Арктика ждет высокой цены на нефть и развития технологий. Себестоимость добычи арктической нефти


Арктика ждет высокой цены на нефть и развития технологий - Экономика и бизнес

МОСКВА, 24 марта. /Корр. ТАСС Юлия Темерева/. Арктический шельф еще недавно считался главной надеждой мировой нефтяной отрасли, цены на сырье росли, а его запасы в традиционных регионах истощались. Ситуация изменилась после резкого падения цен на нефть, которое заставило основных игроков надолго отложить свои амбициозные планы освоения Арктики. Впрочем, эксперты не сомневаются, что будущее отрасли по-прежнему связано с этим суровым краем, осталось только дождаться повышения цен минимум до $75 за баррель нефти, а за это время основательно подготовить технологии.

По мнению заместителя директора Института проблем нефти и газа РАН, член-корреспондента РАН Василия Богоявленского, по оптимистичному прогнозу добыча нефти к 2030 году на шельфе Арктики не может быть выше 13 млн тонн в год.

Тем не менее, суровые условия Арктики не пугают нефтедобывающие страны, так как стратегические интересы "арктических" государств - России, Норвегии, США, Канады и Дании связаны не с сиюминутной выгодой, а с долгосрочными планами по реализации инвестиционных программ на протяжении нескольких десятилетий. "Арктический шельф, несмотря на временное замедление проектов в связи с ценой на нефть, остается стратегическим направлением развития. Как и большинство экспертов, уверен, что уникальные месторождения, имеющие ключевую роль в мировом балансе запасов, будут открыты именно здесь", - считает глава Минприроды РФ Сергей Донской.

Вызовы и задачи по освоению Арктики будут обсуждаться в конце марта в Архангельске на форуме "Артика - территория диалога". По ожиданию экспертов, активизация дискуссий по теме развития Арктики может придать ему дополнительный импульс.

Неприступная Арктика

В России право осваивать шельф закреплено за государственными компаниями с пятилетним опытом работы на морских месторождениях. Такому критерию соответствуют только "Газпром", "Роснефть" и "Газпром нефть", на отдельных участках российского шельфа ведет добычу частный "Лукойл", получивший это право еще до ужесточения российского законодательства по условиям работы на шельфе. На арктическом шельфе добычу углеводородов ведет только "Газпром нефть" на месторождении Приразломное в Печорском море.

По мнению Богоявленского, в ближайшей перспективе в акватории российской Арктики могут быть реализованы многие проекты, которые будут рентабельны даже при текущих ценах на нефть. "В ближнесрочной перспективе может быть реализован целый ряд проектов, расположенных в транзитной зоне. Например, в Печорском море - Варандейское и Медынское месторождения (проекты "Роснефти") готовы к освоению, при желании можно было бы начать их разработку через пять-шесть лет, и ряд проектов "Газпрома", а именно в Обской губе, Каменомысское море и другие. Эти проекты могут быть рентабельны даже при невысокой цене на углеводороды. Разработка Приразломного рентабельна на данный момент", - сказал он ТАСС.

Перспективы реализации глубоководных арктических проектов более призрачны из-за отсутствия технологий не только в России, но и во всем мире. "Роснефть" создала карту, из которой следует, что технологии освоения ресурсов примерно на 90% акватории Арктики или полностью отсутствуют, или существуют, но требуют серьезной доработки. Это не только в России, а в целом в мире. Таким образом, удаленные от берега акватории - это проекты достаточно далекого будущего, они смогут быть реализованы в плане добычи нефти и газа, не раньше, чем через 20 лет, но к ним необходимо готовиться уже сегодня", - отметил эксперт.

По мнению аналитика "Финама" Алексея Калачева, добыча нефти на шельфе Арктики не является остро актуальной, а с развитием технологий само собой произойдет и снижение себестоимости добычи, как произошло в случае с добычей сланцевой нефти. "Технологии не стоят на месте, совсем недавно сланцевая нефть была самая дорогая по себестоимости, сейчас она оказалась значительно дешевле, поэтому с развитием технологий произойдет удешевление добычи на шельфе. Но для развития технологий нужно международное сотрудничество, которое сейчас ограничено", - отметил Калачев.

Фактор цены и погоды

Эксперты отмечают, что освоению шельфа Арктики препятствует не только отсутствие технологий, но и фактор цены и климатических условий. Существует много природных проблем, связанных и с ледовыми условиями, например, некоторые акватории если и открываются, то только на два месяца. В таких условиях, по данным ученого, в мире работают только девять месторождений на шельфе Аляски, но все они разрабатываются с искусственных островов, то есть на мелководье, на глубоководье в Арктике таких проектов в мире нет. "Все проекты на глубоководье - это проекты среднесрочного будущего - 2035-2045 года при оптимистичном стечении обстоятельств. Проекты на глубоководье, в частности, Чукотского моря, Восточно-Сибирского моря будут рентабельны при цене на нефть выше $100 за баррель, то есть в ближайшее время они имеют только научный смысл, с точки зрения изучения шельфа", - добавил Богоявленский.

По мнению Калачева, высокая себестоимость добычи нефти на шельфе Арктике связана, прежде всего, с тяжелыми условиями, отсутствием инфраструктуры, невозможностью построить нефтепроводы. "Рентабельность добычи на шельфе будет возможна при цене на нефть где-то $75 за баррель. Вряд ли меньше", - сказал он ТАСС.

Отсрочка от обязательств

Представитель "Роснефти", владеющей 28 участками на шельфе Арктики, сообщил ТАСС, что компания в этом году намерена провести поисковое бурение в Восточной Арктике, отметив, что в настоящее время выводит в приоритет подготовку к бурению в Арктике и развитие необходимых технологий. "Одной из приоритетных задач компании является реализация комплекса геологоразведочных работ на шельфе арктических морей, обеспечивающих подготовку материальных запасов и развития технологий разработки месторождений на шельфе Арктики к моменту роста цен на нефть и начала добычи нефти", - сказал собеседник агентства.

"Роснефть" отмечает, что лицензионные обязательства компании в части сейсморазведки выполнены в полном объеме со значительным опережением сроков и превышением обязательных объемов работ по ряду участков. В 2016 году компания более чем в два раза превысила требования лицензионных обязательств по сейсморазведке 2D и 3D. В результате проведенных геологоразведочных работ изучена площадь 0,8 млн квадратных километров арктического шельфа РФ. Компания уверяет, что не намерена снижать темпы работ, и обещает увеличить инвестиции в освоение Арктики в ближайшие пять лет в несколько раз.

Однако, по поисковому и разведочному бурению компании внушительно отстают от графиков. "Компании уже обратились в Минприроды РФ насчет пересмотра сроков бурения, поскольку сейчас есть ряд проблем, в том числе санкции и ограниченные возможности привлечения зарубежных буровых установок, низкие цены на углеводороды. В результате, например, сроки освоения Долгинского месторождения ("Газпром нефть") перенесены на 2031 год, по ряду других участков тоже передвинуты сроки", - отметил Богоявленский.

Ранее Роснедра согласовали "Роснефти" и "Газпрому" перенос сроков геологоразведки и начала добычи более чем на 30 участках на шельфе арктических, дальневосточных и южных морей.

Позднее правительство РФ приняло решение о вводе временного моратория на выдачу лицензий на участки, расположенные на континентальном шельфе РФ. Глава Роснедр Евгений Киселев отмечал, что запрет может быть снят при цене на нефть в $100-105 за баррель. "Если говорить о бурении, то за последние шесть лет на шельфе Арктики пробурено всего три скважины, из них одна скважина была пробурена в 2011 году, еще две - в 2014 году. Соответственно в последние два года не пробурено ни одной скважины. Это полностью диссонирует с лицензионными обязательствами, которые на себя взяли основные компании. Согласно лицензионным обязательствам, до 2020 года они должны бурить около 12 скважин в год, включая предыдущие годы. На сегодняшний день выполнить эти лицензионные обязательства даже теоретически невозможно", - добавил Богоявленский.

tass.ru

«На арктической платформе «Приразломная» избавились от иностранного оборудования» в блоге «Энергетика и ТЭК»

На арктической платформе «Приразломная» избавились от иностранного оборудования, заменив его высокотехнологичным электрическим насосом российского производства.

Как отметил генеральный директор «Газпром нефть шельфа» Геннадий Любин, это — значимое событие для всей российской промышленности по нескольким причинам. Во-первых, отечественное оборудование обеспечило высочайшую скорость нефтедобычи за все время работы «Приразломной». Во-вторых, отказ от зарубежного насоса и более эффективная работа отечественной установки доказывают интеллектуальную мощь российских инженеров и производителей, что, в свою очередь, является прекрасным ответом скептикам, считающим, что РФ не способна на технологический прорыв.

Между тем, с момента ввода в эксплуатацию платформы «Приразломная», а именно — с декабря 2013 года, — здесь действуют уже десять скважин. Как напоминает издание The Independent Barents Observer, это шесть добывающих, три нагнетательных и одна поглощающая скважины. Всего же проект освоения месторождения предусматривает открытие 32 скважин. При таких грандиозных планах вполне целесообразно, что нефтяники отказываются от импортного оборудования и берут на вооружение отечественные технологии: так гораздо экономичнее.

Как сообщали ранее в правлении «Газпром нефти», в нынешнем году перед специалистами «Приразломной» поставлена задача увеличить добычу углеводородов с 2,1 млн тонн до 2,5-2,6 млн тонн.

Месторождение «Приразломное» — единственное в Арктике, на котором в промышленных масштабах добывается нефть. Оно расположено в Печорском море в 60 километрах от берега. Специально для работы станции была произведена морская ледостойкая платформа, которая создавалась для эксплуатации в экстремальных условиях. Благодаря высоким технологиям Россия обеспечивает потребителей нефтью нового сорта ARCO (Arctic Oil).

sdelanounas.ru

Россия ждет нефть по $70, чтобы окунуться в воды Арктики | 29.03.17

(Bloomberg) -- Россия планирует ждать роста цен на нефть, чтобы возобновить активную работу на шельфе Арктики, в то время как конкуренты в Норвегии все активнее осваивают северные месторождения.

"По нашим оценкам, себестоимость морской добычи в Арктике находится в диапазоне $70-100 за баррель", - написал министр энергетики РФ Александр Новак в комментариях для Блумберг по электронной почте. Эти запасы - "наш резерв", сказал он в преддверии Международного арктического форума, который проходит на этой неделе в Архангельске.

Аналитики, включая Morgan Stanley, ожидают, что цена нефти, которая сейчас колеблется у $51 за баррель, вернется на уровень $70 к концу 2019 года в результате снижения переизбытка этого сырья в мире. Пока Россия ждет роста цен, Норвегия в этом году планирует пробурить рекордное число скважин в Баренцевом море, где недавно были открыты новые месторождения.

Россия намерена проводить активное бурение в Баренцевом и Карском морях с 2019 года, сказал Новак. Себестоимость добычи на шельфовых проектах может снизиться за счет внедрения компаниями новых технологий, сказал он.

За последние 10 лет нефтегазовые компании РФ инвестировали в Арктику примерно $100 миллиардов, следует из подсчетов Блумберг на основе данных компаний. Основная часть инвестиций была направлена в разработку менее дорогих месторождений на суше.

"Если говорить о себестоимости добычи на суше в Арктике, то она незначительно отличается от иных регионов добычи в России, - сказал Новак. - В силу географического положения для нас работа в Арктическом регионе не является чем-то необычным".

Россия снизила активность на арктическом шельфе по сравнению с уровнем 2014 года на фоне падения мировых цен на нефть, однако по-прежнему видит стратегический потенциал региона, сказал Новак на этой неделе в интервью Russia Today.

  • Добыча газа в Арктике составляет 81 процент от общероссийской, доля нефти - 17 процентов
    • Добыча в арктической зоне РФ составила в 2016 году 519 миллиардов кубометров газа, 93 миллиона тонн нефти: Новак

Контактные данные корреспондентов: Дина Хренникова в Москве [email protected], Елена Мазнева в Москве [email protected]

Контактные данные редакторов, ответственных за статью: Марк Суитман [email protected], Anastasia Ustinova, Ekaterina Andrianova

©2017 Bloomberg L.P.

www.finanz.ru

Экcперты против добычи нефти и газа в Арктике

Егор Виноградов

Экологи и экономисты используют паузу в реализации программы развития Арктики, чтобы убедить власти России отказаться от добычи там нефти и газа. Корреспондент DW изучил их доводы.

Россия в 2013 году взяла тайм-аут, приостановив активные действия, связанные с разработкой нефтегазовых месторождений в Арктике. Затишье наступило после того, как президент Владимир Путин в феврале утвердил "Стратегию развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года", в которой подтверждена нацеленность руководства страны и крупнейших добывающих компаний осваивать ресурсы Арктики. Поэтому эксперты, опрошенные DW, опасаются, что это нынешнее затишье будет временным.

В Арктику - за статусом энергетической сверхдержавы

В стремлении России стать лидером по добыче углеводородов в Арктике, по словам руководителя форума "Нефтегазовый диалог" Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Нины Пусенковой, основную роль играют политические мотивы. "Покорение Арктики рассматривается руководством страны как эквивалент советским программам освоения космоса, который позволит России подтвердить свой статус энергетической сверхдержавы", - заявила Пусенкова в интервью DW..

Завкафедрой мировой экономики факультета мировой политики и экономики Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ) Леонид Григорьев увидел в стремлении Москвы осваивать Арктику проявление не имперских амбиций, а нормальной стратегии решения геополитических задач.

"Россия - северная страна, и это исконно наша территория, которая может и должна быть использована", - уверен Григорьев. При этом, по его словам, речь идет о Северном морском пути, как о магистрали, используемой, в том числе для транспортировки нефти, тогда как с разработкой месторождений углеводородов можно повременить.

Арктика - не нефтегазовое Эльдорадо

Сомнения в необходимости идти за нефтью далеко на Север связаны и с оценками объема ресурсов. Относительно оптимистичные оценки Международного энергетического агентства (МЭА) говорят, что арктические запасы не так велики, чтобы считать их "нефтегазовым Эльдорадо", сообщила DW Нина Пусенкова.

По мнению эксперта, это постепенно начали понимать и в России. Так, глава Федерального агентства по использованию недр Александр Попов в феврале 2013 года заявил, что "в России 96 процентов запасов нефти сосредоточено на суше".

С другой стороны, отмечает Пусенкова, российский шельф - самый большой в мире (6,2 миллиона квадратных километров) и самый мало изученный. В целом разведанность суммарных ресурсов углеводородов континентального шельфа России не превышает 10 процентов. Так что в перспективе он может принести как приятные сюрпризы, так и горькие разочарования, и эту неопределенность надо учитывать при разработке стратегии добычи углеводородов в Арктике, объясняет Нина Пусенкова.

Высокая себестоимость добычи нефти спасет Арктику?

Российские власти также должны признать, что арктические нефть и газ достаточно дороги по сравнению с углеводородами, добываемыми в менее сложных условиях, считает Пусенкова. По словам эксперта, самый дорогой баррель нефти, добытой на суше, обходится в 40 долларов, тогда как издержки при добыче на арктическом шельфе составят те же 40 долларов за баррель только при самом удачном раскладе. А так себестоимость добычи арктической нефти может доходить до 100 долларов за баррель.

Схожая ситуация и с добычей газа. При обычном, конвенциональном способе себестоимость тысячи кубометров составляет от 20 до 220 долларов, а при разработке арктического шельфа для того, чтобы получить тот же кубометр газа, придется выложить уже от 140 до 430 долларов, указывает Нина Пусенкова. Поэтому значительно выгоднее вкладывать деньги не в освоение Арктики, а в повышение эффективности использования уже разрабатываемых месторождений на суше, где существует производственная и социальная инфраструктура, убеждена эксперт.

Время серьезно подумать об экологии

К более эффективному использованию недр власти призывают не только экономисты, но и экологи. Руководитель программ по экологической политике и топливно-энергетическому комплексу Всемирного фонда дикой природы (ВФДП) Алексей Книжников предупреждает, что любой разлив нефти в водах арктических морей будет иметь гораздо более серьезные последствия, нежели аналогичная авария в другом месте. Проблема в том, что в холодной воде нефть не растворяется, а собрать ее с поверхности мешает толща льда.

Кроме того, добавляет Книжников, до сих пор не решена проблема с утилизацией попутного нефтяного газа (ПНГ). Сейчас половину его сжигают, что приводит к выбросам в атмосферу больших объемов углекислого газа, а это в свою очередь усиливает парниковый эффект. В итоге температура воздуха повышается, и ледники тают, поясняет эксперт ВФДП. "Задача выйти на уровень в 95 процентов утилизации ПНГ поставлена давно, но решается она с трудом", - констатирует Алексей Книжников.

Вернее ее решили пока только некоторые частные компании, например, "Сургутнефтегаз", добавляет Книжников, тогда как государственные компании при этом демонстрируют "из рук вон плохие показатели". По данным Нины Пусенковой из ИМЭМО, у "Газпром-нефти" уровень утилизации ПНГ составляет сегодня 55,2 процента, а у "Роснефти" и того меньше - 48,6 процентов. А ведь осваивать Арктику будут именно государственные компании, напоминает Пусенкова.

Не спешить, а готовиться

"Пока наши корпорации и правительство не проникнутся новым экологическим менталитетом, не надо рваться покорять Арктику", - уверена Нина Пусенкова. Эксперт советует сконцентрироваться на поисковых и геологоразведочных работах на шельфе северных морей, чтобы реально оценить их углеводородный потенциал, одновременно с этим разрабатывая оптимальную технологию нефтегазодобычи в арктических широтах.

В середине апреля руководство норвежского концерна Statoil, являющегося партнером "Роснефти" по разработке арктического шельфа, заявило, что норвежские нефтяники не готовы к бурению на самых северных участках, так как не могут гарантировать безопасность добычи. В России требования по безопасности при разработке нефтяных месторождений ниже, чем в Норвегии, отмечает координатор арктического проекта "Гринпис России" Евгения Белякова. Так что судьба Арктики, судя по всему, еще не решена.

Перевод: inosmi.ru

Тэги: Арктика

uaenergy.com.ua

Глобальное расследование рынка нефти (часть 2)

Продолжаем цикл исследования мирового нефтяного рынка. В предыдущей статье речь шла в целом об общих вопросах, которые необходимо было затронуть для начала более глубокого исследования мировой индустрии «черного золота». В этой статье информация будет более сложная и структурированная, но она действительно позволит оценить состояние мирового рынка нефти и сделать анализ по дальнейшему развитию отрасли. Среди источников информации – сайты ОПЕК, МЭА, американского института нефти, а также министерство энергетики США. В данной части исследования будет рассмотрен рынок нефти в сегментарном разрезе как со стороны основных потребителей, так и со стороны производителей. Для удобства исследование будет сгруппирована по нескольких наиболее важным блокам.

 

Традиционная нефть

 

 

Как известно, любое полезное ископаемое является ограниченным в количестве. Традиционная нефть здесь – не исключение. Несмотря на общий рост мировых запасов «черного золота» (по последним данным общий объем доказанных запасов превышает 1.7 трлн. баррелей), как минимум 30% из них приходится на сланцевые и трудноизвлекаемые, либо глубоководные месторождения. По сути, лишь около 1 трлн. баррелей приходится на традиционную легкую нефть. Исходя из сегодняшнего уровня потребления (примерно 96 млн. баррелей в сутки) этих запасов хватит в лучшем случае до 2050 года. При этом если брать в расчет недоказанные запасы нефти, то доля битумных (тяжелых) углеводородов и вовсе достигает 60%.

 

Крупнейшие месторождения классической легкой нефти, как наверное все знают, расположены на Ближнем и Среднем Востоке – более 60% всех доказанных запасов. Всего в этих регионах добывают порядка 30 млн. баррелей в сутки. Благодаря своим высоким эксплуатационным свойствам и низкой себестоимости добычи (например, в Саудовской Аравии каждый баррель добытой нефти стоит всего 4 доллара, в Иране – около 5 долларов) углеводороды из этого региона обладают наивысшим уровнем конкурентоспособности по сравнению со всеми имеющимися сортами. Однако здесь есть другая сложность – подавляющее большинство стран Ближнего Востока имеют экономику, основанную на нефти, и мировые цены имеют для них очень большое значение. Поэтому в данном случае встает вопрос не рентабельности производства, а целесообразности реализации нефти данными странами по имеющимся ценам. Например, бюджет Саудовской Аравии сверстан исходя из цены примерно в 110 долларов за баррель, Ирана – порядка 70 долларов, Кувейта – около 80 долларов. Очевидно, что низкие цены на нефть в средне и долгосрочной перспективе не позволят экономикам этих стран нивелировать весь негативный эффект. Данный фактор в дальнейшем определенно будет способствовать росту цен на энергоносители.

 

Битумная (тяжелая) нефть

 

 

Всего же запасов «черного золота» в мире пока вполне достаточно для обеспечения бесперебойного потребления даже в очень долгосрочной перспективе – примерно до середины следующего века. С учетом неразведанных месторождений этот показатель достигает 2.9 трлн. баррелей (около 400 млрд. тонн). Однако необходимо понимать, что большинство оставшихся запасов – битумная (тяжелая) нефть. Тяжелая во всех смыслах – и в плане добычи, и особенно в плане переработки. Соответственно, фундаментальная стоимость такой нефти не может быть ниже определенного уровня, иначе ее добыча и дальнейшая переработка будут просто нерентабельными. Так, например, себестоимость одной только добычи сланцевой нефти в США по итогам 2014 года составила 32 доллара с каждого барреля. По текущей цене барреля американской нефти примерно в 45 долларов, валовая маржа с добычи сланцевых углеводородов составляет всего 13 долларов или около 22%. Общая же стоимость сланцевой нефти составляет примерно 65 долларов – понятно, что при текущей цене добыча будет нерентабельной. Фундаментальная стоимость арктической нефти и вовсе превышает 75 долларов с каждого барреля, а на нефтяных песках в той же Канаде составляет около 70 долларов.

 

 

Говоря проще – несмотря на обилие запасов «черного золота», его стоимость все равно не должна опускаться ниже определенной планки рентабельности, чтобы поддерживать добычу (в первую очередь битумной нефти) на нужном уровне (с учетом нынешних технологий в нефтяной отрасли). Можно в целом сказать, что фактически специфика нефти уже в краткосрочной перспективе будет предполагать стоимость не исходя из наличия предполагаемых или даже доказанных запасов, и даже не исходя из баланса спроса и предложения (как известно, причиной нынешнего кризиса на мировом нефтяном рынке является именно превышение предложения над спросом). Составляющие стоимости нефти отныне будут совсем другие, а именно – обоснованный уровень цен для сохранения актуальности добычи. Проще говоря – нефтяные компании должны иметь определенную маржу, причем не только чтобы поддерживать положительную рентабельность текущей добычи, но и чтобы иметь резерв для инвестиций в будущую нефтедобычу. Это необходимо, чтобы удовлетворять рост спроса в долгосрочной перспективе.

 

 

Шельфовая нефть

 

 

Среди всех видов традиционной нефти шельфовая является самой трудноизвлекаемой, а соответственно и самой дорогостоящей. Так, с учетом расходов на хранение, транспортировку, дистрибуцию и самое главное добычу, общая стоимость шельфового «черного золота» в прибрежных регионах (на удалении не более 15-20 км. от берега) составляет 41 доллар, на глубоководных месторождениях (где удаленность от берега доходит до 150 км.) эта цифра достигает 52 долларов, а для сверхглубоководной нефти – 56 долларов. Однако самой дорогой нефтью из всех существующих является арктическая, расходы на добычу и реализацию которой, как уже было сказано, превышают 75 долларов с каждого барреля. Много это или мало? Даже если бы мировые цены оставались на уровне выше 100 долларов за баррель (которые сейчас кажутся просто мифическими), все равно операционная рентабельность подобной добычи составляла бы не более 25%. За вычетом прочих издержек и налоговых выплат, чистая рентабельность арктических проектов при указанной стоимости «черного золота» составляет менее 10%.

 

Сланцевая нефть

 

 

Самый, пожалуй, нашумевший вид нефти за последние годы – сланцевый. Однако несмотря на всю поднятую шумиху, сланцевая нефть не сможет потеснить традиционную хотя бы и в силу того, что ее запасы слишком ограничены. Общие запасы сланцевой нефти оцениваются в 345 млрд. баррелей – это чуть более 10 лет. от нынешнего уровня мирового потребления. При этом себестоимость добычи из-за пока несовершенной технологии крайне высока – например, на крупнейшей формации Bakken она достигает 48 долларов с каждого барреля (у компании Continental Resources), и это самое дешевое из месторождений. Хотя здесь, безусловно, наблюдается существенный прогресс – в частности, с 2012 года себестоимость сократилась почти на 40%. И тем не менее, несмотря на все заявления и исследования, нефть из сланцевых пород лишь в очень долгосрочной перспективе (не ранее чем через 25 лет) сможет конкурировать с традиционной нефтью из Ближнего Востока. Также стоит учитывать, что сланцевые энергоносители имеют, как правило, меньшую энергоемкость, а их качественные свойства и стоимость переработки при нынешнем уровне технологий значительно уступают традиционным углеводородам.

 

Структура добычи

 

Тем не менее, пока доля дорогой нефти в общей мировой добыче сравнительно невелика. Так, общая добыча сланцевой нефти в мире не превышает и 7 млн. баррелей в сутки, что составляет примерно 7.5% от мировой нефтедобычи. Всего же доля дорогостоящей нефти в общей добыче в мире достигает 35% - это углеводороды со стоимостью добычи и всех прочих издержек свыше 50 долларов за баррель (сюда кстати включается и российская нефть на новых месторождениях). Учитывая избыточные мощности стран ОПЕК примерно в 7.5-8 млн. баррелей пока в ближайшие год-два опасаться дефицита на рынке не стоит. И тем не менее, потенциально покрыть до 32 млн. баррелей добычи не представляется возможным. Даже если бы ОПЕК увеличивал добычу каждый год на 15%, все равно потребовалось бы как минимум 10 лет, чтобы обеспечить бесперебойное потребление энергии в мире.

 

Очевидно, что большинство дорогостоящих нефтяных месторождений при текущем уровне цен являются нерентабельными. В этой связи, с высокой долей вероятности, уже в ближайшие 3 года стоимость «черного золота» начнет восстанавливаться – как минимум до 65 долларов за баррель к 2018 году. В этом случае удастся обеспечить рентабельность до 90% всей мировой добычи. Пока же до ¼ всей добычи на сегодняшний день остается вне зоны положительной рентабельности.

 

Кроме того, необходимо понимать, что, например арктические нефтяные месторождения так и останутся неразработанными, пока на рынке будет сохраняться такая неопределенность и крайне высокая ценовая волатильность. По оценкам экспертов, в арктических водах может храниться до 25% от всей имеющейся нефти на Земле. И если цена не будет оставаться устойчиво выше хотя бы 70 долларов за баррель в средне и долгосрочной перспективе, добыча на этих месторождения так и не начнется.

 

Структура потребления по сегментам

 

 

Мировое потребление нефти вслед за добычей также переживает серьезные изменения. Рассмотрим потребление в сегментарном разрезе. На страны ОПЕК в общей сложности приходится 1/3 всего мирового производства «черного золота», при этом данная нефть является наиболее легкой как в переработке, так и в добыче. То есть фактически можно считать, что на легкую нефть приходится примерно 32 млн. баррелей в сутки мирового потребительского спроса. К относительно традиционной можно отнести также западно-сибирскую нефть России и техасскую – в США, с общим объемом потребления примерно в 11 млн. баррелей в сутки. Ну и прибрежная нефть – себестоимость которой близка к наземным месторождениям – обеспечивает примерно 25 млн. баррелей в сутки потребления в мире (около 26%). Таким образом, свыше 60% всей потребляемой в мире нефти – традиционная. И это несмотря на истощение многих классических месторождений.

 

В перспективе 8-10 лет при сохранении нынешней структуры потребления крайне высоки риски дефицита энергоносителей в мире. Поэтому вряд ли нынешние цены продержаться очень долго, как предсказывают многие инвестиционные банки и организации. В противном случае в конечном итоге пострадают все – и производители, и потребители.

utmagazine.ru

Какова себестоимость российской нефти?

Ответ на этот вопрос сегодня интересует даже тех, кого вчера это никаким местом не  колебало. Сейчас же это вопрос жизни и смерти для некоторых. Перефразируя Володина, который сказал «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России», я скажу так: «Есть нефть – есть Путин, нет нефти – нет Путина». Насколько должен еще упасть баррель, чтобы РФ начала экспортировать нефть себе в убыток?

Сразу разочарую любителей сенсаций: объективно ответить на этот вопрос невозможно в принципе, потому что невозможно строго определить, что является себестоимостью, да и нефтей разных марок, видов и сортов очень много. Скажем, в Яреге (Республика Коми) нефть добывают шахтным способом: разогревают паром горную породу, и нефть стекает по желобам в коллекторы. Разумеется, стоимость такой нефти аццки высокая, и как топливо ее не используют, но она нужна в нефтехимии.

Итак, в себестоимость нефти можно включить лишь промысловые издержки, которые несет оператор по подъему скважинной жидкости от забоя к устью, как то расходы на воду, закачиваемую в пласт для поддержания давления, на электроэнергию, расходные материалы, на зарплату рабочим и т. д., и будет эта цена, скажем, всего $3 за баррель. Но включена ли сюда амортизация того самого оборудования, с помощью которого осуществляется добыча?

Смотрим далее: не все скважины задействованы при добыче. Некоторые ремонтируются и ни капли нефти не дают. Эти расходы включаются в промысловые издержки или нет? Все зависит от методики подсчета. А если включаются, то их надо размазывать на весь МРП (межремонтный период скважины) или включать в финансовый год, когда были сделаны затраты? Опять же, надо учитывать структуру нашей нефтянки: добывающие компании и нефтесервисные в большинстве случаев разделены, это не только разные юрлица, у них в большинстве случаев и владельцы разные, поэтому что для одних – издержки, то для других – прибыль.... Ну, хорошо, давайте считать вообще все издержки всей нефтяной корпорации, например, крупнейшей «Роснефти» (почти половина российской нефти) на добычу за год, со всеми амортизационными отчислениями, затратами на КРС (капитальный ремонт скважин), фрекинг (гидроразрыв пласта для повышения дебита) , первичную очистку и транспортировку нефти, расходы на администрирование, включая бонусы нашим «эффективным менеджерам», а они у нас поистине «золотые». Если погибший в прошлом году президент французской  TOTAL Кристоф де Маржери, нефтяник с 40-летним стажем, зарабатывал в год $7 млн, то президент «Роснефти» Игорь Сечин, работавший денщиком у Путина, получает в год $50 млн (в час он зарабатывает больше, чем все валютные проститутки Москвы вместе взятые за день). Ладно, пусть сечинская зарплата тоже будет составляющей себестоимости. Но даст ли нам бухгалтерский отчет близкую к реальности цифру себестоимости нефти?

Нет, это будет цифра лишь годовых затрат, мы узнаем о реальных затратах на восполнение основных фондов, но не сможем сказать, достаточны ли эти затраты. Суть современного российского капитализма – утилизация промышленного потенциала, доставшегося от Советского Союза. Очевидно, что если в СССР затраты на восстановление фондов опережали их износ, то сейчас столь же очевидно, все совершенно наоборот. Для нефтянки принципиальное значение имеет восполнение запасов. В советские времена действовал железный принцип: добыли за год 500 миллионов тонн – надо разведать запасы на те же 500 миллионов, иначе через 10-15 лет добыча остановится полностью. Этим занималось мощнейшее Министерство геологии СССР, которого сегодня нет. А как у нас сейчас восполняются запасы, я уже писал не раз. Раньше был план – пробурить столько-то миллионов метров разведочных скважин – чем больше буришь, тем больше находишь нефти. А сейчас «эффективные менеджеры» приращивают запасы в основном на бумаге путем «переоценки запасов». Ну, то есть раньше считалось, что запасов в таком-то месторождении 100 миллионов тонн, а сейчас постановили считать, что их там 300 миллионов. Главное, красивый график нарисовать в обосновании. А то, что при росте запасов почему-то падает КИН (коэффициент извлечения нефти), так об этом просто не надо лишний раз напоминать, чтоб не нервировать быдло бодро встающей с колен Расеюшки. Быдло должно заучить мантру «ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО» и повторять ее про себя не менее 175 раз на дню для поддержания самогипноза.

То есть, если вести хозяйственную деятельность по-уму, то затраты нефтяных компаний на амортизацию и ВМСБ (восстановление минерально-сырьевой базы), будут значительно больше и, соответственно, себестоимость нефти вырастет. Но даже если мы каким-то образом вычислим и включим в себестоимость выбытие основных фондов, мы все равно не получим истинной себестоимости. Ведь в текущую себестоимость добычи следует включать не только текущие затраты, но и те капитальные вложения, которые были сделаны в развитие ТЭК в 50-80-е годы – гигантские вложения были осуществлены в геологоразведку, подготовку научных и инженерных кадров, в строительство аэродромов, шоссейных и железных дорог в тундре, возведение городов... Советский народ тогда громадные средства изымал из потребительских фондов и тратил их на инвестиции, которые позволяют сегодня офисному планктону той же «Роснефти» иметь уровень потребления примерно такой же, каким в 70-е мог похвастаться разве что первый секретарь обкома.

Как видите, объективную оценку себестоимости дать просто нереально, поэтому цифры этой самой себестоимости «пляшут» очень широко. РБК писал в 2011 г.: «Роснефть» на баррель нефти тратит 2,6 долл., в то время как ExxonMobil «бочка» обходится в пять раз дороже — 10,3 долл. Но говорить о высокой марже российских нефтяников нельзя, свыше 80% итоговой цены нефти уходит на налоги и пошлины».Вы верите, что у «Роснефти», добывающей нефть в арктической зоне себестоимость добычи будет такой же, как в Персидском заливе? Смешно, конечно! Есть и другие, более обоснованные цифры, которые вывел rusanalit, проанализировав отчет «Роснефти» за I квартал 2011 г.:

Расходы на добычу - $3 на баррель

Коммерческие и административные расходы – $2 на бочку Brent

Транспортные расходы - $9,6 на баррель.

Итого себестоимость добычи и транспортировки одного барреля нефти у компании "Роснефть" в I квартале 2011 г. составила $14,6 - так rusanalit определяет уровень нулевой рентабельности добычи нефти в России. Однако он делает примечание, что с учетом ТЕКУЩИХ капитальных вложений - разведки, бурения и модернизации НПЗ - себестоимость барреля доходит до $21-26  за бочку. Советские капвложения из этой схемы, разумеется, выпадают, ведь "эффективные" получили ТЭК на блюдечке с золотой каемочкой, палец о палец не ударив.

Если посмотреть на цифры из отчета, можно увидеть, что с каждого проданного за рубеж барреля в I квартале 2011 г. компания получила в среднем $36 – этого ей вполне хватало, чтобы жировать. Государство же получало только за счет экспортной пошлины и НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) в среднем $66 с каждой бочки с учетом того, что бочка Brent тогда котировалась в среднем по $102, а экспортные пошлины заметно отставали от роста мировых нефтяных цен.

По данным на 2013 г. расходы на добычу выросли уже до $4,8 на баррель, а капзатраты в сегменте «разведка и добыча» - до 7,1 бакса на баррель, административные расходы выросли чуть более чем вдвое, расходы на прокачку нефти по трубе на 80%. То есть грубо будем считать, что нулевая рентабельность в 2013 г. находилась на уровне $25, а с учетом текущих капвложений в разведку, развитие новых проектов - $40. Занимающий относительно лоялистские позиции к Кремлю spydell, анализируя отчетность «Роснефти» за первое полугодие прошлого года, вывел себестоимость нефти в $40.

«Лоялистские позиции» - это не то, чтобы причина предвзятости и стремление получить позитивный результат, просто spydell стесняется называть вещи своими именами. Например, он полагает, что себестоимость добычи можно снизить до $25-27 за бочку, если «радикально оптимизировать траты». Под оптимизацией он понимает сокращение персонала, зарплаты и бонусов и растягивание амортизации оборудования аж на 30%. Если смотреть правде в глаза, то главный источник возможной оптимизации – это не растягивание сроков эксплуатации советского еще оборудования, а ликвидация коррупционной составляющей. Уровень коррупции в нефтянке очень высокий. Хлебные должности даже в среднем звене управления продаются. Купивший начальственный пост должен отбить затраты, поэтому тут же начинает «семейный бизнес» - контракты, например, на поставку труб или отсыпку площадок заключает только «со своими» шарашками по завышенным ценам – и такое происходит по всей производственной цепочке, заметно удорожая конечный продукт.

Дебилы почему-то думают, что при капитализме есть некий «эффективный собственник», который заинтересован в наивысшей рентабельности своего бизнеса и потому душит коррупцию на корню. Ну, если речь идет о мини-пекарне или автомастерской, где собственник непосредственно контролирует производственный процесс, это суждение может быть верно. В крупных же корпорациях правят бал наемные менеджеры, которые сами себе выписывают бонусы, да еще и берут мзду с нижестоящих наемных менеджеров, поощряя тем самым коррупцию. По крайней мере в российском сырьевом бизнесе все обстоит именно так.

Ладно, давайте вернемся к вопросам рентабельности добычи. Исходя из приведенных цифр вполне можно сделать вывод, что для российских нефтегазовых монстров падение нефтяных цен даже до $40 за бочку не страшно. Совершенно верно, страшно это лишь для госбюджета, который при таком раскладе вообще ничего не получит от экспорта нефти, потому что взять с работающих «в ноль» нефтяников будет нечего, а если с них что-то взять, то в минус они вообще не будут работать, и государство получит в придачу к усохшему вдвое бюджету еще и пяток миллионов безработных. Однако вопрос в том, насколько долго продлится ценовой кризис.

В краткосрочной перспективе нефтяники, словно ящерица прижатый хвост, сбросят все свои «балласты» - забудут про капвложения, перестанут обновлять фонды, прекратят геологразведку и даже текущий ремонт. По сути они просто переложат свои текущие и капитальные затраты на будущее, имея в виду, что в будущем нефтяные цены отыграют вверх и у них появятся средства для латания дыр.  А вот если низкие цены продержатся довольно долго, то проблемы начнутся не только у государства, оставшегося без стратегического источника доходов, но и у нефтяников, потому что при сокращении запасов, истощении месторождений, росте в общем балансе трудноизвлекаемой нефти (сегодня это более 70% всех запасов), выбытия основных фондов, падает  добыча, а себестоимость ее растет. Все это в итоге неминуемо приводит отрасль к коллапсу.

Кстати, не стоит забывать, что экспортировать в принципе можно только ИЗЛИШКИ нефти, а если добыча упадет вдвое, то при нынешнем уровне внутреннего потребления РФ вынуждена будет импортировать нефть.  Напомню, что сейчас это вынужден делать Китай – четвертый по величине нефтедобытчик, который до 2004 г. нефть экспортировал. Индонезия некогда был членом ОПЕК, а теперь она тоже закупает нефть. Румыния – некогда нефтяная житница Европы, давно уже закупает нефть у Казахстана и России. В 50-е годы Советский Союз был в миллиметре от того, чтобы стать импортером нефти, поскольку  бакинские месторождения, полвека назад давашие БОЛЕЕ ПОЛОВИНЫ МИРОВОЙ ДОБЫЧИ, не покрывали потребностей советской экономики. Спасло положение форсированное освоение Западной Сибири.

В принципе нефтяники могут выехать в тяжелые времена за счет внутреннего рынка, переложив трудности на потребителя (то есть на нас с вами), ведь потребитель внутри РФ будет покупать топливо не по «рыночной» цене, а по той, какую назначит производитель (у нас ТЭК представляет собой монополию, при которой одному собственнику принадлежат мощности по добыче, переработке нефти и сети сбыта нефтепродуктов). Однако кризис в РФ уже начинает носить признаки системного, то есть если в остальном мире снижение нефтяных цен означает оживление в энергоемких отраслях промышленности, то у нас повышение внутренних цен на энергоносители будет лишь провоцировать рост инфляции и добьет те самые энергоемкие производства, например металлургию. Металлурги у нас тоже работают на экспорт, и если у их зарубежных конкурентов цена падает, а прибыли растут за счет экономии на энергозатратах, то у наших получится все строго наоборот, что только углубит системный кризис.

И, наконец, самое главное – нефтяники в долгах, как в шелках, и им позарез нужна валюта, чтобы отдать ее по кредитам. Где же они ее возьмут, если работают на пороге рентабельности? Раньше они в сложной ситуации могли рассчитывать на помощь государства, которое изымало у них 80% выручки только на двух видах налогов – экспортной пошлине и НДПИ. А сейчас государство стремительно превращается в банкрота, а нагрузка на бюджет столь же стремительно растет – государство должно спасать банки, субсидировать промышленность, нести тяжкие социальные обязательства, возросшие военные расходы, обустраивать «крымнаш», к тому же Запад обязал Путина спонсировать Украину (отказаться – значит подписать себе смертный приговор), а тут еще и нефтяникам деньги подавай! ЗВР даже в относительно благополучном 2014 г. не хватало даже на поддержание тонущего рубля. Спустили за год в никуда более 100 ярдов баксов, а толку  – ноль.

Раньше можно было перехватить дешевый кредит в западных банках, чтобы отдать долги им же. Но сейчас, когда нефтяные котировки «ищут дно» (сегодня – уже $48,8 за бочку), а у той же «Роснефти» приходится пик выплат по внешним долгам, от западной кредитной сиськи Ресурсная Федерация была отлучена за «крымнаш». Напомню, что на текущий день долги «Роснефти» превысили ее общую капитализацию – спасибо «эффективным», включая «суперпрофессионала» Игорька Сечина, который 20 лет шестерил в приемной у Вовы Путина (начал в КГБ, продолжил в питерской мэрии и т. д.).

Но и это еще не все плохие новости. Порядка 60% ( а кто-то говорит и о 80%) отечественного рынка нефтесервисных услуг принадлежат четверке  крупнейших западных компаний - Schlumberger, Baker Hughes, Weserford и Halliburton (последняя сейчас поглощает Baker Hughes), деятельность которых ограничена наложенными правительством США санкциями в отношении РФ, а может быть и полностью прекращена. Стоит отметить, что зависимость от импорта в нефтяной отрасли более чем критическая – добыча нефти на арктическом шельфе без американцев невозможна в принципе; более 30% добычи российской нефти обеспечивается фрекингом (ГРП), который без участия «большой четверки» практически невозможен. Все самые современные технологии, как то бурение наклонных и горизонтальных скважин, высокотехнологические геофизические исследования – все эти работы выполнялись иностранцами и аффилированными с ними структурами. Что же делали отечественные «эффективные»? Да ничего, у них была одна задача – вовремя заменить неисправный погружной насос в скважине, а все умные технологические операции выполняли американские дураки, которых, как говорится, работа любит.

Дебилы-охранители в последние пару месяцев развили бурную деятельность, зомбируя дурачков на тему «ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО»: типа, пущай уходят буржуи проклятые с нашего самого перспективного рынка в мире, мы выполним и перевыполним программу импортозамещения, диверсифицируем отрасль, создадим спрос на буровое оборудование, что оживит машиностроение, создаст сотни тысяч новых рабочих мест, бла-бла-бла.  Разумеется, к реальности этот гон отношения не имеет. Реальность такова: «В 1990 г. предприятия группы «Уралмаш» производили в год 350 буровых установок, то в 2012 г. было выпущено только 30. В такой ситуации износ действующего отечественного оборудования превышает 70%» (источник).

Да, бурение – это основа основ нефтяной отрасли. Для разведки надо бурить, для добычи надо бурить, для ремонта скважин – опять надо бурить.  Допустим, «Уралмаш» сможет нарастить выпуск бурового оборудования вдвое. Но откуда у нефтяников деньги, чтоб его приобрести? Они даже в «жирные» годы в основном брали технику в лизинг у заграничных компаний. Но заграничные компании в лизинг дают только зарубежное оборудование, так ведь? Так что импортозамещение – нездоровая фантазия путинской пропаганды.

Какие же объемы капвложений в нефтесервисную отрасль потребуется сделать? «Сегодня многие российские нефтесервисные предприятия в основном используют буровые установки, выпущенные в советский период. С 1987 года по 1991 год в эксплуатацию было введено более тысячи единиц такой техники, а за последующие 20 лет — в пять раз меньше. Максимально разрешенный срок службы установок составляет 25 лет, соответственно их массовое списание приходится на период с 2013 г. по 2016 г.». (источник).

 Без высокотехнологичного обслуживания скважин добыча будет падать обвально вне зависимости от того, какая конъюнктура будет на мировом рынке. Итак, санкции технологические, санкции финансовые, снижение нефтяных котировок, пик выплат по долгам и пик выбытия из строя основных фондов, резкое снижение капитализации наших нефтегазовых гигантов, обвал рубля, всплеск инфляции, оскудение ЗВР и бюджетный коллапс сходятся в одной точке на временной шкале. На горизонте маячит выплата компенсаций акционерам «Юкоса», эскалация украинского кризиса, бегство спекулятивных капиталов из России (тех, что участвовали в играх с гособлигациями), усиление политического давления на кремлевский режим со стороны его западных «партнеров». Если смотреть на вещи трезво, то это П-Ц.  Ресурсная Федерация вошла в свое последнее пике.

Но, как говорится, все будет хорошо! Ведь пикируем пока не отвесно, а по пологой траектории, земля далеко, да ее и не видно из-за облаков, а стюардессы улыбаются и раздают в бизнес-классе шамппанское. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО, потому что если все будет плохо, Вова Путин опять капитулирует перед Западом, и добрые заокеанские буржуи вновь спасут Ресурсную Федерацию, ведь они тоже ее доят так же, как и путинские дружки по кооперативу «Озеро», и даже получают в итоге бОльшую долю. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО, потому что Запад не допустит революции в России, ведь тогда получится, что сегодня он несет убытки зря. А так все убытки с лихвой будут компенсированы, когда российская нефть из рук обосравшихся «эффективных менеджеров» перейдет в руки ее истинных владельцев, я бы даже сказал, хозяев. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО, потому что истинные хозяева быстро покончат с коррупцией в ТЭК и наладят производственный процесс по высшим технологическим стандартам. И вот тогда рентабельность той же «Роснефти» (название оставят прежним, чтоб аборигенам было приятно, зачем смущать их иностранными словечками вроде Exxon или Shevron) взлетит просто до небес.

Почему? Да потому что кто девочку танцует, тот ее и того… У кого в руках собственность – у того и власть. Новая кремлевская администрация, лишившаяся контроля над сырьевым бизнесом, будет представлять собой наемных менеджеров, обслуживающий персонал транснационалов, у новой власти не будет нужды изымать у нефтяников миллиарды в бюджет, чтоб потом распиливать. Поэтому изымать у них 80% стоимости барреля в казну никто не станет. Ведь деньги и так уже в карманах у правильных пацанов. Так что к тому моменту, когда мировые цены вновь взлетят, буржуи быстро компенсируют все свои убытки от кратковременных санкций против себя же самих. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО, офисным хомячкам при новых хозяевах будет ничуть не хуже, а прочее быдло… Ну, сами понимаете, проблемы индейцев шерифа не е…, короче, не волнуют.

Что же Путин? Ну, если он одумается и перестанет быковать, то даже у него ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО. Ему, возможно, даже дадут досидеть свой очередной срок, после чего отпустят с миром на ПМЖ в Швейцрию или Баварию. Правда, излишки захомяченного придется сдать, но и оставят  немало, правнукам хватит. А если даже у конкретного физлица Вовы Путина все будет плохо, и его повесят на березе разгневанные креаклы, так разве это повод для печали? Наоборот, хорошо, когда за большие траблы ответит стрелочник.

Ктоеслинепутин? Да лана, вон Ходор – чем плох? Свой в доску для новых хозяев Ресурсной Федерации. Они ему вернут 5% от «Юкоса» и преданнее пса не сыскать на свете. МБХ калач тертый, понимает, что шаг вправо, шаг влево – и он никто (поигрался уже в 2003 г). Платоша Лебедев будет зиц-председателем в «Роснефти», Лешика Навального посадят смотрящим на «Газпром», а, может, в родной «Аэрофлот» вернут, если на то будет воля главного акционера в лице American Airlines. Что касается киселевых-леонтьевых-собчак и прочих медийных шлюх, так их даже менять не придется – они с превеликим энтузиазмом будут обличать кровавый совок, проклятый путинский тоталитаризм и столь же яростно будут лизать очко новому истинно демократическому и свободному режиму. У них тоже ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО, а может быть, даже лучше прежнего, если их работодатель – CNN, купивший контрольный пакет РТР, станет начислять им гонорар по своим корпоративным расценкам.

Вы все еще веруете, что у Путина есть хитрый план, который он тщательно скрывает, что Америка рухнет под бременем 18-триллионноговнешнего долга, ЕС расхерачат ислмисты, долларами будут обклеивать сельские сортиры, рубль будет стоить 100 юаней, потому что нефть будет продаваться только за рубли, а Рассеюшка будет править миром? Маладцы, товарищи наркоманы, у вас тоже ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО, пока запасы забористой травы не иссякнут. Я же ни во что не верю, а просто знаю, что Запад способен играть вдолгую, и повышая ставки, он практически ничем не рискует, ведь в оконцовке все счета оплатит проигравший.

В следующий раз расскажу, почему нефтяные цены еще о-о-о-о-о-чень долго не отыграют взад.

источник - kungurov [4 ссылок 230 комментариев 5350 посещений]читать полный текст со всеми комментариями

blog.t30p.ru