Сирия 2017. Нефтяная отрасль возродит экономику страны из пепла. Сирия сколько нефти


На сколько вырастут цены на нефть из-за ситуации в Сирии |

«Россия обещает сбивать любые ракеты, выпущенные по Сирии. Готовься, Россия, они прилетят. Они будут хорошие, новые и «умные»! Не надо поддерживать животное, которое убивает газом своих граждан и получает удовольствие!» Такой твит 11 апреля опубликовал президент США Дональд Трамп в качестве реакции на заявления посла России в Ливане Александра Засыпкина о том, что Москва готова сбивать американские ракеты, выпущенные в сторону Сирии.

Через некоторое время Трамп несколько смягчил предыдущее высказывание, написав, что отношения США с Россией никогда не были хуже, чем сейчас: «Для этого нет причин. России нужна наша помощь в экономике <…> Остановим гонку вооружений?» После призыва Трампа готовиться к ракетному удару по Сирии, цены на нефть сделали скачок вверх, а WTI показала двухнедельный максимум. 

Текущее обострение ситуации в Сирии и давление на Дамаск со стороны США и Евросоюза создает угрозы дестабилизации всего ближневосточного региона, так как в конфликт могут быть втянуты соседние с Сирией страны — Иран, Ирак, Катар и Саудовская Аравия. Об этом Forbes рассказал Александр Лосев, генеральный директор управляющей компании «Спутник — Управление капиталом». По мнению Лосева, это увеличивает риски перебоев поставок нефти из основного региона добычи и уже отражается в виде роста котировок барреля: нефть дорожает на фоне эскалации конфликта.

После обострения ситуации из-за предполагаемой химической атаки в Сирии цены на нефть могут резко отреагировать на начало вооруженной конфронтации или ее прямую угрозу. Это становится более реальным после слов Трампа о том, что у Вашингтона «много вариантов (ответа) с военной точки зрения», считает Александр Ершов, главный редактор по товарным рынкам Thomson Reuters. «Для нефтяного рынка военная фаза конфликта способна породить два сценария. Первый — угроза нарушения инфраструктуры и перебоев в поставках сырья, что, очевидно, поддержало бы котировки. Но, с другой стороны, ресурсы, уходящие на войну — это нагрузка для мировой экономики, риск ее нового замедления и, таким образом, негативный фактор для нефтяных цен», — заявил Ершов.

Противник становится союзником

По словам Александра Ершова, российская повестка на Ближнем Востоке строится на разделении темы нефтегаза и сирийского (или любого другого) конфликта. Это позволяет Москве договариваться с Саудовской Аравией, многолетним союзником США, о долгосрочном альянсе на нефтяном рынке. «По сути Россия, номинально оставаясь  вне возглавляемой саудитами ОПЕК, сможет неформально присоединиться к картелю. И это при том, что в сирийском конфликте Эр-Рияд и Москва поддерживают противоположные стороны. Но стратегические альянсы и формирование фундаментальных факторов влияния на рынок — это игра вдолгую», — заключил Ершов.

Ситуация пока по своей остроте далека от конфликтов между СССР и США в 70-х и 80-х годах прошлого века, соглашается Лосев. К тому же, Китай с его потреблением нефти и экономическим влиянием сейчас стал стабилизирующим фактором. Во-многом из-за этого не стоит ожидать новой региональной войны в 2018 году.

 

При сохраняющемся геополитическом противостоянии ситуация с борьбой за энергоресурсы кардинально изменилась, отмечает руководитель Центра по изучению энергетической политики ВШЭ Виталий Ермаков. Чистый импорт нефти в США резко снизился в последние годы на фоне роста сланцевой добычи, по нефтепродуктам США и вовсе превратились из чистого импортера в чистого экспортера. В результате зависимость США от ближневосточной нефти идет на убыль. Но этот регион имеет важнейшее значение для США с точки зрения контроля над торговыми потоками энергетических ресурсов в Азию, что приобретает особое значение в свете будущего стратегического противостояния с Китаем.

Что будет с ценами на нефть?

Соперничество с Китаем — одна из двух тенденций, которая сказывается на стоимости сырой нефти, рассказал Forbes Оле Хансен, глава отдела стратегий Saxo Bank на товарно-сырьевом рынке. По его словам, сейчас наблюдается негативное влияние американо-китайской торговой напряженности в связи с ее возможными последствиями для глобального роста и спроса. Одновременно сказывается и положительное влияние многочисленных геополитических рисков, указал эксперт. «Нынешняя ситуация в Сирии, хрупкие взаимоотношения Ирана и Саудовской Аравии и, не в последнюю очередь, риск возобновления санкций США против Ирана — все эти события способствовали возврату стоимости сырой нефти марки Brent на уровень $70 за баррель», — заявил Хансен.

Несмотря на то, что ни одна из вышеперечисленных причин пока не сказалась на поставках нефти, рынок предпочитает сначала реагировать, а затем задавать вопросы, уточнил аналитик. В краткосрочной перспективе стоимость сырой нефти может на некоторое время превзойти январский максимум на уровне ниже $72, прежде чем с поддержкой вернется в установленный диапазон около $61 за баррель, спрогнозировали в Saxo Bank по просьбе Forbes.

«Саудовская Аравия за закрытыми дверями высказывает свое желание о цене на нефть в $80 за баррель: это необходимо королевству, чтобы «заплатить» за перегруженную политическую повестку и поддержать оценку энергетического гиганта Saudi Aramco перед выходом на IPO. Однако, это может быть контрпродуктивно с учетом текущего замедления темпов глобального роста. Цена на этом уровне широко распахнет двери для стран-экспортеров нефти, не входящих в ОПЕК, а также уменьшит возможности ОПЕК и России увеличить добычу нефти, при этом повышая риск того, что рост спроса может пострадать», — заключил Хансен.

 

Источник: http://www.forbes.ru/biznes/359961-gonka-vooruzheniy-kak-eskalaciya-konflikta-na-blizhnem-vostoke-skazhetsya-na-neftyanyh

 

brodv.ru

кто заберет нефтяные месторождения Дейр эз-Зора и почему САА нельзя медлить

Посол Сирии в Китае Имад Мустафа сделал оптимистичное заявление о том, что до конца следующего месяца правительственные силы смогут получить полный контроль над всеми углеводородистыми месторождениями в Сирии:

«В последние два месяца мы вновь получили контроль над большинством крупных нефтяных месторождений, мы верим, что к концу следующего месяца 100% нефтяных и газовых месторождений будут под контролем правительства Сирии».

Однако реальность вынуждает говорить об обратном. Значительное количество нефтяных месторождений находится на левом берегу Евфрата, где по-прежнему действует только элитное спецподразделение «Охотники на ИГИЛ»1. Ситуация осложняется и продвижением курдских вооруженных формирований «Демократических сил Сирии» (SDF), которые не оставили своих намерений занять как можно больше выгодных для них территорий на востоке Сирии.

Политолог, кандидат исторических наук, заместитель директора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов отметил, что, несмотря на продвижение сирийской правительственной армией при поддержке ВКС РФ в провинции Дейр эз-Зор в последние месяцы, нефтяные месторождения провинции все еще недоступны для войск Башара Асада.

«Это касается и деблокирования города Дейр эз-Зор, и выхода к Евфрату с его последующим  форсированием. Тем не менее, несмотря на эти серьезнейшие успехи, в настоящий момент подавляющее большинство нефтяных и газовых месторождений в провинции Дейр эз-Зор по-прежнему находится под контролем террористов».

По словам эксперта, «Исламское государство» (запрещено в РФ) контролируют порядка 80% нефтяных месторождений и, практически, все газовые:

«Это месторождения, которые находятся к востоку от Евфрата и, соответственно, в настоящий момент недоступны сирийским правительственным войскам, которые не просто контролируются боевиками «Исламского государства»2 (запрещено в РФ), но также примыкают к территории Ирака, контролируемой террористами. Таким образом, заявления представителя сирийского правительства о том, что можно в течение короткого времени (до конца следующего месяца) освободить все эти территории, являются чересчур оптимистичными по моим представлениям».

Как заметил эксперт, чтобы развивать эти планы не достаточно только победы над террористами «Исламского государства» (запрещено в РФ). Существует еще очень серьезный фактор — фактор курдского ополчения. Курдские вооруженные формирования также развивают свое наступление и уже контролируют северную часть провинции Дейр эз-Зор:

«Совершенно очевидно, что курдские отряды приходят на территорию провинции Дейр эз-Зор не для того, чтобы отдать ее сирийскому правительству. Курдская община сориентирована на максимальную степень автономии и даже на независимость, а также получает серьезную поддержку со стороны Соединенных Штатов. Референдум о независимости Иракского Курдистана от Ирака еще больше усиливает курдский фактор в регионе и его воздействие на ситуацию в Сирии».

Сможет ли правительство Сирии вернуть захваченные курдскими формированиями нефтяные месторождения в Дейр эз-Зоре — это очень серьезный вопрос:

«Здесь будут необходимы комплексные меры решения этого вопроса. Понятно, что курдская община реализует свой план отделения от Сирии, и для сирийского правительства это очень серьезная проблема. Поэтому, как мне представляется, здесь будет необходимо использование разных ресурсов и методов, в том числе, и открытого широкого переговорного процесса с курдской общиной о будущем сирийского государства. Кроме того, надо учитывать тот факт, что курды являются основным региональным союзником Соединенных Штатов и это еще более усложняет существующую проблему».

Наш собеседник резюмировал, что в этих условиях для сирийского правительства важно не делать такие громкие заявления, которые могут не оправдаться, а активно заниматься сосредоточением всех возможных военных ресурсов, чтобы во взаимодействии с Россией и другими союзниками сделать военное наступление максимально эффективным:

«На данном этапе не столько важна информационная победа, сколько реальная победа над боевиками «Исламского государства» (запрещено в РФ). Сирийское правительство должно понимать, что чем более быстрым будет наступление, тем лучшие позиции будут впоследствии в процессе мирного переговорного этапа, который уже, естественно, идет, но который станет еще более важным и актуальным по завершении основной фазы борьбы с террористами».

1 Организация запрещена на территории РФ.

2 Организация запрещена на территории РФ.

Никита Расторгуевhttps://riafan.ru

www.politicsglobal.ru

Как война в Сирии влияет на стоимость нефти

Пять дней назад Россия присоединилась к боевым действиям на территории Сирии. О том, каким образом текущий военный конфликт скажется на стоимости нефти на мировом рынке сырья, LS обсудил с профучастниками рынка.

Аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Богдан Зварич полагает, что влияние сирийского конфликта на мировые рынки минимально, пока не затронуты основные месторождения и пути транспортировки нефти.  

«Однако эскалация конфликта и усиления боевых действий в Сирии и переход конфликта на Ирак и сопредельные страны могут привести к серьезным повреждениям инфраструктуры, связанной с добычей и поставкой нефти. Это вызовет опасения относительно объемов поставок нефти из региона на мировой рынок в среднесрочной перспективе, что повлечет спекулятивный спрос на нефть, рост цен на рынке энергоносителей и появление так называемой «военной премии», - поделился ожиданиями Зварич.

Он отметил, что развитие подобного сценария может оказать позитивное влияние на динамику прибылей казахстанских предприятий-экспортеров энергоносителей, и увеличить приток иностранной валюты в страну. «Это в свою очередь может улучшить ситуацию на валютном рынке и поддержать национальную валюту», - добавил аналитик.

Директор Oil Gas Project Жарас Ахметов считает, что цены на нефть зависят от дальнейших действий российской власти.

«Если конфликт останется в текущих пределах, то особого влияния на рынок нефти он не окажет. Неизвестный фактор - насколько далеко готова Россия, есть ли в ее планах эскалация конфликта? Если Россия пойдет на наземную операцию, все сильно обострится и цены на нефть пойдут вверх. Но, с другой стороны, по экспоненте вырастут внутриполитические риски для Путина. Пока ясно одно: участники рынка не ожидают серьезных последствий от участия России в конфликте», - отметил он.

Участие России в сирийском конфликте повышает вероятность роста мировых цен на черное золото, уверен старший аналитик банка «Образование» Виталий Манжос.

«При том, что Сирия не добывает рекордные объемы углеводородов, сирийский конфликт ухудшает общую геополитическую обстановку на ближнем востоке, что является стимулом для роста цен на нефть. В настоящее время к военному конфликту в Сирии присоединилась Россия. Однако серьезные успехи российских войск едва ли станут стимулом для падения цен на сырье. В СМИ периодически появляется информация о том, что террористы используют захваченные скважины на территории Сирии и Ирака для продолжения добычи и для перепродажи нефти по бросовым ценам. Поэтому условное восстановление порядка на захваченных ими территориях может также стать фактором в пользу роста стоимости ближневосточной нефти. Разрешение вооруженного конфликта может оказывать неоднозначное влияние на стоимость углеводородного сырья», - прокомментировал собеседник.  

По его ожиданиям, в течение текущего месяца Brent будет находится в районе $45-55.

«Боевые действия в регионе представляется лишь одним из многих значимых факторов, которые оказывают влияние на стоимость нефти. В условиях дешевых цен на нефть важным среднесрочным поддерживающим фактором представляется себестоимость добычи, которая не может изменяться столь же стремительно и непринужденно, как настроения участников биржевых торгов. В целом же, в течение октября мы ожидаем продолжение движения фьючерсов на нефть сорта Brent в коридоре $45 - $55, то есть недалеко от уровня в $50», - заключил Манжос.

Генеральный директор консалтинговой компании Almagest Айдархан Кусаинов убежден, что на котировки нефти не влияет ситуация в Сирии.

«Нет взаимосвязи между конфликтом на ближнем востоке и ростом и падением цен на нефть. Это большая иллюзия, что цены двигаются в зависимости от спроса и предложения, это просто финансовые игры. Сирийский конфликт по большому счету на ценах не отразится. Я убежден, что по внутренней логике финансовых рынков, по тому что происходит на фондовых рынках Запада и индексу доллара, нефть должна вырасти. Конечно она начнет расти и появятся аналитики, которые скажут, что это из-за войны в Сирии», -  считает Кусаинов.

Он добавил, что предпосылки к повышению цен заключаются в нестабильной ситуации на финансовых рынках Запада.

«Я предполагаю, что будет краткосрочный рост цен на нефть, поскольку капитал попытается уйти в сырье, в частности, в нефть. Произойдет следующее: фондовые рынки упадут и доллары начнут перетекать в сырье, после вырастет цена. Так, проблемы на финансовых рынках приведут к перетоку капитала на рынок сырья, потому что у многих сохраняется иллюзия, что это рынок реальных активов», - резюмировал профучастник. 

В субботу по итогам трехдневных военных действий России в Сирии вице-президент российского "ЛУКОЙЛА" Леонид Федун озвучил свой прогноз на стоимость черного золота. Он считает, что цены на нефть в 2016 году могут вырасти до $70-100 за баррель в условиях сильной волатильности. 

Ранее Организация стран - экспортеров нефти (ОПЕК) прогнозировала рост нефти на $5 в год в течение пяти лет. ОПЕК ожидает повышения цен на нефть до $80 к 2020 году после того, как производство упадет у всех экспортеров. Производство в США может сократиться максимально за последние 27 лет в 2016 году, так как падение цен влияет на сокращение  бурения. LS сообщал, что дешевая нефть вынуждает США сокращать буровые установки. Так, количество функционирующих буровых установок в США за неделю сократилось на 27 единиц (или 4,2%) - до 614 установок. За год их количество упало на 977 единиц или 61,4%. 

В сентябре Goldman Sachs прогнозировал, что цены на нефть останутся низкими на протяжении следующих 15 лет. Существует почти 50%-ная вероятность, что цены упадут до $20 за баррель. Скорее всего, в октябре текущего или марте следующего года. Таким мнением поделился глава отдела исследований сырьевого рынка в Goldman Sachs Джеффри Керри. 

www.lsm.kz

Считалочки: Сирийская нефть: цена вопроса

Связанному с бизнесменом Евгением Пригожиным ООО «Евро Полис» могут достаться контракты на добычу четверти всего газа и всей нефти на освобожденной с помощью России сирийской территории. Об этом сообщает «Фонтанка» со ссылкой на близкий к Минэнерго источник... По информации «Фонтанки», «Евро Полис», в свою очередь, обязуется освобождать и охранять сирийские месторождения от боевиков террористической организации «Исламское государство» (ИГ; запрещена в России). Соответствующий меморандум, как передает издание, компания Евгения Пригожина подписала в 2016 году...https://www.kommersant.ru/doc/3336836

Сирийская нефть, говоря откровенно, не самое ценное приобретение - Сирия еще до войны прекратила экспорт нефти, полностью потребляя ее внутри страны. Запасы сирийской нефти невелики. Правда, теперь есть некоторые изменения - сирийской экономики практически нет, четверть сирийского населения бежала, после раздела Сирии порядка еще четверти останутся на территориях, неподконтрольных Асаду (если, конечно, раздел пойдет так, как полюбовно договорились оккупанты). Поэтому высвобождается некоторое количество нефти, которую можно будет гнать на экспорт. Правда, после ИГИЛ месторождения серьезнейшим образом деградировали - по понятным причинам. Поэтому гадать, сколько вообще нефти можно выкачать из Сирии, довольно сложно.http://so-l.ru/news/show/korporativnie_voyniBP Statistical Review of World Energy June 2017Обеспеченность запасами нефти 273.2 года, выше только у Венесуэлы и ЛивииВ 2010 г. до начала гражданской войны обеспеченность запасами нефти 18 лет.Запасы нефти (2016) = 2.5 млрд. баррелей 2.5 млрд. баррелей* 43.73$/барр (Брент, 2016) = 109.3 млрд.$

Обеспеченность запасами газа 79.1 лет, выше у Йемена (365.8), Туркмении (261.7), Венесуэлы (166.3), Ирана (165.5), Ливии (149.2), Катара (134.1), Нигерии (117.7), Кувейта (104.2), ОАЭ (98.5) В 2010 г. до начала гражданской войны обеспеченность запасами газа 35 лет.Запасы газа (2016) = 300 млрд.м3Цена НН 2.46$/million Btu = 87.9 $/1000 м3 (получено делением на 0.028 )0.3 млрд.*87.9 $ = 26.4 млрд.$По данным BP Statistical Review of World Energy June 2017

iv-g.livejournal.com

Мировая Политика и Ресурсы » Сирия

В ближайшие несколько лет структуру газового рынка Европы, а затем и Азии ожидают существенные изменения.

В любой геополитической игре в современно мире участвуют США.  На европейском газовом рынке у них есть самый настоящий интерес. США добывают сланцевый газ (очень много) и имеют мощности по его сжижению (а Европа имеет значительные мощности по приёму газовозов и регазации). Наличие таких терминалов – это своего рода страховка, которая обеспечивает возможность крупных поставок сжиженного газа по морю и позволяет Европе быть независимой (в теории) от всех и любого поставщика газа.

Европа, будучи далеко не самым бедным регионом, испытывает переизбыток газа, и платит за газ несправедливо низкую цену.  Переизбыток газа в Европе создаётся российским трубным газом.  Хотя логично, что дешёвый трубный газ должен поставляться в Азию, потому что там (за исключением Японии) не могут платить много, но зато там есть немыслимо большие рынки.

Ещё один ключевой “газовый игрок” - Катар обладает колоссальными запасами природного газа и развитой инфраструктурой для его сжижения и транспортировки. Катар может очень быстро нарастить свои поставки в любую страну. Единственное препятствие – относительная дороговизна СПГ (относительно трубного газа). Мечта катарских правителей – трубопровод в Европу, который должен был пройти по территории Сирии.

Пока Европа для США – потенциальный рынок сбыта. Добыча из сланцев, сжижение, транспортировка по морю и регазация делают американский газ относительно дорогим. Богатая Европа (в отличие от небогатой и прижимистой Азии) могла бы заплатить за него приемлемую для американцев цену.

Выход для США - радикально поднять цену на европейском рынке, посредством создания дефицита предложения газа. Высокая цена сделает американские газовые поставки в Европу рентабельными и даже конкурентоспособными.

Иран практически переориентировал свой экспорт на Китай. Средняя Азия развернула трубы на Восток, а Россия запустила проект строительства газопровода «Сила Сибири», заключив с Пекином долгосрочный 30-летний контракт на тех условиях (включая «taкe or pay»), которые отвергает Европа. Начало поставок газа намечено на 2019 год, год завершения контракта с Украиной, контракта, который «похоронил» Стокгольмский арбитраж .

Кроме того, Россия ведет переговоры с Китаем по строительству второго газопровода «Алтай». И если «Сила Сибири» ориентирована на месторождения Восточной Сибири, то «Алтай» – на Западную Сибирь, главную ресурсную базу поставок газа в Европу. Меняется не только география мирового энергетического рынка, но и его подходы и принципы.

Таким образом, прессинг по отношению к Катару – это лишь элемент политики США по стимулированию нефтегазовых цен.

Штатам важно  оставаться лидирующим мировым поставщиком энергоресурсов. Если России и Ирану позволить выстроить ценообразование в газовой сфере не в долларах, то рухнет вся современная система мировой торговли. Именно и есть причина «сланцевой революции» в США, Третьего энергопакета ЕС,  украинского, а теперь и ближневосточного кризисов.Подробнее здесь, здесь и здесь

www.wprr.ru

Влияние Сирии на нефтяной рынок

топ 100 блогов spydell — 29.08.2013 Первое, что стоит знать по Сирии – эта страна не является игроком на нефтяном рынке. Пик добычи нефти в 2002 доходил до 700 тыс баррелей в день, а в период с 2010 по 2011 в среднем было 320-350 тыс. Для сравнения у Ливии добыча 1.4-1.8 млн баррелей в день, а весь Ближний Восток производит 28.5 млн бар. в день (мировое потребление до 89 млн). В настоящий момент после введения ряда санкций добыча нефти в Сирии упала до 50-70 тыс баррелей (в 2012 было 160 тыс).

Кроме того, Сирия сейчас не является транзитным хабом для экспорта нефти, там нет действующих (работающих) нефтяных портов, хотя раньше там качали иракскую нефть через нефтепровод и заливали в танкера.Нефтяные потоки по миру из Ближнего востока идут в трех направлениях. Через Аравийское море на азиатский рынок или , огибая Африку с выходом в Атлантический океан, и последний вариант – через Суэцкий канал и по Средиземскому морю на европейские рынки сбыта.

Суэцкий канал имеет пропускную способность для танкеров до 2.5 млн баррелей в день, а в последнее время там пропускают примерно 1.8 млн. В этом плане, перекрытие канала Египтом принесет существенно большие издержки на нефтяном рынке, чем проблемы с Сирией. Но даже в условиях тотальной войны никто блокировать Суэцкий канал не будет, т.к. он является одним из главных источников дохода для владельцев и важным транспортным узлом. Т.е. вероятно при военных действиях канал под контроль возьмет армия с целью обороны. Другой вопрос, а будут ли там плавать суда, учитывая риски? Издержки тут разве что временные(придется огибать Африку) и немного денежные (дополнительные страховые взносы).

Более 80% грузовых судов, которые выходят в Средиземное море не подходят к берегам Сирии, а те, что подходят в пару сотнях километрах от границы. Но в нескольких сотнях километрах близ границы Сирии есть крупный порт на территории Турции, который объединяет нефтяные потоки из Ирака и Азербайджана – Ceyhan Oil Terminal, который имеет пиковую нагрузку до 2 млн, но реально в среднем за год оформляет примерно 1.1 млн баррелей в день. Причем торговые суда будут проходить под прикрытием ВМФ НАТО и опасность может только при условии агрессии со стороны Сирии, где вероятность такого события близка к нулю.

В самом худшем случае, если западные интервенты и военные преступники попытаются взять под контроль Сирию после значительных огневых залпов, то для нефтяных потоков это не отразится вообще никак. Ситуация с Египтом теоретически более напряженная, чем с Сирией – там Суэцкий канал и даже Ливия имела большее значение (там добыча 1.5 млн против 50 тыс у Сирии)

Здесь риски могут быть другого характера. Если начнется полномасштабная война. НЕ постреляли пару дней и отошли, а именно вариант с наземной оккупацией, подключение Турции против Сирии и Ирана за Сирию. Но и в этом случае прямых угроз для нефтепотоков нет, т.к. Иран с 2012 года более 85% нефти поставляет в Азию, а транспортные пути вообще никак не пересекаются с эпицентром боевых действий.

Поэтому, если говорить именно о торговых потоках, то угроза малозначительная, даже если начнется масштабная война. Но вероятность масштабной войны в текущих условиях достаточно низка, т.к. никто пока к ней не готов. Как говорится война войной, а профита еще никто не отменял, поэтому от экспорта нефти никто отказываться не будет.

Спекулятивное раллирование нефти не имеет ничего общего с реальными и потенциальными рисками в регионе, и рост цен связан именно со спекулятивной компонентной, где одни парни решили срубить профит, отняв деньги у других. Как буквально недавно с рынком драг.металлов, когда по заказу ФРС цены опустились, проторговали на низах с июня по август, нарастили длинные позиции (кто был в теме) и устроили ралли на 30% за 2 недели. Так и здесь. Придумали формальный повод под движение, а реалистичность повода никого не волнует.

Но текущие цены могут отнять 0.5-0.7% от ВВП Еврозоны по сравнению со 100-105, что было во 2 квартале и минус 0.4-0.5% у ВВП США. Но это в общем то тоже никого не интересует, т.к.

По одну сторону военное лобби, которое находится в стадии сокращения оборонных заказов на 15-20% от исторического тренда, и они всячески продвигают военные действия с целью повышения расходов.

По другую сторону политики, которые играют в глобальные игры для установления гегемонии, геополитического контроля и повышения уровня авторитета на мировой арене.

По третью сторону нефтяной картель, который использует любую возможность для повышения цен.

Ну и про инвест.банки никто не забывает, где у них свои интересы - в частности в успешной процедуре окэшивания на хаях.

yablor.ru

Сирия 2017. Нефтяная отрасль возродит экономику страны из пепла

Сирия 2017. Нефтяная отрасль возродит экономику страны из пепла

17:55 4 Февраля, 2017

714

Федеральное Бизнес-Агентство «Экономика сегодня» сообщает, что ситуация в Сирии постепенно разворачивается в сторону мирного урегулирования, и перед сирийским правительством встает очевидный вопрос о необходимости восстановления разрушенной экономики и обычного уклада жизни в стране. По крайней мере, на территориях, свободных от террористов.

Почему-то распространено мнение, что Сирия — не Ливия, в том смысле, что в стране нет подобных нефтяных и газовых запасов. И это ошибка. В Сирии расположено несколько крупных газовых и нефтяных месторождений.

www.365info.kz

Нефтяная четверка

Эксперт по энергетике Усама Монахид, работающий в «Карнеги-Центре», говорит, что после того, как специалисты из Норвегии разведали крупные месторождения, Сирия оказалась четвертой на всем Ближнем Востоке по совокупным запасам нефти и газа.  

До начала войны в 2011 году сирийские нефтяные запасы, сосредоточенные в основном на востоке и северо-востоке страны, оценивались в 2,5 млрд баррелей. Трубы от них идут в Дамаск, Хомс и Алеппо. А уровень добычи к тому же периоду составлял 386 000 баррелей в день.

Однако уже через год после начала войны в 2012 году уровень добычи упал до 186 000 баррелей  в день. Сегодня, спустя почти 6 лет, официальный уровень добычи не превышает 20 000 баррелей в сутки из-за разрушенной до основания инфраструктуры и захвата некоторых месторождений террористами всех мастей.

До войны компания из Норвегии провела масштабную геологическую разведку в нейтральных водах неподалеку от Сирии и нашла 14 громадных нефтяных бассейнов, четыре из которых протянулись от границы Ливана до сирийского города Баниас.

Геологическая служба США (US Geological Survey) опубликовала данные, согласно которым запасы морского месторождения «Джабаль Нафти» на границе Сирии и Ливана могут достигать 17 млрд баррелей нефти. Что тут сказать — лакомый кусочек для международных «акул» бизнеса. Если Сирия сможет их отстоять и разрабатывать как полагается, то уровень добычи сравняется с показателями Кувейта, всего лишь в два раза уступая по уровню добычи Саудовской Аравии, что все равно принесло бы баснословные доходы сирийской казне.

Те же специалисты из Норвегии до войны нашли огромные объемы газа в стране. Согласно их данным, только доказанные запасы газа составляет 284 млрд кубометров, горючих сланцев — 50 млрд тонн. Но теперь для разработки этих месторождений нужно ликвидировать боевиков, паразитирующих на сирийской нефти и газе.

www.rueconomics.ru

Сколько времени потребуется на восстановление?  

Эксперты полагают, что экономика Сирии может быстро восстановиться, потому что в стране остались тысячи специалистов, готовых работать. Но первое условие — взять под полный государственный контроль все крупные нефтяные месторождения. Однако пока наличие террористов тормозит инвесторов со всего мира. Поэтому перед армией Асада стоит две задачи: это освобождение промыслов вокруг Пальмиры и Дейр эз-Зора от боевиков и восстановление двух самых больших в стране нефтеперерабатывающих заводов. В итоге восстановление нефтяной отрасли страны очевидным образом позволит устроить на работу тысячи людей и обеспечит сирийскую экономику быстрым ростом.

slovodel.com