Штрафы за нефтеразливы могут стать жестче. Разливы нефти в россии


Сергей Иванов призвал ужесточить в России ответственность за разливы нефти

01:1923.03.2017

(обновлено: 09:55 23.03.2017)

503100

МОСКВА, 23 мар — РИА Новости. Ответственность компаний за разливы нефти в тундре необходимо сделать такой же, как на континентальном шельфе, заявил специальный представитель президента России по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов.

Природнадзор опроверг сообщения об "экологической катастрофе" под Сургутом"Я, кстати, думаю, что настало время распространить уже принятый закон о континентальном шельфе с точки зрения экологии и на территорию Российской Федерации. Потому что сейчас нормы, если ты добываешь на берегу Северного Ледовитого океана нефть и газ и добываешь на шельфе, то законодательство разное, а я не вижу причин, чтобы они были разными", — сказал Иванов в интервью телеканалу "Россия-24".

По его словам, ущерб от нефтеразливов в тундре сопоставим с разливом нефти в арктических морях. "И это надо ужесточать", — подчеркнул Иванов.

Как считает спецпредставитель президента, в Арктике уже особо строгие экологические нормы и нормативы законодательства. Так, уже принят закон о континентальном шельфе с точки зрения экологии для нефтяников и газовиков.

"Конечно, катастрофа в Мексиканском заливе нас тоже заставила задуматься и экстраполировать это вообще на свои территориальные воды, а на арктические особенно", — добавил он.

В Хабаровске на берегу Амура обнаружили разлив нефтепрдуктовРанее Минприроды РФ предлагало ужесточить административную ответственность нефтяных компаний за неготовность к ликвидации разливов нефти и сокрытие сведений о нефтеразливах.

Взрыв на нефтяной платформе ВР Deepwater Horizon в апреле 2010 года обернулся крупнейшей экологической катастрофой в истории США. В результате аварии погибли 11 человек, в воды Мексиканского залива вылилось около 5 миллионов баррелей сырой нефти. Оператором проекта являлась британская BP, его акционерами были также Anadarko (25%) и MOEX Offshore, затонувшая платформа принадлежала компании Transocean, цементные работы на скважине проводила Halliburton.

ria.ru

Помогите остановить разливы нефти в России

http://7x7-journal.ru/post/46453

Горизонтальная Россия
  • Регион
    • А
    • Архангельская область
    • Б
    • Белгородская область
    • Брянская область
    • В
    • Владимирская область
    • Вологодская область
    • Воронежская область
    • И
    • Ивановская область
    • К
    • Калининградская область
    • Калужская область
    • Республика Карелия
    • Кировская область
    • Республика Коми
    • Костромская область
    • Курганская область
    • Курская область
    • Л
    • Липецкая область
    • М
    • Республика Марий Эл
    • Республика Мордовия
    • Мурманская область
    • Н
    • Новгородская область
    • О
    • Орловская область
    • Оренбургская область
    • П
    • Пензенская область
    • Псковская область
    • Р
    • Рязанская область
    • С
    • Смоленская область
    • Т
    • Тамбовская область
    • Тверская область
    • Тульская область
    • Тюменская область
    • У
    • Республика Удмуртия
    • Ульяновская область
    • Город Усинск
    • Город Ухта
    • Х
    • Ханты-Мансийский АО
    • Ч
    • Республика Чувашия
    • Я
    • Ямало-Ненецкий АО
    • Ярославская область
    • Права человека
    • Горизонтальная Россия

7x7-journal.ru

Последствия нефтяных разливов в России

Ирина Лагунина, радио "Свобода": Российские экологи обсуждают возможные последствия сразу двух крупных аварий, связанных с разливом нефти, которые случились в России за последние недели. В Иркутской области в Ангару попало 44 тонны дизельного топлива, в результате чего у почти 80 тысяч местных жителей были проблемы с питьевой водой. В Ненецком АО на месторождении Требса, принадлежащим ОАО «Башнефть», произошла авария. Площадь нефтяного разлива, по данным экологов, превысила 40 тысяч квадратных метров. Защитники природы говорят о серьезных последствиях аварий для окружающей среды, а также указывают на то, что власти традиционно пытаются занизить масштабы нефтяных разливов.

[...]

Любовь Чижова: Разлив нефти в Ангару случился спустя несколько дней после аварии на месторождении имени Романа Требса в Ненецком АО. Представители кампании Башнефть, которой принадлежит месторождение, утверждают, что площадь загрязненной территории не превышает пяти тысяч квадратных метров. По их данным, эта авария никак не отразится на местной экологии, так как нефть в водоемы не попала. По информации защитников природы, которые ссылаются на космические съемки кампании «СканЭкс», площадь розлива – от 40 до 42 тысяч квадратных метров, и его последствия для окружающей среды могут быть самыми негативными. Говорит руководитель программы по экологической политике ТЭК WWF России Алексей Книжников.

Алексей Книжников, WWF России: Если мы посмотрим, предположим, отчетность наших ведущих нефтяных компаний, то мы увидим, что различного рода аварий – это тысячи и даже десятки тысяч разных масштабов. Так что, к сожалению, это характерное явление – различные аварии. Но так же характерно и то, что очень часто происходит по разным причинам сокрытие как самого наличия, факта аварии, так и ее масштабов. Буквально за последнюю неделю мы были свидетелями двух таких громких аварий, их было больше, но так сложилось, что на эти аварии обратили внимание – это авария на Ангаре и авария в Ненецком автономном округе. И характерно для этих двух случаев, что в обоих случаях информация о масштабе разлива была занижена, причем очень существенно. Сначала по Ангаре нам говорили о двух тысячах тонн, и первые наши комментарии были, именно опираясь на эту цифру. Сейчас уже 44 тонны, уже видно, мы изначально говорили, что может быть проблемы, что местные службы реагирования не имеют нужных навыков и оборудования для ликвидации разлива нефти. Похоже, так и получилось, потому что мы знаем, что Китайская народная республика оказывает содействие в поставке сорбентов. Так же и в Ненецком округе сначала нам говорили, что разлив порядка 500 тонн, потом две тысячи тонн, площадь загрязнения порядка 5 тысяч квадратных метров. Пока мы не сделали с нашими коллегами космическую съемку – это 44 квадратных метра. Это, конечно, не катастрофа, но тем не менее, и там, и там на порядок занижаются масштабы. А это не только нарушение правил, норм, законодательства – это еще и очень негативно влияет на эффективность реагирования. Если мы занижаем оценку аварии, то мы, соответственно, не включаем нужные службы.

[...]

Любовь Чижова, Гринпис: Рассказывал руководитель программы по экологической политике ТЭК WWF России Алексей Книжников. Координатор Арктического проекта «Гринпис» в России Евгения Белякова полагает, что официальные сообщения о масштабах и возможных последствиях аварии на месторождении Требса не отражают реального положения вещей, и объясняет, почему защитники природы расценивают разлив нефти в Ненецком АО как экологическую катастрофу местного масштаба.

Евгения Белякова: Мы знаем от наших коллег, давних друзей компании "СканЭкс", которая достала и обнародовала снимки высокого разрешения недавно. Проанализировав их, специалисты "СканЭкс" утверждают, что площадь загрязнения составила около 42 тысяч квадратных метров – это чуть больше четырех гектар. Масштабы аварии, в соответствии с законодательством аварии причисляется статус региональной не от площади, а от объема вылившейся нефти. Тут мы можем исключительно полагаться на те цифры, которые нам сообщают официальные лица, представители компании "Башнефть" и представители администрации Ненецкого округа. На данный момент пока они сообщают о двух тысячах тонн нефти вылившейся и это находится в пределах региональной аварии. Но тут вопрос неформальной стороны, неформального отношения к тому, что происходит. Потому что в условиях арктической природы, в данном случае мы говорим о тундре, непосредственно прилегающей к Баренцеву морю, к его заливам, к Печерскому морю, любое загрязнение и вообще всякое нарушение – это катастрофа, в историческом периоде не ликвидируемая. Тундровые природные экосистемы очень медленно восстанавливаются. Нефть, которая попадет в водные объекты на месте аварии, а она безусловно туда попадет, потому что, конечно же, уборку будут проводить, учитывая огласку широкую этой аварии, но так или иначе с таянием снега, а весна там наступает практически, сейчас все начнет таять и течь, безусловно, есть продукты нефти потекут в ближайшие реки, в ближайшие озера, небольшие ручьи. Это, безусловно, убьет часть растительности, отравит часть представителей живого мира. Дальше это загрязнение будет так или иначе переходить по цепочке.

Источник: радио "Свобода" (http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24567129.html)

Данный материал является частной записью члена сообщества Club.CNews.Редакция CNews не несет ответственности за его содержание.

club.cnews.ru

Штрафы за нефтеразливы могут стать жестче

Новость - 20 января, 2016

По сообщениям СМИ, 19 января Министерство природных ресурсов и экологии РФ внесло в правительство законопроект о значительном повышении штрафов за разливы нефти и сокрытие информации об этих происшествиях.

«Мы приветствуем эту инициативу и надеемся, что проект дойдет до утверждения Президентом России, — комментирует эту новость Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела Гринпис России. — Если государство начнет штрафовать за все нефтяные разливы, сумма дополнительных поступлений в бюджеты разных уровней будет сравнима с расходами федерального бюджета на здравоохранение. Нефтяные компании не должны безнаказанно портить здоровье россиян и уничтожать природу. Сейчас им выгоднее платить штрафы, чем предотвращать аварии».

При этом одного лишь повышения штрафов недостаточно. Чтобы решить проблему нефтеразливов, нужно обязать нефтедобывающие компании раскрывать более полную информацию (включая объёмы, координаты и площади разливов), а также сделать её доступной общественности.

Гринпис России активно поднимает тему разливов нефти на протяжении последних пять лет. Только по официальным данным, из-за изношенности нефтепроводов в России каждый год происходят более десять тысяч утечек нефти. По оценке ряда экспертов, ежегодно в результате аварий в окружающую среду попадает около пять миллионов тонн нефтепродуктов. Это равноценно семи авариям на нефтяной платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе.

Разлитая нефть наносит колоссальный урон природе: образует токсичные водоёмы, уничтожает растительность, проникает в почву и в подземные воды. В результате разрушается естественная среда обитания многих видов животных и птиц, в том числе и редких. Кроме того, нарушается привычный уклад жизни коренных народов.

Главная причина бедствия — плачевное состояние трубопроводов, средний возраст которых составляет 20-30 лет, при этом большая часть труб вплотную приблизилась или даже превысила предельные сроки эксплуатации. При этом у нефтедобытчиков более чем достаточно ресурсов для того, чтобы решить эту проблему, по-прежнему оставаясь прибыльными предприятиями.

Совместно с другими общественными организациями Гринпис России предложил ряд поправок в российское законодательство, принятие которых не даст нефтяным компаниям уходить от финансовой ответственности за разливы нефти.

 

www.greenpeace.org

Нефтяные разливы – третья русская беда

Новость - 5 августа, 2014

Россия богата нефтью – это известно всем. При этом немногие знают, как мы обращаемся со своим богатством: ведь из нефтепроводов ежегодно вытекает примерно 4,5 миллионов тонн нефти.

Эта нефть в большинстве случаев остаётся разлитой на земле. Нефть вытекает в результате порывов нефтепроводов: в год в России (только по официальным данным) случается около 15 тысяч порывов. Для сравнения:  в США и Канаде количество порывов составляет 50-200 в год, а в Нигерии – не более 1000-1500 прорывов.

Прекратить разливы нефти или хотя бы уменьшить их ужасающее количество возможно. Гринпис ведёт борьбу с нефтяными разливами на всех уровнях: от полевых экспедиций до разработки предложений по законодательству для Госдумы. Во-первых, необходимо устранить «дыры» в законодательстве, которые позволяют нефтяникам уходить от ответственности и чувствовать себя безнаказанными. Во-вторых, нужно наладить работу государственных надзорных органов, которые по разным причинам не могут взять под эффективный контроль вопрос предотвращения разливов и проблемы рекультивации земель.

На фоне катастрофических разливов нефти разработка арктического шельфа выглядит особо бессмысленной. В 2014 году «Приразломная» добудет лишь 0,3 млн тонн нефти, тогда как мы ежегодно «разливаем» 4,5 млн тонн. Возможно, к 2025 году нам удастся добывать в Арктике 13,5 млн тонн нефти ежегодно, но при этом простейшее внедрение технологий энергосбережения поможет сэкономить до 30 млн тонн нефтепродуктов в год.

Освоение арктического шельфа принято считать «заделом на будущее». Насколько выгоден этот задел – вы можете сами увидеть на нашей инфографике. Так стоит ли рисковать хрупкой арктической экосистемой ради неясной экономической перспективы?

Разливы нефти наносят природе чудовищный ущерб. Мы не хотим, чтобы она была измазана нефтью: http://t.co/N4pARCNoFp pic.twitter.com/LuEafrSLrX

— Greenpeace Russia (@gp_russia) 4 августа 2014

www.greenpeace.org

Катастрофа в Мексиканском заливе | Greenpeace в России

Гринпис против BP

В 2010 году в Мексиканском заливе произошла одна из самых крупных техногенных катастроф в истории человечества.

Спустя три года после трагедии нам часто задают вопрос, почему Гринпис не выступил против компании British Petroleum. Единственная причина, почему многим кажется, что мы не работаем с British Petroleum — это негласный запрет на упоминание Гринпис и действий Гринпис в федеральных СМИ, подконтрольных государству. Любые выступления Гринпис против атомной энергетики или нефтяной отрасли где бы то ни было наносят ущерб олигархическим группировкам и чиновникам, связанным с нефтяной и ядерной отраслями. В таком информационном вакууме наши оппоненты легко спекулируют на тему политической ангажированности Гринпис.

Мы предлагаем историю действий Гринпис против British Petroleum до, во время и после событий в Мексиканском заливе.

В первые же дни аварии сотрудники Гринпис США выехали к месту трагедии с целью мониторинга и оценки влияния нефтяного разлива на окружающую среду и жизнь людей в регионе.

Когда стал понятен масштаб катастрофы, Гринпис обратился к администрации президента и Конгрессу США с требованием немедленно отказаться от бурения в прибрежной зоне как такового. Администрацией Обамы был объявлен 6-месячный мораторий на глубоководное бурение и отозвано разрешение, выданное ранее компании Shell для проведения бурения в Арктике. Впоследствии нефтяные компании оспорили введение моратория в суде Нового Орлеана. Суд встал на сторону нефтяных корпораций и в конце июня 2011 года снял запрет на глубоководное бурение.

Через несколько месяцев после трагедии в августе 2010 года корабль Гринпис Arctic Sunrise (тот, что арестован и ждет своей участи в Мурманске) отправился в трехмесячную экспедицию с целью изучения последствий катастрофы для Мексиканского залива. Экспедиция помогла независимым ученым оценить последствия применения химических диспергентов на жизнь морского залива. Исследование показало, что применения диспергентов ведет к значительным токсическим последствиям.

Обвиняемый в хулиганстве за акцию на Приразломной капитан Питер Уилкокс рассказывает на встрече в Санкт-Петербурге несколько лет назад, как привел Arctic Sunrise в Мексиканский залив

В течение всего 2010 года Гринпис лоббировал в Конгрессе законопроект по увеличению ответственности предприятий за нефтяные разливы, ограничение доступа корпорациям к определенным территориям, и т.д. К сожалению, поправки к законодательству не были приняты.

20 мая 2010 года организовал акцию протеста в штаб-квартире BP в Лондоне. Активисты Гринпис забрались на балкон здания штаб-квартиры нефтяной компании BP в Лондоне и вывесили карикатурный флаг в знак протеста против загрязнения окружающей среды.

В июне 2010 года Гринпис продолжил серию акций против ВР. Активисты сорвали первое публичное выступление руководителя аппарата British Petroleum (BP) Стива Уэствелла после катастрофы в Мексиканском заливе, требуя от ВР отказаться от глубоководного бурения.

Возле Национальной портретной галереи Лондона, где проходило вручение представителям искусства премии BP Portrait Award, Гринпис организовал акцию с призывом отказаться от денег ВР «из-за экологических и экономических потерь, к которым привела деятельность компания». (BP выступала спонсором премии в течение 21 года и впервые столкнулась с такой критикой в свой адрес).

В июле 2010 года Гринпис перекрыл50 заправок BP в Лондоне, вывесив таблички «Закрыто. Переходите на новые виды топлива».

По иронии судьбы во время катастрофы из одного из портов штата Луизина в мае 2010 года в район шельфа Аляски должно было выйти судно Harvey Explorer, с целью бурения на шельфе Аляски в летний сезон 2010 года. Активисты Гринпис провели акцию, вывесив плакат "Salazar: Ban Arctic drilling" на борту Harvey Explorer. Семь активистов были задержаны полицией.

Нефтеразливы British Petrolium в России

О том, к чему привели ошибки ВР в Мексиканском заливе, знают все. Но немногие знают, что задолго до трагедии в заливе British Petrolium в партнерстве с российской Тюменской нефтяной компанией делала то же самое в Западной Сибири. Масштабы разливов компании ТНК-ВР были настолько сильными, что привлекли внимание даже министра природных ресурсов Трутнева, который в 2012 году посетил эти разливы и доложил премьер-министру Путину о том, что происходит в нефтяной отрасли.

О разливах в Сибири и на Севере европейской части России Гринпис информировал правительство давно. Чтобы привлечь внимание к проблеме в августе 2000 года Гринпис организовал международный лагерь по уборке нефти под Нефтеюганском, как раз там, где были сосредоточены разливы British Petrolium.

Активисты Гринпис, принимавшие участие в работе международного экологического лагеря, в течение месяца собрали более 50 тонн нефти, очищая территорию, загрязненную нефтью в результате аварийных разливов. Для привлечения внимания СМИ была проведена серия акций с символикой российских и западных нефтяных компаний (в том числе ВР, ТНК, Славнефть, Лукойл, Транснефть, Total). В представительство компании ТНК-ВР было передано обращение Гринпис.

www.greenpeace.org

Нефтяной патруль в поисках разливов

За почти две недели работы Нефтяного патруля волонтёры Гринпис успели проверить 208 участков, загрязнённых нефтью.

Мы приехали на место, сидим пока в машине. Ждём, когда закончится проверка: если все безопасно, и свежих следов медведя нет, можно выходить. Накрапывает дождь, небо тяжёлое и свинцовое. Ветер задувает, зато мошки нет, и это большой плюс. Постепенно под ногами начинают попадаться гигантские нефтяные плевки, лужи, болотца, по краю которых растут мелкие белые цветы.

Ходить в патруль волонтёрам Гринпис нравится гораздо больше, чем собирать нефть. Во-первых, сразу виден результат труда: количество проверенных точек быстро растёт на карте. А за день патрульная группа успевает проверить до 30 участков, загрязнённых нефтью. Во-вторых, ты всё время находишься в движении, смотришь окрестности, путешествуешь, притом не бесцельно, а выполняя важную задачу – собираешь информацию. Ну и в третьих, есть в подобном патрулировании нефтяных разливов что-то романтическое и затягивающее.

Этот огромный нефтяной разлив, куда приехали мы, ГИС-специалист Гринпис Василий Яблоков и команда волонтёров Нефтяного патруля обнаружили ещё вчера. «Разлив совсем свежий», – говорит Василий и в качестве доказательства показывает на молоденькую берёзку, измазанную нефтью. Лето в данной местности короткое и листья на деревьях появились не так давно. А у берёзы они вон, как измазаны: явно фонтан бил уже, когда листики полностью распустились. Да и на космоснимках, сделанных в июле, этого разлива нет. «Значит, свежак!»

Вообще, процесс обнаружения участков, загрязнённых нефтью, выглядит следующим образом: сначала Василий получает космоснимки и подготавливает их к работе, затем рассказывает небольшой группе волонтёров о том, как на них выглядят нефтяные разливы. Многие впервые видят подобные снимки и пока для них – это лишь яркая мозаика. Затем, уже на местности, команда Патруля проверяет намеченные точки. Здесь у каждого своя определённая задача: первый прокладывает маршрут по снимку и определяет географические координаты; второй делает описание местности, определяет ориентиры, описывает произошедшее и указывает нарушения норм экологического права. Третий фотографирует. Космоснимки очень сильно помогают в работе, но также важно увидеть всё своими глазами: ведь иногда из космоса за нефтяное загрязнение можно принять естественное озеро или болото. На этот же разлив Нефтяной патруль натолкнулся совершенно случайно, по пути на соседний плохо рекультивированный участок.

То ли болото чавкает под ногами, то ли просто грязевое месиво. Идём по узким чистым участкам, перепрыгивая с одного на другой, чтобы не оступиться и не попасть ногой в нефть. Здесь процесс рекультивации пока не начинался, даже ещё свежей нефтью пахнет, хотя уже не очень резко. По правилам, вся разлитая нефть должна быть собрана вместе с испачканным грунтом и отвезена на переработку. Там сначала выделят нефть, а потом почистят грунт. Нефть сдадут обратно добывающей компании, а грунт будут использовать при строительстве дорог и кустовых площадок там, где бурят скважины. А на очищенный участок привезут новую землю, добавят удобрений, все подготовят и засеют культурами. «За все эти две недели Нефтяной патруль ни разу не видел качественной рекультивации, везде остатки старой нефти», — говорит Василий.

Садимся в машины буквально на несколько минут, доезжаем до лесного ручья. Здесь тот же самый разлив, но другой его конец. Чёрные тягучие воды протекают под мостиком и уходят вглубь леса. На траве, растущей по берегам, виден чёткий чёрный след – уровень воды в ручье поднимался на несколько десятков сантиметров, когда здесь текла нефть. В воздухе отвратительно пахнет сероводородом, кажется, что здесь одновременно протухли тысячи куриных яиц. Василий Яблоков советует надеть маски, потому что газ – токсичный, хотя сейчас здесь он и не превышает допустимой нормы. Стараемся убраться от этого места побыстрее. А я вспоминаю рассказы местных, живущих в районе Северо-Ипатского нефтяного месторождения в Усинском районе, для которых, к сожалению, запах сероводорода стал привычным.

Переезжаем на очередную точку. Промозгло и дождь моросит уже очень навязчиво. Останавливаемся на краю странного красно-оранжевого болота: здесь нет растительности, земля неестественно яркого цвета, напоминает кабачковую икру, трава превратилась в солому и размокла. Под ногами прожорливо чавкает трясина. Тут когда-то давно произошёл разлив пластовых вод. «Это как химический ожог, — говорит Василий, — в нефтяном пласте содержится не чистая нефть, а нефтесодержащая жидкость и в ней может быть до 50% воды. Нефтесодержащую жидкость разделяют на газ, который выжигают на факелах, воду, которую закачивают обратно в пласт, и нефть. Вот именно эти воды называют пластовыми, они очень токсичны, даже более чем нефть. Разлив пластовых вод происходит намного реже, чем разливы нефти. Но в законодательстве – это у нас серая зона, потому что они никак не классифицированы как отходы». Дело в том, что законодательством официально предусмотрен только один вид отходов при добыче нефти, поэтому компаниям удаётся не учитывать часть отходов. Например, таких, как подтоварные (пластовые) воды. В новом докладе «Нефтяное загрязнение: проблемы и возможные решения» Гринпис и Комитета Спасения Печоры указывает на необходимость конкретизировать виды отходов при добыче нефти и газа в соответствующем классификаторе отходов.

Нефтяной патруль вносит все данные об этом разливе в специальный блокнот, фотографирует. Потом эта информация будет использована при составлении карты разливов Республики Коми.

Мы медленно уходим от этого обожжённого пластовыми водами болота к машинам, будто бы возвращаясь с  Марса - красной планеты — обратно на серо-зелёную Землю. Мелкий дождь переходит в ливень, волонтёры Нефтяного патруля залезают в машину и едут дальше проверять точки.

Поддержите активистов Нефтяного Патруля, попросите нефтяные компании убрать уже существующие разливы и не допускать их в будущем!

  

 

www.greenpeace.org