Битва за нефть ИГИЛ. Сирия игил нефть


Битва за нефть ИГИЛ

Французские самолеты нанесли удары на территории Сирии по нефтяным объектам, находящимся в руках боевиков группировки «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ). Об этом 10 ноября сообщил министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан.

А накануне, 9 ноября, французские истребители Dassault Mirage 2000D и 2000N, дислоцированные на базе в Иордании, нанесли два удара авиабомбами GBU-24 Paveway III калибра 2000 фунтов по нефтедобывающим установкам в провинции Дейр-эз-Зор. Бомбардировка была осуществлена на основе разведданных, полученных за несколько недель наблюдения.

— Нашей задачей является ослабление финансового потенциала ИГ путем нарушения эксплуатации нефтяных объектов в зонах, которые контролируются террористической группировкой, — говорится в коммюнике Министерства обороны Франции.

Для справки: французское присутствие в небе над Ираком и Сирией обеспечивают шесть самолетов Dassault Rafale, размещенных на авиабазе «Аз-Зафра» в Объединенных Арабских Эмиратах, а также шесть истребителей Mirage 2000, совершающих вылеты с аэродрома «Принц Хасан» в Иордании.

Первые авиаудары по позициям боевиков ИГ в Сирии ВВС Франции нанесли в конце сентября. Премьер-министр страны Мануэль Вальс подчеркнул, что бомбардировки были необходимы и осуществлялись «в целях самообороны».

Напомним, 5 ноября президент Франсуа Олланд заявил, что Франция направляет к берегам Сирии авианосец «Шарль де Голль». По мнению экспертов, использование «Шарля де Голля» в районе сирийского конфликта позволит Франции вдвое усилить возможности своей воздушной группировки.

Однако возникает вопрос — почему французы вдруг решили нанести удары по нефтяным месторождениям, которые, надо заметить, не бомбят ни США, ни ВКС РФ?

Террористические группировки контролируют в Сирии большую часть нефтяных месторождений. Судя по всему, им удалось хорошо выстроить систему доставки и переработки сырья для его последующей продажи.

Издание Financial Times сообщало, что основной объем нефти, который попадает в руки ИГ, добывается как раз на территории сирийской провинции Дейр-эз-Зор. Как утверждается в документах, оказавшихся в руках западных журналистов, в среднем в сутки на данной территории получают около 34−40 тыс. баррелей, что позволяет террористам зарабатывать в среднем $ 1,5 млн. в день. То есть их бизнес настолько крупный, что вести дела с ними вынуждены даже их противники — правительство Башара Асада. Ведь то же дизельное топливо необходимо и для доставки воды, и для сельского хозяйства, и для больниц, и для офисов. «Если поставки прекратятся, все замрет», — сказал Financial Times один сирийский бизнесмен.

Более того, по сведениям СМИ, признавая необходимость нефтедобычи, террористы даже нанимают профессиональных нефтяников — высокопрофессиональных инженеров и технический персонал.

Востоковед, заместитель руководителя отдела канала «Русия аль-яум», автор книги «Вся Сирия» Сергей Медведко считает, что французы, нанеся удары по нефтяным месторождениям, ведут беспроигрышную игру.

— С одной стороны, в глазах России и тех, кто борется против «Исламского государства», Париж выглядит страной, которая принимает активное участие в борьбе с экстремистскими вооруженными группами в Сирии.

Но с другой стороны, французы известны своим враждебным отношением к режиму Башара Асада. А поскольку нефтяные месторождения и существующая инфраструктура на самом деле принадлежат сирийскому правительству, то, получается, французские ВВС ослабляют экономику не только противника в лице экстремистов, но и правительства Асада, которое, судя по всему, еще долго будет у власти. В общем, на лицо этакая французская хитрость — «одним камнем свалить двух птиц»: лучше бить по нефтяным скважинам, чем наносить удары непосредственно по скоплению живой силы противника и военным объектам, и вызвать недовольство тех, кто их спонсирует.

— Financial Times в своем расследовании обвиняет власти в Сирии в том, что они якобы напрямую сотрудничают с «халифатом» в нефтегазовой сфере…

— Конечно, Башар Асад не садится с боевиками за стол переговоров. И Министерство нефти и минеральных ресурсов правительства Сирии не имеет никакого отношения к обсуждаемой проблеме.

В Сирии всегда были сильны традиции рынка. Сирийские купцы известны еще со времен Древнего Египта. И сегодня торговцы, частные компании (в основном средние и мелкие) заключают соглашение с исламистами — зачастую просто на словах, как это часто делается на Востоке, мол, вы нам даете нефть, мы вам — деньги. При этом джихадистов не интересует, кто и как эту нефть будет использовать, им главное продать и получить навар (как и в случае с торговлей артефактами — им все равно, кто их покупает — американцы, швейцарцы или ливанцы). В свою очередь, частники перепродают купленную нефть государственным структурам, поставщикам топлива, но уже за другие деньги. Как говорится, война войной, а бизнес бизнесом.

Теперь что касается механизма продажи нефти. В свое время мне доводилось жить в Сирии, бывать, в частности, в Дейр-эз-Зоре. Но тогда там все было солидно. Сейчас же нефть в Сирии качают и транспортируют в основном кустарным способом. Система пластиковых труб различного диаметра, как капиллярная сеть, ведет к границам к Турции, где и процветает бизнес. Те, у кого есть какие-либо емкости — начиная от бочек и заканчивая автоцистернами — беспрепятственно ввозят сырую нефть на турецкую территорию, где налажена доставка на нефтеперегонные заводы.

После этого уже более-менее приличное топливо в виде солярки, дизельного топлива, мазута и бензина можно продавать, как говорится, по вполне европейским ценам. Цена же на сырую нефть (она зависит от конъюнктуры и постоянно меняется) варьируется от 5 до 35 долларов за баррель. То есть никакой единой ценовой политики не существует.

При этом надо понимать, что продажа нефти — это только один из четырех источников финансирования «Исламского государства» и других группировок. Остальные также известны: поступления денег кэшем — наличных от Саудовской Аравии и Катара через Турцию; продажа артефактов; работорговля, причем в гораздо больших масштабах, чем это было во времена гражданской войны в Ливане, и без каких-либо оглядок на принципы, веру и совесть.

— Не более 20%. Правда, сейчас пошла тенденция к отвоевыванию территорий. В основном все крупные месторождения расположены в районе реки Евфрат, в Эль-Камышлы и ближе к Ираку. Большая часть месторождений контролируется исламистами. Поэтому Сирии катастрофически не хватает энергоресурсов. До войны страна спокойно себя обеспечивала: запасов нефти хватало даже на экспорт. Но когда более 80% скважин находится в руках исламистов, сирийцы вынуждены искать выход. Я знаю, что они обращались к России и другим странам с предложением о прямой закупке дизтоплива, бензина и т. д.

— Анализируя происходящее в Сирии, надо учитывать, что там существует множество подводных течений, — говорит директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. — Недавно меня спросили в эфире, а почему и российская авиация, и американская не бомбят нефтяные месторождения, которые находятся под контролем террористов? Например, крупнейшее месторождение аль-Омар? Ведь ежедневно оттуда идут десятки, сотни автоцистерн в Ирак и Турцию.

Вопрос достаточно щекотливый, ведь автоцистерны расходятся и по Сирии. То есть нефть попадает на внутрисирийский рынок и продается через нефтяных рейдеров. За счет этого функционируют больницы и другие учреждения. Более того, заправляются танки и БМП.

Стороны воюют друг с другом, но обоюдная потребность в газе и нефти диктует свои правила. Откуда еще идти топливу, если почти все месторождения контролирует оппозиция — либо курды, либо боевики, которые имеют там хоть и примитивные, но НПЗ? У Асада, по большому счету, есть только прибрежный шельф, который нужно разрабатывать. Кстати, если курды возьмут Эр-Ракку в составе коалиции «Демократические силы Сирии» (читайте об этом в материале — Войскам Асада не хватает „воздуха"), сформированной США, то под их контролем окажется и месторождение аль-Омар.

Но французы оказались самыми «умными». Я думаю, что решение бомбить нефтяные объекты в Дейр-эз-Зоре они не согласовывали ни с американцами, ни с нами. То ли французы вспомнили, что когда-то Сирия была их подмандатной территорией, то ли таким образом решили продемонстрировать, что они тщательно выбирают объекты и бомбят те, по которым другие не бьют…

Конечно, можно поставить вопрос ребром, разбомбить эти объекты, но тогда будет подорвана не только экономика «халифата», но и встанет вопрос о выживании сирийцев. А что произойдет, если не будет ни ГСМ, ни бензина для военной техники? Тогда и война может закончиться, потому что иранцы не будут гнать свои танкеры в сирийские порты для мирного населения и правительственных войск по бросовым ценам. При этом надо понимать, что террористы будут и дальше получать деньги и оружие от своих спонсоров.

nk.org.ua

Битва за нефть ИГИЛ

Битва за нефть ИГИЛФранцузские самолеты нанесли удары на территории Сирии по нефтяным объектам, находящимся в руках боевиков группировки «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ)*. Об этом 10 ноября сообщил министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан.

А накануне, 9 ноября, французские истребители Dassault Mirage 2000D и 2000N, дислоцированные на базе в Иордании, нанесли два удара авиабомбами GBU-24 Paveway III калибра 2000 фунтов по нефтедобывающим установкам в провинции Дейр-эз-Зор. Бомбардировка была осуществлена на основе разведданных, полученных за несколько недель наблюдения.

— Нашей задачей является ослабление финансового потенциала ИГ путем нарушения эксплуатации нефтяных объектов в зонах, которые контролируются террористической группировкой, — говорится в коммюнике Министерства обороны Франции.

Для справки: французское присутствие в небе над Ираком и Сирией обеспечивают шесть самолетов Dassault Rafale, размещенных на авиабазе «Аз-Зафра» в Объединенных Арабских Эмиратах, а также шесть истребителей Mirage 2000, совершающих вылеты с аэродрома «Принц Хасан» в Иордании.

Первые авиаудары по позициям боевиков ИГ в Сирии ВВС Франции нанесли в конце сентября. Премьер-министр страны Мануэль Вальс подчеркнул, что бомбардировки были необходимы и осуществлялись «в целях самообороны».

Напомним, 5 ноября президент Франсуа Олланд заявил, что Франция направляет к берегам Сирии авианосец «Шарль де Голль». По мнению экспертов, к которым обратилась «СП», использование «Шарля де Голля» в районе сирийского конфликта позволит Франции вдвое усилить возможности своей воздушной группировки.

Однако возникает вопрос — почему французы вдруг решили нанести удары по нефтяным месторождениям, которые, надо заметить, не бомбят ни США, ни ВКС РФ?

Террористические группировки контролируют в Сирии большую часть нефтяных месторождений. Судя по всему, им удалось хорошо выстроить систему доставки и переработки сырья для его последующей продажи.

Издание Financial Times сообщало, что основной объем нефти, который попадает в руки ИГ, добывается как раз на территории сирийской провинции Дейр-эз-Зор. Как утверждается в документах, оказавшихся в руках западных журналистов, в среднем в сутки на данной территории получают около 34−40 тыс. баррелей, что позволяет террористам зарабатывать в среднем $ 1,5 млн. в день. То есть их бизнес настолько крупный, что вести дела с ними вынуждены даже их противники — правительство Башара Асада. Ведь то же дизельное топливо необходимо и для доставки воды, и для сельского хозяйства, и для больниц, и для офисов. «Если поставки прекратятся, все замрет», — сказал Financial Times один сирийский бизнесмен.

Более того, по сведениям СМИ, признавая необходимость нефтедобычи, террористы даже нанимают профессиональных нефтяников — высокопрофессиональных инженеров и технический персонал.

Востоковед, заместитель руководителя отдела канала «Русия аль-яум», автор книги «Вся Сирия» Сергей Медведко считает, что французы, нанеся удары по нефтяным месторождениям, ведут беспроигрышную игру.

— С одной стороны, в глазах России и тех, кто борется против «Исламского государства», Париж выглядит страной, которая принимает активное участие в борьбе с экстремистскими вооруженными группами в Сирии.

Но с другой стороны, французы известны своим враждебным отношением к режиму Башара Асада. А поскольку нефтяные месторождения и существующая инфраструктура на самом деле принадлежат сирийскому правительству, то, получается, французские ВВС ослабляют экономику не только противника в лице экстремистов, но и правительства Асада, которое, судя по всему, еще долго будет у власти. В общем, на лицо этакая французская хитрость — «одним камнем свалить двух птиц»: лучше бить по нефтяным скважинам, чем наносить удары непосредственно по скоплению живой силы противника и военным объектам, и вызвать недовольство тех, кто их спонсирует.

— Financial Times в своем расследовании обвиняет власти в Сирии в том, что они якобы напрямую сотрудничают с «халифатом» в нефтегазовой сфере…

— Конечно, Башар Асад не садится с боевиками за стол переговоров. И Министерство нефти и минеральных ресурсов правительства Сирии не имеет никакого отношения к обсуждаемой проблеме.

В Сирии всегда были сильны традиции рынка. Сирийские купцы известны еще со времен Древнего Египта. И сегодня торговцы, частные компании (в основном средние и мелкие) заключают соглашение с исламистами — зачастую просто на словах, как это часто делается на Востоке, мол, вы нам даете нефть, мы вам — деньги. При этом джихадистов не интересует, кто и как эту нефть будет использовать, им главное продать и получить навар (как и в случае с торговлей артефактами — им все равно, кто их покупает — американцы, швейцарцы или ливанцы). В свою очередь, частники перепродают купленную нефть государственным структурам, поставщикам топлива, но уже за другие деньги. Как говорится, война войной, а бизнес бизнесом.

Теперь что касается механизма продажи нефти. В свое время мне доводилось жить в Сирии, бывать, в частности, в Дейр-эз-Зоре. Но тогда там все было солидно. Сейчас же нефть в Сирии качают и транспортируют в основном кустарным способом. Система пластиковых труб различного диаметра, как капиллярная сеть, ведет к границам к Турции, где и процветает бизнес. Те, у кого есть какие-либо емкости — начиная от бочек и заканчивая автоцистернами — беспрепятственно ввозят сырую нефть на турецкую территорию, где налажена доставка на нефтеперегонные заводы.

После этого уже более-менее приличное топливо в виде солярки, дизельного топлива, мазута и бензина можно продавать, как говорится, по вполне европейским ценам. Цена же на сырую нефть (она зависит от конъюнктуры и постоянно меняется) варьируется от 5 до 35 долларов за баррель. То есть никакой единой ценовой политики не существует.

При этом надо понимать, что продажа нефти — это только один из четырех источников финансирования «Исламского государства» и других группировок. Остальные также известны: поступления денег кэшем — наличных от Саудовской Аравии и Катара через Турцию; продажа артефактов; работорговля, причем в гораздо больших масштабах, чем это было во времена гражданской войны в Ливане, и без каких-либо оглядок на принципы, веру и совесть.

— Правительство Асада контролирует какие-либо месторождения?

— Не более 20%. Правда, сейчас пошла тенденция к отвоевыванию территорий. В основном все крупные месторождения расположены в районе реки Евфрат, в Эль-Камышлы и ближе к Ираку. Большая часть месторождений контролируется исламистами. Поэтому Сирии катастрофически не хватает энергоресурсов. До войны страна спокойно себя обеспечивала: запасов нефти хватало даже на экспорт. Но когда более 80% скважин находится в руках исламистов, сирийцы вынуждены искать выход. Я знаю, что они обращались к России и другим странам с предложением о прямой закупке дизтоплива, бензина и т. д.

— Анализируя происходящее в Сирии, надо учитывать, что там существует множество подводных течений, — говорит директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. — Недавно меня спросили в эфире, а почему и российская авиация, и американская не бомбят нефтяные месторождения, которые находятся под контролем террористов? Например, крупнейшее месторождение аль-Омар? Ведь ежедневно оттуда идут десятки, сотни автоцистерн в Ирак и Турцию.

Вопрос достаточно щекотливый, ведь автоцистерны расходятся и по Сирии. То есть нефть попадает на внутрисирийский рынок и продается через нефтяных рейдеров. За счет этого функционируют больницы и другие учреждения. Более того, заправляются танки и БМП.

Стороны воюют друг с другом, но обоюдная потребность в газе и нефти диктует свои правила. Откуда еще идти топливу, если почти все месторождения контролирует оппозиция — либо курды, либо боевики, которые имеют там хоть и примитивные, но НПЗ? У Асада, по большому счету, есть только прибрежный шельф, который нужно разрабатывать. Кстати, если курды возьмут Эр-Ракку в составе коалиции «Демократические силы Сирии» (читайте об этом в материале «СП» — «Войскам Асада не хватает „воздуха"»), сформированной США, то под их контролем окажется и месторождение аль-Омар.

Но французы оказались самыми «умными». Я думаю, что решение бомбить нефтяные объекты в Дейр-эз-Зоре они не согласовывали ни с американцами, ни с нами. То ли французы вспомнили, что когда-то Сирия была их подмандатной территорией, то ли таким образом решили продемонстрировать, что они тщательно выбирают объекты и бомбят те, по которым другие не бьют…

Конечно, можно поставить вопрос ребром, разбомбить эти объекты, но тогда будет подорвана не только экономика «халифата», но и встанет вопрос о выживании сирийцев. А что произойдет, если не будет ни ГСМ, ни бензина для военной техники? Тогда и война может закончиться, потому что иранцы не будут гнать свои танкеры в сирийские порты для мирного населения и правительственных войск по бросовым ценам. При этом надо понимать, что террористы будут и дальше получать деньги и оружие от своих спонсоров.

* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

 

Антон Мардасов

Фото: ZUMAP/Global Look Press

 

tehnowar.ru

Американский Минфин: нефть у ИГИЛ покупают режим Асада и Турция

Эксперт: «Вариант прямой связи между правительство Сирии и «Исламским государством» исключен»

11.12.2015 в 13:07, просмотров: 21579

За год за счет торговли «черным золотом» действующая на территории Сирии и Ирака группировка «Исламского государство» получила до полумиллиарда долларов. Еще миллиард «пришел» из банков, находящихся на землях, захваченных ИГИЛ. Эти цифры назвал, выступая в Лондоне, представитель Минфина США Адам Шубин.

фото: morguefile.com

Признав, что часть нефти, добываемой на контролируемых ИГИЛ (деятельность этой террористической группировки запрещена во многих странах, в т.ч. и в России), переправляется в Турцию, представитель американского Казначейства не упустил возможности уличить в покупке этой нефти властями Сирии. «ИГИЛ торгует в больших масштабах нефтью с режимом Асада, – утверждает Адам Шубин. – Они пытаются уничтожить друг друга, и по-прежнему участвуют в торговле между собой на миллионы и миллионы долларов».

– Американцы любят делать такие заявления, не имея никаких доказательств, – так прокомментировал «МК» слова о нефтяной торговле между правительством Асада и ИГИЛ старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Фасих Бадерхан. – Думаю, это заявление из этой же серии. Потому что не может быть между режимом Асада и террористической организацией, захватившей больше половины страны, каких-то экономических отношений. Тем более, на уровне правительства. Может быть, в этих схемах задействован какой-нибудь предприниматель, имеющий какое-либо отношение к сирийским властям или связанным с ними кругам. Но на самом деле на это его никто не уполномочил. Я исключаю вариант прямой связи между режимом Асада и ИГИЛ. Но раз американцы об этом говорят, то они нужны доказательства. Так что подождем, пока американские господа их предоставят.

– Но теоретически возможен вариант покупки правительством нефти не непосредственно у ИГИЛ, а через посредников?

– Можно допустить алчность у какого-нибудь предпринимателя, которого считают связанным с режимом. Но это единичные случаи, из которых нельзя делать вывод, что правительство Сирии покупает нефть у ИГИЛ. А куда попадает игиловская нефть, российские спутники уже, как известно, выяснили...

Часть нефти поступает через границу в Турцию, признал при этом представитель Министерства финансов США. Напомним, что ранее в адрес Анкары звучали обвинения со стороны России в том, что нефть из контролируемых «Исламским государством» районов в промышленных масштабах поступает в хранилища на турецкой территории.

По словам американского чиновника, доходы ИГИЛ от продажи нефти в месяц достигают $40 млн.

«ИГИЛ представляет собой серьезный финансовый объект, – утверждает представитель Минфина США. – В отличие от многих других террористических группировок, ИГИЛ получает относительно небольшую долю своего финансирования от зарубежных доноров. Скорее, ИГИЛ получает деньги от экономической деятельности на контролируемой им территории. Это затрудняет сдерживание его финансирования».

Между тем ударом с беспилотника был уничтожен казначей «Исламское государство». По словам представителя американского военного ведомства, «ликвидация его и его предшественников нанесла удар по знаниям и ресурсам, необходимым для координации финансовой деятельности внутри организации».

www.mk.ru

Битва за нефть ИГИЛ - DISCRED.RU

Французские ВВС начали бомбить месторождения в Сирии…

Французские самолеты нанесли удары по сирийским нефтяным объектам, находящимся в руках боевиков группировки «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ). Об этом 10 ноября сообщил министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан.

А накануне, 9 ноября, французские истребители Dassault Mirage 2000D и 2000N, дислоцированные на базе в Иордании, нанесли два удара авиабомбами GBU-24 Paveway III калибра 2000 фунтов по нефтедобывающим установкам в провинции Дейр-эз-Зор. Бомбардировка была осуществлена на основе разведданных, полученных за несколько недель наблюдения.

— Нашей задачей является ослабление финансового потенциала ИГ путем нарушения эксплуатации нефтяных объектов в зонах, которые контролируются террористической группировкой, — говорится в коммюнике Министерства обороны Франции.

Для справки: французское присутствие в небе над Ираком и Сирией обеспечивают шесть самолетов Dassault Rafale, размещенных на авиабазе «Аз-Зафра» в Объединенных Арабских Эмиратах, а также шесть истребителей Mirage 2000, совершающих вылеты с аэродрома «Принц Хасан» в Иордании.

Первые авиаудары по позициям боевиков ИГ в Сирии ВВС Франции нанесли в конце сентября. Премьер-министр страны Мануэль Вальс подчеркнул, что бомбардировки были необходимы и осуществлялись «в целях самообороны».

Напомним, 5 ноября президент Франсуа Олланд заявил, что Франция направляет к берегам Сирии авианосец «Шарль де Голль». По мнению экспертов, использование «Шарля де Голля» в районе сирийского конфликта позволит Франции вдвое усилить возможности своей воздушной группировки.

Однако возникает вопрос: почему французы вдруг решили нанести удары по нефтяным месторождениям, которые, надо заметить, не бомбят ни США, ни ВКС РФ?

Террористические группировки контролируют в Сирии большую часть нефтяных месторождений. Судя по всему, им удалось хорошо выстроить систему доставки и переработки сырья для его последующей продажи.

Издание Financial Times сообщало, что основной объем нефти, который попадает в руки ИГ, добывается как раз на территории сирийской провинции Дейр-эз-Зор. Как утверждается в документах, оказавшихся в руках западных журналистов, в среднем в сутки на данной территории получают около 34−40 тыс. баррелей, что позволяет террористам зарабатывать в среднем $ 1,5 млн. в день. То есть их бизнес настолько крупный, что вести дела с ними вынуждены даже их противники — правительство Башара Асада. Ведь то же дизельное топливо необходимо и для доставки воды, и для сельского хозяйства, и для больниц, и для офисов. «Если поставки прекратятся, все замрет», — сказал Financial Times один сирийский бизнесмен.

Более того, по сведениям СМИ, признавая необходимость нефтедобычи, террористы даже нанимают профессиональных нефтяников — высокопрофессиональных инженеров и технический персонал.

Востоковед, заместитель руководителя отдела канала «Русия аль-яум», автор книги «Вся Сирия» Сергей Медведко считает, что французы, нанеся удары по нефтяным месторождениям, ведут беспроигрышную игру.

— С одной стороны, в глазах России и тех, кто борется против «Исламского государства», Париж выглядит страной, которая принимает активное участие в борьбе с экстремистскими вооруженными группами в Сирии.

Но с другой стороны, французы известны своим враждебным отношением к режиму Башара Асада. А поскольку нефтяные месторождения и существующая инфраструктура на самом деле принадлежат сирийскому правительству, то получается, французские ВВС ослабляют экономику не только противника в лице экстремистов, но и правительства Асада, которое, судя по всему, еще долго будет у власти. В общем, налицо этакая французская хитрость — «одним камнем свалить двух птиц»: лучше бить по нефтяным скважинам, чем наносить удары непосредственно по скоплению живой силы противника и военным объектам, и вызвать недовольство тех, кто их спонсирует.

— Financial Times в своем расследовании обвиняет власти в Сирии в том, что они якобы напрямую сотрудничают с «халифатом» в нефтегазовой сфере…

— Башар Асад не садится с боевиками за стол переговоров. И Министерство нефти и минеральных ресурсов правительства Сирии не имеет никакого отношения к обсуждаемой проблеме.

В Сирии всегда были сильны традиции рынка. Сирийские купцы известны еще со времен Древнего Египта. И сегодня торговцы, частные компании (в основном средние и мелкие) заключают соглашения с исламистами — зачастую просто на словах, как это обычно делается на Востоке, мол, вы нам даете нефть, мы вам — деньги. При этом джихадистов не интересует, кто и как эту нефть будет использовать, им главное продать и получить навар (как и в случае с торговлей артефактами: им все равно, кто их покупает — американцы, швейцарцы или ливанцы). В свою очередь, частники перепродают купленную нефть государственным структурам, но уже за другие деньги. Как говорится, война войной, а бизнес бизнесом.

Теперь что касается механизма продажи нефти. В свое время мне доводилось жить в Сирии, бывать, в частности, в Дейр-эз-Зоре. Но тогда там все было солидно. Сейчас же нефть в Сирии качают и транспортируют в основном кустарным способом. Система пластиковых труб различного диаметра, как капиллярная сеть, ведет к границам к Турции, где и процветает бизнес. Те, у кого есть какие-либо емкости — начиная от бочек и заканчивая автоцистернами — спокойно ввозят сырую нефть на турецкую территорию, где налажена доставка на нефтеперегонные заводы.

После этого уже более-менее приличное топливо в виде солярки, дизельного топлива, мазута и бензина можно продавать по вполне европейским ценам. Цена же на сырую нефть (она зависит от конъюнктуры и постоянно меняется) варьируется от 5 до 35 долларов за баррель. Никакой единой ценовой политики не существует.

При этом надо понимать, что продажа нефти — это только один из четырех источников финансирования «Исламского государства» и других группировок. Остальные также известны: поступление денег кэшем — наличных от Саудовской Аравии и Катара через Турцию; продажа артефактов; работорговля, причем в гораздо больших масштабах, чем это было во времена гражданской войны в Ливане, и без каких-либо оглядок на принципы, веру и совесть.

— Правительство Асада контролирует какие-либо месторождения?

— Не более 20%. Правда, сейчас пошла тенденция к отвоевыванию территорий. В основном все крупные месторождения расположены в районе реки Евфрат, в Эль-Камышлы и ближе к Ираку. Основная часть месторождений контролируется исламистами. Поэтому Сирии катастрофически не хватает энергоресурсов. До войны страна спокойно себя обеспечивала: запасов нефти хватало даже на экспорт. Но когда более 80% скважин находится в руках исламистов, сирийцы вынуждены искать выход. Я знаю, что они обращались к России и другим странам с предложением о прямой закупке дизтоплива, бензина и т. д.

— Анализируя происходящее в Сирии, надо учитывать, что там существует множество подводных течений, — говорит директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. — Недавно меня спросили в эфире, а почему и российская авиация, и американская не бомбят нефтяные месторождения, которые находятся под контролем террористов? Например, крупнейшее месторождение аль-Омар? Ведь ежедневно оттуда идут десятки, сотни автоцистерн в Ирак и Турцию.

Вопрос достаточно щекотливый, ведь автоцистерны расходятся и по Сирии. То есть нефть попадает на внутрисирийский рынок и продается через нефтяных трейдеров. За счет этого функционируют больницы и другие учреждения. Более того, заправляются танки и БМП.

Стороны воюют друг с другом, но обоюдная потребность в газе и нефти диктует свои правила. Откуда еще идти топливу, если почти все месторождения контролирует оппозиция — либо курды, либо боевики, которые имеют там хоть и примитивные, но НПЗ? У Асада, по большому счету, есть только прибрежный шельф, который нужно разрабатывать. Кстати, если курды возьмут Эр-Ракку в составе коалиции «Демократические силы Сирии» (читайте об этом в материале «СП» — «Войскам Асада не хватает „воздуха»»), сформированной США, то под их контролем окажется и месторождение аль-Омар.

Но французы оказались самыми «умными». Я думаю, что решение бомбить нефтяные объекты в Дейр-эз-Зоре они не согласовывали ни с американцами, ни с нами. То ли французы вспомнили, что когда-то Сирия была их подмандатной территорией, то ли таким образом решили продемонстрировать, что они тщательно выбирают объекты и бомбят те, по которым другие не бьют…

Конечно, можно поставить вопрос ребром, разбомбить эти объекты, но тогда будет подорвана не только экономика «халифата», но и встанет вопрос о выживании сирийцев. А что произойдет, если не будет ни ГСМ, ни бензина для военной техники? Тогда и война может закончиться, потому что иранцы не будут гнать свои танкеры в сирийские порты для мирного населения и правительственных войск по бросовым ценам. При этом надо понимать, что террористы будут и дальше получать деньги и оружие от своих спонсоров.

Антон Мардасов

www.discred.ru

Как Турция и Израиль грабят Сирию и Ирак, экспортируя нефть ИГИЛ

Как Турция и Израиль грабят Сирию и Ирак, экспортируя нефть ИГИЛ

Западные и восточные сайты расследований проследили основной путь транспортировки нефти «Исламского государства» (ИГ, ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация — EADaily) на западные рынки. По данным Министерства финансов США, на экспорте «черного золота» ИГИЛ ежедневно зарабатывает до полутора миллионов долларов. Это — главный финансовый источник поддержки террористов. И основной канал продажи контрабандной нефти, как утверждают эксперты Al-Araby Al-Jadeed, Financial Times, Reuters, Die Presse и Global research, проходит через Турцию. При этом заявления о том, что Минобороны России показывает снимки караванов бензовозов не «Исламского государства», а Курдистана, соответствуют действительности. Контрабандную нефть просто переоформляют как курдскую, заявляют эксперты. Поэтому по документам по Турции уже едет вроде как легальная нефть из Курдистана. Такой финт позволяет не только «сохранять лицо» Анкаре, но и делать заявления Белому дому, что у него нет подтверждений о контрабанде нефти ИГ через Турцию.

Дядюшка Фарид

Основную нефть для «экспорта» в ИГ добывают у сирийского города Дейр-эз-Зор и иракского Мосула. Там из-за опасности авиаударов работы ведутся от заката до восхода, а любое фотографирование категорически запрещено, сообщают эксперты панарабской газеты Al-Araby Al-Jadeed. По их данным, добычу ведут иракские специалисты, которые ранее работали на месторождениях. Судя по количеству бензовозов, пересекающих приграничный с Ираком турецкий город Сирнак, в сутки ИГ получает 30 тыс. баррелей сырой нефти.

Эксперты Al-Araby Al-Jadeed поговорили с представителями Иракской и Курдской служб разведки, сотрудниками КПП на границе Турции и Курдистана и представителем нефтяной компании, которая участвует в контрабанде нефти ИГ. И составили детальный маршрут основного пути транспортировки черного золота из «Исламского государства». Их расследование почти полностью совпадает с данными Financial Times, Reuters, Die Presse и Global research.

«После того, как нефть загружают в бензовозы, их отправляют на север, в Заху (город Северного Курдистана на границе с Турцией и всего в 88 км от игиловского Мосула), — рассказал полковник разведки экспертам Al-Araby Al-Jadeed. — После приезда, а за раз в Зоху приезжают от 70 до 100 бензовозов, на окраине города проходят аукционы. Покупателями выступает мафия контрабандистов из сирийских и иракских курдов, иранцев и турок».

По словам полковника, победитель сразу выплачивает 10−25% наличными в качестве залога. После этого бензовозы передаются водителям, у которых есть документы на пересечение турецкой границы и транспортировку грузов. Приехавшим из «Исламского государства» взамен отдают пустые грузовики, на которых те уезжают обратно.

До того, как нефть ввезут на территорию Турции, она проходит грубую переработку на небольших курдских нефтеперерабатывающих заводиках. Таким образом, во-первых, она уже не считается сырой нефтью и ее вывоз в Турцию не нарушает запрет на экспорт нефти с территории Ирака без одобрения правительства. Во-вторых, черное золото из ИГ легализуется, получая документы, что это продукт из Курдистана. По данным иракского полковника, на которого ссылается Al-Araby Al-Jadeed, на турецкой границе взятки все равно платятся, чтобы избежать малейших недоразумений.

В Турции бензовозы едут в город Силопи, к брокеру. Его называют по-разному — Доктор Фарид, Дядюшка Фарид или Хаджи Фарид. 50-летний торговец, по данным Al-Araby Al-Jadeed, имеет израильское и греческое гражданство. Его постоянно сопровождают два телохранителя на черном внедорожнике «Джип Чероки».

Израиль играют втемную?

За вычетом услуг водителя, брокеров и взяток «Исламское государство» зарабатывает 15−18 долларов с барреля. Дядюшка Фарид — не единственный, кто занимается контрабандной нефти, но считается самым эффективным брокером. Он имеет лицензии на экспортно-импортные операции и продает сырье трем нефтяным компаниям. В Турции нефть от ИГ продается уже как курдская и ничем не отличается по своим характеристикам от нее. Ее, по данным Al-Araby Al-Jadeed, экспортируют в Израиль. Транспортировку ведут через порты Джейхан, Мерсил и Дортел.

Морские инженеры Георг Киоукстсолоу и Алек Кутрубис из университета Гринвич проследили торговые пути нефти из турецкого порта Джейхан и обнаружили взаимосвязь между датами военных успехов ИГ и отгрузки крупнейших партий нефти.

В августе издание Financial Times сообщало, что 75% нефти Израиль получает из Северного Курдистана. Треть — через порт Джейхан, который американский расследователи уже тогда называли возможными воротами контрабанды нефти из «Исламского государства».

Специалисты Университета Гринвича рассказали Al-Araby Al-Jadeed, что экспорт нефти ИГ через Израиль — результат коррупции среди брокеров, а не госчиновников и компаний, которые по накладным получают абсолютно легальную нефть.

Представитель крупной европейской нефтяной компании заявил, что черное золото поставляется в средиземноморские страны. До этого проходит еще одну, но грубую переработку в Израиле, так как современных мощностей у страны нет.

«Без Израиля нефть из ИГИЛ не распространялась бы дальше Ирака, Сирии и Турции. Этой стране доверяют», — заявил собеседник Al-Araby Al-Jadeed. Его эксперты связались по Skype с людьми, близкими с ИГ, но те заявили, что им все равно, куда и как попадает их нефть. Они продают ее посредникам и брокерам. На этом их участие в «экспорте» нефти заканчивается.

Как доставляют деньги в ИГИЛ

Остальную часть денег за нефть, кроме залога в Заху, ИГ получает множеством способов. Например, через турецкие частные банки, в которых через брокеров типа Дядюшки Фарида открываются счета на анонимных граждан Ирака. Далее деньги передаются в Ракку или Мосул — их отмывают в бесчисленных компаниях по обмену валюты.

Еще один вариант, по данным Al-Araby Al-Jadeed, автомобили. На деньги ИГИЛ их покупают и экспортируют в Ирак — Багдад и другие неконтролируемые «Исламским государством» территории. Там продают, а наличность вывозят в ИГИЛ.

Турецкая военная база в Ираке: в километрах от шоссе, по которой везут нефть

О том, что основной канал «экспорта» нефти ИГИЛ идет через Турцию, вряд ли не знают в Анкаре или Вашингтоне. Однако первые все отрицают, а вторые предпочитают, по крайней мере, вслух об этом не говорить. Например, американские компании отказались от импорта курдской нефти еще в прошлом году. Среди названных причин — не одобрение правительством Ирака самостоятельного экспорта Северного Курдистана. Журналисты-расследователи предполагают, что поводов было на самом деле больше. Но ругаться со своим союзником в нынешнем ближневосточном раскладе США не намерены. Как, впрочем, и давать новые козыри России. Как итог, все разговоры о том, что удар по контрабанде нефти ИГИЛ подорвет благополучие террористов, так и остаются разговорами. И мир ни на шаг не приближается к тому, чтобы избавиться от террористической заразы, роль Турции в распространении которой непонятна до сих пор.

На прошлой неделе на Ближнем Востоке разразился очередной скандал. На военную базу Турции в северном Ираке Анкара перекинула настоящий воинский контингент. В Багдаде справедливо посчитали, что батальону и нескольким десяткам танкам чужой страны в Ираке без разрешения правительства делать нечего. И заявления о подготовке Турцией курдов для войны с ИГ — лишь прикрытие для неких далеко идущих планов. Не секрет, что в Ирак Турция зашла еще в 2008 году, чтобы якобы подавить боевиков-курдов Курдской рабочей партии (не путать с Северными Курдистаном). С тех пор там и осталась. Военная база Турции находится в 20 км от Мосула. Этот город контролируется ИГ, но его называют столицей туркоманов, которых на севере Сирии неистово защищает Анкара. Поэтому планы Турции с учетом ее имперских абмиций могут быть самыми разными. Но в нашем случае любопытно другое. В километрах от военной базы проходит трасса в Северный Курдистан. Именно по ней и идут караваны бензовозов с нефтью от ИГИЛ.

РЕКОМЕНДУЕМ:

Если завтра русско-турецкая война

Как США натравили турок на русских

Как США сбили российский Су-24 руками турок

Операция «Возмездие»: дальний удар по ИГИЛ

Русский блицкриг в Сирии диаметром в 600 км

Наземная операция России в Сирии: миф или перспектива?

Парижская точка невозврата Европы

Теракт на борту А321 сплотит Россию

Информационная спецоперация Кремля

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Опубликовано: 17.12.2015 12:32

rusprav.tv