Как ИГИЛ зарабатывает $3 млн в день. Сколько игил продает нефти


Как ИГИЛ зарабатывает $3 млн в день – Вести Экономика, 15.09.2014

Группировка ИГИЛ превратилась из террористической организации, которая существовала лишь благодаря постоянной финансовой поддержки со стороны богатых политических сил стран Персидского залива, в Исламское государство, которое вполне способно выживать самостоятельно, зарабатывая по $3 млн в день.
ИГИЛ богатеет, и бороться с ним все сложнее
По словам представителей внешней разведки США и экспертов в нефтегазовом секторе, ИГИЛ, или ИГ, как теперь себя называют террористы, получает несколько миллионов долларов в день благодаря краже нефти и ценных вещей, торговле людьми и вымогательству.

Агентство Associated Press со ссылкой на представителя американской разведки сообщает, что ИГИЛ "по объему доступных ресурсов" является самой крупной группировкой в мире и установила исторический рекорд. Этот факт или по крайней мере такие мнения, которые высказываются на закрытых совещаниях в Вашингтоне, могут являться основной причиной заинтересованности Америки в нейтрализации ИГИЛ и создании специальной коалиции, которая поможет бороться с террористами, несмотря на то что нет никаких доказательств их стремления устроить теракт на территории США.

Напомним, что бюджет на следующий финансовый год, который начинается 1 октября, включает себя $496 млрд на персонал и текущие расходы Министерства обороны США, а также $58 млрд на "войну с терроризмом".

Не исключено, что прогнозы и бюджеты Америке придется еще не раз пересмотреть по мере поступления новой информации с фронтов на Ближнем Востоке.

ИГИЛ не боится замарать руки и зарабатывает деньги на кражах, вымогательстве и торговле людьми. Но главным источником дохода остается нефть, которую продают очень дешево, но в огромных объемах.

Главный источник дохода - нефть
В то время как США пытаются помочь врагам ИГИЛ, в частности курдам, позволяя продавать нефть, которая им не принадлежит, террористы также успешно реализуют нефть, ежедневно зарабатывая на продаже около $1 млн. Согласно информации иракских СМИ боевики ИГИЛ реализуют нефть по крайне низкой цене – $25 за баррель, которая затем контрабандным путем попадает в Турцию и Иран. Перекупают нефть посредники на севере страны на границе с курдской автономией, причем после перепродажи на нефтеперерабатывающие заводы Турции и Ирана прибыль от такой сделки может достигать колоссальных значений.

И похоже, что эта информация постепенно устаревает, если сегодня мы уже говорим о $3 млн в день. ИГИЛ сегодня контролирует обширные территории как в Ираке, так и в Сирии, и в общей сложности здесь находится 11 нефтяных месторождений. Помощь со стороны курдов, которые зарабатывают на посредничестве при торговле богатствами Исламского государства, осложняет задачу коалиции, пытающейся ликвидировать террористов. Америка пока открыто не обвиняет чиновников и представителей курдов в прямой поддержке ИГИЛ, но призывает их больше внимания уделять дисциплине и борьбе с контрабандой.

Торговля древностями и людьми
Группировка также получает стабильную прибыль благодаря продаже предметов искусства и древностей, украденных в Ираке и Сирии. Эти ценные вещи затем переправляются в Турцию. Есть и еще более страшная статья дохода: ИГИЛ продает детей и женщин в сексуальное рабство. Боевики занимаются вымогательством, получают выкуп в обмен на заложников и банально воруют все, что попадается под руку, утверждают эксперты.

Анонимный источник в США говорит, что действия ИГИЛ напоминают деятельность мафиозной группы. Например, недавно стало известно, что Исламское государство ввело специальные налоги и угрожает всем, кто не хочет платить, смертной казнью. Иными словами, террористы ведут себя как "крыша", только не совсем понятно, нужна ли их защита тем, кого они заставляют раскошеливаться. "Налоги" были введены незадолго до захвата города Мосул в Северном Ираке. И, по словам аналитиков, на сборах с одного этого города ИГИЛ зарабатывает около $8 млн в месяц.

Известно также, что боевики ограбили ряд крупных банков и утащили из них несколько миллионов долларов наличными, однако информация о том, что им удалось украсть "сотни миллионов", не подтвердилась. Этой весной четверо французских и двое испанских журналистов были освобождены из плена, после того как их страны выплатили террористам многомиллионные выкупы.

Ссылки по теме

Наследие войны 2003 г.
Интересно, что граница между Ираком и Турцией после свержения Саддама Хусейна стала более "дырявой". В последние десять лет здесь была создана огромная экосистема, которая используется для контрабанды.

В итоге сами американцы пожинают плоды устроенной ими революции, так как ИГИЛ сумела захватить ключевые участки территории вдоль границы и перепродавать награбленное, обеспечивая себе безбедное существование.

Следующая цель - Суэцкий канал?
Издание Al Arabiya со ссылкой на египетских экспертов пишет, что следующей целью ИГИЛ может стать одна из важнейших торговых артерий мира - Суэцкий канал. Для этого террористы должны начать вторжение на территорию Египта. Один из членов ИГИЛ недавно сделал туманное заявление в социальных сетях. Он посоветовал Египту "ждать сюрприза". В данный момент группировка на египетской территории никак не представлена, но есть информация о том, что она сотрудничает с местными радикалами и собирается постепенно создать условия для вторжения. Даже если сообщение о "сюрпризе" окажется пустышкой, исключить возможность нападения ИГИЛ на Египет нельзя. Захват Суэцкого канала отлично вписывается в общую стратегию террористической организации, которая пытается сосредоточить в своих руках все нефтедобывающие активы и торговые пути.

www.vestifinance.ru

Террористическая корпорация: как устроена экономика ИГИЛ

Фото: Abaca Press/TASS

Представляем подробный гид по ИГИЛу: когда появилось, сколько зарабатывает на торговле нефтью, артефактами и людьми, а также как собирает налоги квазигосударство, наводящее ужас на весь мир.

Прародителем Исламского государства, которое, напомним, официально запрещено в России, стала группировка "Исламское государство Ирак". Она появилась еще в 2006 году после слияния 11 исламистских группировок и местного представительства "Аль-Каиды". Непризнанное квазигосударство начало активно заявлять о себе с 2013 года. Всемирным халифатом организация провозгласила себя в июне 2014 года.

Генпрокуратура России заблокировала 450 сайтов в поддержку ИГИЛ Новости России

Генпрокуратура России заблокировала 450 сайтов в поддержку ИГИЛ

В том же году площадь подконтрольных территорий — в Сирии и Ираке — оценивалась в 40-90 тыс. км2. Для сравнения: площадь Испании, например, составляет 200 тыс. км2. Численность населения подконтрольных территорий оценивалась в 8 млн человек, большая часть из них — сунниты. В апреле ИГИЛ потеряло около 25-30% площадей на территории Ирака.

Численность боевого крыла ИГ вначале оценивали в 2-10 тыс., в марте американцы уже заговорили о 30 тыс. человек. Директор ФСБ РФ говорил о 30-50 тыс. человек. По разным оценкам, ежемесячно ряды ИГ пополняются на 500-1000 человек идейными экспатами со всего мира. Убитый летом министр финансов, например, приехал из Австралии. Это лишь один из примеров того, что у руля организации стоят не просто вооруженные бедуины.

Задолго до последних событий Ирак был достаточно забюрократизированной страной, бухгалтеров и финансистов там было более чем достаточно, рассказывает руководитель департамента востоковедения и африканистики НИУ ВШЭ Петербурга, директор Центра азиатских и африканских исследований, профессор Евгений Зеленев. Если допустить, что хотя бы треть бюрократии лояльна ИГ, гражданских кадров террористам тоже хватает.                  

Спонсоры

Из открытых источников известно, что ИГИЛ финансируется в том числе через вполне легальные организации. Деньги идут через формально благотворительные и гуманитарные фонды, из карманов представителей других террористических организаций и даже государственных структур некоторых исламских стран.

Еще пару лет назад, когда ИГИЛ не особенно воспринимали всерьез, его меценаты даже публично заявляли о своей причастности. Например, в материале The New York Times приводилась ссылка на кувейтского бизнесмена Ганима аль-Мтейри, который не скрывал, что оказывает исламистам финансовую помощь в борьбе с режимом Башара Асада. В статье уточнялось, что речь идет о $2,5 тыс. на боевика.

Кувейт с его нестрогим регулированием финансирования частных фондов считается одной из точек входа для денежных потоков от сочувствующих ИГИЛ. Европейские СМИ неоднократно писали, что у истоков ИГИЛ изначально стояли Саудовская Аравия и Катар — к слову, союзники США. Принято считать, что как минимум до 2014 года Катар был едва ли не основным спонсором ИГ. Отследить все подобные поступления просто не представляется возможным.

ИГИЛ расправило плечи

Оформиться в самостоятельную силу "Исламскому государству" помог переход к активным способам заработка. Если рассматривать ИГ в качестве стартапа, то значительные посевные инвестиции пришли к нему летом 2014 года: 10 июня был захвачен Мосул, второй по численности населения город Ирака.

Из местного отделения Центробанка боевики тогда выгребли несколько миллиардов долларов наличными — оценка точной суммы у всех разная. Губернатор провинции Ниневия говорил о $425 млн, в СМИ назывались цифры от $900 млн до $4 млрд.

Есть версия, что эти средства стали последним приветом предыдущего президента Ирака Джаляля Талабани, который покинул свой пост 24 июля прошлого года. Правда переводил их лидер курдской партии для земляков. Кто вовремя шепнул боевикам о таком поступлении кеша — вопрос интересный, но пока открытый.

Неясно, насколько велика сумма в $4 млрд в масштабах численности ИГ, однако если учесть, что в день США тратит на воздушную операцию около $10 млн, то расходы террористов на поддержание боеспособности и инфраструктуры должны составлять не менее $5 млн, прикидывает Евгений Зеленев. Эта цифра, говорит он, в принципе общее место для многих независимых экспертов.

Итого получается, что в год ИГ необходимо как минимум $1,8 млрд. Даже по оценкам источников в МИД РФ, годовой бюджет ИГ колеблется в пределах $1-2 млрд. Тут нужно лишний раз пояснить, что большой разброс оценок обоснован невозможностью тотального аудита этой закрытой структуры. То есть даже если бы ИГ не зарабатывало самостоятельно, полученных летом денег ему бы хватило еще на год.              

Продажа нефти и других ресурсов

     

Однако ИГ позиционирует себя как государство с настоящей экономикой. Существенная часть доходов приходится, как принято считать, на продажу нефти. Боевики контролируют крупные месторождения нефти в Сирии и Ираке. Они изначально наступали именно на районы, богатые черным золотом, сохраняя при этом всю необходимую инфраструктуру и кадры.

В Сети до сих пор продолжают появляться высокооплачиваемые гражданские вакансии. В этом смысле ИГ напоминает скорее корпорацию. Им, например, постоянно требуются нефтяные инженеры. Желающих набирают, как правило, из Нигерии или бедных исламских стран. В прошлом году Интернет облетело объявление с вакансией менеджера, который смог бы контролировать производство и переработку нефти. Ему обещали платить $225 тыс. в год. Среди требований — "непоколебимая преданность".

Ирак до войны с ИГИЛ был четвертым по величине экспортером нефти в мире, а на его долю приходится около 40% мировых запасов. В Сирии ИГИЛ еще недавно контролировало семь месторождений нефти, еще два — в Ираке. На контрабанде только иракской нефти ИГИЛ в прошлом году зарабатывало около $1 млн в день, подсчитали в "Ирак Ойл Репорт". Эксперты FATF (группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег) в марте оценивали нефтяные доходы ИГ в $1-2 млн в сутки.

Продажа черного золота, судя по всему, была и остается ведущей статьей доходов ИГИЛ, предполагает аналитик крупного банка. Эта нефть продается с существенным дисконтом: сегодня баррель оценивается примерно в $20. Дешевая нефть поставляется, очевидно, в соседние страны. В основном в Турцию, а танкеры курсируют абсолютно свободно. "Тут видимо, как с незакрывающимся наркопритоном, о котором все знают: просто участковый в доле, — говорит эксперт. — Пока это выгодно покровителям, это будет работать".

Источники FT подробно описывают и другой вариант логистики — нефть продают воюющим с ИГ повстанцам или везут на НПЗ, расположенные на подконтрольных оппозиции территориях. Цена барреля, по данным издания, в зависимости от месторождения варьируется от $20 до $45. Если помножить максимальную цену на суточную добычу в 35-40 тыс. баррелей, то максимальный доход как раз укладывается в прежние расчеты — $1,8 млн. Надо понимать, что средняя цена составляет все же $30, а добыча из-за постоянных бомбардировок нестабильна.    

Желающие заработать на нефти ИГИЛ находятся и в России. "Ко мне обращались мутные ребята, которые интересовались, как на эту нефть получить сертификат добычи в России, — анонимно рассказал "ДП" нефтетрейдер. — Я, конечно, отказался хоть как-то в этом участвовать, больше они не объявлялись".

Появление новых игроков на нефтяном рынке, как осторожно называли ИГИЛ в прошлом году аналитики сектора, стало одним из факторов снижения цен. Сегодня же влияние квазигосударства на них переоценивать не стоит. Даже если завтра ИГИЛ сотрут с лица земли, вряд ли нефтяные котировки заметно подскочат. Суточная добыча ИГ (34-40 тыс.) в мировом масштабе выглядит смешно: только США, Саудовская Аравия и Россия, вместе взятые, в прошлом году качали 36,5 млн баррелей в сутки, считали в EIA. При этом официальный Ирак стоял на восьмой строчке с 3,3 млн баррелей в сутки.    

Кроме нефти, Исламское государство занимается экспортом газа, фосфатов, серной и форсфорной кислот и цемента. Исходя из цен вдвое ниже рынка и максимальной загрузки соответствующих производств, эти статьи бюджета приносят ИГ как минимум $1,4 млрд в год, подсчитывала арабист Надежда Глебова. Продажа пшеницы и ячменя из Ирака вместе приносят еще около $200 млн.

Учитывая богатство нефтью, на территорриях ИГ немало нефтехимических заводов, часть которых были построены еще при участии СССР. Особенно стоит обратить внимание на цемент — основной строительный материал на Ближнем Востоке. Строительство в регионе очень бурное, а из-за сейсмоопасности кирпичная кладка там практически не используется, основной упор делают на железобетонные конструкции.  

Налоговая система и обзательства перед гражданами

Поскольку ИГ называет себя государством, то пытается использовать и налогообложение. Это и налог с продаж, и отдельный налог для телеком-компаний, и налог за обналичку депозитов. ИГИЛ даже собирает дорожный налог и социальный налог в 5%.

Еще один способ поборов — таможенные пошлины. На границе Ирака с Сирией и Иорданией с каждого грузовика на КПП вне зависимости от груза берут $800 — такая цифра всплывала летом. Есть и налог на безопасность для неверных — гарантирующий защиту немусульманских общин. Вместе с налогом на безопасность для банков это напоминает понятие "крыша" из российских 90-х.

Есть и комиссия в 5% на обналичку депозитов. Во втором полугодии 2014 года ИГ получило контроль над средствами в $500 млн, оценивали в FATF. Иламисты также собирают "закят", который распространен и в нерадикальных исламских странах и подразумевает сборы на поддержку бедных, а также на развитие пропаганды ислама. Боевики собирают его по запредельно высокой ставке в 2,5% от стоимости всего имущества.

В крупных городах бюджет исламистов подразумевает и социальные траты. Пропагандисты ИГ любят демонстрировать кадры, на которых местному населению оказывают квалифицированную медицинскую помощь. Они же хвалятся восстановлением инфраструктуры. Среди жителей Ирака, например, достаточно распространен синдром лицевого паралича — следствие постоянных переохлаждений. В том же Мосуле им теперь оказывают помощь.

Самый популярный ресурс у местного населения — керосин. ИГ также раздает его иракцам. Почему-то принято считать, что в Ираке жарко, тогда как климат там — резко континентальный. А центральное отопление в стране отсутствует как явление, рассказывает живший в Ираке Евгений Зеленев.

Продажа культурных ценностей и людей

  

Демонстративное уничтожение древних памятников архитектуры — это не более чем пиар-ход: Пальмира для частной коллекции не подходит хотя бы размерами. Параллельно с уровнем варварства галопирующими темпами растет черный рынок артефактов. В лавках Ирака и Сирии всегда можно было найти древние иконы и артефакты, сейчас этот рынок вырос в разы, уверены в НИУ ВШЭ.

По разным оценкам, после разграбления культурных ценностей вблизи сирийского Набука в казну ИГ поступало от $20 тыс. до $50 тыс. за сделку на черном рынке Запада. Только на продаже сирийских артефактов террористы заработали в прошлом году несколько десятков млн долларов, считал National Geographic. ИГИЛ также контролирует 4,5 тыс. площадок, представляющих интерес для археологов. Теоретически артефакты могут покупать в свои запасники и известные музеи в надежде, что те когда-нибудь станут легальными.  

К тому же ИГ летом объявил о начале чеканки собственных монет. Они уже представляют нумизматическую ценность. Курс золотого динара сами функционеры ИГ оценивали в $136. По поводу курсообразования опрошенные "ДП" финансовые аналитики лишь недоумевают, но некоторые сравнивают его с бумагами "МММ": "Просто назначили цену, и все".

Еще один ходовой товар — люди. По данным Минфина США, на выкупах боевики зарабатывают от $20 млн до $45 млн в год. При этом продают боевики не только пленных врагов, но и осиротевших на войне детей. Самая высокая такса за ребенка до 9 лет — $165. Корни тут стоит искать не только в традиции ранних браков, есть и вполне филантропический аспект. Сироту хотят взять под опеку родственники, что на Востоке тоже считается нормой, но без посредничества вооруженных исламистов дело обходится редко.  

Поборы как альтернатива энергетике

Документы, опубликованные на днях на одной из запрещенных в России исламистских блог-платформ, свидетельствуют, что на долю налогов и вымогательства приходится существенная часть заработка ИГ — 68%, продажа нефти и газа приносит лишь 27,7% доходов исламистов. Документы о финансовых потоках террористов с 22 декабря 2014 года до конца января 2015 года раздобыл исследователь американского аналитического центра Middle East Forum Аймен Джавад аль-Тамими. 

Цифры, представленные экспертом, актуальны лишь для сирийской провинции Дайр-аз-Заур, не самой богатой в регионе, уточняет Евгений Зеленев. Экстраполировать их на экономику ИГ можно лишь частично. Почти половина расходов ИГ приходится на зарплаты боевикам — 43,6%, свидетельствуют те же документы. Еще 19,8% тратят на содержание военных баз, 10,4% — на "исламскую полицию", а 17,7% — на те самые социальные услуги. Остаток тратят на продвижение в соцсетях. По данным мартовского исследования FATF, зарплаты боевиков скачут от $50 до $1500 на брата.

Мы имеем дело с феноменом, природу которого еще предстоит понять. Если взять 100 крупных организаций мира и разделить по принципу государственного участия, то получится 51 транснациональная корпорация и 49 государств. Отсюда и проистекают все современные конфликты — экономика мира поделена на два лагеря. Одни не признают границ в своем развитии, другие заинтересованы в сохранении границ и строят национальные системы. Хотя сегодня на Ближнем Востоке нет ни одного государства, которое можно было бы таким назвать без оговорок. Так вот ИГ — это с одной стороны сетевая глубоко законсперированная организация, ячейки которой распространены по многим странам. С другой стороны они называют себя государством. Сейчас любят говорить про гибридные войны, а ИГ — это гибридное государство, контролирующее территории, но не беспокоющееся об их границах. В геополитическом же смысле ИГ решает задачу перекройки границ Ближнего Востока, которые искусственно были расчерчены в прошлом веке. В XIX веке таких государств, как Сирия и Иордания, не было — они появились на месте французской и английской колоний.

Евгений Зеленев

Директор Центра азиатских и африканских исследований НИУ ВШЭ СПб

www.dp.ru

Новости Руспрес - Виртуальное государство ИГИЛ обрело финансовую мощь

Террористы заработали $1 млрд на нефти, работорговле и банковских вкладах

Эксперты FATF обнародовали исследование основных источников дохода «Исламского государства». За год доход ИГИЛ составил более $1 млрд, основная часть пришлась на продажу нефти и захват банковских вкладов.

Отчет был подготовлен Группой разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF), которая была создана в 1989 году по инициативе «Большой семерки». Россию в этой организации уже больше десяти лет представляет Росфинмониторинг.

Работа над докладом началась в октябре 2014 года, вскоре после первых авиаударов западной коалиции по позициям ИГИЛ. Задача исследования — проследить источники финансирования террористов, передвижение средств и их конечное использование. Конечная цель — поиск возможностей перекрыть денежные потоки в «Исламское государство».

Эксперты FATF отмечают, что ИГИЛ представляет собой качественно новый тип террористической организации, для которого вопрос финансирования выходит на первый план и определяет масштаб активности. Как «квазигосударству», ему требуются немалые средства на организационные нужды и инфраструктуру. Играет роль и то, что боевики-исламисты фактически представляют собой «контрактную армию» на 30 тыс. человек, из которых 19 тыс. — иностранные наемники (на декабрь 2014 года). По данным FATF, ежемесячный «оклад» боевика варьируется от $50 до $1500, в среднем $350–500, а в масштабах всей организации это $10 млн.

Собрав информацию, авторы исследования признают: в вопросе источников дохода существуют заметные пробелы. По одним источникам известны более-менее точные цифры, по другим — лишь оценки. Тем не менее, сложив вместе все известные данные, можно утверждать, что ежегодный доход ИГИЛ составляет примерно $1 млрд. Львиную долю этой суммы занимают средства от эксплуатации оккупированных территорий — от добычи и продажи нефти до захвата зернохранилищ.

 

Выжженная земля

Под «нелегальной выручкой от оккупации территорий» аналитики FATF подразумевают достаточно широкий набор источников, основным из которых является продажа нефти и нефтепродуктов местному населению. Чуть меньший объем энергоносителей через посредников продается на сопредельных рынках, в частности сирийскому правительству. Незначительное количество нефтепродуктов боевики ИГИЛ оставляют для себя, используя как топливо.

Само «Исламское государство» продает нефть по «демпинговым» ценам около $20–35 за барр., посредники затем перепродают ее по $60–100 за барр. (столь широкие диапазоны связаны с падением мировых нефтяных цен за период подготовки доклада). Всего на территории, контролируемой боевиками, эксперты насчитывают несколько скважин общей производственной мощностью до 50 тыс. барр. ежесуточно. В ценовом выражении это около $1–2 млн в день, или $350–700 млн в год.

[rbc.ru, 18.02.2015, "Нефтяной ИГИЛ: как исламисты могут заработать на месторождениях в Ливии": ИГИЛ может использовать полученную в Ливию нефть для финансирования своей деятельности. Правда, по сведениям Пентагона, в начале этого года доходы от продажи нефти перестали составлять основу экономики «Исламского государства». Скорее всего, это связано с резким снижением нефтяных цен. Если летом прошлого года они достигали $115 за баррель Brent, то к началу 2015 года рухнули до $50. В этих условиях нефть и нефтепродукты от ИГИЛ лишились главного конкурентного преимущества — дешевизны.

Но есть и другая сторона: дешевые углеводороды ограничивают бюджеты стран, противостоящих ИГИЛ. Например, в конце января Foreign Policy, рассуждая о перспективах борьбы Ирака с «Исламским государством», написала, что ключевым фактором в ней могут стать цены на нефть. Подешевевшие углеводороды ограничивают расходы центрального правительства. Уменьшение же контроля со стороны центра почти сразу же приводит к победам ИГИЛ.

Влияние самого «Исламского государства» в Ливии на нефтяные цены в мировом масштабе оценить сложнее. С одной стороны, африканская страна состоит в ОПЕК со всеми полагающимися привилегиями. По данным организации, на 15 января Ливия добывала 360 тыс. барр. в сутки. Для сравнения, при режиме Каддафи страна поставляла на рынок 1,3 млн барр.

На этой неделе Platts сообщило о диверсии на основном нефтепроводе восточной Ливии. Он соединяет крупное месторождение ас-Сарир с портом Масра эль-Хариджа в окрестностях Тобрука — места расположения палаты депутатов. По прогнозам Platts, остановка работы на ас-Сарир более чем вдвое сократит ежедневную добычу нефти в стране — до 150 тыс. барр. и ниже. — Врезка К.ру]

Не менее важным источником дохода являются банки. Речь тут идет не только о прямом разграблении наличных депозитов, но и об обложении вкладчиков «данью»: в Мосуле ИГИЛ назначило в руководство местных банковских отделений своих ставленников, которые ввели комиссию 5% за вывод средств со вкладов. В целом же, по данным Минфина США, за вторую половину 2014 года исламисты захватили контроль примерно над $500 млн средств — и это только счета в отделениях государственных банков Ирака в городах, попавших под контроль ИГИЛ.

Третью строчку по объему дохода занимает использование промышленных мощностей на захваченных территориях. К примеру, в иракской провинции Анбар боевики получили контроль над фосфатным рудником и расположенным рядом заводом по производству серной и фосфорной кислот. Учитывая объемы производства и ориентировочные цены реализации, исламисты могут получить в год от нескольких десятков до нескольких сотен миллионов долларов дохода с этих предприятий, гласит отчет FATF. Кроме того, известно, что исламисты захватили несколько цементных заводов и заводов по извлечению серы. Однако ИГИЛ будет труднее монетизировать эти ресурсы, нежели «нефтепродукты, для продажи которых есть устойчивые площадки и контрабандные маршруты».

Следом по значимости идет доход от разграбления памятников старины, включая налог на контрабанду артефактов и ценностей. По оценкам National Geographic, за прошедший год на этом «бизнесе» в Сирии исламисты заработали несколько десятков миллионов долларов. В целом же на территории под контролем ИГИЛ находится 4,5 тыс. археологических площадок, некоторые из которых включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Не менее важным является использование сельскохозяйственных ресурсов, однако оценок дохода ИГИЛ по этой отрасли нет. Известно лишь, что на данный момент под их контролем находится 40% всех пшеничных полей Ирака и несколько важных комплексов зернохранилищ. Зато выкупы за похищенных людей, по данным Минфина США, приносят ИГИЛ от $20 млн до $45 млн в год.

Заграница помогает

Внешние источники финансирования в структуре доходов ИГИЛ играют гораздо более скромную роль, но их типология не менее примечательна. Так, одним из таких источников являются личные средства иностранных наемников. Минимальные суммы на руках у боевиков (в среднем несколько тысяч долларов) и дальнейшая материальная поддержка со стороны родственников за рубежом позволяют ИГИЛ экономить на «зарплатном фонде».

Как выяснили аналитики FATF, у самих «личных средств» есть несколько постоянных источников. Это остатки от пособий по безработице, деньги от продажи наркотиков, выданные потребительские кредиты суммой до $10 тыс. Кроме того, нередко волонтеры открывали счета в нескольких банках и использовали их лимиты овердрафта для «вывода» наличности.

В иных случаях наемники везут с собой не деньги, но снаряжение. Так, в прошлом году в аэропорту Стамбула задержали подозрительного пассажира «из одной из стран Скандинавии». В его багаже полиция обнаружила запасные детали автомата АК-47, боеприпасы к нему, три ножа, бинокль, проволоку и военные припасы. Пассажир признался, что направлялся в Сирию в ряды ИГИЛ, но был депортирован обратно.

Однако эксперты FATF предупреждают, что в условиях дешевой нефти и авиаударов стран коалиции по инфраструктуре ИГИЛ роль добровольных перечислений из-за рубежа для исламистов будет расти.

Сейчас «пожертвования» как источник дохода являются непостоянными по времени и объему. Например, в прошлом году «один из высших чиновников ИГИЛ» получил перевод в размере $2 млн из одной из монархий Персидского залива. Уже 24 сентября американский Минфин включил этого «чиновника» в санкционный список SDN.

Нельзя обойти вниманием и «краудфандинговую» кампанию ИГИЛ. «Большинство социальных сетей и современных технологий непреднамеренно предоставляют террористам площадку для сбора средств на свои нужды», — уверены авторы доклада. Ссылаясь на данные разведки, они приводят такой пример: сторонники «Исламского государства» через Twitter призвали желающих купить предоплаченные карточки и сообщить их номера сборщику средств по Skype. Тот должен был передать номера сообщнику в стране неподалеку от зоны деятельности ИГИЛ, чтобы он эти карточки обналичил.

В другом случае близкий «Аль-Каиде» и ИГИЛ проповедник призвал через Twitter жертвовать небольшие суммы на закупку боеприпасов. В зависимости от объема средств жертвователи получали виртуальный статус либо «серебряного», либо «золотого» донора.

В итоге, как подчеркивает FATF, модель финансирования «Исламского государства» является на редкость «диверсифицированной» в сравнении с прочими террористическими группами. Поэтому борьба с потоком средств тоже должна быть комплексной. В первую очередь это отслеживание транзакций, адресные финансовые санкции, наблюдение за черным рынком нефти и пресечение спонсирования террористов рядовыми гражданами через социальные сети.?

Георгий Макаренко

www.rospres.com