Глава BP рассказал, сколько должна стоить нефть. Сколько должна стоить нефть


Сколько же должна стоить нефть?

На этой неделе мы опубликовали свой прогноз на 2017 год. В нем мы предсказываем, что российскую экономику ждет трудный год. Вызвано это тем, что она очень сильно зависит от нефти.

Средняя цена на нефть в 2016 году составила 43 доллара за баррель. Это далеко не то, что было два года назад, когда она стоила в два с лишним раза больше. По данным Федеральной таможенной службы России, доходы от экспорта нефти составляют 26 процентов от общей экспортной выручки. Для экономики, в которой экспорт составляет почти 30 процентов ВВП, это очень значительная сумма.

Эта проблема проявилась в резком росте бюджетного дефицита России в 2016 году. В 2015-м дефицит бюджета составил 25 миллиардов долларов, или 2,6 процента от ВВП, о чем сообщило российское Министерство финансов. Но в сентябре глава этого министерства сказал, что прогноз бюджетного дефицита на 2016 год пересмотрен в сторону повышения. К концу года он может достичь 3,7 процента от ВВП.

Поэтому Россия залезает в свой резервный фонд. А еще она сокращает социальные расходы и пенсионные льготы.

Ведем подсчеты

Сколько «перьев» было сломано, сколько чернил израсходовано на тему повышения нефтяных цен с тех пор, как ОПЕК 30 ноября договорилась о сокращении добычи! Оставим в стороне то обстоятельство, что цена на нефть не скакнула вверх. (Цена марки Brent при закрытии торгов 14 декабря была всего на 11 процентов выше, чем 28 ноября).

Вместо того, чтобы строить предположения на тему рыночных колебаний, интереснее будет понять, какая именно цена на нефть значительна с российской точки зрения.

Министерство финансов России заявило в начале года, что у страны будет бездефицитный бюджет, если цена на нефть достигнет 82 долларов за баррель. Но мы не доверяем заявлениям политиков, а поэтому решили посмотреть, получатся ли у нас такие же цифры (или более точные), если мы произведем собственные подсчеты.

Россия публикует информацию о доходах от экспорта нефти в метрических тоннах и в долларах. По данным Федеральной таможенной службы России, с января по октябрь 2016 года страна экспортировала нефти на общую сумму 59,6 миллиарда долларов. Это около 213 миллионов метрических тонн. Перевести метрические тонны в баррели нефти непросто. Каждая марка имеет свою плотность. Общепринятый коэффициент пересчета из метрических тонн в баррели 7,33 (это данные из статистического обзора BP).

Проанализировав данные российской статистики по экспорту таким образом, можно сделать два вывода. Первый вывод. За первые 10 месяцев 2016 года Россия добыла нефти почти на пять процентов больше, чем за весь 2016 год. А это значит, что в текущем году ей надо продать нефти больше, чем в прошлом. Второй вывод. По приблизительным оценкам, Россия в этом году будет экспортировать примерно 5,13 миллиона баррелей нефти в день.

Выйти в ноль

Теперь нам придется перейти к предположениям. Российская статистика показывает, что в 2015 году страна экспортировала нефти на 76,7 миллиарда долларов при средней цене на нее 41,85 доллара. Имея данные лишь за первые 10 месяцев 2016 года, мы вынуждены строить предположения. Но давайте будем исходить из того, что в ноябре и декабре текущего года Россия экспортировала в денежном выражении столько же, сколько в среднем за первые 10 месяцев. (В действительности сумма может быть немного больше). Получается, что общая сумма российского нефтяного экспорта в 2016 году будет примерно равна 71,52 миллиарда долларов.

Мы также должны принять во внимание недавние комментарии министра энергетики России, указывающие на то, что Москва, пусть на словах, но согласилась координировать свою добычу нефти с ОПЕК в соответствии с достигнутыми соглашениями о сокращении. В 2017 году она сократит добычу на 300 000 баррелей в день. Если исходить из того, что этот объем уйдет из среднего объема добычи, то Россия в следующем году будет экспортировать примерно 4,8 миллиона баррелей в день.

Как уже отмечалось выше, дефицит бюджета в России в 2016 году должен составить 48,1 миллиарда долларов. Если российский нефтяной экспорт за 2016 год оценивается в 71,52 миллиарда долларов, значит, для достижения нулевого показателя бюджетного дефицита России нужно будет экспортировать нефти на 48,1 миллиарда долларов больше. По цене это получается примерно 68 долларов за баррель, если исходить из показателя ежедневной добычи в 4,8 миллиона баррелей. Это немного меньше прогнозов российского министра финансов, которые он делал в этом году. Но ничего неожиданного здесь нет.

Недавно российская Государственная Дума утвердила бюджет на следующий год. Некоторые цифры из него, скажем, по определенным статьям оборонных расходов, открыто не публикуются. Видимо, министр знает некоторые другие неизвестные нам расходы, которые необходимо учитывать. А может, он просто хотел понизить ожидания.

Слишком много нефти

Это значит, что России нужно повышение цен примерно на 30 процентов с текущего показателя. Это лишь для того, чтобы бюджет был бездефицитный. Но даже такое серьезное повышение цен не решит экономические проблемы России. Оно просто позволит ей поддерживать текущий уровень расходов, не залезая в различные резервные фонды.

Но в расходах уже есть сокращение различных социальных услуг. Российское Министерство финансов дало прогноз о том, что в 2017 году на покрытие бюджетного дефицита уйдут все средства из одного такого фонда. Россия рассчитывает, что дефицит этот в 2017 году снизится до трех процентов от ВВП.

В данный момент существенное увеличение нефтяных цен кажется маловероятным. Рынок затоварен. Согласно прогнозам, ведущие экономики мира в лучшем случае ждет застой. А чем больше будет повышаться цена, тем больше будут увеличивать добычу нефти Соединенные Штаты.

ОПЕК и другие экспортеры, участвующие в сокращении добычи, видимо, сумеют пробить брешь в избытке предложения. (Это если предположить, что они создадут исторический прецедент и не станут мухлевать с квотами.) Но решить проблему целиком им не удастся, как не удастся запретить другим странам наращивать добычу.

Такие рыночные колебания могут вызвать привыкание. Мы обязаны думать о таких вещах по причине их геополитической значимости, а поэтому нам нужна как можно более строгая самодисциплина. Такая логика показывает, почему нефтяные цены надо удерживать на уровне минимум 68 долларов за баррель в течение длительного времени, и уже потом начинать радоваться.

Business Insider, США

24news.com.ua

Сколько должна стоить нефть? | Центр Независимой Оценки

$50 за баррель? Это вполне возможно, считают многие авторитетные экономисты. Цикл сделал свое дело: в мировой нефтедобыче идет тихая революция, проблема дефицита нефти практически решена. Владимир Путин пока не в курсе.Популярная в последние годы концепция пика добычи нефти — Peak Oil — известна сейчас почти всем. Идея, если попросту, такова: углеводородные ресурсы конечны, следовательно, добываться нефти будет все меньше, а спрос и, следовательно, цены на нее будут только расти.

Однако все не так пессимистично (или оптимистично — с точки зрения стран—производителей нефти). В последние месяцы все чаще появляются исследования, согласно которым мир ждет не дефицит, а изобилие нефти. Так, например, в довольно обстоятельном и насыщенном техническими расчетами июньском докладе «Oil: The Next Revolution», подготовленном Harvard`s Kennedy School of Government под руководством довольно известного в отрасли экс-главы итальянского нефтяного гиганта Eni Леонардо Мауджери, утверждается, что к 2020 году мировое производство нефти может вырасти аж на 20% от текущего уровня (с 93 млн до 110 млн баррелей в день), а основными драйверами роста добычи станут четыре страны — США, Канада, Ирак и Бразилия. Сокращение ожидается в Иране, Мексике, Великобритании и Норвегии. В России же добыча если и вырастет, то незначительно.

В 1990-е годы при дешевой нефти отрасль, по словам Мауджери, страдала от хронического недофинансирования: никто не хотел заниматься геологоразведкой, разрабатывать новые месторождения и совершенствовать технологии добычи. Все это привело к постепенному дефициту нефти и росту цен в «ревущие 2000-е». Тут же добавился и спрос со стороны развивающихся рынков, прежде всего Китая. Все участники рынка поверили, что дорогая нефть — это надолго, инвестиции в отрасль опять стали привлекательными, а за ними появились и новые технологии добычи.

Анализ Мауджери, кстати, практически слово в слово совпадает с тем, что сказал однажды Егор Гайдар: «Самое умное, что я слышал о ценах на нефть… до тех пор пока большинство участников нефтяного рынка полагают, что высокие цены на нефть — на короткое время, они останутся высокими. Когда подавляющее большинство участников нефтяного рынка поверят, что высокие цены на нефть надолго, они рухнут». Это цикличность: дешевая нефть означает недоинвестиции и рост цен, дорогая нефть подстегивает инвестиции в производство и технологии, в итоге цены обваливаются.

Черная революция

Если ожидаемый рост производства в Ираке связан прежде всего с интенсивным развитием находившейся ранее в плачевном состоянии инфраструктуры, то скачок в прогнозах по странам Нового Света — с новыми технологиями, с добычей так называемой неконвенциональной нефти. Очень показательно то, что происходит в Северной Америке. До 2008 года в США отмечалось заметное снижение добычи нефти (хотя в Канаде был рост). Но уже в течение почти четырех лет заметен бурный рост добычи не только в Канаде, но и в США — практически бум. Аналитики американской энергоконсалтинговой компании Bentek Energy даже более оптимистичны, чем умеренный Мауджери: они прогнозируют превышение пика добычи североамериканской нефти начала 1970-х годов всего через четыре года — к 2016-му.

Причина роста — новые технологии добычи. В канадской провинции Альберта успешно развиваются методы добычи тяжелой нефти (tar sands, нефтяные пески) и ее трансформации в синтетическую нефтяную смесь syncrude. В США же успех связан с применением технологий добычи сланцевого газа к добыче нефти. Взрывной рост добычи сланцевого газа в США в последние четыре года уже опустил цены на него почти в три раза относительно докризисных уровней начала 2008-го (цена на нефть тогда держалась выше $100 за баррель WTI).

И это только начало. Например, как указывает Мауджери, сланцевое месторождение Баккен в Северной Дакоте прошло путь от нескольких баррелей в день в 2006-м до 530 тыс. баррелей в сутки к декабрю 2011-го. При этом таких сравнимых по запасам сланцевых месторождений, как Баккен, в США еще минимум 20. Мауджери утверждает, что мировая нефтяная индустрия стоит на пороге революции, что деконвенционализация нефтяных запасов и добычи — это не эпизод, а самое важное событие за несколько десятилетий. Мауджери считает, что США вполне по силам стать вторым после Саудовской Аравии производителем нефти уже к 2020 году. Аналитики Goldman Sachs разделяют оптимизм своих коллег и считают, что США могут стать первым в мире производителем нефти к 2017 году (сейчас США третьи после Саудовской Аравии и России).

Что же может помешать этим планам? В Ираке — возможная политическая нестабильность. В Новом Свете — продолжительный обвал нефтяных цен существенно ниже $50 за баррель до 2015 года. Так как добыча большинства неконвенциональных запасов в США, Канаде и Бразилии рентабельна при цене $50-65 за баррель, долговременное снижение цен ниже $50 может приостановить процесс разработки новых месторождений.

Впрочем, развитие технологий, изменение экономической конъюнктуры могут привести к дальнейшему снижению издержек. Однако, как отмечает Мауджери, критичен именно обвал до 2015 года — после уже будет поздно. К этому времени все инвестиции будут осуществлены и отрасль столкнется со структурным перепроизводством. Это происходит сейчас в США с добычей сланцевого газа: производителям приходится продолжать добычу, несмотря на низкие цены, так как начальные инвестиции уже сделаны и сворачивать добычу еще невыгоднее, чем продолжать ее. Приходится довольствоваться минимальной маржей.

Бремя белых

Однако, рассмотрев одну сторону вопроса — добычу, правильно было бы обратить внимание и на ее отражение — спрос на нефть. Быть может, прогнозируемый рост добычи совпадет или даже отстанет от предполагаемого роста спроса? Вряд ли. Так, по данным Energy Information Administration (EIA), в трех из четырех крупнейших экономик мира — США, ЕС и Японии — спрос на нефть в последние годы устойчиво сокращается. Так, в США, по данным EIA, среднее потребление нефти в 2011 году составило 18,8 млн баррелей в день, тогда как в докризисном 2007-м оно держалось на уровне 20,7 млн баррелей в день.

Соответственно, сочетание роста собственного производства нефти с сокращением ее потребления приводит к резкому снижению импорта нефти: с 2004-го по 2008-й импорт зашкаливал за 12 млн баррелей в день, сейчас он приближается к 8 млн — это уровень середины 1990-х. До предкризисных показателей все еще далеко и остальной развитой части мира: с 2007-го по 2011-й европейские страны сократили потребление с 16,2 млн баррелей в день до 15 млн, Япония — с 5 млн до 4,5 млн. Эта тенденция в текущем году лишь усиливается на фоне рецессии в еврозоне и общей слабости мировой экономики. Конечный потребительский спрос стагнирует, стагнирует и потребление нефти.

Не стоит забывать и о прогрессе энергосберегающих технологий. Хотя спрос на нефть и неэластичен в краткосрочной перспективе из-за отсутствия альтернатив, на которые можно было бы быстро переключиться, в долгосрочной перспективе (месяцы, годы) потребители постепенно меняют свои привычки, стараясь минимизировать и рационализировать свои издержки на дорогую энергию. Коллапс рынка больших джипов SUV в США в 2008-м (в Европе с ее высокими ценами на бензин SUV вообще мало кто покупал) может послужить хорошей иллюстрацией процесса приспособления к высоким ценам. Как только в 2008 году цены на бензин в США начали зашкаливать за $4 за галлон (в Европе цены в среднем в 1,5-2 раза выше), продажи прожорливых SUV, прозываемых также gas guzzlers, «пожиратели бензина», обвалились. Статистика продаж авто в США за последние месяцы уже показывает возросший интерес покупателей к экономичным гибридам и электрокарам. Пока, впрочем, доля продаж гибридов и электрокаров не сильно выше 3% от общего объема. Однако, например, в Японии экономичный гибрид Toyota Prius держится в лидерах продаж уже 13 месяцев подряд. Тенденция очевидна.

Тренд на снижение потребления в основных мировых экономиках компенсируется лишь ростом спроса со стороны развивающихся стран. Так, потребление нефти странами, не входящими в ОЭСР, выросло с 36,2 млн баррелей в день в 2007 году до 42,1 млн баррелей в 2011-м. Лидером спроса, как нетрудно догадаться, стал Китай. Сырьевой Гаргантюа показал в кризисные годы прекрасный аппетит: потребление выросло за четыре года на 30%, с 7,5 млн до 9,8 млн баррелей в день. Впрочем, этот тренд вряд ли сохранится, считает главный экономист Deutsche Bank в Китае Джун Ма. На Петербургском экономическом форуме в июне он сказал: «Мы прикладываем серьезные усилия, чтобы перейти на использование альтернативных источников энергии, найти замену нефти и традиционным видам энергии». По его оценкам, потребление нефти в КНР будет расти на 3-4% в год.

Незначительно увеличили потребление нефти и соседи Китая по BRIC — Индия, Бразилия и Россия: сказалось быстрое послекризисное восстановление экономик. Сил развивающихся стран оказалось достаточно для того, чтобы преодолеть прежний докризисный пик глобального потребления нефти, достигнутый как раз в 2007 году, когда мировое потребление составляло 85,8 млн баррелей в день: в 2011-м — уже 88 млн. Но все же бурного роста спроса нет, а если вычесть аномально высокие темпы роста потребления нефти в Китае (многие сырьевые аналитики считают, что солидная доля прироста китайского импорта не идет на потребление, а оседает в стратегических нефтяных запасах точно так же, как горы меди и железной руды), то получится даже некоторое снижение спроса.

Кроме того, опрометчиво предполагать, что дальнейший рост спроса по-прежнему будет обеспечен КНР и другими развивающимися рынками. Простая экстраполяция тренда роста китайского потребления на будущее — опасное занятие. Рост экономики КНР держится на фантастически высоком отношении инвестиций к ВВП (50%), а значит, он и фантастически неустойчив. Китай не сможет изолировать от мировых проблем свою экспортно ориентированную, полусоциалистическую, институционально слабую, перегретую, страдающую от перепроизводства экономику. У сырьевого Гаргантюа может случиться и несварение желудка. Риск жесткой посадки китайской экономики упоминается и у Мауджери. При реализации этого сценария ценам на нефть, по его мнению, вообще трудно будет найти какое-либо устойчивое дно.

Если Мауджери, а также аналитики Goldman Sachs и Bentek Energy правы, широкая публика скоро забудет столь модную еще недавно концепцию Peak Oil, дефицит нефти грозить больше не будет. А странам, слишком зависимым от экспорта энергоносителей и цен на них, придется-таки задуматься об альтернативных вариантах собственного экономического развития.

России это, разумеется, тоже касается. Логично было ожидать, что первое заседание президентской комиссии по стратегии развития ТЭК будет посвящено именно этим рискам. Однако, судя по опубликованной на сайте Кремля стенограмме, Владимир Путин на прошлой неделе ни словом не обмолвился о перечисленных выше проблемах. Напротив, он сослался на безымянных экспертов, по оценкам которых «в ближайшие десятилетия спрос на энергоносители, а также их производные будет стабилен, причем как внутри России, так и на мировых рынках».Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1972859

Вам так же может быть интересно:

  1. Требования к антиконкурентным соглашениям в оценке
  2. Акции/Скидки
  3. Поздравляем Вас с днем оценщика!
  4. Конференция АРБ
  5. Письмо Минэкономразвития России от 28 июня 2011 г. N ОГ-Д06-221.

www.ocenkapro.ru

Глава BP рассказал, сколько должна стоить нефть

Нефть по $80 слишком дорога и наносит ущерб мировой экономике. Для всех цена в $50-$65 гораздо лучше, сообщил на проходившей в Гааге конференции глава BP Боб Дадли.

По его словам, «здоровой» ценой сырой нефти и нефтепродуктов в целом является та, которая устраивает и производителей, и потребителей. Цены на бензин в развивающихся странах, вроде Индии, ЮАР или Турции достигли рекордных значений из-за снижения курсов их валют, а также роста цен на нефть. Мир вполне мог бы жить и с нефть по $50-$65, полагает бизнесмен.

Глава BP также сообщил, что текущие цены на черное золото «искусственно завышены» из-за коллапса добывающей отрасли Венесуэлы и санкций в отношении Ирана со стороны США. По прогнозу эксперта, как только геополитическая ситуация успокоится, цены вернутся в область $60-$65 за баррель. Господин Дадли подчеркнул, что его компания не будет участвовать ни в каких специальных механизмах, разрабатываемых ЕС для обхода американских санкций против Ирана.

По теме: США пытаются отключить Иран от SWIFT и грозят санкциями за неподчинение

По теме: Нефть подорожает, если Трамп решится исполнить угрозы в адрес Саудовской Аравии

«Я думаю, это слишком рискованно», - объяснил бизнесмен.

Напомним, что на прошлой неделе Международное энергетическое агентство (МЭА) и Международный валютный фонд (МВФ) сообщили о том, что высокие цены на энергоносители угрожают мировой экономике. Кроме того, МВФ понизил прогнозы по темпам ее роста на 2018-2019 годы на 0.2% до 3.7%.

Источник: ProFinance.Ru - Новости рынка Форекс.Подпишитесь на ProFinance.ru в Яндекс-Новостях и в Яндекс Дзене

www.profinance.ru

Сколько должна стоить нефть, и какой цены ожидать в 2015 году

Сколько на самом деле должна стоить нефть? В попытке ответить на этот вопрос давайте посмотрим на график цен на нефть с 1861 года по 2013 год.

Коричневая линия на графике цены на нефть показывает нефтяные котировки в деньгах нынешнего времени (с учетом инфляции). Черная линия отображает среднюю стоимость барреля — 30 долларов США. Логично, что при планировании инвестиций нужно учитывать вариант такой цены на нефть в своем сценарии.

Специалист Энергетического института Магуайра Бернард Вайнштейн полагает, что на самом деле «справедливой» цены на нефть не существует. Текущая стоимость барреля определяется балансом спроса и предложения, и вот здесь все зависит от того, на чьей стороне вы находитесь — покупателя или продавца. Для покупателя чем ниже стоимость нефти на графике, тем лучше, а для производителя ровно наоборот. Сейчас ценовую битву определенно выигрывают покупатели.

Снижение цены на нефть позволяет потребителям экономить на расходах, поэтому логично предположить, что сэкономленные деньги окажутся в других отраслях экономики.

От снижения нефтяных тарифов выигрывают транспортные и авиакомпании, перерабатывающие предприятия, а также любой бизнес, который использует нефть в качестве сырья или топлива. Интересный факт: с падением цен на нефть заметно увеличились продажи пикапов Ford F-Series, Chevy Silverado и Dodge Ram, усердно «кушающих» бензин.

Под ударом низких нефтяных цен оказались добывающая отрасль и производители. Число действующих скважин в США продолжает снижаться (падение составило 43% по сравнению с октябрем 2014 года), сокращения в добывающей индустрии идут полным ходом. До конца 2015 года без работы может остаться до 250 тысяч специалистов, что повлияет на рост показателя общей безработицы в США.

Низкие цены на «черное золото» не так уж и выгодны Соединенным Штатам — крупнейшему потребителю нефти в мире. По мнению того же Вайнштейна, всех устроят котировки на уровне 70–80 долларов за баррель. В этом случае добыча сланцевой нефти в США будет экономически выгодной, сохранится относительное макроэкономическое равновесие, а население продолжит покупать огромные пикапы, надеясь если не на снижение стоимости нефти, то на стабильно низкую цену на бензин.

Запасы нефти в США выросли в очередной раз, установив новый рекорд с начала наблюдений в августе 1982 года. Если же судить по ежемесячным отчетам (они отличаются от еженедельных данных, которые публикуются каждую среду), то запасы и вовсе выросли до максимальных отметок с 1930 года.

Когда все нефтехранилища будут заполнены, то цена нефти пойдет вниз еще более стремительно. Снижение количества действующих скважин пока не сильно отразилось на объемах производства, так как закрыты наименее эффективные месторождения. Только если цены на нефть опустятся еще ниже и останутся на низком уровне продолжительное время, котировки действительно начнут влиять на объемы добычи, уверены в Goldman Sachs.

stockspy.ru

Сколько должна стоить нефть, чтобы Россия свела концы с концами

Сколько должна стоить нефть, чтобы Россия свела концы с концами

На этой неделе мы опубликовали свой прогноз на 2017 год. В нем мы предсказываем, что российскую экономику ждет трудный год. Вызвано это тем, что она очень сильно зависит от нефти. 

Средняя цена на нефть в 2016 году составила 43 доллара за баррель. Это далеко не то, что было два года назад, когда она стоила в два с лишним раза больше. По данным Федеральной таможенной службы России, доходы от экспорта нефти составляют 26 процентов от общей экспортной выручки. Для экономики, в которой экспорт составляет почти 30 процентов ВВП, это очень значительная сумма. 

Эта проблема проявилась в резком росте бюджетного дефицита России в 2016 году. В 2015-м дефицит бюджета составил 25 миллиардов долларов, или 2,6 процента от ВВП, о чем сообщило российское Министерство финансов. Но в сентябре глава этого министерства сказал, что прогноз бюджетного дефицита на 2016 год пересмотрен в сторону повышения. К концу года он может достичь 3,7 процента от ВВП. 

Поэтому Россия залезает в свой резервный фонд. А еще она сокращает социальные расходы и пенсионные льготы. 

Ведем подсчеты 

Сколько "перьев" было сломано, сколько чернил израсходовано на тему повышения нефтяных цен с тех пор, как ОПЕК 30 ноября договорилась о сокращении добычи! Оставим в стороне то обстоятельство, что цена на нефть не скакнула вверх. (Цена марки Brent при закрытии торгов 14 декабря была всего на 11 процентов выше, чем 28 ноября). 

Вместо того, чтобы строить предположения на тему рыночных колебаний, интереснее будет понять, какая именно цена на нефть значительна с российской точки зрения. 

Министерство финансов России заявило в начале года, что у страны будет бездефицитный бюджет, если цена на нефть достигнет 82 долларов за баррель. Но мы не доверяем заявлениям политиков, а поэтому решили посмотреть, получатся ли у нас такие же цифры (или более точные), если мы произведем собственные подсчеты. 

Россия публикует информацию о доходах от экспорта нефти в метрических тоннах и в долларах. По данным Федеральной таможенной службы России, с января по октябрь 2016 года страна экспортировала нефти на общую сумму 59,6 миллиарда долларов. Это около 213 миллионов метрических тонн. Перевести метрические тонны в баррели нефти непросто. Каждая марка имеет свою плотность. Общепринятый коэффициент пересчета из метрических тонн в баррели 7,33 (это данные из статистического обзора BP). 

Проанализировав данные российской статистики по экспорту таким образом, можно сделать два вывода. Первый вывод. За первые 10 месяцев 2016 года Россия добыла нефти почти на пять процентов больше, чем за весь 2016 год. А это значит, что в текущем году ей надо продать нефти больше, чем в прошлом. Второй вывод. По приблизительным оценкам, Россия в этом году будет экспортировать примерно 5,13 миллиона баррелей нефти в день. 

Выйти в ноль 

Теперь нам придется перейти к предположениям. Российская статистика показывает, что в 2015 году страна экспортировала нефти на 76,7 миллиарда долларов при средней цене на нее 41,85 доллара. Имея данные лишь за первые 10 месяцев 2016 года, мы вынуждены строить предположения. Но давайте будем исходить из того, что в ноябре и декабре текущего года Россия экспортировала в денежном выражении столько же, сколько в среднем за первые 10 месяцев. (В действительности сумма может быть немного больше). Получается, что общая сумма российского нефтяного экспорта в 2016 году будет примерно равна 71,52 миллиарда долларов. 

Мы также должны принять во внимание недавние комментарии министра энергетики России, указывающие на то, что Москва, пусть на словах, но согласилась координировать свою добычу нефти с ОПЕК в соответствии с достигнутыми соглашениями о сокращении. В 2017 году она сократит добычу на 300 000 баррелей в день. Если исходить из того, что этот объем уйдет из среднего объема добычи, то Россия в следующем году будет экспортировать примерно 4,8 миллиона баррелей в день. 

Как уже отмечалось выше, дефицит бюджета в России в 2016 году должен составить 48,1 миллиарда долларов. Если российский нефтяной экспорт за 2016 год оценивается в 71,52 миллиарда долларов, значит, для достижения нулевого показателя бюджетного дефицита России нужно будет экспортировать нефти на 48,1 миллиарда долларов больше. По цене это получается примерно 68 долларов за баррель, если исходить из показателя ежедневной добычи в 4,8 миллиона баррелей. Это немного меньше прогнозов российского министра финансов, которые он делал в этом году. Но ничего неожиданного здесь нет. 

Недавно российская Государственная Дума утвердила бюджет на следующий год. Некоторые цифры из него, скажем, по определенным статьям оборонных расходов, открыто не публикуются. Видимо, министр знает некоторые другие неизвестные нам расходы, которые необходимо учитывать. А может, он просто хотел понизить ожидания. 

Слишком много нефти 

Это значит, что России нужно повышение цен примерно на 30 процентов с текущего показателя. Это лишь для того, чтобы бюджет был бездефицитный. Но даже такое серьезное повышение цен не решит экономические проблемы России. Оно просто позволит ей поддерживать текущий уровень расходов, не залезая в различные резервные фонды. 

Но в расходах уже есть сокращение различных социальных услуг. Российское Министерство финансов дало прогноз о том, что в 2017 году на покрытие бюджетного дефицита уйдут все средства из одного такого фонда. Россия рассчитывает, что дефицит этот в 2017 году снизится до трех процентов от ВВП. 

В данный момент существенное увеличение нефтяных цен кажется маловероятным. Рынок затоварен. Согласно прогнозам, ведущие экономики мира в лучшем случае ждет застой. А чем больше будет повышаться цена, тем больше будут увеличивать добычу нефти Соединенные Штаты. 

ОПЕК и другие экспортеры, участвующие в сокращении добычи, видимо, сумеют пробить брешь в избытке предложения. (Это если предположить, что они создадут исторический прецедент и не станут мухлевать с квотами.) Но решить проблему целиком им не удастся, как не удастся запретить другим странам наращивать добычу. 

Такие рыночные колебания могут вызвать привыкание. Мы обязаны думать о таких вещах по причине их геополитической значимости, а поэтому нам нужна как можно более строгая самодисциплина. Такая логика показывает, почему нефтяные цены надо удерживать на уровне минимум 68 долларов за баррель в течение длительного времени, и уже потом начинать радоваться. 

Джейкоб Шапиро (Jacob Shapiro), Business Insider, США 

mnenia.zahav.ru

Сколько должна стоить нефть, чтобы Россия взялась за реформы?

Когда за баррель нефти давали меньше 40 долларов, Президент России Владимир Путин ввел плоскую шкалу подоходного налога, создал суверенный фонд благосостояния, и выступал в немецком Бундестаге. Когда нефть стала дороже 100 долларов, он провел две военные кампании и потратил более 40 млрд долларов на Зимнюю Олимпиаду. Иными словами, отметка сорок – это ключевой барьер для России: при такой цене институциональные реформы просто обязательны и неминуемы, однако финансового кризиса все еще можно избежать. За десять с лишним лет Россия заработала на продаже энергоносителей 2.1 трлн долларов – успех, неслыханный за всю историю страны – однако экономика все равно так и не смогла разогнаться более чем до 5% в год, а два последних года и вовсе провела в состоянии рецессии. По мнению экономистов, опрошенных агентством Bloomberg, последний кризис, обусловленный падением цен на нефть, подготовил почву для давно назревшего и необходимого «капитального ремонта» в экономике и финансах. 

“Когда нефть стоила 30 долларов, люди, ответственные за принятие решений по реформам, вроде засуетились, но как только цены приблизились к отметке 50 они снова успокоились, вздохнув с облегчением”, - отмечает Евгений Гонтмахер, старший экономист Института современного развития (попечительский совет организации возглавляет Премьер Министр России Дмитрий Медведев). “Начинать реальные реформы – дело опасное и неблагодарное”. Нефть частично восстановилась после падения в начале года: с начала мая цены держатся в диапазоне 44-51 долл. За баррель. Однако аналитики ведущих финансовых институтов, включая BNP Paribas SA и JBC Energy GmbH, полагают, что цены могут упасть к сорока долларам за баррель, в том числе и за счет сезонного снижения спроса на внутреннем рынке. Между тем, по словам Министра финансов Антона Силуанова, чтобы сбалансировать бюджет? России нужна нефть по цене 82 доллара за баррель.

По теме: Все больше экспертов в ближайшее время ждут падения цен на нефть до $40 за баррель

“То, что нефть подорожала до текущих значений, безусловно, хорошая новость, вопрос в каком направлении мы будем двигаться дальше”, - отмечает Татьяна Лысенко, старший экономист S&P Global Ratings. Зависимость от нефтяного экспорта возникла еще во времена Советского Союза, в начале 1970-е, и с тех пор государственная политика четко следует за ценами на нефть. В период роста страна могла себе позволить более решительную внешнюю политику, а во время спадов больше концентрировалась на внутренних реформах.

“Правительство охотнее идет на реформы, когда нефть дешевеет”, - соглашается с этой точкой зрения Владимир Остарковский, старший экономист Bank of America по России. “Исторический опыт показывает, что теперь, когда стоимость барреля упала к минимумам 2004 года, политика России может стать более либеральной”. Однако пока кризис не смог стать движущей силой, необходимой для такого разворота. Россия продвигается осторожно, латая внешние повреждения в экономической политике, и откладывая решения о “капитальном ремонте”. Государственные финансы не в лучшей форме из-за падения цен на нефть, а центральный банк в 2014 году перешел к плавающему валютному курсу, при этом министерство финансов продолжает урезать расходы. В этом месяце правительство также возродило процесс приватизации, продав крупнейшую часть государственных активов почти за три года.

По теме: Импортозамещение или что произвела Россия в 1 полугодии 2016: инфографика

Однако теперь цены на нефть восстанавливаются, а рубль подорожал по отношению к доллару почти на 14% после падения на 20% в 2015 году. По словам Евгения Надоршина, старшего экономиста PF Capital, многие изменения уже реализованы, но реальные шаги по направлению к реальным реформам пока не предпринимаются.

Этой осенью пройдут выборы в парламент, затем, в 2018 году Россия будет выбирать президента, поэтому политическим лидерам уже некогда прохлаждаться. Новых катализаторов роста нет, а экономика, по словам Путина, в ближайшее время будет находиться в состоянии стагнации – не сравнить с 7% роста в первые восемь лет его пребывания в Кремле. Международный валютный фонд на прошлой неделе призвал Россию улучшить свою институциональную и предпринимательскую среду, добавив при этом, что “структурные реформы являются незаменимым средство для стимулирования роста”. В отчете Всемирного экономического форума по глобальной конкуренции за 2015-2016 год, по таким позициям как права собственности, независимость судебной системы и государственное регулирование, Россия находилась ниже 100 места среди 140 стран.

Сейчас мотивация для реформ высока, как никогда, однако власти, скорее всего, предпочтут сконцентрироваться на мерах, которые дадут “осязаемый фискальный результат” и, скорее всего, воздержатся от изменений в таких ключевых сферах, как юридическая система. Бывший министр финансов Алексей Кудрин, ныне возглавляющий обсуждения нового плана реформ в роли экономического советника Путина, отметил, что поднять темпы роста до 4% в среднесрочной перспективе можно только сократив роль государства в экономике, увеличив пенсионный возраст и делав системы судебных и правоохранительных органов более независимыми. “Чтобы провести реформы, нужно сначала договориться, в каком направлении двигаться, а на это может уйти время”, - отмечает Ярослав Лиссоволик, старший экономист Евразийского банка развития. “Не исключено, что некоторые, наименее болезненные реформы будут реализованы до 2018 года”.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам агентства Bloomberg Источник: ProFinance.Ru - Новости рынка Forex

www.profinance.ru

Сколько должна стоить нефть: 40 или 90 долларов за баррель? Мнения разделились

Страны ОПЕК не смогли подтолкнуть цены намного выше 50 долларов за баррель и разочаровали экономики, испытывающие дефицит наличности,  однако один из топ-менеджеров нефтяной отрасли считает снижение цен следствием «неуместного оптимизма» и называет справедливую цену за баррель в районе 40 долларов. «Я считаю, что цены должны находиться в диапазоне 40-45 долларов, причем, скорее, ближе к его нижней границе», - отметил Уоррен Гилман, председатель и генеральный директор CEF Holdings, в интервью CNBC.

По теме: Нефти слишком много, приходится хранить ее в старых супертанкерах

«Когда нефть торговалась выше 50 долларов, на рынке сформировался неоправданный оптимизм. Ранее я уже говорил о том, что участники рынка смотрели на ОПЕК сквозь розовые очки», - добавил Гилман. «Но теперь приходится признать, что страны ОПЕК и не только наращивают объемы добычи, а спрос на нефть растет очень неохотно и этот незначительный прирост с легкостью удовлетворяют канадские и американские производители. С чего вдруг в таких условиях должны расти мировые цены на черное золото?», - задается вопросом глава CEF Holdings.

«Я думаю, на сегодняшний день цены выглядят куда реалистичнее и будут снижаться далее. Что касается сланцевых компаний США, они будут чувствовать себя комфортно до тех пор, пока цены находятся выше отметки $40; они продолжат наращивать производство… Они продолжают сокращать производственные издержки и непрерывно повышают эффективность добычи», - продолжил эксперт.

По теме: Wells Fargo: 100 долларов за баррель нефти – несбыточная мечта

Фахад Камал, старший рыночный стратег Kleinwort Hambros, придерживается такой же точки зрения. «Я не знаю, спустятся ли цены нефть ниже отметки 40 долларов, но могу с уверенностью сказать, что котировки будут находиться в диапазоне 45-55 долларов  за баррель; причина все та же, что и раньше: мы производим слишком много нефти»,- отметил он в интервью агентству Bloomberg. «Мировому рынку нужно 96.5 млн баррелей нефти в сутки. Мы производим около 97.5 млн. Математика проста. Мы думали, что сокращение добычи на 1.8 млн баррелей в день поможет, и так бы оно и было, если бы американские сланцевики не выстрелили ОПЕК в одну ногу, а сам картель – во вторую», - добавил эксперт.

Но не все настроены столь пессимистично в отношении рынка черного золота. К примеру, Жан-Гай Десардинс из Fiera Capital Corp., который верно предсказал восстановление канадских акций, прогнозирует рост цен на нефть в два раза. «Фундаментальная картина мирового спроса и предложения говорит в пользу удорожания нефти. Когда рост начнется, он будет продолжительным», - уверен Десардинс. – Полагаю, цены могут дойти до уровня 90 долларов, но не через шесть месяцев, а примерно через пару лет». Несмотря на то, что консенсус-прогноз в рамках исследования Bloomberg предполагает, что к 2020 году нефть будет стоит 65 долларов, Десардинс считает, что мировые Центробанк будут продолжать частичное стимулирование по мере восстановления их экономик, что будет способствовать росту спроса на черное золото.

На прошлой неделе Ф. Фешараки, основатель и глава FGE, заявил, что нефть упадет в район 30-35 долларов за баррель, если страны ОПЕК не прибегнут к более масштабному сокращению добычи как минимум на дополнительные 700 тыс. баррелей в сутки.

По теме: FGE: при текущих ценах на нефть в США закроется 100 буровых и прогнозы роста производства не сбудутся Источник: ProFinance.Ru - Новости рынка Форекс

www.profinance.ru