всевозможных инспекций, есть что скрывать: многие из них давно обосновались в офшорах, имеют запутанные схемы собственников, избегают огласки списков аффилированных лиц, отличаются мутной отчётностью по дивидендам и недостаточно ясным характером финансирования своих бизнес-проектов, когда временами дело доходит даже до «чёрного нала».

Кроме того, высочайшая планка финансовой открытости, заданная государственной «Роснефтью», выбивает козыри из рук «оранжевых» пропагандистов, специализирующихся на слухах о всевозможных «кошельках власть предержащих» и «подлинных владельцах» ключевых предприятий государственного сектора экономики. Когда вся информация об акционерах эмитента опубликована, многократно проверена независимыми агентствами, исследована специалистами из ведущих аудиторских фирм мира, такую компанию невозможно дискредитировать никакими пиаровскими «утками» и конспирологическими «вбросами».

 

file-rf.ru

Азербайджан: Прозрачность нефтедоходов - iv_g

Часть 1Отсутствие транспарентности в управлении – вот основное обвинение, предъявляемое азербайджанской власти со стороны международных правозащитных институтов, местных экспертов и оппозиции.даже эксперты не до конца представляют себе, каким образом формируются, куда и как уходят доходы Азербайджана от реализации нефти и в целом углеводородных запасов страны?

Транспортировка ранней азербайджанской нефти на мировой рынок началась еще в 1997 году. При полной, как утверждается, публичности этой сферы за истекшее время уже можно было бы хоть как-то понять, если не выучить все схемы денежных поступлений в страну. На деле же многое до сих пор остается тайной за семью печатями.

Куда именно поступают деньги от реализации нефти, что и как с ними происходит? Почему, скажем, сегодня активы Государственного нефтяного фонда Азербайджана составляют именно 30 миллиардов долларов, а не больше или меньше?

Поступающие доходы с прибыльной нефти делятся примерно так: не более четверти берут зарубежные операторы - компании альянса, это 20-25%; примерно 75-80 % достается Азербайджану, то есть эти средства попадают прямо в государственный Нефтяной фонд; и совсем небольшая, десятая часть от всей доли компаний альянса (то есть от тех самых 20-25%) достается ГНКАР. Она, вместе со всеми другими компаниями выплачивает налог на прибыль в бюджет страны. После этих выплат вся эта сумма считается доходом ГНКАР, на который она может делать все, что захочет.

Интересно, что каких-либо обязательств по прозрачности у ГНКАР и естественно, особых проверок нет. На этот факт следует обратить особое внимание, поскольку в отличие от ГНКАР, у Нефтяного фонда такие обязательства есть, хотя обе структуры - государственные. Этот фонд является членом международной структуры, объединяющей фонды разных стран и должен в своей деятельности придерживаться всех требований организации. В числе же основных требований – транспарентность. Это обязательство Госнефтефонд выполняет четко. Прекрасно известны его доходы и активы. А то, что ежегодно из этих средств перечисляются в государственный бюджет и тратятся на инфраструктурные проекты огромные суммы, уже другой вопрос, и вопрос очень интересный. Точнее, это вопрос целесообразности расходования нефтяных доходов и к транспарентности Нефтяного фонда он отношения не имеет. Зато имеет отношение к транспарентности и эффективности расходования средств бюджета, но это отдельная тема...

Таким образом, на первый поверхностный взгляд руководство Азербайджана как будто выполняет все свои обязательства перед собственным народом. Но это только на первый взгляд. Здесь мимоходом отметим еще один очень важный момент – сколько денег от Нефтяной компании поступает в Нефтяной фонд, известно. А вот все ли деньги, вырученные от продаж нефти, поступают в Нефтяной фонд? Повторю этот далеко не тривиальный момент – все ли средства, выходящие из ГНКАР, входят в ГНФАР? Или какая-то, большая или малая часть из них как-то оседает где-то на каких-то неизвестных нам нам счетах - это большой, важный и очень туманный вопрос...http://www.radioazadlyg.org/content/blog/24347148.html

Часть 2​​В Азербайджане в последнее время, с появлением огромных для маленькой страны нефтяных доходов, тоже было и есть много крупных и капиталоемких строек. Например, одна из таких – строительство водопровода Огуз-Габала-Баку. Этот водопровод, при объявленной пять лет назад стоимости строительства в 450 миллионов долларов, фактически обошелся в 1 миллиард, то есть более чем вдвое дороже! Причем, по свидетельству самого президента Азербайджана Ильхама Алиева, у столь дорогостоящего водопровода есть недостатки, над которыми в настоящее время идет работа... А это тоже не бесплатно, надо полагать.Здесь уместно будет вспомнить, в соответствии с мировой Инициативой прозрачности в добывающих отраслях, к которой присоединился Азербайджан, все отчисления из Государственного нефтяного фонда Азербайджана в бюджет полностью прозрачны. Да и сам Нефтяной фонд при своем создании при Гейдаре Алиеве в 2001 году, еще до присоединения к Инициативе прозрачности, был прозрачным. Так что, если бы не требование соблюдения прозрачности при поступлениях из ГНФАР в бюджет гигантских сумм, которые невозможно прикарманить тайно в самом фонде, вряд ли азербайджанский народ имел удовольствие наблюдать строительство супердорогих водопроводов, дорог, мостов, развязок и реконструкцию старых зданий, на которых тратятся огромные нефтяные деньги...

​​Гейдар Алиев создал прозрачный Нефтяной фонд, в котором не пропадает ни маната нефтяных доходов, потому что не сделать этого означало бы пользоваться не очень хорошей репутацией стран вроде Нигерии и Чада. Прозрачный Нефтяной фонд – это козырная карта, это хороший имидж в глазах мировой демократической общественности. Как-никак Азербайджан – вступил в Совет Европы, а это требует определеных приличий при обращении со своим народом и принадлежащими ему средствами, в том числе и нефтяными доходами. А вот насколько прозрачно и целесообразно тратятся деньги из бюджета – это, повторяю, отдельный вопрос. http://www.radioazadlyg.ru/content/blog/24351899.html

Часть 3Представители гражданского общества уже давно пытаются добиться, чтобы нефтяные компании сделали прозрачными свои индивидуальные отчеты, но все компании, кроме одной (bp), уклоняются от этого.

А ведь кроме непрозрачных известных компаний есть многие компании неизвестного происхождения, участвующие в нефтяных контрактах в Азербайджане. Совершенно неизвестно, что и сколько выплачивают они в бюджет республики и вообще выплачивают ли?.. Про ту часть нефтяных доходов, которая идет в Государственный нефтяной фонд Азербайджана - ГНФАР, уже написано. А как быть с той частью денег, которая остается на счетах Нефтяной компании?

Тем более, что прозрачность всех нефтяных доходов и прозрачность Нефтяного фонда – это далеко не одно и то же...

А в Нефтяной компании туговато как раз с транспарентностью. Например, зачем только ей понадобилось перенести два завода - ПО «AзерНефтьЯг» и ПО «AзерНефтьЯнаджаг» из Хатаинского в Гарадагский район Баку? Понятно, что денег на это потребовалось немало. Естественно, нефтяных денег, народных.

Главное, не к чему придраться. Не упрекать же, в самом деле, руководство Нефтяной компании в том, что оно заботится об условиях работы нефтяников, улучшает экологию и «фонтанизирует» заводы? Только если завтра заводской металлолом будет разобран и на его месте действительно появятся многоэтажки, то сумеют ли граждане довести до правительства свои претензии о том, что с попустительства или одобрения властей, руководство ГНКАР заранее на народные деньги благоустроило участки, которые позже само же выкупит. Навар с этого, возможно, будет и не такой большой, как с затратных мегастроек, про которые тоже уже написано - мы все в последнее время как-то привыкли, что десятки и сотни миллионов летают как по воздуху и исчезают. Но суммы все равно будут впечатляющие.

Снова о нефтяных доходах. Простейшая схема достаточно просто усложняет пути движения денег в обмен на нефть и самой нефти, чтобы непосвященному человеку было непонятно, что, куда и как. Схема не позволяет специалистам даже, не говоря уже о народе, полностью понять, сколько доходов от нефти у страны. О контроле и говорить не приходится. Вроде бы информация открыта, доступна, и все равно вызывает массу вопросов.

Скажем, по данным Госнефтекомпании в августе 2011 года, из турецкого порта Джейхан было экспортировано на мировой рынок 2 млн. 547 тыс. 071 тонна азербайджанской нефти марки Azeri Light и из этого объема 1 млн. 561 тыс. 562 тонны составляет прибыльная нефть, доходы от которой поступят в Государственный нефтяной фонд Азербайджана (ГНФАР). Можно ли верить этим цифрам - отдельный и очень интересный вопрос...

Но даже если допустить, что цифры верны, необходимо знать также, сколько нефти было прокачано по трубопроводу Баку-Новороссийск или перевезено в железнодорожных цистернах до Поти, чтоб составить целостную картину. А это покрыто «мраком неизвестности»... Что-либо посчитать по обрывочным данным, которые регулярно вбрасываются в печать, создавая иллюзию открытости и доступности информации, очень сложно.

Имена зарубежных компаний, управляющих нефтяными доходами, раскрыты несколько лет назад. До этого времени их не знал никто, кроме представителей узкого круга властной верхушки. Наверное, излишне говорить, что что-то скрывают только там, где есть что и необходимость скрывать. Интересно, почему сочли нужным рассекретить? В любом случае, это можно только приветствовать.

Уместно спросить, почему от управления активами Государственного нефтяного фонда Азербайджана поступает так мало средств? И порой на этот вопрос со сцены даже доносится ответ: «Кризис в мире, потому и заработали мало». Это, кстати, предмет для серьезного журналистского расследования.

Но транспарентности поступлений нефти, нефтяных сделок и операций с доходами от нефти нет, как нет и прозрачности в приватизации госимущества, принятия решений при крупных инвестициях внутри страны, при тратах на большие стройки и так далее.

Действующие на сцене лица говорят «согласно прогнозам, в ближайшие 5 лет сумма активов Нефтяного фонда, в зависимости от цен на нефть, составит 50 миллиардов долларов, а за 15 лет превысит 100 миллиардов долларов».http://www.radioazadlyg.ru/content/blog/24367127.html

iv-g.livejournal.com

Заморозка нефти: что думают 7 стран

Саудовская Аравия, Россия, Венесуэла и Катар предварительно договорились о фиксировании добычи нефти на январских уровнях, что стало первым шагом к восстановлению приемлемых цен на углеводороды. Но поддержат ли эту инициативу другие страны?

Это вопрос на миллион долларов. Ведь прекращение наращивания добычи означает потерю доли рынка, если недобросовестные конкуренты так и продолжат качать по максимуму. С другой стороны, если все и дальше будут демпинговать, нефть упадет до $10 за баррель, что не выгодно никому - от сибирской тайги до ближневосточных пустынь. Надо искать точку равновесия, и вот что по этому поводу думают нефтедобывающие страны.

Иран

Иран только месяц назад освободился от санкций. Министр нефти заявил о том, что страна "не собирается уступать свою долю рынка". Какие именно уровни имел в виду господин Зангане - текущие или до санкций, - пока не совсем понятно. В среду в Тегеране министр встретится со своими коллегами из Ирака и Венесуэлы и прояснит ситуацию.

Иран - пятый крупнейший производитель в ОПЕК. По состоянию на январь страна добывала 2,86 млн баррелей нефти в день. Это на миллион баррелей меньше, чем было в 2010 г., незадолго до наиболее жестких ограничительных мер США и ЕС. Ранее Тегеран объявил о намерении наверстать упущенный миллион всего за год. Главная интрига в том, будут ли иранские власти теперь пересматривать эти планы.

Ирак

Ирак, занимающий второе место в ОПЕК по объемам добычи, уже заявил о том, что готов не только заморозить объемы на текущих уровнях, но и сократить их, если абсолютное большинство нефтедобывающих стран поддержит эту инициативу.

В самом конце января министр нефти Ирака весьма прозрачно намекнул на то, что идею сокращения квот подала Саудовская Аравия, которая стала всерьез рассматривать этот вопрос. В 2010 г. Ирак добывал всего 2,4 млн баррелей в день, а к январю текущего года смог нарастить добычу до 4,37 млн баррелей. Ирак долго и с трудом восстанавливался после войны: даже в нефтяную промышленность зарубежные инвестиции вернулись относительно недавно.

Кувейт

Кувейт - третий крупнейший производитель нефти в ОПЕК. Анонимные высокопоставленные фигуры в министерстве энергетики заявили о том, что присоединятся к соглашению, инициированному Саудовской Аравией и Россией. Кувейт готов зафиксировать добычу на уровне 3 млн баррелей в сутки. По данным кувейтских источников, соглашение о заморозке будет действовать 3 месяца, в течение которых ОПЕК будет оценивать реакцию рынка. К этому времени как раз подоспеет летнее заседание картеля, и если котировки нефти посчитают все еще низкими, квоту добычи вполне могут урезать.

Саудовская Аравия

Слова своих кувейтских коллег подтвердил и сам Али Аль-Наими, саудовский министр нефти. Он заявил о том, что соглашение о заморозке - лишь начало сложного процесса оценки тех мер, которые могут понадобиться для стабилизации рынка. Встретившись с коллегами из России, Катара и Венесуэлы в Дохе, господин Аль-Наими честно признал: "Нам всем нужна стабильная цена".

Любопытно, что первую информацию (прошла в январе) об экстренных мерах ОПЕК в феврале западные СМИ активно опровергали, опираясь якобы на собственные влиятельные источники в картеле. Информацию из Москвы о переговорах с Эр-Риядом назвали попыткой спекулировать на всплеске котировок, а поездку министра нефти Венесуэлы в арабские страны охарактеризовали как бесплодную. Теперь выясняется, что Саудовская Аравия, Россия, Венесуэла и Катар все же смогли сдвинуть процесс с мертвой точки!

Россия

Россия как один из инициаторов соглашения готова зафиксировать уровень добычи. Необходимо, чтобы крупнейшие нефтедобывающие страны поддержали инициативу. У "Роснефти" есть ряд вопросов по поводу некоторых пунктов соглашения. В российской компании считают, что Саудовская Аравия и Иран должны предоставить весомые гарантии соблюдения договоренностей.

По состоянию на январь Россия добывала 10,9 млн баррелей нефти в день - это постсоветский рекорд. Министерство энергетики уже предупредило о том, что в зимние месяцы могут возникнуть чисто технические сложности в плане сокращения добычи: есть риск замерзания нефтепроводов. Конечно, объяснить такую проблему коллегам на Ближнем Востоке будет сложновато.

Катар

По результатам встречи в Дохе министр энергетики Катара заявил о том, что его ведомство начинает интенсивные переговоры с крупными производителями нефти в ОПЕК и за пределами картеля. На Катар как на относительно непредвзятого наблюдателя (по сравнению с чуть ли не прямым конфликтом Саудовской Аравии и Ирана так и есть) возложили функции мониторинга соблюдения соглашения о заморозке уровней добычи.

В Катаре добывается достаточно мало нефти, он занимает одно из самых последних мест в ОПЕК. Однако Катар - мировой лидер по экспорту СПГ, а котировки природного газа напрямую привязаны к нефти. Так что интерес в данном случае очевиден.

Венесуэла

Пожалуй, больше всех от нефтяного кризиса пострадала именно эта латиноамериканская страна. Ей единственной грозит дефолт, в то время как остальные производители думают в основном о том, как бы не допустить истощения валютных резервов. По прогнозам МВФ, инфляция в Венесуэле в текущем году достигнет 720%!

Монетный двор Каракаса не справляется: боливары уже печатают в Германии и во Франции и завозят в страну десятками грузовых "Боингов". Венесуэла больше всех заинтересована в восстановлении нормальных валютных поступлений от экспорта нефти. Министр энергетики уже заявил о том, что в среду плотно пообщается со своими коллегами из Ирана и Ирака.

investfuture.ru