В Сирии предположили, сколько лет уйдет на восстановление нефтяного сектора. Сколько в сирии нефти


В Сирии предположили, сколько лет уйдет на восстановление нефтяного сектора 

Фото: AFP 2018 / RMC/STR Raqqa Media Center (RMC)

Нефтяной сектор Сирии вернется к докризисным уровням добычи нефти не раньше 2023 года ввиду урона, нанесенного ему террористами, заявил РИА Новости член консультативного совета кабинета министров Сирии Зияд Арбаш.

Сформированный в 2016 году Совет оказывает консультативные услуги кабмину САР в сферах экономики, развития, реформ, подготовке законопроектов, а также проводит необходимые исследования по просьбе премьер-министра Сирии.

"До 2023-2024 года нефтяной сектор Сирии не вернется к докризисным (до 2011 года — ред.) показателям добычи. Восстановление сферы займет минимум 4-5 лет с технической точки зрения, давить на эту сферу бессмысленно", — заявил эксперт, также преподающий экономику в университете Дамаска.

Он отметил, что месторождения, находившиеся под контролем террористов, были "истощены", боевики уничтожили инфраструктуру в этих регионах.

"После технической и геологической оценки возвращенных под контроль властей месторождений наступит период "спасения", после чего возможно будет вернуть уровень добычи хотя бы к приемлемому. После этого будем развивать месторождения, для чего необходимы колоссальные инвестиции для развития добычи и возвращения уровня добычи к докризисным. У Сирии значительные нефтегазовые запасы, но раньше 2023-2024 года не получится полностью их использовать", — сообщил Арбаш.

Министр нефти Сирии Али Ганем сообщал в интервью РИА Новости в октябре 2017 года, что добыча нефти в САР с начала военного конфликта по настоящее время упала в 24 раза — с 385 тысяч баррелей в сутки до 16 тысяч, добыча газа сократилась в 1,6 раза — с 21 миллиона кубов в сутки до 13,5 миллиона.

Потери нефтяного сектора Сирии, по предварительным подсчетам, за период войны превысили 68 миллиардов долларов, говорил министр.

По словам министра, нефтяная отрасль была основным источником дохода государства до войны. Большая часть запасов черного золота находится на востоке Сирии рядом с границей с Ираком. В центральной части страны есть ряд небольших месторождений. Морские порты, расположенные в городах Баньяс, Тартус и Латакия, являются главными воротами для экспорта нефти из Сирии.

Читайте также

finance.rambler.ru

Закон Времени - В Сирии предположили, сколько лет уйдет на восстановление нефтяного сектора

Нефтяной сектор Сирии вернется к докризисным уровням добычи нефти не раньше 2023 года ввиду урона, нанесенного ему террористами, заявил РИА Новости член консультативного совета кабинета министров Сирии Зияд Арбаш.

Сформированный в 2016 году Совет оказывает консультативные услуги кабмину САР в сферах экономики, развития, реформ, подготовке законопроектов, а также проводит необходимые исследования по просьбе премьер-министра Сирии.

"До 2023-2024 года нефтяной сектор Сирии не вернется к докризисным (до 2011 года — ред.) показателям добычи. Восстановление сферы займет минимум 4-5 лет с технической точки зрения, давить на эту сферу бессмысленно", — заявил эксперт, также преподающий экономику в университете Дамаска.

Он отметил, что месторождения, находившиеся под контролем террористов, были "истощены", боевики уничтожили инфраструктуру в этих регионах.

"После технической и геологической оценки возвращенных под контроль властей месторождений наступит период "спасения", после чего возможно будет вернуть уровень добычи хотя бы к приемлемому. После этого будем развивать месторождения, для чего необходимы колоссальные инвестиции для развития добычи и возвращения уровня добычи к докризисным. У Сирии значительные нефтегазовые запасы, но раньше 2023-2024 года не получится полностью их использовать", — сообщил Арбаш.

Министр нефти Сирии Али Ганем сообщал в интервью РИА Новости в октябре 2017 года, что добыча нефти в САР с начала военного конфликта по настоящее время упала в 24 раза — с 385 тысяч баррелей в сутки до 16 тысяч, добыча газа сократилась в 1,6 раза – с 21 миллиона кубов в сутки до 13,5 миллиона.

Потери нефтяного сектора Сирии, по предварительным подсчетам, за период войны превысили 68 миллиардов долларов, говорил министр.

По словам министра, нефтяная отрасль была основным источником дохода государства до войны. Большая часть запасов черного золота находится на востоке Сирии рядом с границей с Ираком. В центральной части страны есть ряд небольших месторождений. Морские порты, расположенные в городах Баньяс, Тартус и Латакия, являются главными воротами для экспорта нефти из Сирии.

Источник: РИАН

zakonvremeni.ru

Сирия так зазывает российские нефтяные компании на побережье, как будто что - то знает // Добыча // Новости

Сирия надеется видеть у своих берегов не только российские военные корабли, но и морские буровые платформы.

Об этом 26 ноября 2015 г рассказал министр иностранных дел САР В. Муаллем на встрече с вице-премьером РФ Д. Рогозиным.

 

Правительство Сирии надеется на участие  российских компаний в разработке нефтяных месторождений на сирийском побережье.

Уже есть решение правительства САР отдавать приоритет российским компаниям в экономических проектах в Сирии, особенно это касается строительства, восстановления страны и добычи нефти.

 

А нефтегазовый союз 2х стран может стать выгодным для всех.

Известно, что нефтегазовые месторождения на континентальном шельфе, на побережье Сирии имеют огромный потенциал.

Так же есть информация о том, что месторождения возле г Банияс являются одними из самых богатых на всем Средиземноморье.

Город и порт Банияс расположен в 55 км южнее г Латакии и в 35 км севернее г Тартуса.

И пока более известен магистральным нефтепроводом Киркук - Банияс.

Есть в г Банияс и стратегически важный НПЗ, который обеспечивает топливом Сирию, а ныне, вероятно, и группировку ВКС РФ.

 

В. Муаллем добавил, что Стройтрансгаз уже подписал договор о сотрудничестве, и правительство Сирии очень рассчитывает на то, что другие российские компании последуют ее примеру.

 

Более того, очень заманчиво прозвучало и предложение о том, что страна готова предоставить любые льготы российским компаниям.

Мы надеемся, что на сирийских берегах будут присутствовать не только российские военные корабли, но и морские платформы для добычи нефти, с нечеловеческим оптимизмом поведал сирийский министр.

 

Напомним, что до войны нефтяные запасы в Сирии оценивались в 2,5 млрд баррелей, доказанные газовые запасы (в тч ПНГ) - в 240 млрд м3 газа.

Нефтяные месторождения, в основном, расположены восточной части Сирии недалеко от границы с Ираком и вдоль реки Евфрат, а  ряд более мелких месторождений расположены в центральной части страны.

Печально, но сначала ряд этих месторождений были захвачены оппозиционной Сирийской свободной армией, поддерживаемой США, но позже боевики выгнали эту армию и сами стали качать нефть.

Газовые месторождения Сирии расположены, большей частью, на востоке и в центре страны.

При этом, Сирия импортирует топливо, из-за потери месторождений и перерабатывающих мощностей, захваченных  боевиками ИГИЛ и оппозицией.

 

Пока не ясно, как в будущем решится судьба Сирии.

Учитывая антагонистические противоречия между США и Россией по Сирии, могут быть любопытные варианты.

К примеру, будет создан Великий Курдистан на месте небольшой части Сирии, немалой части Ирака и Турции.

Иран вряд ли согласится, хотя там тоже живут курды.

Курды в количестве около 35 млрд человек, проживающие на юго-востоке Турции и северо-востоке Сирии, на западе Ирана и Ирака, давно борются образование единого Курдистана.

 

Попытка воссоздать Османское государство на базе Турции провалилась, поэтому Курдистан - это реальность.

Вряд ли Турция, подставив НАТО, сможет возразить.

Дело в том, что турки безобразно провела провокационную операцию против России, вызвав гнев США, поэтому от нее сейчас все открещиваются.

 

Россия может согласиться на создание Курдистана, потому что пока это чуть ли не единственный реальный выход из тупиковой ситуации.

Тогда Сирия может потерять часть своих нефтегазовых богатств, но, к примеру, сохранит возможность транзита нефти в Банияс из Киркука.

Сирии нужны будут новые месторождения, поэтому нынешнее приглашение сирийского министра вовсе не выглядит нелепым для специалистов. 

 

Обсудить на Форуме

neftegaz.ru

Кто и за что воюет в Сирии

Турки не хотят воевать с Америкой. Америка не хочет войны с Россией. Да и россияне хотят просто выкачать из Сирии столько нефти, сколько смогут.

Две недели назад, находясь на Голанских высотах на сирийско-израильской границе, я написал колонку, в которой утверждал, что эта территория является второй самой опасной милитаризованной зоной в мире — после Корейского полуострова. Ваша честь, я хотел бы пересмотреть и внести правки в текст.

Посмотрев на прошлой неделе торжественную церемонию открытия Зимних Олимпийских игр, где спортсмены из Северной и Южной Кореи вместе прошествовали на общий праздник любви; наблюдая за тем, как Израиль сбивает иранский беспилотник, бомбит иранскую базу в Сирии и теряет один из своих истребителей F-16; читая о том, как американские самолеты убили кучу российских «контрактников», которые слишком близко подошли к нашим силам в Сирии, —  теперь я считаю, что линия фронта Сирия-Израиль-Ливан является самым опасным местом на земле.

В тему — От внезапно прихворавшего Путина требуют раскрыть сведения о числе россиян, погибших в Сирии — The New York Times

Где еще на земле и на небе вы можете увидеть сирийские, российские, американские, иранские и турецкие войска совместно с проиранскими шиитскими наемниками из Ирака, Ливана, Пакистана и Афганистана; проамериканских курдских бойцов из северной Сирии; остатки сил ИГ; различных просаудовских и проиорданских антисирийских повстанцев и — я ничего не выдумываю – просирийских русских православных казаков-наемников,  отправившихся в Сирию, чтобы защитить Русь-матушку от «сумасшедших варваров», — и все они натравлены друг против друга?

Именно для этого места было придумано словосочетание «пороховая бочка». Термин «трехмерное поле битвы» не отражает ни грамма сложности ситуации, которая здесь происходит. Это настолько многоплановое поле битвы, что требуется по меньшей мере квантовый компьютер, чтобы разобраться в множестве участников, союзов и линий этого конфликта.

Но если эта история приводит вас в замешательство относительно того, как в этой ситуации должны действовать США, позвольте мне попытаться распутать ее для вас.

Плохие и хорошие новости о войне в Сирии состоят в том, что все вовлеченные в этот конфликт стороны руководствуются одним железным правилом: никто не хочет «владеть» этой войной. Каждая из сторон хочет выжать как можно больше из этого конфликта для себя и свести к минимуму влияние своих соперников.

Они все усвоили — Россия (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором) из войны в Афганистане, Иран из ирано-иракской кампании, Израиль с юга Ливана и США из войн в Ираке и Афганистане, — что их публика не потерпит большого количество мешков с трупами в любой наземной операции на Ближнем Востоке.

Владимир Путин хочет сказать россиянам, что Россия как сверхдержава «вернулась», и что он является «серым кардиналом» в Сирии, при этом не подвергает риску жизни российских солдат. Поэтому Путин использует Иран для поддержки своих сухопутных войск, а также для вербовки контрактников вроде частной российской компании Wagner, готовых сражаться и умирать.

Иран заключил субконтракт о наземной войне, по которому Россия зафрахтовала иранских доверенных лиц — Хезболлу и различных шиитских наемников из Ирака, Пакистана и Афганистана.  Таким образом, Иран может контролировать Дамаск и использовать Сирию в качестве главной площадки для оказания давления на Израиль.

Спецназ США вооружает и консультирует курдских бойцов из северной Сирии для проведения наземных операций против ИГ. Турция использует суннитских повстанцев для борьбы с теми же курдами. Саудовская Аравия, Катар и Иордания используют различных суннитских повстанцев для борьбы с проиранскими и прошиитскими режимами. Израиль использует свою разветвленную сеть военно-воздушных сил.

В 2003 году в преддверии свержения Саддама Хусейна силами США, я уже писал: «Первое правило любого вторжения Ирака — это принцип «магазина керамики»: если вы что-нибудь разбиваете, вы вынуждены это купить. Мы разбиваем Ирак. Теперь Ирак наш».

Поэтому в Сирии сегодня главное правило гласит: «Твое — ты и чини». Никто не хочет брать на себя ответственность за установление порядка в Сирии – это гигантский проект. Все хотят просто арендовать эту территорию, чтобы иметь там свое влияние. Это все очень в духе 21 века.  И это печально. Это означает, что ни одна из сторон не обладает достаточной властью, ресурсами или желанием пойти на компромисс. Ни одна из сторон не готова вкладывать силы и ресурсы для урегулирования там ситуации.

Но есть и «хорошая новость». Поскольку в Сирии все так не «настроены рисковать», то, вероятно, ни одна из сторон не станет вести себя слишком безрассудно. Иранцы и Хезболла, скорее всего, продолжат давить на Израиль, но не до такой степени, что израильтяне пойдут на то, на что они способны, а именно уничтожение все районов Хезболлы в Ливане и нанесение удара по родине иранских ракет.  Израиль знает, что в таком случае его высокотехнологичная «кремниевая долина» вдоль побережья будет уничтожена иранскими ракетами.

Турки не хотят воевать с Америкой. Америка не хочет войны с Россией. Да и россияне хотят просто выкачать из Сирии столько нефти, сколько смогут.

В конце концов, возможно, игроки устанут и заключат соглашение о разделении власти в Сирии. Таким же образом в 1989 году ливанцы прекратили свою гражданскую войну. Но, к сожалению, ливанцам потребовалось 14 лет, чтобы прийти в себя. Так что будьте готовы, что новостей из Сирии будет еще много.

Томас Фридман — американский журналист, трёхкратный лауреат Пулитцеровской премии, The New York Times (США)

www.economics-prorok.com