Нанесут ли ущерб экономике Ирака антииранские санкции США? . Санкции ирак нефть


Большая нефть не помогает экономике Ирака – Вести Экономика, 22.10.2018

Москва, 22 октября - "Вести.Экономика". Ирак стремительно превращается в мировую нефтяную державу и ключевого члена ОПЕК. В этом году, обойдя Канаду, разоренная войной страна стала четвертым крупнейшим производителем "черного золота" в мире. Правда, экономика Ирака в целом пока особо не чувствует положительный эффект от роста добычи углеводородов. В то время как нефтяной рынок гадает, способна ли Саудовская Аравия увеличить производство так, чтобы компенсировать снижение иранского экспорта из-за вводимых в ноябре американских санкций, Ирак спокойно наращивает поставки в Азию, Европу и Средиземноморский регион и тем самым заменяет недостающие баррели из Ирана.

Ирак добывает рекордные 4,78 млн баррелей нефти в день, объявил в субботу министр нефти страны Джаббар аль-Луайби. Более того, по его словам, добыча поднимется до 5 млн баррелей в день в 2019 г. и 7,5 млн в 2024 г.

Добыча нефти в Ираке

Консалтинговая фирма Wood Mackenzie делает более сдержанный прогноз: к 2025 г. Ирак сможет производить 6 млн баррелей в день. Но при этом его добыча будет расти быстрее, чем в какой-либо другой стране, кроме США, в течение ближайших шести лет.

Между тем, несмотря на нефтяное богатство, в Ираке наблюдается дефицит электроэнергии, и с трудом удается привлечь иностранные инвестиции, необходимые для создания новых рабочих мест и стимулирования национальной экономики.

"Увеличение производства - хорошая новость, но Ирак по-прежнему не предоставляет своим гражданам такие базовые услуги, как чистая питьевая вода и электричество, в том числе и в Басре, где добывается большая часть нефти", - говорит главный экономист агентства Bloomberg по Ближнему Востоку Зиад Дауд.

За исключением нефти большинство экономических показателей Ирака трудно назвать обнадеживающими. Кроме того, продолжает усиливаться политическая напряженность между центром и полуавтономным курдским регионом страны, растет чувство маргинализации среди суннитского меньшинства, а шиитское большинство крайне недовольно государственными службами.

Цены на нефть удвоились с 2016 г., что улучшило финансы Ирака, но фондовый рынок страны снизился на 30% за тот же период. Более $32 млрд прямых иностранных инвестиций покинули страну за последние пять лет, утверждает ООН.

"Через 15 лет, после того как возглавляемая США военная коалиция свергла режим Саддама Хусейна, люди разгневаны тем, что у них нет круглосуточной электроэнергии, очень плохая инфраструктура и система здравоохранения, - говорит руководитель базирующегося в Багдаде аналитического центра "Аль-Баян" Али ал-Мавлави. - Иракский народ считает, что национальное богатство распределяется несправедливо и неравномерно".

По его словам, повышение безопасности и усилия по формированию нового правительства вызывают определенный оптимизм, но повсеместная коррупция и громоздкая бюрократия заставляют "иностранные компании дважды подумать, перед тем как инвестировать".

Но все это, похоже, не мешает развиваться нефтяной промышленности Ирака, второго по величине члена ОПЕК после Саудовской Аравии.

Добыча нефти удвоилась с 2007 г. и может достичь 6 млн баррелей в день в 2025 г. благодаря таким нефтяным гигантам, как Exxon Mobil, Total, "ЛУКойл" и "Газпром". Международные нефтяные компании ответственны за две трети нынешнего производства в Ираке, а их капитал и технологии имеют ключевое значение в сохранении и повышении добычи.

До тех пор пока правительство продолжает платить иностранным нефтяным компаниям в полном объеме и вовремя, производители будут извлекать разумную прибыль из недорогих месторождений Ирака, даже если нефть упадет до $30 за баррель. Нефть марки Brent торговалась в этом году в среднем выше $73.

"У Ирака не будет никаких проблем с поиском иностранных инвесторов для развития нефтяного сектора, - говорит Зиад Дауд. - Намного сложнее с привлечением капитала и экспертных знаний для экономики в целом".

www.vestifinance.ru

Санкции против Ирака — Википедия. Что такое Санкции против Ирака

Санкции против Ирака – торгово-финансовое эмбарго, введённое Советом Безопасности ООН против Ирака. Начали действовать с 6 августа 1990 года, через четыре дня после вторжения Ирака в Кувейт. Действие большей части из них продолжалось до мая 2003 года, когда Саддам Хуссейн был насильственно смещён с поста руководителя Ирака[1]. Часть санкций, в том числе и выплата репараций Кувейту, действует в отношении Ирака до сих пор[2][3][4].

Цели санкций. Принятие резолюций

Изначальная цель санкций – заставить Ирак вывести свои войска из Кувейта, а также осуществить выплату репараций и уничтожить оружие массового поражения, которым, по непроверенным данным, обладал Ирак. Сперва Совет безопасности ООН принял резолюцию №661[5], в которой оговорил ряд жёстких экономических санкций в отношении Ирака. После окончания в 1991 году боевых действий в рамках войны в Персидском заливе антииракские санкции, вопреки ожиданиям ряда экспертов, были продлены; во многом продление санкций было связано с требованием прекратить производство оружия массового поражения (доказательства которого так и не были обнаружены). Прежние и новые санкции были объединены в одном пакете, принятом по итогам очередной резолюции №687 Совбеза ООН[6][7]. Санкции запрещали любые формы торгово-экономических отношений с Ираком за исключением поставок медикаментов и продовольственных товаров первой необходимости, поставляемых в Ирак в рамках оказания международной гуманитарной помощи. Тем не менее, поставки лекарственных препаратов и продовольствия подвергались тщательной регламентации странами, способствовавшими принятию санкций против Ирака[5].

Цели введения санкций, заявленные в резолюциях 661 и 687 Совета безопасности ООН – добиться уничтожения иракским руководством якобы производимого им оружия массового поражения; добиться того, чтобы Ирак списал и уничтожил разработанные ранее баллистические ракеты увеличенной дальности; запретить иракскому руководству оказывать поддержку террористическим движениям и заставить Ирак выплатить репарации и внешний государственный долг[5][6].

Как было отмечено в одном из сообщений Офиса программы по Ираку при ООН,[8] резолюция 661 Совбеза ООН предполагала введение комплексных (всесторонних) санкций против Ирака в связи с его вторжением на территорию Кувейта. Эти санкции предполагали строгое ограничения товаров, которые могли быть экспортированы Ираком в другие государства, и товаров, которые подлежали импорту в Ирак[9].

Запрет на ввоз и вывоз товаров

Первоначально Комитет по санкциям ООН не издал полный перечень товаров, которые запрещено было ввозить в Ирак, а принял решение последовательно оценивать отдельные заявки по различным товарам, которые могли подпадать под санкции. Было, однако, разрешено ввозить в Ирак медикаменты, продовольственные товары и продукты первой необходимости для нужд гражданского населения в рамках оказания гуманитарной помощи. Лица, которые желали поставлять свои товары в Ирак в торговых или некоммерческих (в том числе благотворительных) целях, согласно программе санкций, должны были подавать заявку на получение экспортной лицензии в любом из государств, входящих в ООН, которые по получении заявки должны были отправить её на оценку в Комитет по санкциям ООН, определявший, можно ли ввозить этот товар в Ирак или нет. Впрочем, комитет имел право сохранять своё решение в секрете. К тому же любой член комитета по уставу мог наложить вето на разрешение поставки того или иного товара в Ирак без объяснения причины. Такая модель санкций могла объективно считаться наиболее дискриминационной по сравнению с остальными – как в экономическом, так и в психологическом планах.

В первую очередь, под запрет подпадали те товары, которые прямо или опосредованно могли быть использованы в военных целях. В этот список, например, попадали компьютеры, тракторы и брюки. В то же время Комитет оставлял на собственное усмотрение вопрос о том, что может считаться товаром первой необходимости для рядовых жителей Ирака, что, в свою очередь, определяло верховное право комитета разрешать ввоз таких товаров для нужд населения Ирака или не разрешать. В случае, если Комитет по санкциям давал официальное разрешение на поставку товара из конкретной страны, он посылал её представителям уведомление об этом. Представители ответственных органов власти, в свою очередь, уведомляли подателя заявки о том, что его товар может быть ввезён на территорию Ирака. Таким образом, процедура санкционирования ввоза товаров в Ирак была чрезмерно бюрократизирована. Более того, предприятие, получавшее одобрение на ввоз товаров, должно было поставлять их морским путём, и несмотря на разрешение, выданное Комитетом, грузы, поставляемые в Ирак, могли подвергаться инспекции в любой форме и могли быть конфискованы по результатам дополнительных проверок.

В 2002 году санкционный список был несколько смягчён, а Комитет по санкциям решил ввести исключения для отдельных единиц товаров, издав своеобразный «список пересмотренных товаров» (англ. List of Good Reviews). Все товары, которые были перечислены в данном списке, могли быть импортированы в Ирак без каких-либо ограничений, а единицы товаров, которые могли использоваться в двойных целях (в гражданской жизни и в военной сфере), должны были подвергаться пересмотру от случая к случаю[10][11]. В то же время обоснованность определения того, какой товар в тех или иных ситуациях мог использоваться населением Ирака в военных нуждах, всё же вызывала сомнения.

Эмбарго на нефтяные поставки

После введения санкций Ирак серьёзно пострадал от ограничений нефтяных поставок, а позже в отношении Багдада систематически действовала программа «нефть в обмен на продовольствие». В связи с началом военного противостояния в Персидском заливе межведомственная миссия ООН отметила, что население Ирака вскоре может оказаться перед лицом масштабной гуманитарной катастрофы, связанной острой нехваткой продовольствия, которая может проявиться в распространении эпидемий и голода. Представители ООН также отметили, что грозящая Ираку катастрофа окажется неизбежной в случае, если средства, поддерживающие жизнедеятельность гражданского населения Ирака, не будут в срочном порядке ему предоставлены[12]. Правительство Ирака отклонило резолюции №№ 712 и 716 Совбеза ООН, которые предлагали Ираку передать определённое количество нефти в обмен на получение населением страны жизненно необходимых продовольственных товаров во избежание тяжелейшего гуманитарного кризиса. Представители правящих кругов Ирака расценили полученные предложение как циничный шантаж и грубое вмешательство во внутренние дела.

Официальное принятие программы «Нефть в обмен на продовольствие»

Тем не менее, 14 апреля 1995 года Совбез ООН принял новую резолюцию 986, в которой официально утверждалась программа «нефть в обмен на продовольствие», которая призвана была помочь мирным жителя Ирака, серьёзно пострадавшим от экономических санкций. Эта программа была запущена в 1996 году, а первые поставки продовольственных товаров начались только в марте 1997 года. Эта программа финансировалась за счёт поступлений от экспорта иракской нефти. Статистическими компаниями было подсчитано, что от темпов реализации плана продовольственных поставок в Ирак зависело примерно 60 % населения Ирака, которое в конце 1990-х годов составляло приблизительно 26 миллионов человек. Сперва Ираку было разрешено продавать нефти на два миллиарда долларов каждые шесть месяцев, причём две три от суммы, вырученной по итогам продажи, поступало на удовлетворение гуманитарных потребностей гражданского населения страны. В 1998 году лимит был повышен до 2,56 миллиардов долларов каждые полгода. В декабре 1999 года Совет Безопасности ООН снял любые ограничение на количество экспортируемой Ираком нефти в обмен на продовольствие.

Распределение средств

Средства, полученные за счёт поставок нефти, распределялись следующим образом:

  • 72% были направлены на гуманитарные нужды.
  • 25% поступали в компенсационный фонд, из которого происходила выплата репараций.
  • 2,2% покрывали административные и операционные (технические) издержки ООН.
  • 0,8% поступали на оплату технических издержек при осуществлении программы контроля за нераспространением оружия массового поражения.

Из тех 72 процентов, которые поступали на гуманитарные нужды, 59% было выделено на заключение договоров по поставкам продовольствия и оборудования правительством Ирака для 15 центральных и южных губерний, а 13% поступало в бюджет 13 южных провинций, где ООН осуществляло гуманитарную программу от имени правительства Ирака.

Обеспечение режима санкций

An American helicopter shadows the Russian oil tanker Volgoneft-147

Обеспечение соблюдения санкций в первую очередь гарантировалось фактором угрозы применения военной силы и механизмами правового давления. После принятия резолюции 665 США и их союзниками была разработана и внедрена «система международного перехвата» (англ. Multinational Interception Force), чьей основной задачей было выявление, осмотр и возможное изъятие грузов, а также задержание и досмотр судов и их экипажей, которые подозревались в поставках тех или иных несанкционированных товаров в Ирак или вывозились из Ирака[13]. Правовая сторона санкций обеспечивалась индивидуальными действиями, которые предпринимались правительствами отдельных стран, присоединившихся и поддерживавших санкции против Багдада. В США исполнение санкционных условий было поручено Управлению контроля за иностранными активами (англ. Office of Foreign Assets Control (OFAC). В частности, в 2005 году эта организация оштрафовала пацифистский благотворительный фонд «Голоса дикой природы» (англ. Voices in the Wilderness), основанный американской пацифистской Кейти Келли, на 20 000 долларов за перевозку запрещённых товаров в Ирак без подачи заявки на получение экспортной лицензии в соответствии с нормой закона, что вызвало шквал критики со стороны многих правозащитных групп в разных странах мира[14]. Несмотря на то, что лидер Ирака Саддам Хуссейн был давно свергнут, а в Ираке установилось прозападное правительство, ещё на момент 2011 года OFAC всё ещё пытается добиться выплаты штрафа на сумму 10 000 долларов вместе с процентами от предпринимателя Берта Сакса за поставку лекарственных препаратов жителям Басры полтора десятилетия назад[15]. Эти медикаменты предназначались в первую очередь гражданскому населению (в том числе и детям), страдавшему от экономической депрессии и болезней, вызванных нехваткой продовольствия.

Роль санкций в ограничении производства вооружения

Согласно распространённому мнению западных военных экспертов и политологов, специализирующихся на проблематике Ближнего Востока, благодаря санкциям удалось достичь существенного ограничения иракского вооружения. В частности, американский военный теоретик и один из разработчиков современной военной доктрины США Дуглас Фейт признал, что санкции ослабили военный потенциал Багдада[16]. Исследователи Джордж Лопес и Дэвид Котрайт полагают, что благодаря санкциям удалось вынудить Ирак согласиться на проведение регулярных инспекций и мониторинга стратегии ликвидации оружия массового поражения. Также, по мнению американских исследователей, с помощью санкций удалось добиться некоторых уступок со стороны официального Багдада по ряду политических вопросов, например, по решению приграничного спора с Кувейтом. Также экспертами стран Запада отмечается ключевая роль санкций в том, что Ираку не удалось отстроить свою военную систему после войны в Персидском заливе и в целом санкции привели к постепенной демилитаризации страны. Также в условиях санкций был заблокирован импорт материалов и технологий для производства оружия массового уничтожения[17][18][19]. Впоследствии Саддам Хуссейн отмечал во время допросов с участием следователей ФБР[20], что «вооружённые силы Ирака были уничтожены санкциями ООН»[21].

Губительные последствия санкций для гражданского населения Ирака

По данным международных организаций, отслеживавших последствия санкций, неоднократно отмечалось, что гражданское население Ирака существенно пострадало от систематического недоедания и употребления низкокачественного продовольствия. Также к отрицательным последствиям для рядовых жителей страны привела острая нехватка лекарственных препаратов. Все эти явления спровоцировали рост заболеваний, в том числе и контагиозных, среди разных возрастных и социальных групп населения, а дополнительным фактором для распространения инфекций стала нехватка чистой питьевой воды[22]. В 2001 году председатель научного комитета Медицинской Ассоциации Ирака направил сообщение в адрес британскому периодическому изданию The BMJ (прежнее название англ. British Medical Journal), в котором призвал распространить сведения о катастрофических последствиях торгово-экономических санкций, коснувшихся иракской системы здравоохранения, фактическим создателем которой стал иракский лидер Саддам Хуссейн[23]. Другие иракские правозащитники и общественные деятели также призывали международное сообщество приостановить действие антииракских санкций, которые за неполные десять лет привели к губительным последствиям и распространению опасных заболеваний среди мирного населения страны.

Современная иракская экономика во многом строится на нефтяном экспорте. В 1989 году сектор нефтяных поставок составил 60% от ВВП страны. Результатом этой зависимости от поставок энергоносителей стало закономерное сужение экономической базы в связи с санкциями; как следствие пострадал также агропромышленный комплекс Ирака, сокращение производственных мощностей которого началось с 1990-х годов. Ряд экспертов сходится во мнении, что введённые в начале 1990-х санкции оказали разрушительное воздействие на развитие экономики и общий уровень продовольственной безопасности[24]; таким образом, к весне 2003 года, когда западная коалиция начала военное вторжение в Ирак, государство уже было существенно ослаблено в результате продолжительной политики санкций, демонтировавшей экономическую систему страны.

Нехватка продовольствия. Распространение заболеваний

Тем не менее, вскоре после имплементации санкций правительство Ирака с целью ослабить их воздействие разработало систему бесплатных поставок продовольствия с расчётом 1000 калорий на человека в день или 40 % от дневной нормы, что стало ключевым фактором выживания для самых незащищённых слоёв населения. В мае 2000 года ЮНИСЕФ отметила в одном из своих сообщений, что примерно половина всех детей Ирака младше пяти лет страдала от диареи (притом что процент детского и подросткового населения в Ираке 1990-х годов был очень высок, в частности, на 2000 45% населения страны составляли люди в возрасте до 14 лет включительно, что было одним из рекордных показателей в регионе и в мировом масштабе). В результате санкций доход на душу населения в Ираке упал с 3510 долларов в 1989 году до 450 долларов в 1996 году, и особенно сильное влияние на снижение уровня доходов оказала девальвация иракского динара[24].

Изменение роли женщины

В эпоху Саддама Хуссейна с начала 1970-х годов Ирак стал одним из немногих государств в ближневосточном регионе, которое инвестировало значительные денежные средства в создание системы общего образования для девочек и женщин. Однако в связи с санкционными мерами вкупе с растущей милитаризацией начала 1990-х годов уровень образования среди женского населения начал неуклонно снижаться. Экономические трудности в сочетании с военными потерями привели к тому, что в последние полтора десятилетия до начала вооружённой интервенции 2003 года в Ирак увеличилось число домохозяек и работающих женщин[24].

Последствия запрета на ввоз хлора

Одной из наиболее трудноразрешимых проблем стали ограничения на импорт хлора в Ирак в связи с тем, что хлор как исходный материал может использоваться для создания ядовитого газообразного хлора[25][26]. Запрет на поставки хлора в страну привёл к резкому сокращению уровня очистки питьевой воды и крайне неблагоприятным последствиям для населения. В частности, после осмотра ряда водоочистительных сооружений в Багдаде президент Ассоциации санитарных химиков и техников (англ. Sanitary Chemists & Technicians Association) отметил высокий уровень заболеваний населения столицы из-за отсутствия чистой воды и рекомендовал смягчить условия санкций, разрешив поставки жидкого хлора в Ирак для дезинфекции системы водоснабжения[27].

Мнения о санкциях. Демарш Холлидея

1 сентября 1997 года координатором гуманитарной программы ООН в Багдаде был назначен Дэвид Холлидей, который, прибыв в Ирак с ознакомительной миссией, испытал шок от общего экономического и физического состояния местного населения, в результате чего в октябре 1998 года он сознательно ушёл в отставку после 34-летней дипломатической и правозащитной карьеры в различных ведомствах и учреждениях ООН с тем, чтобы иметь возможность свободно критиковать крайне репрессивный режим санкций, от которых страдало простое иракское население. Сам Холлидей категорически отказался курировать претворение санкций в жизнь, отметив: «Я не хочу вводить программу, которая по сути своей соответствует международному определению понятия «геноцид»[28]. Это высказывание вызвало неоднозначную реакцию в дипломатических кругах ООН и среди групп западных политологов, занимающихся проблематикой Ближнего Востока. Например, Софи Бухари, журналистка, работавшая в ООН, заявила, что «некоторые эксперты в области юриспруденции против использования такой терминологии». Скептически к заявлению Дэвида Холлидея отнёсся специалист в области международного и регионального права Марио Бетатти, который резко высказался в адрес подавшего в отставку чиновника: «люди, которые так говорят, не разбираются в праве. Естественно, эмбарго оказало неблагоприятное воздействие на жителей Ирака, но это вовсе не преступление против человечности или геноцид»[29]. Так или иначе, ряд высокопоставленных чиновников ООН, в том числе и Холлидей, подвергали критике санкционную стратегию против Ирака, квалифицируя санкции как жестокие и циничные репрессии против иракского народа. В частности, немецкий дипломат-правозащитник Ханс фон Спонек, ставший преемником Холлидея на должности координатора гуманитарной программы ООН по Ираку, также выразил решительный протест по поводу суровости санкций, назвав последствия, к которым привели санкции, «подлинной человеческой трагедией»[30]. Ютта Бургхардт, глава отделения Всемирной продовольственной программы в Ираке, поддержала эти заявления и отметила жестокость и бесчеловечность санкционного режима и его губительный характер для населения Ирака, которое поставлено на грань тяжелейшей гуманитарной катастрофы.

Примечания

  1. ↑ Resolution 1483 - UN Security Council - Global Policy Forum. Globalpolicy.org. Проверено 1 июня 2011.
  2. ↑ UN lifts sanctions against Iraq (BBC), BBC News (15 декабря 2010).
  3. ↑ United Nations Security Council Resolution 1956 (December 2010)  (недоступная ссылка — история). Архивировано 8 января 2010 года.
  4. ↑ U.N. council brings Iraq closer to end of 1990s sanctions. Reuters (27 июня 2013).
  5. ↑ 1 2 3 UN Security Council Resolution 661. Fas.org. Проверено 15 июня 2009.
  6. ↑ 1 2 United Nations Security Council Resolution 687.
  7. ↑ UN Security Council Resolutions relating to Iraq.
  8. ↑ Fact Sheet. Office of the Iraq Oil-For-Food Programme (21 ноября 2003). Проверено 7 июня 2011.
  9. ↑ Iraq-Related Sanctions. United States Department of State. Проверено 19 сентября 2011.
  10. ↑ U.N. Plans Soon to Streamline Application of Iraq Sanctions
  11. ↑ "Goods Review List" for Iraq. state.gov.
  12. ↑ Martti Ahtisaari. Report to the Secretary-General on humanitarian needs in Kuwait and Iraq. United Nations (20 March 1991). Проверено 26 января 2013.
  13. ↑ Maritime Interception Operations (MIO). GlobalSecurity.org. Проверено 8 июня 2011.
  14. ↑ Voices in the Wilderness Ordered to Pay $20K for Bringing Aid to Iraq. Democracy Now! (16 августа 2005). Проверено 8 июня 2011.
  15. ↑ Timeline. Fined For Helping Iraqi Kids. Проверено 8 июня 2011.
  16. ↑ Feith, Douglas J. War and Decision: Inside the Pentagon at the Dawn of the War on Terrorism. — New York : HarperCollins, 2008. — P. 193. — ISBN 0-06-089973-5.
  17. ↑ Cortright, David Containing Iraq: Sanctions Worked  (недоступная ссылка — история). Fourthfreedom.org (19 июня 2004). Проверено 30 мая 2009. Архивировано 18 сентября 2007 года.
  18. ↑ Cortright, David A Hard Look at Iraq Sanctions. The Nation (November 2001).
  19. ↑ Cortright, David Containing Iraq: Sanctions Worked. Fourthfreedom.org (11 сентября 2001). Проверено 30 мая 2009.
  20. ↑ Saddam Hussein Talks to the FBI. Gwu.edu. Проверено 6 июля 2009.
  21. ↑ Kessler, Glenn. Saddam Hussein Said WMD Talk Helped Him Look Strong to Iran, washingtonpost.com (2 июля 2009). Проверено 6 июля 2009.
  22. ↑ G.R. Popal. Impact of sanctions on the population of Iraq. Eastern Mediterranean Health Journal (July 2000). Проверено 3 июня 2011.
  23. ↑ Adnan Al-Araji (2001). «Iraqi doctors appeal for help from doctors in other countries». BMJ 323: 53. DOI:10.1136/bmj.323.7303.53/b. PMID 11464839.

    "The Iraqi Medical Association would like to thank the BMA for the donation of medical books and journals that it made to Iraqi medical schools and the association last year. Because of the sanctions on Iraq, however, none of the books have arrived yet and we have received only a few copies of the BMJ.

    The sanctions have led to the deterioration of what was an extremely good national health service. In 2001, thousands of Iraqis are still dying from malnutrition, infectious diseases, and the effects of shortages or unavailability of essential drugs. More and more children are dying from cancer, probably related to contamination of the environment with depleted uranium.

    Iraqi doctors are suffering greatly from the intellectual embargo. Recent medical textbooks and journals are difficult to obtain. It is extremely difficult for Iraqi doctors to travel abroad to attend medical conferences or training courses. In hospitals and clinics our doctors are facing great difficulties providing good medical service to their patients."

  24. ↑ 1 2 3 UNICEF Evaluation report 2003 IRQ: Iraq Watching Briefs — Overview Report, July 2003. Unicef.org (9 апреля 2007). Проверено 15 июня 2009.
  25. ↑ John Pike. Fallujah II / Habbaniyah II - Iraq Special Weapons Facilities. Globalsecurity.org. Проверено 21 декабря 2010.Шаблон:Unreliable source?
  26. ↑ Hans Köchler (ed.),. ECONOMIC SANCTIONS AND DEVELOPMENT - Studies in International Relations, XXIII - Vienna: International Progress Organization, 1997. I-p-o.org (1997). Проверено 21 декабря 2010.
  27. ↑ David Sole. A Call For Emergency Chlorine Shipments To Iraqi. Iacenter.org (Wayback Machine) (12 мая 1998). Проверено 1 июня 2011. Архивировано 3 декабря 2008 года.
  28. ↑ John Pilger New Statesman - John Pilger on why we ignored Iraq in the 1990s on why we ignored Iraq in the 1990s New Statesman, 4 October 2004
  29. ↑ Sophie Boukhari Embargo against Iraq: Crime and punishment UNESCO website.
  30. ↑ BBC News - MIDDLE EAST - UN sanctions rebel resigns. bbc.co.uk.

wiki.sc

Будет ли Ирак соблюдать санкции против Ирана?

Неоднозначная реакция отражает явное замешательство и неспособность иракского правительства занять независимую и твердую позицию в стране, которая долгое время была местом жесткого противостояния между Соединенными Штатами и Ираном, пишет в Al Monitor иракский писатель и общественный деятель Омар ал-Джаффал.

За день до введения санкций президент Ирака Фуад Масум заявил в интервью телеканалу Alhurra TV, что “ситуация в Ираке и характер наших отношений с Ираном затруднят соблюдение американских санкций против Тегерана”.

Более четкую позицию по этому вопросу выразил премьер-министр страны Хайдер аль-Абади во время своей еженедельной пресс-конференции 8 августа.

 

“Мы, в принципе, выступаем против любых санкций в регионе”, – заявил он журналистам, прежде чем напомнить о жестких международных санкциях, которые были введены против Ирака в начале 1990-х гг. после вторжения Саддама Хусейна в Кувейт. Абади также отметил, что хотя Ирак “будет соблюдать их для защиты интересов нашего народа”, Багдад не будет “взаимодействовать с [санкциями] или поддерживать их”.

“Кто делает бизнес с Ираном, тот НЕ делает бизнес с Соединенными Штатами”, – твиты Трампа всегда были убийственно прямолинейными, без иносказаний, и этот тоже не подвел.

Всего за несколько часов до пресс-конференции Абади премьер-министр регионального курдского правительства Нечирван Барзани заявил, что “позиция региона в отношении санкций США против Ирана будет совпадать с позицией центральных властей Ирака”, уточнив при этом, что он еще не получил каких-либо инструкций из Багдада.

Обтекаемая риторика указывает на то, что санкции никогда не обсуждались серьезно в иракском правительстве и не была сформулирована четкая официальная позиция.

Отсутствие однозначного отношения Ирака к вводимым ограничениям вызвало бурю негодования со стороны проиранских политических партий и вооруженных шиитских формирований. Они не только выразили свое недовольство в связи с санкциями, но и резко осудили заявление премьер-министра.

До сих пор неясно, как Ирак будет реагировать на американские санкции. Какие меры будут предприняты правительством? Разрабатывается ли практический план, детализирующий предполагаемое соблюдение санкций? Удастся ли стране стоять в стороне от них, учитывая, что Ирак сильно зависит от иранских товаров?

Похоже, что у Ирака нет ответов на эти вопросы. Багдад также опасается занять четкую позицию, видя крайне негативную реакцию со стороны проиранских сил на заявление премьер-министра о соблюдении санкций.

Пресс-секретарь иракского правительства Саад аль-Хадитхи попытался смягчить ситуацию, указав на то, что американские ограничения несильно ударят по Ираку.

 

“Санкции охватывают конкретные зоны, включая банковские операции и денежные переводы, что важно для нас, – заявил он агентству al-Masalah. – Другие зоны не имеют отношения к Ираку. Таким образом, иракское правительство будет соблюдать часть [санкций] в отношении операций и денежных переводов в долларах с Ираном. Во всем остальном у Ирака не будет никаких проблем”.

Однако, по мнению наблюдателей, вся это не соответствует действительности. Ирак мгновенно и очень сильно пострадает от санкций против Ирана из-за тесных торговых связей между двумя странами, которые превышают $12 млрд в год. Не следует также забывать о важных двусторонних проектах в электроэнергетике и добыче углеводородов, которые могут быть заморожены, если Ирак присоединится к санкциям. Во всех этих контрактах необходимы банковские операции и денежные переводы.

Недавно экономический советник премьер-министра Мадхар Мохаммад Салех сообщил, что Багдад якобы предпринимал определенные усилия для обхода санкций без их формального нарушения. Однако как показывает прошлый опыт, Ирак может использовать лишь альтернативные каналы денежных переводов, прямой обмен товарами или продвижение иранских товаров на мировой рынок через иракские компании.

В свою очередь профессор экономики Университета Басры Набиль Джафар указывает что “у Ирака нет иного выбора, кроме как соблюдать санкции США против Ирана, так как они напрямую связаны с экспортом нефти”.

“Когда второй раунд санкций вступит в силу в ноябре, Ирак может лишится права экспортировать свою нефть, если откажется соблюдать санкции против Ирана”, – отмечает он.

По его мнению, соблюдение санкций негативно отразится на иракской экономике. “Импорт иранского газа прекратится, а это значит, что ряд электростанций придется остановить, что создаст реальный энергетический кризис”, – объясняет Джафар.

В то же время он видит в этом и положительную сторону: “Иракская промышленность может увидеть столь необходимый рост, так как возникнет необходимость компенсировать дефицит иранских товаров”.

В реальности Ирак столкнулся с невыполнимой дилеммой. Даже приход к власти нового, более дружественного к Ирану правительства, которое будет выступать против санкций, трудно назвать благоприятным сценарием для Ирака, учитывая его сложную внутриполитическую ситуацию, внешнюю финансовую зависимость и разгул коррупции.

take-profit.org

planeta.press

Нанесут ли ущерб экономике Ирака антииранские санкции США?

С 5 ноября США введут повторные санкции в отношении Ирана, которые нацелены на экспорт энергии этой страны. А это вызывает опасения относительно возможных последствий для соседнего Ирака.

Внутренние политические потрясения и годы конфликтов поставили Ирак в зависимость от импортной продукции, от обуви, автомобилей до зерна, чтобы удовлетворять потребности 38 млн граждан страны.

Кроме того, Иран должен удовлетворять часть спроса на электроэнергию и газ, который неуклонно растет после поражения ИГИЛ в прошлом году.

Газовая головоломка

Начиная с июня 2017 г. Ирак начал импортировать иранский газ по трубопроводу, чтобы запустить электростанции в Багдаде и Басре.

Мировой рынок СПГ

Это было частью соглашения 2013 г. между двумя странами, в рамках которого предусмотрены поставки 9 млрд куб. м в год. С июля по ноябрь прошлого года в Иран было экспортировано только 1,2 млрд куб. м, так что маловероятно, чтобы был поставлен весь объем, оговоренный в контракте.

Однако этот газ играет важную роль для энергетического сектора Ирака, поскольку он дает около 20% электроэнергии. А это немаловажно, учитывая, что во время протестов в Басре в сентябре звучали призывы решить проблему с длительными перебоями в подаче электроэнергии.

Ирак, второй по величине производитель нефти ОПЕК, не добывает достаточного количества природного газа для удовлетворения своих потребностей.

Его газ - это побочный продукт с нефтяных месторождений, который сжигается из-за нехватки перерабатывающих мощностей. Сжигание газа привело Ирак к потери более $2,5 млрд в год.

Теперь ему нужно топлива больше, чем когда-либо, чтобы подпитывать электростанции, работающие на газе, поскольку вырос спрос на электроэнергию.

"Непрерывная потеря газа, несмотря на насущные потребности, обусловлена бесхозяйственностью", - отметил Ахмед Табакчали, иракский инвестиционный банкир.

Проект, открытый несколько лет назад, чтобы остановить сжигание газа, что достаточно для удовлетворения потребностей иракских газовых генераторов, оказался втянут в споры по поводу участия иностранных компаний.

Ирак намерен прекратить сжигание газа к 2021 г.

Два типа энергии

Ирак изо всех сил пытался получить электроэнергию, достаточную для удовлетворения растущего спроса, который летом может превысить предложение на 50%.

Недостаточный объем инвестиций в системы распределения электроэнергии усугубил проблемы и привел к протестам в Багдаде и Басре в течение лета.

Ирак импортирует 1 гигаватт электроэнергии из Ирана. Однако из-за того, что Багдад несвоевременно платит по счетам, в поставках наблюдаются сбои.

Энергетический сектор Ирака также стал полем битвы и для американских и немецких компаний, которые хотят получить долю в многомиллиардном бизнесе.

Siemens продолжила переговоры иракским властям, чтобы заключить контракт на сумму $15 млрд, который, как сообщается, был отдан американской General Electric после вмешательства президента США Дональда Трампа.

Но простое увеличение гигаватт в системе не решит проблему энергетического кризиса, если у людей нет денег на оплату счетов, и платить по счетам придется правительству.

У частного сектора Ирака, который находится в зачаточном состоянии, и у раздутых государственных институтов страны, на которые уходит большая часть доходов страны, нет возможности нанимать больше людей. Удушающие санкции против Ирака после вторжения в Кувейт в 1990 г. и конфликт после вторжения сил США в 2003 г. создали такую ситуацию, при которой страна отчаянно нуждается в инвестициях.

Нефть по-прежнему играет чрезмерную роль в Ираке. На нее приходится 90% государственных доходов, почти весь его экспорт, от нее зависит 55% ВВП. Правительства Ирака с 2005 г. были неустойчивыми, многие политические партии делили власть, отдавая посты в правительстве своим людям.

"Велась бесконечная борьба за власть, затягивалась реализация жизненно важных проектов", - говорит инвестиционный банкир Табакчали.

"На этот раз все должно быть по-другому, поскольку мы наблюдаем сильное давление на политическую элиту", - отметил он, имея в виду недавно сформированное правительство премьер-министра Аделя Абдула Махди.

На Ирак может быть оказано более косвенное влияние, если иранские организации попытаются провести вмешательство на своих внутренних финансовых рынках, чтобы купить доллары США. Иракская экономика в основном основана на наличных деньгах, что упрощает иранцам покупки долларов у иракских бизнесменов.

Но Багдад в последние годы увеличил контроль над долларовыми операциями во избежание штрафов в США.

"За 12 месяцев, закончившихся в марте, объем экспорта Ирана в Ирак составил $6 млрд, что составляет всего 15% от общего объема ненефтяного импорта Ирака", - говорит Табакчали.

Иран, Турция, Иордания и Сирия были теми странами региона, которые увеличили свои продажи в Ираке до падения цен на нефть в 2014 г., а ИГИЛ занял обширные участки земли, отрезав подступ к некоторым торговым путям.

"Любое сокращение торговли с Ираном можно легко компенсировать с другими региональными партнерами. Поэтому вряд ли санкции окажут значительное влияние на Ирак".

investfuture.ru

Санкции против Ирака Вики

Санкции против Ирака – торгово-финансовое эмбарго, введённое Советом Безопасности ООН против Ирака. Начали действовать с 6 августа 1990 года, через четыре дня после вторжения Ирака в Кувейт. Действие большей части из них продолжалось до мая 2003 года, когда Саддам Хуссейн был насильственно смещён с поста руководителя Ирака[1]. Часть санкций, в том числе и выплата репараций Кувейту, действует в отношении Ирака до сих пор[2][3][4].

Цели санкций. Принятие резолюций[ | код]

Изначальная цель санкций – заставить Ирак вывести свои войска из Кувейта, а также осуществить выплату репараций и уничтожить оружие массового поражения, которым, по непроверенным данным, обладал Ирак. Сперва Совет безопасности ООН принял резолюцию №661[5], в которой оговорил ряд жёстких экономических санкций в отношении Ирака. После окончания в 1991 году боевых действий в рамках войны в Персидском заливе антииракские санкции, вопреки ожиданиям ряда экспертов, были продлены; во многом продление санкций было связано с требованием прекратить производство оружия массового поражения (доказательства которого так и не были обнаружены). Прежние и новые санкции были объединены в одном пакете, принятом по итогам очередной резолюции №687 Совбеза ООН[6][7]. Санкции запрещали любые формы торгово-экономических отношений с Ираком за исключением поставок медикаментов и продовольственных товаров первой необходимости, поставляемых в Ирак в рамках оказания международной гуманитарной помощи. Тем не менее, поставки лекарственных препаратов и продовольствия подвергались тщательной регламентации странами, способствовавшими принятию санкций против Ирака[5].

Цели введения санкций, заявленные в резолюциях 661 и 687 Совета безопасности ООН – добиться уничтожения иракским руководством якобы производимого им оружия массового поражения; добиться того, чтобы Ирак списал и уничтожил разработанные ранее баллистические ракеты увеличенной дальности; запретить иракскому руководству оказывать поддержку террористическим движениям и заставить Ирак выплатить репарации и внешний государственный долг[5][6].

Как было отмечено в одном из сообщений Офиса программы по Ираку при ООН,[8] резолюция 661 Совбеза ООН предполагала введение комплексных (всесторонних) санкций против Ирака в связи с его вторжением на территорию Кувейта. Эти санкции предполагали строгое ограничения товаров, которые могли быть экспортированы Ираком в другие государства, и товаров, которые подлежали импорту в Ирак[9].

Запрет на ввоз и вывоз товаров[ | код]

Первоначально Комитет по санкциям ООН не издал полный перечень товаров, которые запрещено было ввозить в Ирак, а принял решение последовательно оценивать отдельные заявки по различным товарам, которые могли подпадать под санкции. Было, однако, разрешено ввозить в Ирак медикаменты, продовольственные товары и продукты первой необходимости для нужд гражданского населения в рамках оказания гуманитарной помощи. Лица, которые желали поставлять свои товары в Ирак в торговых или некоммерческих (в том числе благотворительных) целях, согласно программе санкций, должны были подавать заявку на получение экспортной лицензии в любом из государств, входящих в ООН, которые по получении заявки должны были от её на оценку в Комитет по санкциям ООН, определявший, можно ли ввозить этот товар в Ирак или нет. Впрочем, комитет имел право сохранять своё решение в секрете. К тому же любой член комитета по уставу мог наложить вето на разрешение поставки того или иного товара в Ирак без объяснения причины. Такая модель санкций могла объективно считаться наиболее дискриминационной по сравнению с остальными – как в экономическом, так и в психологическом планах.

В первую очередь, под запрет подпадали те товары, которые прямо или опосредованно могли быть использованы в военных целях. В этот список, например, попадали компьютеры, тракторы и брюки. В то же время Комитет оставлял на собственное усмотрение вопрос о том, что может считаться товаром первой необходимости для рядовых жителей Ирака, что, в свою очередь, определяло верховное право комитета разрешать ввоз таких товаров для нужд населения Ирака или не разрешать. В случае, если Комитет по санкциям давал официальное разрешение на поставку товара из конкретной страны, он посылал её представителям уведомление об этом. Представители ответственных органов власти, в свою очередь, уведомляли подателя заявки о том, что его товар может быть ввезён на территорию Ирака. Таким образом, процедура санкционирования ввоза товаров в Ирак была чрезмерно бюрократизирована. Более того, предприятие, получавшее одобрение на ввоз товаров, должно было поставлять их морским путём, и несмотря на разрешение, выданное Комитетом, грузы, поставляемые в Ирак, могли подвергаться инспекции в любой форме и могли быть конфискованы по результатам дополнительных проверок.

В 2002 году санкционный список был несколько смягчён, а Комитет по санкциям решил ввести исключения для отдельных единиц товаров, издав своеобразный «список пересмотренных товаров» (англ. List of Good Reviews). Все товары, которые были перечислены в данном списке, могли быть импортированы в Ирак без каких-либо ограничений, а единицы товаров, которые могли использоваться в двойных целях (в гражданской жизни и в военной сфере), должны были подвергаться пересмотру от случая к случаю[10][11]. В то же время обоснованность определения того, какой товар в тех или иных ситуациях мог использоваться населением Ирака в военных нуждах, всё же вызывала сомнения.

Эмбарго на нефтяные поставки[ | код]

После введения санкций Ирак серьёзно пострадал от ограничений нефтяных поставок, а позже в отношении Багдада систематически действовала программа «нефть в обмен на продовольствие». В связи с началом военного противостояния в Персидском заливе межведомственная миссия ООН отметила, что население Ирака вскоре может оказаться перед лицом масштабной гуманитарной катастрофы, связанной острой нехваткой продовольствия, которая может проявиться в распространении эпидемий и голода. Представители ООН также отметили, что грозящая Ираку катастрофа окажется неизбежной в случае, если средства, поддерживающие жизнедеятельность гражданского населения Ирака, не будут в срочном порядке ему предоставлены[12]. Правительство Ирака отклонило резолюции №№ 712 и 716 Совбеза ООН, которые предлагали Ираку передать определённое количество нефти в обмен на получение населением страны жизненно необходимых продовольственных товаров во избежание тяжелейшего гуманитарного кризиса. Представители правящих кругов Ирака расценили полученные предложение как циничный шантаж и грубое вмешательство во внутренние дела.

Официальное принятие программы «Нефть в обмен на продовольствие»[ | код]

Тем не менее, 14 апреля 1995 года Совбез ООН принял новую резолюцию 986, в которой официально утверждалась программа «нефть в обмен на продовольствие», которая призвана была помочь мирным жителя Ирака, серьёзно пострадавшим от экономических санкций. Эта программа была запущена в 1996 году, а первые поставки продовольственных товаров начались только в марте 1997 года. Эта программа финансировалась за счёт поступлений от экспорта иракской нефти. Статистическими компаниями было подсчитано, что от темпов реализации плана продовольственных поставок в Ирак зависело примерно 60 % населения Ирака, которое в конце 1990-х годов составляло приблизительно 26 миллионов человек. Сперва Ираку было разрешено продавать нефти на два миллиарда долларов каждые шесть месяцев, причём две три от суммы, вырученной по итогам продажи, поступало на удовлетворение гуманитарных потребностей гражданского населения страны. В 1998 году лимит был повышен до 2,56 миллиардов долларов каждые полгода. В декабре 1999 года Совет Безопасности ООН снял любые ограничение на количество экспортируемой Ираком нефти в обмен на продовольствие.

Распределение средств[ | код]

Средства, полученные за счёт поставок нефти, распределялись следующим образом:

  • 72% были направлены на гуманитарные нужды.
  • 25% поступали в компенсационный фонд, из которого происходила выплата репараций.
  • 2,2% покрывали административные и операционные (технические) издержки ООН.
  • 0,8% поступали на оплату технических издержек при осуществлении программы контроля за нераспространением оружия массового поражения.

Из тех 72 процентов, которые поступали на гуманитарные нужды, 59% было выделено на заключение договоров по поставкам продовольствия и оборудования правительством Ирака для 15 центральных и южных губерний, а 13% поступало в бюджет 13 южных провинций, где ООН осуществляло гуманитарную программу от имени правительства Ирака.

Обеспечение режима санкций[ | код]

An American helicopter shadows the Russian oil tanker Volgoneft-147

Обеспечение соблюдения санкций в первую очередь гарантировалось фактором угрозы применения военной силы и механизмами правового давления. После принятия резолюции 665 США и их союзниками была разработана и внедрена «система международного перехвата» (англ. Multinational Interception Force), чьей основной задачей было выявление, осмотр и возможное изъятие грузов, а также задержание и досмотр судов и их экипажей, которые подозревались в поставках тех или иных несанкционированных товаров в Ирак или вывозились из Ирака[13]. Правовая сторона санкций обеспечивалась индивидуальными действиями, которые предпринимались правительствами отдельных стран, присоединившихся и поддерживавших санкции против Багдада. В США исполнение санкционных условий было поручено Управлению контроля за иностранными активами (англ. Office of Foreign Assets Control (OFAC). В частности, в 2005 году эта организация оштрафовала пацифистский благотворительный фонд «Голоса дикой природы» (англ. Voices in the Wilderness), основанный американской пацифистской Кейти Келли, на 20 000 долларов за перевозку запрещённых товаров в Ирак без подачи заявки на получение экспортной лицензии в соответствии с нормой закона, что вызвало шквал критики со стороны многих правозащитных групп в разных странах мира[14]. Несмотря на то, что лидер Ирака Саддам Хуссейн был давно свергнут, а в Ираке установилось прозападное правительство, ещё на момент 2011 года OFAC всё ещё пытается добиться выплаты штрафа на сумму 10 000 долларов вместе с процентами от предпринимателя Берта Сакса за поставку лекарственных препаратов жителям Басры полтора десятилетия назад[15]. Эти медикаменты предназначались в первую очередь гражданскому населению (в том числе и детям), страдавшему от экономической депрессии и болезней, вызванных нехваткой продовольствия.

Роль санкций в ограничении производства вооружения[ | код]

Согласно распространённому мнению западных военных экспертов и политологов, специализирующихся на проблематике Ближнего Востока, благодаря санкциям удалось достичь существенного ограничения иракского вооружения. В частности, американский военный теоретик и один из разработчиков современной военной доктрины США Дуглас Фейт признал, что санкции ослабили военный потенциал Багдада[16]. Исследователи Джордж Лопес и Дэвид Котрайт полагают, что благодаря санкциям удалось вынудить Ирак согласиться на проведение регулярных инспекций и мониторинга стратегии ликвидации оружия массового поражения. Также, по мнению американских исследователей, с помощью санкций удалось добиться некоторых уступок со стороны официального Багдада по ряду политических вопросов, например, по решению приграничного спора с Кувейтом. Также экспертами стран Запада отмечается ключевая роль санкций в том, что Ираку не удалось отстроить свою военную систему после войны в Персидском заливе и в целом санкции привели к постепенной демилитаризации страны. Также в условиях санкций был заблокирован импорт материалов и технологий для производства оружия массового уничтожения[17][18][19]. Впоследствии Саддам Хуссейн отмечал во время допросов с участием следователей ФБР[20], что «вооружённые силы Ирака были уничтожены санкциями ООН»[21].

Губительные последствия санкций для гражданского населения Ирака[ | код]

По данным международных организаций, отслеживавших последствия санкций, неоднократно отмечалось, что гражданское население Ирака существенно пострадало от систематического недоедания и употребления низкокачественного продовольствия. Также к отрицательным последствиям для рядовых жителей страны привела острая нехватка лекарственных препаратов. Все эти явления спровоцировали рост заболеваний, в том числе и контагиозных, среди разных возрастных и социальных групп населения, а дополнительным фактором для распространения инфекций стала нехватка чистой питьевой воды[22]. В 2001 году председатель научного комитета Медицинской Ассоциации Ирака направил сообщение в адрес британскому периодическому изданию The BMJ (прежнее название англ. British Medical Journal), в котором призвал распространить сведения о катастрофических последствиях торгово-экономических санкций, коснувшихся иракской системы здравоохранения, фактическим создателем которой стал иракский лидер Саддам Хуссейн[23]. Другие иракские правозащитники и общественные деятели также призывали международное сообщество приостановить действие антииракских санкций, которые за неполные десять лет привели к губительным последствиям и распространению опасных заболеваний среди мирного населения страны.

Современная иракская экономика во многом строится на нефтяном экспорте. В 1989 году сектор нефтяных поставок составил 60% от ВВП страны. Результатом этой зависимости от поставок энергоносителей стало закономерное сужение экономической базы в связи с санкциями; как следствие пострадал также агропромышленный комплекс Ирака, сокращение производственных мощностей которого началось с 1990-х годов. Ряд экспертов сходится во мнении, что введённые в начале 1990-х санкции оказали разрушительное воздействие на развитие экономики и общий уровень продовольственной безопасности[24]; таким образом, к весне 2003 года, когда западная коалиция начала военное вторжение в Ирак, государство уже было существенно ослаблено в результате продолжительной политики санкций, демонтировавшей экономическую систему страны.

Нехватка продовольствия. Распространение заболеваний[ | код]

Тем не менее, вскоре после имплементации санкций правительство Ирака с целью ослабить их воздействие разработало систему бесплатных поставок продовольствия с расчётом 1000 калорий на человека в день или 40 % от дневной нормы, что стало ключевым фактором выживания для самых незащищённых слоёв населения. В мае 2000 года ЮНИСЕФ отметила в одном из своих сообщений, что примерно половина всех детей Ирака младше пяти лет страдала от диареи (притом что процент детского и подросткового населения в Ираке 1990-х годов был очень высок, в частности, на 2000 45% населения страны составляли люди в возрасте до 14 лет включительно, что было одним из рекордных показателей в регионе и в мировом масштабе). В результате санкций доход на душу населения в Ираке упал с 3510 долларов в 1989 году до 450 долларов в 1996 году, и особенно сильное влияние на снижение уровня доходов оказала девальвация иракского динара[24].

Изменение роли женщины[ | код]

В эпоху Саддама Хуссейна с начала 1970-х годов Ирак стал одним из немногих государств в ближневосточном регионе, которое инвестировало значительные денежные средства в создание системы общего образования для девочек и женщин. Однако в связи с санкционными мерами вкупе с растущей милитаризацией начала 1990-х годов уровень образования среди женского населения начал неуклонно снижаться. Экономические трудности в сочетании с военными потерями привели к тому, что в последние полтора десятилетия до начала вооружённой интервенции 2003 года в Ирак увеличилось число домохозяек и работающих женщин[24].

Последствия запрета на ввоз хлора[ | код]

Одной из наиболее трудноразрешимых проблем стали ограничения на импорт хлора в Ирак в связи с тем, что хлор как исходный материал может использоваться для создания ядовитого газообразного хлора[25][26]. Запрет на поставки хлора в страну привёл к резкому сокращению уровня очистки питьевой воды и крайне неблагоприятным последствиям для населения. В частности, после осмотра ряда водоочистительных сооружений в Багдаде президент Ассоциации санитарных химиков и техников (англ. Sanitary Chemists & Technicians Association) отметил высокий уровень заболеваний населения столицы из-за отсутствия чистой воды и рекомендовал смягчить условия санкций, разрешив поставки жидкого хлора в Ирак для дезинфекции системы водоснабжения[27].

Мнения о санкциях. Демарш Холлидея[ | код]

1 сентября 1997 года координатором гуманитарной программы ООН в Багдаде был назначен Дэвид Холлидей, который, прибыв в Ирак с ознакомительной миссией, испытал шок от общего экономического и физического состояния местного населения, в результате чего в октябре 1998 года он сознательно ушёл в отставку после 34-летней дипломатической и правозащитной карьеры в различных ведомствах и учреждениях ООН с тем, чтобы иметь возможность свободно критиковать крайне репрессивный режим санкций, от которых страдало простое иракское население. Сам Холлидей категорически отказался курировать претворение санкций в жизнь, отметив: «Я не хочу вводить программу, которая по сути своей соответствует международному определению понятия «геноцид»[28]. Это высказывание вызвало неоднозначную реакцию в дипломатических кругах ООН и среди групп западных политологов, занимающихся проблематикой Ближнего Востока. Например, Софи Бухари, журналистка, работавшая в ООН, заявила, что «некоторые эксперты в области юриспруденции против использования такой терминологии». Скептически к заявлению Дэвида Холлидея отнёсся специалист в области международного и регионального права Марио Бетатти, который резко высказался в адрес подавшего в отставку чиновника: «люди, которые так говорят, не разбираются в праве. Естественно, эмбарго оказало неблагоприятное воздействие на жителей Ирака, но это вовсе не преступление против человечности или геноцид»[29]. Так или иначе, ряд высокопоставленных чиновников ООН, в том числе и Холлидей, подвергали критике санкционную стратегию против Ирака, квалифицируя санкции как жестокие и циничные репрессии против иракского народа. В частности, немецкий дипломат-правозащитник Ханс фон Спонек, ставший преемником Холлидея на должности координатора гуманитарной программы ООН по Ираку, также выразил решительный протест по поводу суровости санкций, назвав последствия, к которым привели санкции, «подлинной человеческой трагедией»[30]. Ютта Бургхардт, глава отделения Всемирной продовольственной программы в Ираке, поддержала эти заявления и отметила жестокость и бесчеловечность санкционного режима и его губительный характер для населения Ирака, которое поставлено на грань тяжелейшей гуманитарной катастрофы.

Примечания[ | код]

  1. ↑ Resolution 1483 - UN Security Council - Global Policy Forum. Globalpolicy.org. Проверено 1 июня 2011.
  2. ↑ UN lifts sanctions against Iraq (BBC), BBC News (15 декабря 2010).
  3. ↑ United Nations Security Council Resolution 1956 (December 2010) (недоступная ссылка — история). Архивировано 8 января 2010 года.
  4. ↑ U.N. council brings Iraq closer to end of 1990s sanctions. Reuters (27 июня 2013).
  5. ↑ 1 2 3 UN Security Council Resolution 661. Fas.org. Проверено 15 июня 2009.
  6. ↑ 1 2 United Nations Security Council Resolution 687.
  7. ↑ UN Security Council Resolutions relating to Iraq.
  8. ↑ Fact Sheet. Office of the Iraq Oil-For-Food Programme (21 ноября 2003). Проверено 7 июня 2011.
  9. ↑ Iraq-Related Sanctions. United States Department of State. Проверено 19 сентября 2011.
  10. ↑ U.N. Plans Soon to Streamline Application of Iraq Sanctions
  11. ↑ "Goods Review List" for Iraq. state.gov.
  12. ↑ Martti Ahtisaari. Report to the Secretary-General on humanitarian needs in Kuwait and Iraq. United Nations (20 March 1991). Проверено 26 января 2013.
  13. ↑ Maritime Interception Operations (MIO). GlobalSecurity.org. Проверено 8 июня 2011.
  14. ↑ Voices in the Wilderness Ordered to Pay $20K for Bringing Aid to Iraq. Democracy Now! (16 августа 2005). Проверено 8 июня 2011.
  15. ↑ Timeline. Fined For Helping Iraqi Kids. Проверено 8 июня 2011.
  16. ↑ Feith, Douglas J. War and Decision: Inside the Pentagon at the Dawn of the War on Terrorism. — New York : HarperCollins, 2008. — P. 193. — ISBN 0-06-089973-5.
  17. ↑ Cortright, David Containing Iraq: Sanctions Worked (недоступная ссылка — история). Fourthfreedom.org (19 июня 2004). Проверено 30 мая 2009. Архивировано 18 сентября 2007 года.
  18. ↑ Cortright, David A Hard Look at Iraq Sanctions. The Nation (November 2001).
  19. ↑ Cortright, David Containing Iraq: Sanctions Worked. Fourthfreedom.org (11 сентября 2001). Проверено 30 мая 2009.
  20. ↑ Saddam Hussein Talks to the FBI. Gwu.edu. Проверено 6 июля 2009.
  21. ↑ Kessler, Glenn. Saddam Hussein Said WMD Talk Helped Him Look Strong to Iran, washingtonpost.com (2 июля 2009). Проверено 6 июля 2009.
  22. ↑ G.R. Popal. Impact of sanctions on the population of Iraq. Eastern Mediterranean Health Journal (July 2000). Проверено 3 июня 2011.
  23. ↑ Adnan Al-Araji (2001). «Iraqi doctors appeal for help from doctors in other countries». BMJ 323: 53. DOI:10.1136/bmj.323.7303.53/b. PMID 11464839.

    "The Iraqi Medical Association would like to thank the BMA for the donation of medical books and journals that it made to Iraqi medical schools and the association last year. Because of the sanctions on Iraq, however, none of the books have arrived yet and we have received only a few copies of the BMJ.

    The sanctions have led to the deterioration of what was an extremely good national health service. In 2001, thousands of Iraqis are still dying from malnutrition, infectious diseases, and the effects of shortages or unavailability of essential drugs. More and more children are dying from cancer, probably related to contamination of the environment with depleted uranium.

    Iraqi doctors are suffering greatly from the intellectual embargo. Recent medical textbooks and journals are difficult to obtain. It is extremely difficult for Iraqi doctors to travel abroad to attend medical conferences or training courses. In hospitals and clinics our doctors are facing great difficulties providing good medical service to their patients."

  24. ↑ 1 2 3 UNICEF Evaluation report 2003 IRQ: Iraq Watching Briefs — Overview Report, July 2003. Unicef.org (9 апреля 2007). Проверено 15 июня 2009.
  25. ↑ John Pike. Fallujah II / Habbaniyah II - Iraq Special Weapons Facilities. Globalsecurity.org. Проверено 21 декабря 2010.Шаблон:Unreliable source?
  26. ↑ Hans Köchler (ed.),. ECONOMIC SANCTIONS AND DEVELOPMENT - Studies in International Relations, XXIII - Vienna: International Progress Organization, 1997. I-p-o.org (1997). Проверено 21 декабря 2010.
  27. ↑ David Sole. A Call For Emergency Chlorine Shipments To Iraqi. Iacenter.org (Wayback Machine) (12 мая 1998). Проверено 1 июня 2011. Архивировано 3 декабря 2008 года.
  28. ↑ John Pilger New Statesman - John Pilger on why we ignored Iraq in the 1990s on why we ignored Iraq in the 1990s New Statesman, 4 October 2004
  29. ↑ Sophie Boukhari Embargo against Iraq: Crime and punishment UNESCO website.
  30. ↑ BBC News - MIDDLE EAST - UN sanctions rebel resigns. bbc.co.uk.

ru.wikibedia.ru

Китай сокращает закупки нефти у Ирана из-за санкций США

С 5 ноября США введут повторные санкции в отношении Ирана, которые нацелены на экспорт энергии этой страны. А это вызывает опасения относительно возможных последствий для соседнего Ирака. 

Внутренние политические потрясения и годы конфликтов поставили Ирак в зависимость от импортной продукции, от обуви, автомобилей до зерна, чтобы удовлетворять потребности 38 млн граждан страны. 

Кроме того, Иран должен удовлетворять часть спроса на электроэнергию и газ, который неуклонно растет после поражения ИГИЛ в прошлом году.

Газовая головоломка

Начиная с июня 2017 г. Ирак начал импортировать иранский газ по трубопроводу, чтобы запустить электростанции в Багдаде и Басре. 

Мировой рынок СПГ

Это было частью соглашения 2013 г. между двумя странами, в рамках которого предусмотрены поставки 9 млрд куб. м в год. С июля по ноябрь прошлого года в Иран было экспортировано только 1,2 млрд куб. м, так что маловероятно, чтобы был поставлен весь объем, оговоренный в контракте. 

Однако этот газ играет важную роль для энергетического сектора Ирака, поскольку он дает около 20% электроэнергии. А это немаловажно, учитывая, что во время протестов в Басре в сентябре звучали призывы решить проблему с длительными перебоями в подаче электроэнергии. 

Ирак, второй по величине производитель нефти ОПЕК, не добывает достаточного количества природного газа для удовлетворения своих потребностей. 

Его газ - это побочный продукт с нефтяных месторождений, который сжигается из-за нехватки перерабатывающих мощностей. Сжигание газа привело Ирак к потери более $2,5 млрд в год.

Теперь ему нужно топлива больше, чем когда-либо, чтобы подпитывать электростанции, работающие на газе, поскольку вырос спрос на электроэнергию.

"Непрерывная потеря газа, несмотря на насущные потребности, обусловлена бесхозяйственностью", - отметил Ахмед Табакчали, иракский инвестиционный банкир. 

Проект, открытый несколько лет назад, чтобы остановить сжигание газа, что достаточно для удовлетворения потребностей иракских газовых генераторов, оказался втянут в споры по поводу участия иностранных компаний. 

Ирак намерен прекратить сжигание газа к 2021 г.

Два типа энергии

Ирак изо всех сил пытался получить электроэнергию, достаточную для удовлетворения растущего спроса, который летом может превысить предложение на 50%. 

Недостаточный объем инвестиций в системы распределения электроэнергии усугубил проблемы и привел к протестам в Багдаде и Басре в течение лета. 

Ирак импортирует 1 гигаватт электроэнергии из Ирана. Однако из-за того, что Багдад несвоевременно платит по счетам, в поставках наблюдаются сбои.

Энергетический сектор Ирака также стал полем битвы и для американских и немецких компаний, которые хотят получить долю в многомиллиардном бизнесе. 

Siemens продолжила переговоры иракским властям, чтобы заключить контракт на сумму $15 млрд, который, как сообщается, был отдан американской General Electric после вмешательства президента США Дональда Трампа.

Но простое увеличение гигаватт в системе не решит проблему энергетического кризиса, если у людей нет денег на оплату счетов, и платить по счетам придется правительству.

У частного сектора Ирака, который находится в зачаточном состоянии, и у раздутых государственных институтов страны, на которые уходит большая часть доходов страны, нет возможности нанимать больше людей. Удушающие санкции против Ирака после вторжения в Кувейт в 1990 г. и конфликт после вторжения сил США в 2003 г. создали такую ситуацию, при которой страна отчаянно нуждается в инвестициях. 

Нефть по-прежнему играет чрезмерную роль в Ираке. На нее приходится 90% государственных доходов, почти весь его экспорт, от нее зависит 55% ВВП. Правительства Ирака с 2005 г. были неустойчивыми, многие политические партии делили власть, отдавая посты в правительстве своим людям. 

"Велась бесконечная борьба за власть, затягивалась реализация жизненно важных проектов", - говорит инвестиционный банкир Табакчали. 

"На этот раз все должно быть по-другому, поскольку мы наблюдаем сильное давление на политическую элиту", - отметил он, имея в виду недавно сформированное правительство премьер-министра Аделя Абдула Махди.

На Ирак может быть оказано более косвенное влияние, если иранские организации попытаются провести вмешательство на своих внутренних финансовых рынках, чтобы купить доллары США. Иракская экономика в основном основана на наличных деньгах, что упрощает иранцам покупки долларов у иракских бизнесменов. 

Но Багдад в последние годы увеличил контроль над долларовыми операциями во избежание штрафов в США. 

"За 12 месяцев, закончившихся в марте, объем экспорта Ирана в Ирак составил $6 млрд, что составляет всего 15% от общего объема ненефтяного импорта Ирака", - говорит Табакчали. 

Иран, Турция, Иордания и Сирия были теми странами региона, которые увеличили свои продажи в Ираке до падения цен на нефть в 2014 г., а ИГИЛ занял обширные участки земли, отрезав подступ к некоторым торговым путям. 

"Любое сокращение торговли с Ираном можно легко компенсировать с другими региональными партнерами. Поэтому вряд ли санкции окажут значительное влияние на Ирак". 

islam.kz

Нанесут ли ущерб экономике Ирака антииранские санкции США? — Рамблер/финансы

Москва, 26 октября — «Вести. Экономика» С 5 ноября США введут повторные санкции в отношении Ирана, которые нацелены на экспорт энергии этой страны. А это вызывает опасения относительно возможных последствий для соседнего Ирака.

Внутренние политические потрясения и годы конфликтов поставили Ирак в зависимость от импортной продукции, от обуви, автомобилей до зерна, чтобы удовлетворять потребности 38 млн граждан страны.

Кроме того, Иран должен удовлетворять часть спроса на электроэнергию и газ, который неуклонно растет после поражения ИГИЛ в прошлом году.

Газовая головоломка Начиная с июня 2017 года, Ирак начал импортировать иранский газ по трубопроводу, чтобы запустить электростанции в Багдаде и Басре.

Это было частью соглашения 2013 года между двумя странами, в рамках которого предусмотрены поставки 9 млрд куб. м в год. С июля по ноябрь прошлого года в Иран было экспортировано только 1,2 млрд куб. м, так что маловероятно, чтобы был поставлен весь объем, оговоренный в контракте.

Однако этот газ играет важную роль для энергетического сектора Ирака, поскольку он дает около 20% электроэнергии. А это немаловажно, учитывая, что во время протестов в Басре в сентябре звучали призывы решить проблему с длительными перебоями в подаче электроэнергии.

Ирак, второй по величине производитель нефти ОПЕК, не добывает достаточного количества природного газа для удовлетворения своих потребностей.

Его газ — это побочный продукт с нефтяных месторождений, который сжигается из-за нехватки перерабатывающих мощностей. Сжигание газа привело Ирак к потери более $2,5 млрд в год.

Теперь ему нужно топливо больше, чем когда-либо, чтобы подпитывать электростанции, работающие на газе, поскольку вырос спрос на электроэнергию.

«Непрерывная потеря газа, несмотря на насущные потребности, обусловлена бесхозяйственностью», — отметил Ахмед Табакчали, иракский инвестиционный банкир.

Проект, открытый несколько лет назад, чтобы остановить сжигание газа, что достаточно для удовлетворения потребностей иракских газовых генераторов, оказался втянут в споры по поводу участия иностранных компаний.

Ирак намерен прекратить сжигание газа к 2021 году.

Два типа энергии Ирак изо всех сил пытался получить электроэнергию, достаточную для удовлетворения растущего спроса, который летом может превысить предложение на 50%.

Недостаточный объем инвестиций в системы распределения электроэнергии усугубил проблемы и привел к протестам в Багдаде и Басре в течение лета.

Ирак импортирует 1 гигаватт электроэнергии из Ирана. Однако из-за того, что Багдад несвоевременно платит по счетам в поставках наблюдаются сбои.

Энергетический сектор Ирака также стал полем битвы и для американских и немецких компаний, которые хотят получить долю в многомиллиардном бизнесе.

Siemens продолжил переговоры иракским властям, чтобы заключить контракт на сумму $15 млрд, который, как сообщается, был отдан американской General Electric после вмешательства президента США Дональда Трампа.

Но простое увеличение гигаватт в системе не решит проблему энергетического кризиса, если у людей нет денег на оплату счетов, и платить по счетам придется правительству.

У частного сектора Ирака, который находится в зачаточном состоянии, и у раздутых государственных институтов страны, на которые уходит большая часть доходов страны, нет возможности нанимать больше людей. Удушающие санкции против Ирака после вторжения в Кувейт в 1990 году, и конфликт после вторжения сил США в 2003 году создали такую ситуацию, при которой страна отчаянно нуждается в инвестициях.

Нефть по-прежнему играет чрезмерную роль в Ираке. На нее приходится 90% государственных доходов, почти весь его экспорт, от нее зависит 55% ВВП. Правительства Ирака с 2005 года были неустойчивыми, многие политические партии делили власть, отдавая посты в правительстве своим людям.

«Велась бесконечная борьба за власть, затягивалась реализация жизненно важных проектов», — говорит инвестиционный банкир Табакчали.

«На этот раз все должно быть по-другому, поскольку мы наблюдаем сильное давление на политическую элиту», — отметил он, имея в виду недавно сформированное правительство премьер-министра Аделя Абдула Махди.

На Ирак может быть оказано более косвенное влияние, если иранские организации попытаются провести вмешательство на своих внутренних финансовых рынках, чтобы купить доллары США. Иракская экономика в основном основана на наличных деньгах, что упрощает иранцам покупки долларов у иракских бизнесменов.

Но Багдад в последние годы увеличил контроль над долларовыми операциями во избежание штрафов в США.

«За 12 месяцев, закончившихся в марте, объем экспорта Ирана в Ирак составил $6 млрд, что составляет всего 15% от общего объема ненефтяного импорта Ирака», — говорит Табакчали.

Иран, Турция, Иордания и Сирия были теми странами региона, которые увеличили свои продажи в Ираке до падения цен на нефть в 2014 году, а ИГИЛ занял обширные участки земли, отрезав подступ к некоторым торговым путям.

«Любое сокращение торговли с Ираном можно легко компенсировать с другими региональными партнерами. Поэтому вряд ли санкции окажут значительное влияние на Ирак».

finance.rambler.ru