Перекроить Сирию: нефть, газ и религиозная мозаика. Сирия нефть газ


Нефть. Газ. Российские авиаудары в Сирии. | Вестник бури

На фоне экономического кризиса и не лучшей внешнеполитической ситуации Россия внезапно начинает военные действия в Сирии. Впрочем, если мы вспомним о таких словах как «нефть» и «газ», то вся странность ситуации улетучивается. И мы получаем очередной военный империалистический конфликт, главная суть которого — борьба за рынки сбыта. Об этом — в материале Андрея Рудого.

В детстве, читая легенды и мифы, я на полном серьёзе предполагал, что войны могут начаться из-за ущемлённого достоинства, похищенной женщины и других подобных эксцессов. Однако потом выяснилось, что история куда более рациональна и цинична, а военные действия никогда не начнутся без особого экономического интереса.

Так о чём это я? Ах, да, о Сирии. Трёхсторонняя война в этой стране, основными действующими силами в которой является правительство, оппозиция и Исламское государство, давно освещается в российских новостях. Но не чаще, чем украинский кризис. Да, в Тартусе есть база российских ВМФ. Но мало кто думал, что на фоне внутреннего кризиса, а также недешёвой поддержки Новороссии и восстановления Крыма, Путин и компания отважатся на военную операцию за тридевять земель. Но вот президент Сирии Башар Асад, терпящий в последнее время поражения, попросил российские власти о вмешательстве. И они мигом согласились – Совет Федерации в экстренном порядке разрешил использование отечественных вооружённых сил за границей. И понеслось…

Конечно, в путинской администрации сразу заявили, что эта операция – защита «национальных интересов России». Ведь количество выходцев из СНГ, примыкающих к ИГИЛ, растёт не по дням, а по часам. Помимо этого, посол Сирии в России заявил, что военная операция ведётся не только против ИГИЛ, но и против «других террористических группировок». Жертвы же среди мирного населения были названы выдумкой, хотя по неофициальным данным они исчисляются уже десятками.

Почему же развернулась вся эта история? Провластные политологи заявят о конфронтации с США на Ближнем Востоке или той же защите мифических «национальных интересов». Но если говорить о российской внешней политике, то французское «ищите женщину» можно легко конвертировать в наше «ищите газ и нефть». Вот тут-то и выплывает на авансцену арабское государство под названием Катар.

Катар обладает гигантским месторождением газа, что выводит маленькую страну на 3-е место в мире по запасам этого ресурса. В 2013 году Катар поставил на внешние рынки 90 млн. т голубого топлива, что составило 31% от общемирового экспорта сжиженного газа. В то же время, на Россию приходится всего 4,5 %. Катарский газ легче добывать, его себестоимость на порядок ниже, чем у отечественного.

О предстоящей борьбе между Россией и Катаром на  Ближнем Востоке предупреждали ещё в 2014 году. Ведь одно дело – владеть крупными месторождениями газа, а другое – напрямую с минимальными издержками поставлять его покупателям в лице европейских стран, получая возможность понизить цены и задавить конкурента в лице российского «Газпрома». Но вот неувязочка! На пути предполагаемого газопровода лежит Сирия, ориентированная более на сотрудничество с Россией. Именно поэтому Катар будет предпринимать всё, чтобы режим Асада пал, а Кремль – всё, чтобы он устоял. В противном случае «Газпром» вынесут с европейских рынков ногами вперёд, что станет катастрофой для ресурсной экономики России.

Впрочем, не один Катар здесь мешает Кремлю. И удары по ИГИЛ обоснованы не только тем, что тысячи граждан России едут воевать на Ближний Восток за исламистов. Дело в том, что Сирия и Турция хоть и конфронтируют с Исламским государством, но нефть по заниженным ценам у них покупают. Ведь известно, что красивые прайс-листы способны уничтожить любые моральные принципы – особенно, если речь идёт о политике. Именно поэтому отечественные власти, действуя в интересах корпораций,  и проводят сейчас на Ближнем Востоке зачистку, уничтожая конкурентов. К слову, власти Ирака разрешили российским самолётам бомбить и позиции ИГИЛ на своей территории, а посему масштабы военной операции выходят уже далеко за рамки Сирии. Сейчас российские власти говорят о маленькой победоносной операции на 3-4 месяца, но кто знает - на сколько растянется эта война на самом деле.

В итоге у нас складывается классическая империалистическая схема. Крупные корпорации бьются на международном уровне за рынки сбыта, развязывая через свои правительства военные действия. Всё это настолько элементарно и типично, что остаётся поражаться – как международное сообщество порой может покупаться на сказки о «национальных интересах». Драматизм ситуации заключается в том, что выбор между Асадом, ИГИЛ и повстанцами (сборной солянкой, в которой также значительную часть составляют исламисты) - не самый приятный. Курдская рабочая партия и отряды народной самообороны здесь не обладают серьёзным перевесом, да и они могут быть “зачищены” российскими ВВС.

Вывод прост: если где-то начинается война - ищите чью-то реальную и вполне материальную выгоду. Возможно, что в результате сирийской операции российские правящие круги подстегнут рост цен на нефть, погрев свои карманы. Более того, если проект “Новороссия” не принёс ожидаемых результатов - пришла пора новой “маленькой победоносной войны”, которая может отвлечь российскую общественность от насущных проблем.

История цинична и завязана на экономике. Не то, что легенды и мифы.

vestnikburi.com

(Русский) Перекроить Сирию: нефть, газ и религиозная мозаика

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В этом году исполняется 101 год с момента заключения соглашения Сайкса-Пико, и в свете непрекращающейся сирийской гражданской войны пришло время спросить, как это работает.

Соглашение формализовало британские и французские сферы влияния на Ближнем Востоке и заложило основу для французского мандата на Сирию и Ливан с 1923 по 1946 гг. В 1936 г. Али Сулайман аль-Асад, дед президента Башара Асада, а также другие знатные алавиты обратились к президенту Франции Леону Блюму в попытке остаться под протекторатом Франции.

И это выступление Аль-Асада совершенно своевременно сегодня в свете предложения Джамшида и Карола Чокси из Университета Индианы по “беспристрастному разделу” Сирии. Это предложение станет дополнением к прекращению огня с разделением по этническому признаку (с сопутствующим перемещением населения) и не играют никакой роли для России, Ирана и Турции, которые выступали в качестве воюющих сторон. Большинство суннитов получат провинции в центре и на севере, курды на северо-востоке, алавиты и шииты будут держать средиземноморские прибрежные провинции, христиане, друзы и евреи разделят юго-запад и юг, езиды получат анклав на границе между Сирией и Ираком.

Международному сообществу следует серьезно отнестись к предложению независимости этнических государств или автономных районов и воспользоваться возможностью избежать повторения Конституции Ирака сектантского характера, которая, как отмечают иракцы, не была разработана самими иракцами.

Четыре фактора омрачат переговоры по этнической автономии: нефть и природный газ в провинции Левант, два конкурирующих предложения для газопроводов, которые пересекают Сирию, транспортный коридор Иран-Сирия и сирийские беженцы.

Нефть и природный газ в провинции Левант

Нефть в СирииНефть в Сирии

Геологическая служба США оценивает, что потенциальные извлекаемые запасы составляют “1,7 млрд баррелей нефти и 122 трлн куб. футов природного газа” в бассейне провинции Левант, которая охватывает Израиль, сектор Газа, Ливан и Сирию.

Израиль разрабатывает свои месторождения и становится экспортером энергетических ресурсов. Ливан принял законодательство, регулирующее разведку нефти и газа, но его развитие застопорилось, так как Ливан и Израиль оспаривают район в 300 кв. миль, пытаясь утвердить на него права как на особую экономическую зону.

Проводить добычу газа в водах сектора Газа небезопасно, до тех пор пока израильтяне и арабы не заключат мирный договор и палестинцы не примут строгие меры по обеспечению прозрачности в связи с коррупцией в Палестинской автономии.

Сирия имеет ограниченные запасы нефти в восточной провинции Дейр-эз-Зор, в которой довольно эффективно велась добыча во время гражданской войны, а режим Асада и ИГИЛ получали свою выгоду от контрабанды нефти в Турцию.

Этнические государства/автономные районы, скорее всего, потребует долю доходов от продажи нефти и газа из месторождений на шельфе двух провинций, контролируемых алавитами и шиитами, прежде чем они согласятся на прекращение огня и раздел территории. Решение может заключаться в том, чтобы сформировать компанию с прозрачным корпоративным уставом или наделить ее структурой управления. Для реконструкции по оценкам потребуется минимум $180 млрд.

Россия и Иран не имеют достаточно денег, чтобы восстановить Сирию. США сосредоточены на внутренних проблемах. Турция хочет участвовать в действиях, но никто не станет ограничивать усилия авторитарного паши по восстановлению. Страны Персидского залива имеют наличные, но им, возможно, не хватает навыков администрирования для контроля за восстановлением. Китай может захотеть включить Сирию в проект “Один пояс – один путь”, но только если получит гарантии безопасности и природные ресурсы.

Конкурирующие газопроводы

Проект Катаро-турецкого газопроводаПроект Катаро-турецкого газопровода

Конкурирующие газопроводы, которые пересекают Сирию, будут иметь жизненно важное значение. В 2009 г. Катар обратился к Сирии по вопросу о прокладке запланированных 1500 миль трубопровода для транспортировки природного газа в Европу через территорию провинции Алеппо в Сирии. Катар хотел проложить газопровод в Европу. Сирия отказалась от предложения Катара, и в 2011 г. Сирия, Иран и Ирак договорились о строительстве трубопровода для подключения газового месторождения Южный Парс в Европу.

Проекты мертвы, но некрологи пока не были опубликованы. Физический риск велик, так что кредиторы не захотят прикасаться к ним. Политический риск почти так же плох, так как трубопроводные транзиты должны быть согласованы с субнациональными группами и, возможно, сохранившимся сирийским правительством с небольшим количеством оставшихся институциональными возможностями.

Иранский коридор

Иранский сирийский коридор. Иран построил коридор через Сирию, чтобы поддержать режим Асада и его ливанского союзника – “Хезболлу”. В ответ на наращивание военного присутствия США на северо-востоке Иран перенес маршрут на 140 миль к югу.

С разделением территорий потеря коридора через суннитские территории будет стратегическим поражением для Тегерана. Кроме того, более широкое использование Ираном авиакомпаний для поддержки Асада и “Хезболлы” подвергнут их усилению западных санкций, в то время, как Иран пытается интегрироваться в мировую экономику. Это приведет к напряженности в отношениях между силовиками и экономических реформаторов, которые могут ослабить экспансионистские усилия Ирана в пользу соседей Ирана, а также жертв Асада и “Хезболлы”.

Сирийские беженцы

Последний и единственный вопрос, который может перекрыть все остальные, – сирийские беженцы и внутренние перемещенные лица (ВПЛ). В Турции, Ливане, Иордании и Ираке зарегистрировано почти 5 млн сирийских беженцев. ВСирийские беженцы на Ближнем Востоке и в Северной Африке

Сирийские беженцы на Ближнем Востоке и в Северной Африке с 2011 года

Турции размещается самое большое количество беженцев, почти 3 млн – при наиболее развитой экономике и способности их принять. Иордания принимает более 650 тыс. сирийских беженцев, Ливан – более 1 млн, 20% от коренного населения в 4,5 млн человек. Ирак принимает более 200 тыс. беженцев, все в районах, контролируемых курдским региональным правительством. При увеличении военной активности США предполагаемые вынужденные переселенцы могут стать причиной будущих проблем.

Восстановит ли Сирия единство? Возможно, но тот вопрос, который касается сирийцев, и ответ будет получен явно не в этом политическом цикле. Реконструкция после Гражданской войны в США потребовала 12 лет, с 1865 по 1877 гг., и это была борьба между людьми одного и того же этноса и религии, которые не должны были истреблять друг друга. В Сирии окончательное решение о единстве будет принято внуками.

Источник

isedworld.org

Россия будет добывать в Сирии и нефть, и газ

За годы войны сирийский нефтегазовый сектор пришел в упадок. Помочь стране восстановить его в условиях эмбарго могут только Россия и Иран. Если Россия возьмет под контроль сирийские месторождения, она получит невоенный инструмент влияния на международную политику. Поэтому Кремль готов направить туда свои финансовые, интеллектуальные и человеческие ресурсы.

Согласно подписанному в конце января рамочному договору об энергетическом сотрудничестве Россия получит исключительное право на добычу газа и нефти в Сирии.

Соглашение выходит далеко за рамки договоров, описывающих условия сотрудничества в сфере ремонта и восстановления буровых установок и добывающей инфраструктуры. Россияне займутся также обучением нового поколения сирийских сотрудников нефтяного сектора и энергетическим консалтингом. Благодаря этому шагу Москве удастся упрочить свою позицию на Ближнем Востоке.

Из-за продолжающейся с 2011 года войны сирийский энергетический сектор пришел в упадок. Местным нефтеперерабатывающим предприятиям требуется масштабная модернизация. До войны их мощность составляла 250 тысяч баррелей в сутки, сейчас она сократилась вдвое. Пока будет действовать введенное ЕС эмбарго, на поддержку европейских компаний Сирии рассчитывать не приходится. Ни Брюссель, ни Вашингтон не отменят запрет на импорт сирийских углеводородов по политическим причинам: продолжающиеся уже больше шести лет военные действия не привели к смене режима, у власти остается Башар Асад, которого обвиняют в применении химического оружия и других преступлениях.

Россия, Иран и Сирия

Тегеран рассчитывал на появление консорциума Иран — Венесуэла — Сирия, который мог бы претворить эти планы в жизнь, однако из-за серьезных экономических проблем, возникших у Каракаса, придется искать другие решения. В настоящий момент иранскому Корпусу стражей исламской революции удалось добиться одной из своих целей — взять под контроль сирийский телекоммуникационный сектор.

Россия, против которой продолжают действовать европейские и американские санкции, не боится ограничительных мер: она давно научилась с ними успешно справляться. Шаги, которые предпринимает Кремль, свидетельствуют о том, что он намеревается добиться доминирующей позиции в этой части мира. Его долгосрочная стратегия, судя по всему, включает в себя восстановление сирийского нефтегазового сектора.

В 2015 году Международный валютный фонд предполагал, что на эту цель придется потратить 27 миллиардов долларов, но, по последним данным, цифра увеличилась до 35 — 40 миллиардов. Эти деньги понадобятся на восстановление всей инфраструктуры (трубопроводов, насосных станций и так далее), которую можно запустить заново только после проведения ремонтов. По политическим соображениям процесс не затронет занятые сирийскими курдами северные провинции, где находятся большие месторождения нефти. Неясным остается также будущее месторождений (в том числе крупнейшего — Аль-Омар) на территориях, контролируемых силами, которые пользуются поддержкой Запада, а не сирийской армии.

Кто будет добывать в Сирии нефть и газ?

До сих пор неизвестно, какая российская компания займется восстановлением сирийского энергетического сектора. В первые четыре года войны на территории Сирии работал Союзнефтегаз, но в 2015 году он решил уйти из этой страны. Другой кандидат — это Татнефть, занимающаяся разработкой нефтяных и газовых месторождений в Татарстане. Сирия была одной из первых стран, где эта российская компания пробовала свои силы на международном рынке, так что когда появятся благоприятные условия, она захочет туда вернуться. Кроме того, есть шансы, что присоединиться к своему конкуренту решат такие государственные гиганты, как Роснефть и Газпромнефть.

В 2002 году в Сирии добывалось 677 тысяч баррелей нефти в день. Перед началом гражданской войны этот показатель составлял 380 тысяч баррелей, а сейчас упал до уровня в 14 — 15 тысяч баррелей. Снижение объема добычи газа было не столь значительным из-за важной роли, которую играет это сырье в сирийской экономике: 90% добывающегося в стране голубого золота идет на производство электричества. В довоенный период объем добычи доходил до 8 миллиардов кубометров в год, сейчас он составляет 3,5 миллиарда кубометров.

© AFP 2017, Youssef KarawashanНефтяное месторождение Рмейлане в северо-восточной провинции Хасаке в Сирии

До войны сирийская нефть шла в основном на экспорт в Европу, этому способствовало географическое положение страны и то, что главными игроками в этом секторе сирийской экономики были такие европейские компании, как Shell и Total. Поскольку европейский запрет на поставки сирийской нефти продолжает действовать, новому владельцу добывающей инфраструктуры придется найти для сирийских углеводородов новые рынки сбыта. Логичной в этом контексте представляется ориентация на страны региона: Турцию или Ливан.

С экономической точки зрения России выгоднее взять под контроль газовые месторождения. Газ выступает в Сирии основным сырьем для производства электроэнергии, значит, на внутреннем рынке спрос на него останется стабильным. Кроме того, есть большая вероятность, что на сирийском континентальном шельфе в восточной части Средиземного моря находится месторождение, не уступающее по объему запасов месторождениям «Зохр», «Левиафан» и «Афродита».

Цель — доминирующая позиция в регионе

Москва стремится закрепить свою позицию в Юго-Западной Азии. В Иракском Курдистане ведут работу Роснефть и Газпромнефть, в восточных странах бассейна Средиземного моря добычей газа на морских месторождениях занимается Новатэк. Нефть и газ — это не только энергоресурсы. В первую очередь они нужны химической промышленности для изготовления вездесущей пластмассы, смазочных материалов, пестицидов, лекарств, а также получения разнообразных веществ, необходимых для производства других материалов и продуктов, в том числе химических удобрений. Современный человек не представляет себе жизни без всего этого.

Если России удастся взять под свой контроль сирийские месторождения, она получит невоенный инструмент влияния на международную политику и сможет эффективнее воздействовать на ОПЕК. Кремль готов направить на удовлетворение своих геополитических амбиций множество ресурсов как финансовых, так интеллектуальных и человеческих.

bigsmi.com

(Русский) Перекроить Сирию: нефть, газ и религиозная мозаика

عفوا، هذه المدخلة موجودة فقط في الروسية. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В этом году исполняется 101 год с момента заключения соглашения Сайкса-Пико, и в свете непрекращающейся сирийской гражданской войны пришло время спросить, как это работает.

Соглашение формализовало британские и французские сферы влияния на Ближнем Востоке и заложило основу для французского мандата на Сирию и Ливан с 1923 по 1946 гг. В 1936 г. Али Сулайман аль-Асад, дед президента Башара Асада, а также другие знатные алавиты обратились к президенту Франции Леону Блюму в попытке остаться под протекторатом Франции.

И это выступление Аль-Асада совершенно своевременно сегодня в свете предложения Джамшида и Карола Чокси из Университета Индианы по “беспристрастному разделу” Сирии. Это предложение станет дополнением к прекращению огня с разделением по этническому признаку (с сопутствующим перемещением населения) и не играют никакой роли для России, Ирана и Турции, которые выступали в качестве воюющих сторон. Большинство суннитов получат провинции в центре и на севере, курды на северо-востоке, алавиты и шииты будут держать средиземноморские прибрежные провинции, христиане, друзы и евреи разделят юго-запад и юг, езиды получат анклав на границе между Сирией и Ираком.

Международному сообществу следует серьезно отнестись к предложению независимости этнических государств или автономных районов и воспользоваться возможностью избежать повторения Конституции Ирака сектантского характера, которая, как отмечают иракцы, не была разработана самими иракцами.

Четыре фактора омрачат переговоры по этнической автономии: нефть и природный газ в провинции Левант, два конкурирующих предложения для газопроводов, которые пересекают Сирию, транспортный коридор Иран-Сирия и сирийские беженцы.

Нефть и природный газ в провинции Левант

Нефть в СирииНефть в Сирии

Геологическая служба США оценивает, что потенциальные извлекаемые запасы составляют “1,7 млрд баррелей нефти и 122 трлн куб. футов природного газа” в бассейне провинции Левант, которая охватывает Израиль, сектор Газа, Ливан и Сирию.

Израиль разрабатывает свои месторождения и становится экспортером энергетических ресурсов. Ливан принял законодательство, регулирующее разведку нефти и газа, но его развитие застопорилось, так как Ливан и Израиль оспаривают район в 300 кв. миль, пытаясь утвердить на него права как на особую экономическую зону.

Проводить добычу газа в водах сектора Газа небезопасно, до тех пор пока израильтяне и арабы не заключат мирный договор и палестинцы не примут строгие меры по обеспечению прозрачности в связи с коррупцией в Палестинской автономии.

Сирия имеет ограниченные запасы нефти в восточной провинции Дейр-эз-Зор, в которой довольно эффективно велась добыча во время гражданской войны, а режим Асада и ИГИЛ получали свою выгоду от контрабанды нефти в Турцию.

Этнические государства/автономные районы, скорее всего, потребует долю доходов от продажи нефти и газа из месторождений на шельфе двух провинций, контролируемых алавитами и шиитами, прежде чем они согласятся на прекращение огня и раздел территории. Решение может заключаться в том, чтобы сформировать компанию с прозрачным корпоративным уставом или наделить ее структурой управления. Для реконструкции по оценкам потребуется минимум $180 млрд.

Россия и Иран не имеют достаточно денег, чтобы восстановить Сирию. США сосредоточены на внутренних проблемах. Турция хочет участвовать в действиях, но никто не станет ограничивать усилия авторитарного паши по восстановлению. Страны Персидского залива имеют наличные, но им, возможно, не хватает навыков администрирования для контроля за восстановлением. Китай может захотеть включить Сирию в проект “Один пояс – один путь”, но только если получит гарантии безопасности и природные ресурсы.

Конкурирующие газопроводы

Проект Катаро-турецкого газопроводаПроект Катаро-турецкого газопровода

Конкурирующие газопроводы, которые пересекают Сирию, будут иметь жизненно важное значение. В 2009 г. Катар обратился к Сирии по вопросу о прокладке запланированных 1500 миль трубопровода для транспортировки природного газа в Европу через территорию провинции Алеппо в Сирии. Катар хотел проложить газопровод в Европу. Сирия отказалась от предложения Катара, и в 2011 г. Сирия, Иран и Ирак договорились о строительстве трубопровода для подключения газового месторождения Южный Парс в Европу.

Проекты мертвы, но некрологи пока не были опубликованы. Физический риск велик, так что кредиторы не захотят прикасаться к ним. Политический риск почти так же плох, так как трубопроводные транзиты должны быть согласованы с субнациональными группами и, возможно, сохранившимся сирийским правительством с небольшим количеством оставшихся институциональными возможностями.

Иранский коридор

Иранский сирийский коридор. Иран построил коридор через Сирию, чтобы поддержать режим Асада и его ливанского союзника – “Хезболлу”. В ответ на наращивание военного присутствия США на северо-востоке Иран перенес маршрут на 140 миль к югу.

С разделением территорий потеря коридора через суннитские территории будет стратегическим поражением для Тегерана. Кроме того, более широкое использование Ираном авиакомпаний для поддержки Асада и “Хезболлы” подвергнут их усилению западных санкций, в то время, как Иран пытается интегрироваться в мировую экономику. Это приведет к напряженности в отношениях между силовиками и экономических реформаторов, которые могут ослабить экспансионистские усилия Ирана в пользу соседей Ирана, а также жертв Асада и “Хезболлы”.

Сирийские беженцы

Последний и единственный вопрос, который может перекрыть все остальные, – сирийские беженцы и внутренние перемещенные лица (ВПЛ). В Турции, Ливане, Иордании и Ираке зарегистрировано почти 5 млн сирийских беженцев. ВСирийские беженцы на Ближнем Востоке и в Северной Африке

Сирийские беженцы на Ближнем Востоке и в Северной Африке с 2011 года

Турции размещается самое большое количество беженцев, почти 3 млн – при наиболее развитой экономике и способности их принять. Иордания принимает более 650 тыс. сирийских беженцев, Ливан – более 1 млн, 20% от коренного населения в 4,5 млн человек. Ирак принимает более 200 тыс. беженцев, все в районах, контролируемых курдским региональным правительством. При увеличении военной активности США предполагаемые вынужденные переселенцы могут стать причиной будущих проблем.

Восстановит ли Сирия единство? Возможно, но тот вопрос, который касается сирийцев, и ответ будет получен явно не в этом политическом цикле. Реконструкция после Гражданской войны в США потребовала 12 лет, с 1865 по 1877 гг., и это была борьба между людьми одного и того же этноса и религии, которые не должны были истреблять друг друга. В Сирии окончательное решение о единстве будет принято внуками.

Источник

isedworld.org

Перекроить Сирию: нефть, газ и религиозная мозаика

В этом году исполняется 101 год с момента заключения соглашения Сайкса-Пико, и в свете непрекращающейся сирийской гражданской войны пришло время спросить, как это работает.

Соглашение формализовало британские и французские сферы влияния на Ближнем Востоке и заложило основу для французского мандата на Сирию и Ливан с 1923 по 1946 гг. В 1936 г. Али Сулайман аль-Асад, дед президента Башара Асада, а также другие знатные алавиты обратились к президенту Франции Леону Блюму в попытке остаться под протекторатом Франции.

И это выступление Аль-Асада совершенно своевременно сегодня в свете предложения Джамшида и Карола Чокси из Университета Индианы по «беспристрастному разделу» Сирии. Это предложение станет дополнением к прекращению огня с разделением по этническому признаку (с сопутствующим перемещением населения) и не играют никакой роли для России, Ирана и Турции, которые выступали в качестве воюющих сторон. Большинство суннитов получат провинции в центре и на севере, курды на северо-востоке, алавиты и шииты будут держать средиземноморские прибрежные провинции, христиане, друзы и евреи разделят юго-запад и юг, езиды получат анклав на границе между Сирией и Ираком.

Международному сообществу следует серьезно отнестись к предложению независимости этнических государств или автономных районов и воспользоваться возможностью избежать повторения Конституции Ирака сектантского характера, которая, как отмечают иракцы, не была разработана самими иракцами.

Четыре фактора омрачат переговоры по этнической автономии: нефть и природный газ в провинции Левант, два конкурирующих предложения для газопроводов, которые пересекают Сирию, транспортный коридор Иран-Сирия и сирийские беженцы.

Нефть и природный газ в провинции Левант

Геологическая служба США оценивает, что потенциальные извлекаемые запасы составляют «1,7 млрд баррелей нефти и 122 трлн куб. футов природного газа» в бассейне провинции Левант, которая охватывает Израиль, сектор Газа, Ливан и Сирию.

Израиль разрабатывает свои месторождения и становится экспортером энергетических ресурсов. Ливан принял законодательство, регулирующее разведку нефти и газа, но его развитие застопорилось, так как Ливан и Израиль оспаривают район в 300 кв. миль, пытаясь утвердить на него права как на особую экономическую зону.

Проводить добычу газа в водах сектора Газа небезопасно, до тех пор пока израильтяне и арабы не заключат мирный договор и палестинцы не примут строгие меры по обеспечению прозрачности в связи с коррупцией в Палестинской автономии.

Сирия имеет ограниченные запасы нефти в восточной провинции Дейр-эз-Зор, в которой довольно эффективно велась добыча во время гражданской войны, а режим Асада и ИГИЛ получали свою выгоду от контрабанды нефти в Турцию.

Этнические государства/автономные районы, скорее всего, потребует долю доходов от продажи нефти и газа из месторождений на шельфе двух провинций, контролируемых алавитами и шиитами, прежде чем они согласятся на прекращение огня и раздел территории. Решение может заключаться в том, чтобы сформировать компанию с прозрачным корпоративным уставом или наделить ее структурой управления. Для реконструкции по оценкам потребуется минимум $180 млрд.

Россия и Иран не имеют достаточно денег, чтобы восстановить Сирию. США сосредоточены на внутренних проблемах. Турция хочет участвовать в действиях, но никто не станет ограничивать усилия авторитарного паши по восстановлению. Страны Персидского залива имеют наличные, но им, возможно, не хватает навыков администрирования для контроля за восстановлением. Китай может захотеть включить Сирию в проект «Один пояс — один путь», но только если получит гарантии безопасности и природные ресурсы.

Конкурирующие газопроводы

Конкурирующие газопроводы, которые пересекают Сирию, будут иметь жизненно важное значение. В 2009 г. Катар обратился к Сирии по вопросу о прокладке запланированных 1500 миль трубопровода для транспортировки природного газа в Европу через территорию провинции Алеппо в Сирии. Катар хотел проложить газопровод в Европу. Сирия отказалась от предложения Катара, и в 2011 г. Сирия, Иран и Ирак договорились о строительстве трубопровода для подключения газового месторождения Южный Парс в Европу.

Проекты мертвы, но некрологи пока не были опубликованы. Физический риск велик, так что кредиторы не захотят прикасаться к ним. Политический риск почти так же плох, так как трубопроводные транзиты должны быть согласованы с субнациональными группами и, возможно, сохранившимся сирийским правительством с небольшим количеством оставшихся институциональными возможностями.

Иранский коридор

Иранский сирийский коридор. Иран построил коридор через Сирию, чтобы поддержать режим Асада и его ливанского союзника — «Хезболлу». В ответ на наращивание военного присутствия США на северо-востоке Иран перенес маршрут на 140 миль к югу.

С разделением территорий потеря коридора через суннитские территории будет стратегическим поражением для Тегерана. Кроме того, более широкое использование Ираном авиакомпаний для поддержки Асада и «Хезболлы» подвергнут их усилению западных санкций, в то время, как Иран пытается интегрироваться в мировую экономику. Это приведет к напряженности в отношениях между силовиками и экономических реформаторов, которые могут ослабить экспансионистские усилия Ирана в пользу соседей Ирана, а также жертв Асада и «Хезболлы».

Сирийские беженцы

Последний и единственный вопрос, который может перекрыть все остальные, – сирийские беженцы и внутренние перемещенные лица (ВПЛ). В Турции, Ливане, Иордании и Ираке зарегистрировано почти 5 млн сирийских беженцев.

В Турции размещается самое большое количество беженцев, почти 3 млн – при наиболее развитой экономике и способности их принять. Иордания принимает более 650 тыс. сирийских беженцев, Ливан – более 1 млн, 20% от коренного населения в 4,5 млн человек. Ирак принимает более 200 тыс. беженцев, все в районах, контролируемых курдским региональным правительством. При увеличении военной активности США предполагаемые вынужденные переселенцы могут стать причиной будущих проблем.

Восстановит ли Сирия единство? Возможно, но тот вопрос, который касается сирийцев, и ответ будет получен явно не в этом политическом цикле. Реконструкция после Гражданской войны в США потребовала 12 лет, с 1865 по 1877 гг., и это была борьба между людьми одного и того же этноса и религии, которые не должны были истреблять друг друга. В Сирии окончательное решение о единстве будет принято внуками.

 

Источник: Vestifinance.ru

Похожее

comments powered by HyperComments

russia-now.com

нефть, газ и религиозная мозаика

В этом году исполняется 101 год с момента заключения соглашения Сайкса-Пико, и в свете непрекращающейся сирийской гражданской войны пришло время спросить, как это работает.Соглашение формализовало британские и французские сферы влияния на Ближнем Востоке и заложило основу для французского мандата на Сирию и Ливан с 1923 по 1946 гг. В 1936 г. Али Сулайман аль-Асад, дед президента Башара Асада, а также другие знатные алавиты обратились к президенту Франции Леону Блюму в попытке остаться под протекторатом Франции.И это выступление Аль-Асада совершенно своевременно сегодня в свете предложения Джамшида и Карола Чокси из Университета Индианы по "беспристрастному разделу" Сирии. Это предложение станет дополнением к прекращению огня с разделением по этническому признаку (с сопутствующим перемещением населения) и не играют никакой роли для России, Ирана и Турции, которые выступали в качестве воюющих сторон. Большинство суннитов получат провинции в центре и на севере, курды на северо-востоке, алавиты и шииты будут держать средиземноморские прибрежные провинции, христиане, друзы и евреи разделят юго-запад и юг, езиды получат анклав на границе между Сирией и Ираком.Международному сообществу следует серьезно отнестись к предложению независимости этнических государств или автономных районов и воспользоваться возможностью избежать повторения Конституции Ирака сектантского характера, которая, как отмечают иракцы, не была разработана самими иракцами.

Четыре фактора омрачат переговоры по этнической автономии: нефть и природный газ в провинции Левант, два конкурирующих предложения для газопроводов, которые пересекают Сирию, транспортный коридор Иран-Сирия и сирийские беженцы.

Нефть и природный газ в провинции Левант

Нефть в Сирии

Геологическая служба США оценивает, что потенциальные извлекаемые запасы составляют "1,7 млрд баррелей нефти и 122 трлн куб. футов природного газа" в бассейне провинции Левант, которая охватывает Израиль, сектор Газа, Ливан и Сирию.Израиль разрабатывает свои месторождения и становится экспортером энергетических ресурсов. Ливан принял законодательство, регулирующее разведку нефти и газа, но его развитие застопорилось, так как Ливан и Израиль оспаривают район в 300 кв. миль, пытаясь утвердить на него права как на особую экономическую зону. Проводить добычу газа в водах сектора Газа небезопасно, до тех пор пока израильтяне и арабы не заключат мирный договор и палестинцы не примут строгие меры по обеспечению прозрачности в связи с коррупцией в Палестинской автономии. Сирия имеет ограниченные запасы нефти в восточной провинции Дейр-эз-Зор, в которой довольно эффективно велась добыча во время гражданской войны, а режим Асада и ИГИЛ получали свою выгоду от контрабанды нефти в Турцию.Этнические государства/автономные районы, скорее всего, потребует долю доходов от продажи нефти и газа из месторождений на шельфе двух провинций, контролируемых алавитами и шиитами, прежде чем они согласятся на прекращение огня и раздел территории. Решение может заключаться в том, чтобы сформировать компанию с прозрачным корпоративным уставом или наделить ее структурой управления. Для реконструкции по оценкам потребуется минимум $180 млрд. Россия и Иран не имеют достаточно денег, чтобы восстановить Сирию. США сосредоточены на внутренних проблемах. Турция хочет участвовать в действиях, но никто не станет ограничивать усилия авторитарного паши по восстановлению. Страны Персидского залива имеют наличные, но им, возможно, не хватает навыков администрирования для контроля за восстановлением. Китай может захотеть включить Сирию в проект "Один пояс - один путь", но только если получит гарантии безопасности и природные ресурсы.

Конкурирующие газопроводы

Проект Катаро-турецкого газопровода

Конкурирующие газопроводы, которые пересекают Сирию, будут иметь жизненно важное значение. В 2009 г. Катар обратился к Сирии по вопросу о прокладке запланированных 1500 миль трубопровода для транспортировки природного газа в Европу через территорию провинции Алеппо в Сирии. Катар хотел проложить газопровод в Европу. Сирия отказалась от предложения Катара, и в 2011 г. Сирия, Иран и Ирак договорились о строительстве трубопровода для подключения газового месторождения Южный Парс в Европу. Проекты мертвы, но некрологи пока не были опубликованы. Физический риск велик, так что кредиторы не захотят прикасаться к ним. Политический риск почти так же плох, так как трубопроводные транзиты должны быть согласованы с субнациональными группами и, возможно, сохранившимся сирийским правительством с небольшим количеством оставшихся институциональными возможностями.

Иранский коридор

Иранский сирийский коридор. Иран построил коридор через Сирию, чтобы поддержать режим Асада и его ливанского союзника - "Хезболлу". В ответ на наращивание военного присутствия США на северо-востоке Иран перенес маршрут на 140 миль к югу.С разделением территорий потеря коридора через суннитские территории будет стратегическим поражением для Тегерана. Кроме того, более широкое использование Ираном авиакомпаний для поддержки Асада и "Хезболлы" подвергнут их усилению западных санкций, в то время, как Иран пытается интегрироваться в мировую экономику. Это приведет к напряженности в отношениях между силовиками и экономических реформаторов, которые могут ослабить экспансионистские усилия Ирана в пользу соседей Ирана, а также жертв Асада и "Хезболлы".

Сирийские беженцы

Последний и единственный вопрос, который может перекрыть все остальные, – сирийские беженцы и внутренние перемещенные лица (ВПЛ). В Турции, Ливане, Иордании и Ираке зарегистрировано почти 5 млн сирийских беженцев. В

Сирийские беженцы на Ближнем Востоке и в Северной Африке с 2011 года

Турции размещается самое большое количество беженцев, почти 3 млн – при наиболее развитой экономике и способности их принять. Иордания принимает более 650 тыс. сирийских беженцев, Ливан – более 1 млн, 20% от коренного населения в 4,5 млн человек. Ирак принимает более 200 тыс. беженцев, все в районах, контролируемых курдским региональным правительством. При увеличении военной активности США предполагаемые вынужденные переселенцы могут стать причиной будущих проблем. Восстановит ли Сирия единство? Возможно, но тот вопрос, который касается сирийцев, и ответ будет получен явно не в этом политическом цикле. Реконструкция после Гражданской войны в США потребовала 12 лет, с 1865 по 1877 гг., и это была борьба между людьми одного и того же этноса и религии, которые не должны были истреблять друг друга. В Сирии окончательное решение о единстве будет принято внуками.

nangs.org

Вести Экономика ― Кровь, нефть и газ: 7 лет сирийской войны

Распечатать

14.02.2018 15:19

Москва, 14 февраля - "Вести.Экономика" Уже седьмой год в Сирии продолжается гражданская война. За это время многократно менялись поля сражений и количество воюющих сторон.

MOHAMMED BADRA/EPA

Нестабильная политическая и военная ситуация способствовала появлению различных идеологических и религиозных групп, связанных как с Западом, так и исламским миром. Причем каждая из этих групп отвоевывала себе территорию у правительства Башара Асада.

Однако поддержка и вмешательство двух государств кардинально изменили баланс на полях сражений: помощь России сирийскому правительству и США - "Сирийским демократическим силам" (СДС).

До сентября 2015 г. сирийские правительственные войска медленно, но верно уступали свои позиции различным повстанческим группам. Однако решение президента РФ Владимира Путина вмешаться в гражданскую войну в Сирии принципиально изменило ситуацию.

На сегодняшний день сирийское правительство увеличило контролируемую им территорию с 19 тыс. кв. км до 78 тыс., а также добилось крупных побед в Алеппо, Латакии, Дейр-эз-Зоре и Пальмире.

В октябре 2015 г. было объявлено о формировании СДС. Эта группа состоит в основном из курдских бойцов "Отряда народной самообороны", арабов и небольшого количества ассирийцев, туркоманов и чеченцев. По данным Пентагона, СДС включает 40% курдов и 60% арабов и других этнических групп.

Красная область - территории, контролируемые правительством Сирии; желтая - территории СДС

Однако другие источники оценивают процент арабов значительно меньше. Поддержка коалиции под руководством США обеспечивает СДС устойчивый приток оружия, техническую помощь и поддержку с воздуха.

В настоящее время наиболее мощной боевой силой на полях сражений в Сирии являются правительственные войска и СДС (вместе со своими союзниками). С ликвидацией террористической организации "Исламское государство" (ИГ) исчез общий враг, а значит, и мотивация для объединения.

Между тем, 26 сентября 2017 г. министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем заявил, что автономия для курдского населения на северо-востоке страны возможна и ее следует обсуждать. Это резко повысило значимость нефтегазовых месторождений.

Одной из самых желанных наград сирийского конфликта является восточный регион Дейр-эз-Зор, главным образом из-за крупных нефтегазовых ресурсов, что жизненно важно для экономического будущего Сирии. Ситуация осложняется трубопроводной инфраструктурой от нефтегазовых месторождений до густонаселенных районов западной Сирии и прибрежного района Латакии, откуда возможен экспорт.

Боевые действия в регионе привели к тому, что правительственные силы сейчас контролируют западный берег Евфрата и его инфраструктуру, в то время как СДС контролирует восточную сторону, где находится большая часть месторождений углеводородов. Из-за географических и финансовых причин, а также соображений безопасности, строительство новой инфраструктуры с иным направлением даже не рассматривается.

Поражение ИГ ("Исламское государство" - террористическая организация, запрещенная в России) в богатом нефтью и газом регионе Сирии создало возможности для обеих сторон и, похоже, новую горячую точку. В случае с СДС контроль над нефтегазовыми месторождениями дает им важный козырь в переговорах с правительством в Дамаске.

Поддержка США создает серьезные проблемы для Асада и его союзников в противостоянии с вооруженным силами СДС на восточном берегу Евфрата. Однако существуют и другие способы усиления давления без прямого военного конфликта.

"Зеленый свет" России на вторжение Турции в курдский район Африн рассматривается наблюдателями как способ уменьшения влияния преимущественно курдских сил СДС на переговоры с Дамаском.

В очередной раз курды оказались разменной монетой в противостоянии великих держав. Хотя СДС контролирует большинство нефтяных и газовых скважин, крайне нестабильная ситуация в Сирии создает трудности и ограничивает возможности для всех вовлеченных сторон.

www.vestifinance.ru


Смотрите также