Евгений Бабушкин: Остров Россия. Родина нефти и суп из оленьих кишок. Родина российской нефти


Ухта — родина первой российской нефти | Мемуары о будущем

Опубликовано: 19 августа 2018 года

С начала августа 2018 года я работаю и уже почти живу в городе Ухта Республики Коми, который лично я всегда считал и считаю городом стратегических проектов.

Работа моя теперь связана с ведущим техническим вузом Северо-Запада России — Ухтинским государственным техническим университетом (УГТУ).

Но в этой статье речь пока будет не об Ухтинском университете, а о самом городе Ухта.

В настоящее время уже почти общепризнанный исторический и научный факт: Ухта — родина первой российской нефти. Всё началось многие и многие столетия назад..

История Ухты и первой российской нефти

В Средние века земли нынешней Республики Коми входили в состав владений Новгородской республики. В конце XV века — отошли к Московскому княжеству. Важнейшим товаром, вывозимым за пределы территории, была пушнина. Из-за сурового климата и отсутствия круглогодичных путей сообщения территория долгое время оставалась малонаселённой, хотя о находках здесь нефти было известно ещё в XV веке.

В России первое письменное упоминание о получении нефти появилось в XVI веке. Путешественники описывали, как племена, жившие у берегов реки Ухты на севере Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, собирали нефть с поверхности реки и использовали её в медицинских целях и в качестве масел и смазок. Нефть, собранная с реки Ухты, впервые была доставлена в Москву в 1597 году.

Начало Ухтинским нефтепромыслам, расположенным на реке Ухте и её притоках Чути, Яреге, Нижнему Доманику, Чибью и Лыаёль, было положено в 20-х годах XVI века.

В 1745 году рудоискатель Г. И. Черепанов «сыскал» нефтяной ключ, который истекал со дна реки. Вероятно, на его базе архангельский рудоискатель Ф. С. Прядунов основал нефтяной промысел. В 1745 году Берг-коллегия, учреждённая Петром Великим в 1719 году для заведования горным производством, разрешила основать на реке Ухте первый в России нефтяной «завод», который в 1753 году перешёл к вологодскому купцу А. И. Нагавикову, а затем к яренскому купцу М. С. Баженову.

Добыча нефти производилась периодически путём счерпывания с речной поверхности и из прибрежных ям. Годовой сбор составлял от 0,1 тонны (1749) до 0,86 тонны (1758). Всего до 1767 года добыто 3,6 т нефти. В 1748 году нефть с реки Ухты была доставлена в Москву, где в лаборатории Берг-коллегии осуществлена её перегонка.

В XIX — начале XX века бо́льшая часть территории нынешнего муниципального образования входила в Печорский уезд Архангельской губернии.

В 1868 году на средства М. К. Сидорова началась проходка скважины, которая была продолжена в 1872–1873 годах до глубины 52,9 м. Из этой и пробурённых более мелких скважин добыто 32 тонны нефти, которая направлялась на торгово-промышленные выставки, в университеты, музеи, использовалась для опытов, как топливо на пароходах, предназначенных для плавания по реке Печоре и морям Северного Ледовитого океана.

Оживление наступило в 1907 году, когда на реке Яреге забурил скважину капитан Ю. А. Воронов, на реке Чути — генерал А. И. Абаковский и другие.

В 1911–1913 годах на Ухтинских нефтяных промыслах работала разведочная экспедиция Горного департамента под руководством инженера В. И. Стукачёва. Она пробурила 4 скважины, наряду с нефтью получила приток газа.

В 1914 году А. Г. Гансберг создал так называемый Варваринский промысел, на котором бурил, добывал нефть и построил нефтеперегонный (керосиновый) завод, который проработал до 1924 года.

В 1914–1917 годах разведку производило Русское товарищество «Нефть». В 1918 году Ухтинские нефтепромыслы были национализированы. В 1920–1921 годах Архангельский губернский Совет народного хозяйства организовал и наладил кустарную добычу нефти из скважин.

В годы Советской власти, с образованием Коми Автономной области, основная часть территории района была в составе Печорского округа, а при районировании Коми Автономной области в 1929 году эти земли вошли в Ижмо-Печорский район, затем в Ижемский. 31 июля 1939 года Ижемский район был разделён на Ижемский и Ухтинский районы.

В 1929 году ОГПУ снарядило на Ухту крупную экспедицию. Из Архангельска экспедиция прибыла морем на пароходе в устье Печоры, далее на речных судах до села Щельяюр, а затем до села Ижма, где оборудование было снова перегружено, и экспедиция отправилась вверх по рекам Ижме и Ухте.

21 августа 1929 года экспедиция, в составе которой было 125 человек — заключённых (политических, уголовников, «бытовиков»), раскулаченных, ссыльных, вольнонаёмных работников, охранников — прибыла к устью реки Чибью.

Началось строительство посёлка, получившего название Чибью (с 1939 года — Ухта)..

Дальнейшая 89-летняя (по состоянию на 2018 год) история Ухты — это история Успеха и Развития. Но об этом мы поговорим в следующей статье..

По материалам: ru.wikipedia.org

P.S.

18 августа 2018 года состоялась уже традиционная выставка Коми ВДНХ, приуроченная ко Дню Республики Коми, отмечаемому ежегодно 21 августа.

На Коми ВДНХ, в сыктывкарском торгово-развлекательном центре «Июнь» были развернуты подворья (павильоны) муниципалитетов и самых организаций, в том числе был организован муниципальный павильон города Ухты.

За «историческим столом» в павильоне, оформленном администрацией города Ухта, сфоторграфировались и мы с супругой Людмилой и младшим сыном Павлом.

Фото были сделаны коллегами из администрации Ухты:

Подробнее об участии Ухты в Коми ВДНХ в 2018 году:

На восьми квадратных метрах муниципального павильона Ухты уместились три эпохи: от основания города, 89-я годовщина которого будет отмечаться 21 августа 2018 года, до нашего дня — в масштабных проектах благоустройства и реконструкции.

Читать об участии Ухты в мероприятии: https://mouhta.ru/news/news_detail.php?ID=34982

P.P.S.

Ухтинский государственный технический университет, безусловно, тоже принимал участие — по приглашению Коми республиканской академии государственной службы и управления на совместной площадке университет представил ряд проектов, в том числе, как раз, проект «Ухта — родина первой российской нефти»:

См. также:

Loading ... Loading ...
Записи с теми же метками:
Комментарии: (0)

bda-expert.com

Экспедиция «От Балтики до Арктики» навестила родину первой российской нефти « БНК

Вечер шестого дня автоэкспедиции «От Балтики до Арктики» ее участники провели в Ухте. Они узнали, что именно здесь в XVI веке найдена первая в Российской империи нефть. Первопроходцы в прямом смысле гребли нефть лопатами, но очень быстро разорились.

Фото Виктора Бобыря

На площади перед ухтинским ГДК путешественникам приготовили торжественную встречу. Приветствовать участников автопробега хлебом-солью прибыли первые лица города - председатель Совета Ухты Григорий Конёнков и заместитель руководителя городской администрации Марина Метелева. К ним присоединились депутаты Госсовета Коми от Ухты Илья Величко и Игорь Завальнев. Они приняли символическую юбилейную эстафету от председателя парламентского комитета по бюджету Степана Чуракова, который проехал путь от Санкт-Петербурга до Сыктывкара. Напомним, автоэкспедиция «От Балтики до Арктики» дала старт празднованию 80-летия республиканского парламента.

BOB_2922.jpg

- Приветствую вас в городе тружеников — нефтяников и газовиков, городе первой российской нефти! Маршрут у вас очень долгий, но уверен — вы справитесь и покажете всей стране, что можно свободно проехать на автомобиле от Балтики до Арктики, - обратился к участникам экспедиции Григорий Конёнков.

BOB_2997.jpg

Музыкальным подарком стало выступление ансамбля народной песни «Лысьва войт». Под зажигательные песни путешественники пустились в пляс. К ним присоединились горожане, а юные ухтинцы буквально выстроились в очередь, чтобы посидеть за рулем внедорожников и сфотографироваться с гонщиком Антоном Мельниковым.

BOB_2839.jpg

Немного припозднился из-за плотного графика мэр Ухты Магомед Османов.

BOB_3054.jpg

Он пожелал экспедиции доброго пути и почаще бывать в «Жемчужине севера». В подарок Магомед Османов получил шапку и шарф с символикой экспедиции и был тут же посвящен в почетные участники «От Балтики до Арктики». К пожеланиям доброй дороги присоединился и начальник ГУ МЧС по Коми Александр Князев, который находится в Ухте с рабочей поездкой.

BOB_3130.jpg

После встречи с официальными лицами и горожанами участники экспедиции отправились на экскурсию по Ухте. Как известно, Ухта - родина первой российской нефти. О первопроходцах и становлении города нефтяников путешественникам рассказала хранитель Историко-краеведческого музея Ухты Ирина Борисова, которая выступила в роли гида.

BOB_3161.jpg

Первое письменное упоминание о получении нефти появилось в XVI веке. Местные жители собирали ее с поверхности реки и использовали как лекарство. Уже в 1745 году рудоискатель Григорий Черепанов «сыскал» нефтяной ключ, который истекал со дна реки. Тогда же архангелогородец Федор Прядунов основал здесь первый нефтяной промысел на реке Ухте. «Завод» представлял собой довольно примитивное сооружение — в середине реки надстроили сруб в форме колодца и счерпывали нефть с поверхности реки. Федор Прядунов добыл порядка 48 пудов нефти и отдал на исследования, которые установили, что ее можно вновь использовать в качестве лекарства. На основе «черного золота» готовили мази, микстуры и притирки. Конечно, были отравления и даже смертельные случаи, поэтому никакой прибыли первый нефтепромышленник в Коми крае не получил, попал в долговую тюрьму, где и умер.

BOB_3179.jpg

Об Ухте надолго забыли. Хотя несколько промышленников пытались осваивать месторождение, но толком ничего не получилось и промысел забросили. Так, промышленник Гансберг создал так называемый Варваринский промысел, на котором бурил, добывал нефть и построил керосиновый завод.

BOB_3203.jpg

Только с приходом к власти Советов Владимир Ленин подписал указ об изыскании нефти на Ухте. 21 августа 1929 года в устье реки Чибью высадилась комплексная экспедиция, организованная ОГПУ в составе 125 человек, из которых только шестеро были вольнонаемными. Они остановились в оставленных рабочими Гансберга избушках и основали поселок. Уже через год была пробурена первая скважина и доказано: на Ухте есть промысловая нефть. Так началась история Ухты, которая в 1943 году официально стала городом.

Вся история северного города неразрывно связана с трагической страницей истории страны — УхтаПечЛагом. Заключенные добывали нефть, строили город, железную дорогу, создавали учебные заведения и памятники культуры.

BOB_3195.jpg

Ирина Борисова показала участникам экспедиции памятник Пушкину в «старом городе». Как оказалось, памятник поэту – это инициатива начальника ухтинского лагеря, посвященная столетию со дня рождения светила русской литературы. В первоначальном виде памятник был выполнен из «подручных» материалов — кирпичей, цемента, гипса одним их заключенных Николаем Бруни. В конце 1990-х годов статую отлили заново из бронзы и установили на постамент. Некоторые части старого памятника сейчас хранятся в ухтинском историко-краеведческом музее.

BOB_3231.jpg

На горе Ветлосян, куда отправились путешественники после поездки по городу, во времена ГУЛАГа располагалась лагерная больница. А сейчас - самая высокая в Европе голова Ленина. Металлический силуэт высотой с пятиэтажный дом виден из разных концов города и встречает пассажиров поездов. Со смотровой площадки у подножия конструкции открывается вид на весь город.

BOB_3253.jpg

Напомним, колонна из пяти внедорожников благодаря поддержке ПАО «Сбербанк», АВИАСОЮЗА России, автосалона «АлексМоторс», «ЛУКОЙЛ-Коми», Группы компаний «КС Альфа» и «Сосногорской швейной фабрики» преодолеет путь от Санкт-Петербурга до Пустозерска.

Следить за экспедицией можно в социальных сетях, на сайтах «Российской газеты» и БНК, а также благодаря интерактивной карте, где отмечен весь маршрут автопробега.

BOB_7831.jpg

Партнеры автоэкспедиции: ПАО Сбербанк, АВИАСОЮЗ России, Комиссия РСПП по ОПК, МОФ «АВИАЦИОННО-КОСМИЧЕСКИЙ ФОНД», автосалон АлексМоторс - официальный дилер Volkswagen в Республике Коми, ЛУКОЙЛ-Коми, Группа компаний КС Альфа, Сосногорская швейная фабрика.

Информационная поддержка: Межгосударственная телерадиокомпания Мир, Телерадиокомпания Коми гор, Республика, Европа Плюс Коми, Трибуна, Жесть Коми, Источник новостей.

www.bnkomi.ru

Музей «Ухта родина первой российской нефти» как технология геобрендинга

Транскрипт

1 66 Высшее образование в России 4, 2012 Литература 1. См.: Цхадая Н.Д. Ухта университетский город // Высшее образование в России С См.: Безгодов Д.Н. Гуманитарный проект УГТУ: созвездие умных клубов // Высшее образование в России С См.: Безгодов Д.Н. Концептуальные основания организационной культуры вуза // Высшее образование в России С BEZGODOV D. THE UNIVERSITY IN THE GAME MODEL OF MUNICIPAL YOUTH POLICY The model of organizational work with the young people developed in USTU is represented in the article. The role of the university in realization of appropriate activities is shown through correlation of the model with general communication projects of USTU such as Ukhta is the university town and Ukhta is the home town of the first Russian oil. Key words: game model, motivation, civilization, brand, method of investigation, university mission. В.А. ПУЛЬКИНА, зам. начальника управления по учебновоспитательной работе Е.А. ЗЕЛЕНСКАЯ, директор музея Музей «Ухта родина первой российской нефти» как технология геобрендинга В статье рассматривается необходимость построения сильного бренда северного города Ухты в целях повышения конкурентоспособности территориального образования в борьбе за привлечение инвестиций, туристов, квалифицированных кадров. Конкурентоспособность территории определяется ее ресурсами, качеством производимых товаров, развитостью инфраструктуры и т.д. Кратко изложены предложения по созданию музея под открытым небом «Ухта родина первой российской нефти» в качестве технологии геобрендинга. Ключевые слова: геобрендинг, конкурентоспособность, имидж, музей под открытым небом, инвестиции, город, территориальное образование. В эпоху информационных войн и жесткой конкуренции работать над привлечением внимания к своей фирме, товару или услуге, используя весь инструментарий рекламы, маркетинга и связей с общественностью, вынуждены все. Постепенно вступают в эту борьбу и города. Европейские столицы давно научились продвигать себя, создавая и активно освещая в СМИ свою уникальность. Не думая и пяти минут, мы можем вспомнить, как позиционируют себя мировые мегаполисы, например, Нью- Йорк («большое яблоко») или Рим («вечный город»). Перенимаем этот опыт и мы. Сегодня многие иностранные туристы узнают среди российских городов Сочи столицу Зимней Олимпиады и Великий Устюг родину Деда Мороза. Активно работает над своим имиджем и столица г. был ознаменован ростом въездного туристического потока: по данным Федеральной службы государственной статистики РФ, в прошедшем году количество посещений иностранными гражданами нашей страны выросло на 9,3%. Ассоциация туроператоров России (АТОР) прогнозирует увеличение въездного турпотока в Россию в 2012 г. на 10 15%. Главными «приманками» для туристов, по мнению экспертов, должны стать сочинская Олимпиада 2014, а также чемпионат мира по футболу 2018 г. Если для улучшения имиджа стран и крупных городов существует целый ряд PR-технологий, то средним и малым про-

2 Из жизни вуза 67 винциальным городам приходится делать ставку на менее широкий спектр инструментов, так как подобные территориальные субъекты в большинстве своем не имеют многолетней истории, туристических достопримечательностей, развитой инфраструктуры, оставляя за скобками такие детали, как удобная транспортная схема или благоприятные климатические условия. Мелкие территориальные образования не могут привлечь необходимых инвестиций, что делает геобрендинг незаменимым направлением муниципального менеджмента в борьбе за развитие городов. Геобрендинг (брендинг территорий) это стратегия формирования и повышения конкурентоспособности территориальных образований от малонаселенных пунктов до больших регионов и стран. В ее основе лежит комплексный подход к развитию территорий и повышению их привлекательности для местного населения, инвесторов и туристов [1]. Сегодня борьба городов за инвестиции, в том числе и за федеральные средства, за туристические потоки, за вовлечение в сферу управления и промышленного производства компетентных специалистов остра как никогда. Городам приходится изобретать все новые и новые способы для того, чтобы привлечь к себе внимание, как-то выделиться на фоне других туристически привлекательных зон, представить себя в благоприятном свете, заслужить доверие, чтобы взамен получить гарантии безбедного будущего и социальную стабильность. Особо актуальной эта проблема является для малых и средних городов Севера России. В связи со спецификой природноклиматических условий переселение людей из северных в центральные и южные регионы нашей страны носит регулярный характер. По той же причине осложняется и процесс привлечения туристов в северные города. Но, несмотря на это, многие территориальные образования Севера стремительно развиваются. Одним из та- ких городов является город Ухта Республики Коми. Ухта один из крупных центров российской нефтегазовой промышленности. Ключевые позиции в экономике муниципального образования традиционно принадлежат добывающим отраслям. В Ухте расположены крупнейшие промышленные объекты и дочерние общества таких гигантов нефтегазовой отрасли, как ОАО «Газпром» (ООО «Газпром трансгаз Ухта»), ОАО «ЛУКОЙЛ» (ООО «Ухтанефтепереработка»), ОАО «АК «Транснефть» (ОАО «Северные магистральные нефтепроводы») и др. Кроме того, Ухта является республиканским центром науки и образования, имея на своей территории Ухтинский государственный технический университет крупнейший технический университет на Европейском Севере страны. Важнейшим стратегическим ориентиром развития УГТУ в последнее время стала культурно-просветительская установка «Ухта университетский город». А совсем недавно вуз начал работу над новым масштабным проектом «Ухта родина первой российской нефти» [2]. Кроме того, говоря об Ухте,

3 68 Высшее образование в России 4, 2012 многие жители Республики Коми часто упоминают о нем как о «жемчужине Севера». Таким образом, мы видим сразу несколько предпосылок для успешного позиционирования города технологиями геобрендинга. Тем не менее попытки стратегической разработки бренда Ухты и его продвижения ранее не предпринимались, и имидж города в представлении как внешних, так и внутренних целевых аудиторий формировался спонтанно, что, естественно, не может сказываться положительным образом на привлечении инвестиций, туристов и высокопрофессиональных кадров для развития этой территории. В данной статье мы рассмотрим создание музея под открытым небом как одно из стратегических направлений территориального брендинга. Существуют музеи под открытым небом этнографического, военно-исторического, научно-технического, промышленного и других направлений. Музея под открытым небом, посвященного истории нефтяной промышленности, в России нет. Основная задача музея «Ухта родина первой российской нефти» реконструкция по имеющимся архивным и предметным материалам исторического развития нефтяных промыслов на примере Ухтинского района в период с XVIII в. по 30-е годы XX в. В основу концептуальной разработки экспозиции музея взят период становления нефтяной промышленности региона. Создание такого музея для жителей Коми края и гостей республики удовлетворит интерес к истории становления нефтяной промышленности России, поможет в патриотическом воспитании нового поколения и сориентирует молодежь в выборе будущей профессии. Знакомство с музеем начнется с инсталляции «Промысел Ф.С. Прядунова». Во времена правления императрицы Елизаветы Петровны по определению Берг-Коллегии в 1746 г. Федор Савельевич Прядунов основал первый в России нефтепромысел на реке Ухте. Началом экспозиции станет условная изба Ф.С. Прядунова, которую возможно построить, опираясь на имеющиеся документальные материалы. Центральное место в избе должна занять книга сотрудника Голландского посольства, географа, картографа Н.К. Витсена ( ) «Северная и Восточная Тартария», изданная в 1692 г. в Амстердаме, где впервые в истории упоминается о нефтяных проявлениях на р. Ухте. Здесь же будут расположены документы, относящиеся к архангелогородцу Ф.С. Прядунову. Реконструированная модель добычи нефти, так называемый «нефтяной завод Прядунова», по описанию академика И.И. Лепехина, представляет собой деревянный сруб с чаном внутри, погруженный в реку, это главная инсталляция экспозиции «Промысел Ф. С. Прядунова». Нефть на р. Ухте в XVIII в. добывалась и другим, ямным способом. Воссоздание данного метода дополнит подлинную картину добычи нефти в этот период.

4 Из жизни вуза 69 Следующая экспозиция «Первые скважины на Севере» переносит посетителя в середину XIX в., когда под руководством старшего учителя естественных наук архангельской губернской гимназии Ф.Д. Белинского были пробурены первые нефтяные скважины. Инсталляция «Первая эксплуатационная скважина» будет посвящена деятельности российского промышленника, исследователя Севера и Сибири Михаила Константиновича Сидорова, энтузиаста добычи ухтинской нефти. В 1868 г. М.К. Сидоров начал бурение скважины, реконструкция которой найдет достойное место в экспозиции музея. Около этой скважины по имеющимся фотографиям будет построена «Сидоровская изба» из бревен разобранных домов XIX в. из соседних деревень. В ней, помимо утвари того времени, предполагается экспонировать книги Сидорова, карты, документы его последователей. В непосредственной близости от экспозиции «Первая эксплуатационная скважина» будет уместно воссоздать фрагмент Коми деревни XIX в. Для реконструкции можно использовать дома, вывезенные из деревень Ухтинского района. В них будут представлены самобытные предметы народного декоративно-прикладного искусства, национальные костюмы, домашняя утварь, образцы старинных орудий труда, применявшиеся в крестьянском хозяйстве Коми края в XIX начале XX в. Экспонирование подобных предметов культуры народа Коми представляет интерес как потенциальное направление развития этнографического туризма знакомство с бытом и культурой коренных народов Севера. Такой вид туризма в последние годы набирает популярность в связи с ростом интереса к подлинной жизни народов, к ознакомлению с народными традициями, обрядами, творчеством и культурой. Для придания музею национального колорита планируется создать комплекс «Ремесленная слободка», где будут работать ткачи, валяльщики, ложечники, скорняки, вязальщики и другие мастера. Здесь же можно будет попробовать себя в какомнибудь традиционном ремесле. В расположенных рядом лавках предполагается продавать оригинальные сувениры, изделия из дерева и кожи, а также дары природы Севера: сушеные грибы, свежие и моченые ягоды, рыбу местного посола. Рядом будут находиться «Чайная» и «Кабак» с пристроенной к нему коптильней для рыбы, поодаль баня «по-черному», характерная для Коми деревень. Все эти деревенские строения сформируют площадь, на которой будут проходить праздники: Пасха, Масленица, Троица, Рождество и др. Гуляния могут дополняться катанием на тройках с бубенцами, зимой на ледяных горках, участием в национальных играх и обрядах. Эффективные PR-инструменты, такие как сувенирная продукция и специальные мероприятия, непременно будут работать на формирование бренда не только города, но и республики и положительным образом скажутся на приращении паблицитного капитала Ухты. Следующая инсталляция «Варваринский промысел А. Г. Гансберга» посвящена первым промышленным разработкам и переработке нефти. Начало XX в. в Ух-

5 70 Высшее образование в России 4, 2012 тинском районе связано с именем талантливого инженера-механика и незаурядного человека Александра Георгиевича Гансберга, «фанатика Ухты», как называли его современники. Он был одним из немногих, кто реально занимался промышленным освоением нашего района, посвятил этому почти 20 лет жизни и твердо верил в успех начатого дела. В начале 1900-х гг. А.Г. Гансберг развернул строительство Варваринского нефтяного промысла на р. Ухте и заложил на нем свою эксплуатационную скважину. Промысел был оборудован первой в Печорском крае электростанцией (1908 г.), котельной, механической кузницей, а с 1909 г. и первой внутренней телефонной связью. В 1918 г. А.Г. Гансберг запустил небольшой, первый в Коми крае керосиновый завод и получил пробные порции керосина и бензина. Представляется необходимым восстановить все эти постройки, создавая тем самым для посетителя атмосферу нефтепромысла начала XX в. Дом, в котором жил А.Г. Гансберг на Варваринском промысле, представлял собой обычную деревянную избу. Учитывая, что жена А.Г. Гансберга, Люси Францевна, была француженкой, можно представить себе «городской» вариант интерьера комнат и воспроизвести его в музейной экспозиции, используя мебель и предметы быта местного производства. В доме А.Г. Гансберга посетитель сможет ознакомиться с многочисленными документами по истории Ухтинского нефтеносного района. Здесь же можно предусмотреть помещение для библиотеки, а гостиную, например, использовать как зал для научных заседаний и круглых столов. На Варваринском промысле находились казармы для рабочих и служащих, дом для приезжих, предназначенный для временного жилья гостей и путешественников. Сохраняя внешний облик построек, можно использовать их как гостиницы для приезжих туристов. Дореволюционный период истории нефтяной Ухты завершает инсталляция «Русское товарищество Нефть». Это была единственная солидная российская фирма, обратившая внимание на отдаленный от промышленных центров нефтяной район и приступившая к разведке нефтяных месторождений в Ухтинском районе в 1913 г. Первые два года «Товарищество» проводило бурение в центральной части Ухтинской антиклинали (район современного поселка Водный). Позже, в интересах окончательного выяснения «благонадежности» Ухтинского месторождения, было признано целесообразным заложить скважину дальше по крылу складки, для чего был приобретен участок на левом берегу Ухты, при устье р. Чибью. В 1915 г. «Товарищество» начало бурение разведочно-эксплуатационной скважины 1 РТН, которая на следующий год дала приток нефти. В 1917 г. в связи с Первой мировой войной «Русское товарищество Нефть» покинуло Ухтинский район. Последняя экспозиция музея «Нефть Ухтпечлага» будет посвящена

6 Из жизни вуза 71 становлению нефтяной промышленности Республики Коми в самый трагический период истории нашей страны. На территории Коми края с 1929 г. находился первый в республике концентрационный лагерь, первоначально названный Ухтинской экспедицией ОГПУ. В 1930 гг. лагерная система распространилась почти на всю республику. Историко-тематическая особенность этой экспозиции предполагает некую отдаленность ее от других построек с магазинами, площадками развлечений и пр. местами отдыха, а возможно, даже перенесение ее в другую часть города. Возникновение лагеря в Коми АССР изначально было связано с необходимостью реализации плана индустриализации в СССР. Стране нужны были полезные ископаемые, для разведки которых была организована Ухтинская экспедиция ОГПУ. 21 августа 1929 г. на р. Ухту высадился отряд в составе 125 человек, большую часть которого составляли заключенные. Этот день считается днем рождения города Ухты. В 1930 г. эксплуатационно-разведочная скважина 5 Чибью дала около 4-х тонн нефти в сутки, тем самым подтвердив наличие промышленного месторождения, открытого «Русским товариществом Нефть». Так это месторождение легкой нефти стало родоначальником в промышленном освоении Коми края, проложив дорогу процессу дальнейшей индустриализации республики. В 1930 г. началась разведка месторождений радия в районе современного пос. Водный, асфальтитов на р. Ижме, а в 1931 г. месторождений Усинских (Воркутинских) углей. Для строительства и роста промышленности требовалась дешевая рабочая сила. И потекли «реки» бесплатных рабочих рук ученых, лучших представителей интеллигенции. Поселок Чибью (современный г. Ухта) уже в те годы был центром развития промышленности республики и до середины 1938 г. «столицей» Ухто-Печорского лагеря, а в дальнейшем Ухтижемлага. Отразить такой «симбиоз» в экспозиции непросто, но необходимо. Для этого предлагается расположить недалеко друг от друга реконструированную скважину 5, здание управления Ухтпечлага как образ легендарного руководства и барак для заключенных как живое доказательство существовавшего строя. В основу концептуальной разработки экспозиции музея взят период с XVIII в. по 30-е гг. XX в. время становления и формирования будущего нефтяной промышленности региона. Увидеть первые способы добычи нефти, первые буровые установки, первую электростанцию в Печорском крае, прочувствовать атмосферу того времени будет возможно только в таком музее, где будут представлены уникальные свидетельства эпохи, с которыми в настоящее время можно ознакомиться лишь в архивах Москвы, Санкт-Петербурга, Сыктывкара. Дальнейший период развития нефтегазовой промышленности более известен в силу относительной исторической приближенности к настоящему времени и доступен для широкой публики [3]. Таким образом, мы видим, что у Ухты есть исторические предпосылки для акцентирования территориальной идентичности. Тот факт, что здесь впервые в истории России начали добычу нефти, неоспоримо является потенциальной основой для построения сильного территориального бренда. Концепция «Ухта родина первой российской нефти» нацелена на фиксацию в общественном сознании факта первенства города в нефтяной отрасли. Создание музея под открытым небом позволит привлечь в Ухту инвесторов, туристов, деловых посетителей, квалифицированные кадры. В свою очередь, работа над созданием бренда города положительно отразится и на внутреннем имидже Ухты в глазах местного населения, бизнес-сообщества, СМИ,

7 72 Высшее образование в России 4, 2012 представителей муниципальной власти и общественных организаций. Одновременно с информационной составляющей развитие этнографического туризма на базе музея будет способствовать сохранению культурных традиций территории. Создание музея является лишь одним направлением в работе по созданию территориального бренда. Реализация концепции «Ухта родина первой российской нефти» предполагает разработку программы стратегического развития территории на десятилетия вперед и тщательное соответствие совершаемых действий и организуемых мероприятий данной программе. В ней должно быть предусмотрено проведение разнообразных социологических исследований, направленных на выявление ожиданий и предпочтений целевых аудиторий относительно планируемой деятельности. Следовательно, только комплексный подход к реализации концепции позволит Ухте выйти на лидирующие позиции и построить собственный уникальный бренд. Данное направление, безусловно, перспек- тивно и требует как теоретических, так и практических разработок. Литература 1. См.: Согомонов А. Город как бренд: технология успеха: 8 шагов и 12 заповедей городского стратега // Муниципальная власть С См.: Цхадая Н.Д. Университет на родине первой российской нефти: интервью с ректором УГТУ // Concept С См.: Зеленская Е.А., Пурзина А.П., Борисова И.К. Ухта родина первой российской нефти. Концепция экспозиции музея под открытым небом. // Concept С PULKINA V., ZELENSKAYA E. OPEN STORAGE MUSEUM UKHTA IS THE HOME TOWN OF THE FIRST RUSSIAN OIL AS THE TECHNOLOGY OF TERRITORY BRANDING The key theme of the article is the necessity of strong brand construction for the northern town Ukhta. It is necessary in order to raise the competitiveness of the territorial formation the investments, tourists and qualified personnel. The conception of the open storage museum Ukhta is the home town of the first Russian oil is considered as the technology of territory branding. Key words: territory branding, competitiveness, image, open storage museum, investments, town, territorial formation.

docplayer.ru

Остров Россия. Родина нефти и суп из оленьих кишок — Сноб

Евгений Бабушкин

Общество

Нам важно ваше мнение! Если при описании проблемы вы упомянете браузер и прикрепите ссылку - вы нам очень поможете.

Редакционный материал

Евгений Бабушкин поехал на Сахалин и узнал, как бывшие кочевники готовят панна-котту из рыбьей шкуры и как нефтяники, которые месяцами не видят дома, бегают по тундре от оленей

Забрать себе

snob.ru

Кубань – родина российской нефти.

Кубань по праву считается родиной нефтяной промыш­ленности России. Нефтепроявления в виде грязевых фонтанов, часто сопутствующих месторождениям углеводородов, в этом районе имеют достаточно раннюю историю. На Тамани у пос. Сенной на высоту полтора метра поднимается кратер небольшого грязевого вулкана, о котором упоминается еще в путевых записках Г. Геракова - современника А. С. Пушкина.1 В долине реки Кудако, в 1864 г. полковником А. Н. Новосильцевым была построе­на первая в стране буровая вышка, и было начато ударным способом бурение первой скважины, стены которой обкладывались медными трубами. 3 февраля 1866 г. с глубины 37,6 м уда­рил первый в России нефтяной фонтан дебитом 200 т/сут. 2 (два разных события; по отчету – 1500-2000 ведер\сутки=24т.) Успех А.Н. Новосильцева при­влек внимание великого русского химика Д. И. Менделее­ва, одобрившего проект разработки нефтяных месторожде­ний от Кудако до станицы Ильской. К началу 1870 г. на Кубани уже добыва­лось до 1 млн. пуд. нефти. На берегу Кер­ченского пролива был построен нефте­перегонный завод. Интерес к нефтяному делу на Кубани стали проявлять не толь­ко крупные российские нефтепромыш­ленники, такие как Нобель, Лианозов, но и иностранные компании. Так, в 1879 г. все нефтяные предприятия А. Н. Ново­сильцева, к тому времени разорившего­ся и умершего, перешли в руки амери­канского предпринимателя Г. Тведдла. С начала 1880-х гг. нефтеносными райо­нами Кубани заинтересовались францу­зы, действовавшие через подставных лиц. Организованное ими общество «Русский стандарт» арендовало и эксплуатировало Ильские нефтяные промыслы. В 1897 г. в Новороссийске был построен нефте­перегонный завод, который обслуживали 55 рабочих. Однако к этому времени уже началось сокращение добычи нефти на Кубани. Господствующее положение по добыче "черного зо­лота" занял нефтяной Баку. В первые годы Советской власти в результате истощения Майкопского месторождения и разрушений, вызванных гражданской войной, добыча нефти снизилась и едва достигала 90% уровня 1917 г. За годы пятилеток были восстановлены и переоборудованы старые нефтепромыслы, разведаны новые месторождения, позволив­шие расширить фронт ее добычи. С 1960 г. по размерам добычи нефти край занимает первое место в Северо-Кавказском экономическом районе и третье по разведанным запасам после Чечено-Ингушской АССР и Ставропольского края. В масштабе же страны размеры добычи нефти на Кубани составляют скромную величину. В 1980 г., например, Краснодарский край давал небольшой процент общесоюзной нефти. Нефть Кубани отличается высоким качеством (легкая, малосернистая, малосмолистая). Выход бензиновых фракций из нефти отдельных месторождений достигает 75,5%. Каждая тонна нефти, добытой на майкопских промыслах, дает в 2 раза больше бензина, чем грозненская, и в 8 раз больше, чем башкирская. Сегодня у большинства, месторождений в связи с длительностью разработки запасы нефти на глубине до 3000 м в значительной степени выработаны. Однако глубокое бурение по-прежнему перспективно. И хотя себестоимость добычи кубанской нефти сейчас в 1,5 раза выше, чем в Поволжском и Западно-Сибирском районах, она ниже, чем в среднем по стране. В перспективе нефть края будет использоваться преимущественно в химической промышленности. Перед нефтяниками Кубани стоят задачи - усилить поисково-разведочные работы и применяя новые методы, добиться увеличения нефтеотдачи старых скважин, освоения акваторий Азовского и Черного морей. История добычи нефти на Кубани уходит своими корнями в глубокую древность и связана в основном с Таманским полуостровом с его многочисленными грязевыми вулканами и выходами нефтеносных пород на поверхность. С V в. до н. э. по IV в. н. э. здесь и на Керченском полуострове находилось Боспорское царство, жители которого использовали нефть для освещения, огнеметательных орудий и в медицинских целях. 3 Допромышленный этап добычи нефти на Кубани. В 1792 г. по указу Екатерины II на Кубань и Таманский полуостров переселяются черноморские казаки (бывшие запорожцы). Незадолго до их переселения сюда был послан премьер-майор М. Гулик. Он составил справку, в которой впервые упоминается о месторождении нефти на Кубани.4 Летом 1792 г для осмотра нефтяных источников в Крым и на Тамань приехал капитан А. Клобуков. Вскоре он сообщил, что вместе с керченской нефтью выслал «бочонок кубанский с Кишла 3 пуда 20 фунтов, бочонок кубанский с Бугаса 1 пуд 30 фунтов, бочонок кубанский дунаканской 5 пудов». Нефть была собрана на Тамани. Нефть в то время на Тамани использовалась казаками в основном как смазочный материал для колес, заменяющий деготь. Добыча велась в этот период бессистемно в мелких колодцах на выходах нефтеносных пород и у открытых источников. Со времени заселения Кубани казаками и до 60-х годов позапрошлого столетия, существенного развития нефтяного дела почти не наблюдалось. Добыча нефти велась примитивными методами, разведка - без научной основы, только по данным поверхностных проявлений, поиск редко увенчивался успехом, добытая нефть не всегда находила своих потребителей. Это было основным фактором, сдерживающим развитие нефтяной отрасли. Время нефти пришло, когда появились нефтеперегонные заводы (вначале простые «перегонные кубы»), давшие керосин для освещения и многие другие продукты, потребность в которых нарастала лавинообразно по мере развития транспорта, промышленности и других сфер жизнедеятельности человека. Появились различные гипотезы происхождения нефти. В 60-х годах XIX в. российский академик Г. Абих создает антиклинальную теорию, согласно которой нефть, поднимаясь по трещинам и разрывам в своды антиклинальных складок, насыщает пористые породы, всплывая над водой. Эта теория стала основой для поисков нефти и не потеряла своей актуальности и по сей день, несмотря на выявление залежей не связанных с антиклиналями. Начало промышленной добычи нефти на Кубани. Начало нового этапа в развитии нефтяной промышленности на Кубани и в России связано с именем А. Н. Новосильцева, которому купец Киблер, получивший откуп на кубанские нефтяные источники в 1863 г., передал свои права и обязанности. А.Н. Новосильцев стал решительно вводить в нефтяное дело новую технику. Вместо рытья колодцев он начал бурить скважины и крепить их металлическими обсадными трубами. Бурение было ударным с применением паровых машин. Первые буровые работы были начаты около г. Анапы в 1864 г., затем около станицы Старотиторовской. Глубина скважин около г. Анапы составляла 198 м., около станицы Старотиторовской - 85м. В 1866 году у реки Кудако была пробурена первая фонтанирующая нефтяная скважина, давшая от 1500 до 2000 ведер в сутки.5 В 70-80-х гг. XIX в. нефтяным делом на Кубани занимался американский нефтепромышленник Тведдл. Он пробурил в районе Ильской 40 скважин глубиной от 60-300 м., но результат не был впечатляющим. Большинство скважин не достигло нижнего продуктивного горизонта или дошло до него малым диаметром труб, поэтому скважины оказались малопроизводительными. Нефтяная промышленность Кубани в военные и послевоенные годы. В первые годы XX века нефтедобыча на Кубани падала. Она почти совсем прекратилась в годы русско-японской войны (1904-1905годы). Начавший работать в это время на Кубани горный инженер В.И. Винда предсказал большое будущее Майкопскому нефтяному району. Уже в 1908 г. он в своем отчете писал о трех пунктах, где имеется разведочная и эксплуатационная деятельность: на Суворово-Черкесском нефтеносном участке; в районе ст. Нефтяной; в районе ст. Ширванской. В районе ст. Ширванской к лету 1909 г. было построено несколько скважин. Скважина № 1 22 августа 1909 г. при глубине 74 м. начала фонтанировать. К 30 августа высота фонтана достигла 60 м. Это была крупнейшая сенсация того времени. А 1912 г. стал рекордным по количеству добытой нефти на Кубани за все дореволюционные годы. Было добыто 152,3 тыс. т. нефти, из них в Майкопском районе - 151 тыс. т. Основы современной нефтяной промышленности Кубани закладывались в начале XX века. В 1909 г. профессор Горного института в Петербурге К. И. Богданович, так же как и И.М. Губкин, детально изучил геологию Хадыженского района. Вслед за тем он описал геологическое строение площади в районе станицы Калужской. Но, безусловно, особое место среди геологов, изучавших кубанские нефтяные месторождения занимает И.М. Губкин. Еще студентом Петербургского Горного института он начал в 1909 г. в Майкопском районе свою геологическую деятельность под руководством С. И. Чарноцкого. Губкин установил наличие здесь своеобразной залежи нефти совершенно неизвестного до того типа - рукавообразной. Позднее на основе этого метода геологи Кубани еще при жизни Губкина открыли шесть новых нефтяных площадей к западу от Нефтяно-Ширванского месторождения. Открытие рукавообразных залежей нефти и построения структурных карт выдвинули И. М. Губкина в ряд крупнейших геологов-нефтяников страны. Достаточно сказать, что лишь через 20 лет такие рукавообразные залежи были открыты в Америке и названы «шнурковыми».Особое внимание Губкин уделил связи грязевых вулканов с нефтеносностью, заключив, что горючий газ идет со значительных глубин и захватывает нефть из третичных слоев. Объяснив механизм возникновения и действия грязевых вулканов, он связал их деятельность с наличием нефтяных залежей на глубине. Не раз подчеркивал Губкин громадное значение Таманского полуострова для развития добычи нефти. В 1917 г. вся добываемая в области, главным образом в Майкопском районе, нефть составила около 60 тыс. тонн. В июне 1918 г. нефтяная промышленность была национализирована. Однако гражданская война на Кубани затянулась и к национализации приступили в 1920 г. Ни один нефтяной район не пострадал так страшно от войныа, а разоренная страна буквально погибала без топлива. В 1921 г. вышло постановление Совета Труда и Обороны, где говорилось о выделении нефтяной промышленности в ударную группу. В 1924-25 гг. было добыто 76 753 т. нефти, из них на Майкопских промыслах - 66 189 т., на Крымских - 2 269 т., на Калужских - 8 268 т. Добыча нефти на Кубани в эти годы возросла многократно, были проведены геологические исследования, разведаны многочисленные залежи нефти, построены нефтепроводы, заводы и пр. В 1937 г. добыча нефти составила 1 433 тыс. т. - в 1,5 раза выше уровня 1932 г. ив 16,5 раза выше уровня 1913 г. До самой Великой Отечественной войны, Кубань наряду с Баку снабжала нефтью бурно развивающуюся промышленность страны. Нефтяная промышленность Кубани в начале Великой отечественной войны не снижала темпа добычи. К концу 1941 г. немцы взяли Ростов-на-Дону. Над кубанскими нефтепромыслами нависла угроза. Чтобы нефть не досталась врагу, разрабатывался план подготовки предприятий к демонтажу, была составлена программа в случае необходимости уничтожения промыслов. Когда необходимость наступила, промыслы были уничтожены. Началась немецкая оккупация, которая длилась почти полгода. После освобождения Кубани нефтяники возвращались из районов эвакуации. Уже в III квартале 1943 г. ильские нефтяники добыли 250 т. нефти, а к концу года было добыто 977 т. тяжелой нефти, из них 787 т. переработано. Восстановление нефтяной промышленности Кубани продолжалось, но лишь в 1949 г. был достигнут довоенный уровень добычи нефти. В 50-е годы был открыт ряд сравнительно крупных месторождений нефти и газа - Анастасиевско-Троицкое, группа крупных газоконденсатных месторождений на севере и северо-востоке края, многочисленные средние и мелкие месторождения нефти и газа. Краснодарский край стал основным поставщиком газа в центр страны. Добыча нефти в 1960 г. приблизилась к 7 млн. тонн, добыча газа в 1969 г. превысила 25 млрд. мЗ. После этих «пиковых» лет произошло снижение уровня добычи нефти и газа. Так добыча нефти нефтяниками края составляла: в 1978 г- 5 878 тыс. т.; в 1985г -2 178 тыс. т.; в 1996г- 1 508 тыс. т. Топливо-энергетический комплекс Кубани сегодня. За 2006 г. нефтедобыча составила - 1825,9 тыс. т (108,1%), в том числе: добыча нефти - 1721,2 тыс. т -106,1%; добыча газового конденсата - 104,7 тыс. т - 156,3%. Добыча газа за 2006 г. составила 3308,6 млн. куб. м. (109,5%) в том числе: природного - 3001,6 млн. куб. м. - 113%.. Добыча нефтяного газа за 2006 г. составила 306,9 млн. куб. м. В производстве нефтепродуктов лидер - Афинский НПЗ. ООО «Афинский НПЗ» переработало в 2006 г. 2509,2 тыс. т нефти, что в 1,8 раза больше 2005 г. Производство дизельного топлива за 2006 г. составило 2805 тыс. то. (124,5%): Производство мазута топочного в 2006 г.- 3939,7 тыс. т. (117,4%): Перспективы развития ТЭК Кубани. Основные усилия направлены на увеличение глубины переработки нефти, объема добычи и разведанных запасов углеводородов и обеспечение экономического роста региона собственными мощностями по выработке электрической энергии. В прошлом году в Краснодарском крае было добыто 1,8 млн. тонн черного золота и более 3 млрд. кубометров природного газа. Рост добычи нефти и конденсата составил 8 %, газа - 5 %.. Потенциал старейшего нефтедобывающего региона России далеко не исчерпан. В частности, «Краснодарнефтегаз» будет вести работы в Лимано-Плавневой зоне (прогнозные ресурсы - 3 млн. тонн углеводородов), «Кубаньгазпром» - в Прибрежно-Новотитаровской зоне (прогноз - более 7 млн. тонн углеводородов), «Приазовнефть» - на шельфе Азовского моря (перспективы лицензионной площади -100 млн. тонн условного топлива). В нынешнем году будут выставлены на аукцион 33 участка на нефть и газ. Мировые лидеры - «Шелл», «Эксон Мобил» и «Шеврон» - сегодня ведут активные переговоры с российскими компаниями о совместной работе по освоению кубанских недр. При этом, углеводороды, добытые на территории края, должны здесь же и перерабатываться, в таком объеме, чтобы обеспечить потребности кубанского агропромышленного комплекса и автотранспорта, а в дальнейшем - рост экспорта нефтепродуктов.

4. Нефть Грозного.

Развитие грозненских нефтепромыслов началось в 20-е годы XIX столетия «после закладки в 1818 г. крепости Грозная оказалось, что практически все нефтяные источники грозненского района, бывшие до этого бесхозными, располагаются на территории, принадлежащей отныне терскому казачеству». Местное население исстари добывало нефть в Грозненской и Мамакаевской балках Старопромысловского района около селений Брагуны, Ачалуки и Карабулак, у станиц Михайловская и Самашки. Старейшая же, Старогрозненская нефтезалежь находилась всего в 6 км от Грозного. Горючее вычерпывали ведрами из нефтяных колодцев, глубиной до 1,5 метров, обшитых обыкновенным плетнем. Казаки нефтедобычей не занимались, но с 1833 г. после открытия богатейших нефтяных залежей в центральной части Грозненского хребта, администрация Терского казачьего войска стала сдавать колодцы в аренду предпринимателям-откупщикам. В 60-х годах XIX в. средняя ежегодная добыча нефти в Грозном составляла 12 500 пудов, в 1893 г. она достигла 450 000. В начале 1990-х годов хозяином грозненских нефтепромыслов стал И. Ахвердов, выкупивший права аренды на основные участки. Неудовлетворенный добычей из допотопных колодцев, Ахвердов бурит первую в Грозненском нефтеносном районе скважину. Успех не заставил себя ждать: 6 октября 1893 г. с глубины всего 132 м забил мощный нефтяной фонтан, положивший начало промышленной разработке грозненских месторождений. Грозненская нефть сразу же стала пользоваться огромным спросом. Все больше нефтепродуктов требовала Владикавказская железная дорога, проложенная в 1893 г. через Грозный. Ее правление постановило «приспособить большую часть паровозов к нефтяному отоплению». Железнодорожное сообщение позволило Ахвердову относительно легко завезти в Грозный необходимое для буровых работ оборудование. Однако, значительная часть нефти не поступала на переработку, а скапливалась в «нефтяных озерах». Хранилась она в открытых земляных амбарах, где легкие фракции быстро улетучивались. Не было ни оборудованных резервуаров, ни нефтепровода. В Грозный нефть доставлялась бочками. Обстановка становилась крайне пожаро- и взрывоопасной. В 1894 г. «Терские ведомости» писали: «На грозненских промыслах бьют фонтаны, растут нефтяные озера, в которых скопилось по 8- 10 миллионов пудов нефти». В 6 часов вечера 26 сентября 1894 г. при бурении очередной скважины на промысле Ахвердова ударил мощнейший фонтан, который выбросил много попутного нефтяного газа. Через полчаса в 80 м. от буровой раздался взрыв. В пламени погибло 15 человек. Все запасы нефти в открытых амбарах сгорели И все же бурение продолжалось. Слухи о фонтанах Ахвердова разнеслись по всему миру и закрепили за Грозным славу богатейшего нефтяного района. Ахвердов не сумел договориться о совместной нефтедобыче с московскими и петербургскими финансистами и обратился к зарубежным компаниям. Осенью 1894 г. он заключил договор с английской фирмой, но англичане оказались не вполне порядочными партнерами. В результате переговоров 1895 г. для эксплуатации промыслов Ахвердова в Брюсселе было учреждено акционерное общество «Petrole de Grozny». Учредителями стали англичане, но 24 тыс. акций на сумму 6 млн. франков выкупили бельгийцы. Фирма Ахвердова заложила еще 6 скважин, и все они фонтанировали. Но настоящим триумфом обернулась седьмая, заложенная в мае 1895 г. Газета «Терские ведомости» сообщала: «Нефть разносится дующими переменными ветрами по всем направлениям до одной версты в окружности и поливает в изобилии соседние промыслы. Воздух настолько сильно насыщен газами, особенно в ущельях, что трудно дышать. Обстановка грозит пожаром при малейшей неосторожности с огнем». Нефть из скважины била фонтаном, высота которого доходила до 30 саженей. Огромная территория была покрыта нефтью. Часть нефти, прорвав дамбы, потекла в реку Нефтянку. В то время это был крупнейший в мире нефтяной фонтан. И хотя большая часть нефти, выброшенной первыми фонтанами в Грозном, «ушла в поле» или сгорела, ахвердовские фонтаны вызвали настоящий приступ нефтяной лихорадки. В Грозный устремились бакинские нефтепромышленные фирмы Ротшильда, братьев Нобель, предприниматели из обеих российских столиц и из-за рубежа. Доход от аренды участков, получаемый Терским казачьим войском, составлял более 80% местного бюджета.

В конце 1890-х годов на промыслах Ахвердова добывали до 90% грозненской нефти. Фирма имела свой нефтепровод, нефтеперегонный завод и конторы по реализации нефтепродуктов за пределами Грозного. Сам Ахвердов скончался в Петербурге в 1902 г., но фирма вплоть до национализации продолжала носить его имя. К 1914 г. Грозненский нефтяной район стал одним из крупнейших нефтедобывающих центров мира. В годы первой мировой войны доля Грозного в общероссийской добыче нефти быстро росла. В 1915 г. на нее приходилось 15,5% всей добычи, в 1917 г. – 21,8%. Грозненская нефть по себестоимости была дешевле бакинской и лучше по качеству. Промыслы могли развиваться еще быстрее, но все упиралось в жестко ограниченные возможности вывоза нефти. В середине 1917 г. начиналось строительство второй ветки нефтепровода, но ситуация в Грозном и вокруг него к тому времени резко изменилась. Появился новый фактор, спутавший все планы и разрушивший надежды, – чеченский. Даже до 1917 г. ситуация в районах, где проживали чеченцы, считалась в Российской империи наиболее взрывоопасной. В Грозном и вокруг него в дополнение к казакам был расположен значительный контингент регулярной армии. Летом 1917 г. начались систематические нападения местных банд на участок Грозный - Хасавюрт Владикавказской железной дороги. На просьбы о помощи центральные власти никак не реагировали. С наступлением осени боевики стали нападать и на промыслы. Бандиты уводили лошадей и убивали людей. Рабочие и терские казаки ночами стояли в охране. Чеченцы на промыслах не работали: Грозный был русским городом, находившимся на землях терского казачества. К концу ноября нападения в районе Грозного участились. Работы на нефтепромыслах окончательно остановились. Вечером 24 ноября промыслы подожгли. Старые промыслы уцелели лишь потому, что доступ к ним отстояли казаки Грозненской и Ермоловской станиц. Председатель военно-промышленного комитета в Грозном А. Зомбе сообщал в Петроград: «Нефтяные промыслы нового Грозненского района, дававшие ежемесячно 5- 6 млн. пудов нефти, разгромлены и сожжены полностью. Восстановление промыслов при настоящих условиях невозможно. До 5 тыс. рабочих остались без работы и крова, имущество разграблено туземцами. Старые промыслы и нефтеперерабатывающие заводы остановлены на неопределенное время». Вскоре во многих местах был разрушен трубопровод Грозный – Махачкала, насосные станции в Гудермесе и Темиргое, взорваны мосты через реки. Грозный был осажден боевиками. С декабря 1917 г. Грозный был опоясан окопами и опутан колючей проволокой, всякое сообщение с городом было прервано. Число рабочих и служащих на грозненских промыслах и заводах сократилось с 11 312 человек в октябре 1917 г. до 3659 в январе 1918 г. Тогда бандиты так и не вошли в город, хотя осада Грозного продолжалась до мая 1918 г. Грозненские фонтанирующие скважины горели весь 1918 г. и 4 месяца следующего. В гигантских факелах сгорело нефти на четверть годового довоенного бюджета России.

Битва за нефть Кавказа

Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. развернулась битва за нефть Кавказа.6 Директивой немецкого командования № 45 от 23 июля 1942 г. (операция «Эдельвейс») предусматривался захват Северного Кавказа и выход в район Баку. Для овладения ресурсами нефти Гитлер бросил 2 танковые армии, 2 общевойсковые армии и часть 4-го воздушного флота - всего 167 тыс. человек, 1130 танков, 4540 орудий и 1000 самолетов. В направлении Майкопского нефтяного района немцы использовали 6 танковых дивизий. За боевыми частями шли «нефтяные бригады», укомплектованные специалистами-нефтяниками, общая численность которых составляла 15 тыс. человек. В Германии был создан ряд специальных фирм - «Немецкая нефть на Кавказе», «Ост-Оль», «Карпатен-Оль», был назначен рейхскомиссар Кавказа Шикенданц. В целом задача возобновления добычи нефти возлагалась на специально созданную экономическую инспекцию «А», возглавляемую генерал-лейтенантом Ниденфюром, которому подчинялись экономические управления на оккупированной территории Кавказа. Созданные фирмы получили от правительства монопольное право на разработку и освоение нефтяных месторождений на 99 лет. Для разработки месторождений было завезено большое количество труб, которые позже пригодились советским нефтяникам. Бомбить нефтепромыслы и нефтеперерабатывающие заводы немецкое командование категорически запрещало. Специально для охраны занимаемых нефтяных объектов эсэсовцы подготовили охранный полк СС и так называемый Казачий полк. Нависшая реальная угроза захвата противником нефтяных районов требовала принятия решительных мер. Негативный опыт с предприятиями Западной Украины, которые достались врагу практически целыми из-за внезапного и стремительного продвижения немецких войск, вызывал серьезное беспокойство у Государственного комитета обороны (ГКО). В середине июля 1942 г. заместитель наркома нефтяной промышленности СССР Н.К. Байбаков был вызван к Сталину, который поставил перед ним задачу: «Вы должны немедленно вылететь на юг. Если оставите немцам хоть каплю нефти, мы вас расстреляем. Но если вы уничтожите промыслы, а немец не придет, и мы останемся без нефти — тоже расстреляем». На вопрос Байбакова о том, нет ли альтернативы, Сталин показал ему на голову и сказал: «А мозги вам зачем? Летите, молодой человек, на Кавказ и решайте вопрос с товарищем Буденным, командующим Южным фронтом». Для выполнения поставленной задачи была срочно создана группа, в которую вошли опытные нефтяники и специалисты взрывного дела из НКВД. Кроме того, органы НКВД доставили в Краснодар английских нефтяников для использования их опыта по уничтожению нефтепромыслов на острове Борнео в 1941 г., перед приходом туда японцев. Правда, знакомство на практике с английским опытом показало полную его непригодность: англичане оставляли скважины практически готовыми к восстановлению. Байбаков разработал надежный метод, который себя полностью оправдал. Было наглухо забито несколько тысяч нефтяных скважин. Приказ Сталина был выполнен - занятые врагом нефтепромыслы и предприятия нефтяные бригады Гитлера восстановить не смогли. Только в районе Майкопа им удалось пробурить несколько скважин, которые не имели большого значения. Так, на хадыженских и ильских промыслах немцам удалось добыть около 10 тыс. тонн нефти, что составляло всего 0,5% от довоенной добычи Германии. Большую часть этой нефти уничтожили партизаны. Оставшуюся нефть не успели переработать из-за поспешного отхода немецких войск, так как они не смогли восстановить нефтеперерабатывающие заводы. Уничтожение промыслов и заводов производилось в самый последний момент перед их оккупацией, подчас под огнем противника. Взятие районов Майкопа и Малгобека не дало рейху нефти. Основные районы нефтедобычи - Грозненский и Бакинский были недосягаемы. Вот характерное обращение бойцов Красной армии, опубликованное в сентябре 1942-г. фронтовой газетой «Герой Родины»: «Фашистские разбойники стремятся захватить грозненскую и бакинскую нефть, чтобы пополнить свои иссякшие запасы. Враг спешит, напрягает все силы, чтобы до зимы покончить с Кавказом. Не видать гитлеровским мерзавцам советского Кавказа никогда. Мы умрем, но не отступим дальше ни на шаг!» В целях поддержания духа войск немецкие горные егеря водрузили фашистские знамена на обоих пиках Эльбруса. Когда Гитлеру принесли эту весть, его реакция была неожиданной: он бегал по кабинету и кричал: «Идиоты, мне не нужна эта ваша дурацкая гора, мне нужна нефть, нефть!» В битве за нефть гитлеровские войска испытывали острый недостаток этих же нефтепродуктов. Когда 9 августа танковые соединения немцев подошли к Пятигорску, им пришлось несколько недель ожидать горючее, и за это время наше командование подтянуло резервы. Трудности с горючим приняли хронический характер, коммуникации настолько удлинились, что автотранспорт сам расходовал значительную часть подвозимого горючего, поэтому для экономии ГСМ их подчас возили… на верблюдах. Особенно остро стоял вопрос с авиабензином: мощная авиационная группировка постоянно была на голодном пайке, приходилось доставлять горючее самолетами. Немецкий историк Типпельскирх, описывая эти трудности, отмечает: «Гитлер, несмотря на все возражения, не отступал от цели. Словно зачарованный, смотрел он на нефтяные районы, без которых он не мог продолжать войну». В ноябре 1942 г. стало ясно, что план операции «Эдельвейс» окончательно провалился. В конце декабря, когда 2-я гвардейская армия Р.Я. Малиновского вышла в район Котельниково и создала угрозу отсечения всей кавказской группировки немцев, перед командованием вермахта встала задача немедленного вывода войск с Северного Кавказа. О нефти пришлось забыть, но враг попытался нанести урон нефтяным районам СССР, в частности, путем интенсивных бомбардировок Грозного. Разрушения были значительными, но все объекты были восстановлены в кратчайшие сроки. В ходе наступательной операции советских войск, начавшейся 1 января 1943 г., немцы были отброшены от Грозного и начали стремительно отступать с Кавказа. Северо-Кавказская наступательная операция советских войск под кодовым названием «Дон» завершилась 4 февраля 1943 г. 6. Состояние и перспективы нефтяной отрасли на Кавказе. Кавказ является старейшим нефтегазоносным регионом России. За более чем столетнюю его историю вместе с развитием геологических познаний и технических средств география нефтегазодобычи расширилась от Предгорий Кавказа до Прикумских, Прикаспийских и Приазовских степей, а сейчас уходит в акватории окружающих морей, занимая площадь более 300 тыс. км2. В недрах региона открыты многочисленные нефтяные, газовые и газоконденсатные месторождения. Соответственно росли и глубины залегания продуктивных горизонтов от первых сотен метров до 3-4 км, а затем и до 5-6 км. Государственным балансом полезных ископаемых на 2000 г. по Северному Кавказу учтены 308 нефтяных, газонефтяных, газовых, газоконденсатных, нефтегазоконденсатных месторождений. В разработку введено 78 % месторождений. Разведанные запасы в настоящее время составляют 184 млн. т нефти и 313 млрд. м3 До конца 80-х годов показатели нефтегазовой отрасли были сбалансированы (бурение, добыча, уровень разведанных запасов, прирост запасов). Добыча нефти в 1988 г. по Северному Кавказу составляла более 10 млн. т в год. В начале 90-х годов капвложения в бурение и добычу резко сократились, и все показатели пошли на спад. Особенно резкое падение всех показателей произошло с 1992 по 1994 г. Уровень разведанных запасов при этом практически сохранился, что свидетельствует о наличии в регионе сырьевой базы для добычи около 10 млн. т в год, вместо 2,8 млн. т, добытых в 1998 г., т. е. в 3 раза больше. Такой дефицит капвложений появился в связи с тем, что новые условия недропользования не были подготовлены, а их огульное внедрение в отрасль ввело ее в полосу несбалансированного существования. Таким образом, основной проблемой в настоящее время является дефицит инвестиций в доразведку и разработку месторождений. Кроме того, сложившийся порядок лицензирования не способствует привлечению таких инвестиций, которые могли бы поднять добычу и, как "локомотив", вытянуть экономику региона. Как показывает анализ состояния недропользования, в лицензионных соглашениях не всегда конкретизированы объемы работ по доразведке и обустройству, а также уровни добычи, что не позволяет четко контролировать их выполнение. При проведении конкурсов по лицензированию, как правило, не учитываются реальные финансовые и технические возможности претендентов, В результате выигрывают конкурс не лучшие, а зачастую недееспособные недропользователи, которые надеются привлечь инвесторов и подзаработать. Но настоящие инвесторы на сомнительные дела не идут. В результате на многих лицензированных объектах геологоразведочные работы (ГРР) и добыча нефти не ведутся, база налогообложения теряется. Комитеты природных ресурсов субъектов Российской Федерации, учитывая их зависимость от администраций, не способны разрушить монопольный характер деятельности крупных территориальных компаний, а они в свою очередь, как правило, стараются набрать максимальное количество лицензий. Практика группового лицензирования месторождений крупными участками привела к тому, что многие перспективные площади и даже месторождения остались на балансе добывающих предприятий, которые и сами по ним не ведут работы и не заинтересованы в передаче их другим недропользователям. В результате различных причин в Краснодарском крае более 25 % разведанных запасов законсервированы в нераспределенном фонде, а в Ставропольском крае около 40 % разведанных запасов не вовлечены в разработку . По статистическим данным, обеспеченность ОАО "Ставропольнефтегаз" ресурсами составляет 70 лет, но кому нужна такая обеспеченность, если она растет прямо пропорционально застойным явлениям. В США, например, запасов нефти всего на 15 лет, а их нефтегазовую отрасль слабой не назовешь. Не стимулировали развитие нефтегазовой отрасли и такие крупные конкурсы, как по Дагестанскому шельфу Каспийского моря и по 24 известным месторождениям нефти Ставропольского края. Причина одна и та же: проявление местнических тенденций, что не способствует инвестиционной активности со стороны дееспособных нефтегазодобывающих компаний. На этом этапе предприятиям целесообразно переходить на рентные платежи за полученные лицензии государству - собственнику недр. Результат - продолжающийся инвестиционный застой и отсутствие роста добычи нефти. Все это указывает на серьезные недостатки в вопросах лицензирования и в целом в вопросах недропользования, что не способствует преодолению снижения уровня добычи нефти в регионе. Низкий уровень добычи нефти не обеспечивает достаточные отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы (МСБ), что в свою очередь тормозит процесс подготовки новых разведанных запасов. Сократившийся в 10 раз объем бурения, естественно, ведет к разбалансировке отрасли. Сейчас сложилась такая ситуация, когда поисково-разведочные работы не могут проводить даже такие некогда мощные нефтегазодобывающие объединения, как "Краснодарнефтегаз", "Ставропольнефтегаз", "Дагнефть". Поэтому нераспределенный фонд недр уже много лет стоит без движения. Хотя есть еще и месторождения, и высокоперспективные площади и зоны, которые нуждаются в поисково-оценочных работах.

Лекция 2. Нефть Поволжья

Нефть Татарии.

Нефть Башкирии

История нефти Поволжья – это, в основном, история нескольких поколений нефтяников Татарстана и Башкирии, Их усилиями была создана знаменитая школа нефтяников, имеющая собственный почерк и традиции. За 60 лет из недр Татарстана было извлечено более 3 млрд. тонн нефти. Шесть десятилетий срок значительный. За такое время немало месторождений в мире истощалось до такой степени, что дальнейшая их разработка становилась нерентабельной. К этому шли и нефтяные месторождения Татарстана, которые в 60-70-е гг., эксплуатировались нещадно, исходя из нужд того времени. За счёт этой нефти страна поднималась из послевоенной разрухи и наращивала свой промышленный потенциал. Однако знаменательные для татарстанских нефтяников 1970-е годы, когда республика ежегодно давала по 100 млн. и более тонн нефти, остались позади. В постсоветскую историю нефтедобывающая промышленность Татарстана вошла, имея падение добычи со 100 млн. тонн в год до 23 млн., и падение продолжалось. Подвигом можно и следует назвать то, что нефтяники и учёные в условиях завершающей стадии разработки месторождений сумели не только остановить падение добычи, но добились её увеличения, реализуя программу мер по стабилизации добычи нефти. Первые упоминания о нефти в Волго-Уральском регионе. Установлено, что возникновение татарской нефти относится к девонскому геологическому периоду (330-280 млн. лет назад. Впоследствии, в результате воздействия внутренних и внешних причин происходила миграция нефти и газа к поверхности земли и водоёмов в виде маслянистых пятен и пузырьков газа, образующих залежи битумов и нефтяные озёра. Именно благодаря поверхностным выходам человечество узнало о существовании нефти. Так ещё в XVIII в. академик П.С. Паллас, отмечал, что в Закамье «...живущие Чувашие и Татара употребляют сию смолистую воду не токмо для полоскания и питья во время молошницы в роту и чирьев в горле, но и рачительно собирают саму нефть и употребляют оную во многих случаях как домашнее лекарство». Территория современного Татарстана, где известно несколько районов поверхностных выходов нефти и природных битумов входила в число регионов самого древнего освоения углеводородов. Первое упоминание о «казанской нефти» датировано 1637 г., которое сохранилось в материалах Пушкарского приказа, ведавшего и нефтяными запасами. Скорее всего, местом её добычи и первичной обработки было Восточное Закамье - берега рек Шешмы, Сок, Зай и Ик.. Об этом сообщает газета «Ведомости» от 2 января 1703 года: «Из Казани пишут. На реке Соку нашли много нефти и медной руды...». Попытки организовать нефтепереработку в Закамье. Следующий этап освоения закамской нефти связан с именем старшины Надира Уразметова. Он был выходцем из знатного татарского рода, После присоединения к России его предки переселились в Заказанье. Но в начале XVIII в. он вернулся в Закамье, где отыскал «пустопорожную землю между уездами Казанским и Уфимским по рекам Заю, Шешме и Черемшану», и обратился в 1729 году в Сенат с просьбой утвердить эти земли за ним. Закреплённые за Уразметовым в 1735 г., они получили название «Надировой волости». Будучи человеком предприимчивым и имевшим навыки горного дела, Уразметов попытался организовать в своей волости, используя петровский указ о «горной свободе», строительство меднолитейных заводов на реке Кичуй и добычу медистых песчаников. А в 1753 г. обратился в Берг-Коллегию с просьбой разрешить ему построить «нефтяной завод» на реке Сок для переработки собираемой нефти и торговли ею во всех местах и по произвольной цене. Он прислал в Берг-Коллегию образец нефти для соответствующих анализов. Удалось установить, что нефть, присланная из Закамья, является тяжёлой, но в целом достаточно хорошего качества. Берг-Коллегия выдала разрешение на строительство завода. Академик П.С. Паллас, путешествуя в 1768 г. по реке Сок, видел «за

Наши рекомендации

student2.ru

Кубань – родина российской нефти. 4 страница



 Если Вам понравился сайт нажмите на кнопку выше

2. Нефть Башкирии.

На территории современной Республики Башкортостан признаки нефти были обнаружены еще в XVIII в. Она находила применение - в качестве лекарства или колесной "мази". В середине XVIII в. башкирский старшина Надыр Уразметов хотел построить, как уже упоминалось, в Сокско- Шешминском районе первый перегонный завод по производству осветительного масла, используя в качестве сырья нефть из естественных выходов. Сам старшина успел при жизни построить лишь складской амбар для нефти: вскоре он тяжело заболел и скончался. Умерло и его дело. В конце XIX в. вновь вернулись к поискам нефти - на этот раз вблизи деревень Кусяпкулово, Нижне-Буранчино, Ишимбаево. Основываясь на наличии естественных выходов "черного золота" в районе последней стерлитамакский голова А. Дубинин обратился в 1900 г. в Горный департамент с просьбой рассмотреть "за счет казны" вопрос о разведке здесь нефти. В 1901 г. для исследования окрестностей Нижне-Буранчино Геологический комитет командирует геолога А.Краснопольского. Ознакомившись с результатами разведки, он пришел к выводу о "полной несостоятельности" предложений Дубинина о возможности глубоким бурением получить в Нижне-Буранчино нефтяной фонтан". И что "благоприятных результатов от разведки ожидать нельзя". В дореволюционное время разведку нефтяных месторождений на территории современной Башкирии вели как местные предприниматели (60-70-е годы 19 века - бугульминский помещик Н.Я. Малакиенко; 1896-1897 - мензилинский промышленник А.Ф. Дубинин; 1911-1914 - стерлитамакский предприниматель подполковник А.И. Срослов), так и российские и зарубежные (американский промышленник Л. Шандор, муромский купец Смольянинов, отставной майор Глинский). В 1905 г. горный инженер Ф.Кандыкин, пробурив к северо-востоку от деревни Ишимбаево скважину глубиной 13,6 метра, уже за 4-метровой отметкой обнаружил "нефтеносные глины". Этьо позволило ему сделать вывод о необходимости наметить площади распределения наиболее богатых нефтью пород и глубоким бурением исследовать надлежащие горнизонты". Но представление инженера в Горный департамент было отклонено. Однако, башкирские исследования на нефть не прекратились. В 1911-14 годах промышленник А.Срослов арендует с этой целью участок земли между деревнями Ишимбаево и Кусяпкулово. Вскоре заложенная им шахта (глубиной 12,7 метра) пересекает два слоя нефтеносных пород. Тем не менее, в 1916 г. к мнению А.Краснопольского о полной бесполезности поисков нефти в этом районе присоединился и геолог А.Замятин. Развертывание геолого-поисковых нефтеразведочных работ в Урало-Поволжье всеми средствами тормозили зарубежные нефтепромышленники Нобели и Ротшильды. Они, боясь конкуренции, утверждали, что в России промышленная нефть имеется только на Кавказе, где промыслы почти целиком принадлежали им. Представители фирмы братьев Нобель, объезжая регион, заключали договора с выплатой изрядой суммы денег сельским общинам в обмен на запрет проведения на их землях каких бы то ни было геологичеких изысканий. Открытие новых залежей нефти из-за боязни конкуренции было нежелательно. Особым вниманием Нобеля пользовался район Туймазы, где позднее открыли богатое месторождение "черного золота"... К началу XX в. существовали две противоположные гипотезы о возможных на юге Башкирии запасов нефти. Бурение разведочных скважин требовало существенных капиталовложений, на что не соглашались ни Геологический комитет, ни Горный департамент. Это задержало открытие нефтяных месторождений Урало-Поволжья на долгие годы. После Октябрьской революции промышленное освоение новых районов страны стало важнейшей составной частью экономической политики Советской власти. Несмотря на труднейшие экономические условия, сюда были командированы нефтяные экспедиции с участием крупнейших геологов И.М. Губкина, М.Э. Ноинского, К.П. Калицкого, Н.Н. Тихоновича и других. И.М. Губкин стал основным организатором и идейным руководителем работ по решению проблемы открытия нефти в центре и на востоке страны. Ускоренное развитие нефтяной промышленности в уже известных и освоенных районах становится первостепенной задачей . В 1919 г. разведочная партия в районе деревни Ишимбаево обнаруживает нефтепроявления в виду гудрона, асфальта и даже тяжелой жидкой нефти, но этого, однако, вновь (как и в 1905 г.) оказалось мало, чтобы "признать" здесь промышленные запасы - в начале 1922 г. работы снова были прекращены. Лишь через 7 лет в 1929 г., - в район Ишимбаево по предложению академика И.Губкина, научно обосновавшего возможность нахождения здесь мощных месторождений нефти, направляется еще одна экспедиция. Ее возглавил молодой геолог Алексей Блохин.7 Правоту научных обобщений своего учителя он подтвердил блестяще: уже 16 мае 1932 г. из скважины № 702 8-, -пошла первая промышленная нефть . Это положило начало развитию нефтяной промышленности в Башкирии и созданию новой нефтегазоносной провинции страны. 10 мая 1937 г. - из скважины № 1 Туймазинской площади с глубины 1108 метров получен фонтан нефти, по сути, открывший новый нефтяной район Башкирии, который внес существенный вклад в дело победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Так, во время войны министр иностранных дел фашистской Германии Риббентроп писал: «Когда русские запасы нефти истощатся, Россия будет поставлена на колени». Немцам удалось блокировать нефть Кавказа, но ее «русские запасы» не истощились благодаря трудовом подвигам нефтяников, включая и нефтяников Башкирии (за годы войны в Башкирии добыто 5 млн. т нефти. 1946 г. - нефтепромыслу №1 «Туймазанефть» и строительному тресту «Башнефтестрой» вручены на вечное хранение Красные Знамена Государственного Комитета Обороны, которыми они неоднократно награждались в годы Великой Отечественной войны.) Продолжалась в годы войны и геологоразведка. В 1943 г. было открыто Кинзебулатовское нефтяное месторождение, а 26 сентября 1944 г. состоялось открытие девонской нефти. Из скважины № 100 на Туймазинской площади был получен фонтан, суточный дебит которого составил 250 тонн. В послевоенное время продолжалось освоение новых месторождений Башкирии: 1. 1953г. - открыто Шкаповское месторождение нефти, из скважины № 1 получен фонтан нефти — 210 тонн в сутки. 2. 1955г. - открыто Арланское нефтяное месторождение. Из скважины № 3 получен фонтан нефти с суточным дебитом 145 тонн. И в этом году объединение «Башнефть», добыв более 15 миллионов т нефти, вывело Башкирию на первое место по добыче нефти в СССР, опередив Азербайджан. В 1967г. - нефтяники Башкирии достигли максимального уровня добычи нефти - 47,8 миллионов тонн в год. В 2002 г. отмечалось 70 лет башкирской нефти. За эти годы открыто более 260 нефтяных и газовых месторождений, пробурено и сдано в эксплуатацию 46,5 тысяч скважин, добыто свыше 1,5 млрд. тонн нефти. При этом по объему нефтедобычи «Башенфть» занимает 10 место в России, по переработке сырья - первое место. Все 75 лет развития башкирского нефтегазодобывающего комплекса характеризовались растущей экономической эффективностью и высокой отдачей вложенных средств. В 70-80-е годы башкирские нефтяники разработали такие высокорациональные методы обслуживания и ремонта промысловых объектов, как Арланский, позволяющий увеличивать зону действия ремонтных бригад и наращивать межремонтный период работы скважин, и Кушульский, в основе которого заложено широкое совмещение профессий при обслуживании скважин. Эти методы стали достоянием нефтяников всей страны. В сочетании с другими мероприятиями, они позволили «Башнефти» уже в 1984 г. стабилизировать добычу нефти на уровне около 12 миллионов тонн в год и довести дебит новых скважин до 9,8 т нефти в сутки против 4,1 т в 1991 г. Несмотря на высокую степень разведанности, территория Башкортостана характеризуется еще достаточно высокими перспективами. Суммарные прогнозные запасы превышают остаточные извлекаемые. На балансе «Башнефти» сегодня числится 164 месторождения, находящихся в промышленной эксплуатации, в том числе свыше 150 на территории республики Башкортостан, 4 - Ханты-Мансийского автономного округа. Компанией построено более 33 тыс. км нефтепроводов, 420 резервуаров, 28 нефтесборных парков с установками подготовки нефти, Применение совершенных и высокоэффективных систем разработки месторождений обеспечивает их высокую нефтеотдачу. В «Башнефти» внедрена уникальная технология для выработки истощенных месторождений. Даже неполная реализация этого проекта на Озеркинском, Грачевском и Старо-Казанковском месторождениях уже позволила дополнительно добыть 1,6 миллиона тонн нефти. Эти меры в последние годы позволили более чем в два раза сократить отбор попутной воды и значительно снизить темпы падения добычи нефти на старых нефтяных месторождениях. Сегодня Башкирия разрабатывает и эксплуатирует более 150 нефтегазовых месторождений. Эксплуатационный фонд составляет 18 тысяч скважин на территории Башкортостана и 137 скважин в Западной Сибири. Добычу нефти и газа обеспечивают 11 НГДУ, одно из которых - «Башсибнефть» - работает в Ханты-Мансийском автономном округе. При этом отмечается снижение темпов падения добычи нефти: в середине 90-х годов темпы падения добычи составляли 8-10 %, а в 2001 г. - 0,6 %. Кроме того, компанией потребляется 88 % попутного газа. Являясь экономическим «стержнем» Республики Башкортостан, компания имеет свыше 40 тыс. работников и около 28 структурных подразделений. Добыв за 75 лет более 1,5 миллиарда тонн нефти и 70 миллиардов кубометров нефтяного и природного газа, коллектив АНК «Башнефть» накопил колоссальный опыт высокоэффективной разработки месторождений различных типов и видов. На башкирских промыслах зарождались, испытывались, дорабатывались и в последствии успешно находили применение в других нефтяных регионов России и за ее пределами технические, технологические, экономические и организационные новшества. Башкирские нефтяники имеют уникальный опыт разработки ряда месторождений с поддержанием пластового давления закачкой газа с предварительным созданием оторочки, восстановления старых, законсервированных в свое время месторождений, по созданию системы сбора нефти и газа с организацией предварительного сброса вод непосредственно на промыслах и многое другое. «Башнефть» - единственная в России компания, которая в условиях истощения запасов нефти на старых месторождениях, где добыча осложнилась высокой обводненностью, отложениями солей, парафина, смол, асфальтенов, смогла в течение более 10 лет удерживать уровень добычи в 40 миллионов тонн в год. Именно башкирские нефтяники смогли за три года «вытащить» из прорыва Когалымский нефтяной район, подняв там добычу с 7 до 22 миллионов тонн в год, создать основу крупнейшей российской нефтяной компании «Лукойл». Благодаря научному подходу в решении любых проблем, опираясь на инициативу специалистов и рабочих всех трудовых коллективов, компания проводит режим жесткой экономии, рачительного расходования всех видов ресурсов и добивается рентабельности производства. При этом, выдерживается двуединая стратегическая линия, направленная на всемерное сдерживание темпов падения добычи нефти на старых месторождениях и ускоренное освоение новых месторождений. На новом этапе своего развития Башкортостан продолжает наращивать ресурсы нефтяных запасов и на этой основе добивается стабильных объемов добычи нефти и газа. Опыт промысловиков Башкортостана сегодня используется многими нефтяными компаниями России и других стран

Хронограф.

16 мая 1932 г. из разведочной скважины №702 Ишимбайской площади была получена первая промышленная нефть, положившая начало развитию нефтяной промышленности в Башкирии и созданию новой нефтегазоносной провинции страны.

1935г. - 1 сентября образован трест «Башнефть».

Июль 1943 г. Открыто первое нефтяное месторождение промышленного значения в Шугурове. Скважину №1 (суточный дебит 20 тонн) пробурила бригада мастера Г.Х. Хамидуллина.

1948 г. Открыто Ромашкинское месторождение - одно из крупнейших в мире, получена нефть из девонских песчаников на скважине №3 (суточный дебит 120 тонн). Добыча по республике составила 422,3 тыс.тонн.

1949 г. Определены основные положения разработки Ромашкинского месторождения. с применением внутриконтурного заводнения. Добыча первого миллиона тонн татарстанской нефти.

1956 г». В г. Альметьевске создан консультационный пункт МНИ им. И.М. Губкина, впоследствии преобразованный в Татарский вечерний факультет МИНХ и ГП, а позднее - в Альметьевский нефтяной институт. «Татнефть» добыла 18 млн. тонн нефти. По объёму добычи нефти объединение выходит на первое место в СССР.

1960 г. В районе г. Альметьевска размещены головные сооружения нефтепровода «Дружба».

1962 г. Применено очаговое заводнение Ромашкинского месторождения (промышленное внедрение началось с 1966 г). Группе учёных и руководителей «Татнефти» присуждена Ленинская премия..

1966 г. ПО «Татнефть» награждено орденом Ленина. 1966г. - за достигнутые успехи в области увеличения добычи нефти, ускорение освоения новых нефтяных месторождений, широкое внедрение новой техники и передовой технологии объединение «Башнефть» награждено орденом Ленина

1968г. - 2 апреля добыта 500-миллионная тонна нефти с начала разработки нефтяных месторождений республики. 1970 г. В Татарии достигнут и сохранён до 1976 года самый высокий в стране уровень годовой добычи нефти - 100 мнл. тонн.

1971 г. «Татнефть» добыла первый миллиард тонн нефти

1975 г. Достигнут максимальный уровень годовой добычи в республике - 103,7 млн. тонн.

1980г. - 4 июля добыта миллиардная тонна нефти с начала разработки нефтяных месторождений Башкирии.

1981 г. 2 октября добыт второй миллиард тонн нефти с начала разработки месторождений республики. 1995 г. «Татнефть» стабилизировала уровень добычи нефти. Впервые с 1966 г. прирост запасов нефти по республике превысил годовой уровень добычи.

1998г. Добыта полуторамиллиардная тонна нефти с начала разработки месторождений Башкортостана.».

2000 г. Добыта 2,7 - миллиардная тонна нефти на месторождениях Республики Татарстан.

refaozw.ostref.ru
  • Карта сайта
  • xreff.ru

    Кубань – родина российской нефти. 3 страница

    Лекция 2. Нефть Поволжья

    Нефть Татарии.

    Нефть Башкирии

    История нефти Поволжья – это, в основном, история нескольких поколений нефтяников Татарстана и Башкирии, Их усилиями была создана знаменитая школа нефтяников, имеющая собственный почерк и традиции. За 60 лет из недр Татарстана было извлечено более 3 млрд. тонн нефти. Шесть десятилетий срок значительный. За такое время немало месторождений в мире истощалось до такой степени, что дальнейшая их разработка становилась нерентабельной. К этому шли и нефтяные месторождения Татарстана, которые в 60-70-е гг., эксплуатировались нещадно, исходя из нужд того времени. За счёт этой нефти страна поднималась из послевоенной разрухи и наращивала свой промышленный потенциал. Однако знаменательные для татарстанских нефтяников 1970-е годы, когда республика ежегодно давала по 100 млн. и более тонн нефти, остались позади. В постсоветскую историю нефтедобывающая промышленность Татарстана вошла, имея падение добычи со 100 млн. тонн в год до 23 млн., и падение продолжалось. Подвигом можно и следует назвать то, что нефтяники и учёные в условиях завершающей стадии разработки месторождений сумели не только остановить падение добычи, но добились её увеличения, реализуя программу мер по стабилизации добычи нефти. Первые упоминания о нефти в Волго-Уральском регионе. Установлено, что возникновение татарской нефти относится к девонскому геологическому периоду (330-280 млн. лет назад. Впоследствии, в результате воздействия внутренних и внешних причин происходила миграция нефти и газа к поверхности земли и водоёмов в виде маслянистых пятен и пузырьков газа, образующих залежи битумов и нефтяные озёра. Именно благодаря поверхностным выходам человечество узнало о существовании нефти. Так ещё в XVIII в. академик П.С. Паллас, отмечал, что в Закамье «...живущие Чувашие и Татара употребляют сию смолистую воду не токмо для полоскания и питья во время молошницы в роту и чирьев в горле, но и рачительно собирают саму нефть и употребляют оную во многих случаях как домашнее лекарство». Территория современного Татарстана, где известно несколько районов поверхностных выходов нефти и природных битумов входила в число регионов самого древнего освоения углеводородов. Первое упоминание о «казанской нефти» датировано 1637 г., которое сохранилось в материалах Пушкарского приказа, ведавшего и нефтяными запасами. Скорее всего, местом её добычи и первичной обработки было Восточное Закамье - берега рек Шешмы, Сок, Зай и Ик.. Об этом сообщает газета «Ведомости» от 2 января 1703 года: «Из Казани пишут. На реке Соку нашли много нефти и медной руды...». Попытки организовать нефтепереработку в Закамье. Следующий этап освоения закамской нефти связан с именем старшины Надира Уразметова. Он был выходцем из знатного татарского рода, После присоединения к России его предки переселились в Заказанье. Но в начале XVIII в. он вернулся в Закамье, где отыскал «пустопорожную землю между уездами Казанским и Уфимским по рекам Заю, Шешме и Черемшану», и обратился в 1729 году в Сенат с просьбой утвердить эти земли за ним. Закреплённые за Уразметовым в 1735 г., они получили название «Надировой волости». Будучи человеком предприимчивым и имевшим навыки горного дела, Уразметов попытался организовать в своей волости, используя петровский указ о «горной свободе», строительство меднолитейных заводов на реке Кичуй и добычу медистых песчаников. А в 1753 г. обратился в Берг-Коллегию с просьбой разрешить ему построить «нефтяной завод» на реке Сок для переработки собираемой нефти и торговли ею во всех местах и по произвольной цене. Он прислал в Берг-Коллегию образец нефти для соответствующих анализов. Удалось установить, что нефть, присланная из Закамья, является тяжёлой, но в целом достаточно хорошего качества. Берг-Коллегия выдала разрешение на строительство завода. Академик П.С. Паллас, путешествуя в 1768 г. по реке Сок, видел «завод при вершине Камышлы,». Здесь Уразметов «намерен был собирать находящийя в здешних местах асфальт и делать из него нефть». Но, только начавшись, строительство прекратилось из-за болезни Уразметова. Но Берг-Коллегия прислала в Закамье для осмотра месторождений топографа П. Зубринского, который обнаружил «самое большое число нефти» и нанёс её источники на карту. Его отчёт считается первым картографическим свидетельством наличия нефти в Закамье и возможности её промышленного освоения. В это же время «рудных дел охотник» Яков Шаханин обратил внимание Берг-Коллегии на возможную нефтеносность правобережья Волги в пределах Казанской и Самарской губерний, в частности Сюкеевских нефтяных источников. Он также прислал образец нефти для анализа, но она оказалась водой со слабым содержанием нефти. Но и ее "«...можно...в лампадах вместо светильни употреблять, ежели самые тонкие и лёгкие её частицы через дистилляцию отделять, то она почти таковая будет, какова бывает персицкая нефть». Шаханин создал компанию с целью постройки нефтеперерабатывающего завода, но она распалась, так и не приступив к работе. Были и более удачные опыты промышленного освоения нефтяных месторождений. В середине XVIII в. в Бугульминском и Уфимском уездах было создано промышленное производство графа С.П. Ягужинского, который владел двумя нефтяными источниками и заводом по переработке нефти. Его нефтяные «рудники» представляли собой вырытые ямы, куда стекала вода с нефтью. Собранную и отстоянную нефть отправляли гужевым или водным транспортом в города для удовлетворения нужд государства и населения. Это было простейшее предприятие по добыче и переработке нефти. Несмотря на относительную неудачу пионеров добычи и переработки нефти, значение их усилий нельзя недооценивать. Фактически это были первые попытки практического использования нефти и битумов Закамья и Предволжья. Они не только привлекли внимание к этим месторождениям, организовали сбор образцов и предварительные геологоразведочные работы, но и сделали первые шаги к их освоению. В 1734 г. была организована Оренбургская экспедиция по изучению полезных ископаемых Волго-Уральского региона во главе П. И. Рычковым (1712-1777). В результате впервые было дано научное описание нефтеносных месторождений Восточного Закамья. При этом в «Топография Оренбургской», вышедшей в свет в 1755 г. неоднократно указывалось на различные нефтепроявления как на реке Сок, так и в других районах Закамья и Завалжья. После П.И. Рычкова изучение Волго-Камского региона проводили И.И. Лепёхин и П.С. Паллас, И.П. Фальк. Труды этих учёных заложили основу современной нефтяной науки, накопили сведения о закономерностях расположения различных месторождений, особенностей их химического состава. Первые попытки геологического изучения нефти Татарстана. В начале XIX в, разработка нефти из поверхностных выходов в Юго-Восточном Закамье и Южном Приуралье стала приобретать промышленный характер. В «Географическом словаре», изданном в 1804 г., уже упомянуты Курганский завод и нефтяные рудники в Бугульминском уезде Оренбургской губернии. Однако, оставались неизученными процессы нефтеобразования, характер возможных месторождений: глубина залегания нефтяных пластов, оценка их нефтеносности. Потребности военного ведомства и экономического развития страны настоятельно требовали решения этих проблем. Так, военное министерство в середине XIX в. решило использовать природный асфальт в качестве связующего материала вместо цемента. Его внимание привлекли месторождения природного асфальта в Поволжье. В 1837 г. горный инженер А.Р. Гернгросс предпринял поиски месторождений асфальта в Симбирской, Казанской и Оренбургской губерниях. Исследования выявили поверхностные нефтепроявления в Предволжье, в районе Сюкеева и в Закамье, по реке Сок. Одним из главных выводов стало предположение, что запасы нефти и асфальта в этом районе достаточно велики, но при этом их «коренное месторождение скрыто в каменном черепе земли». На месторождения Волго-Уральского региона обратили внимание и на Западе. В 1845 г. в Лондоне вышла книга председателя Лондонского геологического общества Р. Мурчисона, который побывав в Поволжье и на Урале, высказал предположения об их природных богатствах. Сведения о поверхностных выходах нефти, серы, битума и других полезных ископаемых края стали известны в Европе и вызвали определённый интерес. Впоследствии оказалось, что именно эта работа привлекла западных предпринимателей, открыв им новый перспективный регион для разработки нефти. С 1850-х гг. к изучению недр подключается Казанский университет. В 1859 г. в «Учёных записках Казанского университета» профессор П.И. Вагнер обосновал возможность залегания в районе Сюкеевских гор, на значительной глубине, «жидкой горной смолы» (битумов). Толчком к дальнейшему изучению стали письма американского геолога, доктора Д. Ньюберри, который, опираясь на сходство геологического строения некоторых районов США и России, доказывал вероятность залегания там нефти. Г.Д. Романовский совершил в 1860-х гг. ряд поездок в Сюкеево, на реку Сок и Самарскую Луку, а также в США для изучения геологии нефти. Сделав глубокие научные исследования и сравнительный анализ признаков присутствия в штатах Кентукки, Огайо, Пенсильвания и Западная Виржиния с ухтинскими и волжскими источниками, он выдвинул идею о принципиальной нефтеносности этих российских регионов. Романовский отдал предпочтение закамским месторождениям. Эти выводы подтвердил в 1867 г. профессор Горного института П.В. Еремеев, впервые указавший на месторождение близ деревни Шугур на реке Шешме как на один из наиболее богатых нефтесодержащих источников. Геологические исследования второй трети XIX в. были проведены тщательно. Однако главным препятствием для науки того времени стали недостаточность, а зачастую и невозможность проведения буровых работ. Обосновать потенциально высокую нефтеносность региона Закамье геологи сумели, но веские доказательства этого без глубоко бурения представить не смогли. Первая в Закамье попытка нефтеразведки бурением была предпринята в 1864 г. бугульминским помещиком Я.Н. Малакиенко в районе реки Шешмы. Самая глубокая, пробуренная скважина была в 73.5 метра глубиной. Одновременно в верховьях речки Байтуган (приток р. Сок) близ села Камышла были добыты две тысячи пудов асфальта и 80 вёдер нефти, которая была переработана на маленьком нефтеперегонном заводе. Однако предприятие оказалось нерентабельным и прекратило своё существование. Профессор Романовский видел главную причину его неудачи в глубоком залегании нефти. Одна из самых авантюрных страниц в истории поисков нефти связана с деятельностью американского нефтепромышленника и геолога Ласло Шандора. Имея опыт добычи и переработки нефти в США, он решил попытать счастья на новом месте. Россия представлялась ему выгодном местом для вложения капитала, но поскольку бакинские промыслы были уже поделены, он стал искать «свободный» регион. Изучив геологическую литературу, Л. Шандор решил открыть своё дело в Закамье. Регион представлялся перспективным: имелись явные признаки крупных месторождений, они располагались гораздо ближе к центрам потребления керосина, чем Баку, здесь ещё не было серьёзных конкурентов. В 1877 г. он арендовал землю в районе деревень Шугур, Сарабикулово и Михайловка и начал буровые работы. Одновременно стал разрабатывать на своём заводике асфальт, добываемый близ деревни Сарабикулово Бугульминского уезда, и вываривать из него гудрон. Им было пробурено 5 скважин (от 39 до 353 м). Они не дали нефтяного фонтана, но признаки «большой нефти» были налицо. Он имел все основания заявить, что «при селениях Шугуры и Сарабикулово находятся в громадном количестве залежи земли, пропитанной нефтью». Казалось, ещё немного - и близ Шугур забьёт нефть. Но время шло, утекали капиталы, а нефтяного слоя достичь не удавалось. В 1880 г. Шандор прекратил буровые работы, он остановился в полушаге от желанной цели. Если бы Шандор увеличил глубину проходки скважины до шестисот метров, то слава открытия татарской нефти принадлежала бы ему. Причина неудач Л. Шандора и других предпринимателей была связана с отставанием науки и несовершенством технологии бурения. Без опыта глубокого бурения никто не мог уверенно судить о размерах и характере нефтяных слоев. Но его опыт наглядно продемонстрировал, что время кустарной добычи нефти прошло и в будущем нефтяная промышленность будет связана с обширным механизированным производством. По этому пути пошло несколько вновь созданных компаний. В частности, «Товарищество Сызранского асфальтового завода», в состав которого входил Шугуровский гудронный завод, основанный в 1881 г. Вместе с тем поиски перспективных месторождений продолжались. В 1911 г. в Казани появился немецкий инженер-геолог и предприниматель А.Ф. Френкель. Он решил, что наиболее перспективными являются месторождения близ Сюкеева. В течение 2 лет он вёл исследование нефтепроявлений. В 1913 г. ему удалось убедить английских финансистов, близких к Ротшильдам, организовать акционерную компанию «Казан Ойлфилдс лтд» с целью разведки и добычи нефти в Сюкееве. Инженеры компании пробурили 3 скважины глубиной от 85-100 м. и получили свидетельства наличия битумных пород. Компания начала разработку и карьеров битуминозного известняка. Однако в 1914 г в связи с началом первой мировой войны компания «Казан Ойлфилдс» прекратила свою деятельность, так и не найдя желанной нефти. Таким образом, в начале XX в. учёные и предприниматели понимали, что регион Среднего Поволжья, Юго-Восточное Закамье, является потенциально нефтеносным, но эти выводы не подкреплялись практическими результатами. Так, журнал «Нефтяное дело» ещё в 1900 г. писал о необходимости организации глубокого бурения в районе Шугур, Сарабикулово и Камышлы. Однако поступательное развитие геологии и нефтеразведки на долгие годы прервали революции 1917 г. и Гражданская война.

    Первые попытки советской власти найти нефть в Татарии . Одним из первых декретов советской власти стал Декрет о национализации нефтяной промышленности. После оккупации Баку войсками Антанты снабжение центральной России нефтепродуктами было расстроено. В этих условиях потребовалось не только упорядочить доставку нефтепродуктов из Баку, но и изыскать местные источники нефти и её продуктов. С этой целью при СНК был создан Главный нефтяной комитет. Его возглавил И.М. Губкин -выдающийся геолог, впоследствии академик АН СССР, один из организаторов нефтяной промышленности СССР. Обладая исключительными знаниями по геологии нефти, Губкин был последовательным сторонником гипотезы о наличии больших нефтяных запасов в Волго-Уральском регионе. Именно он убедил В.И. Ленина обратить внимание на месторождения битумов в Предволжье и постоянно курировал работу по разведке нефти в этом регионе. В 1919 г. в Казани был организован свой нефтяной комитет, председателем которого стал инженер Я.П. Френкель. Ход работ в Предволжье контролировал сам Ленин. Летом 1919 г он направляет заведующему научно-техническим отделом ВСНХ Н.П. Горбунову записку: «Выяснить, что сделано по организации добычи горючих сланцев Сызранского уезда и казанской нефти?» Положение с топливом было угрожающим, и Ленин пытался ускорить поиски «казанской нефти» в районе Сюкеева. В сентябре 1919 г. было учреждено промысловое управление Волжско-Уральско района при Главном нефтяном комитете, куда вошло и управление сюкеевскими нефтепромыслами Казанской губернии..Для более полного изучения вопроса в этот район в 1920 г. был направлен геолог К.П. Калицкий. Он сформулировал и обосновал гипотезу, которой было суждено на долгое время стать главным препятствием на пути новых поисков нефти в Юго-Восточном Закамье. Поверхностные выходы, по его мнению, это не что иное, как обнажение истощённых пластов и остатки густой нефти (аллювиальный гудрон). Калицкий был не одинок в своём скептицизме. В вышедшем в 1918 г. томе «Естественные производительные силы России» представитель геолкома А.Н. Замятин тоже заявил, что «в Поволжском регионе перспективы на получение жидкой нефти отрицательные». Первые неудачные попытки найти нефть в Поволжье разочаровали новую власть, и в 1923 году было решено прекратить все работы в районе Сюкеева и ликвидировать промысел. Далее было признано нецелесообразным продолжение геологоразведки в Волжском районе, и в мае 1924 г по решению Горного директората ВСНХ разведочные работы там были прекращены, а управление волжских нефтеразведок 1 июня 1924 г. ликвидировано. Новые исследования и бурные дискуссии. В двадцатые годы было разрешены предпринимательство и аренда государственных предприятий. Таким предприятием стала Сюкеевская нефтеразведка. Были внесены соответствующие изменения и в законодательство. В 1923 г. вышел декрет «О недрах и разработке», отменявший действие другого декрета - 1920 г., объявившего разработку полезных ископаемых монополией государства. Воспользовавшись этим, в Предволжье возобновила работу компания «Казан Ойлфилдс лтд». Наряду с ней попытался возобновить нефтеразведочное дело в Татарской АССР предприниматель А.С. Сёмин - глава «Товарищества Демин и К0». Однако политика послабления частному предпринимательству продолжалась недолго, и уже к концу 20-х годов частная инициатива была задушена огромными налогами. Несмотря на прекращение нефтеразведочных работ, в 1925 г. по решению межведомственного совещания начальнику Татарского управления горного надзора В.Г. Соболеву и профессору М.Э. Ноинскому было поручено разработать перспективный план горно-геологических и разведочных работ в Татарии.

    На пороге открытия.В апреле 1929 г. одна из экспедиций, разведывая запасы калийных солей близ Перми, открыла промышленные скопления нефти в отложениях пермского периода. Это нанесло сокрушительный удар по скептикам. А самое главное - открытие послужило толчком к организации глубокого бурения перспективных пластов. К числу районов, подлежащих разведке бурением на нефть и битумы, кроме Вятских увалов, были отнесены бассейны рек Сок и Шешмы, а также Свияги и Улемы. Головной организацией был назначен трест «Востокнефть», располагавшийся в Свердловской области, поскольку в самой Татарии после расформирования геологоразведочных трестов собственных мощностей для технически сложного метода глубокого бурения не было. Открытие в 1937 г. залежей промышленной нефти в районе г. Туймазы Башкирской АССР, находящихся на границе с Татарией, подтверждало, что в аналогичных слоях на территории республики должна быть нефть. Главным геологическим управлением Наркомтяжпрома было решено активизировать изучение недр Татарии. Совнарком Татарской АССР также принял постановление о проведение разведывательных работ силами геолого­поисковой конторы треста «Востокнефть» в ряде районов республики. Так, спустя полтора десятка лет после закрытия нефтеразведки в республике было признано необходимым не только более интенсивно изучать геологические структуры, но и начать, наконец, бурение глубоких скважин. В 1938 г. приказом народного комиссара тяжёлой промышленности СССР в Татарии было организовано самостоятельное геологическое управление и решено начать промышленную разведку глубоким бурением Сюкеевской, Шугуровской и Булдырской структур. С этой целью в Чистополе была создана Булдырская нефтеразведка, начавшая подготовку к глубокому бурению. Первая промышленная нефть Татарии. Ещё одним поворотным моментом стала Первая Татарская научная нефтяная конференция, (1940 г. ) в материалах которой отмечалось, что по данным геологических съёмок на территории Татарстана зарегистрировано до 45 потенциально нефтеносных структур - это больше, чем в других регионах Поволжья и Урала. В результате было принято историческое решение о создании единого треста «Татгеологоразведка», которому передавалось оборудование всех других геологоразведочных организаций, работавших на территории республики. Именно этот трест в 1939 г. вёл разведку бурением Шугуровскую структуру. В 1940 г. заложена скважина №1, которой суждено войти в историю. Для обеспечения её работы была организована Шугуровская нефтепоисковая партия, а затем - Шугуровская нефтеразведка. Однако планомерному ходу работ помешала война. Осень и зима 1941 г. для нефтеразведчиков Татарии, стали чрезвычайно сложными. Ни техника, ни люди не оказались готовыми к работе в экстремальных условиях. Многие опытные геологи, инженеры и буровые мастера ушли на фронт, а полноценной замены им не было. Для нужд фронта была изъята и часть техники. С одной стороны, война стала новым препятствием на пути нефтеразведчиков, а с другой - сделала их работу чрезвычайно актуальной. Вопрос об открытии «второго Баку» стоял очень остро. Трест «Татгеологоразведка» совместно с учёными АН СССР разработал план экспедиционных исследований на 1942 г., который предусматривал выявление нефтяных структур Бугульминского, Альметьевского, Тумутукского, Чстопольско-Аксубаевского и некоторых других районов. К этому времени анализ структур в Предволжье (Сюкеево, Камское Устье) показал, что признаков значительной нефтеносности они не имеют. Но вырисовывалась новая зона перспективной нефтеносности - Юго-Восточное Закамье, в центре которого располагалась Шугуровская нефтеразведка. 25 июля 1943 г. на Шугуровской роторной скважине №1, бурившейся бригадой мастера Г.Х. Хамидуллина, с глубины 648 м. ударил нефтяной фонтан с дебитом 8-10, а позднее и 20 т. в сутки. В записке на имя Председателя ГКО И.В. Сталина обком ВКП(б) Татарской АССР отрапортовал об открытии промышленного месторождения, где «получена нефть хорошего качества с суточным дебитом 20-30 тонн», сообщив при этом, что рядом располагается ещё ряд перспективных месторождений (Ромашкинское, Шиганское, Минибаевское, Сармановское, Бавлинское и другие), и просил ГКО принять решение об организации с 1944 г. промышленной добычи нефти в этом районе. В том же году их этого месторождения было получено 4200 т. нефти, в которой так остро нуждалась страна. Татарская нефть, которая почти три века казалась миражом, манящим к себе, но не дающимся в руки, наконец, была найдена. Значение этого события трудно переоценить. Шугуровская скважина дала не только первый фонтан нефти, но и убедительные доказательства правоты многих поколений геологов, убеждённых в её наличии в Юго-Восточном Закамье. Одновременно Шугуровское месорождение показало, что главные нефтеносные пласты располагаются в девонских отложениях, а потому искать новые запасы нефти следует искать на северо-востоке от Шугурова, близ деревни Тимяшево. Именно там стали закладывать новые скважины, открывшие доступ к основным месторождениям татарской нефти. Открытие девонской нефти. Открытие Шугуровского месторождения стало началом, а роль восклицательного знака в истории освоения татарстанских недр сыграло Ромашкинское месторождение. Развёртывание и расширение нефтеразведоочных работ и строительство Шугуровского нефтепромысла стали отправными точками для создания в Татарии новой нефтяной базы страны - «Второго Баку». Это было событием мирового масштаба. В мае 1944 г. бригада Я.М. Буянцева скважиной №2 вскрыла промышленную нефтеносность верей-намюрских отложений. Первоначально скважина давала до 40 т нефти в сутки, а затем начала эксплуатироваться самоизливом, давая до 10 т нефти в сутки. Скважины дали уникальный материал, обобщив который удалось доказать, что рельеф докембрийского кристаллического фундамента имеет подъём от Шугурова в северо-восточном направлении к деревне Тимяшево. И именно в этом направлении необходимо продолжать поиск более продуктивных нефтяных пластов. Открытия нефтяников из соседних республик и областей, очертили область наиболее перспективного поиска, центр которого находился в Альметьевском регионе. Нефтеразведчики находились в шаге от новых открытий. Было принято несколько правительственных решений, сыгравших определяющую роль в развитии строительства новых нефтепромыслов. В марте 1944 г. СНК СССР принял постановление о начале разведочных работ и подготовке к строительству нефтепромысла на Шугуровском месторождении. Перед нефтяниками были поставлены задачи по наращиванию буровых работ и открытию новых перспективных месторождений нефти для промышленного освоения. Уже в 1944 г. требовалось пробурить 7 скважин глубиной 4750 м. Большая часть работы по освоению этого месторождения легла на плечи Татарии. Однако этих усилий оказалось недостаточно. Сразу после войны, в мае 1945 г. на заседании ГКО рассматривался вопрос о дальнейшем ускорении пуска в строй нового нефтепромысла. Приказом наркомата на базе Шугуровского месторождения создан специализированный нефтепромысел с подчинением Главнефтедобыче. Была поставлена задача к концу 1945 г. довести добычу до ста тонн. Было принято решение продолжить разведку Девонских пластов на Шугуровском месторождении. В работу постепенно включались новые специалисты, вернувшиеся с фронта геологи. В их числе был и Рафгат Шагимарданович Мингараев. Сначала он возглавил производственно-технический отдел Шугуровского нефтепромысла, потом стал сменным помощником директора, главным инженером и директором нефтепромысла, а впоследствии начальником объединения «Татнефть» и заместителем министра нефтепрома. Постепенно давала плоды работа по разведке девонских пластов. 17 сентября 1946 г. бригада С.Ф. Баклушина из треста «Туймазынефть» в Бавлах на глубине 1770 м. вскрыла мощный нефтеносный горизонт девонского происхождения с высоким суточным дебитом нефти. Это открытие укрепило уверенность нефтеразведчиков в правильности взятого курса на развёртывание буровых работ в девонских отложениях. Особые надежды были связаны с бурением скважин близ деревни Ромашкино (Тимяшево) Новописьмянского района. Именно здесь в результате бурения скважины №3, которое вела бригада молодого бурового мастера С.Ф. Кузьмина из Шугуровской нефтеразведки (начальник А.В. Лукин), было открыто Ромашкинское месторождение нефти в продуктивной толще девона. 25 июля 1948 г при испытании скважины получен фонтан: более 120 тонн безводной нефти в сутки. Впоследствии оказалось, что это не только самое крупное месторождение нефти в Татарстане, но и одно из крупнейших в мире. Хотя значительность открытия была очевидна сразу, истинные масштабы Ромашкинского месторождения проступали постепенно. На определённом этапе оно поглотило Шугуровское месторождение, оказавшееся частью его. Геологи применили методику широкого охвата разведочным бурением территории вокруг скважины №3, на расстоянии 5-10 км. И все они дали нефть. Полностью подтвердились предположения о нефтеносности девона и за пределами Ромашкинской структуры. Впоследствии, пользуясь этой методикой, были открыты Миннибаевская, Абдрахмановская, Павловская и другие девонские нефтеносные площади. Позднее её эффективность была подтверждена при разработке Самотлора и других крупных западносибирских месторождений. На базе Ромашкинского месторождения в 1949 г. в г. Бугульме был был образован трест «Татарнефть» в составе Шугуровского и Бавлинского укрупнённых нефтепромыслов. Однако началом создания «Татнефти» считается 1950 г., когда было организовано объединение, включавшее нефтедобывающие тресты «Бавлынефть», «Бугульманефть», буровой трест «Татбурнефть», строительно-монтажный трест «Татнефтепромстрой» и проектную контору «Татнефтепроект». Первым руководителем объединения стал А. Шмарёв. В 1956 г. была утверждена первая Генеральная сема разработки Ромашкинского месторождения. К тому времени его запасы были оценены в 2,3 млрд. тонн, а извлекаемые в 1,4 млрд. тонн. В 1960-е годы Татарская АССР утвердилась в стране как самый крупный нефтяной район СССР. За 27 лет, с 1943-го по 1971 год, в Татарстане было выявлено 97% всех нефтяных запасов республики. Ресурсы обеспечили быстрый рост добычи, по темпам которого Татарстан далеко опережал другие регионы страны. В результате в 1957 г. «Татнефть» вышла на первое место в стране по уровню добычи нефти и удерживала это место 17 лет, вплоть до 1973 г. В 1975 г. «Татнефть» достигла максимального уровня годовой добычи — 103,7 млн. тонн, что составляло более трети всей добычи России. В число основных месторождений республики входили, помимо первенцев Ромашкинского, Бавлинского и Шугуровского, открытые позднее Ново- Елаховское, Акташское, Бондюжское и Первомайское и другие. 1971 г. был ознаменован первым миллиардом тонн добытой нефти, а ещё через 10 лет Татарстан добыл свой второй миллиард. В начале 1970-х года лишь 5 стран мира - США, Саудовская Аравия, Иран, Венесуэла и Ирак - добывали нефти больше чем Татарстан. Начиная со второй половины 1970-х годов темпы развития нефтяной промышленности республики заметно снизились. К этому времени «звёздным» нефтяным регионом стала Западная Сибирь. Дальнейшая история нефти Поволжья происходила в тени гигантского Самотлора и других крупных месторождений Западной Сибири. Но именно в Поволжье сформировалась и оттачивалась отечественная школа освоения большой нефти. В Татарии собрались сотни специалистов, инженеров, учёных - цвет российской геологии и других специальностей. Поскольку опыта разработки гигантских месторождений до того в стране не было, Ромашкино стало своего рода лабораторией, где возникали и сталкивались различные научные школы и в спорах рождались оптимальные методы и подходы, впоследствии применявшиеся на месторождениях Западной Сибири. Академик А. Крылов предложил новый, до той поры нигде в мире не применявшийся метод внутриконтурного заводнения, который давал возможность ускоренного освоения нефтяных ресурсов. С 1952 г. нефтяники Татарстана первыми в стране полностью перешли с роторного на турбинное бурение, установив рекордные скорости проходки. После того, как Ромашкинское месторождение вступило в стадию падающей добычи более 80% нефти в недрах составляют трудноизвлекаемые запасы. Поэтому Татарстан специализируется на разработке технологий повышения нефтеотдачи пласта и эффективной разработки малодебитных и истощённых месторождений. Созданные в ОАО «Татнефть» технологии пользуются спросом за рубежом. Ряд ученых РГУ нефти и газа за разрабоку новейших технологий месторождений Таатрстана стали лауреатами Ленинской премии СССР; 50-летие своей нефти Татарстан отметил уже в условиях рыночной экономики. Оставив за собой контрольные пакеты акций основных акционерных предприятий, республиканская власть сохранила рычаги регулирования экономики и, используя доходы от нефтедобывающего комплекса, смогла сдержать рост цен, тарифов и услуг. В декабре 1996 - марте 1997 гг. ОАО «Татнефть» первым среди российских нефтяных компаний было включено в листинг Лондонской фондовой биржи, а ещё через два года акции компании начали котироваться на Нью-Йоркской фондовой бирже. По уровню добычи «Татнефть» занимает шестую позицию среди нефтяных компаний России. Начиная с 1995 г. добыча компании снижалась вплоть до последних двух лет, когда её удалось несколько увеличить и стабилизировать на уровне 24,6 млн. тонн. Компания ведёт добычу на 57 нефтяных месторождениях, главным из которых по-прежнему остаётся Ромашкинское. Помимо ОАО «Татнефть» ещё 4 млн. тонн в год добывают независимые компании. Таким образом, суммарно в республике в 2002 г. было добыто 28,7 млн. тонн. В 2002 г. 11,4 млн. тонн нефти, или 46,5% от всего объёма добытого сырья, было получено благодаря методам интенсификации добычи, в том числе 7 млн. тонн посредством гидродинамических методов и 4 млн. тонн за счёт применения третичных методов добычи. В 2002 г. в дальнее зарубежье было экспортировано 8,7 млн. тонн нефти, т.е. треть добычи. Ранее ориентированная лишь на добычу сырья, сегодня «Татнефть» практически сформировалась как холдинговая вертикально интегрированная компания, осуществляющая нефтяной бизнес от скважины до бензоколонки. Крупнейший современный проект нефтяной отрасли Татарстана -строительство Нижнекамского нефтеперерабатывающего комплекса, базовый комплекс которого был введён в декабре 2002 г. Это единственный НПЗ страны, где глубина переработки высокосернистой нефти будет составлять 82-84%. Активизируется деятельность компании на розничной рынке нефтепродуктов. На сегодняшний день «Татнефть» имеет более 400 автозаправочных станций в регионах России и Украины. Планируется ежегодно вводить по 30-40 автозаправочных станций в Поволжском регионе и Уральском федеральном округе. С момента вступления в силу закона о перечне участков недр, право пользования которыми может быть предоставлено на условиях СРП для разработки на условиях раздела продукции Татарстан определил 29 нефтяных месторождений. В перечень вошли небольшие низкорентабельные месторождения с трудноизвлекаемыми запасами, дебит каждого из которых оценивается в размере не менее 25 млн. тонн нефти. Программа развития компании предусматривает ежегодный прирост производства на 1 % и снижение затрат на производство на 10%. В частности, рост производства планируется достичь за счёт применения новых технологий, в том числе повышения нефтеотдачи пластов. Сегодня Татарстан, как важнейшая составляющая Поволжской нефтяной провинции продолжает оставаться крупной и перспективной сырьевой базой в топливной индустрии России. Несмотря на то, что из недр республики уже извлечено 2,8 млрд. тонн нефти, по данным аудита запасов, проведённого независимой компанией MILLER & LENTS, достоверные запасы нефти ОАО «Татнефть» составляют более 800 млн. тонн, что при нынешних темпах добычи обеспечит добычу ещё на три десятилетия, и ещё 1 млрд. тонн прогнозных ресурсов. История нефти Татрстана продолжается.

    studlib.info