"Самовар" выкипел. Самовар по переработке нефти


Мини-НПЗ могли бы стать решением проблем нефтепереработки в регионах — Российская газета

Малый бизнес может стать полноценным участником отрасли нефтепереработки и решать важнейшую задачу обеспечения топливом локальных рынков, но для этого нужны серьезные инвестиции, желание руководителей малых компаний соблюдать законодательство, соответствовать стандартам качества, предъявляемых крупными нефтяными компаниями.

Практически на всех этапах добычи, подготовки и транспортировки нефти возникают мелкие локальные проблемы, которые как раз являются вотчиной МСБ. Тем не менее крупные холдинги не торопятся работать с мелкими поставщиками продукции и услуг, считает региональный директор компании "Форт капитал" Евгений Пугачев. "Большое количество внутренних нормативных документов, предназначенных для управления корпорацией, становится настоящим адом для малых предприятий, не готовых к большой бумажной работе. Иногда это воспринимается со стороны как намеренно возведенный барьер для того, чтобы пропустить "своих". Проблема особенно усилилась в связи с уменьшением на рынке числа крупных вертикально интегрированных нефтяных компаний", - рассказывает Евгений Пугачев.

По его словам, маленький для ВИНК проект может оказаться непосильным бременем для малого или среднего бизнеса. "Например, инвестиции в оборудование в течение первого года могут составить до 2,5 миллиона долларов при довольно длительной окупаемости. Не все МСБ готовы к таким затратам. Также далеко не все компании малого и среднего бизнеса готовы соответствовать стандартам качества, предъявляемым ВИНКами", - резюмирует эксперт.

Важными элементами нефтяной индустрии являются мини-нефтеперерабатывающие и мини-газоперерабатывающие заводы.

Роль мини-НПЗ в России сводится к обеспечению топливом отдельных районов или предприятий, которые по логистическим причинам не могут экономически эффективно обеспечиваться крупными НПЗ, а также к предотвращению монополизации рынка нефтепродуктов в отдельных регионах. "Эти функции порождены унаследованным с прошлого века размещением крупных нефтеперерабатывающих мощностей, но их выполнение имеет локальный характер, поэтому доля мини-НПЗ в мощностях и объеме переработки в России по состоянию на 2014 год составляет лишь около 3 процентов. Эффективная нефтепереработка требует, с одной стороны, крупных масштабов производства, с другой, близости к потребителям для минимизации транспортных затрат. Сочетание того и другого не везде в России возможно, и мини-НПЗ становятся компромиссным решением", - говорит начальник управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве РФ Александр Курдин.

Роль мини-НПЗ в России сводится к обеспечению топливом отдельных районов или предприятий

Мини-ГПЗ требуются прежде всего для утилизации попутного нефтяного газа (ПНГ) и потому их целесообразно размещать вблизи нефтяных месторождений. Поскольку сейчас государство активно проводит политику минимизации сжигания ПНГ, а крупные ГПЗ далеко не всегда можно построить в районах добычи, там появляются мини-ГПЗ.

По данным минэнерго, в 2014 году в стране было 34 мини-НПЗ. Говорить о достаточности здесь сложно, поскольку мини-НПЗ важны с точки зрения не объемов переработки, а решения конкретных региональных проблем. Поэтому "достаточность" мини-НПЗ должна определяться на уровне регионов.

"Оценить количество мини-НПЗ объективно достаточно сложно, ведь официально зарегистрирована только часть из них. Ряд источников указывает на 180, 200 или 250 подобных заводов в России, - говорит зам­гендиректора, руководитель практики Корпоративные финансы "Агентства прямых инвестиций" Илья Якунин. - В то же время, по открытым данным, в России около 70-80 независимых мини-НПЗ и около 20 мини-НПЗ/ГПЗ, входящих в структуры ВИНК. Рентабельность деятельности независимых мини-НПЗ сейчас существенно упала из-за изменений в российском налоговом законодательстве".

По словам Ксении Архиповой, исполнительного директора АКГ "Деловой профиль", мини-НПЗ призваны составить на рынке конкуренцию крупным промышленным компаниям. Однако сегодня этот рынок в основном наводнен полулегальными и теневыми мелкими производителями, которые используют наиболее простые механизмы и технологии переработки сырой нефти (их еще называют "самоварами"). Качество нефтепродуктов, производимых ими, конечно, очень низкое, однако готовая продукция часто пользуется спросом у иностранных НПЗ для дальнейшей переработки в качественное топливо.

Низкие цены на нефть существенно снижают рентабельность мини-производств, повышая сроки окупаемости до 20-25 лет

Легализация "самоваров" требует больших капитальных затрат на выполнение норм промбезопасности и сертификацию готовой продукции, при этом стоимость оборудования сертифицированных промышленных малотоннажных нефтеперегонных установок может повышаться в несколько раз, что делает бизнес уже низкорентабельным. "Объемы переработки нефти мини-НПЗ в среднем составляют всего 20-50 тысяч тонн в год, что в сотню раз ниже, чем на крупном заводе. Если строительство "самоваров" обходится в несколько десятков тысяч долларов, то сертифицированные легальные производственные комплексы стоят от полумиллиона долларов и выше. Низкие цены на нефть существенно снижают рентабельность мини-производств, повышая сроки окупаемости до 20-25 лет, что делает легальный бизнес уже непривлекательным", - говорит Ксения Архипова.

Поддержка мини-НПЗ как таковых не должна становиться политическим приоритетом. Но в определенных районах, прежде всего удаленных от крупных перерабатывающих предприятий, они обязательно должны рассматриваться региональными властями как альтернатива другим способам поставок энергоресурсов и поддерживаться в случае их более высокой эффективности, в том числе предоставлением площадей и инфраструктуры, считает Александр Курдин. Поддержка мини-ГПЗ должна быть направлена на содействие развитию газопереработки в целом и сокращению сжигания ПНГ, так чтобы нефтегазодобывающие предприятия сами выбирали оптимальные масштабы и способы переработки с учетом поставленных государством требований.

rg.ru

Правительство РФ удушит «самовары» экономически

Меры, которые сегодня предполагаются к реализации на уровне Минэнерго и правительства, экономически удушат деятельность так называемых «самоваров». Об этом в интервью Business FM заявил президент компании «Транснефть» Николай Токарев.

Правительство, как сообщалось ранее, с 2015 года планирует уравнять экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты. Новые пошлины сделают экономически бессмысленной, считает Токарев, переработку нефти на примитивных установках прямой перегонки сырья с глубиной переработки порядка 40%, так называемых «самоварах».

Согласно опубликованным в прошлом году оценкам «Транснефти», нефтеперегонные заводы с низкой глубиной переработки нефти вообще не создают добавленную стоимость, в ценах российского рынка каждый баррель переработанной нефти должен приносить таким предприятиям 3,3 доллара убытков. Прибыль «самовары» получают за счет переработки ворованной нефти, несоблюдения стандартов и заниженной, по сравнению с нефтью, экспортной пошлиной на нефтепродукты.

По словам Николая Токарева, служба безопасности компании на ежедневных оперативных совещаниях докладывает о врезках в нефтепроводы, причем в некоторых регионах обнаруживаются по три-четыре врезки в день. Только по Южному федеральному округу за прошлый год потери нефти в нефтепроводах «Транснефти» составили более 50 тыс. тонн, примерно, тысяча железнодорожных цистерн.

Около двухсот предприятий, перерабатывающих нефть по «самоварной» технологии, работают без лицензий, с нарушениями правил промышленной, технической, экологической безопасности, сообщил Токарев. Их продукция востребована на Западе, в Китае, в Юго-Восточной Азии, потому что там подобные производства давно закрыли – они экологически грязные и небезопасные.

«Ростехнадзор применял самые жесткие меры ограничения деятельности этих НПЗ, но…, растут как грибы! В каждом регионе появляется такой сумасшедший бизнес. Стоит это недорого – 300 тысяч долларов. Модуль маленький ставишь и все – зажигай дрова…», − заявил Николай Токарев.

«Транснефть» с большой осторожностью отнеслась к инициативе Федеральной антимонопольной службы (ФАС) по облегчению подключения «самоваров» к системе нефтепроводов «Транснефти», сообщил Токарев. Против инициативы ФАС выступили также такие крупные нефтяные компании, как «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз», «Газпром нефть». «Если абстрагироваться от российских реалий, то инициатива ФАС нам понятна. Чем больше производителей нефтепродуктов на рынке – тем выше конкуренция, тем удобнее формировать цену на нефтепродукты, не позволять ей задираться высоко, как иногда у нас бывает», − сказал Токарев. Но технология «самоваров» не позволяет им производить никаких моторных топлив. То якобы «дизельное топливо», который предлагают рынку «самовары», можно заливать, наверное, только в тракторы советского еще производства, считает Николай Токарев. Никто больше на этом дизтопливе сегодня ездить никто не будет из-за сумасшедшего содержания серы и других примесей. Некое подобие 80-го бензина, в который «самовары» превращают свою продукцию с помощью немыслимых добавок, и их дизельное топливо, по словам Токарева, не проходят ни по одному критерию с точки зрения экологии, эффективности, энергопотребления.

Нет никакого экономического смысла в существовании «самоваров», поэтому мы против того, чтобы для подключения к системе нефтепроводов им по инициативе ФАС разрешили не регистрироваться в Минэнерго, заявил Николай Токарев.

ivprom.ru

"Деловой Петербург". Бензин вместо шлама

Фото: Trend/ Павел Долганов

Партнеры Геннадия Тимченко Андрей Ермолаев и Григорий Рамзайцев построят в Киришах первый в России завод по переработке нефтяного шлама стоимостью $9 млрд. На предприятии будут производить светлые нефтепродукты и нефтехимию.

Партнеры друга Владимира Путина Геннадия Тимченко построят в Киришах первый в России завод глубокой переработки нефтяного шлама. Землю под проект продаст компания, принадлежащая семье экс–губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова. Стоимость первой очереди превысит $3 млрд, а общий объем вложений в проект с учетом строительства жилья и социальной инфраструктуры для сотрудников комбината оценивается в $9 млрд. Завод будет производить светлые нефтепродукты и нефтехимию. Сейчас нефтяной шлам, получаемый в процессе первичной переработки нефти, либо захоранивают, либо продают за копейки на экспорт.

Первый в России

Как стало известно "ДП", проект реализуют бизнесмены Андрей Ермолаев и Григорий Рамзайцев, партнеры Геннадия Тимченко по компаниям "КИНЕКС", "Киришинефтехимэкспорт" и Urals Moscow. Нефтеперерабатывающее предприятие (НПЗ) "Кириши–2" появится на территории бывшего Киришского биохимического завода (КБЗ), который в 2011 году с торгов в рамках процедуры банкротства приобрела Киришская сервисная компания (КСК), связанная с семьей экс–губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова.

По данным СПАРК, КСК принадлежит на 50% офшору Foreign Assets Capital (Британские Виргинские острова) и на 50% — ООО "Энергия центр" (ее контролирует компания "ЗАОВАДЭН" Вадима и Дениса Сердюковых — сыновей экс–губернатора). В прошлом году было заявлено, что на территории КБЗ (занимает 129 га, на участке расположено около 200 объектов недвижимости. — Ред.) построят индустриальный парк. Но, как рассказали источники на рынке, в прошлом году соглашение о выкупе всей территории Киришского биохимического завода под строительство нового производства с КСК заключило ЗАО "НПЗ Кириши–2".

Гендиректор КСК Сергей Азизов подтвердил, что договор о намерениях с покупателем есть, но сделка еще не закрыта. "Она состоится в ближайшее время", — сообщил "ДП" совладелец "НПЗ Кириши–2" Андрей Ермолаев.

Поставщики и потребители

Проект " НПЗ Кириши–2", по словам Андрея Ермолаева, прошлой осенью был включен в реестр Минэнерго РФ, получив тем самым зеленый свет на федеральном уровне. "Этим летом мы планируем начать нулевой цикл работ по строительству. А завершить первую очередь мощностью 4 млн т продукции в год мы хотим в 2016 году. Стоимость первой очереди составит $3,14 млрд. А общая стоимость проекта (три очереди по 4 млн т каждая плюс жилая и социальная инфраструктура для сотрудников комбината) оценивается в $9 млрд", — сообщил совладелец "НПЗ Кириши–2".

Источники финансирования проекта не раскрываются. "Крупный нефтяной бизнес, разумеется, следит за нашей работой. Поступали предложения от некоторых интересантов о продаже проекта на бумажной стадии. Но нам это не интересно", — говорит Андрей Ермолаев.

По его словам, первая очередь завода "НПЗ Кириши–2" будет перерабатывать нефтяной шлам в светлые нефтепродукты — Евро–4 и Евро–5. А остальные очереди — выпускать нефтехимию. "Продукция будет ориентирована исключительно на внутренний российский рынок. Но создавать собственную сеть АЗС мы не планируем", — говорит Андрей Ермолаев.

Завод, по его словам, сам не будет заниматься сбытом продукции. Он будет возвращать ее поставщикам сырья, которые вправе распоряжаться продукцией по своему усмотрению. То есть фактически завод будет заниматься глубокой нефтепереработкой на аутсорсинге.

Поставщиками сырья для завода станут российские НПЗ. "У нас есть предварительные договоренности об использовании мазутов соседнего "КИНЕФа", где глубина переработки нефти больше 70% (в перспективе, согласно планам "КИНЕФа", глубина достигнет 80%. — Ред.). Кроме того, только в СЗФО работают 14 мини–НПЗ, которые станут нашими поставщиками. Но мы сможем принимать на переработку и мусор НПЗ из других регионов. Глубина его переработки будет до 98%", — говорит Андрей Ермолаев.

"Самоварный" бизнес

В 2013 году в России объем первичной переработки нефти на НПЗ составил 273 млн т. Учет объемов образующегося при этом нефтяного шлама не ведется. По примерным оценкам, его получается до 130 млн т в год, учитывая, что на большинстве НПЗ глубина переработки не превышает 50%.

По данным ФАС, лицензии на переработку нефти имеют 305 НПЗ в России, при этом в реестр Минэнерго включены только 64 предприятия. Это крупные предприятия, входящие в вертикально интегрированные нефтяные компании. Остальные — это так называемые "самовары": мини–НПЗ, часто работающие по серым схемам. Они разбавляют нефть, чтобы под видом мазута продавать ее на экспорт.

Мини– НПЗ распространились с 2002 года, когда экспортная пошлина на темные нефтепродукты (мазут) была снижена до 39% от нефтяной. Поэтому экспортировать "самоварную" продукцию выгоднее, чем нефть. Такой "мазут" лишь на $6–7 за тонну дороже сырой нефти. Получаемый при этом шлам либо захоранивают, либо продают на переработку за рубеж — прежде всего в Финляндию.

Это полулегальный рынок, зародившийся в конце 1980–х. Как рассказал президент SRV Group Юкка Хиенонен (тогда он налаживал первые поставки нефтешлама из России), в СССР отходы не перерабатывали, а финны закупали их или получали бесплатно для перепродажи на Запад. До сих пор этот рынок остается в основном криминальным, поэтому оценить экспортные объемы невозможно.

Углубление переработки

Со следующего года "самоварный" бизнес может получить серьезную поддержку, если правительство РФ утвердит инициативу Федеральной антимонопольной службы (ФАС). ФАС предложила строить ко всем мини–НПЗ магистральные трубопроводы с условием, что те повысят глубину переработки до 70%. Сейчас нередки случаи, когда "самовары" попросту воруют нефть, врезаясь в действующие трубопроводы. По данным "Транснефти", только на ее трубах в год фиксируется до 200 врезок.

В " Транснефти ", " ЛУКОЙЛе ", " Роснефти", "Газпром нефти" считают, что реализация инициативы ФАС приведет к резкому росту числа "самоваров". Модернизация им невыгодна. Мини–НПЗ заявят планы по модернизации, разбив эти проекты на два этапа: на этап первичной переработки нефти (глубина 50%) и строительства установок глубокой переработки (от 70%). Причем сроки второго этапа указаны не будут, новые установки пообещают внедрять по мере окупаемости проектов, предполагают в "Транснефти". Тем временем "самовары" будут на льготных условиях получать сырье и гнать из него мазут, перепродавая его другим переработчикам.

Эти предположения косвенно подтверждаются и аутсорсинговой схемой НПЗ "Кириши–2". Данная схема будет выгодна и для "Кириши–2", и для поставщиков сырья, так как с 1 января 2015 года экспортные пошлины на нефтепродукты, в том числе и на мазут, будут почти приравнены к пошлинам на сырую нефть. Поэтому экспортировать мазут станет невыгодно — придется перерабатывать его на территории России.

Объем нефтяного шлама, образующегося в Ленобласти, — примерно 10 млн т в год. Кроме бензина в ходе утилизации нефтешлама можно выпускать высококачественный асфальт, а также генерировать электроэнергию, то есть возможностей для ускоренной окупаемости у завода множество. Срок окупаемости может составить 4–5 лет. С такими совладельцами проблем по загрузке завода быть не должно, так что финнам, которые являются основными импортерами нефтешлама из России, придется искать других поставщиков.

Владимир Пахомов

директор филиальной сети инвестиционной компании QB Finance

Подобные планы обсуждались еще лет пятнадцать назад. Но они до сих пор не реализованы. Это так же, как с мусороперерабатывающими заводами, для которых уже и инвесторов находили, но так и не построили. Так что шансы, что получится построить завод по переработке шламов, ничтожные. Проблема в том, чтобы найти соответствующие технологии. Если же это удастся, то на местном рынке автомобильного топлива замедлится рост цен. Но объем выпуска бензина новым заводом по сравнению с оборотом рынка будет незначительным, поэтому революции не произойдет.

Сергей Снопок

владелец холдинга "Фаэтон"

www.dp.ru

Правительство РФ удушит «самовары» экономически

Меры, которые сегодня предполагаются к реализации на уровне Минэнерго и правительства, экономически удушат деятельность так называемых «самоваров». Об этом в интервью Business FM заявил президент компании «Транснефть» Николай Токарев.

Правительство, как сообщалось ранее, с 2015 года планирует уравнять экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты. Новые пошлины сделают экономически бессмысленной, считает Токарев, переработку нефти на примитивных установках прямой перегонки сырья с глубиной переработки порядка 40%, так называемых «самоварах».

Согласно опубликованным в прошлом году оценкам «Транснефти», нефтеперегонные заводы с низкой глубиной переработки нефти вообще не создают добавленную стоимость, в ценах российского рынка каждый баррель переработанной нефти должен приносить таким предприятиям 3,3 доллара убытков. Прибыль «самовары» получают за счет переработки ворованной нефти, несоблюдения стандартов и заниженной, по сравнению с нефтью, экспортной пошлиной на нефтепродукты.

По словам Николая Токарева, служба безопасности компании на ежедневных оперативных совещаниях докладывает о врезках в нефтепроводы, причем в некоторых регионах обнаруживаются по три-четыре врезки в день. Только по Южному федеральному округу за прошлый год потери нефти в нефтепроводах «Транснефти» составили более 50 тыс. тонн, примерно, тысяча железнодорожных цистерн.

Около двухсот предприятий, перерабатывающих нефть по «самоварной» технологии, работают без лицензий, с нарушениями правил промышленной, технической, экологической безопасности, сообщил Токарев. Их продукция востребована на Западе, в Китае, в Юго-Восточной Азии, потому что там подобные производства давно закрыли – они экологически грязные и небезопасные.

«Ростехнадзор применял самые жесткие меры ограничения деятельности этих НПЗ, но…, растут как грибы! В каждом регионе появляется такой сумасшедший бизнес. Стоит это недорого – 300 тысяч долларов. Модуль маленький ставишь и все – зажигай дрова…», − заявил Николай Токарев.

«Транснефть» с большой осторожностью отнеслась к инициативе Федеральной антимонопольной службы (ФАС) по облегчению подключения «самоваров» к системе нефтепроводов «Транснефти», сообщил Токарев. Против инициативы ФАС выступили также такие крупные нефтяные компании, как «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз», «Газпром нефть». «Если абстрагироваться от российских реалий, то инициатива ФАС нам понятна. Чем больше производителей нефтепродуктов на рынке – тем выше конкуренция, тем удобнее формировать цену на нефтепродукты, не позволять ей задираться высоко, как иногда у нас бывает», − сказал Токарев. Но технология «самоваров» не позволяет им производить никаких моторных топлив. То якобы «дизельное топливо», который предлагают рынку «самовары», можно заливать, наверное, только в тракторы советского еще производства, считает Николай Токарев. Никто больше на этом дизтопливе сегодня ездить никто не будет из-за сумасшедшего содержания серы и других примесей. Некое подобие 80-го бензина, в который «самовары» превращают свою продукцию с помощью немыслимых добавок, и их дизельное топливо, по словам Токарева, не проходят ни по одному критерию с точки зрения экологии, эффективности, энергопотребления.

Нет никакого экономического смысла в существовании «самоваров», поэтому мы против того, чтобы для подключения к системе нефтепроводов им по инициативе ФАС разрешили не регистрироваться в Минэнерго, заявил Николай Токарев.

kostroma-diagnostika.ru

новая система позволит государству контролировать перемещение каждой капли нефти

К концу лета появится система, позволяющая государству контролировать перемещения каждой капли нефти. Нововведение поможет чиновникам решить проблему «самоваров» – нелегальных мини-НПЗ.

Топливно-энергетический комплекс – основа экономики: треть российского ВВП и 40% налоговых и таможенных поступлений в бюджет. Но в этом фундаменте завелись «вредители»: только за последние пять лет появилось две сотни «самоваров». Проблема особенно актуальна для южного региона, отмечает Виталий Громадин из «Арбат Капитала». «Качество нефтепродуктов на этих НПЗ не соответствует стандартам, и, конечно, такое производство может избегать уплаты налогов», – полагает эксперт. По информации Российского топливного союза, доля суррогатного топлива на российском рынке достигает 30%.

Бороться с ним поможет система контроля над нефтепереработкой и экспортом нефтепродуктов («Нефтеконтроль»). Создать ее решили в феврале 2010 года на совещании в Омске после жалобы гендиректора «Газпром нефти» Александра Дюкова напрямую президенту Дмитрию Медведеву. По словам топ-менеджера, 116 таких производств, открывшихся с 2005 года, не были сданы по правилам. Тем не менее, они отгружают топливо на экспорт. Если продукция низкого качества, то почему же за границей ее покупают? Причина кроется в экспортных пошлинах, которые не стимулируют нефтяников увеличивать глубину переработки. Оказывается, дешевле приобрести и повторно перегнать тонну «самоварного» мазута, чем сырую нефть. Так, экспортная пошлина на нефть с 1 мая выросла до $284 за тонну, на светлые нефтепродукты – только до $204 за тонну, а темные – всего до $110 за тонну.

«В России есть проблемы со сбытом мазута, – объясняет логику чиновников Евгения Дышлюк из «КИТ Финанса». – Внутренний рынок потребляет в лучшем случае треть производимого объема. Электроэнергетика предпочитает более дешевое сырье – природный газ и уголь. Дорогой мазут сжигают на станциях только в случае крайней необходимости. В итоге его доля в топливном балансе ТЭС составляет приблизительно 2% и, по прогнозам, останется на этом уровне в будущем. В то же время сбыт бензина и дизельного топлива, напротив, не представляет трудностей: эти нефтепродукты пользуются высоким спросом и в России и за рубежом. Так, на внутреннем рынке потреб­ляется 80–90% бензина и 40–50% дизтоплива».

Эффективность вложений в первичную переработку сейчас составляет 30–35%, в то время как отдача инвестиций в глубокую переработку – около 15%, подсчитали в «Газпром нефти». «Таким образом, очень удобно переработать нефть на «самоваре» и вывозить за границу сомнительного качества нефтепродукты», – резюмирует Виталий Громадин.

Двоякий исход. «Самоварный» бизнес в скором времени может потерять свои привлекательные стороны по причине, не связанной с «Нефтеконтролем». Чтобы подтолкнуть НПЗ к сокращению производства «полуфабрикатов», которые за рубежом используются в качестве сырья, Минэнерго давно предлагает уравнять экспортные ставки на темные (38,1% от пошлины на нефть) и светлые (70,7%) нефтепродукты. Изначально планировалось ввести новые правила уже в 2010 году. Однако не все участники рынка оказались готовы к унификации из-за большой доли темных нефтепродуктов (в первую очередь мазута) в структуре экспорта. Поэтому нововведение было решено перенести на 2011–2012 годы. «В этом году можно ждать бума инвестиций в НПЗ, чтобы получить выгоды от выравнивания пошлин: тем более, текущая высокая маржа нефтепереработки в России позволяет это делать», – отмечает Виталий Крюков из ИФД «Капиталъ».

Если унифицированные пошлины будут введены с 2011 года, то более значительные выгоды в относительном выражении получат «Газпром нефть» и НПЗ «Башнефти», так как в структуре выпуска и экспорта нефтепродуктов они имеют наибольшую долю светлых нефтепродуктов. Проще говоря, их маржа вырастет. Например, экономия «Башнефти» в денежном выражении при сохранении текущей структуры выпуска нефтепродуктов превысит $100 млн при стоимости нефти в $75–80 за баррель и унифицированной ставке пошлин на нефтепродукты на уровне 57% от экспортной пошлины на нефть, подсчитал Виталий Крюков. Напротив, у «Роснефти» более отсталые заводы, и выравнивание пошлин отрицательно скажется на рентабельности ее нефтепродуктового бизнеса, добавляет Евгения Дышлюк.

Уравнивание экспортной ставки станет серьезным ударом для малой нефтепереработки. «Мини-НПЗ производят в основном тяжелые дистилляты и с введением этой меры могут стать убыточными», – полагает Евгения Дышлюк. «Выживут легальные нефтеперерабатывающие производства, которые поставляют сырье преимущественно на внутренний рынок, а незаконные НПЗ, жившие за счет более низких пош­лин на темные нефтепродукты, скорее всего, будут вынуждены уйти с рынка. Конечно, если не будут модернизировать свои заводы и повышать качество топ­лива», – соглашается Виталий Крюков.

В погоне за прозрачностью и увеличением добавленной стоимости государство может навредить официально зарегистрированным НПЗ. Виталий Крюков считает, что правительство, всячески призывая увеличивать выпуск светлых нефтепродуктов, пока недо­оценивает риск отсутствия спроса на эту продукцию за рубежом. «Готова ли Европа покупать российские светлые нефтепродукты с тем же желанием, с которым она сейчас покупает темные? – вопрошает эксперт. – Там есть собственные перерабатывающие мощности, которые позволяют закрыть спрос по топливу высокой степени очистки. Россию с ее качественными нефтепродуктами никто не ждет. Европейским компаниям более выгодно покупать наши «полуфабрикаты» и доводить их уже самостоятельно до товарной продукции». Ничего личного, только бизнес.

Если новые таможенные пошлины бьют по экономике «самовароварения», то «Нефтеконтроль» должен исключить экспорт нелегального топлива административными методами. Вывозом нефтепродуктов смогут заниматься только производители и транспортники, отобранные Мин­энерго. Экспортерам, не попавшим в реестр, транспортные компании должны будут отказывать.

В основном мера направлена на учет перемещений энергоресурсов по железной дороге или автотранспортом. Касательно системы трубопроводов «Транснефти» уже появился проект нового постановления о порядке подключения НПЗ к магистральным нефтепроводам и нефтепродуктопроводам. Согласно документу, заявитель должен предоставить информацию о технических параметрах завода и, в первую очередь, о планируемых объемах переработки и потребности в объемах транспортировки нефти по магистральным нефтепроводам на НПЗ (с указанием поставщиков сырья). Кроме того, владелец НПЗ должен подтвердить гарантию поставок нефти на завод в течение трех лет с указанием ежемесячных объемов поставок. «Как видно, этот проект также предназначен избежать подключения к трубопроводам «самоваров» и изготовления суррогатного топлива», – отмечает Виталий Громадин.

Аналитики уверены, что права легальных производителей и поставщиков не будут ущемлены. В списке окажутся все официально зарегистрированные участники рынка, уверен Виталий Громадин. Более того, новые правила в целом будут способствовать оздоровлению системы и принесут выгоды как производителям, так и потребителям. Государство также получит свои плюсы от расширения налоговой базы. «Главное в этой ситуации не перегибать палку и действовать взвешенно, чтобы не нарушить нормальное функционирование бизнеса и способствовать развитию конкуренции, – считает Виталий Крюков. – Наведение порядка в отрасли должно только приветствоваться легальными производителями, так как это позволит им сократить потери от незаконных действий конкурентов и увеличить долю на рынке за счет сокращения теневого оборота».

au92.ru

Правительство РФ удушит «самовары» экономически

Меры, которые сегодня предполагаются к реализации на уровне Минэнерго и правительства, экономически удушат деятельность так называемых «самоваров». Об этом в интервью Business FM заявил президент компании «Транснефть» Николай Токарев.

Правительство, как сообщалось ранее, с 2015 года планирует уравнять экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты. Новые пошлины сделают экономически бессмысленной, считает Токарев, переработку нефти на примитивных установках прямой перегонки сырья с глубиной переработки порядка 40%, так называемых «самоварах».

Согласно опубликованным в прошлом году оценкам «Транснефти», нефтеперегонные заводы с низкой глубиной переработки нефти вообще не создают добавленную стоимость, в ценах российского рынка каждый баррель переработанной нефти должен приносить таким предприятиям 3,3 доллара убытков. Прибыль «самовары» получают за счет переработки ворованной нефти, несоблюдения стандартов и заниженной, по сравнению с нефтью, экспортной пошлиной на нефтепродукты.

По словам Николая Токарева, служба безопасности компании на ежедневных оперативных совещаниях докладывает о врезках в нефтепроводы, причем в некоторых регионах обнаруживаются по три-четыре врезки в день. Только по Южному федеральному округу за прошлый год потери нефти в нефтепроводах «Транснефти» составили более 50 тыс. тонн, примерно, тысяча железнодорожных цистерн.

Около двухсот предприятий, перерабатывающих нефть по «самоварной» технологии, работают без лицензий, с нарушениями правил промышленной, технической, экологической безопасности, сообщил Токарев. Их продукция востребована на Западе, в Китае, в Юго-Восточной Азии, потому что там подобные производства давно закрыли – они экологически грязные и небезопасные.

«Ростехнадзор применял самые жесткие меры ограничения деятельности этих НПЗ, но…, растут как грибы! В каждом регионе появляется такой сумасшедший бизнес. Стоит это недорого – 300 тысяч долларов. Модуль маленький ставишь и все – зажигай дрова…», − заявил Николай Токарев.

«Транснефть» с большой осторожностью отнеслась к инициативе Федеральной антимонопольной службы (ФАС) по облегчению подключения «самоваров» к системе нефтепроводов «Транснефти», сообщил Токарев. Против инициативы ФАС выступили также такие крупные нефтяные компании, как «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз», «Газпром нефть». «Если абстрагироваться от российских реалий, то инициатива ФАС нам понятна. Чем больше производителей нефтепродуктов на рынке – тем выше конкуренция, тем удобнее формировать цену на нефтепродукты, не позволять ей задираться высоко, как иногда у нас бывает», − сказал Токарев. Но технология «самоваров» не позволяет им производить никаких моторных топлив. То якобы «дизельное топливо», который предлагают рынку «самовары», можно заливать, наверное, только в тракторы советского еще производства, считает Николай Токарев. Никто больше на этом дизтопливе сегодня ездить никто не будет из-за сумасшедшего содержания серы и других примесей. Некое подобие 80-го бензина, в который «самовары» превращают свою продукцию с помощью немыслимых добавок, и их дизельное топливо, по словам Токарева, не проходят ни по одному критерию с точки зрения экологии, эффективности, энергопотребления.

Нет никакого экономического смысла в существовании «самоваров», поэтому мы против того, чтобы для подключения к системе нефтепроводов им по инициативе ФАС разрешили не регистрироваться в Минэнерго, заявил Николай Токарев.

gpmliftservis.ru

как в России воруют энергоносители

В Тульской области местные цыгане, проживающие в селе Плеханово, делают незаконные врезки в газопровод. Долги многих семей за газ исчисляются сотнями тысяч. Справедливости ради стоит сказать, что воровством газа и нефти славятся не только цыгане. Энергоносители крадут по всей России, но особенно остро проблема стоит на Кавказе.

 Размах криминала в топливно-энергетическом комплексе недавно обсуждался на правительственной комиссии по развитию Северо-Кавказского федерального округа. По информации МВД, с начала 2015 года в регионе выявлено сто врезок в трубопроводы по транспортировке нефти и газа. Прекращена деятельность пяти мини-заводов по переработке сырой нефти. Очевидно, что это — лишь вершина айсберга.

В дербентском райотделе полиции — очередные семеро задержанных, которые, как считает следствие, воровали нефть из магистрального трубопровода Баку-Новороссийск. Как минимум пятьдесят тонн, арестована целая цистерна, и экспертиза показала: ее содержимое совершенно точно именно из этой трубы. Место преступления, сама незаконная врезка в нефтепровод недалеко от Дербента. В вырытом экскаватором котловане видна и сама магистральная ветка, труба семидесяти сантиметров в диаметре, и аккуратно приваренный к ней вентиль, через который откачивали нефть.

С поисковым отрядом компании "Транснефть" — это она обслуживает трубу — ищем признаки воровства. Патрули вдоль нефтепровода — на поверхности он обозначен полосатыми столбиками. — теперь курсируют круглосуточно, иначе бороться с хищениями невозможно.

Внешне незаконные врезки могут быть вообще не видны — трубопровод глубоко под землей. И чтобы обнаружить ответвления, используется специальный прибор, который называется "трассоискатель". Он реагирует на порывы изоляции, которыми вся линия обмотана. В арсенале у охранников еще есть металлоискатель, стальной щуп и обыкновенная лопата, чтобы подозрительные места можно было сразу проверить. В сложных случаях вызывают тяжелую технику. Черные гибкие трубы злоумышленники присоединяют к нефтепроводу. Под Кизляром их, найденных, выкопанных и специально приведенных в негодность, — почти десять километров. По глубине и протяженности незаконной откачки нефти Дагестан уже поставил своеобразные рекорды. В Дагестане бесследно исчезало до 10% всей нефти, идущей из Азербайджана на российское Черноморское побережье. Объемы гигантские, по 500-600 тонн ежедневно!

Еще несколько лет назад масштабы воровства были такими, что всерьез поднимался вопрос о целесообразности функционирования нефтепровода Баку-Новороссийск. В итоге на защиту были поставлены новые технологии, но и похитители все время выдумывают новые способы. Станция "Транснефти" в порту Махачкалы в прошлом году останавливалась сорок восемь раз, а только с начала этого — уже десять. Лаборатория показывала, что содержание воды в нефти зашкаливает.

Специалисты "Транснефти" считают, что водой заменяют похищенную нефть, и происходит это на этапе перегрузки из танкеров, в резервуарах, которые принадлежат компании "Дагнефтепродукт". Официально доказать ничего нельзя — владельцы гигантских нефтяных баков уверяют, что получают продукт уже разбавленным. Но есть доказанный факт. Один из танкеров "Нафталана" был задержан федеральной Службой безопасности с крупной партией контрабандной нефти. Следовал в Азербайджан, нефть, как показали лабораторные исследования, была украдена из магистральной трубы, и осуждены по делу были как раз не только капитан судна, но и работники "Дагнефтепродукта". На территории предприятия сейчас стоят три нефтеперерабатывающих завода, один из них только что построен, а откуда они берут сырье, никто точно ответить не может.

"Наше дело не покупать нефть — у нас, кстати, на это и средств нет — а перерабатывать то, что нам привезут", — сказал Ингибар Мамедов, директор нефтеперерабатывающего завода. Эта схема в Дагестане теперь повсеместно используется. Завод стоит прямо на трубе, а нефть на него будто бы привозят откуда-нибудь издалека по поддельным бумагам.

"Завод работал круглосуточно, и, по документам, нефть была не из трубы, а из Калмыкии. Говорят, во всей Калмыкии столько не добывают, сколько перерабатывают в Дагестане", — отметил Игорь Демин, советник президента "Транснефти". Внутрь не зайти — высокий забор, и ворота никто не открывает, как ни стучи, но над предприятием на окраине Кизляра вьется дымок, значит, оно по-прежнему функционирует.

Классический "самовар", нелегальный завод по переработке нефти. Устроен он по принципу самогонного аппарата, если уж совсем элементарно — выпаривание и последующая конденсация — только перегоняются здесь сотни тонн ежедневно.

Очевидно, что такое сооружение не может оставаться незамеченным ни для правоохранительных органов, ни для местных властей. "Этот вид деятельности очень коррумпированный. Без высокопоставленных лиц это невозможно", — уверен Хаджимурат Тагиров, полномочный представитель общественной организации "Комиссия по борьбе с коррупцией по Республике Дагестан".

Министр внутренних дел Дагестана сообщает: за последнее время уволены уже три начальника полицейских райотделов, на территории у которых процветали хищения нефти. Почувствовав персональную ответственность, стражи порядка, которые раньше незаконных врезок не замечали, сразу стали более внимательными. "Проблема еще не решена. По-прежнему есть отдельные люди, которые пользуются тем, что можно воровать нефть из нефтепровода и ее бесплатно использовать", — сказал Абдурашид Магомедов, министр внутренних дел Дагестана.

Стратегия полиции теперь в том, чтобы контролировать весь процесс: от охраны самой трубы (совместно с сотрудниками "Транснефти") до реализации конечного продукта, некачественного самодельного дизельного топлива. Один из незаконных отводов от магистрали шел прямо под вот эту автозаправочную станцию, а теперь, когда незаконная линия ликвидирована, и АЗС стала никому не нужна — продается.

au92.ru