Заморозка цен на нефть пока отменяется. Ждём июня. Сергей смирнов нефть


Слово "нефть" принадлежит нам, а её вкус – другим

Однако велик риск оказаться у разбитого корыта.

Подписанный более 20 лет назад между Азербайджаном и консорциумом 12 иностранных нефтяных компаний из семи стран "Контракт ХХ века" – СРП по разработке месторождений Азери - Чираг - Гюнешли – не решил основных задач, стоявших перед республикой. Планы по созданию несырьевой экономики, способной сделать граждан страны такими же процветающими, как граждане Кувейта или Норвегии, так и остались на бумаге.

Несмотря на такие плюсы от реализации этого проекта, как рост ВВП, умножение национального бюджета, строительный и инвестиционный бум и так далее, страна не сумела преодолеть ресурсную однобокость развития, а чрезмерная (40% ВВП и до 95% экспорта товаров приходится на нефтяную продукцию) роль углеводородов в экономическом росте вывела страну на путь неустойчивого развития.

За годы нефтяного бума Баку оброс небоскрёбами, кварталами элитного жилья и дорогими отелями. В то же время многие жители почти 10-миллионной страны, по-прежнему живут в бедности. Нефтяная рента укрепила неформальные, построенные на непотизме и коррупции схемы влияния, усилила чувство социальной несправедливости в широких слоях населения страны. Всё это породило азербайджанскую поговорку: "Слово "нефть" принадлежит нам, а её вкус – другим". Другие – это местная олигархия и западные нефтяные компании.

Сегодня экономика Азербайджана испытывает проблемы из-за падения цен на нефть. Причём настолько серьёзные, что Международный валютный фонд предлагает ей помощь. В частности, рейтинговое агентство Standard & Poor`s в текущем году по сравнению с 2014 годом прогнозирует почти двукратное – с 8000 до 4100 долларов – сокращение ВВП на душу населения, рост инфляции с 2 до 15%. Средняя зарплата за этот период с 566 долларов упала до 296 долларов. Вдвое девальвировавший за год манат спровоцировал долларизацию депозитной базы почти до 80%.

Суверенный внешний долг Азербайджана на начало 2016 года составил 6,9 млрд долларов, а долги Госнефтекомпании Азербайджана (ГНКАР) только по евробондам выросли до 2,3 млрд долларов. В результате резкого падения цен на нефть на мировом рынке ГНКАР завершила прошлый год с огромными убытками. Обнулить их удалось за счёт девальвации маната, приведшей к удорожанию валютных активов в пересчёте на национальную валюту.

Безусловно, у властей Азербайджана есть план антикризисных мер. Однако, как пишет председатель журналистской организации "Ени Несил" Ариф Алиев, "он направлен не на развитие экономики, укрепление национальной валюты, а заполнение казны выдавливанием остатков денег у населения в виде огромных штрафов, усиления налоговой дисциплины, кроме того, частичного выведения на свет теневой экономики".

Власти республики в июне намерены провести в Баку всемирный чемпионат: гран-при Европы по гонкам Formula-1. По утверждению властей, мероприятие будет транслироваться по всему миру, благодаря чему Баку будет представлен миру как "современный город с богатым наследием", что в свою очередь "обеспечит долгосрочный экономический рост" стране.

Иностранными кампаниями было подписано 23 контакта на разведку нефти, но они не нашли ни одного нового месторождения в Азербайджане. Тем не менее, основную поддержку экономики Азербайджана, по мнению властей, должны обеспечить новые газовые проекты – "Фаза-2 Шах-Дениза" (стоимость 28 млрд долларов) и "Южный газовый коридор" (20 млрд долларов). Этот тандемный проект имеет огромное значение для Азербайджана и его можно назвать новым контрактом века.

В 2018 году ожидается начало поставок газа в Турцию, а на европейский рынок газ поступит в 2019 году. Контракт по разработке месторождения Шах-Дениз (запасы которого оцениваются в 1,2 трлн м3) продлевается до 2048 года, при этом годовой объём добычи газа в рамках "Шах-Дениз-2" составит 16 млрд м3, из которых 10 млрд будут направляться в Европу, а 6 млрд– в Турцию. В целом же, после начала добычи в рамках "Шах-Дениз-2" общая добыча газа с месторождения составит 25 млрд м3. Из них 9 млрд будет добываться в рамках первой стадии проекта и 16 млрд – в рамках второй.

Но выполнит ли "Новый контракт века" ту миссию, с которой не справился "Контракт ХХ века"?

Основная часть добываемых в Азербайджане нефти и газа приходится на блок нефтегазовых месторождений Азери - Чираг - Гюнешли (АЧГ) и газоконденсатное месторождение Шах Дениз, разрабатываемых ГНКАР совместно с иностранными партнёрами. Запасы блока АЧГ в Азербайджане – государственная тайна, но, по данным зарубежных источников, текущий уровень добычи на нём будет исчерпан к 2019 году.

В середине 1990-х годов запасы АЧГ оценивались в 5 млрд баррелей нефти или 70% от всех нефтяных резервов Азербайджана (для сравнения: запасы казахстанского месторождения Кашаган составляют 13 млрд баррелей нефти). В последние годы объёмы нефтедобычи в республике сокращаются. Так, с 43,1 млн тонн в 2013 году они упали до 41,6 млн тонн в прошедшем. В текущем году добыча прогнозируется на уровне 40,7 млн тонн.

С газодобычей тоже сложная ситуация. Если в 2015 году в республике было добыто 29,74 млрд м3 газа, то в этом году объёмы снизятся до 29,34 млрд м3. При этом заявленный проектный максимум производства газа на Шах-Денизе – 25 млрд м3.

Новые проекты ГНКАР "в режиме экономии средств" отложены. Добыча на старых месторождениях падает. И хорошо, если к 2026 году не провалится ниже 3 млрд м3 в год. Ежегодная добыча попутного газа на АЧГ к этому сроку составит лишь 1-1,5 млрд м3. В итоге получаем суммарный объём – около 30 млрд м3. При этом для внутреннего потребления необходимо свыше 16 млрд м3 в год.

Мощности Южного газового коридора, как утверждают в Брюсселе, к 2026 году будут расширены до 31 млрд м3.Таким образом, для обеспечения собственного и европейского спроса Азербайджану к 2026 году необходимо добывать около 47 млрд м3 газа. Чем восполнить грядущий дефицит в 17 млрд м3?

Добыча газа на Шах-Денизе по проекту "Фаза-3", требующая на его реализацию свыше 12 млрд долларов, может начаться только после 2025 года. Однако этот газ не восполнит ни падающую добычу, ни сокращающиеся доходы. Произведённые на этой фазе объёмы лишь стабилизируют (на уровне 25 млрд м3) добычу газа в рамках всего проекта Шах-Дениз. На иранский газ рассчитывать также не приходится. У Тегерана иные ориентиры: он намерен начать производство и экспорт сжиженного газа.

Из всего этого следует неутешительный для Азербайджана и стран Южной Европы вывод: ЮГК грозит судьба нефтепровода "Баку – Тбилиси – Джейхан", который имея проектную мощность в 60 млн тонн, загружен менее чем наполовину. Низкие котировки и истощение запасов станут шоковой терапией с драматическим падением уровня жизни населения для плотно сидящей на нефтяной игле экономики Азербайджана.

Конец эры большой нефти при отсутствии альтернативных источников экономического дохода, которые были бы сопоставимы с нынешними доходами от экспорта углеводородов, крайне негативно отразится на положении в стране. Яркий пример – Венесуэла, чьё правительство игнорировало развитие несырьевых отраслей, и теперь население пожинает горькие плоды: превышающую 700% инфляцию, обвал национальной валюты, дефицит товаров первой необходимости.

Проблема "конца нефти" актуальна и для нефтедобывающего Казахстана, в котором складывается ситуация аналогичная азербайджанской: падение объёмов добычи углеводородов, проблемы с наполнением бюджета, снижение уровня жизни и на фоне этого реализация амбициозных проектов. Отсюда следует жизненная необходимость диверсификации экономики, её независимость от капризов нефтяного рынка. Безусловно, это требует колоссальных финансовых ресурсов, которых сегодня нет ни у Азербайджана, ни у Казахстана. Но пока ещё есть главное – люди и время. Правда, последнего не так уж много.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Нефть: сокращение оптимизма? - Informburo.kz

Совокупность различных факторов препятствует поднятию котировок выше 60 долларов. Как показывает практика, на цену нефти слабо влияют спрос и предложение, значительно сильнее – множество экономических и политических факторов, спекулятивный интерес крупнейших трейдеров. И текущее состояние нефтяных котировок, когда в ноябре был зафиксирован рекордный уровень добычи нефти, наглядный тому пример.

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), в этот месяц мировые поставки нефти выросли до рекордных 98,2 млн баррелей в сутки. При этом, компенсируя эффект от планируемого производственного сокращения, уровень добычи в странах ОПЕК превысил официальную оценку картеля на 500 000 баррелей и подскочил до исторического максимума в 34,2 млн баррелей в сутки. Получается, что картелю надо сокращать уже не 1,2 млн, а 1,7 млн баррелей.

Однако, несмотря на то что соглашение ещё не вступило в силу, цена барреля сорта Brent взлетела на 6%, до отметки почти 58 долларов, но не удержавшись на достигнутом уровне, вскоре пошла вниз, и сегодня баррель торгуется около 54 долларов. Как видим, одни только новости о достижении соглашений по сокращению добычи вызывают рост нефтяных котировок и бюджеты стран-нефтеэкспортёров получают очередной приток дополнительной нефтяной выручки.

Безусловно, в мировом масштабе обещанное сокращение добычи выглядит довольно скромно и сложившаяся коалиция нефтедобывающих стран не имеет долгосрочной перспективы. Тем более что ряд стран освобождён от этой договорённости и будет продолжать наращивать свою добычу. В частности, Ливия и Нигерия не приняли никаких обязательств по сокращению добычи. Почти на треть (до 2,1 млн баррелей в день) выросла в октябре добыча жидких углеводородов на норвежских месторождениях.

В 2017 году крупнейший производитель нефти в Канаде – компания Canadian Natural Resources намерена увеличить добычу нефти на 6-8%. Вырастет (на 148 000 баррелей в день до 2,6 млн баррелей) добыча в Бразилии. В Wall Street Journal появилась статья, в которой сообщается, что Ирак намерен нарушить достигнутые договорённости: в январе госкомпания SOMO планирует увеличить поставки своей нефти в сравнении с октябрьскими уровнями на 7% (до 3,53 млн баррелей в день).

Дополнительный негатив, оказывающий давление на стоимость нефти, пришёл из США, где недельные данные по запасам показали прирост и принято решение о повышении процентных ставок ФРС. Поскольку нефть торгуется в американской валюте, то повышение ставок ФРС означает удешевление цены на нефть в долларах. В следующем году обещают неоднократное повышение ставок ФРС. Активно увеличивая число нефтяных буровых установок (с 316 вышек в мае до 498 по состоянию на 9 декабря), в США наращивают объёмы добычи сланцевые компании, которые будут занимать освобождающуюся долю рынка.

Котировки в 60 долларов за баррель – подарок для отощавших бюджетов стран-нефтеэкспортёров. Но достижение этого показателя вовсе не гарантировано. Согласно прогнозу инвестиционного банка Goldman Sachs, в среднесрочной перспективе цен на нефть выше 55 долларов за баррель ждать не стоит: при достижении такой цены в 2017 году сланцевые нефтедобытчики США готовы выбрасывать на рынок около 800 000 баррелей в сутки.

Для контроля достигнутых договорённостей создан мониторинговый комитет в составе трёх стран ОПЕК (Алжир, Венесуэла и Кувейт) и двух внекартельных (Оман и Россия) стран. Тем не менее по большей части сделке придётся опираться на самодисциплину участников. Однако репутация картеля как постоянного нарушителя собственных обязательств по квотам и уязвимость некоторых условий заключённого соглашения не внушают особого оптимизма.

Становится ясно, что для достижения целевого уровня добычи ОПЕК в 32,5 млн баррелей в день картелю потребуется уменьшить добычу намного больше, чем на согласованные объёмы. Напомним, что ОПЕК заявила о планах с 1 января 2017 года сократить своё производство нефти на 1,2 млн баррелей в сутки. Суммарный объём сокращения вне ОПЕК составит 558 000 баррелей. Россия обязалась сократить производство на 300 000 баррелей в день (до уровня в 10,947 тыс. баррелей в сутки). Остальные объёмы будут сокращены другими десятью странами. Так, Мексика будет добывать меньше на 100 000 баррелей, Азербайджан на 30 000, Малайзия – на 20 000 баррелей, Экваториальная Гвинея – на 12 000, Бахрейн – на 10 000, Южный Судан – 8000, Бруней и Судан – по 4000 баррелей в сутки. Общее сокращение добычи нефти теоретически составит 1,7-1,8 млн баррелей в сутки. Принимавшая участие в переговорах Боливия отказалась от сокращения.

Что касается Казахстана, то руководство страны заявило о готовности сократить ежесуточную добычу с ноябрьских показателей в 1,7 млн баррелей на 20 000 баррелей. Однако такое сокращение добычи вряд ли нанесёт ущерб отечественному нефтяному экспорту: его можно сохранить на прежнем уровне или даже увеличить за счёт уменьшения объёмов внутренней переработки. Тем более что, как и ожидалось, сокращение добычи нефти не затронет крупные (Карачаганак, Кашаган, Тенгиз) проекты.

Пересматривать планы для достижения необходимого уровня придётся на месторождениях с естественным падением добычи в Актюбинской и Кызылординской областях. Переносится на второе полугодие запланированное увеличение добычи на месторождениях в Западно-Казахстанской области. Таким образом, можно согласиться с министром энергетики Канатом Бозумбаевым, что суточное сокращение добычи нефти на 20 тыс. баррелей является "символическим", но даёт "сигнал для рынка, что Казахстан вместе с другими странами ОПЕК поддерживает ограничение добычи".

Между тем за 10 месяцев текущего года в республике добыто 53,7 млн тонн нефти и 10,1 млн тонн конденсата, что составляет, соответственно, 97,5% и 95,6% от аналогичного периода 2015 года. В середине ноября Минэнерго Казахстана сообщило, что в 2017 году планируется добыть около 80 млн тонн нефти против запланированных на текущий год 75,5 млн тонн. А как же предстоящая в следующем году пролонгация соглашения о сокращении добычи?

В дальнейшем только на Кашагане добычу нефти планируется увеличить до 13 млн тонн. При этом, по словам главы энергетического ведомства, предполагается, что "к 2020 году переработка в объёме 15,8 млн тонн нефти будет достаточной для потребностей внутреннего рынка ГСМ". Но буквально ещё вчера нас уверяли, что прошедшие модернизацию НПЗ будут перерабатывать 18,5 млн тонн сырья. Опять всё на экспорт? Как видим, все заявления властей начать жить без нефтяной халявы остаются не более чем декларациями.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Нефти предписали заморозку. Что дальше?

На нефтяном рынке слишком много игроков, а максимальные доли – в 10% –только у России, Саудовской Аравии и США.

30 ноября страны-члены ОПЕК, впервые за восемь лет, сумели согласовать объёмы сокращения нефтедобычи. Соглашение, предусматривающее снижение суточной добычи нефти на 1,2 млн баррелей в сутки до оговорённого в Алжире уровня – 32,5 млн баррелей, – должно вступить в силу 1 января 2017 года.

При этом лидер картеля – взвалившая на себя основное бремя снижения добычи Саудовская Аравия – сократит ежесуточное производство до 10,06 млн баррелей (на 486 000 баррелей). Более того, Эр-Рияд пошёл на компромисс со своим заклятым оппонентом Ираном, согласившись на сохранение им практически досанкционного уровня добычи. Другие члены картеля также должны снизить производство, за исключением Ливии и Нигерии, где добыча находится на низком уровне.

Тем не менее итоги начавшегося в феврале согласованием позиций России и трёх стран ОПЕК (Саудовской Аравии, Катара и Венесуэлы) по заморозке объёмов нефтедобычи и завершившегося ноябрьским саммитом ОПЕК нефтяного шоу не впечатляют: гора родила мышь.

Безусловно, достигнутое ОПЕК соглашение окажет стабилизирующее влияние на цены, но мало что изменит на нефтяном рынке. За счёт скачка цен поставщики нефти в очередной раз получат дополнительную прибыль. И это понятно. Рынок нефти среди мировых товарных рынков самый спекулятивный. Цены на нём определяются не столько балансом спроса и предложения, сколько интерпретациями статистики, политических событий и заявлений, слухами о договорённостях. При этом по ряду стран ОПЕК (Ираку, Алжиру, Нигерии, Ливии) нет точной статистики. В итоге Bloomberg в ноябре показывает добычу картеля в 34,02 млн баррелей, тогда как Международное энергетическое агентство (IEA) – в 34,28 млн баррелей.

Ограничение объёма ежесуточной добычи до 32,5 млн баррелей выглядит снижением только на фоне пиковых значений последних месяцев. Сможет ли согласованный объём снижения ликвидировать дисбаланс на рынке, если по данным самого ОПЕК превышение предложения над спросом в октябре составляло 2,51 млн баррелей? Конечно, нет.

Начавшийся в преддверии саммита рост стоимости барреля после принятия решения о сокращении нефтедобычи преодолел 54-долларовый рубеж, но ожидать, что он там задержится, не стоит. Поскольку влияние ОПЕК носит ограниченный характер, то этот тренд не будет длительным, баррель откатится назад, и существенных ценовых изменений на биржах не произойдёт.

По словам президента ОПЕК, министра энергетики и промышленности Катара Мохаммеда бен Салеха ас-Сада сокращение добычи странами картеля возможно, если другие производители нефти, не входящие в ОПЕК, снизят совокупное производство нефти на 600 000 баррелей в сутки. При этом Россия собирается снизить добычу на 300 000 баррелей в день (15 млн тонн в год), что при рекордном уровне в 11,25 млн баррелей не несёт ей серьёзных проблем и даже может способствовать вытаскиванию вверх привязанной к нефтяным котировкам цены на газ. У неё (как и у Саудовской Аравии), полагают многие аналитики, достигнут некоторый максимальный уровень добычи, и потенциал роста исчерпан. Обе страны пытаются, таким образом, показать, что подошли к этому не естественным путём, а потому, что приняли такое политическое решение.

ОПЕК рассчитывает привлечь к сокращению производства также Мексику, Боливию, Оман, Азербайджан, Казахстан, другие не входящие в картель страны. Переговоры с ними ОПЕК планирует провести 10 декабря. Пока сложно сказать, кто из них пойдёт навстречу картелю. Например, Норвегия не собирается сокращать добычу.

Казахстан, несмотря на заявление о поддержке усилий по заморозке объёмов нефтедобычи, вряд ли реально сможет это сделать. Разрабатывающие основные месторождения – Тенгиз, Карачаганак и Кашаган – компании имеют иностранных инвесторов и работают по соглашениям о разделе продукции, в которых подобное сокращение не предусмотрено. Формально указание о снижении производства власти могут дать только "КазМунайГазу", но у него по объективным причинам и так происходит падение объёмов добычи.

За решением должно последовать реальное сокращение добычи. Однако (несмотря на создание специального комитета, который будет контролировать исполнение договорённостей) есть большие сомнения в том, что соглашение будет полностью соблюдаться: нет ограничений на прирост экспорта, вне рамок осталась и добыча конденсата. Тем более что вследствие слабой дисциплины в картеле установленные в нём квоты долгие годы были лишь формальностью и неоднократно нарушались. Так, за последние 16 лет страны ОПЕК лишь 5 месяцев добывали нефть в предусмотренных квотами объёмах. Нет и гарантии, что по истечении действия договорённости члены ОПЕК придут к консенсусу по её продлению.

Таким образом, договорённость ОПЕК не сможет убрать избыток предложения сырья на рынке, но может привести к постепенному снижению запасов нефти в течение следующего года, если действие договорённости будет продлено, установленные квоты будут соблюдаться и к сделке присоединятся страны-экспортёры, не являющиеся членами картеля. Ждать, что среднегодовая цена барреля превысит 60 долларов, не приходится.

В среднесрочной перспективе ситуация во многом зависит от способности США увеличить добычу и вызвать дисбаланс на рынке. Рост цены барреля спровоцирует возобновление добычи сланцевой нефти в США, где избранный президентом Дональд Трамп обещает льготы для нефтяников и снятие ограничений на бурение. В случае, если сланцевая нефть бурным потоком вновь потечёт на рынок, с лихвой компенсируя урезанные было объёмы, то те, кто сократил добычу, просто потеряют свою долю рынка.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Заморозка цен на нефть пока отменяется. Ждём июня

Целью встречи было согласование объёмов добычи нефти для сокращения избытка её предложения на мировом рынке. По её результатам какого-либо юридически обязывающего документа так и не появилось. Представители стран-производителей пришли к выводу, что им необходимо больше времени для принятия решения о "заморозке" добычи, заявил на пресс-конференции по итогам встречи министр энергетики Катара Мухаммед бен Салех ас-Сада. Следующая встреча стран ОПЕК, по словам министра, пройдёт в июне.

По данным Управления по энергетической информации США (EIA), до 2025 года страны ОПЕК планируют добычу до +2 млн баррелей в день от уровня текущей добычи. Новые же игроки могут нарастить объёмы от 10 до 15 млн баррелей в день. Поэтому проблему переизбытка нефти в мире только силами одного ОПЕК не решить, к соглашению должны присоединиться другие крупные игроки.

Картель ОПЕК был создан в 1960 году, его основная задача – стабилизация мировых цен на нефть путём квотирования: каждой стране выделяется определённый объем сырья, который она должна добыть. Сила любой организации заключается в выполнении её членами совместно принятых решений, но в последние 1,5-2 года в ОПЕК этот механизм перестал работать: члены картеля стали превышать установленные квоты по добыче нефти.

Рост закупок нефти у других поставщиков и дефицит спроса привели к ценовой войне внутри картеля. Даже его лидер – Саудовская Аравия в одностороннем порядке начала снижать цены на нефть без обсуждения с остальными членами. Королевство начало бороться за свою долю рынка, демпингуя, в том числе и в Европе, где вышло на рынок Польши, начав туда морские поставки сырья через Гданьск.

Тегеран, с одной стороны, говорит о готовности поддержать любую инициативу, связанную с улучшением ситуации с ценами на нефть. С другой – пытается восстановить досанкционные объёмы производства и экспорта нефти (в конце марта экспорт "чёрного золота" уже превысил 2 млн баррелей в день). Ирак придерживается позиции справедливого для всех игроков рынка снижения добычи. Однако при этом к 2020 году планирует увеличить добычу до 6 млн баррелей в день (в январе этот показатель составлял 3,9 млн).

Все 13 входящих в нефтяной картель стран – Саудовская Аравия, Венесуэла, Катар, Иран, Ирак, Кувейт, Ливия, ОАЭ, Алжир, Нигерия, Эквадор, Ангола, Индонезия – находятся в глубокой зависимости от доходов своей нефтяной промышленности. Исключением, пожалуй, является Индонезия, получающая существенные доходы от туризма, продажи леса и другого сырья. Падение цен на нефть негативно сказывается на экономике стран-членов ОПЕК.

Согласно данным МВФ, их суммарный ВВП (без Ливии) в 2015 году составил 2,85 трлн долларов, сократившись по сравнению с 2014 годом на 543 млрд долларов. Наибольший спад ВВП показали Венесуэла, Ирак и Кувейт. По итогам 2015 года уровень госдоходов в среднем по ОПЕК просел почти на треть, тогда как относительно безболезненно сократить расходы удалось лишь на 8-10%.

Кувейт объявил о сокращении социальных расходов, ОАЭ впервые с 2009 года приняли бюджет с дефицитом. Те же трудности у Алжира. На грани катастрофы при сегодняшних котировках стоит экономика Венесуэлы. Вместе с тем низкие цены на "чёрное золото" позволяют вытеснять с рынка американскую сланцевую нефть, которая и стала главным источником падения цен.

На состоявшейся 16 февраля в Дохе встрече министров Саудовской Аравии, Катара, Венесуэлы и России стороны выразили готовность сохранить в текущем году добычу нефти на уровне минувшего января. Правда, с оговоркой, что другие страны-производители нефти должны присоединиться к этой инициативе. По факту и Россия, и ОПЕК в марте увеличили суточную добычу по сравнению с февралём на 32 000 и 64 000 баррелей соответственно. Очередную встречу по согласованию объёмов нефтедобычи с расширенным (около 15 стран) составом участников планируется провести 17 апреля в столице Катара. Казахстан тоже примет участие во встрече.

Безусловно, только фундаментальными факторами происходящее на рынке нефти объяснить нельзя. Главная проблема не в отсутствии жёстких договорённостей и неясности перспектив их достижения в ближайшем будущем, а в том, что за последние десятилетия мировой нефтяной рынок претерпел глубокие структурные изменения. Высокая волатильность рынка объясняется играми спекулянтов.

Даже если в июне странам ОПЕК удастся договориться, это вряд ли даст им инструмент долгосрочного контроля за ценами. Нефтяной картель упустил момент, когда инициатива в области ценообразования перешла от производителей к спекулянтам, превратившим нефть в глобальный товар, торгующийся фьючерсами на биржах. Сегодня цену на нефть определяет, в основном, эта "бумажная" составляющая нефтяного рынка. Фьючерсная торговля оперирует объёмами нефти, которые на 95-98% превышают реальные, и здесь имеется большой потенциал влияния на её котировки. Необходимо, чтобы рынками и ценами управляли экспортёры нефти, а не биржевые спекулянты.

Многие эксперты с пессимизмом смотрят на будущее ОПЕК, поскольку у организации осталось мало рычагов влияния, которые позволили бы ей вновь стать серьёзным регулятором мирового нефтяного рынка. Самая главная проблема ОПЕК – отсутствие согласованной экономической политики: если участники картеля не смогут решить такие проблемы как соблюдение квот и нахождение компромиссов между собой, то у него нет будущего. Ряд экспертов полагает возможным формирование нового картеля, но уже с участием России.

Безусловно, соглашение о сокращении добычи может сыграть серьёзную роль и поднять нефтяные котировки лишь в случае, если его поддержат все без исключения основные игроки на глобальном нефтяном рынке. Но и при этом резкого роста ждать не стоит. Избыток предложения на нефтяном рынке в сочетании с падающим спросом будет тянуть вниз цены на нефть. В лучшем случае в следующем году котировки восстановятся до 50 долларов за баррель.

Кроме того, поскольку сокращение объёмов добычи равными долями невозможно в силу того, что у кого-то добыча больше, а у кого-то меньше, существует угроза выполнения странами-экспортёрами соглашения только на словах, в реальности же снижения добычи не произойдёт. В связи с этим необходимо создание группы экспертов, которая бы контролировала объёмы отгружаемой в терминалы нефти.

Без ответа остаётся вопрос с третьим в мире производителем нефти – Соединёнными Штатами. Вряд ли они будут сокращать добычу. Пока у США нет никакого желания поднимать цены на нефть. Нефтяная отрасль у них не базовая, а низкие котировки обеспечивают падение стоимости бензина и рост спроса на него. Это стимулирует не только автопроизводителей, но и все остальные отрасли. Сэкономленные же на сырье деньги идут в реальный сектор экономики страны. Сковывает дальнейший рост цен на нефть и замедление экономического роста в Китае.

Как бы то ни было, переговоры будут продолжаться – другого пути у стран-производителей нефти просто нет. Как подчеркнул управляющий ОПЕК от Ирака Фалах Алямри: "Страны ОПЕК и вне ОПЕК должны действовать быстро для восстановления равновесия спроса и предложения на мировом рынке, иначе им будет нанесён ещё больший ущерб, от которого будет непросто оправиться".

Несомненно, в перспективе нефтяные котировки вырастут. Во-первых, Саудовская Аравия не может долго жить при низких ценах на нефть. Уже в следующем году ей потребуется более высокий уровень цен, иначе резервы королевства просто растают. Во-вторых, отложенные инвестиции в нефтедобычу по всему миру составляют около 200 млрд долларов только за прошедший год. Пройдёт немного времени – и мир увидит итоги этого недоинвестирования, которые выразятся в дефиците сырья на рынке и, соответственно, удорожании нефти.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Вырастут ли цены на нефть после заседания ОПЕК?

От результатов встречи зависит, вырастут ли наконец цены на нефть. Соглашение об ограничении добычи, в рамках которого 34 страны-нефтеэкспортёра (ОПЕК и 11 не входящих в картель стран) договорились сократить добычу нефти на 1,8 млн баррелей в сутки, не даёт нужных результатов, и цены на нефть никак не могут восстановиться.

По подсчётам, страны – участницы ОПЕК выполняют условия более чем на 100%, а не входящие в картель – на 95%."Несмотря на высокий уровень исполнения договорённости, мы не достигли нашей цели – снижения запасов до среднего за пять лет уровня", – объяснил Blоomberg 20 апреля саудовский министр энергетики Халед аль-Фалих. Здесь подвёл спрос, который, по оценке МЭА, в I квартале оказался ниже прогнозного примерно на 110 тыс. баррелей в сутки.

Вопрос о продлении действия соглашения будет рассматриваться 25 мая в ходе очередного заседания ОПЕК. Однако топ-менеджеры добывающих корпораций без оптимизма смотрят на возможность этого. Нефтяные котировки Brent, периодически сваливаясь до уровня 52 долларов и ниже, топчутся в диапазоне 54-57 долларов за баррель из-за значительного оживления сланцевой добычи в США.

Когда ОПЕК сократила добычу, сланцевые компании получили дополнительное финансирование на развитие отрасли и быстро расконсервировали все рентабельные месторождения.

По данным нефтесервисной компании Baker Hughes, число активных буровых установок по добыче нефти в США с минимальных 316 штук в мае прошлого года к 12 мая 2017 года выросло более чем вдвое – до 712 штук. Чем больше вышек вводят в эксплуатацию, тем существеннее растёт добыча в США, и тем больше потребуется времени для достижения баланса спроса и предложения на мировом рынке.

В апреле поставки из основных сланцевых бассейнов США выросли на 0,6 млн барр/день, а с учётом Мексики и Бразилии – почти на 1 млн барр/день, сведя на нет 60% усилий стран – участниц нефтяной сделки.

В преддверии автомобильного сезона НПЗ в США увеличили объёмы переработки сырья, и запасы бензина и дистиллятов резко выросли. НПЗ довели загрузку до 94,1% (самой высокой отметки с апреля 2001 года), но спрос не может справиться с притоком на рынок нефтепродуктов. Минэнерго США сообщило об увеличении запасов бензина на 3,4 млн баррелей, дизельного топлива на 2,7 млн баррелей.

"Если автомобильный сезон не спасёт рынок нефти этим летом, то в ближайшей перспективе нас ждёт очередное падение цен на нефть", – предупредили энергетики.

Подписанный президентом США Дональдом Трампом указ, снимающий запрет на геологоразведку и добычу на нефтегазоносных участках арктического шельфа, увеличивает риски падения цен.

Всё это оказывает давление на стоимость нефти и затрудняет процесс достижения на рынке баланса спроса-предложения. Согласно проведённому Bloomberg опросу экономистов и аналитиков, по итогам 2017 года средняя цена барреля нефти марки Brent составит 57,04 доллара по сравнению с мартовским прогнозом на уровне 57,25 доллара. Всемирный банк сохраняет прогноз по ценам на нефть в этот и следующий годы на уровне 55 и 60 долларов за баррель.

В ходе идущих сейчас обсуждений возможности продления соглашения ключевые члены картеля высказываются «за». Впрочем, здесь ничего нельзя предсказать, поскольку многие участники ОПЕК любят торговаться и всегда готовы преподнести сюрпризы.

Безусловно, будут проблемы с Ираком и рядом других стран, которые могут вновь попытаться добиться для себя исключений. Непонятна ситуация с Венесуэлой, где проходят акции протеста с ожесточёнными столкновениями на улицах.

Россия озвучила свою позицию по данному вопросу после того как глава энергетического ведомства Александр Новак провёл консультации с представителями крупнейших нефтяных компаний. И вот на днях министры энергетики России и Саудовской Аравии поддержали продление глобального нефтяного пакта до апреля следующего года. При этом было отмечено, что такое длительное соглашение необходимо для снижения уровня мировых запасов сырья до желаемого уровня.

Согласно данным агентства Bloomberg, при продлении сделки до декабря запасы сокращались бы темпами в 722 тыс. баррелей в сутки, а общее сокращение составило бы около 120 млн баррелей, что меньше половины существующего профицита.

В январе ОПЕК ожидала роста добычи в США и других внекартельных странах всего на 100 тыс. барр/сутки, но через 4 месяца прогноз был увеличен в 9,5 раза! Поэтому для достижения цели по сокращению запасов продление соглашения должно быть не только более длительным, но и более глубоким. Однако о каких объёмах сокращения нефтедобычи будут договариваться участники, пока неясно.

Последнее снижение цен на нефть было напрямую связано с отказом России немедленно поддержать пролонгацию ноябрьских договорённостей. Сокращать объёмы добычи нефти в первом полугодии ей было несложно. Россия и без соглашения с ОПЕК сократила бы добычу.

Дело в том, что у российских нефтяников традиционно в первом полугодии на месторождениях проводятся профилактические работы и идёт сезонный спад добычи, а во втором – вводятся новые проекты, скважины, и придётся очень ощутимо сократить объём добываемой нефти. Так, "Роснефть" должна осуществить запуск Юрубчено-Тохомского месторождения в Восточной Сибири, "Лукойл" планирует увеличить добычу на новых скважинах запущенного летом прошлого года месторождении имени Филановского в Каспийском море.

"Газпромнефть" в этом году ожидает прироста добычи в 7,8%. Минэнерго прогнозирует средний уровень добычи на 2 полугодие 2017 года в размере 11,02 млн баррелей в сутки, что на 75 тыс. баррелей выше, чем действующее ограничение в рамках договорённости с ОПЕК. В итоге Россия в этом году планировала выйти на рекордный уровень добычи в 549 млн тонн. Сделка с ОПЕК означает отказ от этих планов.

Причём, пишет Bloomberg, чтобы сделка сработала и 300 млн баррелей накопленных в хранилищах за 2014-15 годы избыточных запасов были распроданы, её нужно продлевать не на полгода, а на год: до конца первой половины 2018 года. Безусловно, с сокращением добычи нефти глобальный профицит будет сокращаться, но приведёт ли это к росту цен? Ответа пока нет.

Можно с уверенностью предположить, что если сокращение добычи не будет продлено, то баланс между спросом и предложением вновь быстро расшатается.

Предложение начнёт сильно превышать спрос, ещё более усугубив перенасыщение рынка. Это разрушительно отразится на нефтяных котировках. Падение цен ударит по стабильности российской экономики, и поэтому у России есть основания поддержать пролонгацию соглашения.

На какие объёмы решатся ограничить свою добычу Россия и другие нефтеэкспортёры, увидим на заседании ОПЕК 25 мая.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

informburo.kz

Сланцевая нефть США сдерживает рост цен на углеводороды

Прошло более двух месяцев после принятия ОПЕК и ещё 11 странами-экспортёрами соглашений о сокращении объёмов нефтедобычи, и можно подвести некоторые итоги. Тем более что многие специалисты, в том числе и министр энергетики Саудовской Аравии Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех, полагают, что эти соглашения вряд ли будут продлены на второе полугодие.

Следует отметить, что даже полное выполнение соглашений не избавит рынок от накопленных за последнее время запасов сырья, которые и к 2018 году могут остаться значительными. Фактором риска для нефтяного рынка остаётся добыча сырья в не участвующих ни в каких подобных договорах США, которые являются не только лидерами по потреблению, но и третьей страной по объёмам нефтедобычи.

Американские сланцевые проекты то приостанавливаются, то возобновляются, провоцируя колебания нефтяных котировок. Максимальные объёмы ежесуточной добычи сланцевой нефти составляли 4,5 млн баррелей, суммарное снижение её производства –1,15 млн баррелей. В настоящее время, при ценах на нефть около 55 долларов за баррель, всё больше сланцевых проектов в США становятся безубыточными.

Летом прошлого года аналитики Goldman Sachs ожидали, что с IV квартала 2016 года по конец 2017 года ежесуточная добыча нефти вырастет на 600-700 тысяч баррелей и не сможет компенсировать объёмы падения. Однако уже к началу текущего года американская добыча отыграла около четверти своего падения –300 000 баррелей в сутки. Если сланцевые компании продолжат также быстро наращивать производство, то это можно оценивать как проигрыш ОПЕК в среднесрочной перспективе.

Безусловно, сланцевые компании ослаблены недоинвестированием отрасли, вызванным падением нефтяных цен, но низкие геологические риски сланцевых проектов, происшедшее в последние годы резкое снижение затрат и повышение эффективности бурения облегчают доступ к финансированию. Многие производители сланцевой нефти в США, от мелких до сравнительно крупных, выходят сегодня на американский фондовый рынок, привлекая новый капитал.

По данным аналитического агентства Raymond James, в 2017 году разрабатывающие сланцевые формации американские компании увеличат капитальные расходы на 30%. Увеличение заимствований стало возможным благодаря росту цены нефти, повышение которой на 45% увеличило стоимость запасов компаний. Это означает, что американская сланцевая промышленность "встаёт с колен".

Конечно, всё ещё существующий дефицит инвестиционных ресурсов в дополнительные объёмы добычи ограничивает темпы роста. Однако здесь следует учитывать ряд факторов. Во-первых, так называемые DUC (drilled but uncompleted, пробурённые, но не законченные гидроразрывом) скважины. Таких, способных поддержать сланцевую добычу скважин, насчитывается около 4000.

Во-вторых, отмена Дональдом Трампом указов Барака Обамы, запрещавших строительство нефтепроводов Keystone XL (из канадской провинции Альберта) и Dacota Access (из Северной Дакоты) мощностью около 800 000 баррелей в сутки каждый, которые доставят сырьё к находящимся на побережье Мексиканского залива НПЗ. В частности, Dacota Access, который должен заработать во II квартале 2017 года, позволит отказаться от железнодорожной перевозки нефти и, снизив транспортные издержки, активизировать добычу на месторождении Bakken.

Нефтесервисная компания Baker Hughes отмечает заметную активизацию буровой активности.

Количество работающих нефтяных буровых установок в США выросло с минимальных 316 штук в мае прошлого года до 522 на 13 января и 597 на 17 февраля текущего года. Последнее значение является самым высоким с октября 2015 года. Эти данные усиливают ожидание увеличения нефтедобычи в США. По некоторым оценкам, уже в этом году может произойти серьёзный прирост производства, и в мае американские компании смогут предложить рынку около 9,2 млн баррелей в день. Это покроет треть образовавшегося дефицита, затруднит процесс достижения баланса спроса-предложения на рынке и окажет давление на стоимость нефти.

Международное энергетическое агентство (МЭА) в своём обзоре прогнозирует, что если в текущем году среднесуточный уровень добычи в США возрастёт с прошлогодних 8,9 млн баррелей до 9 млн баррелей, то в 2018 году достигнет 9,53 млн баррелей.

По данным EIA, в 2016 году среднесуточный экспорт нефти США составил 527 000 баррелей в сутки. Но если президент Трамп ослабит ограничения на бурение, то эти объёмы в 2017 году могут достигнуть 800 000 баррелей в сутки, что превысит декабрьский уровень суммарной добычи четырёх стран ОПЕК – Ливии, Катара, Эквадора и Габона.

Тем не менее, насколько значительным может оказаться прирост добычи сланцевой нефти, пока остаётся неясным. Неопределённость усиливается планами Федеральной резервной системы (ФРС) и Центробанка США повышать ключевую процентную ставку. С одной стороны, это укрепляет доллар и ведёт к падению цен на сырьевые товары, с другой, наоборот, играет в пользу их роста. Дело в том, что рост ставок, удорожая кредитование, ограничивает инвестиционную активность компаний. Особенно критично это для сланцевых компаний, и так обременённых большими долговыми обязательствами.

Давление на рынок окажет и ещё ряд факторов. В частности, распродажа запасов стратегического резерва США (Strategic Petroleum Reserve, SPR). На продажу пойдёт высокосернистая тяжёлая нефть из трёх хранилищ – Bryan Mound и Big Hill в Техасе и West Hackberry в Луизиане. Объём реализации в текущем году составит восемь млн баррелей, в 2018 году вырастет до 25 млн баррелей. Максимальный объём продаж – по 35 млн баррелей в год – запланирован на 2024-2025 годы. Всего до 2025 года США намерены продать 190 млн баррелей стратегической нефти (треть всех накопленных резервов).

Рост предложения на рынке американской нефти способен серьёзно ограничить потенциал общего роста цен на нефть в 2017 году. Сценарий ОПЕК с её сокращением объёмов добычи уже заложен в котировки и новые шаги в этом направлении не вызовут былой эйфории. Более того, растущая активность американских поставщиков укрепляет сомнения во влиянии картеля на мировой рынок.

Достигшие в начале января полуторагодового максимума в 58,2 доллара за баррель нефтяные котировки больше не растут, а топчутся на месте в диапазоне 54-57 долларов. Эксперты Bloomberg связывают изменение тренда с резким увеличением числа работающих в Северной Америке буровых установок. Они полагают, что увеличение добычи нефти в этом регионе компенсирует сокращение добычи в рамках соглашения между ОПЕК и рядом не входящих в картель стран. Таким образом, участники рынка, похоже, больше реагируют на ситуацию с добычей в США, чем на иные факторы.

Объявление Дональдом Трампом дальнейших конкретных мер по поддержке нефтегазовой отрасли приведёт к ещё более резкому росту объёмов добычи в США. Таким образом, именно объёмы добычи сланцевой нефти в США в ближайшее время станут основным балансиром на мировом рынке углеводородов. Стабилизация или сокращение добычи начнёт провоцировать рост нефтяных котировок, увеличения добычи – падение. Стоимость барреля скорее дойдёт до 50, чем до 60 долларов, полагают аналитики датского Saxo Bank.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Рынок нефти: дна не видно

Цены на нефть падают уже на протяжении полутора лет. Слабые предновогодние надежды на их восстановление в этом году хотя бы до 50 долларов развеялись. Цена барреля нефти, которую мы сегодня имеем – около 34 долларов – лишь частично отражает её реальную стоимость. Причин падения цен на нефть называется множество, но фундаментальным фактором, оказывающим давление на нефтяные котировки, остаётся серьёзное превышение предложения над спросом. Остальные факторы – интегрированный результат политических событий, прогнозов, обещаний и реакции трейдеров на них – крайне субъективны и потому нестабильны. Соответственно, поднять цену на нефть помог бы уход с рынка излишка предложения.

Однако в ближнесрочной перспективе вряд ли можно рассчитывать на поступательное снижение объёмов добычи нефти и сокращение её предложения на рынке. Так, в 2015 году рост добычи в Ираке (на 17%), Саудовской Аравии (4,3%), ОАЭ (4,1%) и Иране (1,4%) компенсировал её снижение в остальных странах ОПЕК. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), в текущем году можно ожидать снижение нефтяного экспорта Ирака (на 300 000 барр/сутки), России (на 460 000 барр/сутки) и США (на 500 000 барр/сутки), что в сумме составит менее 1,3 млн барр/сутки. Но это капли в море по сравнению с Саудовской Аравией, возможности которой по наращиванию объёмов экспорта (даже в условиях ценового прессинга) оцениваются в 1,5 млн барр/сутки, не говоря уж об Иране, намеревающемся поднять экспорт до 2 млн барр/сутки.

По мнению ряда отраслевых экспертов, началу восходящей коррекции нефтяных котировок будет предшествовать их проседание до уровня от 25 до 15 долларов за баррель. При сложившихся обстоятельствах для разворота ценового тренда в сторону роста необходимо принятие странами ОПЕК решения о серьёзном сокращении объёмов добычи.

Однако на это пока надеяться не приходится. В настоящее время ведутся переговоры лишь о возможности "заморозки" добычи нефти в мире. Так, на состоявшейся 16 февраля в столице Катара встрече министров Саудовской Аравии, Катара, Венесуэлы, входящих в ОПЕК, и России стороны изъявили готовность сохранить в среднем в 2016 году добычу нефти на уровне января текущего года. Но, во-первых, с оговоркой, что другие страны-производители нефти должны присоединиться к этой инициативе. Во-вторых, по данным МЭА, уровень добычи нефти в январе стал максимальным как для России (10,9 млн барр/сутки), так и для Саудовской Аравии (10,17 млн барр/сутки).

Вместе с тем, по словам министра нефти и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Али бен Ибрагима аль-Нуайми, королевство пока не пойдёт на сокращение объёмов добычи нефти, так как не верит, что её примеру последует достаточное количество нефтедобывающих государств.

Министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане заявил, что Иран поддержит любую инициативу, связанную с улучшением ситуации с ценами на нефть. Правда, при этом Иран намерен восстановить утерянную за годы санкций долю рынка. Ирак придерживается позиции о справедливом для всех игроков рынка снижении добычи. Объёмы производства и экспорта в Ираке могут продолжить расти: к 2020 году страна планирует увеличить добычу до 6 млн баррелей в день. В январе этот показатель составил 3,9 млн баррелей.

Таким образом, заморозка объёмов добычи нефти на уровне января не только не решает проблемы её переизбытка на рынке, но и кажется маловероятной. Особенно учитывая, что Иран вряд ли согласится на какую-то существенную корректировку своих планов по наращиванию добычи, а без участия Ирана эти договорённости теряют всякий смысл. Казахстану присоединяться к соглашению о "заморозке" добычи нефти бессмысленно в связи со значительным – с 81,8 млн тонн в 2013 году до 79,46 млн тонн в 2015 году и возможным до 74 млн тонн в текущем году – падением объёмов извлекаемой в стране нефти.

Ситуация на нефтяном рынке в настоящее время более сложная, чем когда-либо прежде. И если в 2017 или 2018 году цены пойдут вверх, то сразу нарастят добычу американские сланцевые компании. Генеральный секретарь ОПЕК Абдалла аль-Бадри полагает, что активная добыча в США энергоресурсов методом гидроразрыва пласта (фрекинга) помешает стоимости нефти вырасти выше уровня 60 долларов за баррель.

Высока вероятность того, что реальные общие объёмы предложения нефти в текущем году могут превысить предполагаемые 96,9 млн барр/сутки, а реальный спрос окажется ниже ожидаемого уровня в 95,8 млн барр/сутки. Для сравнения: по данным МЭА, в 2015 году мировое производство нефти, включая газовый конденсат, составляло 96,4 млн баррелей в день при спросе в 94,4 млн.

Ожидаемый в 2016 году прирост спроса на нефть со стороны Китая (с 11,3 до 11,6 млн барр/сутки) и других стран Юго-Восточной Азии (с 12,5 до 13 млн барр/сутки) не только остаётся весьма скромным, но и не гарантированным. Иными словами, нефть может дешеветь и дальше, так что достигнутые в январе текущего года минимумы (28-27 долл/барр) вряд ли останутся предельными.

Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings ухудшило прогноз по ценам на нефть в 2016 году. Из-за перепроизводства странами ОПЕК и снижения прогноза по росту мировой экономики, отмечается в докладе агентства, средние цены на нефть марок Brent и WTI в 2016 году составят 35 долларов за баррель, а не 45, как предполагалось ранее.

Пересмотрел свои прогнозы в сторону понижения и американский банк Morgan Stanley. Теперь в банке ожидают, что стоимость барреля в I квартале составит 31 доллар, во II и III кварталах – 30 долларов и 29 долларов в IV квартале. Ранее аналитики банка полагали, что после постепенного подорожания баррель нефти подскочит в октябре-декабре до 59 долларов.

Изменила свои экономические прогнозы и Еврокомиссия. Средняя стоимость барреля нефти сорта Brent в текущем году снижена почти на 34% – до 35,8 доллара вместо 54,2 доллара ранее. Более пессимистичным стал и прогноз на 2017 год – с 58,8 доллара он сократился до 42,5 доллара за баррель. Аналитики такие изменения объясняют тем, что "спрос оказался слабее, чем ожидалось, и предложение, превосходящее прогнозы, вместе с растущими запасами и активным хеджированием откладывают восстановление рынка нефти и замедляют повышение цен".

Баланс спроса и предложения может начать восстановление лишь в 2017 году, но и тогда большие запасы сырья будут ограничивать рост цен. Наземных складов нефти уже не хватает, и многие ведущие добывающие компании превратили танкеры в "плавающие хранилища". Мировая экономика не будет расти быстро, поэтому период низких цен на нефть может затянуться ещё на 3-5 лет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz