Мировая Политика и Ресурсы. Шок 2011 доллар нефть акции


Нефтяной шок 2011 - 07 март 2011

Цена на нефть угрожает взрывом мировой экономики; на Ближнем Востоке искр больше всего. Эмбарго на арабскую нефть в 1973, иранская революция 1978-79, вторжение Саддама Хусейна в Кувейт в 1990, и болезненные напоминания о взрывоопасной смеси в области геополитики и геологии могут нанести серьезный ущерб. А протесты в Саудовской Аравии так и вовсе могут ввергнуть мир в новый нефтяной шок?

Есть все основания для беспокойства. Ближний Восток и Северная Африка производят более трети всей мировой нефти. Опыт потрясений в Ливии показывает, что революция может быстро нарушить поставки нефти. Иностранные рабочие уезжают из страны, и это также влияет на общую обстановку. Распространение беспорядков по стране грозит значительно более тяжелыми последствиями, чем мы имеем сейчас. Реакция же рынков была более чем скромной. Цена на сырую нефть марки Brent подскочила на 15% на фоне вспышки насилия в Ливии, достигнув $120 за баррель 24 февраля. Однако обещание Саудовской Аравии покрыть дефицит опустило цену. Она составила $116 по состоянию на 2 марта, что на 20% выше, чем в начале года, но существенно ниже, чем во время пиков 2008 года.

Существует несколько больших рисков: во-первых, серьезные нарушения поставок, или даже опасения, что это может случиться, что может серьезно повысить цену на нефть. Во-вторых, дорогая нефть может подстегнуть инфляцию, что приведет к монетарному ужесточению, и удару по восстановлению. Проверено временем: 10% рост цен на нефть сокращает на четверть процентного пункта глобального роста. Наибольший риск для развитого мира – это пассивность. Более дорогая нефть будет подливать масло в огонь инфляции, особенно это скажется на ценах на продукты питания, на которые по-прежнему приходится большая часть расходов в развивающихся странах, например, Китае, Бразилии и Китае.

Переведено новостным порталом о форекс FxTeam.ru

The 2011 oil shock, Economist, Mar 3

www.fxteam.ru

Нас ждет нефтяной шок | InvestFuture

Если бы День независимости олицетворял собой, в том числе и независимость США от иностранной нефти путём создания возобновляемых источников энергии, мы бы сейчас не били тревогу о потенциально разрушительном кризисе, который грозит нам к концу десятилетия.

Но ситуация совершенно иная.

Да, согласно последнему предупреждению Криса Мартенсона из блога «Пик процветания», нефтяной шок маячит нам уже из 2018 года. Но он коснётся не только нефтяного рынка. По его мнению, воздействие этого очень болезненного всплеска будет серьезным и продолжительным.

«В период с 2018 по 2020 год будет крайне болезненный дефицит поставок нефти», – объясняет Мартенсон. «Это будет очень разрушительно для перекредитованной мировой финансовой системы, учитывая то, как она обременена рекордными долгами, в том числе ничем необеспеченными, а также огромными расходами по их обслуживанию».

Мартенсон сказал, что есть способ избежать этого, но только в том случае, если мировая экономика рухнет первой, тем самым снизив спрос, в том числе и на сырьё. Но это не совсем подходящая альтернатива, чтобы не волноваться…

Короче говоря, он считает, что скачок цен на нефть «будет последней каплей для мировой экономики, уже задушенной самым высоким уровнем задолженности за всю свою историю».

Одним из главных факторов его концепции «Судного дня» мировой экономики, как показывает приведенная ниже диаграмма, является трёхлетнее снижение инвестиций в нефтяную промышленность – чего мы никогда раньше не видели.

«Это не просто спад», – отмечает Мартенсон. «Это исторический провал».

Из-за этого открытие новых нефтяных месторождений были редкими, опустившись до рекордно низкого уровня в 2016 году, поскольку компании продолжали сокращать расходы, согласно данным Международного энергетического агентства (МЭА).

«Нефть является самым важным веществом для нашей экономики, мы ежедневно сжигаем её больше, чем когда-либо прежде, одновременно разведывая самое низкое количество новых месторождений с тех пор, как мировая экономика была в несколько раз меньше, чем сейчас», – сказал Мартенсон. «И всё это происходит, в то время как мы небывалыми темпами сокращаем наши усилия по поиску новых месторождений».

Всё это подтверждает его предсказание о возвращении к трехзначным ценам на нефть в то время, когда и без того уязвимая глобальная экономика просто не может себе этого позволить.

BTFD – это бычий гимн, боевой клич и образ жизни

Что касается фондовых рынков, – не беспокойтесь! Трейдеры просто всё ещё охвачены рыночным мышлением «BTFD» (Buy The Failed Dip, т.е. «купи неудавшийся обвал»), которое работает уже в течение многих лет (подробнее об этом ниже).

Если вы провели какое-то время в тредерских сообществах социальных сетей, в какой-то момент вам наверняка начинает нравиться гимн «BTFD!». Когда бычий рынок лихорадит, или купленная вами акция обвалилась, что вы делаете? BTFD.

«Да, выкупайте чёртов обвал!», – этот клич нынешнего фондового ралли, который, по словам Гарретта Хоффмана, звучит всё чаще в последнее время. Учёный, изучивший статистику рыночных крахов, проиллюстрировав динамику призывов BTFD следующим графиком на ресурсе StockTwits.

Как вы можете видеть, клич BTFD достиг максимума в 2014 году, прежде чем он ушёл на уровень стёба до конца 2015 года. Теперь он опять вернулся и двинулся в направлении своего предыдущего пика, так как рынок продолжает доказывать свою устойчивость, вознаграждая тех, кто готов сделать ставку на его восстановление после любых провалов.

«BTFD – это не столько стратегия», – говорит Хоффман. «BTFD – это бычий гимн, боевой клич и образ жизни».

По материалам marketwatch.com  Заглавное изображение Everett/Paramount

БКС Экспресс

investfuture.ru

Нефтяной шок 2011 года (16.03.2011)

Нефтяной шок 2011 года (16.03.2011)

Цена нефти всегда могла подрывать мировую экономику, и первую искру нередко высекал именно Ближний Восток. Эмбарго на продажу арабской сырья 1973-го, Иранская революция 1978-1979 годов и вторжения Саддама Хусейна в Кувейт в 1990-м - это все болезненные напоминания о том, как зажигательная смесь геополитики и геологии этого региона может породить хаос. Теперь, когда арабскими странами катятся протесты, не стоит ли мир на пороге очередного нефтяного шока?

Оснований для волнения немало. Ближний Восток и Северная Африка поставляют более трети мирового объема нефти. Ливийское восстание является примером того, как народная революция быстро прерывает ее экспорт. И между тем как Муаммар Каддафи держится за власть с маниакальным упорством, а страны Запада дискутируют, стоит объявлять ливийское небо зоной, запретной для полетов, добыча нефти в Джамахирии уменьшился вдвое: иностранные работники бегут страну поделили. Если беспорядки и дальше будут двигаться регионом, это грозит еще более масштабными перебоями.

Рынок отреагировал на события на редкость сдержанно. Нефть-сырец сорта Brent подорожала на 15%, когда начались жестокие столкновения в Ливии, достигнув $120 за баррель 24 февраля. Но обещания Саудовской Аравии компенсировать недостаток опустили цены. 2 марта они остановились на отметке $116, что на 20% превышает цену начала года, но значительно ниже пиковых цифры 2008-го. Большинство стран имеют оптимистичные настроения: они предполагают, что темпы роста цен на нефть в мире смогут стабилизироваться на отметке несколько десятых процента, а этого мало, как на угрозу для посткризисного восстановления экономики развитого мира.

Но такой оптимизм таит два серьезных риска. Во-первых, вследствие значительных перебоев в поставках или даже опасений, что такие будут иметь место, нефтяные цены могут взлететь вверх. Во-вторых, подорожание сырья способно подогревать инфляцию, а это уже может остановить восстановительные процессы в экономике. В таком случае многое будет зависеть от мастерства руководителей центробанков.

О запасах нефти, саудовцах и стабильности

Пока что перебои в поставках почти незаметны. Из-за беспорядков в Ливии мировая добыча нефти уменьшилась всего на 1%. В 1973 году соответствующая цифра составляла 7,5%. Кроме того, сейчас рынок черного золота имеет достаточный запас прочности. Государства создали запасы, которых в 1973-м не было вообще. Коммерческих резервов нефти сейчас значительно больше, чем тогда, когда цены подскочили до максимума 2008 года. Саудовская Аравия - своеобразный центробанк нефтяного рынка - имеет достаточный потенциал, чтобы заменить Ливию, Алжир и некоторых других мелких поставщиков. И саудовцы уже подтвердили готовность докачать сырье, которой недостает.

Хотя с перебоями серьезными справиться сложно. Добывающая промышленность чрезвычайно сложна: здесь крайне важно доставить нужный сорт нефти до нужного места в нужное время. Проблема есть и с самой Саудовской Аравией. Королевству хватает характеристик, которыми обладали страны, где вспыхнули конфликты. В частности, здесь есть своя армия разочарованной молодежи. Даже потратив $36 млрд на социальные нужды, чтобы откупиться от недовольства людей, правящий репрессивный режим теперь с глаза на глаз столкнулся с необходимостью реформирования. Любой намек на дестабилизацию еще и в этой стране посеет панику на всем нефтяном рынке.

Но даже без перебоев в поставках на цены давит другой фактор: постепенное истощение запасов. В условиях роста мировой экономики темпы роста спроса на нефть значительно превышают объемы имеющихся залежей. Поэтому любые волнения на Ближнем Востоке лишь ускоряют скачок цен, что и без того уже приближался.

Каковы будут последствия? Немного успокаивает то, что мировая экономика менее уязвима к повышению цен на нефть по сравнению с 1970-ми годами, потому что производство на планете меньше зависит от этого товара. Инфляция сейчас ниже, а вероятность того, что зарплаты подскочат вслед за ростом цен из-за подорожания черного золота, куда ниже. Итак, центробанкам не придется реагировать слишком решительно. Однако меньшая уязвимость - не эквивалент иммунитета.

Все-таки подорожание нефти будет означать перераспределение средств от потребителей к производителям. А поскольку последние склонны экономить больше, это может вылиться в спад мирового спроса. Проверенное временем правило доказывает, что вследствие десятипроцентного роста цен на нефть экономическое развитие на планете замедлится на четверть процента. Если сейчас его темпы в мировой экономике составляют 4,5%, то это означает, что цены на нефть должны превысить пик 2008 года, когда они достигали почти $150 за баррель, чтобы остановить нынешние темпы восстановления. И даже меньший их скачок подорвет рост и увеличит инфляцию.

От шока к действиям

Перед Федеральной резервной системой США стоит довольно простой выбор. Американская экономика чрезмерно уязвима из-за зависимости от нефти и относительно умеренного ее налогообложения. Но инфляция в Соединенных Штатах очень низкая, а экономика весьма инертна. Это дает Центробанку возможность не реагировать немедленно на внезапные скачки цен. В Европе, где налогообложение топлива значительно выше, удорожание сырья имеет еще меньший эффект. Однако европейские центробанки ее рост беспокоит куда больше: отсюда и опасения, что они могут принять слишком жестких мер, которые столкнут еще недостаточно окрепшую экономику Старого света обратно в рецессию.

В противоположность им заметной опасностью для развивающихся стран, является бездействие. Увеличение стоимости нефти подогревать инфляцию, особенно из-за повышения цен на продовольствие. Расходы на пищевые продукты до сих пор составляют значительную часть бюджета людей в таких странах, как Китай, Бразилия и Индия. И хотя центробанки поднимают процентные ставки, реагируют на все эти изменения они довольно медленно. Их монетарная политика и дальше нечеткая, а инфляционные ожидания усиливаются.

К сожалению, многовато правительств развивающихся стран, стремящихся замедлить инфляцию и успокоить недовольное население, субсидируя цены на продовольствие и горючее. Это не только притупляет потребительскую чувствительность, но и дорого обходится бюджетам этих государств. По этой причине может расшататься новый бюджет Индии, о котором эксперты отзывались оптимистично. Но самая серьезная опасность кроется именно в странах Ближнего Востока, где цены на продукты питания и горючее субсидируют повсеместно и политики продолжают увеличивать эту помощь, только усмирить недовольных. А такие импортеры горючего, как Египет, стоят на пороге сурового, способного обанкротить повышения цен на нефть, что заставляет увеличивать субсидирование в дальнейшем. В ответ на такую ​​перспективу следует отказаться от последнего и оказывать целевую помощь только самым бедным. Однако ни один арабский лидер, похоже, не готов проводить такие реформы уже сегодня.

В худшем случае образуется порочный круг: подорожание нефти и политическая неуверенность ,обуславливающие друг друга. И даже если удастся этого избежать, краткосрочная перспектива для мировой экономики видится рискованной, чем многие предполагают. Хотя есть и лучик надежды: может, остальной мир начнет-таки решать проблему зависимости от нефти и Ближнего Востока. Все знают, что делать: инвестировать, например, в инфраструктуру для электрического транспорта и повышать плату за выбросы углекислого газа в атмосферу. Нефтяной шок 1970-х изменил мировую экономику. Вероятно, его аналог 2011 сработает так же, только обойдется дешевле.

Источник: /http://news.finance.ua/

www.gold9999.ua

Мировая Политика и Ресурсы » Blog Archive » Нефтяной шок 2011 года

Нефтяной шок 1970-х изменил мировую экономику. Вероятно, его аналог 2011 сработает так же, только обойдется дешевле.

О запасах нефти, саудовцах и стабильности

Пока что перебои в поставках почти незаметны. Из-за беспорядков в Ливии мировая добыча нефти уменьшилась всего на 1%. В 1973 году соответствующая цифра составляла 7,5%. Кроме того, сейчас рынок черного золота имеет достаточный запас прочности. Государства создали запасы, которых в 1973-м не было вообще. Коммерческих резервов нефти сейчас значительно больше, чем тогда, когда цены подскочили до максимума 2008 года. Саудовская Аравия - своеобразный центробанк нефтяного рынка - имеет достаточный потенциал, чтобы заменить Ливию, Алжир и некоторых других мелких поставщиков. И саудовцы уже подтвердили готовность докачать сырье, которой недостает.

Хотя с перебоями серьезными справиться сложно. Добывающая промышленность чрезвычайно сложна: здесь крайне важно доставить нужный сорт нефти до нужного места в нужное время. Проблема есть и с самой Саудовской Аравией. Королевству хватает характеристик, которыми обладали страны, где вспыхнули конфликты. В частности, здесь есть своя армия разочарованной молодежи. Даже потратив $36 млрд на социальные нужды, чтобы откупиться от недовольства людей, правящий репрессивный режим теперь с глаза на глаз столкнулся с необходимостью реформирования. Любой намек на дестабилизацию еще и в этой стране посеет панику на всем нефтяном рынке.

Но даже без перебоев в поставках на цены давит другой фактор: постепенное истощение запасов. В условиях роста мировой экономики темпы роста спроса на нефть значительно превышают объемы имеющихся залежей. Поэтому любые волнения на Ближнем Востоке лишь ускоряют скачок цен, что и без того уже приближался.

Каковы будут последствия? Немного успокаивает то, что мировая экономика менее уязвима к повышению цен на нефть по сравнению с 1970-ми годами, потому что производство на планете меньше зависит от этого товара. Инфляция сейчас ниже, а вероятность того, что зарплаты подскочат вслед за ростом цен из-за подорожания черного золота, куда ниже. Итак, центробанкам не придется реагировать слишком решительно. Однако меньшая уязвимость - не эквивалент иммунитета.

Все-таки подорожание нефти будет означать перераспределение средств от потребителей к производителям. А поскольку последние склонны экономить больше, это может вылиться в спад мирового спроса. Проверенное временем правило доказывает, что вследствие десятипроцентного роста цен на нефть экономическое развитие на планете замедлится на четверть процента. Если сейчас его темпы в мировой экономике составляют 4,5%, то это означает, что цены на нефть должны превысить пик 2008 года, когда они достигали почти $150 за баррель, чтобы остановить нынешние темпы восстановления. И даже меньший их скачок подорвет рост и увеличит инфляцию.

От шока к действиям

Перед Федеральной резервной системой США стоит довольно простой выбор. Американская экономика чрезмерно уязвима из-за зависимости от нефти и относительно умеренного ее налогообложения. Но инфляция в Соединенных Штатах очень низкая, а экономика весьма инертна. Это дает Центробанку возможность не реагировать немедленно на внезапные скачки цен. В Европе, где налогообложение топлива значительно выше, удорожание сырья имеет еще меньший эффект. Однако европейские центробанки ее рост беспокоит куда больше: отсюда и опасения, что они могут принять слишком жестких мер, которые столкнут еще недостаточно окрепшую экономику Старого света обратно в рецессию.

В противоположность им заметной опасностью для развивающихся стран, является бездействие. Увеличение стоимости нефти подогревать инфляцию, особенно из-за повышения цен на продовольствие. Расходы на пищевые продукты до сих пор составляют значительную часть бюджета людей в таких странах, как Китай, Бразилия и Индия. И хотя центробанки поднимают процентные ставки, реагируют на все эти изменения они довольно медленно. Их монетарная политика и дальше нечеткая, а инфляционные ожидания усиливаются.

К сожалению, многовато правительств развивающихся стран, стремящихся замедлить инфляцию и успокоить недовольное население, субсидируя цены на продовольствие и горючее. Это не только притупляет потребительскую чувствительность, но и дорого обходится бюджетам этих государств. По этой причине может расшататься новый бюджет Индии, о котором эксперты отзывались оптимистично. Но самая серьезная опасность кроется именно в странах Ближнего Востока, где цены на продукты питания и горючее субсидируют повсеместно и политики продолжают увеличивать эту помощь, только усмирить недовольных. А такие импортеры горючего, как Египет, стоят на пороге сурового, способного обанкротить повышения цен на нефть, что заставляет увеличивать субсидирование в дальнейшем. В ответ на такую ​​перспективу следует отказаться от последнего и оказывать целевую помощь только самым бедным. Однако ни один арабский лидер, похоже, не готов проводить такие реформы уже сегодня.

В худшем случае образуется порочный круг: подорожание нефти и политическая неуверенность ,обуславливающие друг друга. И даже если удастся этого избежать, краткосрочная перспектива для мировой экономики видится рискованной, чем многие предполагают. Хотя есть и лучик надежды: может, остальной мир начнет-таки решать проблему зависимости от нефти и Ближнего Востока. Все знают, что делать: инвестировать, например, в инфраструктуру для электрического транспорта и повышать плату за выбросы углекислого газа в атмосферу. Нефтяной шок 1970-х изменил мировую экономику. Вероятно, его аналог 2011 сработает так же, только обойдется дешевле.

По материалам FundMarket

Метки: Евросоюз, Индия, Кризис, Прогнозы, Ресурсы, Саудовская Аравия, США USA, Цены, Экономика

Запись создана в Среда, 16 Март 2011 г. в 19:21. Рубрика: Евросоюз, Индия, Китай, Кризис, Политика, Прогнозы, Ресурсы, США, США USA, Саудовская Аравия, Цены, Экономика. Вы можете подписаться на комментарии к этой записи RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв, или отправить trackback со своего сайта.

www.wprr.ru