Ретейл на АЗС: импульс к движению. Роман крылов газпром нефть


Ретейл на АЗС: импульс к движению - ЭкспертРУ

Роман Крылов: «Как топливо для автомобиля, для нас кофе – это «топливо» для сопутствующего бизнеса»

Магазины и кафе при автозаправочных станциях в России, вслед за общемировым трендом, из простой сервисной услуги трансформировались в полноценный продуктовый ретейл. Продажа сопутствующих и продовольственных товаров, фастфуд и кофе to go приносят все больше доходов, и заправки уже конкурируют с традиционными ретейлерами. О специфике формата и подходах к созданию собственных торговых марок, антикризисной деятельности и импортозамещении, а также перспективах развития на Северо-Западе рассказывает начальник управления сопутствующего бизнеса сети АЗС «Газпромнефть» Роман Крылов.

– Насколько актуальным сейчас является развитие сопутствующего ретейла на автозаправках для рынка в целом и для сети АЗС «Газпромнефть»?

– Рынок розничной торговли стремительно развивается, и топливный ретейл тоже не стоит на месте. Если вы уже привыкли покупать качественные продукты, приходя в современные гипермаркеты, то логично, что вы хотите видеть и на заправках как минимум аналогичный сервис. Поэтому топливные ретейлеры в России тоже стали активно развиваться, естественно, с оглядкой на мировой опыт. Сегодня клиент выбирает АЗС уже не просто потому, что где-то топливо дешевле или качественнее, но оценивая, какой дополнительный набор услуг здесь можно получить.

Мы позиционируем себя как топливного ретейлера, работающего в большей степени в сегменте масс-премиум, а также в масс-маркет. Мы хотим, чтобы сервисная составляющая на АЗС была представлена максимально качественно и комплексно: клиент может не только приобрести здесь бензин, воспользоваться услугами заправщика и подкачать шины, но и купить необходимые товары в дорогу, пополнить счет мобильного телефона, снять деньги в банкомате, перекусить в кафе и т.д.

– Как повлияло на этот сегмент изменение экономической ситуации и какую стратегию преодоления кризиса выбрали вы?

– Экономика любой страны всегда развивается циклично – кризис сменяется ростом и наоборот. Поэтому бизнес всегда должен держать руку на пульсе и быть готовым к изменениям экономической конъюнктуры. Что касается текущей ситуации, то в первую очередь изменения в экономике серьезно повлияли на закупочные цены. В декабре-январе из-за ситуации с курсом валют мы находились в состоянии ожесточенного боя за цены товаров на полках. Работали с поставщиками, договаривались о скидках, с кем-то меняли коммерческие условия и переходили на предоплату, по ключевым товарам снижали собственную маржинальность. Для нас очень важно было удержать цены для потребителей, особенно на продукцию кафе. Сейчас ситуация нормализовалась, а некоторые поставщики даже начали пересматривать цены в сторону снижения.

Ряд товаров к тому же попал под санкции, особенно сухофрукты и орехи – те снеки, которые у нас активно продаются. Стоимость ингредиентов выросла, в ряде случаев кратно, и мы были вынуждены менять производителей и даже выводить некоторые наименования из ассортимента.

Экономическая ситуация повлияла и на продажи в целом. Многие аналитические агентства отметили изменения в поведении потребителей: фактор цены стал сильнее влиять на выбор товара и мест потребления. А ведь АЗС-ретейл в большей степени импульсный канал, по принципу «увидел – купил» совершается до 90% покупок. И по таким товарам действительно ощущается снижение спроса. Динамика в регионах разная. Например, в Ленинградской области этот фактор повлиял в меньшей степени, потому что наши АЗС в основном расположены на федеральных трассах, где автомобилисты покупают все, что нужно в дорогу или чтобы утолить жажду и голод. В Санкт-Петербурге, где исторически высокая конкуренция ретейла, в первом квартале 2015 года наблюдалось замедление роста конверсии – количества клиентов, которые совершили покупки, из числа всех тех, кто купил топливо. Сейчас мы видим нормализацию тренда.

Аналитики отмечают замедление в целом по рынку, в том числе и в отдельно стоящих магазинах – клиенты постепенно перемещаются в дискаунтеры и гипермаркеты в поисках низких цен, промопредложений, а также просто ограничивают себя в не первоочередных тратах.

Вызовы внешней среды подтолкнули нас к поиску новых решений. Во-первых, мы увеличили долю товаров российского производства и думаем над снижением стоимости. Во-вторых, стали развивать товары под собственными торговыми марками. Словом, оптимизируем цепь поставок, сокращая накладные расходы и трудозатраты.

– Как сейчас развивается проект по импортозамещению?

– Могу сказать на примере Drive Café, что когда мы занялись этим вопросом, то оказалось, что в России крайне мало производителей высококачественной замороженной продукции. Мы нашли единичные образцы под наши требования, чтобы тесто для выпечки готовилось не на маргарине, а на сливочном масле и изделия не разваливались и не крошились после выпекания. И чтобы условия транспортировки и хранения соответствовали нашей географии. Приходится тратить время, опыт, знания, чтобы такие партнеры появлялись и работали не на локальном, а на федеральном уровне. Мы с коллегами работали «не щадя живота своего» – в конце прошлого года перепробовали продукцию десятка российских производителей…

Весной 2015 года мы активизировали работу по импортозамещению. Сегодня уже 50% продукции для наших кафе производится в России, мы планируем увеличить эту цифру до 85. Дальше – сложнее, так как в России нет части ингредиентов и не растет кофе. Но обжаривать зерна здесь вполне возможно, мы уже работаем над этим вопросом. А в целом наша цель – довести долю отечественных товаров в общем ассортименте до 80%. Северо-Запад в этом плане для нас пилотный регион – почти все нововведения опробуем здесь. В Петербурге исторически сильнее развита культура потребления дополнительных сервисов на АЗС, наш потребитель привык к хорошему обслуживанию и быстро реагирует на новшества.

– Чем ретейл при АЗС отличается от классических сетевых магазинов?

– Наш сегмент относится к профессиональному «взрослому» ретейлу, по оценкам ряда экспертов мы входим в Топ-40 крупнейших торговых сетей России. В последние годы существенно изменилось отношение к ретейлу на АЗС как со стороны клиентов, так и со стороны партнеров. Раньше часть крупнейших производителей товаров FMCG (fast moving consumer groups) не относила нас к ключевым клиентам. Но сейчас мы стали партнерами, с которыми компании работают на федеральном уровне на особых условиях. Для некоторых производителей мы единственная сеть АЗС в России, для которой действуют федеральные условия.

От традиционных супермаркетов мы, естественно, отличаемся ассортиментом. Он ограничен в основном за счет гастрономии и бакалеи: они у нас тоже присутствуют, но в небольшом объеме. В мировой классификации форматов розничных сетей существуют такие типы магазинов, как импульсные и удобные. Мы сейчас переживаем трансформацию из импульсного магазина, где желание купить что-то возникает спонтанно при виде товара, в удобный – вводим такие категории, как кисломолочные продукты, минимальный набор бакалеи, несколько позиций хлеба, салатов, первоочередной набор бытовой химии и т.д. Наша цель – сформировать устойчивую традицию потребления в магазинах и кафе на АЗС.

– Какие тренды сегодня актуальны в этом сегменте?

– В развитии ретейла Россия еще отстает от стран Европы, особенно в части товаров собственных торговых марок. У сетей АЗС в принципе слабый набор таких товаров, а крупнейшие российские ретейлеры зачастую относятся к СТМ как к возможности сделать более дешевый аналог существующего лидера категории. Мы же воспринимаем это как возможность создать собственное лицо магазина и кафе, ориентируясь на такие примеры, как шведская IKEA или голландская HEMA. С кофе у нас это уже получилось – клиенты специально приезжают на наши станции потому, что знают: такой кофе есть только у нас. Мы его долго искали, создавали, проводили серьезные исследования – и видим результат: продажи каждый год прирастают на 30-50%. И это далеко не предел.

Также мы стараемся делать интересные кросс-акции с топливом. В прошлом году в тренде были стикерные акции, мы в него включились, и могу сказать, что такого роста продаж сами не ожидали. На федеральном уровне среди сетей АЗС акции такого масштаба никто не проводил, только точечно в отдельных регионах.

– Продукция собственных торговых марок – что это за товары, какая доля продаж на них приходится?

– Это в основном категория автотоваров, ведь АЗС прежде всего ассоциируется с автомобилем и сервисом для автовладельцев. Мы для себя выбрали такую матрицу: бренды сети АЗС «Газпромнефть» и топлива G-Drive используются для непродовольственных товаров, а бренд кафе Drive Café – для продовольственных. Наша стратегия – предложить клиенту действительно уникальный продукт, за которым бы специально приезжали на станцию и которому доверяли.

Например, доля стеклоомывающей жидкости СТМ в общих продажах магазина в сезон доходит до 20%. Продукция кафе продается только под собственным брендом и составляет треть от общего объема сопутствующих продаж. В среднем продажи товаров трех наших брендов достигают 35-40%.

Кафе – это отдельное направление, которое мы активно развиваем в последние три года, создав собственный бренд. После того как станции приобрели узнаваемый фирменный стиль и был разработан стандарт качества обслуживания, оставалось лишь открыть кафе, которые должны были привлечь новых клиентов. Фирменные кофейни стали отличительным знаком сети АЗС «Газпромнефть». Сейчас уже каждая третья «нетопливная» продажа в нашей сети приходится именно на Drive Café. Концепция питания Drive-Café – это сервисы to go, когда клиенты могут взять с собой любой продукт и съесть его в пути или дома. Как топливо для автомобиля, для нас кофе – это «топливо» для сопутствующего бизнеса.

– У вас есть опыт кооперации с мировыми брендами?

– В России крупные мировые компании, конечно, делают что-то для ретейлеров, но обычно под частной маркой, а не в формате кобрендинга. Когда мы выпустили свой энергетический напиток G-Drive, он сразу получил большую популярность, составив на полке серьезную конкуренцию другим производителям. Мы решили пойти дальше и обратились в Red Bull с предложением о сотрудничестве, и основатель компании Дитрих Матешиц этот проект поддержал. Сотрудничество с нами – это их первый подобный опыт в мире. Энергетик производится непосредственно на заводе партнера в Австрии. Первые партии продукта появились на наших АЗС в марте 2015 года, но он уже лидирует в своем сегменте.

– Расскажите о перспективах и планах развития сопутствующего ретейла в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

– Мы планируем не менее половины непродовольственных товаров перевести в разряд СТМ – это перспектива ближайших полутора лет. А в будущем доведем эту долю до 75-80%. Продовольственное направление будем развивать с точки зрения ротации ассортимента и ввода новинок. Будем внедрять глобальный европейский опыт питания на трассе, где действительно можно спокойно сесть и поесть.

Другое направление – работа с партнерами. По нашей стратегии АЗС являются точками притяжения для клиентов и ареалом для партнеров, которые могут развивать здесь свои услуги – размещать банкоматы, пункты выдачи интернет-заказов или какие-то почтоматы, вендинговые автоматы и т.д.

У нас есть удачный опыт сотрудничества с «Бургер Кинг», когда фастфуд-оператор размещает на территории АЗС или поблизости свой ресторан, и он никак не пересекается с нашим Drive Café. Такое сотрудничество выгодно обеим сторонам: мы обеспечиваем друг другу трафик.

В середине 2015 года у нас запускается проект TV-media, направленный на продвижение сопутствующих товаров. На АЗС установим телеэкраны, все промоактивности будут управляться из федерального центра, это некий интертеймент для клиентов – будет показана погода, новости, обстановка на дороге и наличие пробок в этом районе.

Особое внимание мы уделяем развитию бэк-офиса и ИТ. Налаживаем электронный документооборот, внедряем передовые системы приемки-хранения товаров, работаем с поставщиками и логистами над оптимизацией поставок. Это работа, которая, может быть, и не видна, но сказывается на операционной эффективности.

expert.ru

Итоги сезона команда G-Drive Racing от компании «Газпром нефть»

My Way побеседовал об итогах гоночного сезона с директором по региональным продажам компании «Газпром нефть», руководителем проекта G-Drive Racing Александром Крыловым, а также с чемпионом FIA WEC, пилотом G-Drive Racing Романом Русиновым.

Александр Крылов и Роман Русинов, «24 часа Ле-Мана»

Команда G-Drive Racing

Александр Крылов: «Мы застраховали себя от неприятностей»

В этом сезоне команда G-Drive Racing выиграла серию ELMS и ударно, тремя победами подряд, завершила сезон в WEC. Довольны ли вы прошедшим годом?

Для нас победа в европейской серии – еще один плюс в копилку топлива G-Drive. Мы относимся к ней как к очередной высоте, которую покорили. Я считаю, это звенья одной цепи – в прошлом году команда G-Drive Racing стала чемпионом мира, а в этом мы – чемпионы Европы. Победа в европейской серии престижна еще и потому, что здесь больше спорткаров, больше опасности, больше риска.

Какие основные трудности возникли у G-Drive Racing в WEC, и как удалось с ними справиться по ходу чемпионата?

Из главных трудностей упомяну о замене пилота прямо перед «24 часами Ле-Мана». Это было непростое решение, и принимать его нужно было очень быстро. Еще один момент – технические неполадки, которые помешали нам выиграть в Германии и Мексике. Но благодаря этим поломкам мы сделали домашнюю работу и застраховали себя от подобных неприятностей в будущем.

Чувствуете ли вы, как благодаря успехам команды растет в России интерес к ней, к топливу G-Drive и к гонкам на выносливость в целом?

Да, конечно. Еще в прошлом сезоне, когда мы устраивали трансляции на своих заправках, меня поразило количество людей, которые приехали, чтобы вместе болеть за команду. Ну а по результатам опросов G-Drive занимает 1-е место по узнаваемости среди брендированного топлива в России. Я думаю, этим все сказано.

ФОТО: пресс-служба ПАО «Газпром нефть»

Экипаж G-Drive Racing на прототипе Gibson 015S под номером 38, выступающий в гонках на выносливость при поддержке премиального топлива G-Drive «Газпром нефти», прошел сложный, драматичный сезон. К заключительном этапу в Португалии – гонке «4 часа Эшторила» – он подходил на втором месте в чемпионате, имея в своем активе 78 очков. Но на финальном отрезке российская команда вырвала победу у французов. Эта победа пришла к G-Drive Racing спустя неделю после оглушительного успеха экипажа № 26 в гонке «6 часов Фудзи» в чемпионате мира по гонкам на выносливость (WEC), где Роман Русинов, Алекс Брандл и Уилл Стивенс поднялись на высшую ступень пьедестала. Дальше вплоть до конца сезона команда не знала себе равных на трассах, принимающих чемпионат.

ФОТО: пресс-служба ПАО «Газпром нефть»

Роман Русинов: «Штраф нас только раззадорил»

Роман, в этом году у вашей команды были и красивые победы, и обидные сходы. Фактически вы раскатились только к концу сезона, почему так получилось?

Сезон получился очень интересным и захватывающим. Я рад, что мы смогли его завершить в таком красивом стиле, одержав три победы подряд в трех заключительных гонках. Мы доказали, что G-Drive Racing является лучшей командой с самым быстрым автомобилем и великолепно слаженным экипажем. Добиться желаемых результатов в первой половине чемпионата нам не удалось в силу разных причин: были аварии, штрафы, технические отказы.

Какой этап запомнился больше всего?

Самые приятные воспоминания оставила гонка в Бахрейне. Мы выиграли квалификацию, но нас дисквалифицировали из-за расположения небольших решеточек на воздухозаборнике тормозов, хотя в регламенте это четко не прописано. Впрочем, нас штраф только раззадорил – мы просто поставили перед собой задачу во что бы то ни стало выиграть гонку, сделали для этого все и все-таки подняли российский флаг над вершиной подиума!

Многие гонщики стремятся выступать в гонках на выносливость. Что пилотов привлекает в этом чемпионате?

Все просто: WEC – это хороший чемпионат с мировым статусом. Наряду с «Формулой-1» и DTM он входит в тройку сильнейших кольцевых первенств в Европе.

Известно, что вы очень большое внимание уделяете тренировкам. Какой вид/виды спорта лучше помогают гонщику?

У каждого свои предпочтения. Лично я занимаюсь боксом, плаванием, бегом. Вообще, разные виды спорта подходят для поддержания хорошей формы. И, кроме того, это весело.

Вы несколько раз в социальных сетях намекали о ралли-рейдах и Дакаре. Когда уже откроете тайну?

Что касается ралли-рейдов, то у нас действительно было такое предложение. Но что касается моих ближайших планов, то готов их раскрыть прямо сейчас. В настоящий момент я активно занимаюсь своей 21-й «Волгой», чтобы поездить на ней по заснеженной Москве, а также собираюсь поехать погонять на серфе. Об остальном расскажу после январских каникул.

Другое интервью с Романом Русиновым о гонках на выносливость читайте в My Way.

www.mywaymag.ru

Александр Крылов – о работе с Романом Русиновым, FIA

Три года назад российская команда G-Drive Racing, с пилотом Романом Русиновым, впервые вышла на старт FIA WEC – чемпионата мира по гонкам на выносливость. Заняв третье место в классе LMP2 во втором сезоне, в 2014-м G-Drive Racing нацеливалась только на победу, но роковое стечение обстоятельств не позволило Русинову и Ко подняться выше второй ступени пьедестала. О причинах превращения золота в серебро, планах на следующий год и цели победить в чемпионате мира по гонкам на выносливость в интервью «Большому спорту» рассказал директор по региональным продажам «Газпром нефти», руководитель проекта G-Drive Racing Александр Крылов.

Досье

- Родился 17 марта 1971 года в Ленинграде- В 1992 году окончил ЛМУ ММФ, в 2004-м – юридический факультет СПбГУ, в 2007-м – МИРБИС (МВА), в 2014-м – Стокгольмскую школу экономики (МВА)- Директор по региональным продажам «Газпром нефти»- Руководитель проекта G-Drive Racing

Как возникла идея создать собственную команду для поддержки бренда G‑Drive?Когда мы выводили на рынок топливо G-Drive, то рассчитывали, что нашими основными клиентами станут энергичные молодые люди, которые живут активно, быстро, в стиле drive. Понятно, что и площадка для продвижения продукта должна была быть соответствующей. Мы выбрали автоспорт. Изначально рассмат­ривали «Формулу-1», но, разобравшись в деталях участия, вскоре отказались от идеи. Берни Экклстоун, известный своими особенностями ведения бизнеса, не мог предложить ничего, кроме наклеек на болиды, и никакой совместной активности не планировалось. Потому мы обратили взгляд в сторону спортивных прототипов и конкретно гонки «24 часа Ле-Мана». В то время как мы договаривались с организаторами о том, что «Газпром нефть» хотела бы тестировать свое топливо на суточном марафоне, на горизонте появился пилот Роман Русинов со своими идеями по российской команде в чемпионате мира по гонкам на выносливость – и они совпадали с нашими. Так было решено создать G-Drive Racing и выиграть с ней «24 часа Ле-Мана». С какими сложностями столкнулись?Стоит отметить, что в России до «Газпром нефти» никто так активно не продвигал свои продукты через автоспорт. Да, некоторые компании становились спонсорами команд, но до создания собственной дело никогда не доходило. Так что, можно сказать, мы были первооткрывателями. Важно было найти хорошую техническую поддержку, людей, способных собрать и сопровождать гоночный болид. Привлекли мы и маркетологов, которые не только занимались дополнительными спонсорами, чтобы бюджет команды сходился, но и формировали платформы коммуникаций. В общем, каждый в этом проекте делает свою работу, а «Газпром нефть» осуществляет менеджмент.

Кто занимается подбором пилотов?За состав отвечает Роман, он сам является пилотом и определяет, с кем подписать контракт. Он же отвечает и за спортивный результат. Русинов – большой профессионал, и в мировом автоспорте не первый год, так что он как никто знает возможности пилотов, ориентируется в важных нюансах, необходимых для принятия решения по кандидатам. К тому же гонки на выносливость – довольно специфический вид, где пилотам приходится неоднократно сменять друг друга во время многочасовых заездов. Таким образом, необходимо учитывать не только уровень мастерства, но и рост, комплекцию гонщиков, чтобы не терять времени на пересадках. Вы не высказывали пожелания по составу команды, например включить больше российских пилотов? Ведь немного странно, что за российскую команду выступают два француза – Оливье Пла и Жюльен Каналь.Для нас в первую очередь важен спортивный результат, ведь он позволяет успешно продвигать продукт. И для нас важно лицо этого продукта, которым является Роман. Ни Пла, ни Каналь в таком качестве не выступают, у них есть свои спонсоры. Мы не стараемся продвигать именно французов, раньше у нас были и британец, и австралиец. Да, мы могли бы посадить трех российских пилотов, но, повторюсь, для нас важен результат, а выбор способов его достижения – прерогатива Русинова. В следующем сезоне состав пилотов претерпит изменения?Еще рано об этом говорить, мы в данный момент решаем, на какой машине войдем в новый сезон. Что могу сказать точно, так это то, что Роман Русинов останется лицом G‑Drive. Чем так хорош Роман? Он нам нравится своим европейским взглядом на вещи, ведь ему довелось много жить во Франции, где как раз проходило становление его автоспортивной карьеры. Русинов знает, как себя вести, что говорить, как общаться с коллегами. Для нас, русских менеджеров, не имевших опыта общения с западным автоспортом на момент принятия решения о запуске проекта, такой пилот был настоящей находкой. Можно сказать, контракт с Романом позволил нам существенно сократить время на адаптацию в мире автоспорта. Тогда давайте поговорим о завершившемся сезоне. Как быстро вы смирились с шокирующим поражением на последнем этапе в Бразилии?Лично я не смирился, а когда смирюсь, результат все равно не улучшится. Конечно, автогонки – вещь непредсказуемая, но, наверное, и без ошибок не обошлось. Постараемся все п­роанализировать, чтобы в следующем году наконец выиграть золото. В новом году ожидаете большей конкуренции в классе? Ведь в завершившемся сезоне борьба шла лишь между тремя машинами.Надо понимать, что весь чемпионат мира  FIA WEC, пожалуй,  менее интересен, чем одна гонка, входящая в него. Речь, разумеется, о «24 часах Ле-Мана». В этом марафоне в классе LMP2 участвовало почти 20 машин! Поэтому главной целью была и остается победа. Но выиграть 24-часо­вую гонку, не участвуя в чемпионате, очень сложно. Остальные этапы – как тренировки, они держат в тонусе. На тестах не получишь такого опыта, как на соревнованиях. Конечно, можно после «24 часов» заканчивать сезон, но это уже не вяжется с нашей стратегией по продвижению топлива. Да и получать обратную связь от пилотов и инженеров, тестируя G-Drive при критических нагрузках, нам все так же необходимо. Как видите, мы решаем разнообразные задачи. В чемпионате вы уступили другой российской команде. Вы контактируете с конкурентами?Я не скажу, что мы дружим, но у нас хорошие рабочие отношения. Общаемся, обмениваемся опытом. Считаю, что наши совместные усилия и достижения привлекут в автоспорт больше российских ребят. Что скажете о регламенте чемпионата? Команда G-Drive уступила в общем зачете, выиграв четыре гонки, тогда как ваш конкурент из SMP Racing ни разу не финишировал первым. К тому же в последней гонке в Бразилии, узнав о вашем сходе, команда соперников много времени провела в боксах, сберегая машину.Не стоит рассуждать, честно выиграл кто-то или нет. Регламент для всех один, и эта команда старалась победить, опираясь на условия, прописанные в своде правил. Все вопросы такого рода следует адресовать к организаторам, это их прерогатива – поддерживать соревновательный дух в чемпионате, чтобы и зрителям, и командам было интересно. Впрочем, стоило нам финишировать хотя бы в одной из трех гонок, которые мы закончили досрочно, и наш с вами разговор проходил бы в более позитивном ключе. Как много денег уходит на участие в FIA WEC? Почему эти вливания вы считаете оправданными?Финансирование должно быть достаточным для формирования успешной команды, выбора надежного партнера, оптимальной техники и подходящих пилотов. По результатам должен быть обеспечен желаемый «выхлоп»: в нашем случае это показатели команды на треках и уровень продаж брендированного топлива «Газпром нефти». Сейчас, когда команда занимает лидирующие позиции, а показатели продаж топлива G-Drive многократно превзошли наши ожидания, я могу с уверенностью сказать, что мы сделали правильный выбор. Не стоит забывать, в первую очередь мы бизнесмены, и проекты должны приносить прибыль. Если мы говорим о топливе G-Drive, у него, как и у любого товара, есть добавленная стоимость. Часть этих средств мы должны тратить на рекламу, на продвижение и развитие бренда. Честно говоря, гонки в маркетинговом бюджете занимают не более 20%. Означает ли это, что тяжелая экономическая ситуация и падение цены на нефть не скажутся на финансировании проекта в 2015 году?Я бы не зарекался, ведь рынок в России будет изменяться, и доход от проекта изменится вместе с ним. А от дохода зависит количество средств, которые мы себе сможем позволить потратить. Если все будет хорошо, какие цели поставите перед собой на сезон?Как я говорил, наша цель – победа в Ле-Мане. Это 50% успеха в сезоне. Такова система начисления очков – если победишь в этом марафоне, в остальных заездах можно ехать почти без рисков. Сколько времени лично вы тратите на участие в проекте?Не слишком много, поверьте. В основном я отвечаю за продажи нефтепродуктов, занимаюсь большим количеством вопросов, связанных с этим бизнесом. Хотя, бесспорно, автогонки – мой любимый проект. В этом году из восьми этапов я был на трех – в Ле-Мане, Спа и Сильверстоуне. Год назад был и на всех дальних этапах, но в этом году не хватило времени. За другими автогонками следите?Слежу, конечно, по мере возможности. Стараюсь переключаться, посмотреть свежим взглядом. Как мне «Формула-1»? В этом сезоне – скорее не понравилась. Болиды звучат иначе, выглядят иначе. На G-Drive show этим летом мы приво­зили в Россию чемпионский болид Red Bull образца 2013 года. Когда он выехал на улицу, это был восторг. Даже если не смотреть, а слушать – понятно, что это F1. Сейчас болиды – это что-то иное. Видно, что Экклстоун слишком увлекся изменениями, и они, вероятно, бьют по кошельку команд. Небогатые «конюшни» не могут каждый год заново строить машину. Не уверен, что сейчас «Формула» на верном пути. Что такое G‑Drive Show?Автомобильное шоу с участием лучших российских гонщиков, в том числе, конечно, и Романа Русинова. Шоу прошло летом в четырех городах-миллионниках – Новосибирске, Екатеринбурге, Челябинске и Нижнем Новгороде. В этих городах уже есть большой спрос на наши продукты, и мы дополнительно стимулируем его, организуя настоящий автоспортивный праздник. Могу сказать, что узнаваемость бренда G-Drive выросла в разы, особенно за Уралом. Там G-Drive уже топливный бренд номер один, хотя еще пару лет назад о нем никто не знал. Мы в разы перевыполняем план. Разумеется, акционеры очень довольны. Еще один ваш проект – реалити-шоу «Гонщики».Его идею подали нам зрители G-Drive Show. В рамках программы мы организовали заезды на картодроме, скорее для развлечения гостей шоу. Людям понравилось, но многие сожалели о том, что не могли посоревноваться друг с другом. Мы учли их мнение и приняли решение провести турнир. Однако не знали на тот момент, какой именно приз придумать для победителей. Параллельно с этими размышлениями раздумывали о создании интересного ТВ-проекта. Соединив две идеи, мы решили сделать реалити-шоу. Его участниками должны были стать наши клиенты, которые как раз проходили отбор на турнирах G-Drive Show. Как только мы сделали анонс, интерес к участию вырос в тысячи раз, и это не преувеличение. Такого количества заявок мы действительно не ожидали. Довольны тем, как все получилось?Да, очень, хоть я и не большой любитель реалити-шоу, и сам формат был мне чужд. Приходилось даже заставлять себя этим заниматься на первых этапах. Но у ребят все получилось на высшем уровне, подобрались отличные участники. А какой вышел финал! Кто мог подумать, что победитель шоу поедет на легендарный Нюрбургринг, сядет с Романом в одну машину и выиграет гонку? Более чем уверен, что будет новый сезон, он станет еще интереснее, длиннее, да и отборы участников окажутся куда масштабнее.

www.bolshoisport.ru