Почему бензин будет дорожать и как «привязана» цена топлива к нефтяным котировкам. Сколько будет дорожать нефть


Почему бензин будет дорожать и как «привязана» цена топлива к нефтяным котировкам

Котировки сырьевых товаров на международных биржах — не более, чем глубоко усредненные индикаторы. А как дело доходит до конкретных поставок той же нефти, у каждой страны начинается своя уникальная история.

Более дешевый бензин, чем в России, свидетельствует о нездоровой экономике НПЗФото Артура ПРУПАСА

Опубликованный в «Р» 11 января материал «Сложный пасьянс» вызвал массу читательских откликов. К сожалению, в большинстве своем очень однозначных. В статье достаточно подробно объяснялось, почему дешевое топливо для страны не является благом. А, наоборот, тормозит вложения в новые технологии и «убивает» нефтехимию.

У нас цены на топливо зависят не от мировых трендов, а от российских

Увы, подавляющее большинство читателей упорно не пожелало соглашаться с объективными факторами. Основной аргумент: когда нефть на Лондонской и Нью-Йоркской биржах дешевела, цены на наш бензин не снижались. В который раз хочется повторить: наши НПЗ приобретают сырье в России. Поэтому котировки заокеанских торговых площадок на себестоимость нашего топлива влияния-то и не оказывают. К тому же, когда нефть в мире падала, дешевел и наш бензин, но весь эффект съедала девальвация.

Бумажные котировки

Биржевая цена  наиболее близка к рыночной. И она самая справедливая и объективная. По крайней мере, так утверждают теоретики. Но их утверждения справедливы только для простого сельскохозяйственного рынка с картошкой и клубникой. А мировые котировки на сырьевые товары уже давно оторвались от реальности. Они, скорее, являются не отражением реальной стоимости товаров, а неким умозрительным индикатором. Не более. 

Да и профессиональные брокеры уже давно не торгуют нефтью, газом и металлом. Сплошь и рядом они оперируют так называемыми фьючерсами. Этакая ценная бумажка, которая обязывает ее продавца… нет, не поставить баррели в указанный срок (скажем, через три месяца), а возместить покупателю разницу в котировках, если они пошли вверх. А если вниз — тогда сальдо на свой счет получает продавец. 

Словом, финансовый мир уже давно оперирует не столько товарами и продукцией, а бумажками. Процесс чем-то напоминает партию в знаменитую игру «Монополия». Люди покупают-продают земельные участки, строят недвижимость, но все эти активы существуют исключительно в их воображении. И на реальную цену зданий на Елисейских Полях или Охотном Ряду не влияют. 

Качать — не фьючерсом шуршать

К разным котировкам промышленники уже давно относятся весьма скептически. Ибо они отражают стоимость фьючерса с поставкой через месяц, или два, или три. Другими словами, выражают экспертные ожидания. Поэтому на бирже баррель может стоить, скажем, сто долларов, но в реальности его за такую цену и не купишь, и не продашь. Вот такие  превратности современных рыночных цен. 

Реальность более сложна и виртуозна, чем шуршание вторичными ценными бумагами. Купить ту же нефть — только половина дела. Но ее еще необходимо как-то доставить на НПЗ. Нередко логистика может удваивать и даже утраивать стоимость барреля. Все зависит от обстоятельств. 

Миром реальной экономики правит не мифический рынок, а расчет и прогнозирование. Нефтяники не будут качать излишки нефти. Если речь идет о серьезных объемах, то их попросту негде хранить. Транспортные компании тоже не держат огромный резервный флот: вдруг дополнительный фрахт «обломится». 

Аналогично дела обстоят с портовой инфраструктурой или железнодорожными перевозками. Большое количество перевалочных мощностей или цистерн никто не держит. Вся инфраструктура формируется под конкретные контракты и не за один день, а годами. Поэтому все нефтяные потоки текут по привычным руслам. И направлений не меняют даже из-за политических или экономических катаклизмов. Чтобы принципиально перестроить торговлю углеводородами, необходимы годы и сотни миллиардов долларов. 

От трубы не убежишь

По большому счету, биржевые котировки принципиально не влияют на себестоимость топлива ни одного НПЗ в мире. Главное не сколько стоит мифический фьючерс, а что прописано в конкретных контрактах о поставках. А они, как правило, долгосрочные. С «сегодня на завтра» нефть никто не покупает. Тем более если речь идет о серьезных объемах. 

Вот и для Беларуси важна не мировая динамика цен на углеводороды, а позиция в этом вопросе России. Точнее, ее отношение к внутренним ценам. Через разные формулы именно к ним мы и «привязаны». И в нефтяном вопросе логично не страдать утопией космополитизма, а анализировать события у соседей. 

А в России углеводородная сказка для «своих» почти закончилась в силу налогового маневра. Еще в середине 2000-х соседняя страна  взяла курс на почти полное уравнивание стоимости сырья для внутреннего и экспортных рынков. Да, читатели совершенно правы: нефть на мировых рынках дешевела. Но у соседей-то превалировал противоположный тренд: российские углеводороды для Беларуси дорожали.

По информации концерна «Белнефтехим», в октябре 2014 года мировые котировки колебались в районе 86 долларов за баррель, а наши НПЗ приобретали нефть по 277,1 доллара за тонну — почти в два раза дешевле. А литр бензина АИ-92 у нас тогда стоил 0,99 доллара. В январе 2018 года мировые котировки нефти составляют 67 долларов за баррель, но цена для наших НПЗ уже 374 доллара за тонну — почти сравнялась с ценами на международных биржах. А бензин в долларах подешевел до 0,6 доллара за литр АИ-92. 

Подведем итоги. За три года мировые котировки упали на 22%, сырье для наших НПЗ подорожало на 35%, а цена топлива в долларовом эквиваленте снизилась почти на 40%. Если пересчитать в рублях, цифры будут несколько иными, но тренд сохранится. Хотя если в себестоимости топлива 80—90% составляет импортное сырье, для чистоты процесса логично все подводить под валютный знаменатель. В любом случае, выглядит несколько странным, что литр бензина в России стоит дороже, чем у нас. И это в нефтеносной стране! 

Но почему-то для многих  белорусских  потребителей  топливо стало таким «психологическим» товаром, который они не привязывают к экономике. И наивно полагают, что административным ресурсом можно делать топливо до бесконечности дешевым. Здесь, видимо, сказываются воспоминания прошлых лет, когда после девальвации цифры на автозаправках менялись достаточно плавно. В отличие, кстати,  от ценников  на другие товары. 

Да, чтобы экономика адаптировалась под новые реалии, цены тогда сдерживали. Прежде всего за счет рентабельности нефтепереработчиков. Подчас поставки на внутренний рынок были глубоко убыточными. Но наши НПЗ помогли и реальному сектору, и всем  автовладельцам пережить тяжелые времена. Однако сейчас пришла пора переходить к нормальной экономике в нефтепереработке. 

[email protected]

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Поставьте ему оценку.

3.27

www.sb.by

Почему нефть не будет дорожать еще несколько лет :: Общество :: Газета РБК

Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Нефтяной рынок сейчас — это рынок покупателя. Страны ОПЕК не будут снижать добычу, чтобы не потерять свои ниши, а Россия не может повлиять на мировые нефтяные тренды. Странам-экспортерам нужно привыкать к новым условиям.

Почему она подешевела

Снижение стоимости нефти — долгосрочный тренд. Мы находимся на ниспадающей кривой большого экономического цикла: падают цены на все сырьевые товары, замедляются экономики, и те финансовые пузыри, которые временно надувались на фоне высоких нефтяных цен, вроде китайского рынка, вот-вот лопнут. Но если текущую ситуацию рассматривать как большой экономический (так называемый кондратьевский) цикл, то мы, достигнув некоего дна, на этом дне останемся на протяжении следующих пяти или десяти лет.

Есть и среднесрочные соображения, почему мы сейчас оказались в коридоре низких цен на нефть. Конечно, речь идет о балансе спроса и предложения. Даже если будущее включение Ирана в мировую торговлю нефтью рынки как-то учли, то они не учли конкретных объемов и того, что Иран будет выбрасывать свою нефть с очень большим дисконтом, чтобы отвоевать рыночные позиции. Предложение увеличивается и в США, и в Африке, не собираются отдавать свои позиции и члены ОПЕК. Они тоже беспокоятся о рыночных нишах.

Предложение будет долго превышать спрос, который практически не растет. В Европе наступает спад потребления нефти, идет переключение на альтернативные виды энергии и топлива. В Китае, на который была огромная надежда, наступает замедление экономического роста. В Индии потребление нефти тоже растет не так быстро, как ожидалось. Нефтяной рынок сейчас — это рынок покупателя, и его довольно долго будут определять низкие цены на нефть.

Сколько она будет стоить

Мы сейчас попали в ценовой коридор, в котором медианная линия проходит через отметку $45 за баррель марки Brent. Но поскольку этот рынок сейчас крайне нервный, попав в этот коридор, нефть еще будет долго колебаться. Будут кратковременные взлеты под воздействием временных факторов, вполне вероятны и провалы до $20 за баррель.

Как минимум на два года мир оказался внутри коридора низких цен на нефть. С этим придется жить, и приспосабливаться необходимо не только российской экономике, но и другим странам-экспортерам и развивающимся экономикам.

Кстати, то, что российские компании в сегодняшней ситуации нуждаются в помощи, миф. У нас прогрессивная шкала налогов. Если цена на рынке $40, то компания оставляет у себя примерно $20 — все остальное забирает государство. Если цена вдруг достигает $140 за баррель, то нефтяной компании остается примерно $40. Кривая повышения прибыли от роста цены на нефть — очень плоская. Поэтому в первую очередь от снижения нефтяных цен страдают не нефтяные компании, которые еще вполне могут существовать, даже если цены опустятся до $25, а государство.

Почему она не подорожает

Логично было бы ожидать слаженных действий экспортеров, например ОПЕК. Все-таки они отвечают фактически за треть нефти, добываемой в мире, и поставляют на внешний рынок 40% нефти. Но ОПЕК — уже давно не картель, чтобы выделять квоту для отдельных государств. Квота осталась лишь на бумажке, и никто не собирается ее соблюдать.

ОПЕК больше не является инструментом манипулирования нефтяными ценами. Политику организации определяют четыре страны: Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Катар. Они же обеспечивают половину всей добычи ОПЕК. Но все они понимают, что мощности добычи у большинства сегодняшних экспортеров достаточно большие, и свободную нишу просто займут те же американцы. Поэтому странам ОПЕК нет никакого резона выступать за снижение добычи, они предпочитают приспосабливаться к новой реальности, удерживая свои рыночные позиции.

Россия никогда не определяла цену на рынке и всегда шла за трендом. Поэтому от нее каких-то решительных действий ожидать было бы также крайне наивно.

Повышения цен на сырье можно ждать не скоро. Пока же будут развиваться новые технологии, малая энергетика, которой будет достаточно для обеспечения небольших населенных пунктов, отдельных домов или даже квартир. Крупная энергетика, скорее всего, окажется в состоянии если не рецессии, то стагнации.

www.rbc.ru

Почему нефть не будет дорожать еще несколько лет?

Нефтяной рынок сейчас — это рынок покупателя. Страны ОПЕК не будут снижать добычу, чтобы не потерять свои ниши, а Россия не может повлиять на мировые нефтяные тренды. Странам-экспортерам нужно привыкать к новым условиям.

Почему она подешевела

Снижение стоимости нефти — долгосрочный тренд. Мы находимся на ниспадающей кривой большого экономического цикла: падают цены на все сырьевые товары, замедляются экономики, и те финансовые пузыри, которые временно надувались на фоне высоких нефтяных цен, вроде китайского рынка, вот-вот лопнут. Но если текущую ситуацию рассматривать как большой экономический (так называемый кондратьевский) цикл, то мы, достигнув некоего дна, на этом дне останемся на протяжении следующих пяти или десяти лет.

Есть и среднесрочные соображения, почему мы сейчас оказались в коридоре низких цен на нефть. Конечно, речь идет о балансе спроса и предложения. Даже если будущее включение Ирана в мировую торговлю нефтью рынки как-то учли, то они не учли конкретных объемов и того, что Иран будет выбрасывать свою нефть с очень большим дисконтом, чтобы отвоевать рыночные позиции. Предложение увеличивается и в США, и в Африке, не собираются отдавать свои позиции и члены ОПЕК. Они тоже беспокоятся о рыночных нишах.

Предложение будет долго превышать спрос, который практически не растет. В Европе наступает спад потребления нефти, идет переключение на альтернативные виды энергии и топлива. В Китае, на который была огромная надежда, наступает замедление экономического роста. В Индии потребление нефти тоже растет не так быстро, как ожидалось. Нефтяной рынок сейчас — это рынок покупателя, и его довольно долго будут определять низкие цены на нефть.

Сколько она будет стоить

Мы сейчас попали в ценовой коридор, в котором медианная линия проходит через отметку $45 за баррель марки Brent. Но поскольку этот рынок сейчас крайне нервный, попав в этот коридор, нефть еще будет долго колебаться. Будут кратковременные взлеты под воздействием временных факторов, вполне вероятны и провалы до $20 за баррель.

Как минимум на два года мир оказался внутри коридора низких цен на нефть. С этим придется жить, и приспосабливаться необходимо не только российской экономике, но и другим странам-экспортерам и развивающимся экономикам.

Кстати, то, что российские компании в сегодняшней ситуации нуждаются в помощи, миф. У нас прогрессивная шкала налогов. Если цена на рынке $40, то компания оставляет у себя примерно $20 — все остальное забирает государство. Если цена вдруг достигает $140 за баррель, то нефтяной компании остается примерно $40. Кривая повышения прибыли от роста цены на нефть — очень плоская. Поэтому в первую очередь от снижения нефтяных цен страдают не нефтяные компании, которые еще вполне могут существовать, даже если цены опустятся до $25, а государство.

Почему она не подорожает

Логично было бы ожидать слаженных действий экспортеров, например ОПЕК. Все-таки они отвечают фактически за треть нефти, добываемой в мире, и поставляют на внешний рынок 40% нефти. Но ОПЕК — уже давно не картель, чтобы выделять квоту для отдельных государств. Квота осталась лишь на бумажке, и никто не собирается ее соблюдать.

ОПЕК больше не является инструментом манипулирования нефтяными ценами. Политику организации определяют четыре страны: Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Катар. Они же обеспечивают половину всей добычи ОПЕК. Если бы они вдруг решили солидарно снизить свою добычу на 1,5–2 млн барр. в сутки, это могло бы оказать интересное воздействие на рынок.

Но все понимают, что мощности добычи у большинства сегодняшних экспортеров достаточно большие, и свободную нишу просто займут те же аме​риканцы. Поэтому странам ОПЕК нет никакого резона выступать за снижение добычи, они предпочитают приспосабливаться к новой реальности, удерживая свои рыночные позиции.

Россия никогда не определяла цену на рынке и всегда шла за трендом. Поэтому от нее каких-то решительных действий ожидать было бы также крайне наивно.

Повышение цен на сырье можно ждать только в долгосрочной перспективе. Пока же будут развиваться новые технологии, малая энергетика, которой будет достаточно для обеспечения небольших населенных пунктов, отдельных домов или даже квартир. Крупная энергетика, скорее всего, окажется в состоянии если не рецессии, то стагнации.

discussio.ru

Дорожающая нефть бьет четырехмесячные рекорды – Вести Экономика, 27.12.2016

Цены на нефть продолжили самую длительную "победную" серию более чем за четыре месяца на фоне договоренности мировых производителей о сокращении добычи для стабилизации ситуации на рынке, передает агентство Bloomberg.

EPA/JUAN CARLOS HIDALGO

На торгах в Нью-Йорке фьючерсы выросли на 0,2%, причем рост отмечался седьмую торговую сессию подряд. Нефтяные котировки продолжат восстановление и в следующем году, поскольку сокращение производства поможет восстановить баланс между предложением и спросом, заявил министр энергетики Саудовской Аравии энергетики Халид Аль-Фалех.

Как известно, ранее ОПЕК и 11 стран, не входящих в картель, договорились с января урезать производство нефти на 1,8 млн баррелей в день. С тех пор нефть выросла в цене выше $50 за баррель и держится на этом уровне.

Ирак, второй по величине производитель в ОПЕК, полностью привержен выполнению условий договоренности, заявил министр нефти страны Джаббар аль-Лаиби в четверг в Каире на заседании Организации арабских стран-экспортеров нефти.

"Текущие цены на нефть отражают позитивные факторы, которые мы видели в последнее время, включая ожидания о сокращении добычи странами ОПЕК и не входящими в состав организации странами", - сказал Уилл Юн, товарный аналитик в Hyundai Futures Corp. "Вопрос остается в том, что без новых "бычьих" мер подпитки рынок может столкнуться с большей неопределенностью в долгосрочной перспективе", - отметил аналитик.

Ссылки по теме

Нефть марки West Texas Intermediate (WTI) с поставкой в ​​феврале выросла на 10 центов до $53,12 за баррель на Нью-Йоркской товарной бирже в 11:52 утра в Гонконге после роста на целых 0,6% ранее. В понедельник торгов не было из-за рождественских каникул. Общий объем торгов был ниже среднего показателя за 100 дней на 51%.

ОПЕК и ее партнеры создали комитет мониторинга для обеспечения контроля за выполнением условий соглашения о заморозке добычи. Комитет проведет свое первое заседание в январе, но место его проведения пока неизвестно.

www.vestifinance.ru

Как часто будет дорожать бензин и может ли он подешеветь? Непростые ответы на простые вопросы о ценах на топливо

    Не так давно концерн "Белнефтехим" вместе с очередным повышением стоимости бензина объявил о новом механизме ценообразования на топливо. Говорят, что теперь бензин на заправках будет не только дорожать, но и дешеветь. Корреспондент AUTO.TUT.BY попытался найти ответы на простые вопросы по топливной теме.

 

    Почему цены на бензин решили считать по-новому?

    Официальная формулировка расплывчата - "в целях совершенствования механизма ценообразования на нефтепродукты". Но, по сути, все сводится к попытке решить давнюю проблему: сделать продажи топлива на внутреннем рынке менее убыточными. До сих пор НПЗ отпускали бензин на заправки по цене ниже себестоимости. По сути, продажа топлива водителям субсидируется из тех денег, которые нефтезаводы получают от продажи топлива на экспорт. Но за последние четыре месяца даже они не покрывают убытки на внутреннем рынке.

    Решить этот вопрос можно двумя способами: или помогать НПЗ финансово, или работать с ценами на заправках. Но поскольку бензин у нас товар социально значимый, то просто так поставить на него выгодную цену нефтяники не могут. В итоге выбрали вариант с новым механизмом образования цен.

    Как теперь будет дорожать бензин?

    Формулу, по которой теперь будут считать стоимость бензина на АЗС, не обнародовали. Но, как обещают, цены постепенно доведут до уровня российских. Сегодня разница составляет порядка 8% по бензину и 4,5% по дизельному топливу. Например, в день объявления нового механизма топливо подорожало на 1 копейку ("дизель" подорожал на 2). Через неделю прибавка составила 0,76%, или все ту же 1 копейку.

    Сравнять цены с восточной соседкой планируют к маю. Но в дальнейшем привязка к России сохранится.

    А если поднять цены сразу?

    При сегодняшнем курсе разница в цене, например, со Смоленском составляет порядке 10 копеек за литр 92-го бензина. Получается, чтобы сравнять цены с соседями при выбранном "шаге" подорожания в 1 копейку, цены должны меняться каждые 5-7 дней.

    Почему не сделать это за один раз? Причина кроется все в той же социальной значимости бензина. Чтобы не шокировать автомобилистов единовременным ростом цены, было принято решение поднимать цены постепенно, шаг за шагом приводя их к уровню российских.

    Почему мы равняемся именно на Россию?

    Дело вовсе не в том, что наш дешевый бензин начнут вывозить к соседям. Один из главных факторов - наличие в Беларуси 250 АЗС российских сетей. Они закупают топливо в Беларуси по внутренней цене. Эти объемы НПЗ вынуждены снимать с экспорта и, соответственно, недополучать прибыль.

    Равные цены позволят, наоборот, закупать топливо у российских компаний для реализации на внутреннем рынке, а свое - отправлять на экспорт, увеличивая прибыль.

    Неужели теперь, когда нефть в мире подешевеет, то же самое будет и с нашим бензином?

    К сожалению, не факт. Белорусские НПЗ большую часть нефти закупают в России. И цена для нас формируется не столько из мировых цен на нефть, сколько из ставок российских акцизов и налогов. Так что если в мире где-то подешевела нефть, это не значит, что в Беларуси упадут цены на топливо. Снижение экспортной пошлины на нефть Россия компенсирует ростом налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В итоге с 2017 года российская нефть для белорусских НПЗ подорожала примерно на 23%.

    Так что наши цены будут изменяться вместе с российскими, чтобы не допустить критической разницы, при которой белорусские НПЗ будут снова терять прибыль от экспорта. По сути, и подешеветь наш бензин может только вслед за российским.

    Могут ли цены на топливо догнать европейские?

    Такой вариант не исключен. Россия проводит так называемый налоговый маневр, который подразумевает в итоге отмену экспортной пошлины и перенос всей налоговой нагрузки на нефтедобывающую отрасль. Если налоговую реформу в России доведут до конца, то рост цен на топливо будет продолжаться, подбираясь к европейским ценам.

autogrodno.by