Трудная нефть Сахалина. Сахалин нефть история


Сахалинский нефтяник - Катангли – история освоения сахалинского месторождения

  • 17:50 08 августа
  • Просмотров 354

Поделиться публикацией

Одному из старейших нефтепромыслов области исполнилось 90 лет. Этим летом исполнилось 90 лет с момента открытия второго по величине запасов нефти месторождения Сахалина – Катангли. Именно 1928 год считают началом полноценной разработки месторождения, которое до сих пор дает нефть и работу области.

История Катангли началась, конечно, намного раньше 1928 года. За три десятилетия до этого, в 1889 году, горный инженер Леопольд Бацевич начал сложную разведку нефтяных месторождений Сахалина, затянувшуюся на год. Он обследовал реки Оха и Ноглики, районы Набильского и Ныйского заливов. Поиски были успешными, он установил выходы нефти. В заключении Бацевича значилось, что он считает перспективными дальнейшие работы в этом направлении.

Исследования в 1892–1893 годах подхватил известный нефтепромышленник, «родоначальник сахалинской нефтедобычи» Григорий Зотов. В ходе его экспедиции пробурили две скважины на реке Ноглики, вторая из которых дала непромышленный приток нефти – первой нефти на территории района. Эти успехи подстегнули разработку недр на севере Сахалина. 

На время Русско-японской войны исследования прекратились, но о северосахалинской нефти российские власти и промышленники не забывали. И как только в регионе восстановился мир, геологические изыскания продолжились с удвоенной силой. Последовали экспедиции К. Тульчинского, Э. Анерта, Н. Тихоновича, П. Полевого. Среди более чем десятка детально изученных месторождений (Охинское, Ногликское, Набильское, Нутовское, Боатасинское, Эхабинское, Ныйское…) было и Катанглинское.

Исследования здесь вел геолог Эдуард Анерт. То, что нефть есть, было понятно сразу, ведь даже название речки, которая дала имя месторождению, на нивхском звучит «к катланд», что можно перевести как «терпкая, густая река». Местные обитатели так прозвали ее из-за нефтяного привкуса воды. Анерту предстояло оценить Катангли с точки зрения промышленного интереса. В 1907 году он возглавил экспедицию, которая сняла все сомнения у инвесторов.

Результаты исследования Анерта были вдохновляющие. В 1910 году создаются «Петербургско-Сахалинское нефтепромышленное и каменноугольное общество» и «Владивостокско-Сахалинская экспедиция», которые сразу же подали заявки на разработку Катанглинского, Набильского, Ногликского, Пильтунского, Нутовского и других месторождений. Дальше заявок, правда, дело тогда не пошло. 

Но одновременно резко возрос интерес к Северному Сахалину со стороны иностранных (английских, американских, германских, французских, бельгийских, особенно японских) компаний. В 1919 году здесь вели разведку недр фирмы «Мицубиси» и «Итокорада».

Разведочные скважины японцев окончательно доказали промышленную нефтеносность Катанглийской структуры. Японцы даже пробовали добывать нефть для местных нужд. В начале 20-х годов было создано акционерное общество «Хокусинкай», в которое вошли фирмы «Кухара», «Мицубиси», «Окура», «Ниппон ойл компани». Общество вело работы на восьми месторождениях (Оха, Эхаби, Пильтун, Нутово, Боатасын, Ноглики, Уйглекуты и Катангли). Японцев настолько интересовала северосахалинская нефть, что они сумели наладить отношения и с новой, советской властью, а также получили ряд территорий для освоения на концессионных условиях на 45 лет.

С 1925 года наступает советский этап в истории Сахалина. У нас работает экспедиция известного впоследствии геолога, профессора Николая Кудрявцева. Составленная им геологическая карта, схема расчленения геологического разреза, была принята за основу при дальнейшем изучении недр. Одновременно советские власти начинают полномасштабное промышленное освоение важного нефтеносного района. Хотя в Москве Совет труда и обороны СССР по предложению ВСНХ принимает решение о необходимости организации государственного объединения нефтяной и газовой промышленности в форме треста общесоюзного значения под названием «Сахалиннефть» только 10 августа 1928 года, на самом деле трест начал работать годом ранее, когда было заложено здание конторы.

В задачах «Сахалиннефти» была эксплуатация месторождения нефти, газа, кира и озокерита. Тресту предстояло не просто догнать и перегнать японских нефтедобытчиков, но и отстроить на Северном Сахалине города и поселки, привлечь сюда людей, вырастить своих специалистов. 

Три десятка лет исследований привели к тому, что летом 1928 года месторождение Катангли начало работу. Через год, в 1929 году, ввели скважину 127, которая стала легендарной и работала практически все 90 лет. К 1930-му разведочная нефтеносная площадь «Катангли-1» – уже 1048,8 га. Первоначально для «Сахалиннефти» приоритетным было крупнейшее Охинское месторождение. Но в начале 1932 года буровики этого треста начинают планомерное бурение скважин в Катанглийской складке и примыкающей к ней территории. 

Бурение шло ударно-канатным способом и давалось очень сложно. Впрочем, по сравнению с Охинским месторождением скважины на Катангли были меньше – от 100 до 200 м. Но даже при этом добывать катанглинскую нефть было тяжелее, чем, скажем, на Эхаби, ведь она была очень вязкой, тяжелой. И хотя нефть на Катангли была уникальной по составу, не имеющей аналогов в стране, скважины здесь в начале 1930-х были законсервированы, работу на промысле возобновили только в конце десятилетия.  

Даже Вторая мировая война не прервала добычу. Созданный к тому времени трест «Катанглинефть» в 40-х годах прошлого века продолжал осваивать месторождение. В 50-е годы размах геофизических исследований увеличивается. На 1953 год приходится выполнение сейсморазведочных работ Катанглийской площади и центральной части Набильского залива. 

Одновременно обустраивается быт нефтяников. На берегу озера Катангли появился поселок с таким же названием. К 60-му году там проживали больше 2,5 тысячи человек. Из Ноглик проложили узкоколейку. В поселке появились школа, больница, дом культуры. Но вот с промыслом начались сложности. 

Применявшиеся с середины 50-х годов вторичные методы добычи перестали оправдывать себя: по-прежнему более 80 процентов вязкой нефти оставалось в пластах. Стабилизировать добычу нефти помогло внедрение тепловых методов – закачка горячей воды пара в недра, под воздействием которых вязкая нефть приобретала повышенную текучесть и легче выходила на поверхность. Метод опробовался с 1967 года на старых промыслах Катангли, Восточный Эхаби. Это был первый опыт в стране, далее способ применялся уже по всему СССР. Группа специалистов «Сахалинморнефтегаза», которая внедрила метод, была награждена дипломами ВДНХ. 

А в 1970 году на Катангли была введена в эксплуатацию первая парогенераторная установка для закачки в пласты горячего пара. Благодаря этому на участке месторождения Катангли добыча нефти возросла почти на 50 процентов.

В 1995 году НГДУ «Катанглинефтегаз» (которое выросло из «Катанглинефти») начало переходить на закрытую систему нефтесбора. С прибавлением новых месторождений – Монги, Набиль, Даги, имени Р. С. Мирзоева, Каурунани – годовой объем добываемой нефти здесь превысил охинский и составил 51 процент от всего объема нефти, добываемой ОАО «НК «Роснефть» – Сахалинморнефтегаз». В год добывается более 750 тысяч тонн нефти. А еще прибавился цех добычи газа, который дает до 1 миллиарда куб. м. В среднем на промысле добывается 160 тысяч тонн нефти в год. 

В 2003 году на месторождении Катангли была добыта пятимиллионная тонна нефти. 

С конца 80-х годов поселок Катангли начал пустеть. Для контроля над работой техники уже не требовалось большого количества сотрудников. Люди стали уезжать. По данным 2013 года, прописаны в Катангли были чуть более 300 человек. Но Катангли остается одним из крупнейших месторождений на Сахалине. И по-прежнему дает нефть. 

Справка 

На нефтяном месторождении Катангли найдено 13 залежей тяжелой, высоковязкой и высокосмолистой нефти. 

Разведанные продуктивные пласты имеют неглубокое залегание нефти – на расстоянии от 30 до 240 м. 

Уровень выработанности нефти составляет порядка 51,14 процента.

sakh-neftyanik.ru

До осени 1944 года на севере Сахалина японцы добывали нефть — VGil journal

Секретные концессииЧто побудило японцев заключить с нами договор о нейтралитете в 1941 году?

В 1941 году на Дальнем Востоке доминировала Япония, занимавшая тогда, напомним, Корею и Маньчжурию. Центр промышленного производства, включавший в себя и добычу полезных ископаемых, и гигантские по тем временам производства, был у японцев в этом регионе, а у нас – далеко в европейской части. С точки зрения военной мощи, как морской, так и сухопутной, мы могли исходить лишь из того, что сумеем в случае японской агрессии только продержаться до подхода подкреплений из западной части нашей страны.

У нас распространено мнение о том, что самураев удержали от развязывания войны наши победы на Хасане и Халхин-Голе. Отчасти это так, опьяненные цепью непрерывных военных триумфов, наши соседи впервые познали тогда горечь поражения. Но посмотрим на эти события с позиции Токио. Японскому народу их представили как победу: было сделано множество фотографий, запечатлевших советских военнопленных и трофейные, новейшие на тот момент образцы вооружений. И лишь в секретном докладе императору говорилось о потерях, но опять же, цифры были преуменьшены в разы, если не на порядок. Так что в понимании большинства части политиков и общественности страны самурайский меч в конце 1930- начале 1940-х годов не был надломлен.

Добавим к этому и другие пограничные инциденты, верх в которых сумели одержать японцы. Их суть вкратце такова. Летом 1937 года под Благовещенском японцы сумели вытеснить с островов Сеннуха и Большой на реке Амур высадившихся там десятью днями раньше советских пограничников, потопив в ходе боя наш бронекатер и повредив еще несколько кораблей. Днем позже на Амуре был потоплен еще один советский пограничный корабль. Японское правительство предприняло демарш, и СССР вынужден был согласиться отвести свои войска с обоих островов на прежние позиции, хотя до этого речь шла о подготовке едва ли целой советской дивизии к боевым действиям. Японцы здесь сумели обойти нас как на военном фронте, так и на дипломатическом.

Так что полагать, будто мы сумели «убедить» островных соседей не начинать драку на наших дальневосточных рубежах, показав свою силу, верны, но лишь частично.

Наиболее емко уровень военных возможностей двух стран отразил японский историк Фудзивара Акира. Он указывал, что «сравнение армий двух стран должно проводиться с учетом всей численности войск, которые стороны могли использовать в случае войны. Для СССР весьма серьезной проблемой была большая протяженность железнодорожной магистрали из Европы в Сибирь, которая к тому же имела лишь одну колею. С другой стороны, окруженная морями Япония могла концентрировать войска, используя морские пути. Это обеспечивало ей решающее преимущество. Кроме того, основная часть капиталовложений Японии в Маньчжурии шла на строительство выводящих к советской границе стратегических железных дорог, что обеспечивало быстрое развертывание войск. В Японии существовал план сосредоточения в районе границы в течение трех-четырех месяцев с начала войны миллионной группировки. Учитывая это, Советский Союз был вынужден увеличить численность сил сдерживания на Дальнем Востоке еще в мирный период».

Часть наших историков уверовала, будто бы одним из факторов сдерживания стала невозможность получения японцами надежной разведывательной информации. Утверждается, что после осени 1937 года, когда с Дальнего Востока были выселены корейцы, среди которых могли раствориться японские разведчики, у самураев не было ни единого шанса получить точные сведения о состоянии наших войск и обстановке на сопредельных территориях. Выглядит логично, но чересчур просто…

При более скрупулезном анализе начинаешь понимать: что-то здесь не так. У «островитян» было предостаточно агентуры среди множества эмигрантов старой России в Северо-Восточном Китае, да и технической разведки и возможностей нескольких японских консульств на Сахалине и Камчатке никто не отменял.

Впрочем, был здесь у наших оппонентов «козырный туз» в рукаве: в 1938 году к ним перешел Генрих Люшков, главный чекист на всем Дальнем Востоке!

Японцы окрестили этот инцидент «побегом столетия» — настолько ценную информацию, включая мобилизационные планы и даже радиокоды в этом регионе предоставил перебежчик.

В конце концов, убедительным доказательством наличия у наших оппонентов военных планов применительно к СССР служит указание генштаба японской армии, датированное 1942 годом: быть готовыми «опередить противника в подготовке к войне и создать положение, позволяющее по своему усмотрению нанести первыми удар в момент, благоприятный для разрешения северной проблемы».

Так что же побудило японцев заключить с нами договор о нейтралитете в 1941 году? Ответ лежит в экономической плоскости. Токио, как и его основной союзник Берлин, испытывал острую нужду в природных ресурсах. Металлов более-менее хватало, а вот с нефтью ситуация была не слишком радужной. Германию еще как-то выручали румынские нефтепромыслы, а вот у империи Ямато своя нефть закончилась уже к 1920-м годам, на подвластных землях Кореи и Маньчжурии «черного золота» обнаружено на тот момент тоже не было.

Роль основного поставщика стали играть вездесущие и услужливые американские корпорации – именно они поставляли до 80-90 процентов от всех объемов нефти, в которых нуждался Токио. Естественно, японцев эта статистика не радовала. В качестве альтернативы ими рассматривалась поставка нефти из южных территорий, находившихся тогда под властью Голландии и Великобритании. Но поход за ней означал вооруженный конфликт с этими европейскими странами.

Где же взять нефть? В Советском Союзе, на Сахалине…

Мало кому, за исключением небольшого круга специалистов известно, что вплоть до осени 1944 года в районе небольшого города Охи, что на севере Сахалина, японцы добывали нефть на вполне легальных основаниях.

А именно — согласно так называемому коллективному договору «по японской нефтяной концессии на острове Сахалин», заключенному еще в 1925 году. На первый взгляд, это кажется невероятным, ведь иностранные концессии, детища введенной в начале 1920-х В.И. Лениным «новой экономической политики», к началу тридцатых годов были практически полностью ликвидированы. Причем делалось это довольно грубыми методами: самым непонятливым административными методами не давали работать.

Очевидно, что секрет долгожительства японского предприятия кроется в том, что никто не стремился полностью «перекрыть кислород» нашим соседям. Советское правительство на несколько ходов вперед просчитало все возможные действия японцев. А для последних нефтяная сделка с Советской Россией сразу же приобрела особое значение: в состав «Акционерного общества Северо-Сахалинских нефтяных предпринимателей» вошли гранды промышленности этой страны, в том числе — известные и по сей день корпорации «Мицуи» и «Мицубиси». Его уставной капитал составил 10 миллионов иен, сумма по тем временам просто астрономическая. Главой акционерного общества стал адмирал Сигецуру Накасато, лично подписавший в конце 1925 года в Москве концессионное соглашение с Феликсом Дзержинским. Оно и понятно: сахалинская нефть шла на нужды японского флота.

Стараниями заинтересованных в увеличении своих нефтяных запасов японцев объемы нефтедобычи выросли к середине 1930-х до 180 тысяч тонн. Что было почти в два раза выше аналогичных показателей в самой метрополии.

Помимо нефти вплоть до 1939 года опять же по концессии, но уже угольной, японцы получали с Сахалинавплоть до 1939 года еще и коксующийся уголь, который поставлялся на металлургические заводы, выполнявшие военные заказы. Выгодна японцам была и так называемая конвенция о рыболовстве: согласно ее положениям, они имели право вести промысел морских биологических ресурсов около восточного побережья Камчатки, в Охотском море и вблизи Приморья.

Акционерное общество продолжало существовать, несмотря на военные конфликты. Причина — в особом внимании советского правительства. Например, 5 июля 1938 председатель Совета народных комиссаров СССР В. Молотов подписал имевшее гриф «Совершенно секретно» (снятый лишь в 1990-х, несмотря на отдельные возражения), постановление – тем самым дав зеленый свет продолжению работы нефтяной концессии.

Очень занятный документ. Ну, в какой «бумаге» подобного рода, да еще подписанной практически на самом верху, можно найти указание о строительстве яслей, бань и душа? И зачем Совнаркому разбираться, нужна или не нужна японским концессионерам гидрометеостанция. Напомню: к этому дню прошло чуть более года с момента инцидента под Благовещенском, унесшего жизни советских военнослужащих, уже назревали события на Хасане.

Будь на месте И.В. Сталина политик помельче, он обязательно бросился бы «размахивать шашкой» и одним махом закрыл бы все концессии с японцами в отместку за гибель своих солдат и провокации на границе.

Тем более что подобного рода партнерство с японцами таило в себе опасности. Первая – идеологические потери. Концессии – показатель того, что ты фактически продолжаешь вести признанную неэффективной нэповскую политику. А коль так, значит, все твои заявления о новом курсе, все жертвы в ходе индустриализации — во многом пустой звук… Останься в советском руководстве правые или левые уклонисты, они бы обязательно припомнили это вождю всех народов. Второй: работа концессий фактически пропагандировала капиталистический образ жизни. Японцы поставляли на север Сахалина все самое лучшее, что на фоне советской системы снабжения, пытавшейся завозить с материка продукты и товары далеко не всегда высокого качества и первой свежести, выглядело просто фантастикой. Не зря поэтому рассказы о том, как вольготно жилось советским рабочим, занятым на нефтяной и угольной концессиях, ходили на Сахалине едва ли не до конца восьмидесятых. Да и сейчас некоторые жители северной части острова сравнивают тогдашний Северный Сахалин с Сингапуром. Третий момент. Концессии предоставляли японцам прекрасную возможность для сбора данных о внутренней жизни Советского Союза, да и о военном строительстве. Конечно, НКВД этим вопросом занимался, о чем свидетельствуют аресты среди японских работников этого совместного предприятия, но сколько разведчиков все же продолжило свою работу, не знает никто.

Особое значение для японцев нефтяная концессия приобрела в начале 1940-х: тогда стало ясно, что после создания оси Рим-Берлин-Токио война с Соединенными Штатами неизбежна и, следовательно, поставки американской нефти прекратятся. Это и стало одной из причин, сподвигнувших Токио предложить заключение договора о нейтралитете. В ходе подготовительных контактов осенью 1940 года глава японской дипломатической миссии говорил наркому иностранных дел В. Молотову: «Если между Японией и СССР будет заключено соглашение, то японское правительство убеждено, что это окажет благоприятное влияние на рыболовный и концессионный вопросы». Перевод с вычурного дипломатического языка звучит так: «Мы вам договор о нейтралитете, а вы нам – сохранение концессий». И мы пошли на японские условия, хотя политические издержки для Москвы, вызванные подписанием договора с поджигателем войны на Дальнем Востоке, были немалыми. Нам, например, пришлось долго объясняться с китайцами, против которых вела войну японская армия, что мы по-прежнему на их стороне.

Понятно, что с началом войны с США сахалинская нефть для японцев стала на вес золота. В этих условиях пойти навстречу неоднократным предложениям Берлина развязать войну против СССР означало бы для Токио экономическое харакири.

И лишь в 1944 году, когда стало понятно, что мы справились с гитлеровской Германией, японская нефтяная концессия была ликвидирована.

…Наверно, многие начнут обвинять тогдашнее руководство во главе с И.В. Сталиным в том, что оно, таким образом, сознательно подталкивало Токио к конфликту с Вашингтоном. Однако давно известно, что политика есть искусство возможного, а использование такого мощного рычага влияния, как сахалинская нефть, было в тех условиях не только возможным, но и жизненно необходимым.

Ситуация отчасти повторяется и сегодня. После аварии на АЭС «Фукусима» в марте 2011 года и последовавшего за ней резкого увеличения доли ТЭЦ в энергобалансе Япония вынуждена была значительно увеличить потребление углеводородного сырья. В качестве одного из важнейших источников снова рассматриваются сахалинские нефть и газ. Может быть, как раз в этом одна из причин того, что японские политики заговорили о «выходе двусторонних отношений на новый этап». Значит, Москве следует по максимуму использовать «углеводородный фактор» в отношениях с Токио.

 

 

Дмитрий Мельников

источник

Метки: добыча нефти, история, Япония

vgil.ru

Сахалинская нефть отмечает 125-летие - Нефтегазовая история - История нефтегазовой отрасли - История нефтегазовой отрасли

Сахалинская нефть отмечает 125-летие. Больше века назад на территории нынешнего Охинского района впервые в нефтегазовой отрасли Сахалина были проведены геологоразведочные работы. 

О наличии «керосин-воды» (так местные жители называли жидкость с запахом керосина) в некоторых сахалинских речушках и приовражных ямах предприимчивые люди узнали еще в конце 19 века. В 1879 году специально для того, чтобы выявить запасы нефти и застолбить участки, по поручению своего хозяина купца Алексея Иванова на остров прибыло двое приказчиков. Первые же поисковые скважины были пробурены через десять лет наследником Иванова, петербуржским отставным флотским офицером Григорием Зотовым. Для этого в Петербурге им были приобретены четыре буровые установки, а к лету 1889 г. была снаряжена первая геологическая экспедиция на север Сахалина, возглавил которую опытный горный инженер Леопольд Бацевич. 

История промышленной добычи углеводородов на Сахалине берет свое начало в 1928 году, когда 10 августа было образовано государственное объединение нефтяной и газовой промышленности в форме треста общесоюзного значения «Сахалиннефть», ныне «Сахалинморнефтегаз», дочернее общество ОАО «НК «Роснефть».  

За более чем восемь десятков лет «Сахалинморнефтегаз» прошел путь от небольшого треста до передового предприятия, использующего инновационные методы добычи, сообщает пресс-служба компании. Так, впервые в отрасли на сахалинских промыслах в промышленном масштабе были внедрены тепловые методы воздействия на пласт, которые позволили увеличить объем добычи высоковязких нефтей, развитие получил газлифтный способ добычи нефти, в том числе компрессорный. А успешный опыт «Сахалинморнефтегаза» по бурению наклонно-направленных скважин под дном моря был впоследствии использован при разработке сахалинских шельфовых проектов. 

С тех пор обществом было добыто около 130 млн тонн нефти и более 70 млрд кубометров газа. На сегодняшний момент «Сахалинморнефтегаз» осуществляет ежегодную добычу в размере 1,2 млн тонн нефти и более 400 млн кубометров газа.

www.nefteblog.ru

Трудная нефть Сахалина — реферат

Министерство  образования и науки Российской Федерации

САХАЛИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет природных ресурсов и нефтегазового  дела

Кафедра Нефтегазового дела

 

 

Реферат

По дисциплине: Истории нефтегазовой отросли

на тему: Трудная нефть Сахалина - часть 1

 

 

 

 

Выполнил:

Студент  1  курса

Заочной формы  обучения

Поздний А.М

№ зачетной книжки 13-258

Проверил:

Новикова  У.А

                                                                Оценка:               

 

 

 

Южно-Сахалинск 2014

 

Сахалин - один из старейших нефтяных районов нашей страны. Но как непросто это начиналось на одной из самых  дальних окраин России.

История идет с конца XIX века. 1879 году якут Филипп Павлов, доверенное лицо николаевского  купца А.Иванова, доставил своему патрону  бутылку "керосин-воды" из диких мест севера острова (еще Чехов писал, что "север острова для жизни совершенно не пригоден"). Началось некоторое движение, поскольку уже тогда ценность нефти становилась понятной предприимчивым людям.

Однако первое слово в истории  сахалинской нефти осталось все-таки за отставным лейтенантом флота  Григорием Ивановичем Зотовым, который  буквально заболел этой нефтью. Год  за годом он отправлял сюда экспедиции, которые завершались неудачей, но лейтенант не сдавался.

В первом "Сахалинском календаре" (1895 год) он публикует статью "Нефть  на Сахалине": "Некоторые необычные  обстоятельства не дали возможности  первым предпринимателям, увлекшимся более южными площадями, произвести на ней глубокое бурение, почему площадь  эта и осталась пока не разведанная  за недостатком денежных средств. Что же касается положения этого вопроса в данный момент, то первый предприниматель по нефтяному делу на острове ожидает только отвода нефтеносной земли по реке Оха, с тем, чтобы с подготовленным уже товариществом поставить прямо небольшой керосиновый завод для перегонки поверхностной нефти, миллионы пудов которой лежат на земной поверхности в виде озер и ям, а затем, когда впоследствии представится возможность, заняться уже постепенным исследованием недр земли. Так как анализы образцов поверхностной нефти с площадей по реке Оха, высочайше дарованых для разработки на льготных условиях, дали более 33% хороших безопасных осветительных масел, то это дает возможность предпринимателю основать керосиновое производство на Востоке с выгодою, при данных правительством льготах".

Однако до этого Зотов не дожил. И первую "настоящую" нефть  на Сахалине добыло созданное в 1909 году "Сахалинское нефтепромышленное  товарищество "Наследники Г.И.Зотова и Ко". В 1910 году на охинском месторождении партией под руководством горного инженера А.В. Миндова была пробурена скважина и получена промышленная нефть. Вышка, с которой бурили скважину, сохранилась до наших дней и является памятником истории - ее так и называют "Вышка Зотова".

Вышка Зотова

 

Тем временем, Геологическим комитетом  России на север Сахалина направляется ряд экспедиций, которые открывают  новые нефтепроявления: Катангли, на реке Уйни, Малый Горомай, Сабо и другие.

Однако время тогда было бурное, и справедливости ради стоит сказать, что промышленную добычу нефти на Сахалине начали вести все-таки японцы. После оккупации севера острова  в 1920 году они незамедлительно бросились  на охинские, а затем и на ногликские месторождения, выкинув оттуда даже американцев. Уже в 1921 году одна из скважин начала давать нефть. Все разведочные работы на Сахалине вело общество "Хокуси Кай" ("Полярная звезда"), в состав которого входили крупные, известные сегодня во всем мире японские фирмы - "Мицубиси майнинг", "Окура майнинг", "Ниппон Ойл компани" и другие.

Первая карта месторождений

 

В мае 1925 года Северный Сахалин вновь  перешел под юрисдикцию СССР, а  в декабре председатель ВСНХ Феликс Дзержинский подписал концессионное  соглашение, позволяющее японским компаниям  продолжать нефтеразработки на острове.

В то время это было крайне выгодное для страны соглашение. Помимо всевозможных платежей концессионер обязался передавать советской стороне все данные геологических исследований. Кроме  того, была установлена квота на присутствие иностранных рабочих  и специалистов: 75 процентов неквалифицированных  рабочих должны были составлять наши граждане, количество специалистов делилось пополам между нашими и иностранцами. Таким образом, советские специалисты, работавшие по договору у концессионера, получали навыки бурения и добычи нефти, осваивали современные по тем временам технологии и создавали  задел для собственной нефтедобычи.

Официальной датой создания треста общесоюзного значения "Сахалиннефть" считается август 1928 года, когда это решение было принято Советом Труда и Обороны СССР. Неофициально - сентябрь 1927 года, когда на 52-м участке была заложена контора будущего треста.

Здесь расположилась временная  контора треста, 1927 год

 

Однако сразу же после вывода японских войск с Северного Сахалина советское правительство направило  туда крупную горногеологическую экспедицию ВСНХ под руководством героя Гражданской войны Николая Акимовича Худякова, в состав которой входили несколько геологоразведочных партий, которые возглавляли геологи А.И. Косыгин и А.Н. Криштофович, Н.А. Кудрявцев, С.И. Миронов, горный инженер Н.С. Абазов и другие. А уже в следующем, 1926, году летом в Оху прибыл первый отряд социалистического труда в составе одиннадцати комсомольцев, которые привезли с собой оборудование для строительства кочегарки будущего треста. Правда, еще почти год они работали на концессионном предприятии, поскольку треста еще официально не было…

В то время поселок Оха уже  стал районным центром, в котором  уже функционировали почтово-телеграфная  связь и рабоче-крестьянская милиция…

На фотографиях тех лет запечатлены  убогие деревянные строения, дороги, выложенные бревнами и досками. И куда ни ступи - песок с нефтяными пятнами. Надо было строить и сам город, куда ожидался наплыв рабочих из всех нефтяных районов страны.

Нефтепромысел конца тридцатых

 

Привлечь их сюда могли не только зажигательные речи о родине, но и льготы. ЦИК и Совнарком освободили переселенцев от сельскохозяйственных и промысловых налогов, а также  от несения воинской службы. На Северный Сахалин потянулись люди…

Первые нефтедобытчики приезжали  в основном с южных промыслов - из Баку и Грозного. Прибывали они  часто среди зимы (хотя и северосахалинское  лето не балует теплом и солнцем), заселялись в палатки или оленьи чумы (в  них порой молодые жены и рожали своих первенцев), мало-мальски обустраивали быт и приступали к работе.

В 1927 году началось строительство  бараков на 5, 12, 172 м участках, установлена  лесопилка, заложена первая школа.

"Сезонка", "Ситцевый городок", "242 участок", "Дамир" - кому из старожилов Охи не знакомы эти названия?! С ними связана целая жизнь. Поселок Дамир с одноэтажными деревянными и фибролитовыми домиками простоял до 1980 года. "Даешь мировую революцию!" - так расшифровывалось его название. Время диктовало идеи. Люди трудились, добивались успехов во многом благодаря энтузиазму. Зарплата работников треста поначалу была выше, чем у концессионеров, зато цены в концессионных лавках - ниже. Поэтому в негласной конкуренции между трестом и концессионером первый явно проигрывал. Москва, где тогда находились головные руководящие органы треста, плохо понимала, что нужно нефтяникам Северного Сахалина. Кстати, в Охе в те годы работал специальный цингаторий - цинга косила людей…

Оха

 

Тем не менее, невзирая на все политические, экономические и бытовые сложности, "советский сектор" нефтяного  Сахалина развивался. В тресте "Сахалиннефть" к 1929 году работают уже пять нефтяных скважин, построен первый резервуар вместимостью 10 тысяч тонн. На Охинском промысле, начальником которого был А.Н. Парахин, построили полукустарный нефтеперегонный завод, который вырабатывал соляр, керосин и даже бензин. Уже, кстати, было что перерабатывать - к этому времени промысел добыл более 20 тысяч тонн нефти. Назрела необходимость в ее транспортировке на материк. Началось строительство железной дороги на Москальво - 37 километров в тяжелейших условиях. Кроме охинских нефтяников на строительстве были заняты до трех тысяч завербованных и заключенных. На подмогу прибыли сто комсомольцев из Хабаровска. В ноябре 1931 года завершили строительство моста через речку Лагури, и по железной дороге Оха - Москальво. А затем трест приступил к прокладке нефтепровода Оха - Москальво.

Прокладка нефтепровода

 

Словом, Охинский нефтепромысел жил и развивался. В 1932 году на северном участке получили первый трестовский фонтан. Практически в эти годы трест "Сахалиннефть" перегнал конкурента - японскую концессию. Если трест в 1937 году добыл более 350 тысяч тонн нефти, то концессионный промысел в 2,5 раза меньше.

"Золотой головой" называли  главного геолога М.Г.Танасевича. Прибыв с Грозненских промыслов на Северный Сахалин, Михаил Григорьевич быстро понял, что такое нефть Сахалина для Дальнего Востока. Ему удалось привлечь внимание научной общественности и правительства к проблемам треста "Сахалиннефть", он стал инициатором использования геофизических методов разведки, чем предвосхитил организацию на базе треста конторы "Дальнефтеразведка".

И вообще, нефтяники Охи быстро учились новому. В 1932 году на Охинском месторождении впервые применили вращательный способ бурения, а к 1934 году в тресте подобным образом уже бурили повсеместно.

В мае 1935 года состоялся первый выпуск специалистов Сахалинского нефтяного  техникума, который открылся в 1930 году. Выпустилось 16 человек, и это означало, что у треста будут свои местные специалисты. В этом же году начались почтово-пассажирские полеты самолетов из Охи до Хабаровска и Александровска. Кстати, 16 ноября 1938 года Указом Президиума Верховного Совета СССР рабочий поселок Оха преобразован в город областного значения.

Однако был и печальной памяти 1937 год, известный на Сахалине как "дрековщина". К концу 1937 года, в разгар борьбы с троцкистами, будут репрессированы все до единого члены бюро РК ВКП(б) Охи: Кудинов, Костин, Балицкий, Горб, Гремячевский, Андреев, Вольф. В 1937 году были найдены и уничтожены все, кто в разные годы руководил трестом либо направлял деятельность Дальневосточного представительства Наркомтяжпрома, возглавлял разведки нефтяных месторождений на Дальнем Востоке: В. Миллер, И. Косиор, Н.Худяков, М.Богданович, Я. Кеппе, А. Лаврентьев, А.Парахин и другие. Погиб и "золотая голова" М.Танасевич. Обвинения были просты - рядом японские концессии, докажи, что ты не японский шпион.

К концу года большинство руководителей  подразделений треста были арестованы, их заменили буровые мастера, бригадиры. В последующем спаде экономических  показателей треста в немалой  степени сыграли свою роль эти  трагические страницы. А ведь уже  начиналась война…

Это было жестокое время. Более четырех  тысяч жителей Охи и Катангли ушли на фронт и или встали на охрану дальневосточных рубежей.

А те, кто остались…

Котельщики центральной механической мастерской Трошин, Григорьев, Сомов, Воробьев и Мышкин 30 июня 1941 года подали директору  такое заявление: "Ввиду нападения  на СССР фашистских гадов просим разрешить нам работать сверх установленного времени без оплаты сверхурочных…".

В принципе, на казарменное положение  без выходных перешли все. В годы войны на предприятиях треста работало около 3,5 тысячи человек, из них до 50 процентов подростков и женщин. С 1941 по 1945 год они дали стране около трех миллионов тонн "черного золота". А вот работа японской концессии в эти годы на севере Сахалина уже сошла на нет. В 1942 году здесь добыли около... 20 тысяч тонн нефти.

Зато с нашей стороны в  конце 1942 года заработал построенный  в тяжелейших условиях как заключенными, так и добровольцами нефтепровод Оха - материк. За военные годы по нему было перекачано 1 миллион 300 тысяч тонн на Комсомольский нефтеперерабатывающий завод.

При этом нефтяники еще и строились. В 1942 году заработала первая теплица  в охинском пригородном хозяйстве объединения "Дальнефть". В 1943 году (!) началась газификация поселков. В поселке Эхаби построили несколько домов.

Военная гонка была гонкой на истощение. В том числе и месторождений. А разведочное бурение едва теплилось.

В 1946 году правительством принимается  решение о расширении объема поисково-разведочных  работ на Сахалине. Геологоразведочную контору "Дальнефтеразведка" реорганизовали в трест с одноименным названием. Его численность, кстати, быстро росла - сюда шли работать демобилизованные воины, выпускники техникума, приезжие с материка.

В конце 1946 года бригада бурового мастера, ветерана нефтяной отрасли В.Е.Карпиленко пустила в действие скважину на месторождении Восточное Эхаби. Это была первая ласточка широкомасштабного раскрытия новых месторождений севера острова. Рождался еще один промысел, а с ним и новый рабочий поселок. В начале 1948 года нефтеразведчики вышли на площадь Паромай…

В этом же году Совет министров  СССР принял постановление о дальнейшем развитии добычи нефти на Сахалине. В трест "Сахалиннефть" была направлена группа молодых специалистов, окончивших вузы и техникумы в Москве, Уфе, Грозном, Баку. На промыслы и в нефтеразведку пришли новые кадры. Они были молоды, полны сил, энтузиазма, трудились самоотверженно.

Нефтяная отрасль Сахалина стала  набирать силы по всем направлениям. Только в течение 1949-1950 годов выполнен огромный объем работ: введены в эксплуатацию нефтепромысел Восточное Эхаби и газовое месторождение в Южной Охе, проложено 100 километров нефтепроводов, построены больница на 300 коек в Охе, эстакады и причалы в порту Москальво, портпричалы заливов Пильтун, Чайво, обустроена авиаполоса для посадки самолетов и открыты регулярные авиалинии Оха - Хабаровск, Оха - Южно-Сахалинск. Началось строительство узкоколейной железной дороги Оха - Катангли протяженностью 262 километра.

Первый в Охе Герой  Социалистического труда Григорий Подшивайлов

myunivercity.ru