Что будет, когда закончится нефть? На сколько хватит нефти? Нефтедобывающие компании. Сколько хватит нефти


Что будет, когда закончится нефть? На сколько хватит нефти? Нефтедобывающие компании

Когда закончится нефть? Десятилетия тому назад мир уже предупреждали о том, что ее запасы подходят к концу. Сегодня нефти больше, чем нужно. Что питает рост добычи черного золота?

Телеобращение Картера

Вечером 18 апреля 1977 года президент США Джимми Картер пригласил телевизионных журналистов в Овальный кабинет Белого дома и зловеще объявил американскому народу о том, что он сегодня хочет поговорить на неприятную тему о беспрецедентной проблеме в истории Соединенных Штатов. Он говорил о самой большой после войны угрозе национальной безопасности.

Беспрецедентной проблемой, о которой шла речь, была энергия. Или, скорее, ее нехватка. По словам 39-го президента Соединенных Штатов, нефтяной кризис вызвал необходимость сбалансировать спрос на энергоносители из-за быстрого сокращения ресурсов. Истощились запасы углеводородов, составлявшие 75% всех источников энергии страны. Президент даже назвал время, когда закончится нефть – это должно было произойти в ближайшие 6–7 лет.

Выступление Картера было встречено без энтузиазма. Американцы не оценили апокалиптическое послание, а еще меньше - его видение выхода из этой ситуации с назидательным требованием коллективной моральной поддержки. Но вряд ли кто-либо сомневался в приведенных фактах.

И все же президент США ошибался. Данные по запасам нефти и природного газа оказались неверными. Энергоресурсы не только не были на исходе, они были если не бесконечными, то непостижимо огромными. Никто не знал этого тогда, но сегодня об этом знают многие.

когда закончится нефть

На сколько хватит нефти?

Кроме обильных месторождений углеводородов в Северной Америке, России, Саудовской Аравии и других странах-производителях Ближнего Востока, существуют значительные нетронутые залежи в Южной Америке, Африке и Арктике: не миллиарды баррелей, а триллионы. Таким образом, задаваться вопросом о том, что будет, когда закончится нефть, пока рано. Напротив, согласно отчету Гарвардского университета, мир идет к перенасыщению углеводородами.

75-страничное исследование эксперта и бывшего топ-менеджера Eni Леонардо Моджери, в котором проанализирована разработка и эксплуатация нефтяных месторождений всего мира, предсказывает 20-процентный рост глобальной добычи к 2020 году.

В частности, в докладе особо выделены:

  • глубоководные залежи в бразильском бассейне Сантус, которые, как полагают, содержат как минимум 150 млрд баррелей нефти;
  • венесуэльские залежи «сверхтяжелой» нефти битуминозных песков Ориноко, оцениваемых в 1,2 триллиона баррелей;
  • нефтеносные песчаники Канады;
  • бассейн Кванза в Анголе,
  • а также месторождения Баккен и Три-Форкс в Северной Дакоте и Монтане в Соединенных Штатах, которые, по словам Моджери, могут стать эквивалентом стран Персидского залива.

И причина этого бума? Технологическая революция, которая трансформирует способы поиска и добычи нефти.

«Сегодня промышленность в состоянии увидеть то, чего раньше не видела, и найти то, чего раньше не находила, – говорит Джеральд Шотман, директор по технологиям компании Shell, базирующейся в Гааге. – Но также мы в состоянии больше получить из этих запасов, более разумно подходя к тому, как мы поступаем с ними».

нефтедобывающие компании

Сланцевая нефть

Одним из самых больших достижений и методов добычи нефти, который доминировал в новостях в последние годы как в положительном, так и в негативном ключе, являлась технология гидравлического разрыва пласта, или фрэкинг. В сущности, это способ высвобождения углеводородов, заключенных в сланцевых породах, с помощью чрезвычайно мощных водяных насосов, создающих давление до 14 т/кв. м. Гидроразрыв пласта впервые был использован в Канзасе в сороковых годах прошлого века, но лишь в последнее время благодаря многочисленным улучшениям стоимость добычи нефти данным способом упала настолько, что технология стала экономически жизнеспособной. Полезные ископаемые, ранее считавшаяся неизвлекаемыми, теперь находится в пределах нашей досягаемости.

Нигде эти достижения не эксплуатируются с большим энтузиазмом, чем в США. В течение шести лет количество баррелей, добытых из формации Баккена, сланцевого месторождения, занимающего площадь около 518 тыс. кв. км, простирающейся от Монтаны до Северной Дакоты, увеличилось в 100 раз – от 6 тыс. до 600 тыс. в день – и сделало Северную Дакоту вторым по величине производителем нефти в Соединенных Штатах после Техаса. Население главного города штата Уиллистона за последние 10 лет выросло в три раза. Сюда устремились водители грузовиков и рабочие нефтепромыслов со всех концов страдающей от рецессии страны. В Северной Дакоте открываются новые предприятия и новые отделения больниц, за которыми следует инфраструктура, стонущая под тяжестью притока населения. Группы экологов проводят громогласные кампании против фрэкинга, утверждая, что данная технология загрязняет подземные источники воды, вызывает локальные землетрясения и вредит окружающей среде большим количеством токсичных стоков.

Сторонники фрэкинга настаивают на том, что эти опасности можно в значительной степени ограничить. И они указывают на огромные преимущества революционного метода. Бум в Северной Дакоте и быстрое превращение Соединенных Штатов из нетто-импортера энергоносителей в нетто-экспортера уменьшили зависимость страны от энергоресурсов Ближнего Востока. Предприятия нефтяной промышленности Китая, России и Аргентины, впечатленные результатами США, сами начинают внедрять эту технологию. Компания Linc Energy объявила о планах добычи 233 млрд баррелей нефти из сланцевых пород в австралийской глубинке.

предприятия нефтяной промышленности

Битуминозный песок

Но что делать, когда закончится нефть сланцевых месторождений? Фрэкинг – это только один из многих замечательных прорывов, стоящих за новым бумом. Помогая добывать трудноизвлекаемую нефть, технология нашла способ получать ее из смеси с песком и глиной, известной как битуминозный или нефтеносный песчаник, крупнейшие месторождения которого встречаются в Канаде.

Подобно сланцам, добыча углеводородов ранее была экономически невыгодной, но новые процессы, которые включают паровой нагрев песков, сделали технологию более привлекательной. Канада в настоящее время добывает до 1,9 млн баррелей в день полученной таким способом нефти, хотя, как и фрэкинг, метод вызвал огромные протесты. Альберт Гор, борец за экологию, описал битуминозные песчаники как «самый грязный источник жидкого топлива, который только можно себе представить, и назвал планы построить новый крупный нефтепровод от месторождений Альберты до нефтеперерабатывающих заводов «Техасского залива» «сумасшедшими».

разработка и эксплуатация нефтяных месторождений

Горизонтальное бурение

Нефтяной бум также подпитывается новыми, более аккуратными методами бурения. Изобретение горизонтального способа означает, что место на поверхности находится в нескольких километрах от цели. Компании могут бурить вниз, а затем повернуть в сторону, чтобы добраться до нужной точки. Вышка, расположенная в открытом море на расстоянии 500 км от берега, может проходить породу на 7 км вниз и на 7 км в сторону и выйти точно в требуемое место. Короче говоря, это означает, что практически невозможно пробурить сухую скважину. Например, в 2011 г. успешность бурения достигла успеха в 99% случаев.

Проблемы сверхглубоких скважин

Нефтедобывающие компании бурят более глубоко, чем когда-либо прежде. Буровая установка «Ястреб» на острове Сахалин недалеко от восточного побережья России установила множество промышленных рекордов, в том числе бурения скважины со сверхдальним отклонением глубиной 12 345 м, что превышает размеры горы Эверест.

В данный момент простая геометрия предотвращает бурение на гораздо большие глубины. Как объяснил Лэнс Кук, главный операционный директор Shell в Китае, скважины должны укрепляться сталью, чтобы они не разрушились, но единственный способ опустить стальные обсадные трубы – это делать диаметр каждой последующей трубы немного меньше, чем предыдущий.

Именно это накладывает ограничения на глубину. «Если бы прямо сейчас компания захотела пробурить тридцатикилометровую скважину, то, скажем, первая обсадная колонна должна быть больше, чем здание, в котором я сижу», – говорит Кук.

Прогресс, однако, обладает непреодолимым импульсом движения вперед, и то, что кажется ошеломляющим сегодня, завтра окажется старомодным. За последние 10 лет компания Shell разработала технологию монодиаметра, которая позволит опускать обсадные трубы внутри друг друга, а затем расширять их до тех же размеров. В теории это будет способствовать бурению более глубоких скважин, хотя инженеры все еще должны придумать, как предотвратить плавление труб на таких глубинах. Ко времени, когда закончится нефть доступных месторождений, и данная проблема, безусловно, будет решена.

данные по запасам нефти

Поиск углеводородов: сейсмические суда

Что касается вопроса о том, где именно расположены залежи нефти, то поиск ответов происходит постоянно. Геологи, по крайней мере, знают, где ее не стоит искать. Углеводороды образуются из крохотных разложившихся растений, водорослей и бактерий, которые существуют до уровня континентального шельфа, но никогда не выходят за него, поэтому нефтяное бурение посреди океана будет бессмысленным.

Ближе к земле, однако, т. н. сейсмические суда тянут от 10 до 20 кабелей, каждый по 15 км в длину, акустически зондируя пространство на наличие нефтяных и газовых месторождений. "Вместе с тем, что они перемещают, они являются крупнейшими техногенными объектами на Земле", – говорит Робин Уокер, вице-президент по маркетингу компании WesternGeco, которая владеет несколькими такими судами. И они действительно огромны. Самое большое из них, Ramform Sterling, принадлежит не WesternGeco, а норвежской PGS и несет на своем борту 400 тонн высокочувствительного электронного оборудования, размещенного на площади 830 футбольных полей.

Каждое сейсмическое судно для создания в воде акустических импульсов сжатым воздухом использует пневмопушку. Звуковые волны затем отражаются от подводных камней и собираются сейсмической косой, снабженной подводными микрофонами. Изучая эти данные, геологи составляют карты месторождений и устанавливают, чем они заполнены – нефтью, газом или просто водой.

В семидесятых годах сейсмические суда представляли собой переделанные рыболовецкие лодки, а технология была только двумерной. Сегодня они строятся специально, стоят до 200 млн долларов США и используют трехмерную визуализацию, что значительно улучшило их точность. Этот метод не является непогрешимым. Иногда кабели безнадежно путаются. «Это самая большая в мире тарелка спагетти, – говорит Уокер. – Требуется несколько недель, чтобы их распутать. Но все же уровень сложности захватывает дух».

нефтяная компания

Космические затраты

«То, что происходит там, является морским эквивалентом космической программы, – считает Роберт Брюс, американский писатель и журналист, специализирующийся в вопросах энергетики. – И все это финансируется из частных источников».

Суммы, которые здесь задействованы, могут кому угодно вскружить голову. В общей сложности компании, занимающиеся разведкой и добычей, только за один год тратят более 1 млрд долларов. Нефтяная компания Shell, например, платит 63 млн фунтов за права на разведку на площади 13 тыс. кв. км у восточного побережья Канады. Это не было бы возможным без обширных данных о наличии углеводородов, но все же во многом самым ярким предложением в пресс-релизе, объявляющем о заключении сделки, было следующее: «Shell заявил о том, что еще предстоит определить, содержат его новые участки нефть или природный газ». Сколько бы Shell заплатил, если бы знал наверняка?

нефтяное бурение

Бассейн Сантус

Конкуренция среди дельцов, операторов, искателей и посредников является чрезвычайно жесткой. Каждый хочет получить свою долю, и руководители вынуждены скупать права быстро.

Одним из самых ожесточенных полей сражения на протяжении последних двух десятилетий является Бразилия. Раньше бассейн Сантус, район океана в 320 км к юго-востоку от Сан-Паулу, было невозможно исследовать на наличие нефти из-за толстого слоя соли, так как она плохо передает вибрации. Но развитие сейсмологии внезапно сделало район целью энергодобывающих корпораций, и в 1999 году нефтяная компания Petrobras нашла здесь месторождение, содержащее около 700 млн баррелей.

Бассейн Кванза

Успех в Бразилии побудил геологов заглянуть через Атлантический океан в подсолевые образования Анголы. Зная, что побережье Бразилии 100 млн лет назад примыкало к Западному побережью Африки, они полагали, что подобные запасы могут существовать и там. В феврале 2012 г. эти теории были подтверждены открытием месторождения в бассейне Кванза, мощность которого достигает около 1,5 млрд баррелей. С тех пор многие нефтедобывающие компании, в том числе BP и Total, обеспечили себе права на геологоразведку в Анголе.

Успешные участники торгов не раскрыли размер так называемых подписных бонусов, но можно с уверенностью предположить, что они были огромны. В 2006 году китайский гигант Sinopec установил мировой рекорд, заплатив за один морской участок 1,1 млрд долларов. Сколько из этих денег достанется народу Анголы – вопрос спорный. История нефтепоисковых исследований в Африке не очень счастливая. Страна занимает скромное 168-е место из 182 государств в индексе восприятия коррупции Transparency International.

Будет наивным полагать, что джинна можно будет когда-нибудь загнать обратно в бутылку. Как говорит Роберт Брайс, мир работает на нефти, и точка. Ни одно другое вещество не может с ней конкурировать, когда речь идет о плотности энергии, гибкости, легкость обработки и простоте транспортировки. Если бы нефти не существовало, то ее следовало бы изобрести.

загрузка...

worldfb.ru

Что будет, когда закончится нефть? На сколько хватит нефти? Нефтедобывающие компании

Когда закончится нефть? Десятилетия тому назад мир уже предупреждали о том, что ее запасы подходят к концу. Сегодня нефти больше, чем нужно. Что питает рост добычи черного золота?

Телеобращение Картера

Вечером 18 апреля 1977 года президент США Джимми Картер пригласил телевизионных журналистов в Овальный кабинет Белого дома и зловеще объявил американскому народу о том, что он сегодня хочет поговорить на неприятную тему о беспрецедентной проблеме в истории Соединенных Штатов. Он говорил о самой большой после войны угрозе национальной безопасности.

Беспрецедентной проблемой, о которой шла речь, была энергия. Или, скорее, ее нехватка. По словам 39-го президента Соединенных Штатов, нефтяной кризис вызвал необходимость сбалансировать спрос на энергоносители из-за быстрого сокращения ресурсов. Истощились запасы углеводородов, составлявшие 75% всех источников энергии страны. Президент даже назвал время, когда закончится нефть – это должно было произойти в ближайшие 6–7 лет.

Выступление Картера было встречено без энтузиазма. Американцы не оценили апокалиптическое послание, а еще меньше - его видение выхода из этой ситуации с назидательным требованием коллективной моральной поддержки. Но вряд ли кто-либо сомневался в приведенных фактах.

И все же президент США ошибался. Данные по запасам нефти и природного газа оказались неверными. Энергоресурсы не только не были на исходе, они были если не бесконечными, то непостижимо огромными. Никто не знал этого тогда, но сегодня об этом знают многие.

когда закончится нефть

На сколько хватит нефти?

Кроме обильных месторождений углеводородов в Северной Америке, России, Саудовской Аравии и других странах-производителях Ближнего Востока, существуют значительные нетронутые залежи в Южной Америке, Африке и Арктике: не миллиарды баррелей, а триллионы. Таким образом, задаваться вопросом о том, что будет, когда закончится нефть, пока рано. Напротив, согласно отчету Гарвардского университета, мир идет к перенасыщению углеводородами.

75-страничное исследование эксперта и бывшего топ-менеджера Eni Леонардо Моджери, в котором проанализирована разработка и эксплуатация нефтяных месторождений всего мира, предсказывает 20-процентный рост глобальной добычи к 2020 году.

В частности, в докладе особо выделены:

  • глубоководные залежи в бразильском бассейне Сантус, которые, как полагают, содержат как минимум 150 млрд баррелей нефти;
  • венесуэльские залежи «сверхтяжелой» нефти битуминозных песков Ориноко, оцениваемых в 1,2 триллиона баррелей;
  • нефтеносные песчаники Канады;
  • бассейн Кванза в Анголе,
  • а также месторождения Баккен и Три-Форкс в Северной Дакоте и Монтане в Соединенных Штатах, которые, по словам Моджери, могут стать эквивалентом стран Персидского залива.

И причина этого бума? Технологическая революция, которая трансформирует способы поиска и добычи нефти.

«Сегодня промышленность в состоянии увидеть то, чего раньше не видела, и найти то, чего раньше не находила, – говорит Джеральд Шотман, директор по технологиям компании Shell, базирующейся в Гааге. – Но также мы в состоянии больше получить из этих запасов, более разумно подходя к тому, как мы поступаем с ними».

нефтедобывающие компании

Сланцевая нефть

Одним из самых больших достижений и методов добычи нефти, который доминировал в новостях в последние годы как в положительном, так и в негативном ключе, являлась технология гидравлического разрыва пласта, или фрэкинг. В сущности, это способ высвобождения углеводородов, заключенных в сланцевых породах, с помощью чрезвычайно мощных водяных насосов, создающих давление до 14 т/кв. м. Гидроразрыв пласта впервые был использован в Канзасе в сороковых годах прошлого века, но лишь в последнее время благодаря многочисленным улучшениям стоимость добычи нефти данным способом упала настолько, что технология стала экономически жизнеспособной. Полезные ископаемые, ранее считавшаяся неизвлекаемыми, теперь находится в пределах нашей досягаемости.

Нигде эти достижения не эксплуатируются с большим энтузиазмом, чем в США. В течение шести лет количество баррелей, добытых из формации Баккена, сланцевого месторождения, занимающего площадь около 518 тыс. кв. км, простирающейся от Монтаны до Северной Дакоты, увеличилось в 100 раз – от 6 тыс. до 600 тыс. в день – и сделало Северную Дакоту вторым по величине производителем нефти в Соединенных Штатах после Техаса. Население главного города штата Уиллистона за последние 10 лет выросло в три раза. Сюда устремились водители грузовиков и рабочие нефтепромыслов со всех концов страдающей от рецессии страны. В Северной Дакоте открываются новые предприятия и новые отделения больниц, за которыми следует инфраструктура, стонущая под тяжестью притока населения. Группы экологов проводят громогласные кампании против фрэкинга, утверждая, что данная технология загрязняет подземные источники воды, вызывает локальные землетрясения и вредит окружающей среде большим количеством токсичных стоков.

Сторонники фрэкинга настаивают на том, что эти опасности можно в значительной степени ограничить. И они указывают на огромные преимущества революционного метода. Бум в Северной Дакоте и быстрое превращение Соединенных Штатов из нетто-импортера энергоносителей в нетто-экспортера уменьшили зависимость страны от энергоресурсов Ближнего Востока. Предприятия нефтяной промышленности Китая, России и Аргентины, впечатленные результатами США, сами начинают внедрять эту технологию. Компания Linc Energy объявила о планах добычи 233 млрд баррелей нефти из сланцевых пород в австралийской глубинке.

предприятия нефтяной промышленности

Битуминозный песок

Но что делать, когда закончится нефть сланцевых месторождений? Фрэкинг – это только один из многих замечательных прорывов, стоящих за новым бумом. Помогая добывать трудноизвлекаемую нефть, технология нашла способ получать ее из смеси с песком и глиной, известной как битуминозный или нефтеносный песчаник, крупнейшие месторождения которого встречаются в Канаде.

Подобно сланцам, добыча углеводородов ранее была экономически невыгодной, но новые процессы, которые включают паровой нагрев песков, сделали технологию более привлекательной. Канада в настоящее время добывает до 1,9 млн баррелей в день полученной таким способом нефти, хотя, как и фрэкинг, метод вызвал огромные протесты. Альберт Гор, борец за экологию, описал битуминозные песчаники как «самый грязный источник жидкого топлива, который только можно себе представить, и назвал планы построить новый крупный нефтепровод от месторождений Альберты до нефтеперерабатывающих заводов «Техасского залива» «сумасшедшими».

разработка и эксплуатация нефтяных месторождений

Горизонтальное бурение

Нефтяной бум также подпитывается новыми, более аккуратными методами бурения. Изобретение горизонтального способа означает, что место на поверхности находится в нескольких километрах от цели. Компании могут бурить вниз, а затем повернуть в сторону, чтобы добраться до нужной точки. Вышка, расположенная в открытом море на расстоянии 500 км от берега, может проходить породу на 7 км вниз и на 7 км в сторону и выйти точно в требуемое место. Короче говоря, это означает, что практически невозможно пробурить сухую скважину. Например, в 2011 г. успешность бурения достигла успеха в 99% случаев.

Проблемы сверхглубоких скважин

Нефтедобывающие компании бурят более глубоко, чем когда-либо прежде. Буровая установка «Ястреб» на острове Сахалин недалеко от восточного побережья России установила множество промышленных рекордов, в том числе бурения скважины со сверхдальним отклонением глубиной 12 345 м, что превышает размеры горы Эверест.

В данный момент простая геометрия предотвращает бурение на гораздо большие глубины. Как объяснил Лэнс Кук, главный операционный директор Shell в Китае, скважины должны укрепляться сталью, чтобы они не разрушились, но единственный способ опустить стальные обсадные трубы – это делать диаметр каждой последующей трубы немного меньше, чем предыдущий.

Именно это накладывает ограничения на глубину. «Если бы прямо сейчас компания захотела пробурить тридцатикилометровую скважину, то, скажем, первая обсадная колонна должна быть больше, чем здание, в котором я сижу», – говорит Кук.

Прогресс, однако, обладает непреодолимым импульсом движения вперед, и то, что кажется ошеломляющим сегодня, завтра окажется старомодным. За последние 10 лет компания Shell разработала технологию монодиаметра, которая позволит опускать обсадные трубы внутри друг друга, а затем расширять их до тех же размеров. В теории это будет способствовать бурению более глубоких скважин, хотя инженеры все еще должны придумать, как предотвратить плавление труб на таких глубинах. Ко времени, когда закончится нефть доступных месторождений, и данная проблема, безусловно, будет решена.

данные по запасам нефти

Поиск углеводородов: сейсмические суда

Что касается вопроса о том, где именно расположены залежи нефти, то поиск ответов происходит постоянно. Геологи, по крайней мере, знают, где ее не стоит искать. Углеводороды образуются из крохотных разложившихся растений, водорослей и бактерий, которые существуют до уровня континентального шельфа, но никогда не выходят за него, поэтому нефтяное бурение посреди океана будет бессмысленным.

Ближе к земле, однако, т. н. сейсмические суда тянут от 10 до 20 кабелей, каждый по 15 км в длину, акустически зондируя пространство на наличие нефтяных и газовых месторождений. "Вместе с тем, что они перемещают, они являются крупнейшими техногенными объектами на Земле", – говорит Робин Уокер, вице-президент по маркетингу компании WesternGeco, которая владеет несколькими такими судами. И они действительно огромны. Самое большое из них, Ramform Sterling, принадлежит не WesternGeco, а норвежской PGS и несет на своем борту 400 тонн высокочувствительного электронного оборудования, размещенного на площади 830 футбольных полей.

Каждое сейсмическое судно для создания в воде акустических импульсов сжатым воздухом использует пневмопушку. Звуковые волны затем отражаются от подводных камней и собираются сейсмической косой, снабженной подводными микрофонами. Изучая эти данные, геологи составляют карты месторождений и устанавливают, чем они заполнены – нефтью, газом или просто водой.

В семидесятых годах сейсмические суда представляли собой переделанные рыболовецкие лодки, а технология была только двумерной. Сегодня они строятся специально, стоят до 200 млн долларов США и используют трехмерную визуализацию, что значительно улучшило их точность. Этот метод не является непогрешимым. Иногда кабели безнадежно путаются. «Это самая большая в мире тарелка спагетти, – говорит Уокер. – Требуется несколько недель, чтобы их распутать. Но все же уровень сложности захватывает дух».

нефтяная компания

Космические затраты

«То, что происходит там, является морским эквивалентом космической программы, – считает Роберт Брюс, американский писатель и журналист, специализирующийся в вопросах энергетики. – И все это финансируется из частных источников».

Суммы, которые здесь задействованы, могут кому угодно вскружить голову. В общей сложности компании, занимающиеся разведкой и добычей, только за один год тратят более 1 млрд долларов. Нефтяная компания Shell, например, платит 63 млн фунтов за права на разведку на площади 13 тыс. кв. км у восточного побережья Канады. Это не было бы возможным без обширных данных о наличии углеводородов, но все же во многом самым ярким предложением в пресс-релизе, объявляющем о заключении сделки, было следующее: «Shell заявил о том, что еще предстоит определить, содержат его новые участки нефть или природный газ». Сколько бы Shell заплатил, если бы знал наверняка?

нефтяное бурение

Бассейн Сантус

Конкуренция среди дельцов, операторов, искателей и посредников является чрезвычайно жесткой. Каждый хочет получить свою долю, и руководители вынуждены скупать права быстро.

Одним из самых ожесточенных полей сражения на протяжении последних двух десятилетий является Бразилия. Раньше бассейн Сантус, район океана в 320 км к юго-востоку от Сан-Паулу, было невозможно исследовать на наличие нефти из-за толстого слоя соли, так как она плохо передает вибрации. Но развитие сейсмологии внезапно сделало район целью энергодобывающих корпораций, и в 1999 году нефтяная компания Petrobras нашла здесь месторождение, содержащее около 700 млн баррелей.

Бассейн Кванза

Успех в Бразилии побудил геологов заглянуть через Атлантический океан в подсолевые образования Анголы. Зная, что побережье Бразилии 100 млн лет назад примыкало к Западному побережью Африки, они полагали, что подобные запасы могут существовать и там. В феврале 2012 г. эти теории были подтверждены открытием месторождения в бассейне Кванза, мощность которого достигает около 1,5 млрд баррелей. С тех пор многие нефтедобывающие компании, в том числе BP и Total, обеспечили себе права на геологоразведку в Анголе.

Успешные участники торгов не раскрыли размер так называемых подписных бонусов, но можно с уверенностью предположить, что они были огромны. В 2006 году китайский гигант Sinopec установил мировой рекорд, заплатив за один морской участок 1,1 млрд долларов. Сколько из этих денег достанется народу Анголы – вопрос спорный. История нефтепоисковых исследований в Африке не очень счастливая. Страна занимает скромное 168-е место из 182 государств в индексе восприятия коррупции Transparency International.

Будет наивным полагать, что джинна можно будет когда-нибудь загнать обратно в бутылку. Как говорит Роберт Брайс, мир работает на нефти, и точка. Ни одно другое вещество не может с ней конкурировать, когда речь идет о плотности энергии, гибкости, легкость обработки и простоте транспортировки. Если бы нефти не существовало, то ее следовало бы изобрести.

загрузка...

fjord12.ru

Что будет, когда закончится нефть? На сколько хватит нефти? Нефтедобывающие компании

Когда закончится нефть? Десятилетия тому назад мир уже предупреждали о том, что ее запасы подходят к концу. Сегодня нефти больше, чем нужно. Что питает рост добычи черного золота?

Телеобращение Картера

Вечером 18 апреля 1977 года президент США Джимми Картер пригласил телевизионных журналистов в Овальный кабинет Белого дома и зловеще объявил американскому народу о том, что он сегодня хочет поговорить на неприятную тему о беспрецедентной проблеме в истории Соединенных Штатов. Он говорил о самой большой после войны угрозе национальной безопасности.

Беспрецедентной проблемой, о которой шла речь, была энергия. Или, скорее, ее нехватка. По словам 39-го президента Соединенных Штатов, нефтяной кризис вызвал необходимость сбалансировать спрос на энергоносители из-за быстрого сокращения ресурсов. Истощились запасы углеводородов, составлявшие 75% всех источников энергии страны. Президент даже назвал время, когда закончится нефть – это должно было произойти в ближайшие 6–7 лет.

Выступление Картера было встречено без энтузиазма. Американцы не оценили апокалиптическое послание, а еще меньше - его видение выхода из этой ситуации с назидательным требованием коллективной моральной поддержки. Но вряд ли кто-либо сомневался в приведенных фактах.

И все же президент США ошибался. Данные по запасам нефти и природного газа оказались неверными. Энергоресурсы не только не были на исходе, они были если не бесконечными, то непостижимо огромными. Никто не знал этого тогда, но сегодня об этом знают многие.

когда закончится нефть

На сколько хватит нефти?

Кроме обильных месторождений углеводородов в Северной Америке, России, Саудовской Аравии и других странах-производителях Ближнего Востока, существуют значительные нетронутые залежи в Южной Америке, Африке и Арктике: не миллиарды баррелей, а триллионы. Таким образом, задаваться вопросом о том, что будет, когда закончится нефть, пока рано. Напротив, согласно отчету Гарвардского университета, мир идет к перенасыщению углеводородами.

75-страничное исследование эксперта и бывшего топ-менеджера Eni Леонардо Моджери, в котором проанализирована разработка и эксплуатация нефтяных месторождений всего мира, предсказывает 20-процентный рост глобальной добычи к 2020 году.

В частности, в докладе особо выделены:

  • глубоководные залежи в бразильском бассейне Сантус, которые, как полагают, содержат как минимум 150 млрд баррелей нефти;
  • венесуэльские залежи «сверхтяжелой» нефти битуминозных песков Ориноко, оцениваемых в 1,2 триллиона баррелей;
  • нефтеносные песчаники Канады;
  • бассейн Кванза в Анголе,
  • а также месторождения Баккен и Три-Форкс в Северной Дакоте и Монтане в Соединенных Штатах, которые, по словам Моджери, могут стать эквивалентом стран Персидского залива.

И причина этого бума? Технологическая революция, которая трансформирует способы поиска и добычи нефти.

«Сегодня промышленность в состоянии увидеть то, чего раньше не видела, и найти то, чего раньше не находила, – говорит Джеральд Шотман, директор по технологиям компании Shell, базирующейся в Гааге. – Но также мы в состоянии больше получить из этих запасов, более разумно подходя к тому, как мы поступаем с ними».

нефтедобывающие компании

Сланцевая нефть

Одним из самых больших достижений и методов добычи нефти, который доминировал в новостях в последние годы как в положительном, так и в негативном ключе, являлась технология гидравлического разрыва пласта, или фрэкинг. В сущности, это способ высвобождения углеводородов, заключенных в сланцевых породах, с помощью чрезвычайно мощных водяных насосов, создающих давление до 14 т/кв. м. Гидроразрыв пласта впервые был использован в Канзасе в сороковых годах прошлого века, но лишь в последнее время благодаря многочисленным улучшениям стоимость добычи нефти данным способом упала настолько, что технология стала экономически жизнеспособной. Полезные ископаемые, ранее считавшаяся неизвлекаемыми, теперь находится в пределах нашей досягаемости.

Нигде эти достижения не эксплуатируются с большим энтузиазмом, чем в США. В течение шести лет количество баррелей, добытых из формации Баккена, сланцевого месторождения, занимающего площадь около 518 тыс. кв. км, простирающейся от Монтаны до Северной Дакоты, увеличилось в 100 раз – от 6 тыс. до 600 тыс. в день – и сделало Северную Дакоту вторым по величине производителем нефти в Соединенных Штатах после Техаса. Население главного города штата Уиллистона за последние 10 лет выросло в три раза. Сюда устремились водители грузовиков и рабочие нефтепромыслов со всех концов страдающей от рецессии страны. В Северной Дакоте открываются новые предприятия и новые отделения больниц, за которыми следует инфраструктура, стонущая под тяжестью притока населения. Группы экологов проводят громогласные кампании против фрэкинга, утверждая, что данная технология загрязняет подземные источники воды, вызывает локальные землетрясения и вредит окружающей среде большим количеством токсичных стоков.

Сторонники фрэкинга настаивают на том, что эти опасности можно в значительной степени ограничить. И они указывают на огромные преимущества революционного метода. Бум в Северной Дакоте и быстрое превращение Соединенных Штатов из нетто-импортера энергоносителей в нетто-экспортера уменьшили зависимость страны от энергоресурсов Ближнего Востока. Предприятия нефтяной промышленности Китая, России и Аргентины, впечатленные результатами США, сами начинают внедрять эту технологию. Компания Linc Energy объявила о планах добычи 233 млрд баррелей нефти из сланцевых пород в австралийской глубинке.

предприятия нефтяной промышленности

Битуминозный песок

Но что делать, когда закончится нефть сланцевых месторождений? Фрэкинг – это только один из многих замечательных прорывов, стоящих за новым бумом. Помогая добывать трудноизвлекаемую нефть, технология нашла способ получать ее из смеси с песком и глиной, известной как битуминозный или нефтеносный песчаник, крупнейшие месторождения которого встречаются в Канаде.

Подобно сланцам, добыча углеводородов ранее была экономически невыгодной, но новые процессы, которые включают паровой нагрев песков, сделали технологию более привлекательной. Канада в настоящее время добывает до 1,9 млн баррелей в день полученной таким способом нефти, хотя, как и фрэкинг, метод вызвал огромные протесты. Альберт Гор, борец за экологию, описал битуминозные песчаники как «самый грязный источник жидкого топлива, который только можно себе представить, и назвал планы построить новый крупный нефтепровод от месторождений Альберты до нефтеперерабатывающих заводов «Техасского залива» «сумасшедшими».

разработка и эксплуатация нефтяных месторождений

Горизонтальное бурение

Нефтяной бум также подпитывается новыми, более аккуратными методами бурения. Изобретение горизонтального способа означает, что место на поверхности находится в нескольких километрах от цели. Компании могут бурить вниз, а затем повернуть в сторону, чтобы добраться до нужной точки. Вышка, расположенная в открытом море на расстоянии 500 км от берега, может проходить породу на 7 км вниз и на 7 км в сторону и выйти точно в требуемое место. Короче говоря, это означает, что практически невозможно пробурить сухую скважину. Например, в 2011 г. успешность бурения достигла успеха в 99% случаев.

Проблемы сверхглубоких скважин

Нефтедобывающие компании бурят более глубоко, чем когда-либо прежде. Буровая установка «Ястреб» на острове Сахалин недалеко от восточного побережья России установила множество промышленных рекордов, в том числе бурения скважины со сверхдальним отклонением глубиной 12 345 м, что превышает размеры горы Эверест.

В данный момент простая геометрия предотвращает бурение на гораздо большие глубины. Как объяснил Лэнс Кук, главный операционный директор Shell в Китае, скважины должны укрепляться сталью, чтобы они не разрушились, но единственный способ опустить стальные обсадные трубы – это делать диаметр каждой последующей трубы немного меньше, чем предыдущий.

Именно это накладывает ограничения на глубину. «Если бы прямо сейчас компания захотела пробурить тридцатикилометровую скважину, то, скажем, первая обсадная колонна должна быть больше, чем здание, в котором я сижу», – говорит Кук.

Прогресс, однако, обладает непреодолимым импульсом движения вперед, и то, что кажется ошеломляющим сегодня, завтра окажется старомодным. За последние 10 лет компания Shell разработала технологию монодиаметра, которая позволит опускать обсадные трубы внутри друг друга, а затем расширять их до тех же размеров. В теории это будет способствовать бурению более глубоких скважин, хотя инженеры все еще должны придумать, как предотвратить плавление труб на таких глубинах. Ко времени, когда закончится нефть доступных месторождений, и данная проблема, безусловно, будет решена.

данные по запасам нефти

Поиск углеводородов: сейсмические суда

Что касается вопроса о том, где именно расположены залежи нефти, то поиск ответов происходит постоянно. Геологи, по крайней мере, знают, где ее не стоит искать. Углеводороды образуются из крохотных разложившихся растений, водорослей и бактерий, которые существуют до уровня континентального шельфа, но никогда не выходят за него, поэтому нефтяное бурение посреди океана будет бессмысленным.

Ближе к земле, однако, т. н. сейсмические суда тянут от 10 до 20 кабелей, каждый по 15 км в длину, акустически зондируя пространство на наличие нефтяных и газовых месторождений. "Вместе с тем, что они перемещают, они являются крупнейшими техногенными объектами на Земле", – говорит Робин Уокер, вице-президент по маркетингу компании WesternGeco, которая владеет несколькими такими судами. И они действительно огромны. Самое большое из них, Ramform Sterling, принадлежит не WesternGeco, а норвежской PGS и несет на своем борту 400 тонн высокочувствительного электронного оборудования, размещенного на площади 830 футбольных полей.

Каждое сейсмическое судно для создания в воде акустических импульсов сжатым воздухом использует пневмопушку. Звуковые волны затем отражаются от подводных камней и собираются сейсмической косой, снабженной подводными микрофонами. Изучая эти данные, геологи составляют карты месторождений и устанавливают, чем они заполнены – нефтью, газом или просто водой.

В семидесятых годах сейсмические суда представляли собой переделанные рыболовецкие лодки, а технология была только двумерной. Сегодня они строятся специально, стоят до 200 млн долларов США и используют трехмерную визуализацию, что значительно улучшило их точность. Этот метод не является непогрешимым. Иногда кабели безнадежно путаются. «Это самая большая в мире тарелка спагетти, – говорит Уокер. – Требуется несколько недель, чтобы их распутать. Но все же уровень сложности захватывает дух».

нефтяная компания

Космические затраты

«То, что происходит там, является морским эквивалентом космической программы, – считает Роберт Брюс, американский писатель и журналист, специализирующийся в вопросах энергетики. – И все это финансируется из частных источников».

Суммы, которые здесь задействованы, могут кому угодно вскружить голову. В общей сложности компании, занимающиеся разведкой и добычей, только за один год тратят более 1 млрд долларов. Нефтяная компания Shell, например, платит 63 млн фунтов за права на разведку на площади 13 тыс. кв. км у восточного побережья Канады. Это не было бы возможным без обширных данных о наличии углеводородов, но все же во многом самым ярким предложением в пресс-релизе, объявляющем о заключении сделки, было следующее: «Shell заявил о том, что еще предстоит определить, содержат его новые участки нефть или природный газ». Сколько бы Shell заплатил, если бы знал наверняка?

нефтяное бурение

Бассейн Сантус

Конкуренция среди дельцов, операторов, искателей и посредников является чрезвычайно жесткой. Каждый хочет получить свою долю, и руководители вынуждены скупать права быстро.

Одним из самых ожесточенных полей сражения на протяжении последних двух десятилетий является Бразилия. Раньше бассейн Сантус, район океана в 320 км к юго-востоку от Сан-Паулу, было невозможно исследовать на наличие нефти из-за толстого слоя соли, так как она плохо передает вибрации. Но развитие сейсмологии внезапно сделало район целью энергодобывающих корпораций, и в 1999 году нефтяная компания Petrobras нашла здесь месторождение, содержащее около 700 млн баррелей.

Бассейн Кванза

Успех в Бразилии побудил геологов заглянуть через Атлантический океан в подсолевые образования Анголы. Зная, что побережье Бразилии 100 млн лет назад примыкало к Западному побережью Африки, они полагали, что подобные запасы могут существовать и там. В феврале 2012 г. эти теории были подтверждены открытием месторождения в бассейне Кванза, мощность которого достигает около 1,5 млрд баррелей. С тех пор многие нефтедобывающие компании, в том числе BP и Total, обеспечили себе права на геологоразведку в Анголе.

Успешные участники торгов не раскрыли размер так называемых подписных бонусов, но можно с уверенностью предположить, что они были огромны. В 2006 году китайский гигант Sinopec установил мировой рекорд, заплатив за один морской участок 1,1 млрд долларов. Сколько из этих денег достанется народу Анголы – вопрос спорный. История нефтепоисковых исследований в Африке не очень счастливая. Страна занимает скромное 168-е место из 182 государств в индексе восприятия коррупции Transparency International.

Будет наивным полагать, что джинна можно будет когда-нибудь загнать обратно в бутылку. Как говорит Роберт Брайс, мир работает на нефти, и точка. Ни одно другое вещество не может с ней конкурировать, когда речь идет о плотности энергии, гибкости, легкость обработки и простоте транспортировки. Если бы нефти не существовало, то ее следовало бы изобрести.

загрузка...

buk-journal.ru

На сколько хватит нефти человечеству?

Ученые подвергли критике всеобъемлющий отчет о сохраняющихся в мире резервных запасах нефти, предостерегая, что это сырье иссякнет быстрее, чем согласны признать власти государств и добывающие компании.

Согласно данным подготовленного компанией BP "Статистического отчета о мировой энергии", "доказанных" мировых запасов нефти будет достаточно для удовлетворения спроса в течение 40 лет при нынешнем уровне потребления. Эта оценка, основанная на официальной статистике, позволяет вновь отсрочить дату исчерпания запасов нефти в мире.

Однако ученые, прежде всего сотрудники лондонского Центра анализа проблемы иссякания нефти, утверждают, что в ближайшие четыре года добыча нефти в мире достигнет пикового уровня, а затем начнет все более резко снижаться, что будет иметь глубокие последствия для мировой экономики и нашего образа жизни.

Согласно теории "пика нефти", потребление этого энергоносителя нагонит, а затем опередит темпы открытия новых месторождений, тогда как уже известные месторождения начнут истощаться.

Глава Центра анализа Колин Кэмпбелл говорит: "Это довольно простая теория, понятная любому, кто пьет пиво. Вначале кружка полна, в итоге она пустеет, и чем быстрее пьешь, тем скорее кончается пиво".

Кэмпбелл ранее занимал должности старшего геолога и вице-президента в целом ряде крупнейших нефтяных компаний: BP, Shell, Fina, Exxon и ChevronTexaco. Он поясняет, что пик объемов добычи "нормальной" нефти – дешевой, легко добываемой – уже миновал и пришелся на 2005 год. Если даже учесть запасы тяжелой нефти, добывать которую труднее, а также месторождения в открытом море, приполярных областях и извлечение жидкой фракции из природного газа, пик добычи наступит уже в 2011 году, говорит Кэмпбелл.

BP решительно отвергает этот сценарий. Старший экономист компании Питер Дэвис опровергает доводы сторонников "пика нефти": "Мы не считаем, что существует какой-то абсолютный предел, ограничивающий объем ресурсов. Когда пик будет достигнут, то столь же вероятно, что его причиной станет достижение пика потребления, но не из-за достижения пиковых объемов добычи, а вследствие политики сдерживания глобального потепления".

В последние годы разрыв между спросом и предложением на нефтяном рынке, когда-то весьма значительный, сократился, а в прошлом году почти исчез. Потенциальные последствия дефицита будут колоссальными. Если потребление нефти лишь чуть-чуть начнет обгонять добычу, цена барреля нефти может преодолеть стодолларовую отметку, что повлечет за собой экономический кризис во всем мире.

Джереми Леггерт, как и Кэмпбелл, – профессиональный геолог, ныне борющийся за сохранение нефтяных запасов. Книга Леггерта "Наполовину иссякшие: нефть, газ, горячий воздух и глобальный энергетический кризис" познакомила с теорией "пика нефти" широкую читательскую аудиторию. Он сравнивает нежелание нефтепромышленности и официальных властей осознать тот факт, что вскоре нефть кончится, с отрицанием факта климатических изменений.

"По этому поводу мне вспоминается, что много лет никто не желал слушать ученых, предупреждавших о глобальном потеплении, – говорит Леггерт. – Наши прогнозы с большой точностью оправдались на практике. Тогда, как и сейчас, мы гадали, что же должно стрястись, чтобы люди, наконец, прислушались".

В 1999 году был достигнут пиковый показатель добычи на британских нефтяных месторождениях в Северном море, но, если верить Леггерту, еще два года после того, как это стало очевидным, официальные лица не осмеливались говорить об этом, чтобы не прослыть еретиками. "Невозможность удовлетворить спрос – это не вариант. Строго говоря, это измена", – говорит Леггерт.

Как бы то ни было, большинство нефтяных аналитиков сходится в одном: истощение нефтяных месторождений подчиняется предсказуемой закономерности – оно идет по так называемой "кривой нормального распределения". Это мнение не изменилось с 1956 года, когда геолог из Shell М. Кинг Хабберт составил математическую модель для прогнозирования будущей добычи нефти в США.

Кривая Хабберта демонстрирует, что поначалу объемы добычи на любом нефтяном месторождении резко возрастают, затем остаются на некоем стабильном уровне и, наконец, бесповоротно падают. Предсказание Хабберта, гласившее, что добыча нефти в США достигнет абсолютного пика в 1969 году, высмеивалось теми, кто верил в возможность бесконечного роста добычи. На деле пик пришелся на 1970 год. С тех самых пор снижение добычи продолжается.

В 1970-е годы долгосрочным планированием в компании BP ведал Крис Скребовски. Сегодня он является редактором Petroleum Review. Скребовски – один из многочисленных работников нефтяной промышленности, которые переходят на позиции "теории пика нефти". "Поначалу я был настроен чрезвычайно скептически, – признает он. – Но теперь я вам вот что скажу: в ближайшие два с половиной года будет освоено достаточно новых месторождений. Но после этого ситуация ухудшится".

Никто, в том числе BP, не оспаривает того факта, что объемы потребления увеличиваются. Быстрый экономический рост Китая и Индии наряду с зависимостью развитых стран от нефти означает, что надо откуда-то брать дополнительные, гораздо более крупные объемы нефти. Из отчета BP следует, что потребление нефти в мире за последние пять лет росло быстрее, чем во второй половине 1990-х.

Сегодня мы потребляем в день в среднем 85 млн. баррелей. Согласно самым консервативным оценкам Международного энергетического агентства, к 2030 году этот показатель вырастет до 113 млн. баррелей. Две трети мировых запасов нефти находятся на Ближнем Востоке. В условиях роста спроса нужно резко расширить поставки из этого региона.

"Статистический отчет" BP – самый широко используемый источник данных о мировых запасах нефти, но, как подчеркивает Кэмпбелл, он представляет собой всего лишь свод сильно политизированных данных, предоставленных властями государств и нефтяными компаниями. "Когда я сам руководил нефтяной компанией, то никогда не говорил правды. Это противоречило бы правилам игры".

Приглядевшись к четырем странам, которые, согласно их собственным сообщениям, обладают наиболее крупными запасами, – Саудовской Аравии, Ирану, Ираку и Кувейту, – нельзя не встревожиться. В прошлом году в Кувейте один журналист обнаружил документы, свидетельствующие, что истинные объемы запасов в нефти в стране вдвое меньше официальных цифр. Иран в этом году стал первой крупной нефтедобывающей страной, где было введено нормирование нефти – значит, власти осознают, как обстоит дело с запасами.

Садад аль-Хусейни знает о нефтяных запасах Саудовской Аравии, возможно, больше всех на свете. Два года назад он ушел в отставку с поста генерального директора нефтяной компании этого королевства. Его мнение о том, насколько может быть увеличена добыча нефти в Саудовской Аравии, не способствует эйфории.

"Проблема в том, что с 79 млн. баррелей в день в 2002 году мы перешли к 84,5 млн. в 2004-м. Год от года подскакиваем на 2-3 млн. баррелей в день, – сказал он в интервью New York Times. – Это все равно, что открывать целую новую Саудовскую Аравию каждые два года. Так не может продолжаться бесконечно".

geonews.com.ua

Что будет, когда закончится нефть? На сколько хватит нефти? Нефтедобывающие компании

Когда закончится нефть? Десятилетия тому назад мир уже предупреждали о том, что ее запасы подходят к концу. Сегодня нефти больше, чем нужно. Что питает рост добычи черного золота?

Телеобращение Картера

Вечером 18 апреля 1977 года президент США Джимми Картер пригласил телевизионных журналистов в Овальный кабинет Белого дома и зловеще объявил американскому народу о том, что он сегодня хочет поговорить на неприятную тему о беспрецедентной проблеме в истории Соединенных Штатов. Он говорил о самой большой после войны угрозе национальной безопасности.

Беспрецедентной проблемой, о которой шла речь, была энергия. Или, скорее, ее нехватка. По словам 39-го президента Соединенных Штатов, нефтяной кризис вызвал необходимость сбалансировать спрос на энергоносители из-за быстрого сокращения ресурсов. Истощились запасы углеводородов, составлявшие 75% всех источников энергии страны. Президент даже назвал время, когда закончится нефть – это должно было произойти в ближайшие 6–7 лет.

Выступление Картера было встречено без энтузиазма. Американцы не оценили апокалиптическое послание, а еще меньше - его видение выхода из этой ситуации с назидательным требованием коллективной моральной поддержки. Но вряд ли кто-либо сомневался в приведенных фактах.

И все же президент США ошибался. Данные по запасам нефти и природного газа оказались неверными. Энергоресурсы не только не были на исходе, они были если не бесконечными, то непостижимо огромными. Никто не знал этого тогда, но сегодня об этом знают многие.

когда закончится нефть

На сколько хватит нефти?

Кроме обильных месторождений углеводородов в Северной Америке, России, Саудовской Аравии и других странах-производителях Ближнего Востока, существуют значительные нетронутые залежи в Южной Америке, Африке и Арктике: не миллиарды баррелей, а триллионы. Таким образом, задаваться вопросом о том, что будет, когда закончится нефть, пока рано. Напротив, согласно отчету Гарвардского университета, мир идет к перенасыщению углеводородами.

75-страничное исследование эксперта и бывшего топ-менеджера Eni Леонардо Моджери, в котором проанализирована разработка и эксплуатация нефтяных месторождений всего мира, предсказывает 20-процентный рост глобальной добычи к 2020 году.

В частности, в докладе особо выделены:

  • глубоководные залежи в бразильском бассейне Сантус, которые, как полагают, содержат как минимум 150 млрд баррелей нефти;
  • венесуэльские залежи «сверхтяжелой» нефти битуминозных песков Ориноко, оцениваемых в 1,2 триллиона баррелей;
  • нефтеносные песчаники Канады;
  • бассейн Кванза в Анголе,
  • а также месторождения Баккен и Три-Форкс в Северной Дакоте и Монтане в Соединенных Штатах, которые, по словам Моджери, могут стать эквивалентом стран Персидского залива.

И причина этого бума? Технологическая революция, которая трансформирует способы поиска и добычи нефти.

«Сегодня промышленность в состоянии увидеть то, чего раньше не видела, и найти то, чего раньше не находила, – говорит Джеральд Шотман, директор по технологиям компании Shell, базирующейся в Гааге. – Но также мы в состоянии больше получить из этих запасов, более разумно подходя к тому, как мы поступаем с ними».

нефтедобывающие компании

Сланцевая нефть

Одним из самых больших достижений и методов добычи нефти, который доминировал в новостях в последние годы как в положительном, так и в негативном ключе, являлась технология гидравлического разрыва пласта, или фрэкинг. В сущности, это способ высвобождения углеводородов, заключенных в сланцевых породах, с помощью чрезвычайно мощных водяных насосов, создающих давление до 14 т/кв. м. Гидроразрыв пласта впервые был использован в Канзасе в сороковых годах прошлого века, но лишь в последнее время благодаря многочисленным улучшениям стоимость добычи нефти данным способом упала настолько, что технология стала экономически жизнеспособной. Полезные ископаемые, ранее считавшаяся неизвлекаемыми, теперь находится в пределах нашей досягаемости.

Нигде эти достижения не эксплуатируются с большим энтузиазмом, чем в США. В течение шести лет количество баррелей, добытых из формации Баккена, сланцевого месторождения, занимающего площадь около 518 тыс. кв. км, простирающейся от Монтаны до Северной Дакоты, увеличилось в 100 раз – от 6 тыс. до 600 тыс. в день – и сделало Северную Дакоту вторым по величине производителем нефти в Соединенных Штатах после Техаса. Население главного города штата Уиллистона за последние 10 лет выросло в три раза. Сюда устремились водители грузовиков и рабочие нефтепромыслов со всех концов страдающей от рецессии страны. В Северной Дакоте открываются новые предприятия и новые отделения больниц, за которыми следует инфраструктура, стонущая под тяжестью притока населения. Группы экологов проводят громогласные кампании против фрэкинга, утверждая, что данная технология загрязняет подземные источники воды, вызывает локальные землетрясения и вредит окружающей среде большим количеством токсичных стоков.

Сторонники фрэкинга настаивают на том, что эти опасности можно в значительной степени ограничить. И они указывают на огромные преимущества революционного метода. Бум в Северной Дакоте и быстрое превращение Соединенных Штатов из нетто-импортера энергоносителей в нетто-экспортера уменьшили зависимость страны от энергоресурсов Ближнего Востока. Предприятия нефтяной промышленности Китая, России и Аргентины, впечатленные результатами США, сами начинают внедрять эту технологию. Компания Linc Energy объявила о планах добычи 233 млрд баррелей нефти из сланцевых пород в австралийской глубинке.

предприятия нефтяной промышленности

Битуминозный песок

Но что делать, когда закончится нефть сланцевых месторождений? Фрэкинг – это только один из многих замечательных прорывов, стоящих за новым бумом. Помогая добывать трудноизвлекаемую нефть, технология нашла способ получать ее из смеси с песком и глиной, известной как битуминозный или нефтеносный песчаник, крупнейшие месторождения которого встречаются в Канаде.

Подобно сланцам, добыча углеводородов ранее была экономически невыгодной, но новые процессы, которые включают паровой нагрев песков, сделали технологию более привлекательной. Канада в настоящее время добывает до 1,9 млн баррелей в день полученной таким способом нефти, хотя, как и фрэкинг, метод вызвал огромные протесты. Альберт Гор, борец за экологию, описал битуминозные песчаники как «самый грязный источник жидкого топлива, который только можно себе представить, и назвал планы построить новый крупный нефтепровод от месторождений Альберты до нефтеперерабатывающих заводов «Техасского залива» «сумасшедшими».

разработка и эксплуатация нефтяных месторождений

Горизонтальное бурение

Нефтяной бум также подпитывается новыми, более аккуратными методами бурения. Изобретение горизонтального способа означает, что место на поверхности находится в нескольких километрах от цели. Компании могут бурить вниз, а затем повернуть в сторону, чтобы добраться до нужной точки. Вышка, расположенная в открытом море на расстоянии 500 км от берега, может проходить породу на 7 км вниз и на 7 км в сторону и выйти точно в требуемое место. Короче говоря, это означает, что практически невозможно пробурить сухую скважину. Например, в 2011 г. успешность бурения достигла успеха в 99% случаев.

Проблемы сверхглубоких скважин

Нефтедобывающие компании бурят более глубоко, чем когда-либо прежде. Буровая установка «Ястреб» на острове Сахалин недалеко от восточного побережья России установила множество промышленных рекордов, в том числе бурения скважины со сверхдальним отклонением глубиной 12 345 м, что превышает размеры горы Эверест.

В данный момент простая геометрия предотвращает бурение на гораздо большие глубины. Как объяснил Лэнс Кук, главный операционный директор Shell в Китае, скважины должны укрепляться сталью, чтобы они не разрушились, но единственный способ опустить стальные обсадные трубы – это делать диаметр каждой последующей трубы немного меньше, чем предыдущий.

Именно это накладывает ограничения на глубину. «Если бы прямо сейчас компания захотела пробурить тридцатикилометровую скважину, то, скажем, первая обсадная колонна должна быть больше, чем здание, в котором я сижу», – говорит Кук.

Прогресс, однако, обладает непреодолимым импульсом движения вперед, и то, что кажется ошеломляющим сегодня, завтра окажется старомодным. За последние 10 лет компания Shell разработала технологию монодиаметра, которая позволит опускать обсадные трубы внутри друг друга, а затем расширять их до тех же размеров. В теории это будет способствовать бурению более глубоких скважин, хотя инженеры все еще должны придумать, как предотвратить плавление труб на таких глубинах. Ко времени, когда закончится нефть доступных месторождений, и данная проблема, безусловно, будет решена.

данные по запасам нефти

Поиск углеводородов: сейсмические суда

Что касается вопроса о том, где именно расположены залежи нефти, то поиск ответов происходит постоянно. Геологи, по крайней мере, знают, где ее не стоит искать. Углеводороды образуются из крохотных разложившихся растений, водорослей и бактерий, которые существуют до уровня континентального шельфа, но никогда не выходят за него, поэтому нефтяное бурение посреди океана будет бессмысленным.

Ближе к земле, однако, т. н. сейсмические суда тянут от 10 до 20 кабелей, каждый по 15 км в длину, акустически зондируя пространство на наличие нефтяных и газовых месторождений. "Вместе с тем, что они перемещают, они являются крупнейшими техногенными объектами на Земле", – говорит Робин Уокер, вице-президент по маркетингу компании WesternGeco, которая владеет несколькими такими судами. И они действительно огромны. Самое большое из них, Ramform Sterling, принадлежит не WesternGeco, а норвежской PGS и несет на своем борту 400 тонн высокочувствительного электронного оборудования, размещенного на площади 830 футбольных полей.

Каждое сейсмическое судно для создания в воде акустических импульсов сжатым воздухом использует пневмопушку. Звуковые волны затем отражаются от подводных камней и собираются сейсмической косой, снабженной подводными микрофонами. Изучая эти данные, геологи составляют карты месторождений и устанавливают, чем они заполнены – нефтью, газом или просто водой.

В семидесятых годах сейсмические суда представляли собой переделанные рыболовецкие лодки, а технология была только двумерной. Сегодня они строятся специально, стоят до 200 млн долларов США и используют трехмерную визуализацию, что значительно улучшило их точность. Этот метод не является непогрешимым. Иногда кабели безнадежно путаются. «Это самая большая в мире тарелка спагетти, – говорит Уокер. – Требуется несколько недель, чтобы их распутать. Но все же уровень сложности захватывает дух».

нефтяная компания

Космические затраты

«То, что происходит там, является морским эквивалентом космической программы, – считает Роберт Брюс, американский писатель и журналист, специализирующийся в вопросах энергетики. – И все это финансируется из частных источников».

Суммы, которые здесь задействованы, могут кому угодно вскружить голову. В общей сложности компании, занимающиеся разведкой и добычей, только за один год тратят более 1 млрд долларов. Нефтяная компания Shell, например, платит 63 млн фунтов за права на разведку на площади 13 тыс. кв. км у восточного побережья Канады. Это не было бы возможным без обширных данных о наличии углеводородов, но все же во многом самым ярким предложением в пресс-релизе, объявляющем о заключении сделки, было следующее: «Shell заявил о том, что еще предстоит определить, содержат его новые участки нефть или природный газ». Сколько бы Shell заплатил, если бы знал наверняка?

нефтяное бурение

Бассейн Сантус

Конкуренция среди дельцов, операторов, искателей и посредников является чрезвычайно жесткой. Каждый хочет получить свою долю, и руководители вынуждены скупать права быстро.

Одним из самых ожесточенных полей сражения на протяжении последних двух десятилетий является Бразилия. Раньше бассейн Сантус, район океана в 320 км к юго-востоку от Сан-Паулу, было невозможно исследовать на наличие нефти из-за толстого слоя соли, так как она плохо передает вибрации. Но развитие сейсмологии внезапно сделало район целью энергодобывающих корпораций, и в 1999 году нефтяная компания Petrobras нашла здесь месторождение, содержащее около 700 млн баррелей.

Бассейн Кванза

Успех в Бразилии побудил геологов заглянуть через Атлантический океан в подсолевые образования Анголы. Зная, что побережье Бразилии 100 млн лет назад примыкало к Западному побережью Африки, они полагали, что подобные запасы могут существовать и там. В феврале 2012 г. эти теории были подтверждены открытием месторождения в бассейне Кванза, мощность которого достигает около 1,5 млрд баррелей. С тех пор многие нефтедобывающие компании, в том числе BP и Total, обеспечили себе права на геологоразведку в Анголе.

Успешные участники торгов не раскрыли размер так называемых подписных бонусов, но можно с уверенностью предположить, что они были огромны. В 2006 году китайский гигант Sinopec установил мировой рекорд, заплатив за один морской участок 1,1 млрд долларов. Сколько из этих денег достанется народу Анголы – вопрос спорный. История нефтепоисковых исследований в Африке не очень счастливая. Страна занимает скромное 168-е место из 182 государств в индексе восприятия коррупции Transparency International.

Будет наивным полагать, что джинна можно будет когда-нибудь загнать обратно в бутылку. Как говорит Роберт Брайс, мир работает на нефти, и точка. Ни одно другое вещество не может с ней конкурировать, когда речь идет о плотности энергии, гибкости, легкость обработки и простоте транспортировки. Если бы нефти не существовало, то ее следовало бы изобрести.

загрузка...

4responsible.ru

Что будет, когда закончится нефть? На сколько хватит нефти? Нефтедобывающие компании

Когда закончится нефть? Десятилетия тому назад мир уже предупреждали о том, что ее запасы подходят к концу. Сегодня нефти больше, чем нужно. Что питает рост добычи черного золота?

Телеобращение Картера

Вечером 18 апреля 1977 года президент США Джимми Картер пригласил телевизионных журналистов в Овальный кабинет Белого дома и зловеще объявил американскому народу о том, что он сегодня хочет поговорить на неприятную тему о беспрецедентной проблеме в истории Соединенных Штатов. Он говорил о самой большой после войны угрозе национальной безопасности.

Беспрецедентной проблемой, о которой шла речь, была энергия. Или, скорее, ее нехватка. По словам 39-го президента Соединенных Штатов, нефтяной кризис вызвал необходимость сбалансировать спрос на энергоносители из-за быстрого сокращения ресурсов. Истощились запасы углеводородов, составлявшие 75% всех источников энергии страны. Президент даже назвал время, когда закончится нефть – это должно было произойти в ближайшие 6–7 лет.

Выступление Картера было встречено без энтузиазма. Американцы не оценили апокалиптическое послание, а еще меньше - его видение выхода из этой ситуации с назидательным требованием коллективной моральной поддержки. Но вряд ли кто-либо сомневался в приведенных фактах.

И все же президент США ошибался. Данные по запасам нефти и природного газа оказались неверными. Энергоресурсы не только не были на исходе, они были если не бесконечными, то непостижимо огромными. Никто не знал этого тогда, но сегодня об этом знают многие.

когда закончится нефть

На сколько хватит нефти?

Кроме обильных месторождений углеводородов в Северной Америке, России, Саудовской Аравии и других странах-производителях Ближнего Востока, существуют значительные нетронутые залежи в Южной Америке, Африке и Арктике: не миллиарды баррелей, а триллионы. Таким образом, задаваться вопросом о том, что будет, когда закончится нефть, пока рано. Напротив, согласно отчету Гарвардского университета, мир идет к перенасыщению углеводородами.

75-страничное исследование эксперта и бывшего топ-менеджера Eni Леонардо Моджери, в котором проанализирована разработка и эксплуатация нефтяных месторождений всего мира, предсказывает 20-процентный рост глобальной добычи к 2020 году.

В частности, в докладе особо выделены:

  • глубоководные залежи в бразильском бассейне Сантус, которые, как полагают, содержат как минимум 150 млрд баррелей нефти;
  • венесуэльские залежи «сверхтяжелой» нефти битуминозных песков Ориноко, оцениваемых в 1,2 триллиона баррелей;
  • нефтеносные песчаники Канады;
  • бассейн Кванза в Анголе,
  • а также месторождения Баккен и Три-Форкс в Северной Дакоте и Монтане в Соединенных Штатах, которые, по словам Моджери, могут стать эквивалентом стран Персидского залива.

И причина этого бума? Технологическая революция, которая трансформирует способы поиска и добычи нефти.

«Сегодня промышленность в состоянии увидеть то, чего раньше не видела, и найти то, чего раньше не находила, – говорит Джеральд Шотман, директор по технологиям компании Shell, базирующейся в Гааге. – Но также мы в состоянии больше получить из этих запасов, более разумно подходя к тому, как мы поступаем с ними».

нефтедобывающие компании

Сланцевая нефть

Одним из самых больших достижений и методов добычи нефти, который доминировал в новостях в последние годы как в положительном, так и в негативном ключе, являлась технология гидравлического разрыва пласта, или фрэкинг. В сущности, это способ высвобождения углеводородов, заключенных в сланцевых породах, с помощью чрезвычайно мощных водяных насосов, создающих давление до 14 т/кв. м. Гидроразрыв пласта впервые был использован в Канзасе в сороковых годах прошлого века, но лишь в последнее время благодаря многочисленным улучшениям стоимость добычи нефти данным способом упала настолько, что технология стала экономически жизнеспособной. Полезные ископаемые, ранее считавшаяся неизвлекаемыми, теперь находится в пределах нашей досягаемости.

Нигде эти достижения не эксплуатируются с большим энтузиазмом, чем в США. В течение шести лет количество баррелей, добытых из формации Баккена, сланцевого месторождения, занимающего площадь около 518 тыс. кв. км, простирающейся от Монтаны до Северной Дакоты, увеличилось в 100 раз – от 6 тыс. до 600 тыс. в день – и сделало Северную Дакоту вторым по величине производителем нефти в Соединенных Штатах после Техаса. Население главного города штата Уиллистона за последние 10 лет выросло в три раза. Сюда устремились водители грузовиков и рабочие нефтепромыслов со всех концов страдающей от рецессии страны. В Северной Дакоте открываются новые предприятия и новые отделения больниц, за которыми следует инфраструктура, стонущая под тяжестью притока населения. Группы экологов проводят громогласные кампании против фрэкинга, утверждая, что данная технология загрязняет подземные источники воды, вызывает локальные землетрясения и вредит окружающей среде большим количеством токсичных стоков.

Сторонники фрэкинга настаивают на том, что эти опасности можно в значительной степени ограничить. И они указывают на огромные преимущества революционного метода. Бум в Северной Дакоте и быстрое превращение Соединенных Штатов из нетто-импортера энергоносителей в нетто-экспортера уменьшили зависимость страны от энергоресурсов Ближнего Востока. Предприятия нефтяной промышленности Китая, России и Аргентины, впечатленные результатами США, сами начинают внедрять эту технологию. Компания Linc Energy объявила о планах добычи 233 млрд баррелей нефти из сланцевых пород в австралийской глубинке.

предприятия нефтяной промышленности

Битуминозный песок

Но что делать, когда закончится нефть сланцевых месторождений? Фрэкинг – это только один из многих замечательных прорывов, стоящих за новым бумом. Помогая добывать трудноизвлекаемую нефть, технология нашла способ получать ее из смеси с песком и глиной, известной как битуминозный или нефтеносный песчаник, крупнейшие месторождения которого встречаются в Канаде.

Подобно сланцам, добыча углеводородов ранее была экономически невыгодной, но новые процессы, которые включают паровой нагрев песков, сделали технологию более привлекательной. Канада в настоящее время добывает до 1,9 млн баррелей в день полученной таким способом нефти, хотя, как и фрэкинг, метод вызвал огромные протесты. Альберт Гор, борец за экологию, описал битуминозные песчаники как «самый грязный источник жидкого топлива, который только можно себе представить, и назвал планы построить новый крупный нефтепровод от месторождений Альберты до нефтеперерабатывающих заводов «Техасского залива» «сумасшедшими».

разработка и эксплуатация нефтяных месторождений

Горизонтальное бурение

Нефтяной бум также подпитывается новыми, более аккуратными методами бурения. Изобретение горизонтального способа означает, что место на поверхности находится в нескольких километрах от цели. Компании могут бурить вниз, а затем повернуть в сторону, чтобы добраться до нужной точки. Вышка, расположенная в открытом море на расстоянии 500 км от берега, может проходить породу на 7 км вниз и на 7 км в сторону и выйти точно в требуемое место. Короче говоря, это означает, что практически невозможно пробурить сухую скважину. Например, в 2011 г. успешность бурения достигла успеха в 99% случаев.

Проблемы сверхглубоких скважин

Нефтедобывающие компании бурят более глубоко, чем когда-либо прежде. Буровая установка «Ястреб» на острове Сахалин недалеко от восточного побережья России установила множество промышленных рекордов, в том числе бурения скважины со сверхдальним отклонением глубиной 12 345 м, что превышает размеры горы Эверест.

В данный момент простая геометрия предотвращает бурение на гораздо большие глубины. Как объяснил Лэнс Кук, главный операционный директор Shell в Китае, скважины должны укрепляться сталью, чтобы они не разрушились, но единственный способ опустить стальные обсадные трубы – это делать диаметр каждой последующей трубы немного меньше, чем предыдущий.

Именно это накладывает ограничения на глубину. «Если бы прямо сейчас компания захотела пробурить тридцатикилометровую скважину, то, скажем, первая обсадная колонна должна быть больше, чем здание, в котором я сижу», – говорит Кук.

Прогресс, однако, обладает непреодолимым импульсом движения вперед, и то, что кажется ошеломляющим сегодня, завтра окажется старомодным. За последние 10 лет компания Shell разработала технологию монодиаметра, которая позволит опускать обсадные трубы внутри друг друга, а затем расширять их до тех же размеров. В теории это будет способствовать бурению более глубоких скважин, хотя инженеры все еще должны придумать, как предотвратить плавление труб на таких глубинах. Ко времени, когда закончится нефть доступных месторождений, и данная проблема, безусловно, будет решена.

данные по запасам нефти

Поиск углеводородов: сейсмические суда

Что касается вопроса о том, где именно расположены залежи нефти, то поиск ответов происходит постоянно. Геологи, по крайней мере, знают, где ее не стоит искать. Углеводороды образуются из крохотных разложившихся растений, водорослей и бактерий, которые существуют до уровня континентального шельфа, но никогда не выходят за него, поэтому нефтяное бурение посреди океана будет бессмысленным.

Ближе к земле, однако, т. н. сейсмические суда тянут от 10 до 20 кабелей, каждый по 15 км в длину, акустически зондируя пространство на наличие нефтяных и газовых месторождений. "Вместе с тем, что они перемещают, они являются крупнейшими техногенными объектами на Земле", – говорит Робин Уокер, вице-президент по маркетингу компании WesternGeco, которая владеет несколькими такими судами. И они действительно огромны. Самое большое из них, Ramform Sterling, принадлежит не WesternGeco, а норвежской PGS и несет на своем борту 400 тонн высокочувствительного электронного оборудования, размещенного на площади 830 футбольных полей.

Каждое сейсмическое судно для создания в воде акустических импульсов сжатым воздухом использует пневмопушку. Звуковые волны затем отражаются от подводных камней и собираются сейсмической косой, снабженной подводными микрофонами. Изучая эти данные, геологи составляют карты месторождений и устанавливают, чем они заполнены – нефтью, газом или просто водой.

В семидесятых годах сейсмические суда представляли собой переделанные рыболовецкие лодки, а технология была только двумерной. Сегодня они строятся специально, стоят до 200 млн долларов США и используют трехмерную визуализацию, что значительно улучшило их точность. Этот метод не является непогрешимым. Иногда кабели безнадежно путаются. «Это самая большая в мире тарелка спагетти, – говорит Уокер. – Требуется несколько недель, чтобы их распутать. Но все же уровень сложности захватывает дух».

нефтяная компания

Космические затраты

«То, что происходит там, является морским эквивалентом космической программы, – считает Роберт Брюс, американский писатель и журналист, специализирующийся в вопросах энергетики. – И все это финансируется из частных источников».

Суммы, которые здесь задействованы, могут кому угодно вскружить голову. В общей сложности компании, занимающиеся разведкой и добычей, только за один год тратят более 1 млрд долларов. Нефтяная компания Shell, например, платит 63 млн фунтов за права на разведку на площади 13 тыс. кв. км у восточного побережья Канады. Это не было бы возможным без обширных данных о наличии углеводородов, но все же во многом самым ярким предложением в пресс-релизе, объявляющем о заключении сделки, было следующее: «Shell заявил о том, что еще предстоит определить, содержат его новые участки нефть или природный газ». Сколько бы Shell заплатил, если бы знал наверняка?

нефтяное бурение

Бассейн Сантус

Конкуренция среди дельцов, операторов, искателей и посредников является чрезвычайно жесткой. Каждый хочет получить свою долю, и руководители вынуждены скупать права быстро.

Одним из самых ожесточенных полей сражения на протяжении последних двух десятилетий является Бразилия. Раньше бассейн Сантус, район океана в 320 км к юго-востоку от Сан-Паулу, было невозможно исследовать на наличие нефти из-за толстого слоя соли, так как она плохо передает вибрации. Но развитие сейсмологии внезапно сделало район целью энергодобывающих корпораций, и в 1999 году нефтяная компания Petrobras нашла здесь месторождение, содержащее около 700 млн баррелей.

Бассейн Кванза

Успех в Бразилии побудил геологов заглянуть через Атлантический океан в подсолевые образования Анголы. Зная, что побережье Бразилии 100 млн лет назад примыкало к Западному побережью Африки, они полагали, что подобные запасы могут существовать и там. В феврале 2012 г. эти теории были подтверждены открытием месторождения в бассейне Кванза, мощность которого достигает около 1,5 млрд баррелей. С тех пор многие нефтедобывающие компании, в том числе BP и Total, обеспечили себе права на геологоразведку в Анголе.

Успешные участники торгов не раскрыли размер так называемых подписных бонусов, но можно с уверенностью предположить, что они были огромны. В 2006 году китайский гигант Sinopec установил мировой рекорд, заплатив за один морской участок 1,1 млрд долларов. Сколько из этих денег достанется народу Анголы – вопрос спорный. История нефтепоисковых исследований в Африке не очень счастливая. Страна занимает скромное 168-е место из 182 государств в индексе восприятия коррупции Transparency International.

Будет наивным полагать, что джинна можно будет когда-нибудь загнать обратно в бутылку. Как говорит Роберт Брайс, мир работает на нефти, и точка. Ни одно другое вещество не может с ней конкурировать, когда речь идет о плотности энергии, гибкости, легкость обработки и простоте транспортировки. Если бы нефти не существовало, то ее следовало бы изобрести.

загрузка...

skv-tv.ru

Надолго ли России хватит нефти?

На вопрос отвечает Анастасия Стогней, магистр наук в области финансов университета SOAS

«На наш с Владимиром Владимировичем век нефти хватит», — уверяет главред «Эха Москвы» интервьюера Юрия Дудя. На вопрос ведущего, хватит ли нефти и на его век, Венедиктов ответил: «а это будут уже ваши проблемы». Как ни странно, эта эмоциональная оценка созвучна прогнозу главы Минэнерго: «запасов углеводородов в России хватит в среднем в 30 лет», — говорил в прошлом году министр Александр Новак. Глава «Новатэка» Леонид Михельсон также признался, что запасов компании хватит на 24 года.

Очень похожий прогноз — нефть закончится к 2044 году — и у Минприроды, поскольку известно о 14 млрд тонн нефтяных запасов в России, а добываем мы ежегодно около 505 млн тонн. Если разделить одно на другое, получится, что нефти при нынешнем уровне добычи у нас хватит на 28 лет.

Можно протянуть дольше, если искать новые месторождения. По оценке Минприроды, в российских недрах содержатся около 29 млрд тонн нефти. Но о 14 млрд тонн уже точно известно, что их можно добыть, а остальные запасы ещё нужно подтвердить.

Из принципа всех этих подсчетов понятно, что они верны при трех условиях: спрос на нефть не меняется, добыча остается прежней из года в год, а новые месторождения не разведывают. Так ли это на самом деле?

Сколько нефти нужно миру?

В ближайшие несколько лет объем потребления нефти в мире ещё будет расти быстрыми темпами — примерно до 2020 года. Но вот в последующие 20 лет этот рост станет совсем символическим, говорится в отчёте British Petroleum (BP). Хотя планета будет потреблять всё больше топлива, в том числе и нефти, на неё будет приходиться меньшая доля в общем объеме потребления — 27% (против нынешних 30%), зато всё больше будет приходиться на возобновляемую энергию — её потребление вырастет в 3,5 раза. Несмотря на это, президент BP Дэвид Кэмпбелл уверен, что «зелёная» энергетика пока далека от того, чтобы вытеснить традиционные нефть и газ.

Институт энергетических исследований РАН дает похожий прогноз — из всей потребляемой первичной энергии нефть в 2040 году будет составлять 27% (вместо 32% в 2010 году). Можно найти десятки причин этого, но одна из основных сводится к тому, что транспорт — основной источник спроса на нефть — всё эффективнее экономит топливо и переходит на гибридные двигатели. Всё это говорит о том, что добывать существенно больше нефти, чем сейчас, смысла нет. Но и сокращения объема добычи не предвидится.

Сколько нефти у нас есть?

Долгое время данные о запасах нефти в России были засекречены. Впервые цифру — 17,8 млрд тонн — обнародовал в 2012 году занимавший тогда пост министра природных ресурсов Сергей Донской. Аналитики BP тогда с недоверием отнеслись к этим данным: их оценка была гораздо скромнее — около 11,9 млрд тонн. По данным самого свежего отчета компании по итогам 2016 года, сейчас из недр России можно выкачать 15 млрд тонн. Для сравнения: по данным ОПЕК, у Венесуэлы запасы втрое больше, а у Саудовской Аравии — в 2,5 раза.

По прогнозу BP, Россия в ближайшие 20 лет останется крупнейшим экспортером энергоресурсов в мире. При этом аналитики РАН не ждут, что Россия станет добывать существенно больше нефти. Они прогнозируют, что в 2030 году мы будем качать примерно столько же, сколько сейчас — 500 млн тонн в год. Такой же объем добычи будет у США и Саудовской Аравии. Из всего этого можно сделать вывод: Россия вряд ли начнет добывать больше нефти, чем сейчас. А значит, хотя бы эта часть уравнения «когда в России закончится нефть» выполняется.

Найдутся ли новые источники нефти?

Пожалуй это — главная загвоздка. В России находят довольно мало «новой» нефти, а ту, что удается разведать, не всегда удобно и прибыльно добывать. Пик разведывательных работ пришёлся на конец 1980-х, ещё во времена СССР. После этого новые месторождения особенно активно открывали в 1999—2002 и потом в 2004—2010 годы. За 2016 год Россия нарастила нефтяные запасы на 1 млрд тонн (это ровно вдвое больше, чем мы добываем ежегодно) — и это стало рекордом за последние семь лет.

Но разведать — мало. Надо, чтобы добывать нефть на найденных месторождениях было рентабельно. И вот тут в России — загвоздка: 80% запасов, о приросте которых радостно рапортуют российские компании, добывать нерентабельно, уверен замдиректора по научной работе Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский.

Добывать нефть на новых месторождениях, в основном — шельфовых, выгодно при стоимости нефти около $70 за баррель, говорил глава «Роснефти» Игорь Сечин.

Сейчас она стоит больше — выше $78 за баррель, и, возможно, будет расти еще. BofA Merrill Lynch вообще прогнозирует рост до $100 за баррель из-за коллапса в нефтяной отрасли Венесуэлы и санкций США против Ирана. Но в прошлом году котировки редко поднимались до $70. Кроме того, из недавно открытых запасов нефти только 20% — новые месторождения, а все остальное — доразведанные старые. Например, в 2015 году в России нашли только 7 новых месторождений, три из них — в Балтийском море. К слову, вообще все надежды на новую нефть в России связаны с морями и Арктикой. Интересно, что и уровень добычи нефти сейчас немного ниже, чем в 1980-е.

Справедливости ради отметим, что это — не сугубо российская тенденция. Для планеты в целом 2015−2016 годы стали самыми «мертвыми» с точки зрения разведки нефтяных месторождений с 1952 года. В 2016 году обнаружили немногим больше 500 млн т «новой» нефти. Это очень мало: все страны мира при нынешнем уровне потребления израсходуют их всего за 45 дней.

Что будет дальше?

Получается, что добывать больше нефти, чем сейчас, мы вряд ли будем, а с поиском новых месторождений у нас всё не так уж гладко. Тогда если у России в запасах — 15 млрд тонн нефти, а добывает она около 500 млн тонн в год, то главного экспортного товара нам хватит только на 30 лет.

Что будет дальше — зависит от множества факторов. В первую очередь — от того, сможет ли Россия найти новые месторождения — и, что самое главное, будут ли их разработка рентабельной. Этого можно добиться разными способами. Например — с помощью технологий, либо отменив экспортные пошлины на нефть. Последнюю идею активно продвигает Минфин.

17 мая 2018, 09:54

openmedia.io