Саудовская Аравия против России: борьба за место главного экспортера нефти в Китай. Саудовская аравия нефть китай


Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором

Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором Когда более сорока лет назад вместо ликвидированного золотодолларового стандарта был установлен бумажно-долларовый стандарт, доллар США на самом деле был не совсем бумажным. Это был нефтедоллар. Американская дипломатия во главе с государственным секретарем Генри Киссинджером сумела убедить страны, добывающие и экспортирующие чёрное золото, перейти в торговле нефтью исключительно на доллары США. Первой в ряду этих стран оказалась Саудовская Аравия. В обмен она получала статус главного союзника Америки на Ближнем Востоке, что обеспечивало Эр-Рияду бесперебойные поставки американского оружия и гарантии безопасности от Израиля. После того как Киссинджеру удалось «дожать» саудовского короля, процесс признания доллара в качестве единственной валюты расчётов пошёл среди стран ОПЕК веселее.Монопольное положение доллара как валюты расчётов на рынке нефти было почти незыблемым на протяжении четырёх десятков лет. Случались, конечно, шероховатости. Например, в ноябре 2000 года Саддам Хусейн заявил, что собирается продавать чёрное золото за евро. За эту любовь к евро Ирак был наказан американской военной агрессией в 2003 году, а Саддам убит. Похожая история произошла с Ливией. Каддафи сначала заявил, что отказывается от поставок нефти за доллары США, а потом и за евро. Ливийский лидер планировал ввести в обращение золотой динар, используя его как альтернативу доллару и евро. Кончилась эта история уничтожением Ливии и убийством Каддафи.Однако нести долларовое бремя многим странам всё тяжелее. Если ты находишься в системе долларовых расчётов, «наказать» тебя Вашингтону не представляет труда: все такие расчёты проходят через банковскую систему США. Кроме того, многим странам всё меньше хочется заниматься беспроцентным и бессрочным кредитованием Америки. Накопление долларовых резервов и является таким кредитованием. Все понимают: США с их суверенным долгом в 20 трлн. долл. становятся безнадёжным должником. И у некоторых стран вновь появляются основания для заявлений и планов по освобождению от долларовой зависимости.Дальше всех здесь шагнул Иран. Вашингтон держал эту страну под экономическими санкциями с конца 70-х годов ХХ века. В начале текущего десятилетия санкции резко ужесточились. Однако Тегеран сумел в своих международных расчётах полностью эмансипироваться от доллара путём широкого использования бартерных (безвалютных) сделок во внешней торговле, использования риала и национальных валют стран-партнёров, схем встречной торговли, а также золота.Другой пример. Последние годы Вашингтон последовательно закручивает гайки экономических санкций против Венесуэлы. И вот в сентябре сего года Каракас дал команду своим экспортёрам нефти в кратчайшие сроки прекратить её поставки за доллары США и перейти на расчёты в евро, а имеющиеся у государства в банках долларовые средства конвертировать в европейскую валюту. 8 сентября президент Николас Мадуро объявил о планах создания новой международной платёжной системы, а также валютной корзины для «освобождения от доллара».Однако главная угроза для доллара сегодня исходит не от Тегерана или Каракаса, а от Пекина, который действует аккуратно, постепенно, без громких заявлений в адрес Вашингтона. В отличие от Венесуэлы, которая ставит задачу замены доллара на евро, Китай добивается замены доллара на юань. Благо юань уже используется в торговле с рядом партнёров Китая, хотя доля его пока скромная.Десятки стран стали включать юань в состав своих международных резервов. Банк России сообщил, что он стал это делать с 2015 года. В начале 2016 года доля юаня в золотовалютных резервах Банка России была равна 0,1%. С 1 октября прошлого года юань стал официально резервной валютой, входящей в состав валютной корзины СДР (по удельному весу в этой корзине он сразу оказался на третьем месте после доллара США и евро, опередив британский фунт и японскую иену).При всех этих достижениях бросается в глаза большое несоответствие между экономическим потенциалом Китая и международными позициями юаня. В 2015 году доля Китая в международной торговле составила 13% (примерно столько же у США), а доля юаня в международных платежах была равна лишь 1,7%. Пекин делает всё возможное, чтобы ликвидировать такие перекосы и укрепить международные позиции юаня.И главную ставку в этой валютной стратегии китайские власти делают на нефть и золото. В текущем году Пекин заявил о запуске торговли нефтяными фьючерсами. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Летом сего года торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме. Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. На двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) уже стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Пекин рассчитывает, что комбинация «нефтяного юаня» и «золотого юаня» позволит вывести китайскую валюту на более высокую орбиту в системе международных финансов.По оценкам экспертов, Китай до конца года может обойти США по объёмам импорта нефти и стать крупнейшим в мире покупателем чёрного золота. С учётом этого планируется сделать юань полностью «нефтяным». Для чего, естественно, надо, чтобы нефть перестала торговаться исключительно за доллары. Китай, реализуя стратегию «нефтяного» юаня, главным направлением определяет торговлю с Саудовской Аравией. В прошлом году в китайском импорте нефти эта страна занимала первое место. Далее следовали: Россия, Ангола, Ирак, Оман, Иран. Примечательно, что все поставщики нефти в Китай уже частично перешли в расчётах на юани (точных сопоставимых данных, к сожалению, нет). По сообщениям СМИ, с июня 2017 года начала принимать китайские юани в качестве платежей за поставки нефти в Китай и Россия.На этом фоне белой вороной остаётся Саудовская Аравия, которая продолжает упорно требовать от китайских импортёров за нефть только доллары. Пекин такая неуступчивость Эр-Рияда начинает раздражать. У китайцев достаточно богатый выбор поставщиков нефти. Китайские власти дают понять Эр-Рияду, что его долларовый фанатизм может обойтись ему дорого. Поставки арабской нефти могут быть заменены поставками России, Анголы и других лояльных партнёров. Статистика показывает, что Пекин от предупреждений переходит к действиям. Общий объём импорта нефти Китаем за первое полугодие 2017 года составил 212,4 млн. т (прирост на 14% по сравнению с первым полугодием 2016 года). На первое место среди экспортёров нефти в Китай вышла Россия (29,2 млн. т; прирост на 11%). На втором месте оказалась Ангола (27,1 млн. т; прирост на 22%). А Саудовская Аравия отлетела на третье место (26,5 млн. т; прирост был почти нулевым). Среди других крупных экспортёров, сильно продвинувшихся в экспорте нефти на китайский рынок, оказались Бразилия (прирост на 48%) и Венесуэла (прирост на 14%). В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%. Фактически уже два года наблюдается мягкое вытеснение Саудовской Аравии с китайского рынка при замене саудовской доли Россией, Анголой, Бразилией, Венесуэлой, Ираном.У Китая нет наполеоновских планов перевести всю мировую торговлю чёрным золотом на юани. Речь идёт лишь о поставках нефти в Китай и Гонконг. Однако и этого будет достаточно, чтобы нанести серьёзный, а может быть, смертельный удар по шатающемуся доллару. По мнению главного экономиста компании High Frequency Economics Карла Вайнберга, нефтяной юань может серьёзно подорвать позиции доллара: «Если торговля нефтью перейдет на юани, это будет означать потенциальную потерю транзакций в объеме 800 млрд. долл. в год, а также схожее сокращение на 800 млрд. долл. вложений в долларовые активы. Это не очень красивая картина как для доллара, так и для ценных бумаг США, в долгосрочной перспективе».Эр-Рияд оказывается между молотом и наковальней. Отказ от расчётов в юанях будет вести к дальнейшему ослаблению позиций саудовских экспортёров нефти на китайском рынке. Согласиться на расчёты в юанях – значит отказаться от тех соглашений с Вашингтоном, которые были достигнуты в 70-е годы прошлого века и отказ от которых чреват для Эр-Рияда серьёзными последствиями. Саудиты ещё не приняли окончательного решения о том, какую валюту они выберут в ближайшее время для расчётов за нефть, но они прекрасно понимают, что эра нефтедоллара близка к завершению. Они также понимают, что Вашингтон будет бешено защищать нефтедоллар, не брезгуя ничем.Не так давно Дональд Трамп совершил турне в Саудовскую Аравию. Думаю, что главной целью того визита было предупредить Эр-Рияд о необходимости выполнять свои обязательства по нефтедоллару. Ради этого Трамп обещал Саудовской Аравии очень щедрые «подарки» в виде поставок оружия (назывались суммы в 100 млрд. долларов). Скорее всего, то, что Трамп обещал саудовскому королю, надо делить как минимум на десять.А недавно король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Это первый за всю историю отношений двух стран визит короля Саудовской Аравии в Россию. В ходе встреч на высшем уровне обсуждались и вопросы энергетики, особенно те, которые связаны с рынком нефти, в том числе регулирование цен с помощью квотирования мировой добычи. Однако мне кажется, что главный вопрос, который интересовал саудовцев (и ради которого потребовался визит короля), – это покупка российского оружия. На прошедших в Москве переговорах обсуждался пакет оружейных контрактов на сумму свыше 3 млрд. долларов. Контракты подразумевают в том числе поставку Эр-Рияду зенитных ракетных систем С-400 "Триумф". Король Саудовской Аравии и его ближайшее окружение хорошо помнят, чем кончились попытки освободиться от нефтедоллара для Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи.Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Оцени новость:

Также смотрите: 
  • Украина «сдвинулась» и покрывается песком
  • На самом масштабном этапе учения ОДКБ будет отработано взаимодействие армий пяти государств - Военный Обозреватель
  • energynews.su

    Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором

    Когда более сорока лет назад вместо ликвидированного золотодолларового стандарта был установлен бумажно-долларовый стандарт, доллар США на самом деле был не совсем бумажным.

    Это был нефтедоллар. Американская дипломатия во главе с государственным секретарем Генри Киссинджером сумела убедить страны, добывающие и экспортирующие чёрное золото, перейти в торговле нефтью исключительно на доллары США. Первой в ряду этих стран оказалась Саудовская Аравия. В обмен она получала статус главного союзника Америки на Ближнем Востоке, что обеспечивало Эр-Рияду бесперебойные поставки американского оружия и гарантии безопасности от Израиля. После того как Киссинджеру удалось «дожать» саудовского короля, процесс признания доллара в качестве единственной валюты расчётов пошёл среди стран ОПЕК веселее.

    Монопольное положение доллара как валюты расчётов на рынке нефти было почти незыблемым на протяжении четырёх десятков лет. Случались, конечно, шероховатости. Например, в ноябре 2000 года Саддам Хусейн заявил, что собирается продавать чёрное золото за евро. За эту любовь к евро Ирак был наказан американской военной агрессией в 2003 году, а Саддам убит. Похожая история произошла с Ливией. Каддафи сначала заявил, что отказывается от поставок нефти за доллары США, а потом и за евро. Ливийский лидер планировал ввести в обращение золотой динар, используя его как альтернативу доллару и евро. Кончилась эта история уничтожением Ливии и убийством Каддафи.

    Однако нести долларовое бремя многим странам всё тяжелее. Если ты находишься в системе долларовых расчётов, «наказать» тебя Вашингтону не представляет труда: все такие расчёты проходят через банковскую систему США. Кроме того, многим странам всё меньше хочется заниматься беспроцентным и бессрочным кредитованием Америки. Накопление долларовых резервов и является таким кредитованием. Все понимают: США с их суверенным долгом в 20 трлн. долл. становятся безнадёжным должником. И у некоторых стран вновь появляются основания для заявлений и планов по освобождению от долларовой зависимости.

    Дальше всех здесь шагнул Иран. Вашингтон держал эту страну под экономическими санкциями с конца 70-х годов ХХ века. В начале текущего десятилетия санкции резко ужесточились. Однако Тегеран сумел в своих международных расчётах полностью эмансипироваться от доллара путём широкого использования бартерных (безвалютных) сделок во внешней торговле, использования риала и национальных валют стран-партнёров, схем встречной торговли, а также золота.

    Другой пример. Последние годы Вашингтон последовательно закручивает гайки экономических санкций против Венесуэлы. И вот в сентябре сего года Каракас дал команду своим экспортёрам нефти в кратчайшие сроки прекратить её поставки за доллары США и перейти на расчёты в евро, а имеющиеся у государства в банках долларовые средства конвертировать в европейскую валюту. 8 сентября президент Николас Мадуро объявил о планах создания новой международной платёжной системы, а также валютной корзины для «освобождения от доллара».

    Однако главная угроза для доллара сегодня исходит не от Тегерана или Каракаса, а от Пекина, который действует аккуратно, постепенно, без громких заявлений в адрес Вашингтона. В отличие от Венесуэлы, которая ставит задачу замены доллара на евро, Китай добивается замены доллара на юань. Благо юань уже используется в торговле с рядом партнёров Китая, хотя доля его пока скромная.

    Десятки стран стали включать юань в состав своих международных резервов. Банк России сообщил, что он стал это делать с 2015 года. В начале 2016 года доля юаня в золотовалютных резервах Банка России была равна 0,1%. С 1 октября прошлого года юань стал официально резервной валютой, входящей в состав валютной корзины СДР (по удельному весу в этой корзине он сразу оказался на третьем месте после доллара США и евро, опередив британский фунт и японскую иену).

    При всех этих достижениях бросается в глаза большое несоответствие между экономическим потенциалом Китая и международными позициями юаня. В 2015 году доля Китая в международной торговле составила 13% (примерно столько же у США), а доля юаня в международных платежах была равна лишь 1,7%. Пекин делает всё возможное, чтобы ликвидировать такие перекосы и укрепить международные позиции юаня.

    И главную ставку в этой валютной стратегии китайские власти делают на нефть и золото. В текущем году Пекин заявил о запуске торговли нефтяными фьючерсами. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Летом сего года торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме. Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. На двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) уже стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Пекин рассчитывает, что комбинация «нефтяного юаня» и «золотого юаня» позволит вывести китайскую валюту на более высокую орбиту в системе международных финансов.

    По оценкам экспертов, Китай до конца года может обойти США по объёмам импорта нефти и стать крупнейшим в мире покупателем чёрного золота. С учётом этого планируется сделать юань полностью «нефтяным». Для чего, естественно, надо, чтобы нефть перестала торговаться исключительно за доллары. Китай, реализуя стратегию «нефтяного» юаня, главным направлением определяет торговлю с Саудовской Аравией. В прошлом году в китайском импорте нефти эта страна занимала первое место. Далее следовали: Россия, Ангола, Ирак, Оман, Иран. Примечательно, что все поставщики нефти в Китай уже частично перешли в расчётах на юани (точных сопоставимых данных, к сожалению, нет). По сообщениям СМИ, с июня 2017 года начала принимать китайские юани в качестве платежей за поставки нефти в Китай и Россия.

    На этом фоне белой вороной остаётся Саудовская Аравия, которая продолжает упорно требовать от китайских импортёров за нефть только доллары. Пекин такая неуступчивость Эр-Рияда начинает раздражать. У китайцев достаточно богатый выбор поставщиков нефти. Китайские власти дают понять Эр-Рияду, что его долларовый фанатизм может обойтись ему дорого. Поставки арабской нефти могут быть заменены поставками России, Анголы и других лояльных партнёров. Статистика показывает, что Пекин от предупреждений переходит к действиям. Общий объём импорта нефти Китаем за первое полугодие 2017 года составил 212,4 млн. т (прирост на 14% по сравнению с первым полугодием 2016 года). На первое место среди экспортёров нефти в Китай вышла Россия (29,2 млн. т; прирост на 11%). На втором месте оказалась Ангола (27,1 млн. т; прирост на 22%). А Саудовская Аравия отлетела на третье место (26,5 млн. т; прирост был почти нулевым). Среди других крупных экспортёров, сильно продвинувшихся в экспорте нефти на китайский рынок, оказались Бразилия (прирост на 48%) и Венесуэла (прирост на 14%). В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%. Фактически уже два года наблюдается мягкое вытеснение Саудовской Аравии с китайского рынка при замене саудовской доли Россией, Анголой, Бразилией, Венесуэлой, Ираном.

    У Китая нет наполеоновских планов перевести всю мировую торговлю чёрным золотом на юани. Речь идёт лишь о поставках нефти в Китай и Гонконг. Однако и этого будет достаточно, чтобы нанести серьёзный, а может быть, смертельный удар по шатающемуся доллару. По мнению главного экономиста компании High Frequency Economics Карла Вайнберга, нефтяной юань может серьёзно подорвать позиции доллара: «Если торговля нефтью перейдет на юани, это будет означать потенциальную потерю транзакций в объеме 800 млрд. долл. в год, а также схожее сокращение на 800 млрд. долл. вложений в долларовые активы. Это не очень красивая картина как для доллара, так и для ценных бумаг США, в долгосрочной перспективе».

    Эр-Рияд оказывается между молотом и наковальней. Отказ от расчётов в юанях будет вести к дальнейшему ослаблению позиций саудовских экспортёров нефти на китайском рынке. Согласиться на расчёты в юанях – значит отказаться от тех соглашений с Вашингтоном, которые были достигнуты в 70-е годы прошлого века и отказ от которых чреват для Эр-Рияда серьёзными последствиями. Саудиты ещё не приняли окончательного решения о том, какую валюту они выберут в ближайшее время для расчётов за нефть, но они прекрасно понимают, что эра нефтедоллара близка к завершению. Они также понимают, что Вашингтон будет бешено защищать нефтедоллар, не брезгуя ничем.

    Не так давно Дональд Трамп совершил турне в Саудовскую Аравию. Думаю, что главной целью того визита было предупредить Эр-Рияд о необходимости выполнять свои обязательства по нефтедоллару. Ради этого Трамп обещал Саудовской Аравии очень щедрые «подарки» в виде поставок оружия (назывались суммы в 100 млрд. долларов). Скорее всего, то, что Трамп обещал саудовскому королю, надо делить как минимум на десять.

    А недавно король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Это первый за всю историю отношений двух стран визит короля Саудовской Аравии в Россию. В ходе встреч на высшем уровне обсуждались и вопросы энергетики, особенно те, которые связаны с рынком нефти, в том числе регулирование цен с помощью квотирования мировой добычи. Однако мне кажется, что главный вопрос, который интересовал саудовцев (и ради которого потребовался визит короля), – это покупка российского оружия. На прошедших в Москве переговорах обсуждался пакет оружейных контрактов на сумму свыше 3 млрд. долларов. Контракты подразумевают в том числе поставку Эр-Рияду зенитных ракетных систем С-400 “Триумф”. Король Саудовской Аравии и его ближайшее окружение хорошо помнят, чем кончились попытки освободиться от нефтедоллара для Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи. 

    russianpulse.ru

    Нефть за юани? Саудовская Аравия перед выбором

    <!– Fontsize plugin –><!– /Fontsize plugin –>

    Когда более сорока лет назад вместо ликвидированного золотодолларового стандарта был установлен бумажно-долларовый стандарт, доллар США на самом деле был не совсем бумажным. Это был нефтедоллар. Американская дипломатия во главе с государственным секретарем Генри Киссинджером сумела убедить страны, добывающие и экспортирующие чёрное золото, перейти в торговле нефтью исключительно на доллары США. Первой в ряду этих стран оказалась Саудовская Аравия. В обмен она получала статус главного союзника Америки на Ближнем Востоке, что обеспечивало Эр-Рияду бесперебойные поставки американского оружия и гарантии безопасности от Израиля. После того как Киссинджеру удалось «дожать» саудовского короля, процесс признания доллара в качестве единственной валюты расчётов пошёл среди стран ОПЕК веселее.

    Монопольное положение доллара как валюты расчётов на рынке нефти было почти незыблемым на протяжении четырёх десятков лет. Случались, конечно, шероховатости. Например, в ноябре 2000 года Саддам Хусейн заявил, что собирается продавать чёрное золото за евро. За эту любовь к евро Ирак был наказан американской военной агрессией в 2003 году, а Саддам убит. Похожая история произошла с Ливией. Каддафи сначала заявил, что отказывается от поставок нефти за доллары США, а потом и за евро. Ливийский лидер планировал ввести в обращение золотой динар, используя его как альтернативу доллару и евро. Кончилась эта история уничтожением Ливии и убийством Каддафи.

    Однако нести долларовое бремя многим странам всё тяжелее. Если ты находишься в системе долларовых расчётов, «наказать» тебя Вашингтону не представляет труда: все такие расчёты проходят через банковскую систему США. Кроме того, многим странам всё меньше хочется заниматься беспроцентным и бессрочным кредитованием Америки. Накопление долларовых резервов и является таким кредитованием. Все понимают: США с их суверенным долгом в 20 трлн. долл. становятся безнадёжным должником. И у некоторых стран вновь появляются основания для заявлений и планов по освобождению от долларовой зависимости.

    Дальше всех здесь шагнул Иран. Вашингтон держал эту страну под экономическими санкциями с конца 70-х годов ХХ века. В начале текущего десятилетия санкции резко ужесточились. Однако Тегеран сумел в своих международных расчётах полностью эмансипироваться от доллара путём широкого использования бартерных (безвалютных) сделок во внешней торговле, использования риала и национальных валют стран-партнёров, схем встречной торговли, а также золота.

    Другой пример. Последние годы Вашингтон последовательно закручивает гайки экономических санкций против Венесуэлы. И вот в сентябре сего года Каракас дал команду своим экспортёрам нефти в кратчайшие сроки прекратить её поставки за доллары США и перейти на расчёты в евро, а имеющиеся у государства в банках долларовые средства конвертировать в европейскую валюту. 8 сентября президент Николас Мадуро объявил о планах создания новой международной платёжной системы, а также валютной корзины для «освобождения от доллара».

    Однако главная угроза для доллара сегодня исходит не от Тегерана или Каракаса, а от Пекина, который действует аккуратно, постепенно, без громких заявлений в адрес Вашингтона. В отличие от Венесуэлы, которая ставит задачу замены доллара на евро, Китай добивается замены доллара на юань. Благо юань уже используется в торговле с рядом партнёров Китая, хотя доля его пока скромная.

    Десятки стран стали включать юань в состав своих международных резервов. Банк России сообщил, что он стал это делать с 2015 года. В начале 2016 года доля юаня в золотовалютных резервах Банка России была равна 0,1%. С 1 октября прошлого года юань стал официально резервной валютой, входящей в состав валютной корзины СДР (по удельному весу в этой корзине он сразу оказался на третьем месте после доллара США и евро, опередив британский фунт и японскую иену).

    При всех этих достижениях бросается в глаза большое несоответствие между экономическим потенциалом Китая и международными позициями юаня. В 2015 году доля Китая в международной торговле составила 13% (примерно столько же у США), а доля юаня в международных платежах была равна лишь 1,7%. Пекин делает всё возможное, чтобы ликвидировать такие перекосы и укрепить международные позиции юаня.

    И главную ставку в этой валютной стратегии китайские власти делают на нефть и золото. В текущем году Пекин заявил о запуске торговли нефтяными фьючерсами. Фьючерсные контракты на нефть будут обращаться на Шанхайской международной энергетической бирже, и торговля будет открыта для иностранных компаний. Летом сего года торговля нефтяными фьючерсами уже успешно прошла в тестовом режиме. Для того чтобы этот инструмент стал более привлекательным, клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчёты по нему в золоте. На двух китайских биржах (с апреля 2016 года в Шанхае и с июля 2017 года в Гонконге) уже стартовала торговля фьючерсами на золото, номинированными в юанях. Пекин рассчитывает, что комбинация «нефтяного юаня» и «золотого юаня» позволит вывести китайскую валюту на более высокую орбиту в системе международных финансов.

    По оценкам экспертов, Китай до конца года может обойти США по объёмам импорта нефти и стать крупнейшим в мире покупателем чёрного золота. С учётом этого планируется сделать юань полностью «нефтяным». Для чего, естественно, надо, чтобы нефть перестала торговаться исключительно за доллары. Китай, реализуя стратегию «нефтяного» юаня, главным направлением определяет торговлю с Саудовской Аравией. В прошлом году в китайском импорте нефти эта страна занимала первое место. Далее следовали: Россия, Ангола, Ирак, Оман, Иран. Примечательно, что все поставщики нефти в Китай уже частично перешли в расчётах на юани (точных сопоставимых данных, к сожалению, нет). По сообщениям СМИ, с июня 2017 года начала принимать китайские юани в качестве платежей за поставки нефти в Китай и Россия.

    На этом фоне белой вороной остаётся Саудовская Аравия, которая продолжает упорно требовать от китайских импортёров за нефть только доллары. Пекин такая неуступчивость Эр-Рияда начинает раздражать. У китайцев достаточно богатый выбор поставщиков нефти. Китайские власти дают понять Эр-Рияду, что его долларовый фанатизм может обойтись ему дорого. Поставки арабской нефти могут быть заменены поставками России, Анголы и других лояльных партнёров. Статистика показывает, что Пекин от предупреждений переходит к действиям. Общий объём импорта нефти Китаем за первое полугодие 2017 года составил 212,4 млн. т (прирост на 14% по сравнению с первым полугодием 2016 года). На первое место среди экспортёров нефти в Китай вышла Россия (29,2 млн. т; прирост на 11%). На втором месте оказалась Ангола (27,1 млн. т; прирост на 22%). А Саудовская Аравия отлетела на третье место (26,5 млн. т; прирост был почти нулевым). Среди других крупных экспортёров, сильно продвинувшихся в экспорте нефти на китайский рынок, оказались Бразилия (прирост на 48%) и Венесуэла (прирост на 14%). В 2016 году Ангола нарастила экспорт нефти в Китай на 13%, Россия на 25%, Бразилия на 37%, Иран на 18%, экспорт Саудовской Аравии вырос только на 0,9%. Фактически уже два года наблюдается мягкое вытеснение Саудовской Аравии с китайского рынка при замене саудовской доли Россией, Анголой, Бразилией, Венесуэлой, Ираном.

    У Китая нет наполеоновских планов перевести всю мировую торговлю чёрным золотом на юани. Речь идёт лишь о поставках нефти в Китай и Гонконг. Однако и этого будет достаточно, чтобы нанести серьёзный, а может быть, смертельный удар по шатающемуся доллару. По мнению главного экономиста компании High Frequency Economics Карла Вайнберга, нефтяной юань может серьёзно подорвать позиции доллара: «Если торговля нефтью перейдет на юани, это будет означать потенциальную потерю транзакций в объеме 800 млрд. долл. в год, а также схожее сокращение на 800 млрд. долл. вложений в долларовые активы. Это не очень красивая картина как для доллара, так и для ценных бумаг США, в долгосрочной перспективе».

    Эр-Рияд оказывается между молотом и наковальней. Отказ от расчётов в юанях будет вести к дальнейшему ослаблению позиций саудовских экспортёров нефти на китайском рынке. Согласиться на расчёты в юанях – значит отказаться от тех соглашений с Вашингтоном, которые были достигнуты в 70-е годы прошлого века и отказ от которых чреват для Эр-Рияда серьёзными последствиями. Саудиты ещё не приняли окончательного решения о том, какую валюту они выберут в ближайшее время для расчётов за нефть, но они прекрасно понимают, что эра нефтедоллара близка к завершению. Они также понимают, что Вашингтон будет бешено защищать нефтедоллар, не брезгуя ничем.

    Не так давно Дональд Трамп совершил турне в Саудовскую Аравию. Думаю, что главной целью того визита было предупредить Эр-Рияд о необходимости выполнять свои обязательства по нефтедоллару. Ради этого Трамп обещал Саудовской Аравии очень щедрые «подарки» в виде поставок оружия (назывались суммы в 100 млрд. долларов). Скорее всего, то, что Трамп обещал саудовскому королю, надо делить как минимум на десять.

    А недавно король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Это первый за всю историю отношений двух стран визит короля Саудовской Аравии в Россию. В ходе встреч на высшем уровне обсуждались и вопросы энергетики, особенно те, которые связаны с рынком нефти, в том числе регулирование цен с помощью квотирования мировой добычи. Однако мне кажется, что главный вопрос, который интересовал саудовцев (и ради которого потребовался визит короля), – это покупка российского оружия. На прошедших в Москве переговорах обсуждался пакет оружейных контрактов на сумму свыше 3 млрд. долларов. Контракты подразумевают в том числе поставку Эр-Рияду зенитных ракетных систем С-400 «Триумф». Король Саудовской Аравии и его ближайшее окружение хорошо помнят, чем кончились попытки освободиться от нефтедоллара для Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи.

    Валентин Катасонов<!– Fontsize plugin –>

    <!– /Fontsize plugin –>

    russianpulse.ru

    Саудовская Аравия вытесняет Россию с китайского нефтяного рынка

    Одним из последствий визита саудовского короля Салмана ибн Абдул-Азиза Аль Сауда в Китай может стать превращение этой страны в арену борьбы между российской и саудовской нефтью. В частности, об увеличении поставок энергоносителей в эту Поднебесную говорится в совместном заявлении двух стран, принятом их лидерами. На китайском рынке саудовская нефть неизбежно столкнется с нефтью из России.

    Соглашение также может стать для саудовцев своеобразным «планом Б» на случай, если в июне страны ОПЕК откажутся продлевать договоренности об ограничении добычи, принятые в ноябре прошлого года. Об этом пишет «Свободная пресса», приводя высказывание йеменского интернет-издания Mosnad.com о том, что Саудовская Аравия вытесняет Россию с китайского рынка.

    О поездке саудовского короля по странам Юго-Восточной Азии писали много, обращая внимание на невиданную численность делегации, громадное количество чемоданов и слуг. Однако мало уделялось внимания экономической программе визита, призванного повысить роль Королевства в этом динамично развивающемся регионе. Только в Поднебесной король заключил 14 соглашений на сумму до $65 миллиардов.

    В заявлении, подписанном Салманом ибн Абдул-Азизом Аль Саудом и китайским руководители Си Цзиньпином, говорится, что стороны обязуются «повысить уровень сотрудничества в сфере энергоносителей, включая поставки саудовской нефти на растущий китайский рынок». Два лидера также подчеркнули важность сохранения стабильности мировых нефтяных рынков для глобальной экономики. При этом китайская сторона отозвалась о Саудовской Аравии как об одном из самых надежных мировых поставщиков нефти.

    Для Китая увеличение импорта нефти — это шанс улучшить экологическую обстановку за счет перевода энергетики на жидкое топливо. В экономике этой страны до сих пор сохраняется высокая доля угля в национальном энергобалансе. В прошлом году это показатель превышал 60%.

    Сегодня саудовцы пытаются восстановить свою долю в Китае, после того как в прошлом году она уменьшилась в пользу России. При этом Эр-Рияд едва ли сможет конкурировать с Москвой по цене, уверен зампредседателя ученого совета Института Дальнего Востока РАН, главы Центра социально-экономических исследований Китая Андрей Островский. По его словам, цена саудовской нефти дороже из-за перевозок. Поэтому Саудовская Аравия вполне может увеличить производство нефти для китайского рынка, проигнорировав ноябрьскую сделку ОПЕК.

    Ранее саудовцы обвиняли Россию в том, что обещанное сокращение добычи было недостаточно. В частности, министр энергетики этой страны Халид аль-Фалих утверждал, что участники договоренностей ОПЕК «используют» факт превышения Эр-Риядом своих обязательств.

    Судя по официальной статистике, в 2016 г. Россия обогнала Саудовскую Аравию по объемам добычи. По данным Росстата, в январе 2017 г. нефтедобыча в России достигала 10,764 млн баррелей в сутки, в Саудовской Аравии — 9,946 млн баррелей.

    По мнению преподавателя Финансового университета при правительстве РФ Игоря Юшкова, Саудовская Аравия, вероятно, перестраховывается перед июньской встречей ОПЕК, на которой может быть принято решение разорвать сделку.

    По его словам, повышение мировой цены на нефть дает возможность американцам наращивать добычу сланцевой нефти и компенсировать объемы, на которые сократила добычу Саудовская Аравия. В Эр-Рияде это выглядит как сдача позиций. «Скорее всего, саудиты прощупывают почву на будущее, если летом не будет продлен договор о сокращении нефтедобычи», — считает он. Это будет «план Б»: предварительные договоренности с Китаем об увеличении объемов поставок. Но, уверен эксперт, вряд ли саудовцы начнут выполнять какие-то договоренности с Китаем без оглядки на ОПЕК.

    Однако директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин полагает, что в данном случае речь идет об обычном соперничестве за рынки сбыта, когда одна сторона пытается вытеснить другую, предлагая более выгодные условия. «Рынок нефти глобален, здесь сказывается политический фактор, но в данном случае речь идет о чистой конкуренции», — отметил он, указав, что весной 2016 г. Россия на самом деле вытеснила Саудовскую Аравию с позиций лидера, нарастив свои поставки в Китай. Но при этом он указал, что увеличение поставок произошло главным образом за счет установления контактов с мелкими независимыми нефтеперерабатывающими заводами.

    Егор Владимиров, Утро

    Новости кризиса: текущая ситуация в мире кризис в Саудовской Аравии, нефтяной кризис, Россия и Китай, экономическая война

    krizis-kopilka.ru

    борьба за место главного экспортера нефти в Китай

    Россия и Саудовская Аравия тесно координируют свои усилия по устранению масштабного избытка предложения на рынке нефти, которое в прошлом году опустило цены до  немыслимо низкого уровня. Вместе с другими крупными производителями нефти они договорились о сокращении добычи и других мерах по поддержке цен. На прошлой неделе  им удалось пролонгировать это соглашение еще на девять месяцев.

    Самым недавним признаком сотрудничества между двумя ведущими мировыми производителями нефти стала личная встреча на прошлой неделе между президентом России Владимиром Путиным и заместителем наследного принца Саудовской Аравии Мохаммедом ибн Салманом с целью укрепить достигнутое соглашение.

    Однако, за кулисами существует и другая реальность: Саудовская Аравия и Россия ведут интенсивную борьбу за место главного поставщика нефти в Китай, который является крупным импортером энергоносителей и обладает ненасытным аппетитом на нефть.

    Исполнительный директор компании Qamar Energy Робин Миллс сравнил нынешнее соперничество с «Большой Игрой», геополитической шахматной партией, в которой Великобритания и Россия сражались за господство в Центральной Азии.

    «Сейчас главным игроком является Китай, – говорит Миллс. – Каждый ведущий экспортер, будь то Саудовская Аравия, Иран или Россия, вынужден конкурировать на этом рынке».

    Россия сделала свой первый важный ход в 2014 году. Путин, который был лишен доступа на западные рынки из-за санкций, обусловленных конфликтом на Украине, обратил свои взгляды на восток в поисках экономического спасательного круга. И он нашел его в Китае. После нескольких лет переговоров в 2014 году Москва и Пекин подписали контракт на 30 лет, в соответствии с которым Россия будет поставлять природный газ на этот крупнейший в мире развивающийся рынок. Объем контракта составил 400 миллиардов долларов.

    В то время об этом мало сообщалось в средствах массовой информации, но энергетические стратеги утверждают, что Путин предложил китайскому президенту Си Цзиньпину очень выгодную скидку, чтобы эта сделка состоялась и Россия получила доступ на китайский рынок. Однако, Путин был не первым, кто пытался угодить Китаю.

    Покойный король Саудовской Аравии Абдулла начал собственные «ухаживания» за Пекином еще в ходе своего визита в 2006 году. Эта поездка привела к созданию совместного предприятия между китайской государственной нефтяной корпорацией (CNPC) и саудовским партнером, компанией Saudi Aramco.

    Договор включал в себя строительство гигантского нефтеперерабатывающего предприятия на берегу Красного моря, способного перерабатывать 400 тысяч баррелей сырой нефти в сутки, а также создание аналогичного объекта в Китае. Кроме того, Саудиты обязались разместить свою азиатскую штаб-квартиру в Пекине.

    Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих заявил, что королевство только начинает реализацию своих планов. «Мы надеемся построить много других нефтеперерабатывающих заводов на китайской земле, – заявил он недавно в интервью CNNMoney. – Это стратегическое направление, причем на самом высшем уровне. У нас есть большие резервы для роста и наши китайские партнеры знают об этом».

    Впрочем, не только Китай привлекает внимание России и Саудовской Аравии. Нынешний король Салман совершил в начале года поездку по всему азиатскому региону, подписав нефтегазовых сделок на общую сумму 13 миллиардов долларов с партнерами в  разных странах, в том числе в Малайзии и Индонезии.

    Спрос довольно значительный: в прошлом году, по данным консалтингового агентства FACTS Global Energy, на Азию приходилась почти треть ежедневного мирового потребления нефти на уровне около 31, 4 миллиона баррелей.

    Индия, страна с общей численностью населения более 1.3 миллиарда человек и быстрорастущей экономикой, является еще одной крупной целью в Азии. Миллс утверждает, что страна сейчас потребляет столько же, если даже не больше нефти, чем Китай. Аль-Фалих сказал, что эта страна играет важную роль в его планах.

    Россия также ведет свою игру на этом рынке, удивляя наблюдателей. Так в прошлом октябре, она заплатила 13 миллиардов долларов за вторую по величине частную нефтяную компанию Индии Essar Oil. Впрочем, эта сделка еще не получила окончательного одобрения.

    Путин продемонстрировал свои приоритеты по-другому: он пригласил премьер-министра Индии Нарендру Моди на Санкт-Петербургский Международный экономический форум, важнейшее мероприятие, проходящее ежегодно в родном городе российского лидера.

     

     

     

     

    Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

    www.inosmi.info

    Саудовская Аравия против России: борьба за место главного экспортера нефти в Китай

    Россия и Саудовская Аравия тесно координируют свои усилия по устранению масштабного избытка предложения на рынке нефти, которое в прошлом году опустило цены до  немыслимо низкого уровня. Вместе с другими крупными производителями нефти они договорились о сокращении добычи и других мерах по поддержке цен. На прошлой неделе  им удалось пролонгировать это соглашение еще на девять месяцев.

    Самым недавним признаком сотрудничества между двумя ведущими мировыми производителями нефти стала личная встреча на прошлой неделе между президентом России Владимиром Путиным и заместителем наследного принца Саудовской Аравии Мохаммедом ибн Салманом с целью укрепить достигнутое соглашение.

    Однако, за кулисами существует и другая реальность: Саудовская Аравия и Россия ведут интенсивную борьбу за место главного поставщика нефти в Китай, который является крупным импортером энергоносителей и обладает ненасытным аппетитом на нефть.

    Исполнительный директор компании Qamar Energy Робин Миллс сравнил нынешнее соперничество с «Большой Игрой», геополитической шахматной партией, в которой Великобритания и Россия сражались за господство в Центральной Азии.

    «Сейчас главным игроком является Китай, – говорит Миллс. – Каждый ведущий экспортер, будь то Саудовская Аравия, Иран или Россия, вынужден конкурировать на этом рынке».

    Россия сделала свой первый важный ход в 2014 году. Путин, который был лишен доступа на западные рынки из-за санкций, обусловленных конфликтом на Украине, обратил свои взгляды на восток в поисках экономического спасательного круга. И он нашел его в Китае. После нескольких лет переговоров в 2014 году Москва и Пекин подписали контракт на 30 лет, в соответствии с которым Россия будет поставлять природный газ на этот крупнейший в мире развивающийся рынок. Объем контракта составил 400 миллиардов долларов.

    В то время об этом мало сообщалось в средствах массовой информации, но энергетические стратеги утверждают, что Путин предложил китайскому президенту Си Цзиньпину очень выгодную скидку, чтобы эта сделка состоялась и Россия получила доступ на китайский рынок. Однако, Путин был не первым, кто пытался угодить Китаю.

    Покойный король Саудовской Аравии Абдулла начал собственные «ухаживания» за Пекином еще в ходе своего визита в 2006 году. Эта поездка привела к созданию совместного предприятия между китайской государственной нефтяной корпорацией (CNPC) и саудовским партнером, компанией Saudi Aramco.

    Договор включал в себя строительство гигантского нефтеперерабатывающего предприятия на берегу Красного моря, способного перерабатывать 400 тысяч баррелей сырой нефти в сутки, а также создание аналогичного объекта в Китае. Кроме того, Саудиты обязались разместить свою азиатскую штаб-квартиру в Пекине.

    Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих заявил, что королевство только начинает реализацию своих планов. «Мы надеемся построить много других нефтеперерабатывающих заводов на китайской земле, – заявил он недавно в интервью CNNMoney. – Это стратегическое направление, причем на самом высшем уровне. У нас есть большие резервы для роста и наши китайские партнеры знают об этом».

    Впрочем, не только Китай привлекает внимание России и Саудовской Аравии. Нынешний король Салман совершил в начале года поездку по всему азиатскому региону, подписав нефтегазовых сделок на общую сумму 13 миллиардов долларов с партнерами в  разных странах, в том числе в Малайзии и Индонезии.

    Спрос довольно значительный: в прошлом году, по данным консалтингового агентства FACTS Global Energy, на Азию приходилась почти треть ежедневного мирового потребления нефти на уровне около 31, 4 миллиона баррелей.

    Индия, страна с общей численностью населения более 1.3 миллиарда человек и быстрорастущей экономикой, является еще одной крупной целью в Азии. Миллс утверждает, что страна сейчас потребляет столько же, если даже не больше нефти, чем Китай. Аль-Фалих сказал, что эта страна играет важную роль в его планах.

    Россия также ведет свою игру на этом рынке, удивляя наблюдателей. Так в прошлом октябре, она заплатила 13 миллиардов долларов за вторую по величине частную нефтяную компанию Индии Essar Oil. Впрочем, эта сделка еще не получила окончательного одобрения.

    Путин продемонстрировал свои приоритеты по-другому: он пригласил премьер-министра Индии Нарендру Моди на Санкт-Петербургский Международный экономический форум, важнейшее мероприятие, проходящее ежегодно в родном городе российского лидера.

     

     

     

     

    Источник перевод для MixedNews — Игорь Абрамов Loading...

    mixednews.ru

    Саудовская Аравия против России? » Военное обозрение

    Эксперты предсказывают новую ценовую войну на энергетическом рынке. Дело в том, что ведущие производители нефти тихо пытаются нарастить свою рыночную долю. Кроме того, на ситуацию влияли и будут влиять геополитика и национальные интересы. Последний фактор может стать причиной снятия ограничений на добычу уже в ближайшие месяцы.

    На эту тему рассуждает на сайте «OilPrice» доктор Сирил Виддерсховен, владелец голландской консалтинговой компании «VEROCY», эксперт по мировому энергетическому рынку, занимающий несколько консультативных должностей в международных аналитических центрах на Ближнем Востоке и в энергетических секторах в Нидерландах, Великобритании и Соединённых Штатах.

    Международные рынки могут двигаться к новой ценовой нефтяной войне, считает эксперт. Ведущие производители ОПЕК и стран, не входящих в ОПЕК, борются сейчас за увеличение своей доли. «Неожиданное сотрудничество» между странами ОПЕК и странами, не входящими в ОПЕК, спровоцированное поддержкой Саудовской Аравии (входит ОПЕК) и России (не входит в ОПЕК) обеспечило на рынке некоторую стабильность в течение примерно шести месяцев. Ожидаемый кризис цен, по-видимому, был предотвращён.

    Эффект второй сланцевой революции, как утверждают некоторые аналитики, был смягчён в основном за счёт достаточно твёрдого согласия стран-членов ОПЕК и стран, не являющихся членами ОПЕК, в отношении сокращения объёмов добычи. В то же время геополитические проблемы и проблемы безопасности предотвратили введение новых мощностей в Ливии, Ираке, Венесуэле и Нигерии.

    Стабилизация рынка сырой нефти, как всегда, связана не только с фундаментальными факторами, но и с геополитическими и национальными интересами. Последнее также может стать главной угрозой для продления сокращения добычи ОПЕК в ближайшие месяцы, полагает автор.

    Есть опасения, что ведущий производитель ОПЕК, Саудовская Аравия, уже не удовлетворён тем общим эффектом, который был достигнут на мировом рынке в первую очередь благодаря принятию на себя Эр-Риядом основной тяжести сокращения производства, в то время как другие члены ОПЕК (Иран и Ирак) рассматривают вопрос об увеличении производства. Да и другая главная соперница Саудовской Аравии, Россия, тоже без дела не сидит. Российские нефтяные компании ведут активную борьбу за дополнительную рыночную долю на основных клиентских рынках Саудовской Аравии: в Китае, Индии и даже в Японии.

    Саудовская Аравия теперь «ощущает жар со всех сторон». Некоторые аналитики даже допускают, что Эр-Рияд потерял контроль над крупнейшими нефтяными рынками. Сланцевая нефть из США увеличивает свою долю на рынке, и впереди у неё и европейские возможности. Россия, Иран и Ирак настаивают на своих долях рынка в Азии и уменьшают долю Саудовской Аравии в Европе.

    До сих пор саудовские официальные лица сохраняли спокойствие. Однако позиция может «резко измениться» на «жёсткую».

    Неожиданным является уже само сообщение Саудовской Аравии о своей попытке вернуть часть бывшего рынка в Европе. В стремлении повысить привлекательность своей нефти королевство планирует ввести специальные цены на нефть для Европы. Новые «тарифные планы» могут быть введены в действие с 1 июля 2017 года. Эти «тарифные планы» связываются с уменьшением рисков для клиентов. Секрета в новом ценообразовании нет: при формировании новой цены на нефть для европейского экспорта «Aramco» будет ориентироваться на «Brent», установленную на бирже «International Exchange». До сих пор цена складывалась на основе средневзвешенной цены на «Brent» — Brent Weighted Average, BWAVE. А вот клиентам из США придётся платить за нефть более высокую цену.

    Эти «движения» Саудовской Аравии могут указывать на новый рыночный подход, который будет внедрён уже в ближайшие месяцы или годы. После сосредоточения внимания на рынках Азии, о чём свидетельствует визит короля Салмана в Азию и многомиллиардные инвестиции в «Aramco», можно предполагать «внезапную переориентацию» будущего подхода компании.

    Что касается России, то она всегда занимала «очень хорошие позиции» на европейских нефтяных рынках, отмечает далее автор материала.

    Россия является крупнейшим европейским поставщиком (доля — около 32% в 2016 году). Преобладание Москвы в европейской энергетике неоспоримо, указывает эксперт. Нефтяная «конфронтация» между Россией и Саудовской Аравией в Европе может дестабилизировать не только рынок, но даже привести к новой ценовой войне.

    До 2015 года поставки российской нефти доминировали на европейских рынках, поскольку большинство производителей ОПЕК не интересовалось европейским спросом. Из-за появления новых игроков на азиатских рынках и низкого спроса в США саудовское нефтяное королевство теперь ищет конфронтации. Времена меняются. Европа может стать «первым новым полем битвы». Королевству предстоит сделать многое как по объёмам, так и по и доле, поскольку в настоящее время оно занимает только 4-е место по поставкам сырья в европейские страны ОЭСР (2016).

    Российско-саудовская нефтяная война не просто «запланирована», она уже отчасти идёт. Компания «Роснефть» ещё в 2015 году обвинила «Aramco» в сбивании цен на нефть в Европе. Необходимость стабилизации на рынке в 2015-2016 годах и проведение IPO компании «Aramco» явились «основанием для отказа от конфликта», указывает аналитик. Вместе с тем «Роснефть» полагает, что европейская ценовая война может заставить стороны не продлевать соглашение о сокращении производства на следующие шесть месяцев.

    В общем, конфликт назревает, но пока не ощущается. И всё-таки Европа, этот удивительно быстро растущий рынок сырой нефти, является ареной для возможной ценовой войны. Тем не менее, открытое решение Эр-Рияда об изменении европейского ценового регулирования является чётким сигналом о некоей красной линии для королевства, за которую оно не перейдёт. Доли рынка не будут потеряны, если «Aramco» не затеет более агрессивное продвижение.

    Оба основных европейских нефтеторговца, Россия и Саудовская Аравия, не желают рисковать, впутываясь в «реальную ценовую войну», считает Виддерсховен. Если «будущее Путина» определится в ближайшие 12 месяцев (по мере приближения выборов), то будущее молодой саудовской элиты зависит от IPO «Aramco». Если две страны примут за основу «более разумный подход», они смогут перенаправить свои «агрессивные рыночные стратегии» на новых действующих лиц в Европе. Ирак и Иран пока действовали довольно умно, пытаясь скрытно завоевать долю рынка, отхватывая кусочки у обеих сторон. Однако если Москва и Эр-Рияд объединят усилия, общая их ценовая война против «ирано-иракской оси» будет вполне осуществимым предприятием.

    Напомним, в январе 2017 г. по отношению к декабрю 2016 г. Саудовская Аравия уменьшила добычу нефти на 6,8%. Экспорт тоже сократился — на 3,7%.

    Россия и Саудовская Аравия сейчас участвуют в соглашении о сокращении добычи нефти между ОПЕК и одиннадцатью независимыми производителями. Альянс производителей договорился убрать с рынка в общей сложности 1,8 млн. баррелей нефти в сутки. Срок акции — полгода, отсчитывается с 1 января.

    По состоянию на середину марта Россия выполнила свою квоту на 53%, а вот Саудовская Аравия — на 150%.

    Кроме того, у саудитов есть план «Б»: поставка нефти Китаю. Там тоже возможна ценовая война между Эр-Риядом и Москвой. Одним из последствий недавнего визита короля Салмана ибн Абдул-Азиза аль Сауда в КНР может стать превращение этой страны в арену нефтяной борьбы, поскольку об увеличении поставок энергоносителей в Поднебесную прямо сообщалось в совместном заявлении КНР и Саудовской Аравии. На рынке Китая саудовская нефть столкнётся с нефтью российской.

    Так или иначе, но считать нефтяной рынок «стабильным» не приходится. Резкие спады, подъёмы и спекулянтские игры лихорадят мировой рынок сырья долгие десятилетия. Никакой устойчивости не следует ждать и сегодня.

    Обозревал и комментировал Олег Чувакин — специально для topwar.ru

    topwar.ru