Нефть для России – не только в России. Россия нефть 2016


Россия и нефть

makro: Как выглядела нефтяная стратегия России в последние годы?

Бернхард М. Клинцинг: В прошлом Россия пыталась, как правило, самовольно, на свой страх и риск максимально увеличить свои доходы. Россия присоединилась к решению ОПЕК о сокращении добычи нефти чтобы удовлетворить спрос потребителей. Так, например, Саудовская Аравия до 2016 года была крупнейшим поставщиком нефти для второго по величине потребителя — Китая. Сейчас это Россия. Но последние два года Россия считает, что эффективнее согласовывать позиции с другими добывающими странами в ОПЕК. Сближение России и Саудовской Аравии в 2016 году сделало возможным первое сокращение добычи с 2008 года, которое действительно соблюдается. Цены и доходы лучше оптимизируются, когда работаешь вместе, а не друг против друга.

- Каковы отношения между Россией и Саудовской Аравией или другими нефтедобывающими странами Персидского залива в целом?

— Россия сумела, в отличие, например, от США, поддерживать хорошие отношения со всеми странами региона. Даже с такими заклятыми врагами, как Саудовская Аравия и Иран. Король Салман стал первым официальным представителем за последние годы, посетившим Россию и достигшим ряда деловых соглашений, в том числе для того, чтобы найти партнеров для своей программы «Видение 2030». Иран покупает в России продукцию — от АЭС до пшеницы. Для России Иран — важный партнер по теме Сирии и Асада.

Россия для Ирана, находящегося в изоляции, имеет жизненно важное значение. Но и здесь подключился Китай, который покупает у Ирана нефть на фоне эмбарго, а в рамках трехсторонних отношений с Россией и Ираном витиеватыми путями поставляет инвестиционные товары, которые из-за торговых санкций (иранская ядерная сделка, Крым) иначе не могут быть поставлены в эти страны. Именно для российской нефтяной промышленности это имеет огромное значение.

— Россия продала часть акций в частично государственном нефтяном концерне «Роснефть». Саудовская Аравия, напротив, в скором времени планирует вывести часть акций государственного нефтяного концерна «Сауди-Арамко» (Saudi-Aramco) на биржу. Как к этому отнесется Россия?

— Российские государственные фонды неоднократно заявляли о заинтересованности в получении доли в крупнейшей публичной нефтяной компании. Это укрепило бы сотрудничество двух крупнейших (помимо США) нефтяных компаний. Хотя Роснефть и принадлежит по большей части государству, при распределении новых лицензий на добычу и продажу в нефтегазовой сфере ее ущемляют по сравнению с Газпромом и Лукойлом.

Это представляет собой проблему, поскольку месторождения в России перешли пик уровня добычи и срочно требуют инвестиций, направленных на замену мощностей. Поэтому Роснефть решила выйти на международную арену. Так, у итальянской компании «Эни» (Eni) было приобретено газовое месторождение у побережья Египта — крупнейшее газовое месторождение в Средиземном море. Компания также задействована при строительстве газопровода в Курдистане.

— Как, по вашему мнению, выглядит будущее нефтяной добычи и нефтяного экспорта России? Страна укрепляет свою роль и долю на нефтяном рынке? И что это значит для цен на нефть?

— Россия — крупнейшая в мире страна по нефтедобыче, крупнейший в мире экспортер углеводородов и вторая по величине страна по добыче газа. Однако в прошлом прибыль большей частью оказывалась в руках олигархов и не использовалась для инвестиций. Россия, например, вынуждена вводить цены нетто на бензин, поскольку практически отсутствуют мощности по переработке сырья. Также отсутствуют и инвестиции, направленные на замену мощностей.

Если изменение климата не приведет к размораживанию тундры, ряд мощностей в Сибири будет вынуждено выбросить белый флаг. Мы наблюдаем подъем и спад. В прошлом году добыча снизилась из-за устаревшего оборудования, в этом году она снова увеличилась. Кроме того, конкуренция между российскими нефтяными концернами тормозит продолжительное развитие промышленности.

Сотрудничество с ОПЕК для России в последние два года стало моделью успеха в том, что касается ценообразования и развитие прибыли, и оно наверняка будет продолжено. До 2021 года мы ожидаем ценового коридора для нефти марки Brent от 50 до 80 долларов. (В настоящий момент цена составляет 76,5 долларов).

Бернхард М. Клинцинг — главный редактор биржевого издания «Франкфуртер Бёрзенбриф», эксперт по вопросам сырьевых рынков и мировой торговли.

www.inosmi.info

Закончится ли нефть в России? – Вести Экономика, 05.04.2017

Москва, 5 апреля - "Вести.Экономика". В 2015 и 2016 гг. на мировой арене отмечен самый низкий с 1952 г. уровень новых открытых нефтяных месторождений. В 2016 г. было обнаружено только 3,7 млрд баррелей нефти - около 45 дней мирового потребления, или 0,2% от мировых доказанных запасов. В мировом масштабе разведочные работы упали почти на 20% в 2015 г. и еще больше в 2016 г.

Геологоразведочные работы в России, которые пострадали от резкого падения цен на нефть и санкций, испытали двойной удар за этот период.

В 2015 г. было открыто только семь новых месторождений в России, три из них в Балтийском море.

В 2016 г. нефтяные и газовые компании в России обнаружили 40 перспективных месторождений.

Тем не менее запасы крупнейших из них составили 17,4 млн тонн. Не сравнить с достижениями досанкционного периода: в 2014 г. крупнейшее месторождение "Победа" содержало 130 млн тонн нефти.

Вполне логично, что при таких депрессивных тенденциях можно сомневаться в устойчивости восстановления нынешней нефтедобывающей России.

Министерство природных ресурсов и экологии России утверждает, что сейчас не осуществляется открытия новых месторождений, текущие запасы нефти в России составляют 29 млрд тонн и при нынешних темпах потребления будут истощены к 2044 г.

Поэтому министерство намерено облегчить выдачу лицензий компаниям и увеличить размер отведенного участка недр до 500 кв. км.

Тем не менее стимулирующие меры министерства не исключают того факта, что Россия до сих пор имеет огромное количество неиспользованных резервов, которые еще предстоит открыть. Но где?

Будущее российской нефти зависит от более дорогой нефти, более комплексных геологических работ и более удаленного от традиционных областей производства.

Так же как Западная Сибирь заменила Волго-Уральский регион в 1970-е гг. в качестве основного производственного региона СССР, Восточная Сибирь сейчас обгонит Западную Сибирь.

Эта смена "лидеров" назрела уже давно, так как добыча нефти в Западной Сибири начала падать в 1990-х гг., но благодаря расширенным методам добычи нефти удалось сохранить стабильный объем добычи.

Российский нефтяной сектор в каком-то смысле ввели в заблуждение аналитики, которые начиная с 1980-х гг. предсказывали неминуемый спад производства.

Падение производства произошло, достигнув низшей точки между 1996 и 1999 гг., когда производство сократилось до 301-305 млн тонн в год. Однако причина была в общей экономической депрессии в России, а не в нехватке ресурсов.

Сегодня российские компании ограничены тремя нефтяными границами: сланцевая нефтедобыча, арктическая и глубоководная.

Неслучайно санкции США и ЕС направлены на технологии, связанные именно с этими секторами, а не обычными: российские компании, будучи хорошо приспособлены для работы с обычными месторождениями, полагались именно на западное ноу-хау.

Тем не менее очень маловероятно, что даже ужесточение санкций сможет надолго затормозить арктическую разведывательную деятельность России.

На континентальном шельфе России содержится большая часть нефтяных пластов Арктики и примерно 60% неоткрытых запасов. До сих пор запасы российской Арктики составляли 585 млн тонн и 10,4 трлн куб, но запасы большинства арктических морей оценены довольно поверхностно.

Западные нефтяные и газовые компании должны знать, что правительство России рассматривает арктические месторождения как ресурсы "федерального значения".

И пока остается огромный объем неисследованного пространства в рискованной части Арктики - пока еще не оценены море Лаптевых и Чукотское море, в которых не сделано ни одного крупномасштабного геодезического открытия.

Арктические территории России и приграничные зоны, такие как Тимано-Печорский и Енисей-Хатангский бассейны, будут играть важную роль в сохранении России среди трех главнейших мировых производителей нефти в ближайшие 40-50 лет.

Инфографика

География производства нефти в России

Тем не менее будущее нефти в России связано не только с Арктикой, но и со сланцевыми месторождениями.

В России огромный объем запасов сланцевой нефти, который, судя по актуальным данным, является вторым после США.

Тем не менее он может легко превзойти всех своих соперников, учитывая развитие гигантских нефтяных пластов, таких как Баженовская свита, крупнейшее в мире месторождение, охватывающее территорию более 1 млн кв. км.

Предполагается, что в нем содержится 20 млрд тонн нефти. Хотя первая добыча с Баженовского месторождения восходит к 1969 г., ряд факторов препятствует развитию добычи нефти из низкопроницаемых коллекторов.

И основной из них - наличие других, менее дорогостоящих вариантов производства.

Ожидаются, что под эгидой "импортозамещения" российские сервисные компании могут полностью справиться с трудностями, чтобы применить сланцевую нефтедобычу в России к 2020 г.

Наконец, не следует недооценивать живучесть традиционных запасов нефти в России, которые благодаря методам повышения нефтеотдачи пластов будет оставаться силой, с которой нельзя не считаться.

Министерство природных ресурсов России не может объяснить события, которые до сих пор еще не произошли, его предположение относительно истощения ресурсов к 2044 г. объясняется лишь привычным консерватизмом, а не реалистичной ситуацией.

Судя по всему, Россия будет оставаться основной нефтедобывающей страной на протяжении ХХI века, учитывая, что добыча нефти будет продвигаться дальше на север и восток, углубляться и в целом будет становиться более дорогостоящим процессом.

www.vestifinance.ru

Сколько должна стоить нефть, чтобы Россия свела концы с концами | Экономика | ИноСМИ

На этой неделе мы опубликовали свой прогноз на 2017 год. В нем мы предсказываем, что российскую экономику ждет трудный год. Вызвано это тем, что она очень сильно зависит от нефти.

Средняя цена на нефть в 2016 году составила 43 доллара за баррель. Это далеко не то, что было два года назад, когда она стоила в два с лишним раза больше. По данным Федеральной таможенной службы России, доходы от экспорта нефти составляют 26 процентов от общей экспортной выручки. Для экономики, в которой экспорт составляет почти 30 процентов ВВП, это очень значительная сумма.

Эта проблема проявилась в резком росте бюджетного дефицита России в 2016 году. В 2015-м дефицит бюджета составил 25 миллиардов долларов, или 2,6 процента от ВВП, о чем сообщило российское Министерство финансов. Но в сентябре глава этого министерства сказал, что прогноз бюджетного дефицита на 2016 год пересмотрен в сторону повышения. К концу года он может достичь 3,7 процента от ВВП.

Поэтому Россия залезает в свой резервный фонд. А еще она сокращает социальные расходы и пенсионные льготы.

Ведем подсчеты

Сколько "перьев" было сломано, сколько чернил израсходовано на тему повышения нефтяных цен с тех пор, как ОПЕК 30 ноября договорилась о сокращении добычи! Оставим в стороне то обстоятельство, что цена на нефть не скакнула вверх. (Цена марки Brent при закрытии торгов 14 декабря была всего на 11 процентов выше, чем 28 ноября).

Вместо того, чтобы строить предположения на тему рыночных колебаний, интереснее будет понять, какая именно цена на нефть значительна с российской точки зрения.

Министерство финансов России заявило в начале года, что у страны будет бездефицитный бюджет, если цена на нефть достигнет 82 долларов за баррель. Но мы не доверяем заявлениям политиков, а поэтому решили посмотреть, получатся ли у нас такие же цифры (или более точные), если мы произведем собственные подсчеты.Председатель совета директоров "Эксон Мобил" Рекс ТиллерсонVox15.12.2016Die Welt13.12.2016The Wall Street Journal08.12.2016Aftenposten06.12.2016Россия публикует информацию о доходах от экспорта нефти в метрических тоннах и в долларах. По данным Федеральной таможенной службы России, с января по октябрь 2016 года страна экспортировала нефти на общую сумму 59,6 миллиарда долларов. Это около 213 миллионов метрических тонн. Перевести метрические тонны в баррели нефти непросто. Каждая марка имеет свою плотность. Общепринятый коэффициент пересчета из метрических тонн в баррели 7,33 (это данные из статистического обзора BP).

Проанализировав данные российской статистики по экспорту таким образом, можно сделать два вывода. Первый вывод. За первые 10 месяцев 2016 года Россия добыла нефти почти на пять процентов больше, чем за весь 2016 год. А это значит, что в текущем году ей надо продать нефти больше, чем в прошлом. Второй вывод. По приблизительным оценкам, Россия в этом году будет экспортировать примерно 5,13 миллиона баррелей нефти в день.

Выйти в ноль

Теперь нам придется перейти к предположениям. Российская статистика показывает, что в 2015 году страна экспортировала нефти на 76,7 миллиарда долларов при средней цене на нее 41,85 доллара. Имея данные лишь за первые 10 месяцев 2016 года, мы вынуждены строить предположения. Но давайте будем исходить из того, что в ноябре и декабре текущего года Россия экспортировала в денежном выражении столько же, сколько в среднем за первые 10 месяцев. (В действительности сумма может быть немного больше). Получается, что общая сумма российского нефтяного экспорта в 2016 году будет примерно равна 71,52 миллиарда долларов.

Мы также должны принять во внимание недавние комментарии министра энергетики России, указывающие на то, что Москва, пусть на словах, но согласилась координировать свою добычу нефти с ОПЕК в соответствии с достигнутыми соглашениями о сокращении. В 2017 году она сократит добычу на 300 000 баррелей в день. Если исходить из того, что этот объем уйдет из среднего объема добычи, то Россия в следующем году будет экспортировать примерно 4,8 миллиона баррелей в день.

Как уже отмечалось выше, дефицит бюджета в России в 2016 году должен составить 48,1 миллиарда долларов. Если российский нефтяной экспорт за 2016 год оценивается в 71,52 миллиарда долларов, значит, для достижения нулевого показателя бюджетного дефицита России нужно будет экспортировать нефти на 48,1 миллиарда долларов больше. По цене это получается примерно 68 долларов за баррель, если исходить из показателя ежедневной добычи в 4,8 миллиона баррелей. Это немного меньше прогнозов российского министра финансов, которые он делал в этом году. Но ничего неожиданного здесь нет.

Недавно российская Государственная Дума утвердила бюджет на следующий год. Некоторые цифры из него, скажем, по определенным статьям оборонных расходов, открыто не публикуются. Видимо, министр знает некоторые другие неизвестные нам расходы, которые необходимо учитывать. А может, он просто хотел понизить ожидания.

Слишком много нефти

Это значит, что России нужно повышение цен примерно на 30 процентов с текущего показателя. Это лишь для того, чтобы бюджет был бездефицитный. Но даже такое серьезное повышение цен не решит экономические проблемы России. Оно просто позволит ей поддерживать текущий уровень расходов, не залезая в различные резервные фонды.

Но в расходах уже есть сокращение различных социальных услуг. Российское Министерство финансов дало прогноз о том, что в 2017 году на покрытие бюджетного дефицита уйдут все средства из одного такого фонда. Россия рассчитывает, что дефицит этот в 2017 году снизится до трех процентов от ВВП.

В данный момент существенное увеличение нефтяных цен кажется маловероятным. Рынок затоварен. Согласно прогнозам, ведущие экономики мира в лучшем случае ждет застой. А чем больше будет повышаться цена, тем больше будут увеличивать добычу нефти Соединенные Штаты.Нефтеперерабатывающее предприятие «Исламского государства» в городе Марчмарина в провинции ИдлибReuters17.12.2015iHNed.cz07.11.2013ИноСМИ18.06.2010ОПЕК и другие экспортеры, участвующие в сокращении добычи, видимо, сумеют пробить брешь в избытке предложения. (Это если предположить, что они создадут исторический прецедент и не станут мухлевать с квотами.) Но решить проблему целиком им не удастся, как не удастся запретить другим странам наращивать добычу.

Такие рыночные колебания могут вызвать привыкание. Мы обязаны думать о таких вещах по причине их геополитической значимости, а поэтому нам нужна как можно более строгая самодисциплина. Такая логика показывает, почему нефтяные цены надо удерживать на уровне минимум 68 долларов за баррель в течение длительного времени, и уже потом начинать радоваться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Нефть для России – не только в России

О западных (главным образом – американских) санкциях против отечественной добывающей индустрии даже сами их авторы всё чаще говорят не столько как об эффективном инструменте воздействия на РФ, сколько как о "постоянном феномене" мирового рынка энергоносителей. 

Действительно, до сих пор результат оказывался весьма далёким от ожидаемого – различные запреты, действующие уже не первый год, на практике мало отразились на возможностях российских операторов по дальнейшему наращиванию производства "чёрного золота". В частности, согласно подсчётам Reuters и Агентства энергетической информации США (EIA), среднесуточные объёмы добычи в РФ продолжают удерживаться возле отметки 10,5 млн барр./сут. Причём проседание с рекордных 10,8 млн барр./сут. (ноябрь 2016 г.) вызвано лишь тщательным соблюдением обязательств по самоограничению добычи в соответствии с соглашениями "ОПЕК+". 

Что же касается экспорта нефти, то, по данным Федеральной таможенной службы РФ, только с января по ноябрь 2017 г. его физические объёмы возросли на 0,5% (до 213,72 млн т), в то время как стоимость увеличилась на 30% (до 76,93 млрд долларов). При этом почти 73 млрд долларов пришлось на поставки в дальнее зарубежье, что не очень-то согласуется с планами "полной изоляции" России, для которых санкционные механизмы и запускались. Более того, по мнению западных отраслевых экспертов (в частности, из Fitch и Goldman Sachs), большинство российских добывающих компаний не надеются на отмену санкций в обозримом будущем. И, тем не менее, они продолжают чувствовать себя достаточно уверенно, демонстрируя удивительное единение с позицией политической элиты страны. 

При этом зарубежные наблюдатели с не меньшим (и, похоже, искренним) удивлением отмечают, что добывающему сектору РФ в целом удалось преодолеть негативные последствия санкционной блокады. Так что если бы не участие в договоре ОПЕК+, прирост добычи нефти в прошедшем году мог бы установить новые рекорды (вплоть до 11 млн барр./сут.). В целом же по итогам 2017 г. экономика России вернулась к поступательному росту (+1,7% ВВП), а национальная валюта (после падения в 2015-2016 гг.) упорно стремится к укреплению. 

Узкие прагматики заняты поиском "лазеек" в системе санкций, позволяющих российским операторам и их иностранным партнёрам вывести из-под удара уже действующие проекты (вроде разработок компании "Роснефть" в Венесуэле и "ЛУКОЙЛа" – на шельфе Румынии и Ганы) и даже принимать участие в новых (с менее чем 33%-ной долей российского участия). Эксперты же, которые лучше знакомы с загадками "русской души", обращают внимание на более важный аспект: чем больше Запад пытается затруднить отечественным операторам развитие добычи внутри страны, тем активнее они ищут (и тем чаще находят) возможности для этого за её рубежами. При этом помимо чисто экономических последствий, прямо противоположных ожидаемым авторами санкций, имеют место ещё менее приятные для них последствия геополитические. 

К подобному выводу (правда, с опозданием) наконец-то пришли даже известные американские СМИ. В частности, New York Times буквально накануне введения новой порции санкций против России с тревогой сообщила своим читателям, что Москва посредством государственного нефтяного гиганта – компании "Роснефть" – пытается усилить своё влияние во всех местах, где "споткнулись" США. Примечательно, что издание вполне логично признаёт подобные шаги вынужденными: к поиску всё новых партнёров за рубежом Россию настойчиво подталкивают своими запретами Соединённые Штаты и поневоле присоединившаяся к ним Западная Европа.

Каковы же результаты? За последние три года западные операторы вынуждены были уйти из российских проектов или, в лучшем случае, заморозить своё участие в них. Зато районы активности российских добывающих компаний за это же время успели не просто глубоко вклиниться в "зону жизненных интересов" США, но и вплотную приблизиться уже к их национальной территории. 

Первой ласточкой стало участие (пусть и неудачное) "ЛУКОЙЛа" в тендере на право разработки месторождения Trion на шельфе у берегов Мексики в декабре 2016 г. Кроме того, "русские" уже контролируют солидную часть запасов бывшей "домашней нефтяной кладовой США" – Венесуэлы. При этом "неожиданно" выяснилось, что в 2014-2017 гг. Россия успела по крайней мере дважды (!) спасти официальный Каракас от дефолта, а её инвестиции в нефтяные активы Венесуэлы за этот период (по оценкам экспертов EIA и NYT) составили порядка 10 млрд долларов. Заметим, что довести Венесуэлу до банкротства (с прилагаемыми бонусами: сменой руководства страны и приватизацией госкорпорации PdVSA) Соединённым Штатам не удалось и в третий раз. Вслед за получением очередного 1 млрд долларов предоплаты от "Роснефти" (апрель 2017 г.) в ноябре последовала официальная реструктуризация госдолга Венесуэлы перед Россией. Её базовые условия – 3,15 млрд долларов на десять лет, с минимальными выплатами в течение первых шести лет – вселяют надежды не только на сохранение у власти команды президента Н. Мадуро, но и на дальнейшее укрепление позиций российских операторов в этой стране. 

На конец 2017 г. отраслевые источники США оценивали возможности "Роснефти" по реэкспорту венесуэльской нефти в 225 млн барр./сут. (около 13% всех объёмов её поставок за рубеж), и это далеко не предел. Тем более что позиция, занятая официальным Вашингтоном по отношению к венесуэльской группе Citgo (которая контролирует порядка 4% всех нефтеперабатывающих мощностей США, см. рис. 2), может лишь поспособствовать дальнейшему усилению оттока "чёрного золота" Венесуэлы в сферу влияния российского государственного капитала. 

К настоящему времени держателем пакета акций Citgo в размере 50,1% является PdVSA, а 49,9% принадлежит "Роснефти" в качестве залога по кредиту на 1,5 млрд долларов. Дальнейшее ужесточение санкций (как против России, так и против Венесуэлы) и реализация ожидаемых инициатив Белого Дома по не допуску российского оператора на внутренний топливный рынок, настойчиво подталкивают "Роснефть" к конвертации части залоговых акций Citgo в адекватные доли по разработке нефтяных месторождений в сухопутной части Венесуэлы, и газовых – на её шельфе. Возможно, при этом ещё меньше местного "чёрного золота" и "голубого топлива" попадет непосредственно в США – тем основательнее вырастут их общие резервы (и объёмы реальной добычи), контролируемые российским оператором.

К тому же одной лишь Венесуэлой пределы "русской Америки" в нефтегазовом секторе не ограничиваются. На очереди – Аргентина, где китайская Sinopec с октября прошедшего года активизировала поиски покупателя на свои углеводородные активы, расположенные на юге страны. Согласно предварительным данным, речь идёт о продаже прав на разработку ряда нефтяных месторождений, преимущественно в провинции Санта-Крус.

Полный текст читайте в №1-2 "Нефти России"

neftrossii.ru

BI: судьбу цен на нефть в 2016 году будет определять Россия

12:2401.02.2016

(обновлено: 16:47 01.02.2016)

13845499158

Рост цен на нефть в 2016 году будет зависеть от того, смогут ли Россия и ОПЕК договориться о совместном сокращении добычи, считают эксперты. Все внимание рынка сейчас приковано к политике Москвы.

МОСКВА, 1 фев — РИА Новости. Поведение России на нефтяном рынке станет главным фактором, за счет которого цена на черное золото может начать движение вверх, пишет Business Insider.

По мнению главы отдела сырья RBC Capital Markets Хелимы Крофт, большой поддержкой для нефти стало бы скоординированное сокращение добычи со стороны членов картеля ОПЕК, в частности его ведущего члена, Саудовской Аравии, и стран, не входящих в объединение экспортеров, например России.

Ночной вид города Эр-Рияд, Саудовская Аравия. Архивное фотоWSJ: Саудовская Аравия играет в "нефтяной покер" и проигрывает

Среди предпосылок к началу переговоров Москвы и Эр-Рияда о сокращении добычи эксперт выделяет недавнюю серию двусторонних встреч российского президента Владимира Путина с де-факто саудовским лидером, наследным принцем и министром обороны королевства Мухаммедом бен Салманом, в ходе которых были подписаны соглашения о десятимиллиардных инвестициях в российскую экономику. Кроме того, Саудовская Аравия заинтересована в покупке российского вооружения, что также подчеркивает готовность двух лидеров нефтяного рынка к сотрудничеству по различным вопросам.

"Мы полагаем, что существующие каналы для диалога могут быть использованы для координации совместных действий", — цитирует BI аналитиков RBC Capital Markets.

Нефтяные насосы. Архивное фотоЦена на нефть марки Brent опустилась ниже $35Цены на нефть подскочили почти на 8% после того, как министр энергетики Российской Федерации Александр Новак заявил о возможности переговоров по сокращению добычи на уровне до 5% от каждой из добывающих стран на запланированной на феврале встрече ОПЕК с не входящими в картель производителями. Позже в ОПЕК опровергли предположения о наличии какого-либо предложения со стороны Саудовской Аравии для России.

"Консультации с ОПЕК идут постоянно. <…> В теории возможно все. Это было возможно год назад, месяц назад. Ничего нового не произошло", — так прокомментировал ситуацию пресс-секретарь "Роснефти" Михаил Леонтьев в интервью газете Financial Times.

"В любом случае нет никаких гарантий того, что Москва и Эр-Рияд непременно совместно начнут сокращать добычу в ближайшее время, учитывая, что отношения России и ОПЕК не всегда складывались гладко. Тем не менее все говорит о том, что Россия — большой игрок, к которому прямо сейчас приковано все внимание", — заключает Business Insider.

ria.ru