Сланцевая нефть это фейк


Новые мифы, ложь и нефтяные войны Вашингтона

   

 

Ф. Уильям Энгдаль

В то время как американские автомобилисты жалуются на растущие цены на бензин, администрация Трампа и нефтяные и банковские интересы, стоящие за ней, усмехаются по пути в банк, как в той пословице. Если мы посмотрим на внешне непохожие события в Иране, в Венесуэле и теперь в Ливии, то станет ясно, что существует последовательная стратегия по срыву ключевых нефтяных поставок к непосредственной выгоде американского нефтяного доминирования.

Десятилетие назад мысль о том, что Соединенные Штаты могли бы вытеснить Саудовскую Аравию или Российскую Федерацию с позиции крупнейших мировых производителей нефти, считалась невероятной. Сегодня она, по-видимому, является приоритетом внешней политики администрации Трампа и крупных банков с Уолл Стрит, финансирующих производство американской сланцевой нефти. Эта стратегия является геополитической и в конечном итоге нацелена на ослабление России, Ирана и других независимых мировых производителей нефти, таких как Венесуэла.

Если мы посмотрим на несколько недавних событий, которые существенным образом повлияли на мировые цены на нефть, то проявится четкая схема — не сил свободного рынка, а сил геополитической манипуляции, прежде всего со стороны Вашингтона. Примеры Ирана, Венесуэлы и совсем недавно Ливии очевидно доказывают, что Вашингтон решительно настроен подтолкнуть цены на нефть снова на достаточно высокий уровень, чтобы снова сделать экономически выгодными инвестиции в его развитую индустрию сланцевой нефти.

Иран: дело не в ядерной программе, а в нефти

Очевидным смыслом одностороннего отказа администрации Трампа от ядерного соглашения с Ираном - соглашения, которое должно было позволить Ирану освободиться от западных экономических санкций и открыть возможности для миллиардных иностранных инвестиций, прежде всего в его нефтяную и газовую индустрию, - является тот факт, что этот отказ никак не связан с ядерными планами Ирана как таковыми. Он связан непосредственно с предлогом снова ввести экономические санкции в отношении иранских продаж нефти и разработки газовых месторождений.

В упор не видя отчетов агентства ООН, МАГАТЭ, установивших, что Иран выполняет ядерное соглашение, администрация Трампа в одностороннем порядке объявила в мае о фактическом прекращении соглашения на фоне протестов подписавших его ЕС, России и Китая. 4 ноября, если не произойдет маловероятная капитуляция Ирана перед требованиями Вашингтона, в силу вступят новые жесткие санкции, нацеленные в основном против экспорта иранской нефти. Вашингтон связывает свои действия с согласием Ирана отказаться от поддержки шиитских сил в Йемене и Асада в Сирии. С момента заключения ядерного соглашения иранской государственной нефтяной компании удалось восстановить экспорт нефти до почти 4 миллионов баррелей в день - почти до досанкционного уровня. С помощью вторичных санкций Вашингтон дает ясно понять, что компании ЕС или другие компании, помогающие Ирану экспортировать нефть, будут подвергнуты санкциям в отношении любого вида коммерческой деятельности в США, что создает большую проблему. Французский нефтяной гигант «Тоталь» уже заявил, что закроет свое совместное предприятие в огромном энергетическом секторе Ирана.

2 июля высокопоставленный чиновник Госдепартамента США четко обозначил цели Вашингтона в Иране: «Наша цель - усилить давление на иранский режим, сведя к нулю его доходы от продажи сырой нефти. Мы работаем над тем, чтобы минимизировать срыв поставок на мировой рынок, но мы уверены, что есть достаточный потенциал мировой резервной добычи нефти».

Венесуэла: то же самое

В то же самое время, пока администрация Трампа снова нацеливается на иранскую нефть на мировых рынках, с отсрочкой до ноября, она способствует полному падению добычи нефти в Венесуэле в рамках идущей финансовой и политической войны Вашингтона против правительства Мадуро.

Во время последней победы на выборах в Венесуэле действующего президента-социалиста Мадуро Вашингтон усилил санкции, отрезающие также всякий доступ государственной нефтяной компании PDVSA и Венесуэлы к американским банкам, отменив любое рефинансирование новой задолженности. Перед недавней встречей министров стран ОПЕК венесуэльский министр нефти Мануэль Кеведо заявил: «Эти санкции очень серьезные, эти санкции практически парализуют PDVSA... Это атака на нефтяной рынок». Согласно Международному энергетическому агентству, производство нефти в Венесуэле в среднем составляло 1,36 миллиона баррелей нефти в день в июне — по сравнению с 2,9 миллиона баррелей в день пять лет назад.

Затем в удобный момент крупная американская нефтяная компания ConocoPhillips арестовала активы на 636 миллионов долларов, принадлежащие венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA, вследствие национализации в 2007 году проектов этой крупной американской нефтяной компании в Венесуэле. Это наложение ареста воспрепятствовало выполнению компанией PDVSA ее экспортных обязательств и создало пробку из танкеров в венесуэльских портах. Чтобы противодействовать значительным потерям нефтяного венесуэльского импорта, Китайский банк развития только что объявил о займе в 5 миллиардов долларов для нефтяной индустрии Венесуэлы. Китай является одним из основных импортеров как венесуэльской, так и иранской нефти — и этот факт хорошо известен и Министерству финансов США, и Госдепартаменту.

А теперь Ливия

В то время как нефтяные трейдеры отреагировали на сокращение поставок из Ирана и Венесуэлы, резко повысив цены на различные сорта сырой нефти до более чем 70 долларов впервые за три года, ситуация на рынке с точки зрения американской нефтяной индустрии, особенно сланцевой нефти, остается пока еще неспокойной. Однако это меняется, учитывая недавние события в Ливии.

С момента «гуманитарных» бомбардировок Вашингтоном Ливии Каддафи, которая в то время являлась наиболее экономически развитой страной в Африке, эта страна фактически находится в состоянии гражданской войны и политического раскола. С одной стороны находится навязанный ООН и поддерживаемый Вашингтоном режим в Триполи, обманчиво называемый правительством национального согласия, под руководством назначенного премьер-министра и также главы президентского совета (ПС) Фаиза Аль-Сараджа. Аль-Сарадж поддерживается «Братьями-мусульманами», скрытной политической салафистской организацией, стоящей за поддерживаемыми Вашингтоном «арабской весной» и режимом Мухаммеда Мурси в Египте. Эта группа в Триполи также поддерживается США, Британией и Францией.

Основным противником Аль-Сараджа является генерал-фельдмаршал Халифа Хафтар, установивший фактически военный контроль с помощью анти-салафистской Ливийской национальной армии при поддержке ключевых лидеров племен над богатой нефтью восточной Ливией и поддерживаемый избранной ливийской палатой представителей (ПП).

Хафтар, непримиримый противник «Братьев-мусульман», которых он называет террористами, установил фактически военный контроль над восточной частью страны в районе "нефтяного полумесяца". Когда его войска взяли под контроль ключевые участки восточной Ливии в последние дни, включая критически важные порты Хариджа и Зуейтина, Хафтар пошел против поддерживаемого США режима в Триполи и объявил, что контроль над восточными нефтяными портами будет передан обособленной, базирующейся в Бенгази Национальной нефтяной компании, находящейся в ведении восточного правительства, которое не признано ООН. Тогда при поддержке Вашингтона западная Национальная нефтяная компания в Триполи объявила форс-мажерные обстоятельства в восточных портах и вывела поставки ливийской нефти объемом до 850000 баррелей в день с мирового рынка 2 июля.

Армия Хафтара, как известно, очень близка с египетским президентом аль-Сисси, также злейшим врагом «Братьев-мусульман». У Хафтара также хорошие отношения с путинской Россией. Препятствование созданию силами Хафтара параллельной нефтяной экономики на богатом нефтью востоке страны, независимой от поддерживаемого США режима в Триполи, усиливает значительные изменения на глобальных нефтяных рынках и почти наверняка повысит цены на мировом рынке до уровня свыше 80 долларов за баррель - невиданного с 2014 года.

Так удачно сложилось, что это тот уровень прибыльности, который окажет огромную поддержку производству ампериканской сланцевой нефти.

Американская сланцевая нефть: новая нефтяная геополитика?

Скотт Шеффилд, президент базирующейся в Техасе Pioneer Resources, одного из крупнейших производителей сланцевой нефти США, заявил в недавнем интервью в Вене во время недавней встречи ОПЕК, что до конца этого года Соединенные Штаты обгонят Россию и станут крупнейшим производителем нефти в мире. Он заявил, что добыча в США превысит 11 миллионов баррелей в день через 3-4 месяца, и что она может "очень быстро" достичь 13 миллионов баррелей в день, а затем 15 миллионов баррелей в день через семь или восемь лет благодаря добыче сланцевой нефти в таких местах как Пермский бассейн в Техасе. Он заявил, что самой благоприятной ценой для сланцевой нефти сейчас является диапазон от 60 до 80 долларов за баррель. Не исключено, что, воздействуя на нефтяные поставки из Ирана, Венесуэлы и теперь Ливии, влиятельные нефтяные компании, стоящие за внешней политикой Трампа, нацелились на то, чтобы гарантировать наводнение мирового рынка американской сланцевой нефтью в ближайшие месяцы, чтобы вытеснить не только эту нефть, но и все больше - российскую нефть? 

Примечательно, что Иран обвиняет Соединенные Штаты в том, что они вышли из СВПД ради повышения цены на нефть. 11 мая иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане заявил, что "президент Трамп ведет двойную игру на нефтяном рынке. Некоторые страны-члены ОПЕК подыгрывают США. США стремятся к тому, чтобы стимулировать добычу сланцевой нефти". 

Долгосрочная проблема с вашингтонской стратегией нефтяного доминирования заключается в неустойчивости поставок сланцевой нефти. Хотя инвестиции в технологию в последние годы улучшили производительность скважин и темп добычи, но у сланцевой нефти имеются серьезные проблемы. Одна проблема связана с тем, что отдельно взятая скважина сланцевой нефти или трудноизвлекаемой нефти истощается намного быстрее, чем скважина с обычной нефтью, когда типичным является падение добычи на 75%, или больше, после первого года добычи. Поэтому, чтобы сохранить общий объем, требуется бурить больше скважин и скважин, требующих больших затрат. Другим ограничением является высокое требование дополнительной воды для гидроразрыва пласта. В некоторых местах, например, в Пермском бассейне, это 5 баррелей воды на баррель нефти. Отраслевые отчеты указывают на то, что к началу 2020 года золотые годы добычи сланцевой нефти в США закончатся, так как растущие затраты, площади нефтеносности более низкого качества и другие условия ограничивают рост добычи сланцевой нефти, а вместе с ней - и производство нефти в США. Это окажет серьезное негативное воздействие на текущую стратегию администрации Трампа сделать Америку великим нефтяным королем. Эта стратегия основана в конечном счете на мифах, лжи - и да, нефтяных войнах.  

Ф. Уильям Энгдаль является консультантом в области стратегических рисков и лектором, он по образованию политолог, получивший диплом в Принстонском университете, и автор бестселлеров по темам нефти и геополитики. Статья написана эксклюзивно для "Нового Восточного Обозрения".

статью прочитали: 1161 человек

Комментарии  Материалы по теме 
  10.11.2018 21:41   Эксклюзив

The Economic Times -

Россия прессует западных покупателей нефти

 ....сообщили агентству Reuters, что,  в последние недели, западные нефтяные компании и торговые дома  столкнулись с необычайно жестким подходом третьего и четвертого  из крупнейших российских производителей нефти - «Газпром нефти» и «Сургутнефтегаза»,  к пересмотру условий контрактов на продажу нефти в 2019 году

читали: 1262

читать далее  

The Wall Street Journal -

Саудовская Аравия, опора ОПЕК, размышляет о будущем без картеля

Испытывающее давление со стороны США и инвесторов королевство изучает возможные последствия распада организации производителей нефти. 

читали: 677

читать далее   

perevodika.ru

Что нужно знать о сланцевой нефти

Сланцевая нефть – энергоресурс будущего, эту трактовку слышали все. Так ли это? Что это за альтернатива традиционной нефти, и какие риски несет в себе ее добыча?

«Сланцевое золото»

Запасы горючего сланца, из которого сегодня добывают сланцевую нефть и газ, образовались около 450 миллионов лет назад на дне доисторического моря из минеральных и органических частей (керогена). Последний, который также часто называют «протонефтью», сформировался из остатков растений и живых организмов. От его «исходного материала» зависит и полезное ископаемое, которое можно получить в результате разработки его месторождения.Так, кероген I и II типов, состоящий из остатков простейших водорослей или из примести наземных и морских растений, при нагреве образует жидкие углеводороды – смолу, близкую по составу нефтяным углеводородам. Ее-то и называют сланцевой нефтью.

А из типа III, возникшего из древесных пород наземного происхождения, получают газообразные углеводороды – сланцевый газ.Горючего сланца на порядок больше, чем открытых месторождений традиционной нефти. По нынешним подсчетам, общие объемы сланцевых запасов составляют порядка 650 трлн. тонн, из которых можно получить до 26 трлн. тонн сланцевой нефти. Это в 13 раз больше, чем запасов традиционной нефти.При нынешнем уровне потребления такого количества хватит еще на 300 лет постоянной добычи.

Но не все так просто. По данным компании Shell, разработка экономически целесообразна лишь на самых богатых сланцевых месторождениях, с содержанием нефти от 90 литров на тонну сланца и толщиной пласта не менее 30 метров. Лишь треть мировых запасов подходит под данные критерии.

Большая их часть, по оценке аналитика Г. Бирга – около 70% (24,7 трлн. т сланцевой нефти) находится в США. Это такие крупные месторождения, как Bakken в Северной и Южной Дакоте, Eagle Fort в Техасе и Bone Spring в Нью-Мехико. Их разработка и породила всеобщий ажиотаж XXI века, известный как «сланцевая революция».

Россия, по мнению Бирга, занимает твердое второе место – в нашей стране около 7% запасов сланцевой нефти. В основном это залежи Баженовской свиты – месторождения в Западной Сибири. При этом, по мнению Управления энергетической информации США (EIA), запасы России наиболее перспективны из-за условий добычи.

Добыча

Сегодня сланцевую нефть добывают двумя основными способами. Первый, который в свое время активно разрабатывался в СССР, представляет собой добычу сланца через шахту, и его последующую обработку на специальных установках-реакторах, во время которой из породы выделяют саму сланцевую нефть. Этот метод популярностью у добывающих компаний не пользуется из-за своей дороговизны – себестоимость барреля нефти на выходе составляет 75-90 долларов (по ценам 2005 года).Второй способ – добыча сланцевой нефти сразу из пласта. Обычно для этого применяется фрекинг или технологию гидроразрыва. В прорубленную горизонтальную скважину закачивается «жидкость разрыва» (обычно это либо вода, либо гелий, либо кислота с примесью химикатов), которая при высоком давлении разрушает сланцевый пласт, образуя в нем трещины, и «вымывает» оттуда нефть в более удобные для добычи резервуары.На сегодняшний день, этот метод считается наиболее выгодным. Он рентабелен при минимальной стоимости нефти – 50-60 долларов за баррель. Но конкурировать с традиционным методом добычи нефти ему все равно не по силам: ни по дешевизне, ни по безопасности.При нынешнем уровне развития технологий, оба способа в состоянии повлечь за собой экологическую катастрофу. В первом случае, при переработке сланца в атмосферу выделяется огромное количество углекислого газа СО2, что чревато усилением парникового эффекта, глобальным потеплением, таянием ледников и озоновыми дырами в атмосфере. Его утилизация по-прежнему остается нерешенной загадкой для ученых. Кроме того, переработка сланца требует огромного количества воды и производит много отходов – примерно 700 кг на два барреля нефти.

Фрекинг: новая экологическая угроза

Фрекинг грозит еще большими экологическими рисками. Наглядным показателем служит уже то, что в некоторых странах (Франции, Румынии, Болгарии) он попросту запрещен.Основная опасность для экологии заключается в большом количестве химикатов, которые закачиваются под землю вместе с водой и песком для разрыва пласта. Операцию фрекинга приходится повторять на одной территории до 10 раз в год. За это время опасные вещества пропитывают породу, что приводит к загрязнению не только почвы, но и грунтовых вод. Поэтому в местах добычи сланцевых ископаемых постоянно наблюдается мор животных, птиц, рыб, встречаются «метановые ручьи». У людей, которым не посчастливилось жить рядом с месторождением, наблюдаются частые головные боли, потери сознания, астма, отравления и прочее негативные последствия для здоровья.Впрочем, как показывает практика, богатая нефтью или газом вода тоже здоровья не прибавляет. Так вода в местах разработки сланца иногда приобретает характерный черный оттенок и способность к возгоранию. В некоторых регионах США даже появилась своя «местная» забава: поджигать воду, текущую из крана.Отравление окружающей среды – не единственная опасность фрекинга. Экологи предупреждают, что разрыв геологического пласта, который нарушает структуру земной коры, может привести к геологическим сдвигам и крупным землетрясениям в местах добычи.

На стадии разработки

Сланцевая нефть может повлечь за собой настоящую революцию на нефтяном рынке и в мировой экономике. В случае дальнейшей успешной разработки вопрос об альтернативной энергии и биотопливе исчезнет из списка первостепенных задач человечества еще на пару сотен лет. Так что, по мнению экспертов, у сланцевой нефти гигантский потенциал. Но будет ли он реализован?

Экологическая угроза – не единственная причина, почему большинство стран до сих пор не взялись за свои сланцевые запасы. Сегодня технологии их разработки находятся на самой начальной стадии развития. Наибольших успехов в этой области удалось пока добиться только США и Канаде, но их методы пригодны далеко не для всех месторождений в связи с геологическими различиями. Так что, «сланцевая революция» в ближайшее время ожидается не везде.Останавливает производителей и существенная дороговизна добычи, которая с учетом нынешних цен на нефть и вовсе превратила этот бизнес в нерентабельный.Так, 4 января 2015 года североамериканская компания WBH Energy, специализирующаяся на добычи сланцевых нефти и газа, подала заявку на банкротство. Как правильно определил эксперт крупной сервисной корпорации Schlumberger Ричард Льюис: «Сланцевые плеи еще находятся на экспериментальной стадии развития».

analitic.livejournal.com

Ой, у вас сланец отвалился!..

«Пугают Россию сланцевым газом? Флаг в руки!»Один из руководителей «Северного потока» Сергей Сердюков рассказал «НВ», кому выгодна «сланцевая лихорадка» и ради чего её затеяли на Западе

Не только на Западе, но и в России звучат разговоры, что «сланцевая революция» сделает ненужной российский газ, обвалит цены на топливо. Наш собеседник – технический директор международного консорциума «Северный поток»/Nord Stream AG Сергей СЕРДЮКОВ – считает эту «революцию» политическим и рекламным проектом, который принесёт тем, кто в него поверил, массу разочарований. ©

– Сергей Гаврилович, вы, как технический директор, строили, а сейчас эксплуатируете «Северный поток» – газопровод, проложенный по дну Балтийского моря от Выборга до Германии за приличные деньги – 8 миллиардов евро.

– Вообще-то его строил консорциум стран – Россия, Германия, Франция и Нидерланды, но за технику и технологии отвечаю действительно я.

– …И сейчас развёрнута мощная информационная кампания, что этот газопровод не окупится и вообще не нужен, потому что грядёт «сланцевая революция». Соединённые Штаты уже перешли на сланцевый газ, к 2020 годам собираются наладить его экспорт в Европу. Европа и сама планирует начать его добычу, причём крупнейшим «добытчиком» собирается стать Украина, которая уже подписала соглашение с компанией «Шелл» стоимостью ни много ни мало – 20 миллиардов евро. В результате «Северный поток» может остаться без работы.

– В своё время то в Калифорнии, то на Аляске вспыхивали золотые лихорадки. Десятки тысяч людей бросали всё и ехали искать золото. Находили единицы, остальные разорялись, умирали. То же самое, только в больших масштабах, происходит со сланцевым газом. Запущенные проекты в США и тем более то, что планируется на Украине, – никакая не сланцевая революция. Мягко говоря, это «сланцевая лихорадка», на которой заработают единицы.

– Но почему? Америка реально добывает сланцевый газ в огромных объёмах! И он дешевле покупного с Ближнего Востока или газпромовского, если бы он в США поставлялся.

– С помощью листа бумаги и шариковой ручки, тем более с помощью компьютера, я вам нарисую такой бухгалтерский баланс, такие прибыли, что вы ахнете. Но без знания реальной ситуации – это всего лишь рекламный ход, пропаганда. Я по должности и в силу опыта ситуацию знаю. И охотно объясню, в том числе украинским коллегам, если они не всё понимают.

«Сланцевое Эльдорадо» США – это Северная Дакота. Это, по сути, единственное известное место в мире, где можно рентабельно добывать сланцевый газ. На остальных американских месторождениях прибыль даёт нефть, газ же идёт как побочный продукт, почему и считается дешёвым, ведь затраты по бухгалтерии относятся на нефть. В обычных сланцевых месторождениях, которых в мире множество, газа нет или почти нет. Нужно, чтобы под сланцами были нефтяные пласты, из которых углеводороды по порам просачиваются в сланец. В чистом виде такие условия только в Дакоте, на участке примерно сто на сто километров.

Но каковы издержки? Технологию, которую применяют американцы, даже хищнической назвать нельзя – это ещё хуже. Для поступления газа в скважину нужно произвести гидроразрыв пласта, чтобы образовались трещины. Но вода быстро эти трещины заполняет, потому американцы стали вгонять в трещины песок и специальный гель, который отличается крайне высокой токсичностью. Это экологическое преступление. Как и то, что они не консервируют отработанные скважины. У нас каждую ликвидируемую скважину заливают на всю глубину цементирующим раствором. Американцы этим не занимаются, чтобы снизить издержки. Иначе бы их добытчики уже разорились. Сланцевая скважина работает всего года четыре, она как бутылка с шипучкой, пшик – и весь газ вышел. Каждую консервировать никаких денег не хватит. Поэтому они оставят после себя не просто пустыню, а мёртвую, как после химической войны, землю, где невозможно будет жить.

К слову, «Гринпис» там почему-то не появляется. На «Приразломную», проект которой согласован со всеми северными странами, где ни капли ничего не разлито, они на специальном корабле прибыли. А Дакота, в которую можно просто на машине приехать – желательно только в костюме химзащиты, – их не интересует. Видимо, спонсоры не велят.

– Но, может, дело стоит таких жертв, ведь сланцевый газ действительно дёшев.

– Ничего подобного! Если вместе с газом не брать и нефть, рентабельность получается отрицательной, несмотря на безумную экономию на издержках, максимальные налоговые льготы. Кроме того, этот газ очень грязный, с массой примесей, его без дорогостоящей очистки можно использовать только для бытовых нужд.

– Тогда зачем американцам это надо?

– У них это не коммерческий, а политический проект, затеянный ещё Бушем, который хотел продемонстрировать энергетическую независимость США. Ну и другие политические интересы имелись. Далёких перспектив у него нет – добьют Дакоту, Техас, а найдут ли что ещё и согласится ли общественность устроить ещё одну ядовитую пустыню, не знаю.

– У нас в России сейчас тоже в моде теории о сланцевом газе, который вскоре покорит мир…

– По правде сказать, моду на сланцевый газ мы ввели сами. В 1948 году именно сланцевый газ пришёл в Ленинград – раньше, чем в Москву. Но то был газ, полученный из добытого в шахтах горючего сланца путём возгонки в специальных реакторах в городе Кохтла-Ярве. Там большое месторождение сланца – одно на два государства, Россию и Эстонию, оно до сих пор может выдавать на-гора этот «белый уголь» в больших количествах. И его по-прежнему можно газифицировать, получая ценнейшее сланцевое масло и жирный сланцевый газ.

Ну а теорию про покорение мира природным сланцевым газом озвучивают всего несколько человек – вы их знаете, потому что они ваши коллеги, а я знаю, кому это надо, потому что мы в одной сфере работаем. В бильярде есть такой термин – карамболь, когда бьют по одному шару, чтобы он ударил по другому, а тот закатил в лузу третий. Здесь разыгрывается такая же комбинация – говорят об одном, имея в виду совсем другое. Реально спор идёт о том, оставить ли за «Газпромом» монополию на экспорт всего российского газа или допустить к экспорту ещё несколько крупных компаний. Владельцы этих компаний хотят получить прямой выход на зарубежные рынки, у государства на этот счёт свои соображения. Вот и решили некоторые товарищи показать общественности и руководству страны, какие руководители «Газпрома» недальновидные, как слабо они отслеживают конъюнктуру рынка, в частности проспали «сланцевую революцию». Значит, и доверять им весь экспорт тоже нельзя. Такая вот информационная многоходовка, впрочем не достигшая результата.

– Если сланцевый газ, как вы говорите, политический проект, откуда же тогда взялся украинский сланцевый проект стоимостью 20 миллиардов евро?

– Да не будет никакого украинского проекта – я вам как специалист говорю! Будут торжественные презентации, подписания соглашений, рукопожатия, перерезание ленточек и другие рекламные мероприятия. Это растянется на пару лет, потом под фанфары начнут бурить первую разведочную скважину, вторую. Затем проект признают неперспективным. Где сланцевый газ в Польше, который обещала там добыть «Эксон Мобил»? Где он в Венгрии? Пустышки. Концерн «Шелл», который собирается добывать газ на Украине, только что отказался от ряда сланцевых проектов в других странах, продаёт свои сланцевые активы в США. И на Украине будет то же самое. В мизерных количествах газ есть во всех сланцах, но Украине же не зажигалки нужно заправлять, поэтому проект будет заброшен.

– Тогда ради чего всё это затевается? Не станут же украинцы обманывать сами себя.

– Только ради одного – снижения цен на российский газ. Не нынешних цен – для их пересмотра у наших партнёров нет оснований, а тех, что формируются на 2020-й и последующие годы. Для этого и используется сланцевый аргумент.

– Хорошо, допустим, в Европе сланцевого газа нет. Но есть ещё одна угроза – что этот газ в сжиженном виде начнут экспортировать в Европу из США.

– Нет такой угрозы. Об одной причине я уже сказал – добыча сланцевого газа даже для своих нужд обходится Штатам слишком дорого как в финансовом, так и в экологическом плане. Крупнейший производитель этого газа – «Чесапик энерджи» – уже в предбанкротном состоянии. Вторая причина – в технологии сжижения газа. Перед сжижением газ нужно очистить от углекислого газа, иначе он будет плавать там хлопьями, как ложки дёгтя в бочке мёда. В российском газе – что сахалинском, что западносибирском и шельфовом – углекислого газа практически нет, поэтому его сжижение обходится дёшево. А в американском сланцевом примесей – выше крыши. Поэтому рядом с заводом по сжижению им придётся ставить завод по очистке газа, что увеличит конечную стоимость продукта процентов на 20–30. За большие деньги всё можно сделать, но можно и печку ассигнациями топить.

– Вы говорите, что всё сводится к одному вопросу – цене российского газа. А какие к ней претензии, она что, не рыночная? Мы же не требуем, чтобы немцы продавали нам свои автомобили, а итальянцы – модную одежду ниже той цены, которую они сами назначили.

– Это очень интересная и поучительная история – откуда взялись нынешние цены на газ. История о том, как наши европейские коллеги перехитрили сами себя. Рынок газа не совсем рынок. Это ведь не автомобили и даже не нефть, которые можно купить у кого хочешь и доставить в любую точку. Нужны газопроводы, значит, долгосрочные контракты, которые связывают обе стороны – поставщика и получателя. А как цену определить? В середине девяностых, когда «Газпром» начал заключать с Европой большие контракты, европейцы предложили формулу определения цены: привязать стоимость газа к стоимости нефти. Ведь и то и другое – топливо, котельные можно топить хоть газом, хоть мазутом. Тогда им это было выгодно, потому что нефть стоила от 12 до 19 долларов за баррель. Но вот уже шесть лет цена нефти выше ста долларов за баррель, соответственно, выросла и цена газа. Покупателей это, конечно, не радует, а что делать? Нефть и уголь стоят ещё дороже. Сжиженный газ с Ближнего Востока также не дёшев. Обещания построить независимый от России газопровод из Азербайджана в Европу – «Набукко» – это дом на песке, ещё один политический проект. Остался один аргумент – напугать Россию сланцевым газом. Как говорится, флаг в руки.

– Не поссорят эти цены нас с европейцами всерьёз?

– С серьёзными партнёрами – нет. Ценами вообще никто никогда не бывает доволен, но в нашем случае они ведь не с потолка взяты, а привязаны к биржевым ценам нефти. Кроме того, в энергетическом, да и вообще в любом бизнесе важна не столько цена, сколько стабильность поставок товара. «Газпром» эту стабильность гарантирует, и европейцы это высоко ценят. И что ещё важно в бизнесе – мы, то есть российская сторона, не стремимся загрести все деньги в свой карман, а даём заработать и партнёрам. В том же «Норд Стриме» свою долю имеют основные покупатели нашего газа. «Старых» европейцев, по большому счету, всё устраивает, хотя они, конечно, были бы рады найти способ снизить цены. Громче всех возмущаются «новые» европейцы и Украина, хотя им тоже не раз предлагали партнёрство в газовых проектах.

– Выходит, весь мир привязан к природному газу, альтернативы у него нет?

– Есть – огромные запасы метана содержатся в кристаллогидратных залежах. Они имеются и у нас, и в других странах. Тот, кто откроет способ их эксплуатации, будет достоин десяти Нобелевских премий. Это задачка для нового поколения учёных и инженеров.

– В заключение хочу отвлечься от газовой темы и спросить: как вы попали на работу в «Газпром», а потом – в руководство «Северного потока»? Молодёжи, которая мечтает о «Газпроме», это наверняка будет интересно.

– Потому что я в молодости решил стать инженером. В 1970-х годах, когда и речи не было о пресловутом Болонском процессе, готовили настоящих инженеров, технарей и управленцев в одном лице. Молодёжи могу сообщить: технарей с высшим образованием остро не хватает и у нас, и в Европе. Я говорил с немцами, они уже подсчитали, что им не хватает сорока тысяч инженеров. Часть из них они намерены переманить из России. Нам страшно невыгодно, что другие страны за бесплатно получают наших специалистов.

Знаете, какова рыночная стоимость нормального инженера? Это на Западе тоже подсчитано – 17–20 миллионов евро. Столько стоит взрастить специалиста. Он окупает эти деньги, он своему предприятию ещё и прибыль приносит. Сегодня всем обывателям благодаря прессе известны цены на футболистов-звёзд. Так вот, инженеры должны стоить почти столько же, сколько футбольные звёзды. Только звёзды «светят максимум 12 лет», а высококлассный инженер – 40 лет. И найти достойную работу для них не проблема ни в одной стране – хоть в России, хоть в Европе.

Справка «нв»

Сергей Гаврилович Сердюков возглавлял компанию «Лентрансгаз», которая не только обеспечивала поставки газа в Петербург и на весь Северо-Запад, но и была главным спонсором «Зенита» до того, как к делу подключился «Газпром». До переезда в северную столицу Сердюков работал в «Уралтранс­газе», «Пермтрансгазе» и других структурах бывшего Мингазпрома и Миннефтегазстроя, защитил кандидатскую диссертацию. После «Лентрансгаза» был переведён в международный консорциум «Северо-европейский газопровод», позже переименованный в «Северный поток» (Nord Stream), на должность технического директора, где и работает по сей день. Женат, растит двух дочерей – остальные дети (четыре сына и дочь) уже взрослые.

Беседовал Владимир Новиков«Невское время»

eto-fake.livejournal.com

Падение цены на нефть хоронит сланцевый фейк

ОПЕК во главе с саудитами таки продолжит заливать нефтью рынок. Разумеется, цена пошла вниз, а доллар с евро – вверх по отношению к рублю. Знакомая фишка. Таким образом крушили в свое время Союз. ОПЕК во главе с саудитами таки продолжит заливать нефтью рынок. Разумеется, цена пошла вниз, а доллар с евро – вверх по отношению к рублю. Знакомая фишка. Таким образом крушили в свое время Союз. Вполне возможно, сценарий повторяется. Штаты договариваются с саудитами на предмет долбануть по Путину, но есть большое подозрение, что монархия смотрит дальше и играет против сланцевого пузыря, переводя его из просто фейка в сверхдорогое надувательство. Во-первых, мир уже не тот, что был во времена СССР, коммуникация и глобализация сделали свое дело, Россия хоть и в колониальном статусе, но плотно встроена в мировое разделение труда и сама по себе изрядный рынок сбыта для Запада. Миллиардов эдак до 400 долларов в год. Во-вторых, в России народ уже просек все прелести капитализма, приватизации и наличия джинсов и жвачки в магазинах, периодически тоскуя о сыре «Дружба» и кефире в стеклянных бутылках, а вместе с ними – о профсоюзных путевках в санаторий, копеечных детсадах, бесплатных поликлиниках и вузах, как и статье за тунеядство. Лучшей почвы для элегантной национализации и не сыскать, тем более учитывая дефолтную задолженность по кредитам наших замечательных членов клуба «Форбс». В-третьих, есть новый Китай со своим пониманием происходящего и отнюдь не горящий желанием попасть под раздачу. Активизация в создании ЦБ БРИКСа со штаб-квартирой в Шанхае – тому подтверждение. Падение цены на нефть хоронит сланцевый фейк окончательно. Себестоимость там запредельная, а сами конторы по добыче закредитованы и дотированы по самую макушку. Это война нервов и времени, долго этот слив продолжаться не может, слишком дорого и нервно, запас бюджетной прочности у экономики РФ есть, несмотря на камлание и кликушество правительственных либералов – где-то на год, а больше и не надо, большой пирамиде ФРС – МВФ жить максимум до следующей осени, а значит, лучше ресурсы оставлять у себя, чем менять их на филькины грамоты долговых обязательств банкрота. А через год, как в той притче, помрут или падишах, или ишак. Во всяком случае расклады будут совсем другие. Короче, драйв и экшн. В энергичные времена живем, однако. Источник: Блог Андрея Куприкова Взгляд - VZ.Ru

www.vsesmi.ru