Al-Akhbar: Россия и Саудовская Аравия спасают нефтяной рынок от Трампа. Саудовская аравия россия нефть


WSJ: Саудовская Аравия изучит вопрос о роспуске ОПЕК на фоне дружбы с Россией - Экономика и бизнес

ТАСС, 8 ноября. Власти Саудовской Аравии заказали исследование, в котором будет рассмотрен сценарий распада ОПЕК, пишет американская газета The Wall Street Journal со ссылкой на главу Исследовательского центра нефти имени короля Абдаллы Адама Семински.

Как отмечает издание, исследование этого вопроса будет происходить как раз на фоне подготовки в США антикартельного законопроекта, известного как NOPEC (No Oil Producing and Exporting Cartels Act), цель которого - наделить американские суды полномочиями рассматривать антимонопольные иски в адрес стран-членов ОПЕК и других государств, участвующих в картельных сговорах на нефтяном рынке. Однако, по словам Семински, законопроект не имеет к этому отношения.

Другие источники издания отмечают, что саудовские власти пока всерьез не рассматривают вопрос о роспуске ОПЕК, в котором королевство доминирует на протяжении почти 60 лет. Реальным поводом для изучения такого вопроса являются опасения, что спрос на нефть может упасть настолько, что картель перестанет играть прежнюю роль на рынке. До сих пор члены ОПЕК позиционировали организацию как важнейший рыночный институт для регулирования рынка нефти.

"В королевстве понимают, что спрос на нефть не может длиться вечно… Кроме того, NOPEC никак нельзя игнорировать", - сказал изданию источник в Эр-Рияде.

Несмотря на то что вопрос о роспуске ОПЕК пока всерьез не обсуждается, в Эр-Рияде уже подвергают сомнению целесообразность долгосрочного существования картеля на фоне того, что Саудовская Аравия и Россия могут и вдвоем оказывать достаточное влияние на рынок, продолжил собеседник издания.

Последние два года сотрудничества между Россией и Саудовской Аравией доказали, что их сотрудничество позволяет управлять ценами на рынке, заключает The Wall Street Journal. Москва и Эр-Рияд - ключевые участники договоренности об ограничении добычи нефти, широко известное как соглашение ОПЕК+, в котором участвуют не только страны картеля, но и не входящие в него экспортеры. Сделка работает с января 2017 года, что позволило поднять цены на нефть с уровня $40-45 за баррель до текущего. После 2018 года страны планируют заключить бессрочное соглашение, в рамках которого они смогут как повышать, так и сокращать добычу.

tass.ru

Россия и Саудовская Аравия спасают нефтяной рынок от Трампа

Вчера в Алжире состоялась встреча стран ОПЕК и ее партнеров, которые смогли противостоять угрозам Белого дома. Трамп потребовал немедленного увеличения объема добычи нефти, но встреча в Алжире была ориентирована на поиск компромисса между крупнейшими странами-экспортерами нефти ОПЕК.

Саммит в Алжире помог избежать усиления разногласий между странами-экспортерами нефти, отложив принятие решения до следующего заседания ОПЕК, которое пройдет в декабре в Вене. Фактически страны-экспортеры отклонили требование президента США Дональда Трампа немедленно снизить цены на нефть. Осведомленный источник в интервью для «Аль-Ахбар» рассказал, что цель саммита состояла в продолжении работы Алжирского соглашения, которое было заключено в сентябре 2016 года. Тогда было принято решение сократить добычу нефти до 32,5 миллионов баррелей в сутки в условиях внутреннего и внешнего давления, которое направлено на увеличение объема добычи. Источник добавил, что Алжир намерен сыграть ключевую роль в этом вопросе и помочь сохранить ситуацию в ее нынешнем состоянии.

Кроме того, страны-экспортеры нефти договорились отложить принятие каких-либо решений из-за готовящихся санкций против Ирана, на следующее заседание, которое пройдет в декабре. Алжир стремился, чтобы встреча не вышла из-под контроля и не испортила праздничную атмосферу. Встреча в Алжире совпала со второй годовщиной проведения 170-го чрезвычайного заседания ОПЕК, которая открыла путь к подписанию соглашения о сокращении объема добычи нефти. В последнее время Алжир пытается повлиять на решения ОПЕК с помощью так называемой «энергетической дипломатии», хотя страна не является крупнейшим производителем нефти. Его доля добычи нефти не превышает 3% от добычи всех стран ОПЕК и составляет около 1% от мировой добычи. Президент Алжира Абдель Азиз Бутефлика использовал этой событие во время встречи, что дало ему преимущество благодаря тем усилиям, которые он предпринимает по восстановлению стабильности на нефтяном рынке. И это несмотря на то, что президент практически отсутствует на политической сцене из-за болезни, которая мешает ему путешествовать или посещать саммиты.

На саммите в Алжире присутствовали самые важные участники, которые подчеркнули, что главная задача ОПЕК — сохранять баланс мирового нефтяного рынка. Нынешний глава организации и министр энергетики и промышленности ОАЭ Сухейль Мохаммед аль-Мазруи открыто заявил, что ОПЕК не является политической организацией и не заинтересована в политическом давлении. Он подчеркнул, что ее роль скорее заключается в достижении баланса на нефтяном рынке, намекая на критику Трампа в адрес политики ОПЕК, которую тот озвучил в своем твиттере. Напомним, что президент США потребовал от стран ОПЕК увеличить объем добычи нефти.

Саудовская Аравия (крупнейший производитель нефти в ОПЕК) и Россия (крупнейший производитель нефти, который не входит в ОПЕК) исключили немедленное дополнительное увеличение объема добычи нефти. Министр энергетики Саудовской Аравии Халед аль-Фалех заявил, его страна может технически нарастить добычу на 1,5 миллиона баррелей нефти, но увеличит добычу только если это потребуется. Вопреки мнению Трампа, аль-Фалех считает стоимость нефти в 80 долларов приемлемой как для производителей, так и для потребителей. Однако неизвестно сможет ли Саудовская Аравия противостоять давлению со стороны США. Возможно последняя проверка на прочность начнется с новых санкций США в отношении Ирана, которые должны вступить в силу с 5 ноября. По мнению экспертов, новые санкции приведут к тому, что нефтяной рынок ежедневно будет терять около двух миллионов баррелей. С другой стороны, министр энергетики России Александр Новак поддержал позицию аль-Фалеха и заявил, что нет необходимости немедленно наращивать производство. Он признал, что началась эпоха неопределенности и вызовов из-за экономической войны между США и Китаем и американских санкций в отношении Ирана.

На встрече в Алжире витал дух «неясности», связанный с будущими санкциями США в отношении Ирана и реакции крупных потребителей, такие как Китай и Индия, которые непосредственно влияют на рыночный баланс. Несмотря на уверенность, проявленную представителем Ирана в ОПЕК, глава иранской делегации Хуссейн Казимпур Ардебили подчеркнул, что его страна останется верной своим обязательствам и не боится санкций, добавив, что Иран будет продолжать производить свою долю нефти. Кроме того, он выразил надежду, что страны-импортеры иранской нефти не склонятся перед диктатом Трампа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

www.inosmi.info

Саудовская Аравия и Россия расходятся во всем, кроме нефти | Политика | ИноСМИ

Саудовская Аравия и Россия расходятся во мнениях практически по всем вопросам, включая войну в Сирии, политику по отношению к Ирану и связи с Вашингтоном. Но когда речь заходит о необходимости повысить мировые цены на нефть, между ними царит полное согласие.

Обратите внимание на то, как эти два крупнейших мировых производителя нефти объединились в мае, чтобы сообщить рынкам о своем желании продлить соглашение о сокращении добычи нефти еще на девять месяцев. Утечки информации и официальные заявления Эр-Рияда и Москвы, которые появились еще до момента согласования вопроса о продлении соглашения о сокращении со странами ОПЕК в четверг, 18 мая, привели к росту цены на нефть на 5%.

«Речь идет о двух странах, которые очень сильно зависят от нефти», — сказал Игорь Юсуфов, который с 2001 по 2004 годы занимал пост министра энергетики России — в тот период эти две страны сотрудничали в сфере энергетической политики.

Их нынешний «брак по расчету» стал результатом острой необходимости стабилизировать цены на нефть, от экспорта которой зависят их экономики и легитимность политических режимов. В процессе Россия и Саудовская Аравия пытаются изменить баланс сил, который руководит процессами на глобальном энергетическом рынке теперь, когда влияние ОПЕК постепенно уменьшается.

Ответ на вопрос, окажется ли их альянс достаточно крепким, пройдет ли он проверку временем или быстро распадется, во многом зависит от того, насколько эффективным инструментом повышения цен на нефть окажется решение продлить срок соглашения о сокращении добычи нефти до марта 2018 года. В случае с Саудовской Аравией ставки особенно высоки, поскольку США — ее давний и верный покупатель — сейчас укрепляют свои позиции на рынке в качестве производителя.

У Саудовской Аравии и России есть веские внутренние причины для того, чтобы следовать этому курсу. Владимир Путин хочет подстегнуть российскую экономику, которая пытается оправиться после двухлетней рецессии, до президентских выборов в 2018 году. Принцу Саудовской Аравии Мухаммеду бин Салману (Mohammed bin Salman), который отвечает за масштабную экономическую реконструкцию, нужна более устойчивая цена на нефть для повышения стоимости компании Aramco в преддверии первичного размещения акций, которое состоится позже в этом году.

Цена на нефть марки Brent выросла с 46 до 53 долларов за баррель с тех пор, как в конце прошлого года было подписано соглашение о сокращении объемов добычи нефти на 1,8 миллиона баррелей в день. Однако ее цена уже успела снизиться на 8% по сравнению с пиковыми значениями, которые были зафиксированы в период первой волны энтузиазма, что объясняется сохраняющимся перенасыщением рынка.

Reuters16.05.2017Forbes13.10.2016CNBC06.09.2016An Nahar28.03.2016Сомнительная история

Трения в отношениях между Саудовской Аравией и Россией уже дали о себе знать. В то время как Саудовская Аравия почти сразу выполнила свое обещание сократить объемы добычи на 600 тысяч баррелей в день, Россия выполнила свою часть договора и сократила добычу на 300 тысяч баррелей в день лишь через четыре месяца. По словам некоторых источников, Эр-Рияд был крайне недоволен тем, с какой скоростью Москва выполняла свою часть соглашения.

В этой ситуации нет ничего нового. Последний раз, когда саудовцы и россияне пытались согласовать нефтяную политику — это был пятилетний временной промежуток, завершившийся в 2004 году — их попытки провалились, потому что Москва не выполнила свое обещание по масштабам сокращения добычи, а Эр-Рияд вышел из себя.

Это произошло еще до того, как американская сланцевая индустрия поколебала баланс сил на мировом нефтяном рынке и заставила экспортеров нефти приспосабливаться к изменившимся условиям. С момента начала падения цен на нефть в середине 2014 года все они столкнулись с проблемой недопоступления средств в бюджет, которая заставила многих брать кредиты и расходовать накопления.

«Главной движущей силой являются доходы от продажи нефти», — говорит Джон Браун (John Browne), исполнительный председатель совета директоров L1 Energy, подразделения инвестфонда Михаила Фридмана LetterOne Holdings, и бывший глава BP. Однако, по его словам, не менее значимым мотивом является стремление повысить «геополитическую роль энергоресурсов».

По словам руководителей нефтяных предприятий, аналитиков и чиновников, наблюдающих за этими двумя странами, помимо денег, в данном случае большую роль играют политические мотивы и стремление покончить с многолетним соперничеством вокруг нефти.

Дипломатические инструменты

Эр-Рияд видит в нефтяной политике инструмент для оказания влияния на российскую политику на Ближнем Востоке, где Саудовская Аравия и Россия поддерживают противоборствующие стороны в конфликтах в Сирии и Йемене. Чтобы продемонстрировать готовность к сотрудничеству, Путин и Принц Мухаммед провели личную встречу на полях саммита Большой двадцатки в Китае.

В апреле принц Мухаммед сказал в интервью Washington Post, что сотрудничество в конечном счете натолкнулось на дружеские отношения Москвы с Ираном — противником Саудовской Аравии. «Главная задача заключается в том, чтобы убедить Россию не делать все ее ставки в регионе на Иран», — сказал 31-летний принц в ходе интервью.

Между тем впервые со времен распада Советского Союза в 1991 году Москва стремится увеличить свое влияние на Ближнем Востоке, зачастую сталкиваясь с США.

Для нефтяных трейдеров альянс Саудовской Аравии и России изменил расстановку сил. В течение многих лет они тщательно следили за комментариями и заявлениями чиновников энергетических ведомств ближневосточных стран, выступавших на полях встреч ОПЕК в венских отелях, а теперь они стали гораздо внимательнее относиться к комментариям Кремля.

Такой резкий поворот во взаимоотношениях произошел спустя десятилетие антагонизма в сфере энергетической политики: в 2008 году, когда за пять месяцев цена на нефть упала более чем на 100 долларов, Россия отказалась сотрудничать с Саудовской Аравией, чтобы стабилизировать цены.

Ситуация на рынке изменилась

На встрече в Вене в ноябре 2014 года тогдашний министр энергетики Саудовской Аравии Али аль-Наими (Ali Al-Naimi) и Игорь Сечин, глава российского гиганта «Роснефть», поспорили о том, как нужно управлять добычей нефти. Сечин заявил о неприемлемости сокращения добычи, добавив, что российские компании продолжат добычу в прежних объемах. Наими не смог скрыть свой гнев.

«Похоже, никто не готов к сокращениям, поэтому, я полагаю, встреча окончена», — сказал он.

У нового альянса Саудовской Аравии и России новые лица: министр энергетики Александр Новак и Халид аль-Фалих (Khalid Al-Falih), который занял должность Наими после его отставки в мае 2016 года. Спустя шесть месяцев эти двое сумели убедить около двух десятков стран в необходимости сократить объемы добычи. Они часто беседуют по телефону и уже провели несколько совместных пресс-конференций. Несколько раз они выступили с совместными заявлениями, чтобы поддержать цены на нефть.

Однако разлад в этих отношениях может наступить так же быстро, как и потепление. Объемы добычи сланцевой нефти растут настолько быстро, что, по прогнозам, добыча нефти в Америке может достичь рекордной отметки в 10 миллионов баррелей в день уже в следующем году, по данным Управления по информации в области энергетики. Это больше, чем добывает Саудовская Аравия в данным момент.

Эта тенденция может негативно сказаться на симбиозе России и Саудовской Аравии. Несколько дней назад Сечин призвал правительство разработать план по выходу из соглашения о сокращении объемов добычи и пообещал быть «готовым к конкурентной борьбе». В марте «Роснефть» уже предупреждала об опасности «возобновления ценовой войны».

Если американские производители не согласятся пойти на сокращение объемов добычи вместе с саудовцами и россиянами, начавшаяся в результате война за рынок может уничтожить этот самый рынок, о чем предупредил бывший российский министр энергетики Юсуфов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Россия и Саудовская Аравия решили поднять цены на нефть

Просмотры: 229

Рынок «черного золота» сегодня напоминает нестабильный вулкан, который может «вспыхнуть» в любой момент. При этом последствия такой нестабильности в этой отрасли коснутся не только главных добытчиков и экспортеров нефти. Современная экономика представляет собой настолько сложный и тонкий механизм, что те или иные колебания в каком-то из ее секторов могут иметь печальные последствия для многих стран и континентов. Тем ценнее последняя договореность Российской Федерации и Саудовской Аравии о программе совместных действий в обеспечении стабильности на  рынке нефти и поддержании устойчивого притока финансовых инвестиций в инфраструктуру на долгосрочной основе. Кроме того, продекларированные совместные действия будут касаться и кооперации с другими серьезными рыночными игроками данной отрасли, включая Иран, Кувейт, ОАЭ, Венесуэлу и ряд африканских стран. Значимое заявление было подписано главами энергетических министерств РФ и СА г-м А.Новаком и г-м Х. аль-Фалихом.

Министры сошлись во мнении о том, что конструктивный диалог и плодотворное взаимодействие ответственных лиц крупнейших производителей и экспортеров нефти является важнейшим фактором поддержания рыночной стабильности в отрасли и залогом ее успешного развития. Отныне страны и уполномоченные ведомства будут действовать только сообща, либо в обоюдовыгодной кооперации с другими нефтедобытчиками. Стороны приняли решение о создании экспертной рабочей группы, в обязанности которой войдет мониторинг всех значимых фундаментальных показателей рынка «черного золота», а также выработка компетентных рекомендаций обеспечения стабильности в нефтяной сфере.

Главы министерств договорились поддерживать постоянный контакт и продолжить консультации, касающиеся ситуации на сегодняшнем рынке. Это особенно важно накануне плановой встречи лидеров ОПЕК, которая состоится совсем скоро, в сентябре в Алжире. Как известно, г-н А.Новак совсем недавно уже высказывался о важности этого мероприятия. Он отмечал, что на севере Африки будут обсуждаться наиболее важные и волнующие многих вопросы дальнейшего развития нефтяного рынка. Ведь ни для кого не является секретом, что многие нефтедобытчики не удовлетворены потерей огромных прибылей, которые наблюдаются из-за снижения цен на «черное золото». При этом среди участником ОПЕК зачастую возникают противоречия, не позволяющие выработать единую позицию и, таким образом, стабилизировать нефтяной рынок. Интересы глобальной экономики переплетаются с частными интересами отдельных государств и огромных концернов, и это никак не способствовало всеобщему консенсусу. В этом смысле, пример Саудовской Аравии и Российской Федерации также имеет огромное значение. Есть основания считать, что алжирская встреча в сентябре будет носить конструктивный характер и окажет самое благоприятное воздействие на стабильность всей мировой экономики.

 

Новости по теме:Перспективы нефтяной отраслиЗапасы нефти в России на исходе

aktualnoe.net

Иран — Россия — Саудовская Аравия: фактор нефти

На мировом рынке нефти назревает масштабное соглашение крупнейших производителей стратегического энергоресурса. 16 февраля в Дохе состоялась встреча представителей России, Саудовской Аравии, Катара и Венесуэлы. По итогам работы четвёрки согласовано решение «заморозить» объём добычи на уровне, который сложился к 11 января текущего года. На следующий день, 17 февраля, в Тегеране прошла ещё одна встреча в четырёхстороннем формате с участием Ирана, Ирака, Катара и Венесуэлы. И здесь участники переговоров подтвердили свой настрой зафиксировать объёмы добычи жидкого углеводорода на приемлемом для экспортёров уровне. Ключевой вопрос проведённых консультаций — возможность повышения цен на топливо и распределение долей на рынке с учётом выхода на него «большой» иранской нефти.

Нынешняя стоимость барреля никого из главных продуцентов «чёрного золота» не устраивает. Но их ещё больше тревожит перспектива утраты долей на перенасыщенном рынке, конкуренция на котором между экспортёрами в период дешёвой нефти выросла на порядок.

Принятые в Дохе и Тегеране решения преждевременно рассматривать в качестве твёрдых и окончательных соглашений. Скорее, это предварительные договорённости, меморандумы о намерениях, реализация которых на практике потребует какое-то время и новых усилий. Не стоит исключать изменения подходов, например, со стороны Саудовской Аравии или Ирана. С саудовской стороны, устами её министра иностранных дел, уже прозвучали заявления, диссонирующие с результатами встречи в столице Катара. Что касается Ирана, то за те два дня, 16−17 февраля, Тегеран успел всех озадачить, в начале исключив своё «добро» на заморозку объёмов добычи, а потом резко развернув собственную позицию от неодобрения к поддержке.

Помимо сугубо экономических вопросов, связанных с удержанием объёмов добычи на взаимоустраивающем всех уровне, потенциальный консенсус ведущих нефтеэкспортёров может столкнуться и с геополитическими рисками. Простой взгляд на субъектный состав двух встреч в Дохе и Тегеране показывает, что роль посредников в достижении такого консенсуса взяли на себя Катар и Венесуэла. Если у России нет непреодолимых проблем в отношениях ни с Ираном, ни с Ираком, ни с Саудовской Аравией, то таковые существуют как минимум между Тегераном и Эр-Риядом. Прорывом могла бы стать встреча саудовцев и иранцев, пусть и в рамках многостороннего формата. А пока этого не произошло и два заклятых геополитических противника на Ближнем Востоке предпочитают воздерживаться от непосредственного контакта, то сохраняется и высокая вероятность переигровки с их стороны.

На неустойчивость ситуации указывает и закравшаяся в результаты всех прошедших переговоров формулировка, устанавливающая, что главным условием реализации мер по фиксации добычи является согласие других стран ОПЕК поддержать данную инициативу. Таким образом, договаривающиеся стороны заранее обеспечивают себе «задний ход», если действия кого-то из контрпартнёров будут истолкованы в качестве отклонения от достигнутых соглашений.Политический фактор в сделке ведущих экспортёров по фиксации объёмов добычи на определённом этапе может стать решающим, оттеснив на задний план экономические соображения. С января этого года Иран и Саудовская Аравия балансируют на грани прямой конфронтации. Казнь в Королевстве шиитского проповедника Нимра ан-Нимра, последовавший за ней разгром в Тегеране саудовского посольства и разрыв дипотношений между двумя странами подчеркнули их пребывание в фазе острого конфликта. Его можно интерпретировать по-разному, в том числе и в терминах «опосредованной войны» (proxy war), но это самый настоящий межгосударственный конфликт со всеми вытекающими из этого геополитическими рисками. Любые нынешние договорённости, включая и такой далеко не однозначный вопрос, как «замораживание» объёмов нефтедобычи, мало чего стоят, когда на Ближнем Востоке полыхает сразу несколько «горячих» точек.

Ирану сейчас куда важнее вернуть утраченные им за годы санкций позиции на сырьевом рынке, даже если этому будет сопутствовать синхронное снижение нефтяных котировок. Рынок перенасыщен, инвесторы с него уходят, а градус борьбы экспортёров за клиента только возрастает. Получается парадоксальная ситуация. Иран особо не горит желанием присоединиться к договорённостям России, Саудовской Аравии, Катара и Венесуэлы с возможным подключением к ним других стран-членов ОПЕК, но жаждет зарубежных инвестиций в свой нефтегазовый сектор. Однако в таком случае налицо определённое противоречие — инвестиции стремятся туда, где есть перспектива прибыли. А какая прибыль может быть у потенциального инвестора, если цена барреля колеблется в районе $ 30−35? Ирану нужны миллиардные инвестиции, брутто-объём которых в сферу добычи и переработки нефти оценивается в $ 200 млрд. Между тем, отказываясь от фиксации объёма добычи, Тегеран способствует «медвежьим» настроениям на сырьевом рынке, а значит и делает менее привлекательными для внешнего инвестора вложения в свой топливно-энергетический комплекс.

Аргументация иранской стороны сводится к тому, что Исламская Республика слишком долгое время терпела лишения в связи с ограниченностью выхода своей нефти на внешние рынки в период действия санкций, чтобы сейчас дать себя уговорить сдерживать объёмы добычи. В итоге спираль борьбы крупнейших производителей «чёрного золота», которое при такой-то цене во многом утратило ассоциации с жёлтым металлом, за доли на рынке продолжает раскручиваться. А с ней и сама возможность неких окончательных соглашений становится крайне абстрактной.

Противопоставлять себя общему настрою других экспортёров не дать баррелю упасть ниже $ 30 долларов, по возможности разогнав его до уровня $ 50−60 и выше, Иран резонно не стал. Он уже и так нарастил свой объём добычи на 400 тыс. баррелей в день, вплотную приблизив его к суточной отметке в 3 млн нефтяных бочек. Конкретно в эти дни шла и продолжается скрытая от многих борьба за «легитимизацию» Ираном новых объёмов выставляемой им на рынок нефти, будь то с поставкой европейским или азиатским заказчикам. Восточная и Юго-Восточная Азия остаются приоритетными направлениями для иранцев, о чём свидетельствует последняя статистика. На днях Иран поставил своеобразный личный рекорд. Он отгрузил со своих нефтеналивных терминалов в Персидском заливе более 7,1 млн баррелей в течение 48 часов. При этом 25−30% наращенного экспорта иранской нефти пришлось на импортёров в Азии. Однако иранская нефть возвращается и на европейский рынок, куда рвутся те же саудовцы, причём пытаясь застолбить за собой место на рынке переработки сырья в Старом Свете.

Борьба основных «эмитентов» нефти за азиатский рынок, в особенности за обеспечение нефтью второй мировой экономики, разгорается нешуточная. И здесь кроется ещё одно сомнение в жизнеспособности достигнутых в Дохе и Тегеране соглашений. У России перед Саудовской Аравией и Ираном огромная географическая фора на китайском направлении — она может поставлять нефть в КНР по трубопроводу (1). Российские поставщики продолжают теснить саудовского конкурента в Китае: за 2015 год импорт нефти Поднебесной из Королевства вырос лишь на 2,1% до 46,08 млн метрических тонны, а импорт из России — на 28%, до 37,62 млн. Всё это явно не способствует беспроблемному «сожительству» Москвы и Эр-Рияда на ёмком китайском рынке в условиях неукоснительного соблюдения нормы о «замороженных» объёмах добычи.

Пока Иран заставляет партнёров по ОПЕК свыкнуться с мыслью о выходящем на рынок дополнительном объёме своей нефти в диапазоне от 500 тыс. до 1 млн. баррелей. Что будет по прошествии нескольких месяцев и даже недель, предугадать сложно. Особенно с учётом указанной выше острой палитры геополитических противоречий между шиитским и суннитским полюсами Ближнего Востока. Одно не вызывает сомнений — Иран не будет ограничивать себя в борьбе за восстановление и дальнейшее расширение собственных позиций на рынке, тем более, если при этом он сможет потеснить на нём саудовских поставщиков.Среди аналитиков бытуют разные мнения по поводу разворачивающейся между Тегераном и Эр-Риядом борьбы в рамках ОПЕК и в целом на мировом рынке нефти. Можно встретить и достаточно оригинальные толкования, вплоть до наличия между иранцами и саудовцами тайных соглашений по умолчанию, их игры на рынке в «парном разряде» против американцев. Так, утверждается, что Эр-Рияду выгодно увеличение излишков нефти на мировых площадках. В ситуации, когда хранилища нефти по всему миру фактически заполнены до краев, дополнительные объёмы углеводородов из Ирана означают дальнейшее давление на цены и их удержание в диапазоне $ 30−35 за баррель. С 2014 года Саудовская Аравия прикладывает серьёзные усилия, дабы обвалить дорогостоящие нефтяные проекты в Северной Америке и замедлить развитие альтернативной энергетики. Главной мишенью данной стратегии являются американские производители сланцевой нефти, которые в «тучные» годы цен на нефть выше $ 100 значительно нарастили добычу.

Сегодня, по разным оценкам, Иран обладает накопленным запасом порядка 80 млн баррелей нефти. Половина этого внушительного объёма хранится в танкерах, другая — в нефтяном терминале на острове Харк в Персидском заливе. Со снятием санкций в середине минувшего месяца Тегеран стал постепенно выставлять свой нефтяной резерв на продажу. Эксперты говорят о низком качестве хранящейся в танкерах нефти, а значит, иранцы вынуждены предлагать товар с дисконтом, что выступает дополнительным фактором давления на стоимость барреля.

Вместе с тем преобладает точка зрения, что если у Ирана и Саудовской Аравии и могут быть некие общие позиции, то они не выходят за рамки ситуативного совпадения интересов. В долгосрочном плане Эр-Рияд настроен всячески препятствовать аккумулированию в руках Тегерана дополнительных доходов от продажи нефти, тем самым ослабляя его возможности по военно-политической «экспансии» в регионе. Иранцы будут отвечать семье аль-Сауд в симметричном ключе, используя любой шанс сыграть на социальной дестабилизации в Королевстве, сохранение внутреннего спокойствия в котором тесно привязано к поступлениям от экспорта нефти.

В вытеснении североамериканской сланцевой нефти, безусловно, заинтересованы и те, и другие. Важно заметить, что ущемить США готовы как в Иране, так и в Саудовской Аравии, конечно, по разным причинам и поводам. Иранцы за то, что американцы продолжают клонить дело к недопущению роста влияния Исламской Республики в точках её стратегических интересов на Ближнем Востоке. Саудовцы же перестали доверять заокеанскому союзнику, почувствовав с его стороны не только «слабину», но и стойкое желание выровнять отношения с Ираном и даже заглянуть за горизонт масштабного урегулирования ирано-американских отношений. Задержись Барак Обама в Белом доме ещё на четыре года, то он, по всей видимости, ближе к исходу президентского срока, отправился бы с визитом в Иран, прежде направив госсекретаря США открывать американское посольство в Тегеране. Но «кубинский сценарий» урегулирования американо-иранских отношений явно не импонирует саудовцам.В итоге складывается ещё один условный парадокс с чётким знаком «минус» для США и не менее впечатляющим плюсом для России. Казалось бы, Москва естественный конкурент и для Тегерана, и для Эр-Рияда на нефтяном рынке, тем более с учётом её нахождения за периметром ОПЕК. Между тем, на фоне прогрессирующего недоверия к США со стороны Ирана и Саудовской Аравии, Россия сохранила поле для геополитического маневра на обоих стратегических направлениях Ближневосточного региона. С суннитским лагерем арабских стран Персидского залива она демонстрирует процесс, сильно напоминающий «ренессанс» в отношениях. Арабские монархии потянулись к России, рассудив, что её возвращение на Ближний Восток во многом необратимо, а значит с Москвой необходимо договариваться, будь то нефть, сирийский конфликт или что-то ещё. В конце концов, Россия и Саудовская Аравия являются единственными на сегодня экспортёрами, суточная выработка у каждой из которых больше 10 млн баррелей нефти. Их совокупная доля на мировом рынке поставок нефти превышает 25%. При любом дальнейшем сценарии развития событий РФ и аравийскому Королевству придётся состыковывать свои позиции, иначе будут страдать обе нефтеносные державы. Игра саудовцев на понижение цен не может продолжаться бесконечно. Пока валютных резервов Королевства хватает для балансировки бюджета, пусть и при беспрецедентном по итогам прошлого года показателе в 20% дефицита госказны от ВВП. Однако, если в 2004 году для сведения доходов и расходов в своём бюджете Саудовской Аравии требовалась цена на нефть лишь в $ 25, то к текущему моменту — $ 105.

С Ираном у России ещё более отчётливый тренд на стратегический характер связей, нахождение по одну сторону «баррикад» в борьбе с международным терроризмом и религиозным экстремизмом в Ближневосточном регионе. Причём в российско-иранских отношениях эволюционирует общий настрой на диверсификацию отношений. Соседи по Каспию постепенно расширяют базу экономического сотрудничества со сферы ТЭК, где выделяется ядерная энергетика, на промышленные и инфраструктурные проекты с привлечением банковского кредитования.

На сегодня главный вывод можно представить так. Соглашение оставить добычу на уровне первой декады января, о котором объявили Россия, Саудовская Аравия, Катар, Венесуэла и поддержали Иран, Ирак, а также другие производители, носит символический характер. Признаки строго следования всеми сторонами достигнутым соглашениям пока явно в меньшинстве, по сравнению с противоположными факторами, указывающими на рост аппетита у нефтеэкспортёров, а не его умеренность. Впрочем, символизм в данном случае может иметь подчёркнуто позитивный смысл — пришло время договариваться, а не «топить» друг друга избытками сильно просевшей в цене нефти.(1) Напомним, нефтепровод ВСТО (Восточная Сибирь — Тихий океан), который напрямую соединяет Россию с Китаем, представляет для Пекина стратегически важную роль. Это гарантированный источник энергообеспечения КНР в случае её блокады с южно-китайского морского направления. Ныне объём поставок по ВСТО составляет около 300 тыс. баррелей в сутки. Прогнозируется, что прокачка нефти по трубе вырастет вдвое в 2017 году.

https://eadaily.com/news/2016/02/19/iran-rossiya-saudovskaya-araviya-fak...

www.iines.org

Россия и Саудовская Аравия: больше, чем нефть: rusfund

Крупнейшие производители и экспортеры нефти — Россия и Саудовская Аравия — совершили гигантский скачок в развитии отношений за последние годы после десятилетий сотрудничества на большой дистанции и фактического отсутствия крепких экономических связей и взаимных инвестиций.

Диалог между двумя странами и общее видение вызовов в мировой экономике уже сделали возможным подписание исторического соглашения по ограничению добычи нефти ОПЕК+, которое стабилизировало цены на мировых рынках после их драматического падения.

Однако сотрудничество между нашими государствами не может и не должно ограничиваться только нефтяной сферой.

И Россия, и Саудовская Аравия крайне заинтересованы в диверсификации экономик и снижении зависимости от нефтегазовых доходов через развитие промышленности и новейших технологий.

План экономических реформ "Видение-2030", автором которого стал энергичный и популярный в стране наследный принц Мухаммед бен Салман, предполагает масштабные инвестиции в промышленность и высокие технологии по всему миру, включая Россию.

Мухаммед бен Салман во время объявления о плане экономических реформ "Видение-2030" на пресс-конференции в Эр-Рияде

Этот план предоставляет уникальную возможность для высокодоходных совместных инвестиций, и российские компании могут ею воспользоваться.

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) рассматривает сотрудничество и совместные инвестиции с Саудовской Аравией как одно из приоритетных направлений своей деятельности.

Суверенный фонд Саудовской Аравии Public Investment Fund (PIF) еще в 2015 году объявил о намерении вложить десять миллиардов долларов в российскую экономику через партнерство с РФПИ. На сегодняшний день РФПИ и PIF проинвестировали свыше миллиарда долларов, вложив эти средства в ряд российских публичных компаний, а также в более чем восемь инвестиционных проектов в таких сферах, как нефтехимия, энергетика, транспортная инфраструктура и ретейл.

Визит короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза в октябре 2017 года, который стал первым в истории посещением саудовского монарха  России, открыл новые перспективы в отношениях между странами.

В ходе встречи PIF и РФПИ объявили о создании двух фондов объемом миллиард долларов каждый для инвестиций в высокие технологии и проекты в энергетике, включая производство оборудования и предоставление услуг в нефтегазовом секторе.

В течение ближайших двух лет PIF планирует удвоить объем активов под управлением до 400 миллиардов долларов с целью стать крупнейшим и наиболее инвестиционно активным фондом мира.

Программа развития фонда предполагает увеличение промышленного экспорта Саудовской Аравии с 16% до 50% процентов ВВП к 2030 году за счет инвестиций в целый ряд отраслей промышленности — от нефтехимии до военно-промышленного комплекса.

Развитие саудовской промышленности потребует иностранных технологий и экспертизы, которые есть у многих российских промышленных компаний, являющихся лидерами в своих секторах.

Как сказал наследный принц Мухаммед бен Салман, в Саудовской Аравии ждут "предпринимателей, способных мечтать". В России в таких бизнесменах  недостатка нет. 

Поэтому РФПИ пригласил российские компании, работающие в сферах солнечной энергетики, здравоохранения, технологий искусственного интеллекта и высокоскоростного транспорта к возможному участию в работе над проектом по созданию города будущего NEOM в Саудовской Аравии.

Этот амбициозный проект наследный принц также представил на первой конференции "Инвестиционная инициатива будущего" (Future Investment Initiative), которая в конце октября собрала в столице королевства суверенные фонды и ведущих инвесторов со всего мира.

Новый город будущего NEOM расположится на площади 25 тысяч квадратных километров на берегу Красного моря. Он будет полностью обеспечен только солнечной и ветряной энергией и станет технологическим и логистическим хабом для стран Азии и Африки.

РФПИ, который уже является инвестором проекта создания высокоскоростного поезда Hyperloop, считает, что эта прорывная технология также может быть успешно использована в городе NEOM.

Меньше чем через месяц после завершения визита короля Салмана бен Абдель Азиза Аль Сауда в Москву и через неделю после конференции "Инвестиционная инициатива будущего" РФПИ Министерство энергетики и Министерство промышленности и торговли организовали первую российскую бизнес-миссию в Саудовскую Аравию 1-2 ноября. В состав делегации вошли более 50 топ-менеджеров российских компаний, включая РЖД, "Синару", КАМАЗ, "Невские машины" и другие.

Делегация российской бизнес-миссии во время переговоров в Эр-Рияде

Российские бизнесмены посетили ведущие компании Саудовской Аравии и провели консультации с представителями ключевых министерств, презентовали свои инвестиционные возможности, а также приняли участие в отраслевых дискуссиях и двусторонних переговорах с саудовскими партнерами.

Мы в Российском фонде прямых инвестиций надеемся, что российский бизнес также сможет воспользоваться открывающимися в рамках плана "Видение-2030" возможностями, а количество совместных промышленных и высокотехнологичных проектов как на нашей территории, так и в Саудовской Аравии будет расти.

rusfund.livejournal.com

Россия и Саудовская Аравия открыли единый нефтяной фронт

Россия и Саудовская Аравия обладают основными запасами нефти и продолжают пользоваться своим положением как ключевые продавцы ресурсов. Однако соглашение между двумя странами не означает замораживания добычи на будущее. Об этом говорит тот факт, что конкретные квоты не определены.

«Эти две страны выступают за увеличение добычи, поскольку достигнуты цели ОПЕК+. Избыток предложения нефти, который нависал над рынком несколько лет, ликвидирован. Запасы вернулись на уровень средних за 5 предыдущих лет, что и было задачей ОПЕК+», – комментирует Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade.

По прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА), опубликованному 13 июня, запасы в странах ОЭСР в 2019 году будут на 27 млн баррелей ниже 5-летнего уровня. Учитывать нужно и то, что уменьшится предложение из-за кризиса в Венесуэле и возобновления санкций против Ирана. Поэтому на предстоящей в Вене встрече стран-экспортеров нефти Москва и Эр-Рияд предложат временно, на период III квартала, увеличить добычу на 1,5 млн баррелей в сутки (б/с).

«У ведущих в нефтедобыче стран нет цели задирать цены снова к горизонту $80–100 за баррель, поскольку это впоследствии приведет к снижению потребления и обрушению котировок.

Важнее соблюдать стабильность, без резких скачков цен, сохраняя их в диапазоне примерно $70–80. Рынку нужна предсказуемость, соответственно, это нужно и России, поскольку дает стабильность экспортного спроса и доходов от него. На такое оперативное текущее регулирование объемов нацелен новый подход в договоренностях России и Саудовской Аравии», – полагает Гойхман.

По его мнению, для нефтяных цен такой посыл ОПЕК+ означал бы меньшую волатильность и действительное колебание в пределах отмеченного диапазона.

Для российских нефтяных компаний такая ситуация вполне приемлема. Они готовы при необходимости несколько повысить добычу. Сейчас, при ее ограничениях, производители задействуют в основном месторождения с высокой рентабельностью. Остаются заделы производственных мощностей. Однако увеличение объемов добычи неприемлемо для других стран ОПЕК.

«За прошедшие месяцы стало очевидным, что страны-экспортеры способны в согласованных действиях во многом регулировать конъюнктуру в своих интересах. Но наступает новый этап в данном процессе. Уже не нужно всеми силами ограничивать предложение, а необходима более «тонкая» настройка и реагирование на текущую ситуацию. Для этого очень подходит формат постоянно действующего соглашения о взаимодействии между странами», – говорит Гойхман.

Как отмечает Денис Друщляк, аналитик консультационного центра «Митчелдин», нефтяной рынок мира все больше зависит от основных участников сделки ОПЕК+ и политики США. Конечно, остальные участники стран из ОПЕК+ имеют свои взгляды на развитие нефтяного рынка, но основной вопрос у них

oilcapital.ru