Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором. Расчет за нефть юанями


Расчёты за нефть: юань или доллар?

Китай намеревается торговать нефтью в национальной валюте вместо традиционных расчётов в долларах США. Запуск первых операций на Шанхайской международной энергетической бирже запланирован на 26 марта. В этот же день будет объявлена и базовая стоимость нефтеконтракта купли-продажи. Cпособна ли нацвалюта КНР составить конкуренцию американскому доллару на рынке углеводородов?

Власти КНР намереваются пойти на беспрецедентные меры в энергетической политике и запустить торговлю нефтью в юанях. Первые операции на Шанхайской международной энергетической бирже запланированы на понедельник, 26 марта. Более того, впервые Китай заявил о готовности допустить иностранных инвесторов к торгам на своей сырьевой площадке. По данным Bloomberg, базовая стоимость фьючерса на нефть будет объявлена перед открытием торговой сессии. Однако Китай уже ввёл контроль ценовой нестабильности фьючерсов. Так, суточное колебание стоимости контрактов не должно превышать 5%. В первый день торгов установлен лимит в 10%.

Китай не запустил торговлю фьючерсами на нефть в юанях во время западных рождественских каникул. Впрочем, игроки рынка не остались... Впервые фьючерсы на нефть в юанях появились ещё в 1993 году, но через год обращения прекратили своё существование из-за слишком нестабильной ситуации на сырьевой бирже и слабых позиций юаня на мировом валютном рынке. Лишь к 2016 году нацвалюта КНР значительно прибавила в весе благодаря действиям МВФ. Мировые кредиторы включили юань в корзину специальных прав заимствования, признав, что это «важный этап в интеграции китайской экономики в глобальную финансовую систему». Таким образом, юань стал третьей по значимости валютой в корзине МВФ, уступив доллару США и евро, но обогнав японскую иену и фунт стерлингов.

«Инструмент торговли нефтью в юанях очень интересный, тем более что помимо расчётов в валюте основного нетто-импортёра нефти, здесь может предлагаться и опция в виде перерасчёта в золото. Именно поэтому многие рассматривают этот инструмент как существенную угрозу доминирующему положению доллара США как базовой расчётной единицы для глобальных товарных рынков», — прокомментировал ожидаемый 26 марта запуск торгов нефтью в юанях ведущий аналитик AMarkets Артём Деев.

Впрочем, эксперт не прогнозирует резкую реакцию рынка, поскольку в самом начале торгов арбитраж между номинальным курсом юаня и доллара будет играть основную роль. Иными словами, эффект от нефтеюаней может быть лишь среднесрочным по мере увеличения объёма физического спроса на инструмент и на сам юань.

«Предстоящий запуск торговли нефтяными фьючерсами в китайской валюте не повлечёт за собой каких-либо значимых перемен для мирового рынка энергоресурсов и для самого юаня. Чтобы подобный контракт получил статус регионального эталона, может потребоваться от пяти до семи лет, однако различные препятствия, в частности стремление китайского правительства контролировать курс и потоки капитала, могут серьёзно сдерживать интерес иностранных инвесторов к нефтеюаню», — отметил управляющий директор «БКС Ультима» Олег Сафонов.

Опрошенные аналитики утверждают, что юаню предстоит выдержать непростую конкурентную борьбу с долларом США на сырьевой бирже. Директор по инвестициям ИК «Питер Траст» Михаил Алтынов напомнил, что, по данным центров международных расчётов, например SWIFT, доля юаня в мировой торговле снизилась с 2015 года с 3% до примерно 1,5%. «Совершенно непонятно, почему начало торговли фьючерсами на нефть должно изменить ситуацию. Пока же ставка на юань как конкурента основным мировым валютам — доллару, евро, фунту, франку и иене — не оправдывается. Заявлять и желать можно сколько угодно, но сухая статистика сразу опускает с небес на землю», — заключил эксперт.

Руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов напомнил, что инвесторы часто обвиняют китайские власти в усилении курса юаня, исходя из состояния внутреннего рынка. Именно по этой причине трудно понять реальный курс нацвалюты КНР. «Для того, чтобы преодолеть эти обвинения, Китай решил попробовать привязать юань к нефти, чтобы не делать юань свободно конвертируемой валютой, то есть не вынося валюту на свободный рынок. Власти также хотят показать, что юань привязан к реальным объёмам нефти. Идея хорошая и правильная, но не без минусов. Цена на нефть не зависит от желания руководства КНР. Поэтому Китай пока не собирается серьёзно развивать это направление, не понимая, как это можно контролировать. Ведь с падением цены на нефть петроюань тоже упадёт», — пояснил Маслов. Артём Деев добавил, что основная интрига события заключается не в возможности приобретения нефти за юани. «Основной момент заключается в связывании юаня и нефти в едином контракте, чего раньше не было ни с какой валютой, кроме американского доллара. Единственное исключение — это торговля нефтяными фьючерсами на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже за рубли, но в этом случае мы видим невысокую ликвидность», — пояснил Деев.

Впрочем, аналитик считает, что контракты в нефтеюанях могут быть интересны поставщикам сырья, которые работают на китайском рынке или даже во всём Азиатско-Тихоокеанском регионе. Эксперт не исключает, что в случае успеха в торговле такими фьючерсами и поддержке аналогичными контрактами (например, на золото), а также запуска свободного обращения юаня, может начаться увеличение глобального спроса на юань как на резервную валюту. Однако скорость этого процесса сейчас сложно предсказать. «Проблема в том, что, по сути дела, юань оказывается привязан к другому типу валюты, поскольку сама по себе цена на нефть постоянно колеблется. Это такой псевдомеханизм возвращения к самым ранним стадиям развития валютного регулирования, когда доллар США был привязан к золоту. В конце концов от этого пришлось отказаться, потому что привязка одного товара к цене другого оказывается очень уязвимой. Китай сейчас возвращается к этому примитивному регулированию. Поэтому основной риск связан с колебанием цен на нефть и открытием новых месторождений. Это будет напрямую отражаться на самой валюте», — резюмировал Алексей Маслов.

belmingaz.by

Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором

Когда более сорока лет назад вместо ликвидированного золотодолларового стандарта был установлен бумажно-долларовый стандарт, доллар США на самом деле был не совсем бумажным. Это был нефтедоллар. Американская дипломатия во главе с государственным секретарем Генри Киссинджером сумела убедить страны, добывающие и экспортирующие чёрное золото, перейти в торговле нефтью исключительно на доллары США. Первой в ряду этих стран оказалась Саудовская Аравия. В обмен она получала статус главного союзника Америки на Ближнем Востоке, что обеспечивало Эр-Рияду бесперебойные поставки американского оружия и гарантии безопасности от Израиля. После того, как Киссинджеру удалось «дожать» саудовского короля, процесс признания доллара в качестве единственной валюты расчётов пошёл среди стран ОПЕК веселее.

Монопольное положение доллара как валюты расчётов на рынке нефти было почти незыблемым на протяжении четырёх десятков лет. Случались, конечно, шероховатости. Например, в ноябре 2000 года Саддам Хусейн заявил, что собирается продавать чёрное золото за евро. За эту любовь к евро Ирак был наказан американской военной агрессией в 2003 году, а Саддам убит. Похожая история произошла с Ливией. Каддафи сначала заявил, что отказывается от поставок нефти за доллары США, а потом и за евро. Ливийский лидер планировал ввести в обращение золотой динар, используя его как альтернативу доллару и евро. Кончилась эта история уничтожением Ливии и убийством Каддафи.

Однако нести долларовое бремя многим странам всё тяжелее. Если ты находишься в системе долларовых расчётов, «наказать» тебя Вашингтону не представляет труда: все такие расчёты проходят через банковскую систему США. Кроме того, многим странам всё меньше хочется заниматься беспроцентным и бессрочным кредитованием Америки. Накопление долларовых резервов и является таким кредитованием. Все понимают: США с их суверенным долгом в 20 трлн. долл. становятся безнадёжным должником. И у некоторых стран вновь появляются основания для заявлений и планов по освобождению от долларовой зависимости.

Дальше всех здесь шагнул Иран. Вашингтон держал эту страну под экономическими санкциями с конца 70-х годов ХХ века. В начале текущего десятилетия санкции резко ужесточились. Однако Тегеран сумел в своих международных расчётах полностью эмансипироваться от доллара путём широкого использования бартерных (безвалютных) сделок во внешней торговле, использования риала и национальных валют стран-партнёров, схем встречной торговли, а также золота.

Другой пример. Последние годы Вашингтон последовательно закручивает гайки экономических санкций против Венесуэлы. И вот в сентябре сего года Каракас дал команду своим экспортёрам нефти в кратчайшие сроки прекратить её поставки за доллары США и перейти на расчёты в евро, а имеющиеся у государства в банках долларовые средства конвертировать в европейскую валюту. 8 сентября президент Николас Мадуро объявил о планах создания новой международной платёжной системы, а также валютной корзины для «освобождения от доллара».

Однако главная угроза для доллара сегодня исходит не от Тегерана или Каракаса, а от Пекина, который действует аккуратно, постепенно, без громких заявлений в адрес Вашингтона. В отличие от Венесуэлы, которая ставит задачу замены доллара на евро, Китай добивается замены доллара на юань. Благо, юань уже используется в торговле с рядом партнёров Китая, хотя доля его пока скромная.

Десятки стран стали включать юань в состав своих международных резервов. Банк России сообщил, что он стал это делать с 2015 года. В начале 2016 года доля юаня в золотовалютных резервах Банка России была равна 0,1%. С 1 октября прошлого года юань стал официально резервной валютой, входящей в состав валютной корзины СДР (по удельному весу в этой корзине он сразу оказался на третьем месте после доллара США и евро, опередив британский фунт и японскую иену).

При всех этих достижениях бросается в глаза большое несоответствие между экономическим потенциалом Китая и международными позициями юаня. В 2015 году доля Китая в международной торговле составила 13% (примерно столько же у США), а доля юаня в международных платежах была равна лишь 1,7%. Пекин делает всё возможное, чтобы ликвидировать такие перекосы и укрепить международные позиции юаня.

И главную ставку в этой валютной стратегии китайские власти делают на нефть и золото. В текущем году Пекин заявил о запуске торговли нефтяными фьючерсами. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Летом сего года торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме. Для того, чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. На двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) уже стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Пекин рассчитывает, что комбинация «нефтяного юаня» и «золотого юаня» позволит вывести китайскую валюту на более высокую орбиту в системе международных финансов.

По оценкам экспертов, Китай до конца года может обойти США по объёмам импорта нефти и стать крупнейшим в мире покупателем чёрного золота. С учётом этого планируется сделать юань полностью «нефтяным». Для чего, естественно, надо, чтобы нефть перестала торговаться исключительно за доллары. Китай, реализуя стратегию «нефтяного» юаня, главным направлением определяет торговлю с Саудовской Аравией. В прошлом году в китайском импорте нефти эта страна занимала первое место. Далее следовали: Россия, Ангола, Ирак, Оман, Иран. Примечательно, что все поставщики нефти в Китай уже частично перешли в расчётах на юани (точных сопоставимых данных, к сожалению, нет). По сообщениям СМИ, с июня 2017 года начала принимать китайские юани в качестве платежей за поставки нефти в Китай и Россия.

На этом фоне белой вороной остаётся Саудовская Аравия, которая продолжает упорно требовать от китайских импортёров за нефть только доллары. Пекин такая неуступчивость Эр-Рияда начинает раздражать. У китайцев достаточно богатый выбор поставщиков нефти. Китайские власти дают понять Эр-Рияду, что его долларовый фанатизм может обойтись ему дорого. Поставки арабской нефти могут быть заменены поставками России, Анголы и других лояльных партнёров. Статистика показывает, что Пекин от предупреждений переходит к действиям. Общий объём импорта нефти Китаем за первое полугодие 2017 года составил 212,4 млн. т (прирост на 14% по сравнению с первым полугодием 2016 года). На первое место среди экспортёров нефти в Китай вышла Россия (29,2 млн. т; прирост на 11%). На втором месте оказалась Ангола (27,1 млн. т; прирост на 22%). А Саудовская Аравия отлетела на третье место (26,5 млн. т; прирост был почти нулевым). Среди других крупных экспортёров, сильно продвинувшихся в экспорте нефти на китайский рынок, оказались Бразилия (прирост на 48%) и Венесуэла (прирост на 14%). В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%. Фактически уже два года наблюдается мягкое вытеснение Саудовской Аравии с китайского рынка при замене саудовской доли Россией, Анголой, Бразилией, Венесуэлой, Ираном.

У Китая нет наполеоновских планов перевести всю мировую торговлю чёрным золотом на юани. Речь идёт лишь о поставках нефти в Китай и Гонконг. Однако и этого будет достаточно, чтобы нанести серьёзный, а, может быть, смертельный удар по шатающемуся доллару. По мнению главного экономиста компании High Frequency Economics Карла Вайнберга, нефтяной юань может серьёзно подорвать позиции доллара: «Если торговля нефтью перейдет на юани, это будет означать потенциальную потерю транзакций в объеме 800 млрд. долл. в год, а также схожее сокращение на 800 млрд. долл. вложений в долларовые активы. Это не очень красивая картина как для доллара, так и для ценных бумаг США, в долгосрочной перспективе».

Эр-Рияд оказывается между молотом и наковальней. Отказ от расчётов в юанях будет вести к дальнейшему ослаблению позиций саудовских экспортёров нефти на китайском рынке. Согласиться на расчёты в юанях – значит отказаться от тех соглашений с Вашингтоном, которые были достигнуты в 70-е годы прошлого века и отказ от которых чреват для Эр-Рияда серьёзными последствиями. Саудиты ещё не приняли окончательного решения о том, какую валюту они выберут в ближайшее время для расчётов за нефть, но они прекрасно понимают, что эра нефтедоллара близка завершению. Они также понимают, что Вашингтон будет бешено защищать нефтедоллар, не брезгуя ничем.

Не так давно Дональд Трамп совершил турне в Саудовскую Аравию. Думаю, что главной целью того визита было предупредить Эр-Рияд о необходимости выполнять свои обязательства по нефтедоллару. Ради этого Трамп обещал Саудовской Аравии очень щедрые «подарки» в виде поставок оружия (назывались суммы в 100 млрд. долларов). Скорее всего, то, что Трамп обещал саудовскому королю, надо делить как минимум на десять.

А недавно король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Это первый за всю историю отношений двух стран визит короля Саудовской Аравии в Россию. В ходе встреч на высшем уровне обсуждались и вопросы энергетики, особенно те, которые связаны с рынком нефти, в том числе регулирование цен с помощью квотирования мировой добычи. Однако мне кажется, что главный вопрос, который интересовал саудовцев (и ради которого потребовался визит короля), – это покупка российского оружия. На прошедших в Москве переговорах обсуждался пакет оружейных контрактов на сумму свыше 3 млрд долларов. Контракты подразумевают в том числе поставку Эр-Рияду зенитных ракетных систем С-400 "Триумф". Король Саудовской Аравии и его ближайшее окружение хорошо помнят, чем кончились попытки освободиться от нефтедоллара для Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи.

pravdoryb.info

Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором

Когда более сорока лет назад вместо ликвидированного золотодолларового стандарта был установлен бумажно-долларовый стандарт, доллар США на самом деле был не совсем бумажным.

Это был нефтедоллар. Американская дипломатия во главе с государственным секретарем Генри Киссинджером сумела убедить страны, добывающие и экспортирующие чёрное золото, перейти в торговле нефтью исключительно на доллары США. Первой в ряду этих стран оказалась Саудовская Аравия. В обмен она получала статус главного союзника Америки на Ближнем Востоке, что обеспечивало Эр-Рияду бесперебойные поставки американского оружия и гарантии безопасности от Израиля. После того как Киссинджеру удалось «дожать» саудовского короля, процесс признания доллара в качестве единственной валюты расчётов пошёл среди стран ОПЕК веселее.

Монопольное положение доллара как валюты расчётов на рынке нефти было почти незыблемым на протяжении четырёх десятков лет. Случались, конечно, шероховатости. Например, в ноябре 2000 года Саддам Хусейн заявил, что собирается продавать чёрное золото за евро. За эту любовь к евро Ирак был наказан американской военной агрессией в 2003 году, а Саддам убит. Похожая история произошла с Ливией. Каддафи сначала заявил, что отказывается от поставок нефти за доллары США, а потом и за евро. Ливийский лидер планировал ввести в обращение золотой динар, используя его как альтернативу доллару и евро. Кончилась эта история уничтожением Ливии и убийством Каддафи.

Однако нести долларовое бремя многим странам всё тяжелее. Если ты находишься в системе долларовых расчётов, «наказать» тебя Вашингтону не представляет труда: все такие расчёты проходят через банковскую систему США. Кроме того, многим странам всё меньше хочется заниматься беспроцентным и бессрочным кредитованием Америки. Накопление долларовых резервов и является таким кредитованием. Все понимают: США с их суверенным долгом в 20 трлн. долл. становятся безнадёжным должником. И у некоторых стран вновь появляются основания для заявлений и планов по освобождению от долларовой зависимости.

Дальше всех здесь шагнул Иран. Вашингтон держал эту страну под экономическими санкциями с конца 70-х годов ХХ века. В начале текущего десятилетия санкции резко ужесточились. Однако Тегеран сумел в своих международных расчётах полностью эмансипироваться от доллара путём широкого использования бартерных (безвалютных) сделок во внешней торговле, использования риала и национальных валют стран-партнёров, схем встречной торговли, а также золота.

Другой пример. Последние годы Вашингтон последовательно закручивает гайки экономических санкций против Венесуэлы. И вот в сентябре сего года Каракас дал команду своим экспортёрам нефти в кратчайшие сроки прекратить её поставки за доллары США и перейти на расчёты в евро, а имеющиеся у государства в банках долларовые средства конвертировать в европейскую валюту. 8 сентября президент Николас Мадуро объявил о планах создания новой международной платёжной системы, а также валютной корзины для «освобождения от доллара».

Однако главная угроза для доллара сегодня исходит не от Тегерана или Каракаса, а от Пекина, который действует аккуратно, постепенно, без громких заявлений в адрес Вашингтона. В отличие от Венесуэлы, которая ставит задачу замены доллара на евро, Китай добивается замены доллара на юань. Благо юань уже используется в торговле с рядом партнёров Китая, хотя доля его пока скромная.

Десятки стран стали включать юань в состав своих международных резервов. Банк России сообщил, что он стал это делать с 2015 года. В начале 2016 года доля юаня в золотовалютных резервах Банка России была равна 0,1%. С 1 октября прошлого года юань стал официально резервной валютой, входящей в состав валютной корзины СДР (по удельному весу в этой корзине он сразу оказался на третьем месте после доллара США и евро, опередив британский фунт и японскую иену).

При всех этих достижениях бросается в глаза большое несоответствие между экономическим потенциалом Китая и международными позициями юаня. В 2015 году доля Китая в международной торговле составила 13% (примерно столько же у США), а доля юаня в международных платежах была равна лишь 1,7%. Пекин делает всё возможное, чтобы ликвидировать такие перекосы и укрепить международные позиции юаня.

И главную ставку в этой валютной стратегии китайские власти делают на нефть и золото. В текущем году Пекин заявил о запуске торговли нефтяными фьючерсами. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Летом сего года торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме. Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. На двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) уже стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Пекин рассчитывает, что комбинация «нефтяного юаня» и «золотого юаня» позволит вывести китайскую валюту на более высокую орбиту в системе международных финансов.

По оценкам экспертов, Китай до конца года может обойти США по объёмам импорта нефти и стать крупнейшим в мире покупателем чёрного золота. С учётом этого планируется сделать юань полностью «нефтяным». Для чего, естественно, надо, чтобы нефть перестала торговаться исключительно за доллары. Китай, реализуя стратегию «нефтяного» юаня, главным направлением определяет торговлю с Саудовской Аравией. В прошлом году в китайском импорте нефти эта страна занимала первое место. Далее следовали: Россия, Ангола, Ирак, Оман, Иран. Примечательно, что все поставщики нефти в Китай уже частично перешли в расчётах на юани (точных сопоставимых данных, к сожалению, нет). По сообщениям СМИ, с июня 2017 года начала принимать китайские юани в качестве платежей за поставки нефти в Китай и Россия.

На этом фоне белой вороной остаётся Саудовская Аравия, которая продолжает упорно требовать от китайских импортёров за нефть только доллары. Пекин такая неуступчивость Эр-Рияда начинает раздражать. У китайцев достаточно богатый выбор поставщиков нефти. Китайские власти дают понять Эр-Рияду, что его долларовый фанатизм может обойтись ему дорого. Поставки арабской нефти могут быть заменены поставками России, Анголы и других лояльных партнёров. Статистика показывает, что Пекин от предупреждений переходит к действиям. Общий объём импорта нефти Китаем за первое полугодие 2017 года составил 212,4 млн. т (прирост на 14% по сравнению с первым полугодием 2016 года). На первое место среди экспортёров нефти в Китай вышла Россия (29,2 млн. т; прирост на 11%). На втором месте оказалась Ангола (27,1 млн. т; прирост на 22%). А Саудовская Аравия отлетела на третье место (26,5 млн. т; прирост был почти нулевым). Среди других крупных экспортёров, сильно продвинувшихся в экспорте нефти на китайский рынок, оказались Бразилия (прирост на 48%) и Венесуэла (прирост на 14%). В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%. Фактически уже два года наблюдается мягкое вытеснение Саудовской Аравии с китайского рынка при замене саудовской доли Россией, Анголой, Бразилией, Венесуэлой, Ираном.

У Китая нет наполеоновских планов перевести всю мировую торговлю чёрным золотом на юани. Речь идёт лишь о поставках нефти в Китай и Гонконг. Однако и этого будет достаточно, чтобы нанести серьёзный, а может быть, смертельный удар по шатающемуся доллару. По мнению главного экономиста компании High Frequency Economics Карла Вайнберга, нефтяной юань может серьёзно подорвать позиции доллара: «Если торговля нефтью перейдет на юани, это будет означать потенциальную потерю транзакций в объеме 800 млрд. долл. в год, а также схожее сокращение на 800 млрд. долл. вложений в долларовые активы. Это не очень красивая картина как для доллара, так и для ценных бумаг США, в долгосрочной перспективе».

Эр-Рияд оказывается между молотом и наковальней. Отказ от расчётов в юанях будет вести к дальнейшему ослаблению позиций саудовских экспортёров нефти на китайском рынке. Согласиться на расчёты в юанях – значит отказаться от тех соглашений с Вашингтоном, которые были достигнуты в 70-е годы прошлого века и отказ от которых чреват для Эр-Рияда серьёзными последствиями. Саудиты ещё не приняли окончательного решения о том, какую валюту они выберут в ближайшее время для расчётов за нефть, но они прекрасно понимают, что эра нефтедоллара близка к завершению. Они также понимают, что Вашингтон будет бешено защищать нефтедоллар, не брезгуя ничем.

Не так давно Дональд Трамп совершил турне в Саудовскую Аравию. Думаю, что главной целью того визита было предупредить Эр-Рияд о необходимости выполнять свои обязательства по нефтедоллару. Ради этого Трамп обещал Саудовской Аравии очень щедрые «подарки» в виде поставок оружия (назывались суммы в 100 млрд. долларов). Скорее всего, то, что Трамп обещал саудовскому королю, надо делить как минимум на десять.

А недавно король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Это первый за всю историю отношений двух стран визит короля Саудовской Аравии в Россию. В ходе встреч на высшем уровне обсуждались и вопросы энергетики, особенно те, которые связаны с рынком нефти, в том числе регулирование цен с помощью квотирования мировой добычи. Однако мне кажется, что главный вопрос, который интересовал саудовцев (и ради которого потребовался визит короля), – это покупка российского оружия. На прошедших в Москве переговорах обсуждался пакет оружейных контрактов на сумму свыше 3 млрд. долларов. Контракты подразумевают в том числе поставку Эр-Рияду зенитных ракетных систем С-400 «Триумф». Король Саудовской Аравии и его ближайшее окружение хорошо помнят, чем кончились попытки освободиться от нефтедоллара для Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи.

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

novostidnja.ru

Ящик пандоры – Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором

Источник: http://pvo-info.ruКогда более сорока лет назад вместо ликвидированного золотодолларового стандарта был установлен бумажно-долларовый стандарт, доллар США на самом деле был не совсем бумажным. Это был нефтедоллар. Американская дипломатия во главе с государственным секретарем Генри Киссинджером сумела убедить страны, добывающие и экспортирующие чёрное золото, перейти в торговле нефтью исключительно на доллары США. Первой в ряду этих стран оказалась Саудовская Аравия. В обмен она получала статус главного союзника Америки на Ближнем Востоке, что обеспечивало Эр-Рияду бесперебойные поставки американского оружия и гарантии безопасности от Израиля. После того как Киссинджеру удалось «дожать» саудовского короля, процесс признания доллара в качестве единственной валюты расчётов пошёл среди стран ОПЕК веселее.

Монопольное положение доллара как валюты расчётов на рынке нефти было почти незыблемым на протяжении четырёх десятков лет. Случались, конечно, шероховатости. Например, в ноябре 2000 года Саддам Хусейн заявил, что собирается продавать чёрное золото за евро. За эту любовь к евро Ирак был наказан американской военной агрессией в 2003 году, а Саддам убит. Похожая история произошла с Ливией. Каддафи сначала заявил, что отказывается от поставок нефти за доллары США, а потом и за евро. Ливийский лидер планировал ввести в обращение золотой динар, используя его как альтернативу доллару и евро. Кончилась эта история уничтожением Ливии и убийством Каддафи.

Однако нести долларовое бремя многим странам всё тяжелее. Если ты находишься в системе долларовых расчётов, «наказать» тебя Вашингтону не представляет труда: все такие расчёты проходят через банковскую систему США. Кроме того, многим странам всё меньше хочется заниматься беспроцентным и бессрочным кредитованием Америки. Накопление долларовых резервов и является таким кредитованием. Все понимают: США с их суверенным долгом в 20 трлн. долл. становятся безнадёжным должником. И у некоторых стран вновь появляются основания для заявлений и планов по освобождению от долларовой зависимости.

Дальше всех здесь шагнул Иран. Вашингтон держал эту страну под экономическими санкциями с конца 70-х годов ХХ века. В начале текущего десятилетия санкции резко ужесточились. Однако Тегеран сумел в своих международных расчётах полностью эмансипироваться от доллара путём широкого использования бартерных (безвалютных) сделок во внешней торговле, использования риала и национальных валют стран-партнёров, схем встречной торговли, а также золота.

Другой пример. Последние годы Вашингтон последовательно закручивает гайки экономических санкций против Венесуэлы. И вот в сентябре сего года Каракас дал команду своим экспортёрам нефти в кратчайшие сроки прекратить её поставки за доллары США и перейти на расчёты в евро, а имеющиеся у государства в банках долларовые средства конвертировать в европейскую валюту. 8 сентября президент Николас Мадуро объявил о планах создания новой международной платёжной системы, а также валютной корзины для «освобождения от доллара».

Однако главная угроза для доллара сегодня исходит не от Тегерана или Каракаса, а от Пекина, который действует аккуратно, постепенно, без громких заявлений в адрес Вашингтона. В отличие от Венесуэлы, которая ставит задачу замены доллара на евро, Китай добивается замены доллара на юань. Благо юань уже используется в торговле с рядом партнёров Китая, хотя доля его пока скромная.

Десятки стран стали включать юань в состав своих международных резервов. Банк России сообщил, что он стал это делать с 2015 года. В начале 2016 года доля юаня в золотовалютных резервах Банка России была равна 0,1%. С 1 октября прошлого года юань стал официально резервной валютой, входящей в состав валютной корзины СДР (по удельному весу в этой корзине он сразу оказался на третьем месте после доллара США и евро, опередив британский фунт и японскую иену).

При всех этих достижениях бросается в глаза большое несоответствие между экономическим потенциалом Китая и международными позициями юаня. В 2015 году доля Китая в международной торговле составила 13% (примерно столько же у США), а доля юаня в международных платежах была равна лишь 1,7%. Пекин делает всё возможное, чтобы ликвидировать такие перекосы и укрепить международные позиции юаня.

И главную ставку в этой валютной стратегии китайские власти делают на нефть и золото. В текущем году Пекин заявил о запуске торговли нефтяными фьючерсами. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Летом сего года торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме. Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. На двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) уже стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Пекин рассчитывает, что комбинация «нефтяного юаня» и «золотого юаня» позволит вывести китайскую валюту на более высокую орбиту в системе международных финансов.

По оценкам экспертов, Китай до конца года может обойти США по объёмам импорта нефти и стать крупнейшим в мире покупателем чёрного золота. С учётом этого планируется сделать юань полностью «нефтяным». Для чего, естественно, надо, чтобы нефть перестала торговаться исключительно за доллары. Китай, реализуя стратегию «нефтяного» юаня, главным направлением определяет торговлю с Саудовской Аравией. В прошлом году в китайском импорте нефти эта страна занимала первое место. Далее следовали: Россия, Ангола, Ирак, Оман, Иран. Примечательно, что все поставщики нефти в Китай уже частично перешли в расчётах на юани (точных сопоставимых данных, к сожалению, нет). По сообщениям СМИ, с июня 2017 года начала принимать китайские юани в качестве платежей за поставки нефти в Китай и Россия.

На этом фоне белой вороной остаётся Саудовская Аравия, которая продолжает упорно требовать от китайских импортёров за нефть только доллары. Пекин такая неуступчивость Эр-Рияда начинает раздражать. У китайцев достаточно богатый выбор поставщиков нефти. Китайские власти дают понять Эр-Рияду, что его долларовый фанатизм может обойтись ему дорого. Поставки арабской нефти могут быть заменены поставками России, Анголы и других лояльных партнёров. Статистика показывает, что Пекин от предупреждений переходит к действиям. Общий объём импорта нефти Китаем за первое полугодие 2017 года составил 212,4 млн. т (прирост на 14% по сравнению с первым полугодием 2016 года). На первое место среди экспортёров нефти в Китай вышла Россия (29,2 млн. т; прирост на 11%). На втором месте оказалась Ангола (27,1 млн. т; прирост на 22%). А Саудовская Аравия отлетела на третье место (26,5 млн. т; прирост был почти нулевым). Среди других крупных экспортёров, сильно продвинувшихся в экспорте нефти на китайский рынок, оказались Бразилия (прирост на 48%) и Венесуэла (прирост на 14%). В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%. Фактически уже два года наблюдается мягкое вытеснение Саудовской Аравии с китайского рынка при замене саудовской доли Россией, Анголой, Бразилией, Венесуэлой, Ираном.

У Китая нет наполеоновских планов перевести всю мировую торговлю чёрным золотом на юани. Речь идёт лишь о поставках нефти в Китай и Гонконг. Однако и этого будет достаточно, чтобы нанести серьёзный, а может быть, смертельный удар по шатающемуся доллару. По мнению главного экономиста компании High Frequency Economics Карла Вайнберга, нефтяной юань может серьёзно подорвать позиции доллара: «Если торговля нефтью перейдет на юани, это будет означать потенциальную потерю транзакций в объеме 800 млрд. долл. в год, а также схожее сокращение на 800 млрд. долл. вложений в долларовые активы. Это не очень красивая картина как для доллара, так и для ценных бумаг США, в долгосрочной перспективе».

Эр-Рияд оказывается между молотом и наковальней. Отказ от расчётов в юанях будет вести к дальнейшему ослаблению позиций саудовских экспортёров нефти на китайском рынке. Согласиться на расчёты в юанях – значит отказаться от тех соглашений с Вашингтоном, которые были достигнуты в 70-е годы прошлого века и отказ от которых чреват для Эр-Рияда серьёзными последствиями. Саудиты ещё не приняли окончательного решения о том, какую валюту они выберут в ближайшее время для расчётов за нефть, но они прекрасно понимают, что эра нефтедоллара близка к завершению. Они также понимают, что Вашингтон будет бешено защищать нефтедоллар, не брезгуя ничем.

Не так давно Дональд Трамп совершил турне в Саудовскую Аравию. Думаю, что главной целью того визита было предупредить Эр-Рияд о необходимости выполнять свои обязательства по нефтедоллару. Ради этого Трамп обещал Саудовской Аравии очень щедрые «подарки» в виде поставок оружия (назывались суммы в 100 млрд. долларов). Скорее всего, то, что Трамп обещал саудовскому королю, надо делить как минимум на десять.

А недавно король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Это первый за всю историю отношений двух стран визит короля Саудовской Аравии в Россию. В ходе встреч на высшем уровне обсуждались и вопросы энергетики, особенно те, которые связаны с рынком нефти, в том числе регулирование цен с помощью квотирования мировой добычи. Однако мне кажется, что главный вопрос, который интересовал саудовцев (и ради которого потребовался визит короля), – это покупка российского оружия. На прошедших в Москве переговорах обсуждался пакет оружейных контрактов на сумму свыше 3 млрд. долларов. Контракты подразумевают в том числе поставку Эр-Рияду зенитных ракетных систем С-400 «Триумф». Король Саудовской Аравии и его ближайшее окружение хорошо помнят, чем кончились попытки освободиться от нефтедоллара для Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи.

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ

pandoraopen.ru

Закон Времени - Китайский треугольник: нефть – юань – золото

Подготовка к замещению доллара юанем идёт давно и незаметно

Хорошо известно, что важнейшей вехой в установлении гегемонии доллара США в мире стал массовый переход в торговле нефтью на эту валюту. Одновременно с ликвидацией золотодолларового стандарта в 70-е годы ХХ века происходило формирование валютного стандарта, который базируется на нефтедолларе. Решающую роль в рождении такого стандарта сыграл тогдашний государственный секретарь США Генри Киссинджер, который провёл серию переговоров с руководителями Саудовской Аравии и других стран-экспортеров нефти. Он убедил их перейти к продаже чёрного золота исключительно за доллары США, обещая взамен политическую и военную поддержку. При этом предлагалось получаемые нефтедоллары размещать в американских банках под приличный процент. Уже к концу 70-х гг. монополия доллара США как валюты цены и валюты расчётов на мировом рынке чёрного золота была безраздельной.

За четыре десятилетия мир сильно изменился. Возникли серьёзные риски для долларовой гегемонии. Всё большее количество стран заявляют о необходимости освобождаться от засилья американской валюты, которая из скромного инструмента платежей, расчётов и инвестирования превратилась в инструмент политического шантажа Вашингтона.  Одно из приоритетных направлений дедолларизации – переход стран в международных расчётах на национальные валюты стран - участниц торгово-экономических отношений. Наибольшими возможностями здесь располагают те страны, которые являются крупными экспортёрами и импортёрами нефти. 

В мире есть уже немало примеров успешной эмансипации от доллара США. Например, Иран. В силу экономических санкций, введённых Вашингтоном, Тегеран был вынужден в торговле с другими странами переходить на бартерные схемы, а также иранский риал, национальные валюты стран-партнёров и монетарное золото.  

Другой пример – Китай. Его стремление перейти к использованию в международных расчётах юаня обусловлено не экономическими санкциями, а далеко идущими планами превращения в мирового экономического и финансового лидера. Подготовка к замещению доллара юанем идёт давно и незаметно. Важной вехой в этом процессе стало получение юанем статуса резервной валюты, входящей в «корзину СДР». Решение об этом было принято МВФ в декабре 2015 года и вступило в силу  1 октября 2016 года. Доля юаня в этой корзине  – 11 процентов, он занял третье место после доллара США (40%) и евро (31%), опередив британский фунт стерлингов и японскую иену.  На момент получения юанем статуса резервной валюты он уже входил в состав официальных валютных резервов 38 из 130 центральных банков мира.

Получение юанем статуса резервной валюты – событие важное, но, скорее, символическое.  Нет признаков того, что какие-то центробанки бросились наращивать долю юаня в своих валютных резервах. За 11 месяцев после вступления в силу решения МВФ позиции юаня в международных расчётах и международных резервах мало изменились, они остаются весьма скромными.  По данным международной расчетной системы SWIFT, на середину текущего года доля юаня в международных расчётах составляла 1,98%. Это шестое место после доллара США (40,47%), евро (32,89%), британского фунта стерлингов (7,29%), японской иены (3,16%), канадского доллара (2,04%). В августе 2015 года китайская валюта впервые поднималась на четвёртое место по популярности для международных расчётов, опередив японскую иену и канадский доллар. Последующее проседание позиций юаня отчасти можно объяснить ухудшением отношений между США и Китаем после прихода в Белый дом Трампа.

Тем не менее Пекин упорно борется за повышение доли юаня в международных расчётах. На начало IV квартала прошлого года число стран-торговых партнёров Китая и Гонконга, которые не менее 10% расчётов осуществляли в юанях, достигло 57. За два года число таких стран увеличилось на 7. В целом же число стран, использовавших в своих расчетах юань, год назад достигло 101.

Одним из заметных шагов в деле превращения юаня в международную валюту стали следующие события на китайских биржах.

В начале сентября китайские СМИ сообщили, что в Китае начинается торговля фьючерсами на сырую нефть. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме летом этого года.

Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. А для этого на двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях.

Эксперты оценивают указанные события как революционные. Через некоторое время они могут преобразовать не только китайскую, но и мировую экономику.

Во-первых, может начаться поэтапный демонтаж торговли чёрным золотом, основанной на монопольном положении доллара США. Постепенно всё большее количество контрактов на поставки нефти (не только фьючерсных, но и на условиях «спот») будет заключаться в юанях. Примеру Китая могут последовать другие крупные страны-экспортёры и импортёры нефти, можно ожидать появления контрактов в индийских рупиях, иранских риалах, российских рублях и т. п.

Во-вторых, предоставленную Китаем участникам сделок по нефти опцию конвертировать выручку в золотые фьючерсы некоторые эксперты расценивают как гарантии обеспечения юаня золотом. И делаются далеко идущие прогнозы возможного возрождения золотого стандарта сначала в Китае, а потом и в некоторых других странах.  Напомню, что в 1944 году на конференции в Бреттон-Вудсе был утверждён золотодолларовый стандарт, который предусматривал фиксированное содержание жёлтого металла в долларе США (35 долларов США за тройскую унцию золота). В китайской схеме юань просто обеспечивается золотом, которое можно приобрести на рынке. Это, как считают эксперты, модель нового «мягкого» золотого стандарта.

Справедливости ради надо признать, что торги нефтяными фьючерсами за национальную валюту первым начал не Китай. Такая идея родилась в России четверть века назад, первые попытки были предприняты в начале 90-х годов на Московской нефтяной бирже. Тогда они не увенчались успехом. И вот вторая попытка: 29 ноября 2016 года торговля за рубли была запущена на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. На питерской бирже была задумана торговля экспортными фьючерсами, т.е. это площадка для иностранных покупателей. Предполагается, что в Петербурге будет происходить ценообразование на нефть сорта Urals; участники сделок с российской нефтью смогут наконец освободиться от привязки к лондонской цене марки Brent.

Пока, правда, масштабных операций с рублёвыми нефтяными фьючерсами замечено не было. Это и понятно: российская валюта характеризуется повышенной волатильностью. Ею могут играть спекулянты, но она не удобна для тех, кому нужна физическая нефть. Волатильность юная существенно ниже, чем рубля. К тому же юань подстраховывается золотом. В России золотого обеспечения нефтяных фьючерсов нет.  В результате рубль  пока остаётся лишь «транзитной» валютой, рублёвая выручка будет конвертироваться в доллары, евро, другие валюты. Доллары и другие иностранные валюты нужны российским экспортёрам для покрытия своих валютных издержек, которые зачастую превышают рублёвые издержки.

На сегодняшний день Китай – крупнейший в мире импортер чёрного золота. Ведущие поставщики нефти в Китай  – Россия, Венесуэла, Катар, Ангола, как полагают эксперты, без особых возражений согласятся перейти на получение китайской валюты за свой товар.  Иран так уже сделал. Под вопросом Саудовская Аравия, крупный поставщик нефти в Китай.  Китай, как сообщают некоторые источники, уже давно ведёт секретные переговоры с Эр-Риядом по теме расчётов за нефть в юанях.  Эксперты полагают, что Пекину удастся «дожать» Эр-Рияд в этом вопросе.

Нефть – лишь первая ласточка в далеко идущих планах Пекина по превращению юаня в международную валюту.    В ближайшие десять лет значительная часть внешней торговли Китая может осуществляться в юанях.   Уже готовятся проекты биржевой торговли в юанях по таким товарам, как природный газ, медь, другие цветные металлы. Оказывать содействие в выведении юаня на мировую орбиту будет и Народный банк Китая, который поддержит стабильный курс юная с помощью валютных интервенций (если потребуется). Китайские эксперты рассчитывают, что вытеснение доллара юанем будет облегчено в связи с плохими перспективами американской экономики, сохранением большого дефицита торгового и платёжного баланса США и ожидаемым ослаблением американского доллара. 

Запуск торговли нефтяными и золотыми фьючерсами на китайских биржах повлёк много публикаций, посвящённых оценке золотых запасов Китая. Согласно официальным данным, золотые резервы КНР на конец августа текущего года составили 1842,6 тонны.Это пятое место в мире после США, Германии, Италии, Франции. Однако китайская статистика лукава, Пекин не раскрывает действительных масштабов золотых резервов государства. Оценки экспертов, основанные на статистике добычи золота и внешней торговли жёлтым металлом, в несколько раз превышают официальные данные. Минимальные экспертные оценки – 5 тысяч тонн. Чаще называется цифра 10 тысяч тонн. А это больше официального золотого запаса США, который в конце августа 2017 года был равен 8133,5 тонны. Кроме того, имеются большие резервы золота у банков, фондов, частных компаний и населения. Суммарная величина накопленного в Китае золота оценивается в 20 тысяч тонн. Такие гигантские объёмы драгоценного металла могут стать хорошей подпорой юаню в период превращения его в мировую валюту.

Источник: fondsk.ru

zakonvremeni.ru

Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором

 

 

Фото: osama abdelaal / osama abdelaal.com

Когда более сорока лет назад вместо ликвидированного золотодолларового стандарта был установлен бумажно-долларовый стандарт, доллар США на самом деле был не совсем бумажным. Это был нефтедоллар. Американская дипломатия во главе с государственным секретарем Генри Киссинджером сумела убедить страны, добывающие и экспортирующие чёрное золото, перейти в торговле нефтью исключительно на доллары США. Первой в ряду этих стран оказалась Саудовская Аравия. В обмен она получала статус главного союзника Америки на Ближнем Востоке, что обеспечивало Эр-Рияду бесперебойные поставки американского оружия и гарантии безопасности от Израиля. После того как Киссинджеру удалось «дожать» саудовского короля, процесс признания доллара в качестве единственной валюты расчётов пошёл среди стран ОПЕК веселее.

Монопольное положение доллара как валюты расчётов на рынке нефти было почти незыблемым на протяжении четырёх десятков лет. Случались, конечно, шероховатости. Например, в ноябре 2000 года Саддам Хусейн заявил, что собирается продавать чёрное золото за евро. За эту любовь к евро Ирак был наказан американской военной агрессией в 2003 году, а Саддам убит. Похожая история произошла с Ливией. Каддафи сначала заявил, что отказывается от поставок нефти за доллары США, а потом и за евро. Ливийский лидер планировал ввести в обращение золотой динар, используя его как альтернативу доллару и евро. Кончилась эта история уничтожением Ливии и убийством Каддафи.

Однако нести долларовое бремя многим странам всё тяжелее. Если ты находишься в системе долларовых расчётов, «наказать» тебя Вашингтону не представляет труда: все такие расчёты проходят через банковскую систему США. Кроме того, многим странам всё меньше хочется заниматься беспроцентным и бессрочным кредитованием Америки. Накопление долларовых резервов и является таким кредитованием. Все понимают: США с их суверенным долгом в 20 трлн. долл. становятся безнадёжным должником. И у некоторых стран вновь появляются основания для заявлений и планов по освобождению от долларовой зависимости.

Дальше всех здесь шагнул Иран. Вашингтон держал эту страну под экономическими санкциями с конца 70-х годов ХХ века. В начале текущего десятилетия санкции резко ужесточились. Однако Тегеран сумел в своих международных расчётах полностью эмансипироваться от доллара путём широкого использования бартерных (безвалютных) сделок во внешней торговле, использования риала и национальных валют стран-партнёров, схем встречной торговли, а также золота.

Другой пример. Последние годы Вашингтон последовательно закручивает гайки экономических санкций против Венесуэлы. И вот в сентябре сего года Каракас дал команду своим экспортёрам нефти в кратчайшие сроки прекратить её поставки за доллары США и перейти на расчёты в евро, а имеющиеся у государства в банках долларовые средства конвертировать в европейскую валюту. 8 сентября президент Николас Мадуро объявил о планах создания новой международной платёжной системы, а также валютной корзины для «освобождения от доллара».

Однако главная угроза для доллара сегодня исходит не от Тегерана или Каракаса, а от Пекина, который действует аккуратно, постепенно, без громких заявлений в адрес Вашингтона. В отличие от Венесуэлы, которая ставит задачу замены доллара на евро, Китай добивается замены доллара на юань. Благо юань уже используется в торговле с рядом партнёров Китая, хотя доля его пока скромная.

Десятки стран стали включать юань в состав своих международных резервов. Банк России сообщил, что он стал это делать с 2015 года. В начале 2016 года доля юаня в золотовалютных резервах Банка России была равна 0,1%. С 1 октября прошлого года юань стал официально резервной валютой, входящей в состав валютной корзины СДР (по удельному весу в этой корзине он сразу оказался на третьем месте после доллара США и евро, опередив британский фунт и японскую иену).

При всех этих достижениях бросается в глаза большое несоответствие между экономическим потенциалом Китая и международными позициями юаня. В 2015 году доля Китая в международной торговле составила 13% (примерно столько же у США), а доля юаня в международных платежах была равна лишь 1,7%. Пекин делает всё возможное, чтобы ликвидировать такие перекосы и укрепить международные позиции юаня.

И главную ставку в этой валютной стратегии китайские власти делают на нефть и золото. В текущем году Пекин заявил о запуске торговли нефтяными фьючерсами. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Летом сего года торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме. Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. На двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) уже стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Пекин рассчитывает, что комбинация «нефтяного юаня» и «золотого юаня» позволит вывести китайскую валюту на более высокую орбиту в системе международных финансов.

По оценкам экспертов, Китай до конца года может обойти США по объёмам импорта нефти и стать крупнейшим в мире покупателем чёрного золота. С учётом этого планируется сделать юань полностью «нефтяным». Для чего, естественно, надо, чтобы нефть перестала торговаться исключительно за доллары. Китай, реализуя стратегию «нефтяного» юаня, главным направлением определяет торговлю с Саудовской Аравией. В прошлом году в китайском импорте нефти эта страна занимала первое место. Далее следовали: Россия, Ангола, Ирак, Оман, Иран. Примечательно, что все поставщики нефти в Китай уже частично перешли в расчётах на юани (точных сопоставимых данных, к сожалению, нет). По сообщениям СМИ, с июня 2017 года начала принимать китайские юани в качестве платежей за поставки нефти в Китай и Россия.

На этом фоне белой вороной остаётся Саудовская Аравия, которая продолжает упорно требовать от китайских импортёров за нефть только доллары. Пекин такая неуступчивость Эр-Рияда начинает раздражать. У китайцев достаточно богатый выбор поставщиков нефти. Китайские власти дают понять Эр-Рияду, что его долларовый фанатизм может обойтись ему дорого. Поставки арабской нефти могут быть заменены поставками России, Анголы и других лояльных партнёров. Статистика показывает, что Пекин от предупреждений переходит к действиям. Общий объём импорта нефти Китаем за первое полугодие 2017 года составил 212,4 млн. т (прирост на 14% по сравнению с первым полугодием 2016 года). На первое место среди экспортёров нефти в Китай вышла Россия (29,2 млн. т; прирост на 11%). На втором месте оказалась Ангола (27,1 млн. т; прирост на 22%). А Саудовская Аравия отлетела на третье место (26,5 млн. т; прирост был почти нулевым). Среди других крупных экспортёров, сильно продвинувшихся в экспорте нефти на китайский рынок, оказались Бразилия (прирост на 48%) и Венесуэла (прирост на 14%). В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%. Фактически уже два года наблюдается мягкое вытеснение Саудовской Аравии с китайского рынка при замене саудовской доли Россией, Анголой, Бразилией, Венесуэлой, Ираном.

У Китая нет наполеоновских планов перевести всю мировую торговлю чёрным золотом на юани. Речь идёт лишь о поставках нефти в Китай и Гонконг. Однако и этого будет достаточно, чтобы нанести серьёзный, а может быть, смертельный удар по шатающемуся доллару. По мнению главного экономиста компании High Frequency Economics Карла Вайнберга, нефтяной юань может серьёзно подорвать позиции доллара: «Если торговля нефтью перейдет на юани, это будет означать потенциальную потерю транзакций в объеме 800 млрд. долл. в год, а также схожее сокращение на 800 млрд. долл. вложений в долларовые активы. Это не очень красивая картина как для доллара, так и для ценных бумаг США, в долгосрочной перспективе».

Эр-Рияд оказывается между молотом и наковальней. Отказ от расчётов в юанях будет вести к дальнейшему ослаблению позиций саудовских экспортёров нефти на китайском рынке. Согласиться на расчёты в юанях – значит отказаться от тех соглашений с Вашингтоном, которые были достигнуты в 70-е годы прошлого века и отказ от которых чреват для Эр-Рияда серьёзными последствиями. Саудиты ещё не приняли окончательного решения о том, какую валюту они выберут в ближайшее время для расчётов за нефть, но они прекрасно понимают, что эра нефтедоллара близка к завершению. Они также понимают, что Вашингтон будет бешено защищать нефтедоллар, не брезгуя ничем.

Не так давно Дональд Трамп совершил турне в Саудовскую Аравию. Думаю, что главной целью того визита было предупредить Эр-Рияд о необходимости выполнять свои обязательства по нефтедоллару. Ради этого Трамп обещал Саудовской Аравии очень щедрые «подарки» в виде поставок оружия (назывались суммы в 100 млрд. долларов). Скорее всего, то, что Трамп обещал саудовскому королю, надо делить как минимум на десять.

А недавно король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Это первый за всю историю отношений двух стран визит короля Саудовской Аравии в Россию. В ходе встреч на высшем уровне обсуждались и вопросы энергетики, особенно те, которые связаны с рынком нефти, в том числе регулирование цен с помощью квотирования мировой добычи. Однако мне кажется, что главный вопрос, который интересовал саудовцев (и ради которого потребовался визит короля), – это покупка российского оружия. На прошедших в Москве переговорах обсуждался пакет оружейных контрактов на сумму свыше 3 млрд. долларов. Контракты подразумевают в том числе поставку Эр-Рияду зенитных ракетных систем С-400 "Триумф". Король Саудовской Аравии и его ближайшее окружение хорошо помнят, чем кончились попытки освободиться от нефтедоллара для Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи.

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ

 

 

 

 

 

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

geo-politica.info

Кто будет рассчитываться юанем при расчетах за нефть — Новосибирский сайт

Войти Регистрация

  • Новости
  • Блоги
  • Про Н-ск
  • Проблемы города
  • Места отдыха
  • Куда пойти?
  • Объявления
  • Группы
  • Ещё
    • Фото
    • Активность
    • Комментарии
    • Люди
    • Статьи
      • Кругозор - интересные факты со всего мира
      • Наука и технологии. Последние новинки техники
      • Путешествия по Сибири
      • Туристу на заметку. Рассказы о путешествиях
      • Женский онлайн журнал
      • Авторынок. Обзор автомобилей
      • Стройка и ремонт
      • Новости партнеров
Поиск Расширенный поиск
  • Войти
  • Регистрация
tvoi54.ru в соц сетях: 
  • Войти
  • Регистрация

tvoi54.ru