Битва за нефть: экономическая подоплека сирийского конфликта. Сирийская нефть карта


Энергетические карты Ближнего Востока

Через Ближний Восток проходит более широкая система трубопроводов, чем через Северную Африку. Во-первых, регион содержит больше углеводородов. Во-вторых, многие страны могут выбирать между различными маршрутами транспортировки нефти и газа: Персидский залив, Средиземное, Красное море или же трубопроводы через соседние страны. В этой статье рассмотрены самые важные газо- и нефтепроводы стран-экспортёров, а также планируемые проекты.

Источник: South Front

Саудовская Аравия

Общая длина системы углеводородных трубопроводов Королевства Саудовская Аравия составляет более 17 тыс. км. В то же время такая обширная сеть занимает сравнительно небольшую площадь. Дело в том, что большинство труб соединяют добывающие платформы на востоке страны с близлежащими экспортирующими портами в Персидском заливе. Для экспорта нефти на Запад проложены трубопроводы к портам в Красном море и на север Ирака. Нефтепроводы также соединяют места добычи с заводами по переработке нефти в Джедде, Эр-Рияде, Янбу, Рабиге и Рас-Тануре. Эти заводы выдают около 1,6 миллионов баррелей нефти в день.

Стоит внимательно рассмотреть нефтепроводы иракский, «восток-запад» и трансаравийский.

Это важный инфраструктурный проект транзита саудовских углеводородов на запад страны. По нему доставляется как очищенная нефть, которая отправляется в Европу через Красное море, так и сырая, предназначающаяся для обработки на заводах в западной части страны, усеянной производствами и населёнными пунктами. Нефть — главный ресурс для добычи электричества в Саудовской Аравии.

Трубопровод «восток-запад» составляет около 1170 км в длину и перекачивает пять миллионов баррелей в сутки. Владеет транзитом главная компания страны — Saudi Aramco. Трубопровод начали строить в 1984 году, с тех пор он функционирует и расширяется.

Параллельно с нефтяными трубами проложены газовые, транспортирующие 290 тыс. баррелей в нефтяном эквиваленте в день. Это самый длинный трубопровод в Королевстве, он служит для доставки газа на нефтехимические заводы в районе Янбу.

Источник: South Front

Два других трубопровода — трансаравийский и иракский — уже долгое время не функционируют. Трансаравийский трубопровод соединяет Эль-Каисуму на востоке КСА с портом Сидон в Ливане и пролегает через Иорданию и Голанские высоты, которые принадлежали Сирии на момент строительства. Пропускная способность — 500 тыс. баррелей в день, длина около 1,2 тыс. км, а диаметр трубы — 7,6 см.

Трансаравийский нефтепровод действовал с 1950 года. В 1967 году во время Шестидневной войны был несколько раз атакован, а в после того, как израильская сторона отвоевала Голанские высоты в 1976 году, начались проблемы. В 1990 году разгорелась война против Кувейта, в которой Иордания не встала на сторону КСА или Кувейта, и трубопровод перестал функционировать. С того момента Иордания иногда подавала идеи восстановить его из-за растущей потребности в энергоносителях.

Иракский нефтепровод (Иракский трубопровод через Саудовскую Аравию — IPSA) начал работать в 1987 году, но также перестал функционировать из-за вторжения иракских войск в Кувейт в 1990 году. Трубопровод доставлял иракскую сырую нефть к Красному морю в саудовский порт Муаззин. Диаметр труб — от 12 до 14 см.

Две нити нефтепровода Саудовской Аравии проложены к островам Бахрейн. В сентябре прошлого года страны подписали соглашения о строительстве дополнительных двух трубопроводов для поставки саудовской нефти Бахрейну протяжённостью 115 км. Сделка обошлась в $300 миллионов.

Ирак

Нефтяные месторождения Ирака расположены в основном на севере (Курдистан и Киркук) и на юге страны (близ портов в Персидском заливе). Нефтеперерабатывающие заводы — в центре страны (Багдад) и недалеко от Киркука (НПЗ Байджи). Важнейшие точки для направления экспорта — порты в Персидском заливе и на берегах Турции. Таким образом, трубы соединяются в Киркуке, Багдаде и у южных портов. Экспортные трубопроводы проходят через Сирию и Турцию.

Источник: South Front

Главный стратегический нефтепровода Ирака — это участок от Киркука до месторождений у Персидского залива. Трубопровод проходит через столицу и может работать в обоих направлениях.

Между Ираком и Турцией есть два нефтепровода: один построен правительством Ирака, другой — правительством Иракского Курдистана. В мае 2014 года курды также наладили поставки газа в Турцию, а также начали увеличивать экспорт нефти. К сентябрю 2015 года объём экспорта Ирака достиг показателя 602 тыс. баррелей в сутки. При том, что Курдистан торгует углеводородами абсолютно независимо от Багдада.

В последние года экспорт ресурсов в Турцию сильно затруднён. Сообщают, что курдские трубопроводы на территории Турции нередко взрываются. Из-за периодических перекрытий нефтепровода с июля по сентябрь 2015 года Иракский Курдистан потерял около $500 миллионов.

Рассматривается транспортировка нефти без участия Турции, через Сирию. Тем более, что это не так трудно, существует дополнительный экспортный маршрут в к порту Банияс в мухафазе Тартус. Но он требует ревизии, так как с началом гражданской войны и обширной оккупации территорий «Исламским государством» (террористическая организация, запрещённая в РФ) функционировать перестал.

Сирия

Сирийская Арабская Республика обладает развитой газовой и нефтяной инфраструктурами, а также богатыми запасами ресурсов. Трубопроводы соединяют три главных углеводородных региона: Аль-Хасака, Дейр-эз-Зор и Хомс.

Через запад Сирии, в том числе через Дамаск, проходят египетские газовые коммуникации. Через территорию Сирии проложен и иракский нефтепровод. В результате войны эти потоки были остановлены, а сказать об их функционировании сейчас достаточно сложно.

Иран

Особенно интересна ситуация именно в этом государстве. Нефтеперерабатывающие мощности Ирана сконцентрированы на севере. В период действия международных санкций Иран экономил на логистике, закупал нефть у соседских Азербайджана, Туркменистана и Казахстана, и использовал её для нужд северных районов. Нефть же с южных месторождений в сыром виде отправлялась соседям по морю. Таким образом, Иран исполнял свои обязательства по экспорту.

Источник: South Front

Строится газопровод между Ираном и Пакистаном, который может быть продолжен в сторону Китая. Его строительство рассчитывают закончить в ближайший год. Ранее он планировался как трубопровод в Индию, но из-за политических разногласий проект был остановлен. Ключевую роль в строительстве трубопровода играют китайские компании. Эта нить растянется на длину около 900 км, диаметр труб составит 10 см. Пакистан сможет получать около 21 миллиона кубометров газа в день.

Другие страны Персидского залива имеют необходимую инфраструктуру для добычи нефти и газа, а также терминалы для сжиживания газа. Одни из самых интересных проектов в регионе —выше упомянутый нефтепровод из КСА в Бахрейн, а также проект трубопровода от Ирана к Оману. Ведётся строительство газопровода длиной в 400 км, по которому Оман будет покупать у Тегерана 28 млн кубических метров газа в день в течение 15 лет.

Йемен

Трубопроводы Йемена изолированы от других государств региона. Через центр страны проходят три нефтепровода, направляющих ресурсы к южным портам Аль-Шихри и Бир Али и западному порту Рас Исса. Существует также газопровод до порта Балхаф, оборудованного сжиживающей техникой. На данный момент в охваченном войной Йемене эти коммуникации не функционируют.

Много лет обсуждались планы строительства нефтепровода, который соединил бы системы Саудовской Аравии и Йемена. Однако эти планы пока не реализовались, опять же, из-за масштабного военно-политического вторжения саудовской коалиции на территорию самого бедного арабского государства.

Египет и страны Средиземноморья

По сравнению с соседями, Египет поставляет очень мало углеводородов на мировой рынок. Производит страна в среднем всего 700 тыс. баррелей нефти в день. Однако в стране развита инфраструктура транзита нефти и газа, соединяющая добывающие платформы с НПЗ и экспортирующими портами в Средиземном и Красном морях.

Египет связан с Иорданией, Сирией, Ливаном и Израилем одной линией — Арабским трубопроводом. Но Египет, несмотря на развитую сеть трубопроводов, не экспортирует углеводороды в Евросоюз. Во-первых, почти невозможно проложить коммуникации до Греции или Турции из-за большой глубины Средиземного моря. Во-вторых, в последние года такие проекты и не были нужны, так как экспортные мощности Египта значительно сократились.

Уже долгое время Египет потребляет больше нефти, чем производит. Потребление газа также быстро растёт, но Египет по-прежнему экспортирует сжиженное голубое топливо.

Источник: South Front

Арабский трубопровод в Египте является объектом атак со времён протестов против правительства Мубарака, поэтому его работа затруднена. Линии нефтепровода особо пострадали от взрывов в июле 2011 года, декабре 2013 года и январе 2014 года, всего же количество подобных диверсий измеряется десятками с начала Арабской весны.

Но, несмотря на опасность, весной прошлого года Египет подписал договор о строительстве газопровода в Израиль стоимостью в $1,2 миллиарда. Арабский газопровод будет проложен вдоль нефтяного под водой от египетского Ариша до израильского Ашкелона, его пропускная способность — 7 млрд кубометров в год.

В целом газовая инфраструктура в восточной части Средиземного моря только начинает свой рост. Есть перспективы строительства ветвей газопровода для Египта, Израиля и Кипра, так как последние также в скором времени станут странами-экспортёрами газа. Прошлым летом в Египте было открыто очень крупное газовое месторождение Аз-Зор с запасами около 850 миллиардов кубических метров. Израиль и Кипр обнаружили в своих недрах неосвоенные месторождения газа.

Для Израиля и Кипра этот газопровод наверняка продолжится на север к Турции. Единственное препятствие — политические разногласия с мусульманскими странами. Вдобавок, до сих пор имеют место споры насчёт морских границ между Ливаном и Израилем, а также между Кипром и Турцией.

Турция

Уникальную позицию в регионе занимает Турция. Через страну проходят нефте- и газопроводы крупных стран-экспортёров: Россия, Туркменистан, Азербайджан, Иран, Ирак, Кипр. Турция — это ворота для хозяев 70% мировых углеводородов по пути в Европу.

Источник: South Front

Турция получает газ из России по «Голубому потоку», из Азербайджана (нефтепровод параллельно с газопроводом из Баку и Тбилиси), из Ирака и Ирана. Ещё интереснее планируемый проект «Южный коридор», предполагающий расширение южно-кавказского газопровода и строительство его турецкого раздела TANAP, который соединится через Грецию и Албанию с трансадриатическим TAP, что позволит доставить газ до Италии. TANAP будет способен пропускать 16 млрд куб. метров в год, TAP — до 20 млрд кубометров в год. Главный держатель акций проекта TANAP — азербайджанская нефтегазовая компания Socar, акциямиTAP владеютSocar, британская BP и норвежская Statoil.

poltexpert.org

Битва за нефть: экономическая подоплека сирийского конфликта

Вот уже на протяжении нескольких лет группировка "Исламское государство"1* является одной из самых обсуждаемых и животрепещущих тем, неизменно всплывающих всякий раз, когда разговор заходит о Ближнем Востоке или проблемах мирового терроризма. ИГ1 зародилось на Востоке Сирии и Ирака в 2013 году, однако к боевым действиям и наступлению приступило только в 2015 году. И за этот короткий срок организация сполна продемонстрировала всему миру не только собственный возможности, но также и основные свои цели.

Если как следует взглянуть на карту территорий, занимаемых "Исламским государством", можно заметить, что попавшие под влияние этой организации земли подозрительным образом повторяют карту нефтяных месторождений Сирии и Ирака. В общем-то, ничего подозрительного в этом на самом деле нет - нефть по праву считается главной валютой на всем Ближнем Востоке, и террористический его мир не стал исключением. Исламисты делают все возможное для возведения собственного квазигосударства, и продажа захваченной нефти - главный источник средств, столь необходимых для достижения поставленной цели.

Такое положение вещей напрямую влияет и на политику официального Дамаска - вопрос нефти давно уже стал основополагающим в военной стратегии сирийской армии. Такую точку зрения в интервью изданию "Экономика сегодня" высказал заместитель директора Института исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков.

«Правительство Сирии потихоньку пытается брать под свой контроль эти нефтяные поля, но в то же время у Дамаска нет задачи сделать это в первую очередь, и во что бы это не стало. К тому же, здесь существует отдельная тема в виде до сих пор продолжающейся контрабанды нефти через территорию Турции и Курдистана, и сирийцам нужно бороться именно с этим, а не ставить задачу по сиюминутному возвращению своего контроля над всем нефтяным сектором страны», - заключает Егорченков.

По его словам, после начала военной операции России в Сирии подобные контрабандные процессы пошли на спад, однако до сих пор нельзя с полной уверенностью говорить, что проблема исчерпана.

«Для ИГ эта нефтяная рента, безусловно, продолжает оставаться важным источником дохода – именно по этой причине, боевики и пытаются контролировать нефтяные поля, а также выстраивать за счет этого свою военную и экономическую политику», - резюмирует Егорченков.

Эксперт отмечает, что после того, как финансирование террористов со стороны зарубежных спонсоров из государств Персидского залива резко сократилось, террористы и вовсе стали опираться на доходы с одной лишь нефти, за которую они будут биться из последних сил и до конца.

Среди основных территорий, который находятся под контролем ИГ, называются такие месторождения как «Аль-Танак», «Аль-Омар», «Аль-Табка», «Аль-Харата», «Аль-Шула», «Дейро», «Аль-Тайм» и «Аль-Рашид». Всех объединяет одно - они сконцентрированы в районе течения исторической реки Евфрат, что автоматически рисует карту расположения основных стратегических опорных точек подразделений «Исламского государства». Главным же источником нефти для ИГ, да и вообще для всей Сирии является провинция Дейр-эз-Зор - еще в 2015 году террористы добывали в ней порядка 34-40 тысяч баррелей сырой нефти в день.

Этим и объясняется то упорство, с которым Дамаск продолжает отвоевывать и отстаивать провинцию - она является наиболее важным регионом со стратегической точки зрения. Не стоит забывать и про город Ракка, ставший своеобразной "столицей" для исламистов. Такой выбор был обусловлен наличием в этом городе немалого количества нефтеперерабатывающих заводов. Их использование помогает террористам производить такие виды топлива, как мазут, бензин и «общевоенная» солярка, сбывать которые существенно проще, чем сырую нефть. Помимо этого важные нефтеперерабатывающие заводы находятся не только в Ракке, но и в таких городах Аль-Маядин и Аль-Таяния, а также в некоторых других пунктах ИГ по течению Евфрата.

Собственно, именно такая "обширная география" и вынуждает вооруженные отряды, действующие на территории Сирии в рамках "противостояния терроризму", бороться не только с центральным правительством в городе Дамаске, но и за контроль над сирийскими нефтяными полями. Так, в том же Ираке недалеко от Мосула расположено второе по значимости месторождение ИГ, однако единственное масштабное наступление курдских Отрядов народной самообороны было направлено не на него, а в сторону нефтяного месторождения «Аль-Джабсах».

Таким образом, действия международной коалиции во главе с США из задекларированной борьбы с терроризмом превратились во всеобъемлющую войну за нефтяные месторождения. И эта ситуация навевает неприятные ассоциации с печальным опытом современной Ливии - полным разделением страны по экономическому принципу, в рамках которого вооруженные группировки контролируют месторождения и нефтеперабатывающие заводы, обеспечивая себе тем самым полную независимость от официального правительства в Триполи. Таким образом, как отмечают все ведущие военные эксперты, главной задачей Дамаска является восстановления потерянного контроля над своей нефтяной инфраструктурой, и только после ее реализации в стране воцарится мир.

* — Деятельность организации запрещена на территории РФ по решению Верховного суда.

Материал подготовил Петр Архипов

1 Организация запрещена на территории РФ.

Автор: ПолитРоссия

politros.com

Асад отбирает у американцев нефтяные поля

Биография сирийского президента Башара Асада достойна того, чтобы ее увековечили в каком-нибудь художественном произведении. Если посмотреть на карту Сирии от 2013 года, то все станет понятно.

В ту пору под контролем Асада оставались незначительная территория на западе государства, тогда как все остальное контролировали курды, оппозиция и различные террористические группировки. Через год началось нашествие орд Исламского государства *. Все от него пострадали — как курды с оппозицией, так и Дамаск.

Буквально в преддверии российской операции в САР недалеко от столицы Сирии располагались крупные силы террористов. По мнению ряда военных экспертов, в случае их быстрого перехода в наступления Дамаск, скорее всего, должен был пасть. Но спасение пришло в лице России. Наши военные при содействии местных сил сумели отбросить от города боевиков.

А затем началось победоносное шествие российско-сирийских союзников во всех направлениях, но преимущественно — на восток. За короткие сроки были отбиты целые провинции, а спустя всего лишь два года правительственные силы уже осаждали Дэйр-эз-Зор, расположенный далеко на востоке от Дамаска (примерно 500 километров, что по сирийским мерка очень много — авт.).

До недавнего времени казалось, что этим для Асада все и закончится. Ибо помимо правительственных сил в Сирии орудуют и другие крупные военные формирования. Которые претендуют на свою часть страны.

Однако президента Сирии, вероятно, ждет еще один подарок судьбы. Он, три года назад лишенный почти всей власти и находившийся чуть ли не на грани гибели, вот-вот может восстановить власть над всей Сирией. Речь, в том числе о провинциях, которые захватили сирийские курды — Хасака (контролируется курдами полностью — авт.), Ракка, Дэйр-эз-Зор, Алеппо (контролируется Асадом частично — авт.).

Причем, для этого главе Сирии, видимо, не понадобятся многолетние и изнурительные военные действия — курды сами охотно идут ему навстречу. Они сами стали инициаторами переговоров с Дамаском. На первом этапе представителям Асада уже удалось добиться повсеместного спуска флагов отрядов народной самообороны в районах, находящихся под контролем курдов.

Затем начался постепенный процесс передачи стратегических объектов под управление Дамаска. Одними из первых таких объектов стали крупнейшая плотина Сирии Табка и образованное ей водохранилище аль-Асад. Дальше — больше.

Курдские СМИ, связанные с партией Демократический союз (крупнейшая политическая сила в сирийском Курдистане — авт.), сообщают о начале переговоров по передаче законному правительству Сирии прав на продажу добываемой в районах, находящихся под контролем повстанцев, нефти. То есть нефтяные поля Дэйр-эз-Зора и Хасаки будут под совместным контролем, а продавать углеводороды будет исключительно Дамаск.

Последний, к слову, является единственным в Сирии официальным поставщиком сырой нефти на мировой рынок. Другие стороны гражданской войны всегда организовывали продажу незаконными методами.

В общем, Асад близок к окончательной победе. При этом США, всегда считавшиеся одними из главных противников Дамаска, ничего не могут с этим поделать. В той же Сауре, близ которой находится вышеупомянутая плотина, они до не давнего времени заправляли всем. Но курды их потихоньку отстранили от дел. Это лишь одно из проявлений подобного самоуправства.

Очевидно, что проект американо-курдского союза на глазах проваливается. Означает ли это, что влияние Соединенных Штатов в Сирии тоже постепенно сходит на «нет»?

Российский востоковед Каринэ Геворкян не видит ничего удивительного в неожиданной переориентации курдских лидеров. По ее мнению, уже давно стало очевидно, что США рано или поздно прекратят их поддерживать в Сирии.

— США планомерно сворачивают свою помощь. Курды довольно болезненно переживают этот этап. Из-за этого у них даже произошел некоторый раскол в политической среде. Одни продолжают настаивать на необходимости пользоваться теми ориентирами, что обозначил Вашингтон. Другие же склоняются к расширению взаимодействия с Асадом и Россией.

Последние — в большинстве, потому что в их среде есть Демократический союз, контролирующий отряды народной самообороны. Это главная причина того, почему переговоры по нефти и другим вопросам протекают довольно успешно.

«СП»: — С чем связан отказ США от дальнейшего тесного сотрудничества с курдами?

— Отчасти это связано с давлением со стороны Турции. Эрдоган официально назвал отряды народной самообороны врагами Турции, террористами. Он пообещал изгнать их из всей Сирии.

Разумеется, Штаты не могут позволить себе стать участником войны турок с курдами. А этого вряд ли удастся избежать, если все будет оставаться так, как есть сейчас. Поэтому в Вашингтоне стараются как можно скорее отстраниться от турецко-курдского конфликта.

Но есть и еще причины. Например, те же саудовцы все никак не могут определиться с предложением Трампа. Президент США говорил, что его военные останутся в Сирии, если те, кому это нужно, раскошелятся. Саудиты считались наиболее вероятными претендентами на подобное финансирование, но до сих пор так ничего у них и не вышло.

В Штатах все больше и больше сторонников экономии средств. А сирийская кампания в их глазах — нерациональное расходование финансов.

«СП»: — То есть США в ближайшем будущем могут вывести свои силы из Сирии?

— Предпосылки к этому есть. Тем более, с финансовой точки зрения они (США — авт.) могут по-другому извлечь отсюда выгоду — необязательно содержать несколько тысяч военных за тысячи километров от дома. Например, после встречи Путина и Трампа появились сообщения о возможности создания некой совместной энергетической комиссии. Вдь понятно: если власть над нефтеносными районами Сирии получит Асад, то российские компании вряд ли останутся от них в стороне. При этом, если окружение Трампа посредством вышеупомянутой комиссии сумеет добиться определенных гарантий от российской стороны, то ничто не может помешать совместным энергетическим проектам какой-нибудь ExxonMobil и, например, Роснефти.

Конечно, возможны и другие варианты. Но касательно курдов — им сейчас просто жизненно необходимы связи с Асадом. Оставшись сами по себе, тут же они станут целями для турецкой армии. Если же их территории, пускай даже полуформально, будут под контролем Асада и России, то вероятность будущих столкновений практически нулевая.

*Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) — решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена

pravdoryb.info

как взятие нефтяных полей Пальмиры восстановит экономику Сирии

В выходные сирийская армия продолжила наступление в районе Пальмиры, освободив от террористов нефтяные поля Джазаль. Между тем, бои за сирийское черное золото открывают большие возможности для восстановления страны через возрождение промышленности.

Освобождение черного золота

После того, как 2 марта отряды 5-го легиона САА, силы спецназа "Щит" и ISIS Hunters ("Охотники за ИГИЛ") при поддержке ВКС России и ВВС Сирии освободили от боевиков запрещенной террористической группировки "Исламское государство" (ИГ), главной задачей сирийской армии стало продолжение боев в районе нефтяных полей Пальмиры.

Когда в ходе тяжелых боев была зачищена  горная гряда Джебель Хайян, а также значительная территория к северу и югу от дороги, перед сирийской армией встала главная задача стабилизации фронта в районе Пальмиры. Учитывая, что в ходе боев за Пальмиру была выбрана тактика оттягивания основных сил террористов от города на нефтяные поля к северу и северо-востоку  от города, следующей целью сирийской армии стали нефтяные поля.

Первые шаги в этом уже были достигнуты на выходных. После успешного взятия Пальмиры часть группировки войск 5-го легиона САА осуществили продвижение по направлению к месторождению Джазаль и установили над ним полный контроль. На данный момент, как сообщают источники, Сирийская Арабская Армия контролирует два из четырех ключевых газовых месторождений, которые расположены вблизи шоссе на Пальмиру: на очереди – месторождения в Аш-Шаэр и Тель Савван. Кроме того, военные зачистили территории на глубину 2 км к северу от аэропорта Пальмиры: здесь готовится постепенная зачистка района пальмирского элеватора и поселка Эс-Сухнэ, куда в ходе штурма Пальмиры сбегали основные силы террористов.

 

Каюк контрабанде

Для чего сирийская армия направлена сейчас на зачистку в районе нефтяных полей? Как отмечает эксперты, в ходе предыдущего наступления на Пальмиру в феврале-марте 2016 года, сирийская армия допустила тактику наступления "узкой полоской", пробив коридор к городу, но не зачистив в полной мере территорию нефтяных полей. Это привело к тому, что террористы "Исламского государства", воспользовавшись сложностью местности, смогли провести контрудар и силами в 5 тысяч головорезов выбить сирийскую армию из Пальмиры. Сейчас САА зачищает территорию вокруг Пальмиры и выравнивает фронт с тем, чтобы не повторить прошлых ошибок.  Параллельно с выравниваем фронта САА планирует освободить нефтяные поля провинции Хомс, которые до сих пор находятся под контролем ИГ.

Одна из важнейших стратегических задач ВКС России и Сирийской Арабской Армии в данном регионе – отбить террористов ИГ от нефтяных промыслов Сирии, чтобы боевики не наживались на контрабанде "черного золота". Необходимо понимать, что нефтяные месторождения Пальмиры не так сильно развиты - в отличие, скажем, от промыслов в Дейр-эз-Зоре или Ракке. Тем не менее, на месторождения в Аль-Махре, нефтяные поля Джазаль а также установки в Аш-Шаэре и Тель Савване приходится по меньшей мере 60% нефтедобычи всей провинции Хомс. Таким образом, помимо стратегического преимущества, контроль над сирийской нефтью лишит террористов ИГ главного источника дохода от контрабанды и позволит направить ресурсы на нужды  освобожденной Сирии.

Новые ресурсы

Кроме ограничения контрабанды ИГ, восстановление контроля над нефтяными месторождениями в провинции Хомс сейчас представляется наиболее перспективным направлением для армии Сирии не только с военно-стратегической точки зрения. Постепенно Дамаск начинает возвращать под свой контроль нефтегазовые месторождения, которые в свое время перешли в руки террористов. Это позволит в дальнейшем восстановить экономику страны за счет доходов от продажи сырья.

Необходимо понимать, что во всех условиях тяжелой гражданской войны главной палочкой-выручалочкой для постепенного восстановления страны является экономика. Эксперты уверены: изменить ситуацию в Сирии в первую очередь должно восстановление промышленности – прежде всего сырьевой, добывающей. Учитывая, что сейчас армия ведет тяжелые бои за нефтяные поля – возможности и перспективы для Сирии после освобождения провинции Хомс будут крайне привлекательными.

За примером тут далеко ходить не надо: схожая ситуация наблюдается в соседнем Ираке, где после освобождения значительной территории от боевиков ИГ правительство во главе с Хайдером аль-Абади открыло доступ к нефтяным промыслам для западных инвесторов. Несмотря на продолжающиеся боевые действия, развитие нефтедобычи позволило Багдаду наладить экономическую ситуацию в страну. В случае с Сирией, восстановление нефтедобычи позволит вывести страну из тяжелейших условий.

Интересно? Жми, чтобы подписаться на сайт в Яндексе

Автор: Николай Шендарёв

nation-news.ru

Запасы нефти в сирии

Валерий Соловей: пахнет крахом12 Сентября 2018

О неудаче «Единой России»

— То, что «Единая Россия» на этих выборах выступит хуже, чем обычно, было прогнозируемо.

Однако, никто не предполагал, что настолько. Этого не ожидали ни эксперты, ни сотрудники администрации президента, ни сами кандидаты.

Нефтяная промышленность Сирии

Более того, по моей информации, в ходе подсчета голосов во многих регионах, результаты голосования были скорректированы. И даже несмотря на это, кандидаты от «Единой России» набрали сильно меньше голосов, чем в прошлые годы. Безусловно, на вчерашних выборах «партия власти» потерпела поражение.

Произошедшее связано, в первую очередь с тем, что изменение общественных настроений стало превращаться в изменение политического поведения. Люди, недовольные, например, пенсионной реформой, стали голосовать против тех, кто эту реформу внедряет — действующих властей. Раньше недовольство конкретными явлениями или процессами не перерастало в недовольство теми, кто за этим стоит.

О перспективах электорального протеста

— Совсем скоро те, кто голосовали против «Единой России» могут выйти на уличные акции, чтобы выразить свое недовольство. Пока что они этого не делают, поскольку социальные причины недостаточно явные. Однако, уже сейчас видно, что у уличного протеста в регионах есть ядро, даже несмотря на то, что он часто имеет стихийный характер. На мой взгляд, электоральный протест может перерасти в уличный уже через год. Ему необходимо время, чтобы созреть. Жизнь ухудшается, давление на граждан усиливается, и совсем скоро россияне задумаются о том, чтобы поучаствовать в митингах. Вчера многие из них впервые голосовали не за «Единую Россию», а через год могут и выйти на площадь с требованием отставки властей. Спровоцировать на массовое участие в митингах может, например, отключение российского интернета от мирового, которое, по моей информации, запланировано властями на конец 2019 года.

О выводах, которые сделает власть

— Главное, что продемонстрировали выборы — это то, что государственная машина работает все хуже и хуже, ее эффективность снижается. Изменят ли что-то результаты выборов — думаю, нет. Вряд ли власти прислушаются к изменению оценок их действий обществом. Вообще выборы в России — давно уже формальность, ни на что всерьез не влияющая. Также не думаю, что будут какие-то серьезные перестановки в Кремле в связи с провальным исходом выборов. Однако понятно, что протестный потенциал нарастает и будет нарастать, а значит люди будут пользоваться другими средствами для того, чтобы сообщить власти о своем недовольстве.

Новости

  • 26.04.2016До конца текущего года Сирия планирует ввести в эксплуатацию три новых газовых месторожденияВ сирийской провинции Дамаск до конца 2016 года будут введены в эксплуатацию три газовых месторождения. Государственная сирийская газовая компания ежедневно планирует получать дополнительные шестьсот тысяч кубометров энергоносителя за счет реализации трех новых проектов.

Общие сведения

Сирийская Арабская Республика (Сирия) – государство, расположенное в Юго-Западной Азии. Сирия входит в список стран Ближнего Востока.

География

Население страны составляет 22 миллиона человек. Столица – город Дамаск. Дамаск – не самый крупный город в Сирии. Самый крупный город – Алеппо, его население составляет два с половиной миллиона человек. В Дамаске проживает 1 миллион 750 тысяч человек.

Третий крупный город в Сирии – Хомс. Его население составляет 900 тысяч человек. Сирия имеет сухопутные границы с Ливаном, Турцией, Израилем, Иорданией и Ираком. Страна расположена на побережье Средиземного моря. В Сирии есть и горы, и равнины. В Сирии есть леса, которые занимают 2,6% от общей площади страны. Есть и хвойные, и субтропические вечнозелёные леса.

Сирия в административном отношении разделена на 14 мухафаз: Дамаск, Риф Дамаск, Дейр-эз-Зор, Деръа, Идлиб, Латакия, Ракка, Тартус, Халеб, Хама, Хасеке, Хомс, Эль-Кунейтра, Эс-Сувейда. В Сирии один часовой пояс. Разница с Гринвичем составляет +2 часа.

В Сирии расположено большое количество горных хребтов и горных систем: хребет Джебель Ар-Рувак, хребет Джебель Абу-Руджмейн, хребет Джебель Бишри, хребет Джебель-Ансария, горы Антиливан, Курдские горы.

Самая высокая точка Сирии – гора Хермон. Высота этой вершины составляет 2814 метров. По вершине этой горы проходит границы с Израилем, поэтому данная гора считается ещё и самой высокой точкой Израиля.

Самая крупная сирийская река – Евфрат. Его общая длина по территории всех стран составляет 2700 км.

Мировые запасы нефти

Другая крупная сирийская река – Тигр. Самое крупное сирийское озеро – Эль-Хасад. Его длина составляет 80 км, а ширина – 8 км.

Полезные ископаемые Сирии

Сирия не особо богата полезными ископаемыми. В стране добывается нефть. Крупнейшие месторождения расположены на крайнем северо-востоке страны.

Крупнейшие нефтеперерабатывающие комплексы построены в Баниясе и Хомсе.Сирия является крупнейшим производителем фосфоритов. Их месторождение разрабатывается в районе Хнейфиса. Большая часть продукции идет на экспорт, остальная используется внутри страны для производства удобрений.

В Сирии также имеются месторождения газа, фосфатов, хрома, урана, железной руды, марганца, свинца, серы, асбеста, меди, доломита, природного асфальта и известняка, туфа, базальта. Ведется добыча поваренной соли.

Перекроить Сирию: нефть, газ и религиозная мозаика

Нефть — «черная кровь», которая питает сирийский конфликт. Именно от ее продаж на черном или официальном мировом рынке воюют, закупают оружие, боеприпасы и провиант все четыре основные стороны сирийского кризиса.

Это Сирийская арабская армия (правительственные силы, САА), Свободная сирийская армия (ССА), которая именуется так называемой «умеренной оппозицией», боевики террористического квазиобразования «ИГИЛ»* и «Джебхат-ан-Нусры»*, а также военизированные курдские подразделения.

Курды являются 40-миллионным народом, который компактно проживает сразу на территориях четырех стран: Сирия, Ирак, Иран и Турция. В результате вторжения Соединенных Штатов в Ирак в 2003 году курды, воспользовавшись подаренной судьбой возможностью, создали Иракский Курдистан. Нужно заметить, иракские и сирийские курды, которые воюют плечом к плечу против боевиков «ИГИЛ» — не одно и тоже. Единственным украшением столицы Сирийского Курдистана Рожавы можно назвать неустанно работающие нефтяные вышки, сообщает ФАН.

Кому достанется нефть Сирии?

Главным источником финансовой поддержки для курдов являются богатейшие нефтяные месторождения, которые находятся на севере Сирии. Важнейшим из них являются Шаддади и Румелани. Их запасы оцениваются в сотни миллионов баррелей «черного золота». До войны в районе города Эль-Хасака, которая сегодня, по некоторой информации, уже полностью находится под контролем Высшего курдского совета Западного Курдистана, добывалось порядка 40 тысяч баррелей нефти за сутки (десятая часть всей нефтедобычи Сирии).

Федерация Северной Сирии — курдские территории

В ходе сирийского конфликта нефтяные скважины не остались стоять бесхозными. По сообщениям ливанским средств массовой информации, нефтедобыча на полях вокруг Эль-Хасаки лишь выросла — до 170 тысяч баррелей в сутки. Курды в отличие от «Исламского государства», которые торговали нефтью чуть не по 10 долларов США за баррель, наладили процесс нефтедобычи со всей серьезностью. Более того, курды не только добывают нефть, но и значительную ее часть перерабатывают с помощью старого оборудования.

В настоящий момент именно курдские формирования фактически окружили столицу «Исламского государства» — Ракку. При этом военная помощь курдам оказывается как со стороны Российской Федерации, так и от международной антитеррористической коалиции во главе с Соединенными Штатами. Воздушно-космические силы РФ на регулярно наносят удары по позициям боевиков ИГИЛ, с которыми также сталкиваются и курдские формирования. В свою очередь западная коалиция не только наносит авиаудары по террористам, но поставляет курдам легкое стрелковое и артиллерийское вооружение. Более того, по данным СМИ, около сотни американских спецназовцев в качестве военных инструкторов находятся сейчас в рядах курдских формирований.

Карта боевых действий — Ракка

Политолог, эксперт Фонда развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия» Владимир Киреев в комментарии Федерального агентства новостей заметил, что одной из главных причин начала войны на территории Сирии принято считать желание отдельных стран провести трубопровод для сжиженного газа, а вероятно и нефти из региона Персидского залива. Для этого страны Персидского залива приложили много усилий, чтобы вначале склонить политическое руководство Сирии во главе с Башаром Асадом к сотрудничеству, которое в итоге было отвергнуто.

«В результате это привело к желанию свергнуть его. Вероятно, эти же энергетические трубопроводы являются причиной активного вмешательства в судьбу сирийского народа стран ЕС и США. Они сильно заинтересованы в поставке нефти и газа из Персидского залива, в том числе для диверсификации поставок газа из РФ, с которой у ЕС и США уже в начале „арабской весны” отношения были более чем напряженными. Такое сотрудничество САР и стран Персидского залива было неприемлемым как для большей части окружения Башара Асада, так и для основного партнера Дамаска в регионе — Ирана. Для Тегерана утрата партнерской Сирии означало разрыв „шиитского” пространства, развернувшегося от Ирана до Ливана с выходом в Средиземное море, что превращало Ливан в изолированный и, по сути, малоценный анклав», — пояснил Владимир Киреев.

Таким образом, заметил эксперт, нефть и газ, наряду с проблемами в экономике Сирии и неудачами в политическом управлении, можно назвать основными причинами начала военных действий в этой арабской стране. Сирийской нефти не так много, как у стран Залива и Ирана, однако ее достаточно, чтобы «держать на плаву» на протяжении многих лет политическую систему САР, а с 2011 года и все противоборствующие стороны в Сирии. Не секрет, что все главные «игроки» в Сирии на протяжении всех лет войны финансируются в значительной мере благодаря торговле нефтью — в том числе сирийской, добываемой на захваченных территориях.

Сирия раздора: как курды отнимают у Асада нефтяные месторождения

«При изучении карты Сирии бросается в глаза, что основные очаги столкновений, опорные пункты и транспортные магистрали выстраиваются в соответствии с логикой не только крупных населенных пунктов, аэропортов и этнических территорий, но и в соответствии с районами разведанных нефтяных и газовых полей и районов добычи этого ценного полезного ископаемого. Торговля нефтью позволяет снабжать все воюющие стороны оружием, одеждой, техникой, и деньгами для оплаты бойцов. Она позволяет обеспечивать лояльность чиновников и сотрудников спецслужб, местных вождей и политиков. В этом вопросе нет разницы между САА, ССА, экстремистами из «Исламского государства» и «Джебхат-ан-Нусры», «Армии ислама», «Ахрар аш-Шама», а также подразделений сирийские курдов из YPG и YPJ», — уверен эксперт.

При этом, отметил политолог, если речь идет об исламистах, то с ними более-менее понятна ситуация. Их будущее предопределено мировым сообществом. Они если и не исчезнут из политического пространства, то в Сирии и Ираке в современном виде им придется прекратить существование. Зато будущее Сирии и Ирака как целостных государств далеко не столь однозначно гарантированно. Речь идет о том, что курды — один из крупнейших разделенных народов на планете — давно и упорно добиваются создания собственного государства. И ситуация войны в Ираке и Сирии дает им такой шанс.

Сирия раздора: как курды отнимают у Асада нефтяные месторождения

«Хотя курды и заявляют о своей лояльности официальному Дамаску, но фактически можно говорить, что автономией, провозглашенной 1 января 2014, они могут и не ограничиться. Имея большую численность населения, боеспособные войска, поддержку США, ЕС, имея серьезную идеологию в лице Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллы Оджалана, сирийский Курдистан может легко стать очагом для формирования Курдского государства.

При этом в отличие от иракских курдов, фактически подчиненных Анкаре, у сирийских курдов есть мощная поддержка в лице действующей в Турции и севере Ирака РПК, симпатии европейских левых, и в целом мирового антиимпериалистического движения, у которого конечно нет дивизий, но имидж — это тоже не пустой звук.

Главное в этой ситуации — желание США получить зону контроля в Сирии, обеспечить фактор давления на Турцию, и очаг для формирования нового курдского государства, о чем было заявлено не раз официальными лицами на научных конференциях. В этой ситуации Дамаску стоит быть внимательнее к своим северным союзникам, потому как их плавание может в результате войны стать автономным от Дамаска», — резюмировал Владимир Киреев.

Как предупреждают эксперты, результатом успешного наступления курдов на Ракку может стать потеря Сирийской республикой значительных месторождений нефти. Вернуть эти месторождения будет практически невозможно — как показывает практика, курды не делятся нефтяными доходами с остальным сирийским народом, хотя эксплуатируют скважины, расположенные на сирийской земле.

Кроме того, замечают эксперты, никто не мешает курдским подразделениям при поддержке США атаковать с севера не менее богатый нефтью Дейр эз-Зор. Если эта атака окажется успешной, Сирия потеряет все существенные месторождения нефти и газа, а значит, страна будет обречена на распад, а Башар Асад в итоге уничтожен.

Читайте также: ВАЖНО: Столица ИГИЛ оказалась под водой после авиаудара коалиции США по плотине (ФОТО)

* Запрещенная в РФ террористическая организация.

НЕФТЬ, ГЛОБАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД

Нефть является самым важным источником энергии в мире, на ее долю приходится 33% мирового энергопотребления. Она обладает высокой энергоемкостью и удобна для транспортировки, что делает ее практически незаменимым энергетическим ресурсом.

Нефть очень важна для процветания нации, так как она дает энергию для развития транспортной системы и промышленности. Она также важна для выживания нации, так как в значительной степени влияет на обороноспособность страны. Ведь многие военные машины используют ее и продукты ее переработки в качестве топлива. Поэтому ничего удивительного, что нефть оказывается в центре многих политических и военных конфликтов.

Неф

lezgidin.ru

нефть как единственный ключ к миру

Правительственные войска в Сирии уже не один год ведут борьбу с так называемой «умеренной оппозицией». Параллельно с этим армия сражается и с террористами группировки ИГИЛ*, захватившей львиную долю Ирака. Несмотря на то, что методы и тактика противостоящих Дамаску сторон кажется довольно схожей, в плане стратегии они разительно отличаются. «Оппозиция» ведёт борьбу за густонаселённые районы страны, в то время как ИГИЛ когтями цепляется за выжженную пустыню. Но если взглянуть на карту сирийских нефтяных месторождений, то легко можно заметить, что они полностью совпадают с позициями террористов.

Таким образом оказывается, что джихадисты ведут свою «священную» войну не за идею, а за банальные нефтедоллары, которые текут прямиком в карманы главарей ИГИЛ, и тех, кто за ними стоит.

Источник фото: farsnews.com

В интервью изданию ФБА «Экономика сегодня» заместитель директора Института исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков высказал мнение, что нефтяной вопрос является чрезвычайно важным и для Дамаска, но с несколько иной стороны. Он отметил, что сирийская армия постепенно возвращает себе контроль над нефтяными полями, но не делает этого любой ценой. Ведь главной задачей для Сирии является не возвращение доходов от продажи нефтепродуктов, а лишение их боевиков. Ведь нефть сама по себе денег не приносит, её нужно кому-то продавать. И для сирийского правительства первоочередной задачей является пресечение контрабандных потоков в Турцию.

По мнению Егорченкова, уровень нефтяной контрабанды в Сирии резко снизился после начала спецоперации ВКС России. Авиация уничтожила множество конвоев, однако прибыль от контрабанды столь велика, что, несмотря на огромный риск, боевики снаряжают всё новые конвои. Тем более, что нефть стала единственным источником доходов боевиков после того, как страны Персидского залива резко сократили финансирование своих выкормышей. Таким образом, уверен Егорченков, боевики будут всеми силами сражаться за каждую вышку, пока у них есть возможность продавать награбленные ресурсы.

Специалисты установили, что для боевиков ИГИЛ, да и для всей Сирии, основным регионом по добыче нефти является провинция Дейр-эз-Зора. Именно тут в середине 2015 года террористы добывали около 40 тысяч баррелей нефти в день. 

Источник фото: nation-news.ru

Ранее отмечалось, что данная территория неоднократно признавалась самым важным стратегическим регионом сирийского конфликта, поэтому Дамаск продолжает отбивать Дейр-эз-Зор и одноименную авиабазу. Отметим, эта база чуть не стала причиной конфликта между Россией и США в прошлом году. Напомним, силы США совершили «ошибочный» удар на Дейр-эз-Зор, данной промашкой воспользовались боевики ИГИЛ, которые совершили несколько вооруженных налетов.Специалисты также подчеркнули, что немаловажным фактором для существования ИГИЛ являются нефтеперерабатывающие заводы. Именно поэтому боевики выбрали город Ракка в качестве террористической столицы. 

Это стало наиболее заметно, когда цены на нефть существенно снизились. Ведь радикалам стало сложнее реализовывать сырой продукт на черном рынке, из-за чего боевики начали перерабатывать нефть в топливо, мазут, бензин и прочие продукты переработки. В настоящее время «Исламское государство» использует полученные ресурсы для ведения войны. Также готовое топливо гораздо проще продать как на внутреннем рынке, так и на внешнем. Отметим, нефтеперерабатывающие заводы находятся на территориях таких городов, как Аль-Таяния, Аль-Маядин, а также в других подконтрольных ИГИЛ пунктах по течению Евфрата.

 

Источник фото: 23.mvd.ru

Совсем неудивительным является тот факт, что особое  внимание правительства Турции еще совсем недавно было приковано к сирийским городам Алеппо и Эль-Баб. Согласно имеющимся данным The Finansial Times, именно тут располагались ключевые рынки по продаже нефтепродуктов нелегального происхождения в регионе.

Главные роли на этих нелегальных рынках принадлежали турецким покупателям, диктовавшим свои условия и устанавливавшим выгодные для себя цены. Именно поэтому военная операция, которую турецкое правительство проводит в Сирии, называется «Щит Евфрата», а ее главной целью обозначен город Эль-Баб. Также можно вспомнить и провинцию Идлиб, которая у многих ассоциируется с рассадником терроризма в САР и в которой расположено два крупных предприятия по переработке нефти. В настоящее время эти нефтеперерабатывающие заводы находятся под контролем боевиков различных террористических группировок. Подобные факты дают возможность предполагать, что в Сирии вооруженные отряды боевиков и оппозиции борются не только с законным правительством страны, но и за возможность контролировать нефтяные поля данного региона.

Учитывая все вышесказанное, становится очевидным, что многие официальные борцы с ИГИЛ на самом деле мечтают взять по свой контроль богатые сирийские нефтяные месторождения. По-сути дела, это серьезный вызов Дамаску, ведь когда-то подобным же образом «освобождали» современную Ливию. Там страна поделилась сразу по нескольким признакам, включая не только родоплеменную принадлежность, но и экономический расчет — контроль важнейших месторождений и нефтеперерабатывающих предприятий позволил вооруженным группировкам стать экономически независимыми от центрального правительства, что в конечном итоге вылилось в открытое неподчинение «официальным» властям, засевшим в Триполи. Всё это исправить столица не может до сих пор.

Отталкиваясь от ливийского опыта, становится понятной безусловная задача Дамаска в краткосрочной перспективе — полное восстановление потерянного контроля над обширной и богатой нефтяной инфраструктурой страны.

* — Деятельность организации запрещена на территории РФ по решению Верховного суда. 

infreactor.org