Большая Энциклопедия Нефти и Газа. Разводы от нефти


Нефтяные разводы. Часть II: В чем суть?

Начало здесь

Себестоимость нефти

«Себестоимость нефти считают все, кому не лень, получая в итоге самые разные цифры. Но почему-то вечно забывают уточнить, что именно посчитали, по какой методике, какие издержки включены. А ведь любой грамотный бухгалтер знает, что в расчете себестоимости всегда присутствует определенный произвол. Даже переменные издержки на единицу продукции зависят от метода учета складских запасов. А как разносить постоянные - всецело зависит от учетной политики. (Порядок отнесения затрат на себестоимость, установленный ГНС для целей налогообложения, не единственный и далеко не самый удобный для управленческого учета.)

У промышленной продукции существенную долю издержек, относимых на себестоимость, составляют сырье и материалы. У арматуры, например, это прежде всего сталь (или чугун, или пластик). Причем данные издержки - переменные. Поэтому цена арматуры не может быть меньше, чем ее вес, умноженный на цену материала корпуса. (Точнее, может, только если арматура контрафактная.) Но у нефти такой статьи издержек почти нет. Она течет из недр как бы бесплатно. Какие-то расходы, чтобы ее оттуда достать, конечно, нужны - нефтяных фонтанов нынче уже не встретишь. Прежде всего расходуется электроэнергия, а также вспомогательные материалы - например, реагенты, закачиваемые в скважину. Но всё это вместе в пересчете на баррель даст от силы 1 -2 доллара! Ладно, учтем еще затраты прииска: зарплату его работников, амортизацию оборудования и сооружений, поддержание фонда скважин, а также транспортировку до магистрали. То, что мы получим, можно назвать «операционной себестоимостью добываемой нефти». Она разная в разных проектах, но в большинстве случаев всё равно не слишком высока: у Роснефти, по ее расчетам - $4-5 за баррель, Saudi Arabica (крупнейшая в мире добывающая компания) заявляет о $2. У шельфовой добычи операционная себестоимость повыше - $15-20. Про сланцевую нефть говорят разное, причем если еще год назад, до ценового провала, чаще звучали цифры $40-50 за баррель, то сейчас - $20-25, что отражает не столько развитие технологий сланцевой добычи (которые, конечно, развиваются, но не такими же темпами), сколько жонглирование методиками расчета ради оправдания поведения биржевых цен на фьючерсы. Которые на самом деле с себестоимостью никак не связаны.

Но почему же тогда тридцать долларов за баррель вызвали такую панику? Потому что расходы нефтяной компании далеко не ограничиваются затратами на добычу как таковую. Очень недешево обходится транспортировка нефти: докачать ее от Сибири до западных границ России - это порядка $10 за баррель. Основную финансовую нагрузку на российские компании, экспортирующие нефть, оказывает бюджет: они отдают ему более половины экспортной выручки. А НДПИ платится в том числе и с объемов, перерабатываемых внутри страны.

Но главное, что любые нефтяные месторождения имеют дурную манеру исчерпываться. А по мере своего исчерпания требуют всё больших текущих затрат. Дебит скважин падает, включаются всё более дорогие методы повышения нефтеотдачи. То есть, операционная себестоимость добычи растет. И чтобы поддерживать и развивать бизнес, любая нефтяная компания вынуждена искать и осваивать новые месторождения. Нужно вести ГРР, потом, когда нефть найдена, запасы ее оценены и признаны пригодными к извлечению, нужно приобрести права на разработку или купить проект, далее нужно обустраивать новое месторождение: трубу к нему провести, хранилища, дома, дороги и прочую инфраструктуру создать, гору всякого железа завезти и установить, А если речь о шельфе? Платформа - это же крайне дорогое удовольствие! Всё это - инвестиции. И потребный объем их огромен!

Такая экономика нефтедобывающей отрасли заставляет говорить как об основном показателе не о себестоимости, а о сроке окупаемости проекта. Вот чисто условный пример. Пусть инвестиции в некое месторождение составили миллиард долларов. Объем добычи на нем - миллион баррелей в год. Операционная себестоимость плюс транспортировка, допустим, $10 за баррель. Если компания получает от продажи барреля нефти $50 (а даже на пике мировых цен российские компании за вычетом отчислений в бюджет получали меньше), месторождение, как несложно посчитать, окупится за 25 лет: 10 миллионов в год будут уходить на саму добычу, а 40 - на покрытие инвестиций. Если же чистая выручка составит всего лишь $20, то срок окупаемости вырастет до 100 лет. И это мы еще не учли, что по мере выработки месторождения затраты на добычу будут расти, причем на 100 лет нефти там, скорее всего, просто не хватит.

А теперь вопрос: будет ли условная компания в приведенном выше примере продавать нефть по $20? Будет! А куда ей деться? Хранилища-то не бездонны, а просто так взять да остановить добычу не получится, это процесс непрерывный. Сегодня цена упала - остановили, завтра выросла обратно - опять запустили? Так не бывает! Консервация скважин - это дорого и сложно (а в некоторых условиях практически невозможно). Но как же поведет себя компания, если цена на нефть упадет... нет, не ниже себестоимости, но ниже того уровня, который позволяет обеспечить разумный срок окупаемости типичных проектов? А вот как: она заморозит новые проекты, сократит ГРР. То есть, остановит инвестиции. На текущую деятельность ей денег хватит, а развитие придется притормозить.

Разводы нефти

Вот теперь мы можем отметить важное отличие рынка нефти от классической модели товарных рынков: кривая “предложения устроена на нём совсем иначе (если вообще имеется). Даже при падении цен до $25 за баррель сокращать традиционную добычу невыгодно: операционная себестоимость всё равно ниже. Наоборот, хочется её нарастить, дабы компенсировать выпавшие доходы, На практике предложение нефти регулируется не столько рынком, сколько различными картельными соглашениями. Разве что сланцевая добыча в этом плане более подвижна (и трейдеры пристально следят за ее объемами).

Наконец, еще один важный момент, который следует понимать, глядя на кривой крестик спроса и предложения. Если спрос увеличился и цена пошла вверх – объемы производства сразу ведь не нарастишь! В зависимости оттого, о каком продукте речь, на это нужны недели или даже месяцы. Сократить производство, если спрос упал, можно быстрее, но тоже не мгновенно. То есть, любой рынок в той или иной мере инерционен, и есть некоторое характерное время, за которое он способен изменить свои параметры. На слишком быстрые колебания рыночных цен он просто не успеет отреагировать. Их, собственно, и не бывает на обычных рынках. Они типичны лишь для биржевых торгов, где цены порой в течение дневной сессии летают туда-сюда на несколько процентов, потакая информационным вбросам.

Рынок нефти - инерционен крайне! Конечный спрос реагирует на цену вяло и медленно, с лагом в несколько месяцев. Да, если бензин подешевеет, его станут покупать больше, но от скважины до АЗС путь долгий. А в целом объем спроса на нефть связан скорее с глобальными колебаниями экономики, чем с ценой - такой уж это продукт. Предложение же и вовсе на таком коротком интервале на цену не реагирует, кроме разве что сланцевой нефти. Точнее, реагирует через политику: чтобы остановить падение, всякие видные деятели принимаются делать заявления о скором сокращении добычи. (И голых заявлений, кстати, порой хватает: трейдеры больше любят информационные вбросы, чем экономические факты.)

Но вот в чем беда. Если низкая цена на нефть продержится достаточно долго, предложение все же отреагирует, только совсем медленно, с лагом в несколько лет, когда аукнется сокращение инвестиций в новые проекты. И настанет дефицит, и трейдеры взовьют цену до $200, и будет им счастье... А нам?

Поставим прямой вопрос: отражает ли биржевой рынок нефтяных фьючерсов экономическую ситуацию со спросом и предложением нефти? Ответ: только лишь в отношении общей динамики на достаточно длительном промежутке времени. Скажем, снижение цены барреля во второй половине 2014 года имело под собой серьезные макроэкономические основания: развитие сланцевой добычи, с одной стороны, и торможение роста китайской экономики, с другой. Заметьте: именно сам факт снижения имел такие основания. А вот уровень цены по его итогам (менее $30) уже весьма произволен: это скорее результат «медвежьих игр» трейдеров, чем экономических расчетов. Если же вести речь о колебаниях биржевой цены в пределах пары месяцев, не говоря уж о днях - то их смело можно считать чисто спекулятивными.

Для справки «Медведями» называют биржевых игроков, сделавших ставку на положение цен. Для этого они продают торгуемый актив, чем подталкивают его цену вниз. А оптимистов, играющих на повышение, называют «быками».

Заметим, что трейдерам выгодно затолкать цену нефтяных фьючерсов (а значит, и реальной нефти) как можно глубже в подвал. Ведь чем ниже цена опустится и чем дольше там пробудет - тем выше потом взлетит. Трейдеры просто раскачивают рынок, пользуясь инерционностью отрасли. Имея с этого миллиардные барыши. За что они получают свою маржу? Что полезного создают для людей?

Экономический смысл любого фьючерсного рынка - страхование рисков производителей, получающих выбор: продать свой продукт по текущей цене или по будущей. Нефтяные фьючерсы тоже служили этому на заре своего бытия. И до сих пор служат. Вот только нынче рынок фьючерсов сам же и создает те риски, от которых затем страхует - принцип работы у него такой же, как у бандитской «крыши».

Привязка контрактных цен нефти к котировкам фьючерсов тоже имела смысл, сократив финансовые потери производителей и потребителей от деятельности посредников. Но с развитием интернета, с одной стороны, возникла возможность на одном экране видеть весь рынок контрактов спот и, при желании, не позволить посреднику себя обмануть, с другой стороны, появился удаленный доступ к биржевым торгам не только у профессиональных биржевых брокеров, все-таки обычно достаточно грамотных, а у всех желающих; количество чистых спекулянтов на рынке резко выросло, и потери реальных участников рынка на корм всей этой ораве стали даже больше, чем раньше, просто в другой, менее явной форме - в форме потерь из-за быстрых колебаний курса.

И получается, что та структура рынка нефти, которая сложилась в 80-е годы, к сегодняшнему дню приносит нефтяной отрасли больше вреда, чем пользы. Раскачивая рынок, спекулянты мешают ее нормальному развитию. Более того, они залезают в карман каждому из нас! Ведь нефть - такая штука, что вместе с ее рынком раскачивается вся мировая экономика, в особенности экономики тех стран, которые сильно зависят от экспорта нефти, включая, увы, Россию.

Нестабильность - это дополнительные риски, которые любой хозяйственный субъект старается учесть в своем бизнесе: банки поднимают процентные ставки, оптовики накручивают рублевые цены. И страдают от этого производители и простые люди, то есть, мы с вами и с Васей Пупкиным, несмотря на весь оптимизм последнего. Рынок нефтяных фьючерсов, как и многие другие элементы мировой финансовой системы, постепенно из полезного придатка превратился в паразита, сосущего соки из мировой экономики. Почему же сей паразит живет и процветает? Примерно потому же, почему столетиями гуляет, купаясь в роскоши, королевский двор, пока вокруг мрут с голоду крестьяне. Потому что власть в нашем мире принадлежит финансам, а не нам с вами. Я об этом подробно писал еще восемь лет назад. А на сей раз просто проиллюстрировал на конкретном примере один из механизмов паразитирования: подмена рынка товара, имеющего созданную трудом стоимость, рынком производного финансового инструмента, с запуском сопутствующих мифов (о том, например, как сложно торговать фьючерсами, и как они ужасно важны для справедливого регулирования рынка нефти).

Финансы стали в нашем мире новой религией. Мифы, на которых она зиждется, очень устойчивы, их не перешибить и тысячей подобных статей. «Королевская власть - от Бога», и попробуйте доказать обратное средневековому крестьянину. Мир неудержимо катится в сторону постиндустриального общества бездумных потребителей, и покуда сей тренд в силе, культ финансов незыблем. Show must go on!

Но знаете, с годами я почему-то все чаще испытываю к служителям этого культа не зависть, а жалость…»

Юрий Жестин, Журнал «Арматуростроение», 3/102/2016

Возврат к списку

ngs-penza.ru

Нефтяные разводы в море

Туристы в шоке, но не в шоколаде

Представьте ситуацию – приезжаете вы на курорт, забрасываете чемоданы в номер и, отрадно размахивая полотенцем, вприскочку отправляетесь на пляж. А там… море, песок, а сейчас и ваши ноги покрыты темной маслянистой пленкой. Нефть. Отель ничего не делает, туроператор безмолвствует. Куда бежать, в какую сторону орать «Караул»?

Купание в «черном золоте»

Об следующем разливе нефти в акватории эмирата Фуджейра стало понятно вчера, когда информация попала в СМИ, но неувязка существует уже как минимум неделю. Следующем – так как, по словам туроператоров, работающих на этом направлении, это происходит повсевременно и в протяжении всего года. Дело в том, что проходящие мимо побережья танкеры сбрасывают остатки нефти прямо в море, не жалея ни морских жителей, ни заезжих туристов, которые в нем купаются. Гостиницы Фуджейры подсуетились и даже выдают туристам особые салфетки и жидкость, которая типо не оказывает влияние на кожу, для того чтоб удалить с себя последствия купания.

По словам представителя сети Rotana Hotels and Resorts в Рф Надежды Щербаковой, на сегодня неувязка устранена – пляж открыт, а в море как бы даже можно купаться. «Море уже практически очистилось, но еще пока мутноватое, и после купания на коже остаются маленькие пятнышки нефтепродуктов. Наш отель выдает туристам особые салфетки, чтоб убрать их. Понимаете, российских людей подобные задачи никогда не останавливали от купания», – выделила Щербакова, добавив, что в неких регионах Рф условия купания еще ужаснее.

При всем этом у отеля, по ее словам, нет способности чистить бухту – он просто не располагает техникой, нужной для чистки воды и пляжа от нефтепродуктов. «Это должно делать правительство эмирата. Хотя, честно говоря, я не слышала, чтоб вообщем кто-то чистил такие пятна, – они сами с течением времени смываются назад в море», – заявила Щербакова. Докладывает ли отель в какие-либо компетентные органы, столкнувшись с неувязкой загрязнения моря, пока остается загадкой – на момент публикации представитель Rotana Hotels and Resorts этот вопрос не прокомментировала.

Как выяснилось, ситуация не такая радужная, как ее отрисовывают сотрудники отеля. Сейчас в редакцию обратились туристы, которые на данный момент отдыхают в отеле Fujairah Rotana Resort & SPA 5*. Они пишут, что представители отеля, мягко говоря, преомнажают. Так, Станислав Андреев пишет, что пляж, куда их возили ранее, уже закрыли, пленка из нефти рядом с отелем как и раньше никуда не ушла, ну и нефть типо никто не собирает. «Это всё чушь! Я на данный момент нахожусь в Ротане, и здесь нереально войти в море – плёнка из нефти по всему побережью!» – пишет Станислав.

Голос возмутительного в пустыне

Сотрудник Станислава по несчастью Татьяна Соболева пишет, что все звонки на «горячую линию» туроператора Sunmar и пробы переселиться были напрасными. В отчаянии туристы обратились даже в Ростуризм с просьбой посодействовать, да и здесь им не посодействовали.

«Мы тоже с семьей на данный момент в Ротане, пляж закрыт с 4 мая, с 8 мая табличку о закрытии пляжа убрали, но ситуация не поменялась. Побережье неприменимо для отдыха и купания: ужасающий запах нефти, грязная вода. А ведь там отдыхают семьи с детками, никто, конечно, не купается. Побережье пустое, мы находимся тут с 30 мая. Две недели в Ротане с зловонным пляжем, с испорченным отдыхом и настроением. На пляж возили всего пару дней, а позже и там нефть поплыла! Ну и вообщем никому мы здесь не необходимы, и все наши задачи только наши и решать нам их предлагают только без помощи других!» – пишет Татьяна.

Мировоззрение представителей туроператора о состоянии пляжа расползается с воззрением туристов. Создалось даже воспоминание, что туроператор в первый раз услышал о дилемме от журналиста HotLine.travel. Заместитель гендиректора Sunmar Вероника Филиппова сказала, что доверяет инфы, предоставленной представителями туроператора в ОАЭ. «По инфы от принимающей стороны, на этот момент пляж очищен, сотрудники находятся в контакте с туристами», – сказала Филиппова. Что касается переселения, то сообщается, что с туристами вопрос решался в личном порядке – кто-то возжелал переселиться, другим предоставили бесплатный трансфер на другой пляж. При всем этом Филиппова не уточнила, были ли посреди переселенных туристов клиенты Sunmar.

Представители отеля утверждают, что ответственность за переселение организованных туристов несет туроператор, и все вопросы такового нрава решаются только через него. По поводу вероятной компенсации испорченного отдыха представитель сети Rotana Hotels and Resorts заявила, что отель в случае форс-мажора идет навстречу и переселяет в другой отель, или увеличивает категорию номера, либо безвозмездно предоставляет какие-либо сопутствующие услуги. Только отдых у туристов, прибывших в ОАЭ 30 апреля, вот-вот завершится.

В связи с таковой сложной ситуацией мы желали бы от имени пострадавших туристов обратиться к нашим читателям с вопросом: как поступить туристам, когда на местности отеля появилась неувязка, решить которую он не в состоянии, а туроператор считает, что инцидент исчерпан?

Если вам тоже есть чем поделиться, вы столкнулись с сложный ситуацией с туристами и вам требуется совет коллег либо юристов, – присылайте свои истории нам. Рубрика «Помощь зала» как и раньше открыта для всех желающих. Выслать заявку можно через онлайн-журнал HotLine.travel либо e-mail: [email protected] с пометкой «Хочу «Помощь зала».

Читайте также

Один легитимный туроператор и 11 нелегалов в городке Кимры

Блокировка счета и ее последствия. История турагентства из Набережных.

Родственники не могут дождаться вывоза тела иркутянки из Таилан.

Статьи рубрики Помощь зала

Один легитимный туроператор и 11 нелегалов в городке Кимры

Блокировка счета и ее последствия. История турагентства из Набережных.

Родственники не могут дождаться вывоза тела иркутянки из Таилан.

Как защититься от утраты средств по путевке при расторжении контракта

Вопль помощи турагента из Москвы

Дайверы желают на Мальдивы, но третируют советами профи

Блокбастер месяца

Пользующиеся популярностью темы

Направления
Личности

© 2011-2017, Онлайн-журнал HotLine.travel

Свидетельство о регистрации сми Эл №ФС77-50073 от 06.06.2012 г.

Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,

информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)’,

Смотреть видео Нефтяные разводы в море

loving-world.ru

Нефтяные разводы

Поспешишь – людей насмешишь. Это в первую очередь касается Лукашенко, который банально зажал «пять копеек» для российских акционеров Мозырского НПЗ. Сделал он это в надежде на сверхприбыли от переработки венесуэльской высококачественной легкой нефти сорта «Санта Барбара», сообщает АФН.

Во вторую, - первого вице-премьера Владимира Семашко, пообещавшего на всю страну в мае обеспечить 100% загрузку мощностей белорусских НПЗ (до 30-32 тыс. тонн в сутки на завод). В третью, - Укртранснафты, влепившей иск российской Транснефти с требованием компенсировать $7 млн убытков из-за отказа транспортировки нефти через территорию Украины и подписать новое соглашение о транзите нефти с применением принципа «качай или плати» в обмен на отказ от использования нефтепровода «Одесса-Броды» в реверсном режиме для прокачки венесуэльской нефти на белорусские НПЗ. Впрочем, это касается всех, кто повелся на обещание Уго Чавеса поставить до конца года в Беларусь 4 млн. тонн высококачественной, подчеркнем, легкой с низким содержанием серы, венесуэльской нефти сорта Санта-Барбара. Потому что хотелось как лучше, то есть независимее. А получилось, как обычно получается в стране, где шапкозакидательство на месяцы опережает практические телодвижения. Может быть, Венесуэла и на самом деле стратегический партнер для отдельных белорусских чиновников, но только это никаким образом не меняет процедуры приемки нефти от нового поставщика. Нефтеперерабатывающий завод – дорогое удовольствие, а потому «на слово» (спецификации) новичкам никто не верит: контроль состава нефти будет сделан на каждой ж/д цистерне с венесуэльской нефтью, поступающей на завод. Дешевле тысячи анализов сделать, чем новое оборудование закупать… А еще лучше заблаговременно доставить в лабораторию пару канистр (бочку) с залитой в танкер нефтью, чтобы заранее подготовиться к тому, чего в любом случае не избежать - переданная венесуэльской стороной спецификация поставляемой нефти и реальное содержимое танкера заметно отличаются друг от друга. Вместо высококачественной легкой Санта-Барбары с низким содержанием серы в Беларусь приплыла нефть по составу очень схожая с российской маркой Urals, той, которая поставляется Транснефтью по нефтепроводу, часть с пошлиной, а часть беспошлинно. По словам источников в белорусской нефтяной отрасли, содержание серы, ванадия и кокса в разы превышают заявленные в спецификации параметры. Правительство уже в курсе о «проблеме» объемом в 80 тыс.тонн - не ради же любопытства премьер Сергей Сидорский сегодня приехал на Мозырский НПЗ, а гендиректор Белорусской нефтяной компании (импортер 1-й партии венесуэльской нефти) осторожно сообщил прессе, что вопрос эффективности поставок венесуэльской нефти прояснится к середине мая. Впрочем сама история с несоответствием поставленной нефти обещанной спецификации не вызывает удивления – и Венесуэла, и Беларусь, да и тот же Иран входят в группу тех стран, в которых агитпроп формирует реальность, а не наоборот: анонсируем, обещаем, бьем в грудь, а потом ломаем голову, как приписками и сказками выполнить заявленное и обещанное. Между тем, правительство пока не решилось докладывать тому, кто на прошлой неделе в окружении коров подсчитывал прибыль от удачного проекта. Было решено переработать первую партию, продать нефтепродукты и лишь затем (с фактами на руках) идти к Лукашенко с неприятной новостью о том, что проект с венесуэльской нефтью накрывается медным тазиком или, что скорее всего, выглядит не так аппетитно, как обещалось ранее. Завод без сомнения сможет переработать «нелегкую» венесуэльскую нефть. О раздельной переработке речь больше не идет – будет смешивать ее с российской или добываемой белорусской. Однако руководство страны, назло недоброжелателям наращивая поставки нефти из Венесуэлы, не сможет скрыть конфуз – затея с венесуэльской нефтью не сулит тех денег, которые уже успели поделить. В этой связи позиция правительства хоть и не приемлема, но, по крайней мере, вполне объяснима – Лукашенко будет рвать и метать. В худшем варианте скоропостижное завершение венесуэльского проекта поставит крест на политических играх с Россией и на его (Лукашенко) способности обеспечить энергетическую независимость страны. В случае продолжения поставок из-за океана сырья, которое немногим лучше российской Urals, он теряет столь необходимые дополнительные «доходы» в самый важный для страны(?) период – президентские выборы. Впрочем, не будет ничего удивительного в том, если доклад о качестве венесуэльской нефти не станет для Лукашенко новостью. Огромная волна пиара и преждевременные заявления об успешности проекта лишь свидетельствует в пользу версии о том, что первый и последний танкер с венесуэльской нефтью выполнил роль наглядного примера в кампании белорусских властей «Россия теряет Беларусь», единственная цель которой – вернуть старые условия (цены) поставки российской нефти. В общем, не зря говорят, что цыплят бочки с нефтью по осени считают… 

belaruspartisan.by

Нефтяные разводы

Поспешишь – людей насмешишь. Это в первую очередь касается Лукашенко, который банально зажал «пять копеек» для российских акционеров Мозырского НПЗ. Сделал он это в надежде на сверхприбыли от переработки венесуэльской высококачественной легкой нефти сорта «Санта Барбара», сообщает АФН.

Во вторую, - первого вице-премьера Владимира Семашко, пообещавшего на всю страну в мае обеспечить 100% загрузку мощностей белорусских НПЗ (до 30-32 тыс. тонн в сутки на завод). В третью, - Укртранснафты, влепившей иск российской Транснефти с требованием компенсировать $7 млн убытков из-за отказа транспортировки нефти через территорию Украины и подписать новое соглашение о транзите нефти с применением принципа «качай или плати» в обмен на отказ от использования нефтепровода «Одесса-Броды» в реверсном режиме для прокачки венесуэльской нефти на белорусские НПЗ. Впрочем, это касается всех, кто повелся на обещание Уго Чавеса поставить до конца года в Беларусь 4 млн. тонн высококачественной, подчеркнем, легкой с низким содержанием серы, венесуэльской нефти сорта Санта-Барбара. Потому что хотелось как лучше, то есть независимее. А получилось, как обычно получается в стране, где шапкозакидательство на месяцы опережает практические телодвижения. Может быть, Венесуэла и на самом деле стратегический партнер для отдельных белорусских чиновников, но только это никаким образом не меняет процедуры приемки нефти от нового поставщика. Нефтеперерабатывающий завод – дорогое удовольствие, а потому «на слово» (спецификации) новичкам никто не верит: контроль состава нефти будет сделан на каждой ж/д цистерне с венесуэльской нефтью, поступающей на завод. Дешевле тысячи анализов сделать, чем новое оборудование закупать… А еще лучше заблаговременно доставить в лабораторию пару канистр (бочку) с залитой в танкер нефтью, чтобы заранее подготовиться к тому, чего в любом случае не избежать - переданная венесуэльской стороной спецификация поставляемой нефти и реальное содержимое танкера заметно отличаются друг от друга. Вместо высококачественной легкой Санта-Барбары с низким содержанием серы в Беларусь приплыла нефть по составу очень схожая с российской маркой Urals, той, которая поставляется Транснефтью по нефтепроводу, часть с пошлиной, а часть беспошлинно. По словам источников в белорусской нефтяной отрасли, содержание серы, ванадия и кокса в разы превышают заявленные в спецификации параметры. Правительство уже в курсе о «проблеме» объемом в 80 тыс.тонн - не ради же любопытства премьер Сергей Сидорский сегодня приехал на Мозырский НПЗ, а гендиректор Белорусской нефтяной компании (импортер 1-й партии венесуэльской нефти) осторожно сообщил прессе, что вопрос эффективности поставок венесуэльской нефти прояснится к середине мая. Впрочем сама история с несоответствием поставленной нефти обещанной спецификации не вызывает удивления – и Венесуэла, и Беларусь, да и тот же Иран входят в группу тех стран, в которых агитпроп формирует реальность, а не наоборот: анонсируем, обещаем, бьем в грудь, а потом ломаем голову, как приписками и сказками выполнить заявленное и обещанное. Между тем, правительство пока не решилось докладывать тому, кто на прошлой неделе в окружении коров подсчитывал прибыль от удачного проекта. Было решено переработать первую партию, продать нефтепродукты и лишь затем (с фактами на руках) идти к Лукашенко с неприятной новостью о том, что проект с венесуэльской нефтью накрывается медным тазиком или, что скорее всего, выглядит не так аппетитно, как обещалось ранее. Завод без сомнения сможет переработать «нелегкую» венесуэльскую нефть. О раздельной переработке речь больше не идет – будет смешивать ее с российской или добываемой белорусской. Однако руководство страны, назло недоброжелателям наращивая поставки нефти из Венесуэлы, не сможет скрыть конфуз – затея с венесуэльской нефтью не сулит тех денег, которые уже успели поделить. В этой связи позиция правительства хоть и не приемлема, но, по крайней мере, вполне объяснима – Лукашенко будет рвать и метать. В худшем варианте скоропостижное завершение венесуэльского проекта поставит крест на политических играх с Россией и на его (Лукашенко) способности обеспечить энергетическую независимость страны. В случае продолжения поставок из-за океана сырья, которое немногим лучше российской Urals, он теряет столь необходимые дополнительные «доходы» в самый важный для страны(?) период – президентские выборы. Впрочем, не будет ничего удивительного в том, если доклад о качестве венесуэльской нефти не станет для Лукашенко новостью. Огромная волна пиара и преждевременные заявления об успешности проекта лишь свидетельствует в пользу версии о том, что первый и последний танкер с венесуэльской нефтью выполнил роль наглядного примера в кампании белорусских властей «Россия теряет Беларусь», единственная цель которой – вернуть старые условия (цены) поставки российской нефти. В общем, не зря говорят, что цыплят бочки с нефтью по осени считают… 

belaruspartisan.by

Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Разводы

Cтраница 1

Разводы и расслоения возникают в результате быстрого растекания и одновременного отверждения потоков расплавленного материала в горячей прессформе. Вздутия возникают оттого, что наружный слой прессматериала отверждается быстрее, чем внутренний. Это препятствует выходу образующихся летучих газов и водяных паров, они остаются в толще иаделия и, будучи нагретыми до высокой температуры, находятся там лод значительным давлением. Во время распрессовки нагретые стенки изделия под давлением этих газов и паров вспучиваются, образуя на поверхности вздутия и трещины. Высокая темлература прессования оказывает влияние и на внешний вид изделия: поверхность вместо блестящей и глянцевой становится тусклой, матовой и приобретает серую окраску.  [1]

Большинство разводов происходит оттого, что люди не захотели приспособиться друг к другу.  [2]

Большинство разводов происходит оттого, что люди не захотели приспосабливаться друг к другу.  [3]

Большинство разводов происходит от того, что люди не захотели приспособиться друг к другу.  [4]

Уровень разводов в таких семьях намного выше - отцы не в состоянии выдерживать непрекращающихся трудностей и уходят из семьи. Дети-инвалиды, лишенные квалифицированной реабилитирующей и развивающей помощи, ведут практически биологическое существование и не получают тех навыков и умений, которые помогут им хотя бы в самообслуживании, если не в трудовом самообеспечении. Замечено, что в семьях с детьми-инвалидами, получающими даже элементарную помощь специалистов по социальной реабилитации, разводимость ниже средней для данной категории, ибо такая помощь дает надежду в прежде безнадежной ситуации.  [5]

Отсутствие разводов и сгустков вследствие плохо размешанного наполнителя определяют при рассматривании целлулоида в проходящем свете.  [6]

Процент разводов сильно повысился. В 1920 г. в Петрограде он достиг цифры 92 2 на 1000 браков - коэффициент необычный для Петрограда и превосходящий коэффициенты всех столиц Европы.  [7]

Аналогичным образом разводы происходят тогда, когда полезность от сохранения брака оказывается ниже ожидаемых выгод, связанных с его расторжением. Несовершенством информации, которую можно собрать о партнере до вступления в брак, объясняется тот факт, что большинство разводов происходит в первые годы совместной жизни. Чем длительнее брак, тем ниже вероятность развода, так как супруги накапливают специальный - по отношению к данной семье - человеческий капитал ( навыки, привычки, установки) и ее распад сопровождается для них поэтому большими потерями.  [8]

Увольнения, разводы, тюремное заключение выступают объективными вехами нисходящей траектории.  [9]

Безработица, разводы, тяжелые болезни сталкивают индивида в категорию получающих социальную помощь или вообще исключают из общества: его должны взять на содержание семья, родственники или социальные службы, и с этого момента он носит социальное клеймо, от которого очень трудно избавиться. Зная это, многие бедные люди отказываются от помощи, что ухудшает их ситуацию и полностью их маргинализует.  [10]

Измеряется числом разводов в год на 1 тыс.жит. или на 1 тыс. существующих супружеских пар.  [11]

Из-за наличия разводов я буду предполагать, что вытекающее вещество представляет собою нефтепродукт.  [12]

Для уменьшения разводов и лучшего оформления поверхности изделий иногда прибегают к следующим приемам: ход пресса при замыкании прессформы замедляют, прессформу не доводят до полного смыкания на 7 - Ю мм в течение 20 - 30 сек. Этот прием дает возможность до смыкания прессформы удалить часть летучих и тем самым способствовать получению хорошей поверхности.  [13]

На появлении разводов и серости сказывается высокая температура прессования.  [14]

Кроме устранения разводов и других пороков, новая конструкция прессформы уменьшает расход прессматериалов, так как отпадает необходимость в применении избытков его для создания уплотнения, а также уменьшает время на очистку прессформы от заусенцев, так как заусенцы не прилипают к нагнетающей части пуансона.  [15]

Страницы:      1    2    3    4

www.ngpedia.ru