Крах "сланцевой революции": как США пытались уничтожить ОПЕК, но ничего не вышло. Сланцевая нефть крах


Крах «сланцевой революции»: как США пытались уничтожить ОПЕК, но ничего не вышло

Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной.

 

Как только ни называли этот проект – «прорыв века», «сланцевая революция». Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной. Причем традиционные обвинения в некоем «влиянии извне» здесь оказались неуместны. Сработали элементарные законы экономики: стоимость добычи сырья оказалась куда выше цены его продажи на рынке. Отсюда и убытки.

Между тем именно о таком исходе американских нефтедобытчиков в свое время предупреждали специалисты отрасли. Однако в погоне за призрачными прибылями, сопровождаемой тезисами об обеспечении пресловутой «энергонезависимости», США попали в вырытую ими же яму. Снижение мировых цен на нефть, вызванное в том числе теми же сланцевыми разработками, негативно сказалось, прежде всего, на рентабельности добычи американского сланца, что и спровоцировало крах этого вида деятельности.

Доходы ушли в минус

На днях о том, что проект добычи сланцевой нефти в США терпит все более очевидное фиаско, сообщило представительное американское издание The Financial Times. В своей публикации оно обратило внимание на заметное снижение производительности буровых установок, а также на замедление тенденций по сокращению времени на разработку скважин. По оценкам издания, на грядущий крах сланцевого проекта со всей очевидностью указывает хотя бы выбор в качестве основного метода нефтедобычи горизонтального бурения.

Оказывается, несмотря на технологическую простоту, этот способ грешит одним существенным изъяном: он не позволяет обеспечить длительную производительность извлечения сырья, требует постоянных корректировок, не позволяет получать гарантированную прибыль. Куда эффективнее было бы работать методом вертикального бурения, однако он сложнее, дороже, а потому применятся куда реже. В результате нефтедобытчики попали в ими же поставленную ловушку: качать нефть легким способом они не могут, так как месторождения быстро истощаются, а бурить новые скважины им невыгодно.

 

Эксперты The Financial Times обратили внимание и на то, что о наличии серьезных проблем в сланцевой отрасли свидетельствует факт снижения объемов кредитования этой сферы. Банки не торопятся вкладывать средства в убыточные проекты (что естественно). Своих же средств у разработчиков не хватает: прибылей-то нет, все уходит на разработку месторождений . В итоге, по данным американской прессы, наибольший спад в производительности демонстрирует даже одна из крупнейших формаций в США – Eagle Fort, которую в свое время называли «локомотивом» сланцевого проекта. Загибаются и другие перспективные месторождения, например, Anadarko, Niobrara, которым еще недавно прочили большое будущее...

Интересно, что о падении добычи сланцевой нефти Минэнерго США предупреждало еще в начале этого года. Причиной была названа высокая себестоимость добычи на фоне снижения мировых цен на сырье. «Сланец» оказался неконкурентоспособным, однако расходы на добычу такой нефти не снизились. Что говорить, если месторождение Bakken, расположенное в Северной Дакоте, понесло такие убытки, что стоимость добываемой здесь нефти упала до отрицательной величины – минус 50 центов.

Смертельный сланец

Сланцевой нефтью называют сырье, добытое из сланцевых пластов или из прилегающих к ним плотных (низкопроницаемых) коллекторов без применения методов пиролиза и химического воздействия. Считается, что запасы горючего сланца образовались около 450 млн лет назад из минеральных и органических частей – керогена, то есть остатков растений и живых организмов. Кероген при нагреве образует жидкие углеводороды – смолу, близкую по составу к нефтяным углеводородам. Ее-то и считают сланцевой нефтью. Утверждается, что общие объемы сланцевых запасов оцениваются в мире в 26 трлн т нефтяного материала – в 13 раз больше, чем разведано традиционной нефти!

Однако не все здесь так радужно. Технологии извлечения сланца таковы, что разработка месторождений экономически целесообразна лишь при соблюдении ряда условий. Так, эксперты всемирно известной компании Shell утверждают, что в числе ключевых параметров находится высокое содержание разведанной нефти на тонну сланца, а также толщина нефтяного пласта, которая должна быть не менее 30 м. Под эти критерии подходит лишь не более трети всех мировых сланцевых месторождений. Кстати, Россия занимает второе место после США по их наличию. В нашей стране практиковалась сланцевая добыча, однако она не была значительной, так как сопровождалась внушительными затратами на обработку сырья.

 

Американцы же решились взяться за сланец, однако пошли по менее затратному пути, добывая нефть сразу из пласта, но используя при этом крайне небезопасную технологию гидроразрыва. Однако этот метод оказался рентабельным лишь при минимальной стоимости нефти в 50–60 долларов за баррель. А вот экологический ущерб оказался попросту несоизмеримым. Достаточно сказать, что в ряде стран метод разрыва пласта запрещен законодательно. Опасные вещества, которые применяются в этой технологии нефтедобычи, пропитывают породу, загрязняют почву, отравляют воду.

Однако вовсе не забота об экологии сподвигла американских нефтедобытчиков на нынешнее свертывание производства. Сказалась, прежде всего, экономическая целесообразность. Ряд компаний в США уже подали заявки на банкротство, в их числе, например, WBH Energy, потерпевшая неудачу в сфере извлечения не только сланцевой нефти, но и газа. Известный эксперт отрасли, бывший геолог нефтяной корпорации АМОСО Артур Берман отмечает, что для поддержания уровня стабильной добычи нефти из месторождений упомянутой выше Bakken ежегодно требуется бурить до 1,5 тыс. скважин. А это колоссальные издержки, которые напрочь отметают саму идеологию такого производства. По последним данным, капитальные затраты 35 добывающих компаний в США составляли не менее 50 долларов за баррель, а ведь цена на нефть лишь недавно перешагнула этот рубеж, то есть дала возможность хотя бы частично окупить вложения в бизнес.

Овчинка выделки не стоит

Курс на энергичное переформатирование страны из импортера нефти в ее экспортера в США взяли относительно недавно. Подобную идею, в частности, усердно продвигал Барак Обама, а недавно Дональд Трамп принял решение снять ограничения на поисковые и добычные работы на нефтегазовых месторождениях. Естественно, что в эту стратегию в определенной степени вписались и сланцевые проекты. Однако США, как ни стараются, по-прежнему не выступают ключевым игроком на нефтяном рынке. «Превышение потребления над добычей в стране составляет на сегодня не менее 300 млн т, – обращает внимание генеральный директор российского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – Цифра очень большая. Для сравнения: это больше, чем весь годовой российский экспорт сырой нефти. Ну, как при таком раскладе можно всерьез называть Штаты экспортером?».

Конечно, определенные успехи США в нефтедобыче есть. Только за годы правления Обамы она выросла почти в два раза, отмечают эксперты. Однако говорить о дальнейшем росте было бы наивным. «Причина простая – цена, – подчеркивает глава ФНЭБ. – Скажем, глубоководный шельф Мексиканского залива, Атлантика и в особенности арктический шельф моря Бофорта – это очень затратные штуки. По Арктике пока даже сложно оценить себестоимость добычи. В море Бофорта она, скорее всего, будет никак не ниже 80–100 долларов. И при этом на начальном этапе никто из инвесторов не хочет нести убытки».

 

По мнению Константина Симонова, перспективы наращивания добычи собственной нефти Штатами плотно увязаны лишь с возможным повышением цены на нее. «Трамп может поднять цену, чтобы обеспечить приток денег в американские дорогостоящие проекты, но для этого придется держать цены на нефть относительно высокими несколько лет, потому что шельфовые проекты требуют очень больших вливаний на начальном этапе, и при этом от первых инвестиций до первой нефти может пройти несколько лет», – полагает эксперт. Однако крупные игроки на нефтяном рынке перспективы американских конкурентов оценивают скептически. Так, Саудовская Аравия, отставив политес, прямо заявляет: американская «сланцевая революция» выдохлась.

Министр нефти страны Халид аль-Фалих недавно заявил, что ожидания некоторых аналитиков относительно возрождения сланцевой добычи в США при определенном уровне цен на нефть оказались нереалистичными. Как считают в Эр-Рияде, «сланцевая революция», которая простимулировала перенасыщение мирового рынка и падение стоимости, похоже, закончилась. Нефтедобывающие государства вновь почувствовали контроль над ситуацией, а сделка ОПЕК+ получила ряд положительных оценок, поскольку смогла простимулировать рост цен на нефть.

Логика развития

Тем не менее в США сегодня звучат оптимистичные мнения о возможности возрождения сланцевой отрасли. Несмотря на то что количество скважин с 2014 года упало в четыре раза и сейчас едва превышает 300 единиц, добытчики утверждают, что некоторые разработки способны окупить себя и при стоимости нефти в 30 долларов за баррель. Правда, эти же специалисты справедливо признают, что более-менее комфортный уровень цен для сланцевой отрасли в США в нынешних реалиях находится на уровне 65 долларов. Однако та же Саудовская Аравия не считает возможный сланцевый ренессанс в Штатах поводом для волнений. Упомянутый выше министр аль-Фалих заявляет, что рынок способен поглотить эти поставки, так как спрос на углеводороды в мире только растет. Та же ОПЕК прогнозирует мировой суточный спрос на уровне в 96,7 млн баррелей, тогда как вся добыча сланца в США, по данным Минэнерго страны, не превышает пяти миллионов баррелей в день.

 

О том, что рост потребления черного золота будет только расти, заявляют и в российской нефтяной отрасли. Так глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на проходящем сейчас в Италии Х Евразийском экономическом форуме, заявил, что «слухи о "смерти" нефти сильно преувеличены – она останется основой мировой топливной энергетики и через 20–30 лет». По его словам, Россия убеждена в устойчивости роста спроса на углеводороды, который обусловливает рост экономики и уровня жизни. Ожидаемые темпы мирового экономического роста, по мнению Игоря Сечина, особенно в развивающихся странах, в ближайшее десятилетие будут требовать дальнейшего роста предложения жидких углеводородов на 0,7–0,8 млн баррелей в сутки ежегодно. «Наращивание спроса на энергоносители отразится на развитии производства и окажет комплексное влияние на показатели связанных с ним секторов экономики», – считает руководитель российского нефтяного гиганта.

Что же касается перспектив сланца, то, как считает глава «Роснефти», операторы, занятые в этой добыче, получат положительный денежный приток только при стоимости сырья не менее 70 долларов за баррель, что может произойти не ранее 2020 года. Крупные затраты на возведение инфраструктуры, а также большой объем буровых работ предопределили значительные расходы на освоение таких месторождений, отмечает Игорь Сечин. В частности, в сравнении с расходами на разработку залежей традиционной нефти затраты на добычу сланцевого сырья оказались выше на треть. В общем, в ситуацию с разрекламированным Вашингтоном сланцевым проектом вмешались элементарные законы экономики. И они пока явно не на стороне американцев. ■

maxpark.com

Россию выручит крах сланцевой нефти в США?

Уже подзабытое со времен "лихих 90-х" слово "секвестр", видимо, настойчиво возвращается в наш лексикон. Пресса муссирует некую "утечку" из правительственных то ли кабинетов, то ли коридоров: мол, принято решение сократить госрасходы в бюджете уже на наступающий 2015 год. Даже цифры называются: госрасходы будут урезаны на десятину, но социальные расходы при этом не тронут.

Пресс-секретарь российского премьера Наталья Тимакова утверждает через прессу, что решение о сокращении расходов на десять процентов в 2015-2017 годах все-таки официально не принималось. Во всяком случае, пока. Но, по ее словам, рассматриваются разные варианты, как реагировать на мировую конъюнктуру.

Мы к этому явлению вполне уже привычны: если чиновники вдруг что-то отрицают, то, значит, так оно и есть или, вероятнее всего, все так и будет! Хотя верить чиновникам из правительства в глубине души все-таки очень хочется.

Но какие госрасходы можно в принципе урезать? И какую цену на нефть стоит закладывать в бюджет с учетом последнего заявления ОАЭ, что ОПЕК не будет снижать добычу нефти даже при 40 долларах за баррель?

"Госрасходы везде сокращаются в самом крайнем случае, ни одно государство не любит их сокращать, — рассказал доктор экономических наук, профессор КубГУ, Александр Ишханов. — И это не от хорошей жизни. Ситуация и у нас в стране, и в мире не такая радужная, как сейчас рисуют СМИ, все гораздо проблемнее. И Россия должна радоваться, что себестоимость барреля нефти у нас примерно 12 долларов, а себестоимость сланцевой нефти примерно 60 долларов. Если сейчас будет избыток предложения нефти, то нефть упадет значительно ниже шестидесяти долларов, что сделает не только нерентабельной добычу сланцевой нефти в США, но и даже невозможными дотации на это.

Поэтому это убьет добычу сланцевой нефти в США, и поэтому США на это никогда не пойдут. И, возможно, США даже сократят добычу сланцевой нефти, оставят только наиболее выгодные места. Но меньше пятидесяти пяти я вообще не представляю снижения. Поэтому, скорее всего, где-то равновесие будет достигнуто на этом уровне… Возможно, будет отскок цены нефти до семидесяти. Конечно, делать прогнозы — дело неблагодарное, но, тем не менее, я думаю, что так будет".

"В директиве МВФ по отношению к России прямо сказано, что нужно ужесточить курс по таргетированию инфляции, по сокращению госрасходов, по повышению налогов и по укреплению бюджетного правила, — поделился своим мнением депутат Государственной думы ФС РФ, член комитета по бюджету и налогам Евгений Федоров. — Я так понимаю, что там уже все предписано, что нам делать, и дальше уже просто дело правительства прописать, какие именно расходы в бюджете по поручению МВФ необходимо сократить.

Можно пойти другим путем: снизить процентные ставки, обозначенные президентом в трех посланиях, запустить модель работы банковской системы и ЦБ, как работает система МВФ или Европейский банк, на который президент прямо ссылался как на опыт этой работы в прошлом послании, и резко нарастить национальную экономику. Перейти к нвестициям, к нулевой инфляции и к процветанию страны. Я думаю, чем дальше, тем быстрее нам надо выбирать, что делать. Нищать по указанию МВФ или богатеть по указаниям Путина. Это относится и к решениям правительства".

На вопрос о том, какую цену на нефть стоит закладывать в бюджет с учетом нежелания членов ОПЕК снижать нефтедобычу даже при цене "черного золота" в 40 долларов за баррель, эксперт ответил, что эта цифрах — в пределах 50 долларов за баррель. Хотя, по большому счету, проблема нефти — надуманная.

Нефть действительно формирует доходы бюджета в значительной мере. Но, во-первых, эти доходы подкреплены по бюджетному правилу резервами правительства. То есть на ближайшие годы проблем нет, пока есть резервы. Во-вторых, надо просто не на нефть опираться, а на внутренние инвестиции, на промышленность, на науку. А для этого надо сделать дешевые кредиты. То есть сделать ровно противоположное тому, что делает ЦБ. И в этом случае мы не будем зависеть от доходов на нефть.

Непростое, но знаковое решение о секвестре если и будет принято официально на самом высоком правительственном уровне, то, надо думать, не от хорошей жизни. Исключение из секвестра, как прогнозируют другие эксперты, составят публично-нормативные расходы и трансферты внебюджетным фондам, пишет пресса. Хотя тут прогнозировать легче легкого — эти элементы нашего финансового рынка, по понятным причинам, вообще, редко кто додумывается давить в сторону уменьшения.

Хотя, собственно, слышать о том, что минфин убеждает в необходимости сократить расходы в ближайшие три года (конкретно — на десять процентов в 2015-2017 годах), доводилось уже не раз.

В проект бюджета-2015 у нас заложена цена нефти 95 долларов за баррель. В конце ноября министр финансов Антон Силуанов предложил разработать запасной вариант бюджета на 2015-2017 годы - макроэкономический прогноз к тому времени, сами понимаете, изменился по отношению к ранее заложенному в бюджете. Сейчас нефть марки Brent, на основе которой рассчитывается стоимость российской Urals, подешевела дико, до минимальных значений за последние пять лет. Российская валюта продолжает дешеветь. Падение курса рубля заставляет некоторых россиян переводить свои сбережения в доллары и евро, несмотря на успокоительные мантры некоторых придворных аналитиков.

Кстати, дополнительное давление на цену нефти оказывает и Международное энергетическое агентство (МЭА), которое накануне ухудшило прогноз мирового спроса на нефть в четвертый раз за последние пять месяцев. Вместе с нефтью дешевеют акции сырьевых компаний. Так, только за прошедшую неделю подешевели в среднем на два-три процента акции BP, Total, Shell, ExxonMobil и Chevron.

Впрочем, так во всем мире, а не только у нас. Парламент Венесуэлы в Каракасе, например, на прошлой неделе утвердил проект бюджета из расчета 60 долларов за баррель, заранее подстраховавшись.

Забеспокоились и в Иране, президент которого заявил, что снижение нефтяных цен является "заговором со стороны ряда государств против народов на Ближнем Востоке и мусульман в целом". Но, несмотря на столь громкие заявления, Иран планирует и сам нарастить добычу нефти чуть не в два раза, почти до 4,8 миллиона баррелей в сутки.

И все в мире ждут, рухнет ли сланцевая нефтедобыча в США, или все-таки выживет?

maxpark.com

й - год коллапса сланцевой промышленности в США – Вести Экономика, 06.09.2018

Москва, 6 сентября - "Вести.Экономика". Энергетическая независимость США закончится, когда после пика начнется падение добычи сланцевой нефти. Причем сокращение может произойти более стремительными темпами, чем многие сегодня ожидают. По мнению экспертов, скорость сворачивания сланцевого бума будет зависеть от двух ключевых факторов: размера оставшихся запасов и нефтяных цен.

Рассмотрим сначала цены. Когда они обвалились с середины 2014 г. до минимума в начале 2016 г., сланцевые производители резко сократили бурение. С марта 2015 г. по сентябрь 2016 г. общая добыча сланцевой нефти в США упала примерно на 600 тыс. баррелей в день. Однако это снижение произошло не из-за пика в производстве, а из-за низких цен, сделавших бурение экономически невыгодным.

Что произойдет, когда пик добычи сланцевой нефти в США совпадет с более низкими нефтяными ценами? Тогда в американском сланцевом секторе наступит "идеальный шторм". Когда продолжающийся уже 9 лет экономический рыночный цикл, наконец-то, закончится, нас ждет серьезная коррекция: более широкий рынок резко уйдет вниз, затягивая с собой нефтяные цены.

В апреле этого года общая добыча сланцевой нефти в США составила чуть более 5 млн баррелей в сутки. Для того чтобы понять, как производство будет снижаться, возьмем профиль добычи в прошлом и основу будущей добычи оставшихся запасов нефти, используя формулу "линеаризации Хабберта" (Hubbert Linearization formula). Так, добыча сланцевой нефти в штате Северная Дакота снизится до чуть более 100 тыс. баррелей в день к 2025 г., если исходить из 4 млрд баррелей общих запасов.

Пик добычи в Пермском бассейне в штате Техас произойдет примерно в 2019 г. Он, конечно, может немного затянуться, но добыча сланцевой нефти в этом регионе будет снижаться так же стремительно, как она росла. Кроме того, если произойдет обвал нефтяных цен, то сворачивание ускорится.

Если посмотреть на общий профиль добычи сланцевой нефти в США, то, по прогнозу американского эксперта Жана Лахерере, к 2025 г. обвал составит 75%, то есть добыча снизится с пиковых 5 млн до 1,3 млн баррелей в день. Следует отметить, что эта оценка основана на общих запасах сланцевой нефти США в 20 млрд баррелей, отмечает портал zerohedge.com.

Хотя Америка еще не достигла пика добычи сланцевой нефти, она уже использовала более половины всех своих запасов. Если сланцевый сектор сможет добавить рентабельные запасы, то пик может быть немного отложен. Однако, если нефтяные цены обвалятся и останутся низкими во время дефляционной рецессии-депрессии, то пик и падение добычи сланцев, скорее всего, будут более жесткими.

Интересно, что в Пермском бассейне компании уже сегодня с трудом получают прибыль. Так, например, Pioneer Resources, крупнейший сланцевый производитель региона, в первой половине 2018 г. получил отрицательный свободный денежный поток в размере $248 млн.

Pioneer Resources потратила $1,6 млрд на капитальные затраты в первом полугодии 2018 г. для увеличения добычи на 21 тыс. баррелей в сутки нефтяного эквивалента. Согласно пресс-релизу Pioneer ее добыча нефти увеличилась с 251 тыс. баррелей нефтяного эквивалента в начале 2018 г. до 272 тыс. во II квартале 2018 г. Таким образом, было потрачено очень много денег для увеличения производства всего на 8%.

Pioneer продолжает тратить больше денег на капитальные затраты, чем получает денежных средств от производства. Главная причина - стремительное истощение запасов, от чего, кстати, страдает весь сланцевый сектор. Если посмотреть на другую диаграмму, то видно, насколько резким было падение добычи с уровня 2017 г.

Светло-голубой цвет показывает добычу сланцевой нефти в 2017 г. Если бы в 2018 г. не было пробурено ни одной новой скважины, то только за первые пять месяцев 2018 г. общая добыча сократилась бы на 500 тыс. баррелей в сутки. Таким образом, требуется огромное количество капитальных затрат, чтобы заменить эти 500 тыс. баррелей в день. Вот почему Pioneer имеет отрицательный денежный поток.

Возникает вопрос, почему Pioneer продолжает оставаться в бизнесе и цена ее акций все еще $175? Во-первых, Pioneer с 2010 г. выпустила новых акций на $5 млрд для финансирования бизнеса. В то время как другие сланцевые компании выпускали долги, Pioneer решила воспользоваться своей высокой ценой на акции, разбавляя акционерную стоимость, что в итоге помогает строить Великую сланцевую пирамиду.

Чистая эмиссия акций в размере $5 млрд помогла заткнуть дыру в $6,4 млрд совокупного отрицательного свободного денежного потока в Pioneer с 2010 г.

Явные признаки предстоящего коллапса налицо. Однако американцы, скорее всего, будут шокированы, когда добыча сланцевой нефти упадет на 75% к 2025 г. Крах сланцевой революции, безусловно, окажет глубокое воздействие на американскую экономику.

www.vestifinance.ru

Россию выручит крах американской сланцевой нефти

Уже подзабытое со времен «лихих 90-х» слово «секвестр», видимо, настойчиво возвращается в наш лексикон. Пресса муссирует некую «утечку» из правительственных то ли кабинетов, то ли коридоров: мол, принято решение сократить госрасходы в бюджете уже на наступающий 2015 год. Даже цифры называются: госрасходы будут урезаны на десятину, но социальные расходы при этом не тронут.

Пресс-секретарь российского премьера Наталья Тимакова утверждает через прессу, что решение о сокращении расходов на десять процентов в 2015-2017 годах все-таки официально не принималось. Во всяком случае, пока. Но, по ее словам, рассматриваются разные варианты, как реагировать на мировую конъюнктуру.

Мы к этому явлению вполне уже привычны: если чиновники вдруг что-то отрицают, то, значит, так оно и есть или, вероятнее всего, все так и будет! Хотя верить чиновникам из правительства в глубине души все-таки очень хочется.

Но какие госрасходы можно в принципе урезать? И какую цену на нефть стоит закладывать в бюджет с учетом последнего заявления ОАЭ, что ОПЕК не будет снижать добычу нефти даже при 40 долларах за баррель?

«Госрасходы везде сокращаются в самом крайнем случае, ни одно государство не любит их сокращать, — рассказал в интервью доктор экономических наук, профессор КубГУ, Александр Ишханов.

И это не от хорошей жизни. Ситуация и у нас в стране, и в мире не такая радужная, как сейчас рисуют СМИ, все гораздо проблемнее. И Россия должна радоваться, что себестоимость барреля нефти у нас примерно 12 долларов, а себестоимость сланцевой нефти примерно 60 долларов. Если сейчас будет избыток предложения нефти, то нефть упадет значительно ниже шестидесяти долларов, что сделает не только нерентабельной добычу сланцевой нефти в США, но и даже невозможными дотации на это.

Поэтому это убьет добычу сланцевой нефти в США, и поэтому США на это никогда не пойдут. И, возможно, США даже сократят добычу сланцевой нефти, оставят только наиболее выгодные места. Но меньше пятидесяти пяти я вообще не представляю снижения. Поэтому, скорее всего, где-то равновесие будет достигнуто на этом уровне… Возможно, будет отскок цены нефти до семидесяти. Конечно, делать прогнозы — дело неблагодарное, но, тем не менее, я думаю, что так будет».

«В директиве МВФ по отношению к России прямо сказано, что нужно ужесточить курс по таргетированию инфляции, по сокращению госрасходов, по повышению налогов и по укреплению бюджетного правила, —поделился своим мнением с депутат Государственной думы ФС РФ, член комитета по бюджету и налогам Евгений Федоров.

Я так понимаю, что там уже все предписано, что нам делать, и дальше уже просто дело правительства прописать, какие именно расходы в бюджете по поручению МВФ необходимо сократить.

Можно пойти другим путем: снизить процентные ставки, обозначенные президентом в трех посланиях, запустить модель работы банковской системы и ЦБ, как работает система МВФ или Европейский банк, на который президент прямо ссылался как на опыт этой работы в прошлом послании, и резко нарастить национальную экономику.

Перейти к инвестициям, к нулевой инфляции и к процветанию страны. Я думаю, чем дальше, тем быстрее нам надо выбирать, что делать. Нищать по указанию МВФ или богатеть по указаниям Путина. Это относится и к решениям правительства».

На вопрос корреспондента Pravda.Ru о том, какую цену на нефть стоит закладывать в бюджет с учетом нежелания членов ОПЕК снижать нефтедобычу даже при цене «черного золота» в 40 долларов за баррель, эксперт ответил, что эта цифрах — в пределах 50 долларов за баррель. Хотя, по большому счету, проблема нефти — надуманная.

Нефть действительно формирует доходы бюджета в значительной мере. Но, во-первых, эти доходы подкреплены по бюджетному правилу резервами правительства. То есть на ближайшие годы проблем нет, пока есть резервы. Во-вторых, надо просто не на нефть опираться, а на внутренние инвестиции, на промышленность, на науку. А для этого надо сделать дешевые кредиты. То есть сделать ровно противоположное тому, что делает ЦБ. И в этом случае мы не будем зависеть от доходов на нефть, добавил Евгений Федоров.

В общем, непростое, но знаковое решение о секвестре если и будет принято официально на самом высоком правительственном уровне, то, надо думать, не от хорошей жизни. Исключение из секвестра, как прогнозируют другие эксперты, составят публично-нормативные расходы и трансферты внебюджетным фондам, пишет пресса. Хотя тут прогнозировать легче легкого — эти элементы нашего финансового рынка, по понятным причинам, вообще, редко кто додумывается давить в сторону уменьшения.

Хотя, собственно, слышать о том, что минфин убеждает в необходимости сократить расходы в ближайшие три года (конкретно — на десять процентов в 2015-2017 годах), доводилось уже не раз.

В проект бюджета-2015 у нас, вообще-то, заложена цена нефти 95 долларов за баррель. В конце ноября министр финансов Антон Силуанов предложил разработать запасной вариант бюджета на 2015-2017 годы — макроэкономический прогноз к тому времени, сами понимаете, изменился по отношению к ранее заложенному в бюджете.

Сейчас нефть марки Brent, на основе которой рассчитывается стоимость российской Urals, подешевела дико, до минимальных значений за последние пять лет. Российская валюта продолжает дешеветь. Падение курса рубля заставляет некоторых россиян переводить свои сбережения в доллары и евро, несмотря на успокоительные мантры некоторых придворных аналитиков.

Кстати, дополнительное давление на цену нефти оказывает и Международное энергетическое агентство (МЭА), которое накануне ухудшило прогноз мирового спроса на нефть в четвертый раз за последние пять месяцев. Вместе с нефтью дешевеют акции сырьевых компаний. Так, только за прошедшую неделю подешевели в среднем на два-три процента акции BP, Total, Shell, ExxonMobil и Chevron.

Впрочем, так во всем мире, а не только у нас. Парламент Венесуэлы в Каракасе, например, на прошлой неделе утвердил проект бюджета из расчета 60 долларов за баррель, заранее подстраховавшись.

Забеспокоились и в Иране, президент которого заявил, что снижение нефтяных цен является «заговором со стороны ряда государств против народов на Ближнем Востоке и мусульман в целом». Но, несмотря на столь громкие заявления, Иран планирует и сам нарастить добычу нефти чуть не в два раза, почти до 4,8 миллиона баррелей в сутки. И все в мире ждут, рухнет ли сланцевая нефтедобыча в США, или все-таки выживет?

Автор: Андрей Михайлов

stockinfocus.ru

как США пытались уничтожить ОПЕК, но ничего не вышло — Рамблер/финансы

Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной. Как только ни называли этот проект прорыв века, сланцевая революция. Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной. Причем традиционные обвинения в некоем влиянии извне здесь оказались неуместны. Сработали элементарные законы экономики: стоимость добычи сырья оказалась куда выше цены его продажи на рынке. Отсюда и убытки. Между тем именно о таком исходе американских нефтедобытчиков в свое время предупреждали специалисты отрасли. Однако в погоне за призрачными прибылями, сопровождаемой тезисами об обеспечении пресловутой энергонезависимости, США попали в вырытую ими же яму. Снижение мировых цен на нефть, вызванное в том числе теми же сланцевыми разработками, негативно сказалось, прежде всего, на рентабельности добычи американского сланца, что и спровоцировало крах этого вида деятельности. Доходы ушли в минус На днях о том, что проект добычи сланцевой нефти в США терпит все более очевидное фиаско, сообщило представительное американское издание The Financial Times. В своей публикации оно обратило внимание на заметное снижение производительности буровых установок, а также на замедление тенденций по сокращению времени на разработку скважин. По оценкам издания, на грядущий крах сланцевого проекта со всей очевидностью указывает хотя бы выбор в качестве основного метода нефтедобычи горизонтального бурения. Оказывается, несмотря на технологическую простоту, этот способ грешит одним существенным изъяном: он не позволяет обеспечить длительную производительность извлечения сырья, требует постоянных корректировок, не позволяет получать гарантированную прибыль. Куда эффективнее было бы работать методом вертикального бурения, однако он сложнее, дороже, а потому применятся куда реже. В результате нефтедобытчики попали в ими же поставленную ловушку: качать нефть легким способом они не могут, так как месторождения быстро истощаются, а бурить новые скважины им невыгодно. Эксперты The Financial Times обратили внимание и на то, что о наличии серьезных проблем в сланцевой отрасли свидетельствует факт снижения объемов кредитования этой сферы. Банки не торопятся вкладывать средства в убыточные проекты (что естественно). Своих же средств у разработчиков не хватает: прибылей-то нет, все уходит на разработку месторождений. В итоге, по данным американской прессы, наибольший спад в производительности демонстрирует даже одна из крупнейших формаций в США Eagle Fort, которую в свое время называли локомотивом сланцевого проекта. Загибаются и другие перспективные месторождения, например, Anadarko, Niobrara, которым еще недавно прочили большое будущее… Интересно, что о падении добычи сланцевой нефти Минэнерго США предупреждало еще в начале этого года. Причиной была названа высокая себестоимость добычи на фоне снижения мировых цен на сырье. Сланец оказался неконкурентоспособным, однако расходы на добычу такой нефти не снизились. Что говорить, если месторождение Bakken, расположенное в Северной Дакоте, понесло такие убытки, что стоимость добываемой здесь нефти упала до отрицательной величины минус 50 центов. Смертельный сланец Сланцевой нефтью называют сырье, добытое из сланцевых пластов или из прилегающих к ним плотных (низкопроницаемых) коллекторов без применения методов пиролиза и химического воздействия. Считается, что запасы горючего сланца образовались около 450 млн лет назад из минеральных и органических частей керогена, то есть остатков растений и живых организмов. Кероген при нагреве образует жидкие углеводороды смолу, близкую по составу к нефтяным углеводородам. Ее-то и считают сланцевой нефтью. Утверждается, что общие объемы сланцевых запасов оцениваются в мире в 26 трлн т нефтяного материала в 13 раз больше, чем разведано традиционной нефти! Однако не все здесь так радужно. Технологии извлечения сланца таковы, что разработка месторождений экономически целесообразна лишь при соблюдении ряда условий. Так, эксперты всемирно известной компании Shell утверждают, что в числе ключевых параметров находится высокое содержание разведанной нефти на тонну сланца, а также толщина нефтяного пласта, которая должна быть не менее 30 м. Под эти критерии подходит лишь не более трети всех мировых сланцевых месторождений. Кстати, Россия занимает второе место после США по их наличию. В нашей стране практиковалась сланцевая добыча, однако она не была значительной, так как сопровождалась внушительными затратами на обработку сырья. Американцы же решились взяться за сланец, однако пошли по менее затратному пути, добывая нефть сразу из пласта, но используя при этом крайне небезопасную технологию гидроразрыва. Однако этот метод оказался рентабельным лишь при минимальной стоимости нефти в 50 60 долларов за баррель. А вот экологический ущерб оказался попросту несоизмеримым. Достаточно сказать, что в ряде стран метод разрыва пласта запрещен законодательно. Опасные вещества, которые применяются в этой технологии нефтедобычи, пропитывают породу, загрязняют почву, отравляют воду. Однако вовсе не забота об экологии сподвигла американских нефтедобытчиков на нынешнее свертывание производства. Сказалась, прежде всего, экономическая целесообразность. Ряд компаний в США уже подали заявки на банкротство, в их числе, например, WBH Energy, потерпевшая неудачу в сфере извлечения не только сланцевой нефти, но и газа. Известный эксперт отрасли, бывший геолог нефтяной корпорации АМОСО Артур Берман отмечает, что для поддержания уровня стабильной добычи нефти из месторождений упомянутой выше Bakken ежегодно требуется бурить до 1,5 тыс. скважин. А это колоссальные издержки, которые напрочь отметают саму идеологию такого производства. По последним данным, капитальные затраты 35 добывающих компаний в США составляли не менее 50 долларов за баррель, а ведь цена на нефть лишь недавно перешагнула этот рубеж, то есть дала возможность хотя бы частично окупить вложения в бизнес. Овчинка выделки не стоит Курс на энергичное переформатирование страны из импортера нефти в ее экспортера в США взяли относительно недавно. Подобную идею, в частности, усердно продвигал Барак Обама, а недавно Дональд Трамп принял решение снять ограничения на поисковые и добычные работы на нефтегазовых месторождениях. Естественно, что в эту стратегию в определенной степени вписались и сланцевые проекты. Однако США, как ни стараются, по-прежнему не выступают ключевым игроком на нефтяном рынке. Превышение потребления над добычей в стране составляет на сегодня не менее 300 млн т, обращает внимание генеральный директор российского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Цифра очень большая. Для сравнения: это больше, чем весь годовой российский экспорт сырой нефти. Ну, как при таком раскладе можно всерьез называть Штаты экспортером?. Конечно, определенные успехи США в нефтедобыче есть. Только за годы правления Обамы она выросла почти в два раза, отмечают эксперты. Однако говорить о дальнейшем росте было бы наивным. Причина простая цена, подчеркивает глава ФНЭБ. Скажем, глубоководный шельф Мексиканского залива, Атлантика и в особенности арктический шельф моря Бофорта это очень затратные штуки. По Арктике пока даже сложно оценить себестоимость добычи. В море Бофорта она, скорее всего, будет никак не ниже 80 100 долларов. И при этом на начальном этапе никто из инвесторов не хочет нести убытки. По мнению Константина Симонова, перспективы наращивания добычи собственной нефти Штатами плотно увязаны лишь с возможным повышением цены на нее. Трамп может поднять цену, чтобы обеспечить приток денег в американские дорогостоящие проекты, но для этого придется держать цены на нефть относительно высокими несколько лет, потому что шельфовые проекты требуют очень больших вливаний на начальном этапе, и при этом от первых инвестиций до первой нефти может пройти несколько лет, полагает эксперт. Однако крупные игроки на нефтяном рынке перспективы американских конкурентов оценивают скептически. Так, Саудовская Аравия, отставив политес, прямо заявляет: американская сланцевая революция выдохлась. Министр нефти страны Халид аль-Фалих недавно заявил, что ожидания некоторых аналитиков относительно возрождения сланцевой добычи в США при определенном уровне цен на нефть оказались нереалистичными. Как считают в Эр-Рияде, сланцевая революция, которая простимулировала перенасыщение мирового рынка и падение стоимости, похоже, закончилась. Нефтедобывающие государства вновь почувствовали контроль над ситуацией, а сделка ОПЕК+ получила ряд положительных оценок, поскольку смогла простимулировать рост цен на нефть. Логика развития Тем не менее в США сегодня звучат оптимистичные мнения о возможности возрождения сланцевой отрасли. Несмотря на то что количество скважин с 2014 года упало в четыре раза и сейчас едва превышает 300 единиц, добытчики утверждают, что некоторые разработки способны окупить себя и при стоимости нефти в 30 долларов за баррель. Правда, эти же специалисты справедливо признают, что более-менее комфортный уровень цен для сланцевой отрасли в США в нынешних реалиях находится на уровне 65 долларов. Однако та же Саудовская Аравия не считает возможный сланцевый ренессанс в Штатах поводом для волнений. Упомянутый выше министр аль-Фалих заявляет, что рынок способен поглотить эти поставки, так как спрос на углеводороды в мире только растет. Та же ОПЕК прогнозирует мировой суточный спрос на уровне в 96,7 млн баррелей, тогда как вся добыча сланца в США, по данным Минэнерго страны, не превышает пяти миллионов баррелей в день. О том, что рост потребления черного золота будет только расти, заявляют и в российской нефтяной отрасли. Так глава Роснефти Игорь Сечин, выступая на проходящем сейчас в Италии Х Евразийском экономическом форуме, заявил, что слухи о смерти нефти сильно преувеличены она останется основой мировой топливной энергетики и через 20 30 лет. По его словам, Россия убеждена в устойчивости роста спроса на углеводороды, который обусловливает рост экономики и уровня жизни. Ожидаемые темпы мирового экономического роста, по мнению Игоря Сечина, особенно в развивающихся странах, в ближайшее десятилетие будут требовать дальнейшего роста предложения жидких углеводородов на 0,7 0,8 млн баррелей в сутки ежегодно. Наращивание спроса на энергоносители отразится на развитии производства и окажет комплексное влияние на показатели связанных с ним секторов экономики, считает руководитель российского нефтяного гиганта. Что же касается перспектив сланца, то, как считает глава Роснефти, операторы, занятые в этой добыче, получат положительный денежный приток только при стоимости сырья не менее 70 долларов за баррель, что может произойти не ранее 2020 года. Крупные затраты на возведение инфраструктуры, а также большой объем буровых работ предопределили значительные расходы на освоение таких месторождений, отмечает Игорь Сечин. В частности, в сравнении с расходами на разработку залежей традиционной нефти затраты на добычу сланцевого сырья оказались выше на треть. В общем, в ситуацию с разрекламированным Вашингтоном сланцевым проектом вмешались элементарные законы экономики. И они пока явно не на стороне американцев.

finance.rambler.ru

Политика Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной.

 

Как только ни называли этот проект – «прорыв века», «сланцевая революция». Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной. Причем традиционные обвинения в некоем «влиянии извне» здесь оказались неуместны. Сработали элементарные законы экономики: стоимость добычи сырья оказалась куда выше цены его продажи на рынке. Отсюда и убытки.

Между тем именно о таком исходе американских нефтедобытчиков в свое время предупреждали специалисты отрасли. Однако в погоне за призрачными прибылями, сопровождаемой тезисами об обеспечении пресловутой «энергонезависимости», США попали в вырытую ими же яму. Снижение мировых цен на нефть, вызванное в том числе теми же сланцевыми разработками, негативно сказалось, прежде всего, на рентабельности добычи американского сланца, что и спровоцировало крах этого вида деятельности.

Доходы ушли в минус

На днях о том, что проект добычи сланцевой нефти в США терпит все более очевидное фиаско, сообщило представительное американское издание The Financial Times. В своей публикации оно обратило внимание на заметное снижение производительности буровых установок, а также на замедление тенденций по сокращению времени на разработку скважин. По оценкам издания, на грядущий крах сланцевого проекта со всей очевидностью указывает хотя бы выбор в качестве основного метода нефтедобычи горизонтального бурения.

Оказывается, несмотря на технологическую простоту, этот способ грешит одним существенным изъяном: он не позволяет обеспечить длительную производительность извлечения сырья, требует постоянных корректировок, не позволяет получать гарантированную прибыль. Куда эффективнее было бы работать методом вертикального бурения, однако он сложнее, дороже, а потому применятся куда реже. В результате нефтедобытчики попали в ими же поставленную ловушку: качать нефть легким способом они не могут, так как месторождения быстро истощаются, а бурить новые скважины им невыгодно.

 

Эксперты The Financial Times обратили внимание и на то, что о наличии серьезных проблем в сланцевой отрасли свидетельствует факт снижения объемов кредитования этой сферы. Банки не торопятся вкладывать средства в убыточные проекты (что естественно). Своих же средств у разработчиков не хватает: прибылей-то нет, все уходит на разработку месторождений . В итоге, по данным американской прессы, наибольший спад в производительности демонстрирует даже одна из крупнейших формаций в США – Eagle Fort, которую в свое время называли «локомотивом» сланцевого проекта. Загибаются и другие перспективные месторождения, например, Anadarko, Niobrara, которым еще недавно прочили большое будущее...

Интересно, что о падении добычи сланцевой нефти Минэнерго США предупреждало еще в начале этого года. Причиной была названа высокая себестоимость добычи на фоне снижения мировых цен на сырье. «Сланец» оказался неконкурентоспособным, однако расходы на добычу такой нефти не снизились. Что говорить, если месторождение Bakken, расположенное в Северной Дакоте, понесло такие убытки, что стоимость добываемой здесь нефти упала до отрицательной величины – минус 50 центов.

Смертельный сланец

Сланцевой нефтью называют сырье, добытое из сланцевых пластов или из прилегающих к ним плотных (низкопроницаемых) коллекторов без применения методов пиролиза и химического воздействия. Считается, что запасы горючего сланца образовались около 450 млн лет назад из минеральных и органических частей – керогена, то есть остатков растений и живых организмов. Кероген при нагреве образует жидкие углеводороды – смолу, близкую по составу к нефтяным углеводородам. Ее-то и считают сланцевой нефтью. Утверждается, что общие объемы сланцевых запасов оцениваются в мире в 26 трлн т нефтяного материала – в 13 раз больше, чем разведано традиционной нефти!

Однако не все здесь так радужно. Технологии извлечения сланца таковы, что разработка месторождений экономически целесообразна лишь при соблюдении ряда условий. Так, эксперты всемирно известной компании Shell утверждают, что в числе ключевых параметров находится высокое содержание разведанной нефти на тонну сланца, а также толщина нефтяного пласта, которая должна быть не менее 30 м. Под эти критерии подходит лишь не более трети всех мировых сланцевых месторождений. Кстати, Россия занимает второе место после США по их наличию. В нашей стране практиковалась сланцевая добыча, однако она не была значительной, так как сопровождалась внушительными затратами на обработку сырья.

 

Американцы же решились взяться за сланец, однако пошли по менее затратному пути, добывая нефть сразу из пласта, но используя при этом крайне небезопасную технологию гидроразрыва. Однако этот метод оказался рентабельным лишь при минимальной стоимости нефти в 50–60 долларов за баррель. А вот экологический ущерб оказался попросту несоизмеримым. Достаточно сказать, что в ряде стран метод разрыва пласта запрещен законодательно. Опасные вещества, которые применяются в этой технологии нефтедобычи, пропитывают породу, загрязняют почву, отравляют воду.

Однако вовсе не забота об экологии сподвигла американских нефтедобытчиков на нынешнее свертывание производства. Сказалась, прежде всего, экономическая целесообразность. Ряд компаний в США уже подали заявки на банкротство, в их числе, например, WBH Energy, потерпевшая неудачу в сфере извлечения не только сланцевой нефти, но и газа. Известный эксперт отрасли, бывший геолог нефтяной корпорации АМОСО Артур Берман отмечает, что для поддержания уровня стабильной добычи нефти из месторождений упомянутой выше Bakken ежегодно требуется бурить до 1,5 тыс. скважин. А это колоссальные издержки, которые напрочь отметают саму идеологию такого производства. По последним данным, капитальные затраты 35 добывающих компаний в США составляли не менее 50 долларов за баррель, а ведь цена на нефть лишь недавно перешагнула этот рубеж, то есть дала возможность хотя бы частично окупить вложения в бизнес.

Овчинка выделки не стоит

Курс на энергичное переформатирование страны из импортера нефти в ее экспортера в США взяли относительно недавно. Подобную идею, в частности, усердно продвигал Барак Обама, а недавно Дональд Трамп принял решение снять ограничения на поисковые и добычные работы на нефтегазовых месторождениях. Естественно, что в эту стратегию в определенной степени вписались и сланцевые проекты. Однако США, как ни стараются, по-прежнему не выступают ключевым игроком на нефтяном рынке. «Превышение потребления над добычей в стране составляет на сегодня не менее 300 млн т, – обращает внимание генеральный директор российского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – Цифра очень большая. Для сравнения: это больше, чем весь годовой российский экспорт сырой нефти. Ну, как при таком раскладе можно всерьез называть Штаты экспортером?».

Конечно, определенные успехи США в нефтедобыче есть. Только за годы правления Обамы она выросла почти в два раза, отмечают эксперты. Однако говорить о дальнейшем росте было бы наивным. «Причина простая – цена, – подчеркивает глава ФНЭБ. – Скажем, глубоководный шельф Мексиканского залива, Атлантика и в особенности арктический шельф моря Бофорта – это очень затратные штуки. По Арктике пока даже сложно оценить себестоимость добычи. В море Бофорта она, скорее всего, будет никак не ниже 80–100 долларов. И при этом на начальном этапе никто из инвесторов не хочет нести убытки».

 

По мнению Константина Симонова, перспективы наращивания добычи собственной нефти Штатами плотно увязаны лишь с возможным повышением цены на нее. «Трамп может поднять цену, чтобы обеспечить приток денег в американские дорогостоящие проекты, но для этого придется держать цены на нефть относительно высокими несколько лет, потому что шельфовые проекты требуют очень больших вливаний на начальном этапе, и при этом от первых инвестиций до первой нефти может пройти несколько лет», – полагает эксперт. Однако крупные игроки на нефтяном рынке перспективы американских конкурентов оценивают скептически. Так, Саудовская Аравия, отставив политес, прямо заявляет: американская «сланцевая революция» выдохлась.

Министр нефти страны Халид аль-Фалих недавно заявил, что ожидания некоторых аналитиков относительно возрождения сланцевой добычи в США при определенном уровне цен на нефть оказались нереалистичными. Как считают в Эр-Рияде, «сланцевая революция», которая простимулировала перенасыщение мирового рынка и падение стоимости, похоже, закончилась. Нефтедобывающие государства вновь почувствовали контроль над ситуацией, а сделка ОПЕК+ получила ряд положительных оценок, поскольку смогла простимулировать рост цен на нефть.

Логика развития

Тем не менее в США сегодня звучат оптимистичные мнения о возможности возрождения сланцевой отрасли. Несмотря на то что количество скважин с 2014 года упало в четыре раза и сейчас едва превышает 300 единиц, добытчики утверждают, что некоторые разработки способны окупить себя и при стоимости нефти в 30 долларов за баррель. Правда, эти же специалисты справедливо признают, что более-менее комфортный уровень цен для сланцевой отрасли в США в нынешних реалиях находится на уровне 65 долларов. Однако та же Саудовская Аравия не считает возможный сланцевый ренессанс в Штатах поводом для волнений. Упомянутый выше министр аль-Фалих заявляет, что рынок способен поглотить эти поставки, так как спрос на углеводороды в мире только растет. Та же ОПЕК прогнозирует мировой суточный спрос на уровне в 96,7 млн баррелей, тогда как вся добыча сланца в США, по данным Минэнерго страны, не превышает пяти миллионов баррелей в день.

 

О том, что рост потребления черного золота будет только расти, заявляют и в российской нефтяной отрасли. Так глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на проходящем сейчас в Италии Х Евразийском экономическом форуме, заявил, что «слухи о "смерти" нефти сильно преувеличены – она останется основой мировой топливной энергетики и через 20–30 лет». По его словам, Россия убеждена в устойчивости роста спроса на углеводороды, который обусловливает рост экономики и уровня жизни. Ожидаемые темпы мирового экономического роста, по мнению Игоря Сечина, особенно в развивающихся странах, в ближайшее десятилетие будут требовать дальнейшего роста предложения жидких углеводородов на 0,7–0,8 млн баррелей в сутки ежегодно. «Наращивание спроса на энергоносители отразится на развитии производства и окажет комплексное влияние на показатели связанных с ним секторов экономики», – считает руководитель российского нефтяного гиганта.

Что же касается перспектив сланца, то, как считает глава «Роснефти», операторы, занятые в этой добыче, получат положительный денежный приток только при стоимости сырья не менее 70 долларов за баррель, что может произойти не ранее 2020 года. Крупные затраты на возведение инфраструктуры, а также большой объем буровых работ предопределили значительные расходы на освоение таких месторождений, отмечает Игорь Сечин. В частности, в сравнении с расходами на разработку залежей традиционной нефти затраты на добычу сланцевого сырья оказались выше на треть. В общем, в ситуацию с разрекламированным Вашингтоном сланцевым проектом вмешались элементарные законы экономики. И они пока явно не на стороне американцев. ■

newsland.com

Крах «сланцевой революции»: как США пытались уничтожить ОПЕК, но ничего не вышло

Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной.

 

Как только ни называли этот проект – «прорыв века», «сланцевая революция». Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной. Причем традиционные обвинения в некоем «влиянии извне» здесь оказались неуместны. Сработали элементарные законы экономики: стоимость добычи сырья оказалась куда выше цены его продажи на рынке. Отсюда и убытки.

Между тем именно о таком исходе американских нефтедобытчиков в свое время предупреждали специалисты отрасли. Однако в погоне за призрачными прибылями, сопровождаемой тезисами об обеспечении пресловутой «энергонезависимости», США попали в вырытую ими же яму. Снижение мировых цен на нефть, вызванное в том числе теми же сланцевыми разработками, негативно сказалось, прежде всего, на рентабельности добычи американского сланца, что и спровоцировало крах этого вида деятельности.

Доходы ушли в минус

На днях о том, что проект добычи сланцевой нефти в США терпит все более очевидное фиаско, сообщило представительное американское издание The Financial Times. В своей публикации оно обратило внимание на заметное снижение производительности буровых установок, а также на замедление тенденций по сокращению времени на разработку скважин. По оценкам издания, на грядущий крах сланцевого проекта со всей очевидностью указывает хотя бы выбор в качестве основного метода нефтедобычи горизонтального бурения.

Оказывается, несмотря на технологическую простоту, этот способ грешит одним существенным изъяном: он не позволяет обеспечить длительную производительность извлечения сырья, требует постоянных корректировок, не позволяет получать гарантированную прибыль. Куда эффективнее было бы работать методом вертикального бурения, однако он сложнее, дороже, а потому применятся куда реже. В результате нефтедобытчики попали в ими же поставленную ловушку: качать нефть легким способом они не могут, так как месторождения быстро истощаются, а бурить новые скважины им невыгодно.

 

Эксперты The Financial Times обратили внимание и на то, что о наличии серьезных проблем в сланцевой отрасли свидетельствует факт снижения объемов кредитования этой сферы. Банки не торопятся вкладывать средства в убыточные проекты (что естественно). Своих же средств у разработчиков не хватает: прибылей-то нет, все уходит на разработку месторождений . В итоге, по данным американской прессы, наибольший спад в производительности демонстрирует даже одна из крупнейших формаций в США – Eagle Fort, которую в свое время называли «локомотивом» сланцевого проекта. Загибаются и другие перспективные месторождения, например, Anadarko, Niobrara, которым еще недавно прочили большое будущее...

Интересно, что о падении добычи сланцевой нефти Минэнерго США предупреждало еще в начале этого года. Причиной была названа высокая себестоимость добычи на фоне снижения мировых цен на сырье. «Сланец» оказался неконкурентоспособным, однако расходы на добычу такой нефти не снизились. Что говорить, если месторождение Bakken, расположенное в Северной Дакоте, понесло такие убытки, что стоимость добываемой здесь нефти упала до отрицательной величины – минус 50 центов.

Смертельный сланец

Сланцевой нефтью называют сырье, добытое из сланцевых пластов или из прилегающих к ним плотных (низкопроницаемых) коллекторов без применения методов пиролиза и химического воздействия. Считается, что запасы горючего сланца образовались около 450 млн лет назад из минеральных и органических частей – керогена, то есть остатков растений и живых организмов. Кероген при нагреве образует жидкие углеводороды – смолу, близкую по составу к нефтяным углеводородам. Ее-то и считают сланцевой нефтью. Утверждается, что общие объемы сланцевых запасов оцениваются в мире в 26 трлн т нефтяного материала – в 13 раз больше, чем разведано традиционной нефти!

Однако не все здесь так радужно. Технологии извлечения сланца таковы, что разработка месторождений экономически целесообразна лишь при соблюдении ряда условий. Так, эксперты всемирно известной компании Shell утверждают, что в числе ключевых параметров находится высокое содержание разведанной нефти на тонну сланца, а также толщина нефтяного пласта, которая должна быть не менее 30 м. Под эти критерии подходит лишь не более трети всех мировых сланцевых месторождений. Кстати, Россия занимает второе место после США по их наличию. В нашей стране практиковалась сланцевая добыча, однако она не была значительной, так как сопровождалась внушительными затратами на обработку сырья.

 

Американцы же решились взяться за сланец, однако пошли по менее затратному пути, добывая нефть сразу из пласта, но используя при этом крайне небезопасную технологию гидроразрыва. Однако этот метод оказался рентабельным лишь при минимальной стоимости нефти в 50–60 долларов за баррель. А вот экологический ущерб оказался попросту несоизмеримым. Достаточно сказать, что в ряде стран метод разрыва пласта запрещен законодательно. Опасные вещества, которые применяются в этой технологии нефтедобычи, пропитывают породу, загрязняют почву, отравляют воду.

Однако вовсе не забота об экологии сподвигла американских нефтедобытчиков на нынешнее свертывание производства. Сказалась, прежде всего, экономическая целесообразность. Ряд компаний в США уже подали заявки на банкротство, в их числе, например, WBH Energy, потерпевшая неудачу в сфере извлечения не только сланцевой нефти, но и газа. Известный эксперт отрасли, бывший геолог нефтяной корпорации АМОСО Артур Берман отмечает, что для поддержания уровня стабильной добычи нефти из месторождений упомянутой выше Bakken ежегодно требуется бурить до 1,5 тыс. скважин. А это колоссальные издержки, которые напрочь отметают саму идеологию такого производства. По последним данным, капитальные затраты 35 добывающих компаний в США составляли не менее 50 долларов за баррель, а ведь цена на нефть лишь недавно перешагнула этот рубеж, то есть дала возможность хотя бы частично окупить вложения в бизнес.

Овчинка выделки не стоит

Курс на энергичное переформатирование страны из импортера нефти в ее экспортера в США взяли относительно недавно. Подобную идею, в частности, усердно продвигал Барак Обама, а недавно Дональд Трамп принял решение снять ограничения на поисковые и добычные работы на нефтегазовых месторождениях. Естественно, что в эту стратегию в определенной степени вписались и сланцевые проекты. Однако США, как ни стараются, по-прежнему не выступают ключевым игроком на нефтяном рынке. «Превышение потребления над добычей в стране составляет на сегодня не менее 300 млн т, – обращает внимание генеральный директор российского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – Цифра очень большая. Для сравнения: это больше, чем весь годовой российский экспорт сырой нефти. Ну, как при таком раскладе можно всерьез называть Штаты экспортером?».

Конечно, определенные успехи США в нефтедобыче есть. Только за годы правления Обамы она выросла почти в два раза, отмечают эксперты. Однако говорить о дальнейшем росте было бы наивным. «Причина простая – цена, – подчеркивает глава ФНЭБ. – Скажем, глубоководный шельф Мексиканского залива, Атлантика и в особенности арктический шельф моря Бофорта – это очень затратные штуки. По Арктике пока даже сложно оценить себестоимость добычи. В море Бофорта она, скорее всего, будет никак не ниже 80–100 долларов. И при этом на начальном этапе никто из инвесторов не хочет нести убытки».

 

По мнению Константина Симонова, перспективы наращивания добычи собственной нефти Штатами плотно увязаны лишь с возможным повышением цены на нее. «Трамп может поднять цену, чтобы обеспечить приток денег в американские дорогостоящие проекты, но для этого придется держать цены на нефть относительно высокими несколько лет, потому что шельфовые проекты требуют очень больших вливаний на начальном этапе, и при этом от первых инвестиций до первой нефти может пройти несколько лет», – полагает эксперт. Однако крупные игроки на нефтяном рынке перспективы американских конкурентов оценивают скептически. Так, Саудовская Аравия, отставив политес, прямо заявляет: американская «сланцевая революция» выдохлась.

Министр нефти страны Халид аль-Фалих недавно заявил, что ожидания некоторых аналитиков относительно возрождения сланцевой добычи в США при определенном уровне цен на нефть оказались нереалистичными. Как считают в Эр-Рияде, «сланцевая революция», которая простимулировала перенасыщение мирового рынка и падение стоимости, похоже, закончилась. Нефтедобывающие государства вновь почувствовали контроль над ситуацией, а сделка ОПЕК+ получила ряд положительных оценок, поскольку смогла простимулировать рост цен на нефть.

Логика развития

Тем не менее в США сегодня звучат оптимистичные мнения о возможности возрождения сланцевой отрасли. Несмотря на то что количество скважин с 2014 года упало в четыре раза и сейчас едва превышает 300 единиц, добытчики утверждают, что некоторые разработки способны окупить себя и при стоимости нефти в 30 долларов за баррель. Правда, эти же специалисты справедливо признают, что более-менее комфортный уровень цен для сланцевой отрасли в США в нынешних реалиях находится на уровне 65 долларов. Однако та же Саудовская Аравия не считает возможный сланцевый ренессанс в Штатах поводом для волнений. Упомянутый выше министр аль-Фалих заявляет, что рынок способен поглотить эти поставки, так как спрос на углеводороды в мире только растет. Та же ОПЕК прогнозирует мировой суточный спрос на уровне в 96,7 млн баррелей, тогда как вся добыча сланца в США, по данным Минэнерго страны, не превышает пяти миллионов баррелей в день.

 

О том, что рост потребления черного золота будет только расти, заявляют и в российской нефтяной отрасли. Так глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на проходящем сейчас в Италии Х Евразийском экономическом форуме, заявил, что «слухи о "смерти" нефти сильно преувеличены – она останется основой мировой топливной энергетики и через 20–30 лет». По его словам, Россия убеждена в устойчивости роста спроса на углеводороды, который обусловливает рост экономики и уровня жизни. Ожидаемые темпы мирового экономического роста, по мнению Игоря Сечина, особенно в развивающихся странах, в ближайшее десятилетие будут требовать дальнейшего роста предложения жидких углеводородов на 0,7–0,8 млн баррелей в сутки ежегодно. «Наращивание спроса на энергоносители отразится на развитии производства и окажет комплексное влияние на показатели связанных с ним секторов экономики», – считает руководитель российского нефтяного гиганта.

Что же касается перспектив сланца, то, как считает глава «Роснефти», операторы, занятые в этой добыче, получат положительный денежный приток только при стоимости сырья не менее 70 долларов за баррель, что может произойти не ранее 2020 года. Крупные затраты на возведение инфраструктуры, а также большой объем буровых работ предопределили значительные расходы на освоение таких месторождений, отмечает Игорь Сечин. В частности, в сравнении с расходами на разработку залежей традиционной нефти затраты на добычу сланцевого сырья оказались выше на треть. В общем, в ситуацию с разрекламированным Вашингтоном сланцевым проектом вмешались элементарные законы экономики. И они пока явно не на стороне американцев. ■

maxpark.com