Зачем Emerstone добывать сланцевый газ в Украине. Сланцевая нефть украины


Уголь, сланцевая нефть и дорогостоящий мираж энергетической независимости Украины | Украина | ИноСМИ

Трагическая гибель десятков украинских шахтеров и травмы, полученные многими другими, в ходе двух разных аварий на угольных шахтах в Луганской и Донецкой областях требуют полномасштабного расследования причин, которые привели к авариям. Но какими бы не были его результаты, определяющие ответственных за утрату жизни и здоровья, они не смогут утешить семьи, потерявшие своих близких, которых невозможно заменить. Вечная им память!

Президент Украины Виктор Янукович заслуживает похвалы за то, что, прервав свой отпуск в Крыму, он быстро выехал на место аварий на шахтах и потребовал полного расследования их причин. Но помимо установления связанных с авариями фактов, правительству необходимо пересмотреть стратегическое направление энергетической политики, в основе которой лежат сомнительные маневры, направленные на достижение национальной энергетической независимости. В частности, как отмечает Ukrainian Journal, «планы правительства по развитию угледобывающего сектора как способа снижения зависимости от импорта дорогого природного газа из России» должны стать предметом тщательного анализа в рамках расследования аварий на шахтах.

Геополитическое значение сланцевого газа с точки зрения США

Сокращение «зависимости от России» также является лейтмотивом еще одного из энергетических приоритетов Киева – добычи природного газа из сланцев. Именно в этом состоит подтекст заинтересованности компании Shell в инвестиционных вложениях в объеме до 1 миллиарда долларов: «Украина, которая зависит от импорта российского газа, ищет альтернативные источники энергоносителей и в последнее время изучает идею разработки сланцевых залежей в регионе Донбасса на востоке страны, а также в Карпатах на западе. На основе данных, собранных «Нафтогазом Украины», геологи США спрогнозировали, что Украина может иметь от 1.5 до 2.5 триллиона кубометров сланцевого газа».

Как это и должно быть, Shell безусловно интересуют, прежде всего, коммерческие  перспективы предприятия. Но в свете стратегических соображений США политический аспект потенциальной разработки сланцевого газа на Украине не должен ускользнуть из вида. Согласно докладу «Сланцевый газ и национальная безопасность США» («Shale Gas and U.S. National Security»), выпущенному Институтом государственной политики Джеймса А. Бейкера III (бывшего госсекретаря США) при Университете Райс в июле 2011 года, сланцевый газ следует рассматривать как ключевой инструмент поддержания и даже расширения глобального господства Америки, сложившегося после окончания холодной войны, в особенности за счет России.

В докладе Института Бейкера много говорится о геополитике и совсем немного о коммерческой привлекательности. Подобно поддерживаемым Вашингтоном трубопроводам Баку-Джейхан (существующий) и «Набукко» (гипотетический), разработка сланцевого газа рассматривается как ответ на политические, а не на экономические проблемы. Для примера, рассмотрим приведенные ниже выдержки из доклада Института Бейкера, с комментариями от АИУ (Американский институт в Украине):

  • (Стр. 9) «Рост поставок сланцевого газа… уже повлек за собой геополитические последствия. Например, он сыграл ключевую роль в ослаблении возможностей России по использованию «энергетического оружия» против своих европейских потребителей за счет увеличения альтернативных поставок в Европу в виде СПГ, вытесненного с рынка США».

Комментарий АИУ: Для авторов доклада продажа Россией своего газа европейским потребителям представляется «энергетическим оружием», но, очевидно, что американские усилия по подрыву рынка России для достижения геополитических целей в какой-либо степени оружием не являются.

  • (Стр. 45) «высокая зависимость Европы от поставок российского трубопроводного природного газа осложнила для некоторых европейских лидеров участие в дипломатических усилиях против вторжения России [так!] в Грузию в 2008 году (см. примечание 26, ниже) и ослабила их поддержку неуверенно победившего на выборах прозападного украинского президента Виктора Ющенко, который был избран Москвой мишенью за его антироссийские позиции. Диверсификация источников энергоснабжения Европы способствует продвижению интересов США за счет расширения возможностей Европы противостоять вмешательству России в европейские дела, а также способствует большей внешнеполитической независимости пограничных государств на Балканах и в Восточной Европе от Москвы. Коалиции США с европейскими государствами являются важным элементом национальной безопасности США, в том числе в борьбе с терроризмом и по предотвращению гуманитарных кризисов. Энергонезависимая Европа будет располагать большими возможностями по присоединению к США в глобальных миротворческих и других международных инициативах, которые могут не пользоваться полной поддержкой со стороны России».

Комментарий АИУ: Конечно, важным фактором здесь является не энергетическая независимость Европы, а зависимость от стран, находящихся в геостратегической орбите США, таких как Азербайджан, Грузия, Турция и Ирак. За счет этого американским союзникам в Европе будет сложнее сопротивляться давлению со стороны Вашингтона в пользу их участия в будущих авантюрных «инициативах» по образцу Боснии, Косово, Ирака, Афганистана, Ливии, возможно, скоро и в Сирии, разумность и даже законность которых Россия имеет наглость оспаривать. Более того, ссылка на «пограничные государства» предполагает наличие новых разделительных линий в Европе, которые отсекают чуждую Россию.

  • (Страница 45, примечание 26) «Германия выступила против санкций в отношении России в период после вторжения [так!] в Грузию, а канцлер Германии Ангела Меркель в декабре 2008 года поехала на переговоры в Санкт-Петербург, Россия, и дала ясно понять на совместной пресс конференции, что Германия выступает против того, чтобы Украина и Грузия встали на путь к членству в НАТО, несмотря на американское давление (курсив мой) в противоположном направлении. Прочие европейские страны, включая Италию, также не осудили российскую военную операцию».

Комментарий АИУ: Почти ровно три года назад эксцентричный любимчик Вашингтона Михаил Саакашвили организовал нападение на Южную Осетию, в ходе которого погибли мирные осетинские граждане и российские миротворцы. Когда Россия ответила силой, некоторые из союзников Америки по НАТО осмелились противостоять «давлению» со стороны Вашингтона в пользу обострения ситуации, возможно, отчасти потому, что они располагали другими источниками энергоносителей, чем те, которым отдают предпочтение США. Что еще хуже, членство Украины и Грузии в НАТО, из-за которого столкновения 2008 года могло бы перерасти в мировой пожар, больше не является приемлемым для некоторых из ключевых союзников Вашингтона.

  • (Страница 48) «Проект «Набукко» обсуждается уже более десяти лет в качестве дополнительного решения по диверсификации доступа ЕС к различным источникам поставок природного газа из Центральной Азии и Ирака. Межправительственное соглашение по проекту было подписано Турцией, Румынией, Болгарией, Венгрией и Австрией в июле 2009 года и направлено как на сокращение зависимости Европы от российского газа, так и на создание новых маршрутов транспортировки каспийских ресурсов, тем самым укрепляя политические связи прикаспийских стран с ЕС… Однако, высокая стоимость проекта, а также сомнения по поводу возможности и сроков поставок газа, создали серьезные препятствия для проекта. При этом с учетом возможных сценариев по росту альтернативных поставок в Европу по мере увеличения добычи сланцевого газа становится еще более неясно, будет ли проект «Набукко» в дальнейшем иметь геополитический или коммерческий смысл».

Комментарий АИУ: Как и его спутник, Тбилиси-Баку-Джейхан, «Набукко» никогда не имел коммерческого смысла, а был задуман исключительно как «политическая» и «геополитическая» альтернатива «Южному потоку» (который, кстати, даже не упоминается в исследовании Института Бейкера). С приближением краха проекта Набукко, когда к «Южному потоку» присоединяется большинство стран, оказывавших под давлением со стороны Вашингтона словесную поддержку «Набукко», запускается идея сланцевого газ как своего рода технологической замены «Набукко» для достижения тех же геополитических целей).«Гидроразрыв пласта»: еще один замедленный Чернобыль?Одним из обстоятельств, которое в докладе Института Бейкера не рассматривается детально, является потенциальное воздействие на окружающую среду «гидроразрывов пласта» - современного способа закачки токсичных веществ под высоким давлением в газоносные пласты для извлечения природного газа из «разорванных» сланцевых пород. Гидроразрыв является необходимым условием эксплуатации месторождений, которые могут быть разведаны на Украине или в других местах, обеспечивающих экономическую целесообразность добычи газа. На самом деле, с чисто экономической точки зрения было бы справедливо сказать, что это гидроразрыв пласта и дает сланцевый газ. Как сказал один из экспертов по инвестициям в энергетическую отрасль: «Без гидроразрыва пласта нетрадиционная добыча газа невозможна, а без добычи на этих месторождениях зависимость страны от иностранных энергоносителей приведет к резкому росту цен на газ и расходов на электроэнергию».

Хотя даже некоторые американские штаты, озабоченные проблемами защиты окружающей среды, в частности, Нью-Йорк, пытаются продвинуть проекты добычи сланцевого газа с использованием гидроразрыва пласта, в других, таких как соседний Нью-Джерси, создают юридические препятствия на пути к этому. То же самое происходит в некоторых европейских странах, особенно во Франции:«Нью-Джерси и Франция имеют мало общего, но они сходятся в одном, а именно, в том, что гидроразрыв пласта, при котором под землю закачиваются химические вещества для извлечения природного газа из сланцевых пород, загрязняет воды и должен быть запрещен. В законодательстве Нью-Джерси указывается, что:

«…было установлено, что [при гидроразрыве пласта] используются различные загрязняющие химические вещества и материалы, которые могут внезапно и неконтролируемым образом попасть в поверхностные и подземные воды штата».

«Для Нью-Джерси запрет не влечет каких-либо серьезных экономических жертв, поскольку в штате нет сланцевых пород Marcellus Shale, которые в любом случае находятся достаточно глубоко для бурения. Но ситуация сильно отличается во Франции, которая имеет месторождения сланцевых нефти и газа, которые «потенциально являются одними из наиболее перспективных в Европе». Несмотря на экономический потенциал, французские законодатели приняли закон, по которому энергетическим компаниям дается два месяца для того, чтобы декларировать то, какие  методы бурения они будут использовать в районах, [на которые] они получили разрешения на бурение. Если компания не ответит или ответит, что она планирует использовать гидроразрыв пласта, французские регуляторы отзовут свое разрешение на бурение».

«Экологическое законодательство Франции показывает насколько сильно в настоящий момент зеленое движение в Европе, и следует за решением Германии о запрете всей ядерной энергетики к 2022 году. Франкоговорящая канадская провинция Квебек с марта ввела мораторий на гидроразрывы пласта до проведения тщательной экологической экспертизы».

«Энергетическая отрасль отвергает претензии по поводу экологических последствий гидроразрывов пласта, заявляя, что существующие правила достаточны для предотвращения загрязнения воды. Но многих не убеждают эти заверения в корыстных целях. Например, в апреле члены Палаты представителей США от Демократической партии опубликовали доклад, документально показывающий, что 650 из 750 соединений, которые содержатся в жидкости, применяемой для гидроразрыва пласта, представляют собой «химические вещества, которые известны как потенциально канцерогенные для людей, и которые регулируются Законом о безопасной питьевой воде, или находятся в списке опасных веществ, загрязняющих атмосферу». Ранее в январе те же самые демократы сообщили, что энергетические компании, в том числе Weatherford, Halliburton и BJ Services, с тех пор приобретенная Baker Hughes, продолжали закачку дизельного топлива в землю без разрешения даже после того, как это было признано незаконным Агентством по охране окружающей среды США. Кроме того, по результатам недавнего расследования газеты New York Times было установлено, что в процессе гидроразрыва пласта происходит попадание в реки радиоактивных веществ, а также канцерогенных химических веществ:

«Тысячи внутренних документов Агентства по охране окружающей среды, регуляторов штатов и буровых компаний свидетельствуют, что опасность для окружающей среды и здоровья выше, чем считалось ранее».

«Список обличительных документов можно найти, нажав здесь».

[Из статьи «New Jersey and France Ban Natural Gas Drilling Based on Fracking», Investing Daily]

Говоря кратко, с учетом тех опасных методов, которые требуется применять, сланцевый газ вряд ли станет бесплатной находкой для Украины, как по той же причине и для Франции, и для Нью-Йорка. Это не значит, что Украина не должна внимательно рассматривать сланцевый газ как один из возможных вариантов, при условии должного контроля и регулирования его добычи. Учитывая состояние экономики Украины, необходимо рассматривать все потенциально выгодные источники.

Тем не менее, опасный по своей сути характер гидроразрывов пласта означает, что потенциальные издержки Украины в связи с масштабной разработкой месторождений сланцевого газа являются не менее серьезными, чем связанные с гибелью людей в угольных шахтах Луганска и Донецка. На самом деле, в то время как при добыче угля риски в первую очередь затрагивают тех, кто непосредственно участвует в работах (т.е. шахтеров), потенциальные риски, связанные с гидроразрывами пласта влекут загрязнение окружающей среды и отравление людей далеко за пределами мест проведения работ. В связи с этим, цена аварии при гидроразрыве пласта потенциально может приближаться по последствиям к аварии на ядерном объекте, с катастрофическим характером которой Украина знакома слишком хорошо.

Сосредоточиться на альтернативах для УкраиныНезависимо от того, рассматривать ли его потенциально как «технологическое Набукко» или «химический Чернобыль», ясно то, что ни сланцевый газ, ни активизация добычи угля не являются панацеей для энергетических болезней Украины. Хотя либо одно, либо то и другое могут в какой-то степени быть полезным дополнением к украинскому «экономическому инструментарию», очевидным фактом является то, что экономика Украины и украинское население нуждаются в экономических выгодах от устойчивого энергоснабжения по более низким ценам. И им это необходимо сейчас.

Единственный способ гарантировать это для Киева - отказаться от неэкономического флирта с нео-оранжевой геополитической повесткой, исходящей из Вашингтона, которая, как это показывает доклад Института Бейкера, реально стоит за инициативами по разработке сланцевого газа в Украине и в других «пограничных государствах», таких как Польша и Хорватия (стр. 25). Геополитика, стоящая за сланцевым газом, вряд ли сможет служить «пищей» для украинцев в большей степени, чем геополитика, стоящая за расширением НАТО или несуществующим «Набукко».

С учетом  поэтапного отказа Германии от своей ядерной программы и вероятности того, что другие европейские страны последуют этому примеру, возможности Украины в настоящий момент влиять на ситуацию до того, как «Северный поток» войдет в строй и, возможно, будет расширен, более значительные, чем они могут быть в будущем. Украине необходимо заключить сделку с Россией по своей трубопроводной системе как можно скорее, если она хочет остаться в игре по транзиту газа в Европу. Украина сможет гарантировать сохранение своего места как игрока только придя к соглашению с Россией о долгосрочных поставках, предполагающее:

  • Слияние Газпрома и «Нафтогаза Украины» и модернизацию трубопроводной системы Украины. (Отмена встречи Януковича с президентом России Дмитрием Медведевым как раз из-за этого вопроса, не отвечает интересам Украины.) Газ для Украины в необходимых объемах и по требуемой цене может прийти только из России или из Туркменистана через Россию.

 

  • Прекращение противодействия со стороны Украины «Южному потоку», который в отличие от «Набукко», должен стать реальностью.

 

  • Присоединение к Таможенному союзу России-Казахстана-Белорусси как элемент «большой сделки» между Киевом и Москвой.

Такой подход вряд ли подорвет перспективы Украины в отношениях с Европой и, на самом деле, будет способствовать их укреплению, поскольку основное ядро ЕС (Германия и Франция) предпринимает шаги к тому, что заключить собственные энергетические сделки с Россией. Хотя по встревоженным оценкам некоторых лиц в США, такое развитие событий способствует  возрождению «русско-франко-германской оси», которая начала складываться в 2003 году вследствие неприятия американо-иракской войны в условиях снижения доминирующей роли США в вопросах безопасности в Европе и в мире, оно может лишь способствовать более широкому доступу Украины в Европу, а также получению с ее стороны выгод от растущего сотрудничества России с Китаем, Индией, Бразилией и другими незападными центрами, ориентированными на страны БРИК.

Джеймс Джордж Джатрас - заместитель директора Американского института в Украине

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

«Сланцевая революция» по-украински - 03.11.2016

Глава «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев в интервью Bloomberg заявил, что подконтрольная госкомпании «Укргаздобыча» в октябре начала добычу сланцевого газа методом фрекинга. По его мнению, это «ослабит зависимость страны от поставок российского газа». Коболев рассказал, что работы по бурению первой скважины были проведены в сотрудничестве с европейскими партнерами.

Глава «Нафтогаза» не указал, где именно была пробурена скважина, также он умолчал о том, кто же выступил партнером украинской компании.  Он лишь отметил, что Украина намерена остановить многолетнее снижение добычи газа и увеличить ее с 20 до 27 млрд кубометров в год, чтобы стать «самодостаточной».

 

Таинственный «сланец»

Наращивание добычи собственного газа необходимо Украине. В 2015 году в стране добыли 17,4 млрд кубометров газа, что стало наименьшим показателем страны за последние десять лет. Однако можно ли решить эту задачу с помощью добычи сланцевого газа? Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в комментарии Ukraina.ru назвал планы по наращиванию добычи сланцевого газа фикцией и бредом.

«Никто сланцевый газ на Украине добывать не будет. Во-первых, у него высокая себестоимость, куда выше, чем при добыче газа на традиционных месторождениях. И она останется такой еще долгое время. Себестоимость добычи по оценке Shell составляла около $200 за тысячу кубов. Зачем вкладывать кучу денег в добычу такого дорогого газа? Летом можно было купить реверсный газ на границе по $160-$170», — отметил эксперт.

Кроме того, считает Марунич, у украинских компаний нет технологий по добыче газа методом фрекинга. «Даже Shell, ушедшая с Украины, завозила для бурения скважин в СП с «Укргаздобычей» не только иностранное оборудование, но и итальянских специалистов», — констатировал он.

Словам главы «Нафтогаза» Коболева, по-видимому, поверили многие компании, специализирующиеся на добыче сланцевого газа. Как следует из официального сообщения пресс-службы «Нафтогаза», компанию стали донимать звонками желающие принять участие в разрыве украинских пластов — пришлось выпускать специальное обращение Коболева.

«Мы не планируем заниматься сланцевым газом. Мы планируем использовать доступные современные технологии, чтобы эффективно добывать традиционный газ», — привела пресс-служба компании слова Коболева.

 

Обычный под видом сланцевого

Еще тогда, когда на Украине работали Shell и Shevron, эксперты высказывали мнение о том, что эти компании будут добывать не только сланцевый газ. Главная причина — высокая себестоимость добычи методом фрекинга и отсутствие государственных дотаций отрасли, как в США.

Аналогичная ситуация наблюдается и сегодня — с той лишь разницей, что добыча сланцевого газа теперь нерентабельна из-за низких цен на газ. Есть и украинская специфика, заключенная в высоких налоговых платежах для добывающих компаний — ренты. 

Но в унисон с заявлениями Коболева 31 октября Государственная служба геологии и недр Украины (Госгеонадра) предложила пересмотреть эту норму.

«Несомненно, процент ренты надо уменьшать. Средняя ставка на газ в Украине составляет 29,5%. Поэтому добыча в частном секторе находится на инертном уровне, а в следующем году надо ждать стагнации. По государственному сектору — нулевой прирост. А это ставит под вопрос все планы правительства по энергонезависимости страны. Наиболее эффективное и целесообразное в современных условиях — применение дифференцированной рентной платы, основанной на различном природном качестве месторождений и на воспроизводимости полезных ископаемых. Опыт европейских стран, где рента составляет 12%, нам доказывает, что сейчас необходимо синхронизировать фискальные механизмы для развития геологической отрасли Украины, а может и для ее спасения», — заявил и.о. председателя Госгеонадра Николай Бояркин.

Он также привел пример нижней границы такой ренты в Европе — в Польше, Словакии и Чехии она составляет 5%. Можно предположить, что приблизительно такими будут границы ренты для легкоизвлекаемых и трудноизвлекаемых запасов. К последним относится и сланцевый газ, добываемый методом фрекинга.

Что наталкивает на простую мысль: под видом сланцевого будут добывать обычный газ, который залегает на тех же месторождениях. При этом взимать ренту по сниженному коэффициенту, наращивая тем самым прибыль даже в условиях низких цен. Это то, что можно называть «сланцевой революцией по-украински».

 

Газовые оптимисты

Компании «друзей президента Порошенко» в последнее время пытаются принимать активное  участие в добыче газа. Например, зарегистрированная в Голландии Yuzgaz B.V. претендовала на добычу сланцевого газа на Юзовском месторождении, где есть и традиционные запасы голубого топлива. Однако помешало журналистское расследование. Yuzgaz B.V. назвали «компанией-прокладкой», связанной не только с Порошенко и премьером Гройсманом, но и сыном вице-президента США.

«Круг подозреваемых сузился до друзей президента Петра Порошенко и людей, имевших взаимоотношения с газовой компанией Burisma Николая Злочевского. Кстати, где работает Хантер Байден, сын вице-президента США Джозефа Байдена», — писали украинские СМИ.

После многочисленных публикаций в прессе Окружной административный суд Киева запретил Кабинету министров Украины принимать решение по уступке доли в проекте по разработке Юзовской площади в пользу Yuzgaz B. V. Выполняя решение суда, 3 ноября Кабмин отказал Yuzgaz B.V. в реализации проекта по добыче сланцевого газа на Юзовской площади.

Однако это не значит, что не найдутся другие компании, которые будут претендовать на добычу сланцевого газа на Юзовском и других месторождениях — вопреки очевидной нерентабельности этого процесса. Создать очередную «прокладку» — дело нехитрое. Тем временем площадки для таких компаний уже расчищены.

 

Расчистить площадку

2 ноября Киевский апелляционный хозяйственный суд разорвал договор о совместной деятельности между государственной газодобывающей компанией «Укргаздобыча» и ООО «Природные ресурсы +» депутата Верховной Рады от группы «Воля народа» Александра Онищенко.

«Апелляционную жалобу публичного акционерного общества "Укргаздобыча" на решение хозяйственного суда Киевской области от 24 мая 2016 года по делу №911/410/16 по иску публичного акционерного общества "Укргаздобыча" к обществу с ограниченной ответственностью "Природные ресурсы +", с участием Специализированной антикоррупционной прокуратуры Генеральной прокуратуры Украины, о расторжении договора, удовлетворить полностью», — сказано в постановлении суда.

Объектами совместной деятельности «Укргаздобычи» и «Природных ресурсов +» по договору от 22 января 2014 года являются пять скважин в Полтавской области Куличихинского и Гадячского месторождений, а также соответствующая инфраструктура, расположенная в пределах лицензионных площадей.

Кому конкретно достанутся готовые площадки по добыче газа, пока не ясно. Однако, скорее всего, это будут структуры, обладающие мощным административным ресурсом. Наиболее вероятным является как раз успех «друзей» Порошенко, сосредоточившего в своих руках контроль над правительством и профильными ведомствами (Госгеонадра). Будет ли она называться Yurgaz или как-то иначе — не суть важно.

ukraina.ru

Сланцевая нефть: за и против

В последнее время вокруг сланцевых водородов, как нефти, так и газа, ломается множество копий. Одни выступают за добычу такого сырья, другие против. На наш взгляд, аргументов в пользу последних всё-таки больше.

Первыми разработчиками сланцевой нефти и газа стали США, где их добыча ведётся достаточно успешно. Показатели находятся на максимальных значениях за последние 20 лет. Основные сланцевые месторождения находятся в Техасе и Северной Дакоте. За шесть лет добыча нефти в Дакоте выросла в 150 раз и превышает 660 тысяч баррелей в день. По данным ОПЕК, Штаты уже снизили долю экспортируемой нефти из африканских стран на 41%. Исключением стала нефть Саудовской Аравии.

Если такая тенденция сохранится, и в будущем Штаты начнут уменьшать экспорт не только из Африки, но и из стран Латинской Америки, то цена на нефть может опуститься ниже отметки $100 за баррель. Дешёвая нефть снижает доходы государственного бюджета РФ, что в дальнейшем приводит к его дефициту. На текущий момент этому мешает конфликт в Сирии, который позволяет держать цены на высоком уровне, но как долго это продлится, никто не знает.

Добыча сланцевой нефти для российских компаний является нерентабельной и экологически опасной, несмотря на то, что Россия является лидером по запасам такой нефти (75 млрд баррелей). Традиционных запасов (28 млрд тонн) на сегодняшний день достаточно для того, чтобы удовлетворить внутренний и внешний спрос, а также нарастить добычу. Себестоимость сланцевой нефти ($80-90 за баррель) в несколько раз превышает себестоимость традиционной ($10-12 за баррель).

Да и технологий для добычи трудноизвлекаемых запасов в нашей стране пока нет. На текущий момент изучением таких технологий может похвастаться только "Газпром". В будущем компания планирует освоить залежи сланцевой нефти в Западной Сибири. В начале 2013 года компания "Газпром нефть" пробурила поисково-оценочную скважину с целью промышленного исследования и испытания бажено-абалакского горизонта Пальяновской площади Красноленинского нефтегазоконденсатного месторождения (НГКМ) в Октябрьском районе Ханты-Мансийского автономного округа. Также известно, что компания разрабатывает проект промышленного освоения этих залежей.

Оператором месторождения является дочерняя компания "Газпром нефти" — "Газпромнефть–Хантос", созданная в 2005 году. Известно, что в 2001 году разработкой этого месторождения собиралась заняться "Транснефть", но планы компании изменились.

Еще один проект "Газпром нефти" по изучению возможностей добычи сланцевой нефти осуществляется совместным предприятием с Shell — компанией Sаlym Petroleum Development на Верхне-Салымском месторождении в ХМАО-Югре. 8 апреля 2013 года Shell и "Газпром нефть" подписали Меморандум о подтверждении генерального соглашения о партнёрстве в области разведки и добычи сланцевой нефти. Этот проект считается самым перспективным на Баженовской свите в Западной Сибири.

К добычи сланцевой нефти проявляет интерес и компания "Роснефть", которая совместно с норвежской Statoil планирует разрабатывать месторождение в Самарской области.

Несмотря на то, что разработки ведутся, будущее сланцевой нефти весьма туманно. Необходимо учитывать, что отдача таких месторождений уменьшается экспоненциально, а затраты - высоки.

В Украине сланцевой нефти нет, но зато есть сланцевый газ, который страна собирается разрабатывать совместно с рядом американских нефтегазовых компаний. Желание добывать сланцевый газ можно объяснить тем, что Украина ищет возможности диверсификации энергетической безопасности и снижения зависимости от потребления российского газа.

К основным месторождениям углеводородов на Украине относят Олесское в Ивано-Франковской и Львовской областях и Юзовское в Донецкой и Харьковской областях. Стремление страны снизить энергетическую зависимость от России особенно проявилось в последние два года. Однако необходимо учитывать негативные экологические последствия, к которым может привести добыча сланцевого газа.

Евросоюз поддерживает инициативу Украины, во многом исходя из собственных экономических и геополитических интересов, рассчитывая на то, что этот газ пойдет и в европейские страны. По данным Управления энергетической информации США, запасы сланцевого газа в Украине составляют 3,6 трлн куб. м. При нынешнем потреблении европейцев этого запаса хватит на десяток лет. Интересно отметить, что сама Европа, в лице Франции, Германии и Великобритании, отказалась от добычи сланцевого газа во имя экологии.

www.obozrevatel.com

Зачем Emerstone добывать сланцевый газ в Украине

Евгений Гордейчик

Ярослав Кинах, управляющий партнёр компании Emerstone, которая взялась разрабатывать в Украине крупнейшее месторождение сланцевого газа, рассказал Фокусу о планах по добыче дефицитного топлива

Самой крупной инвестицией в украинскую экономику этого года можно считать соглашение о совместной разработке крупнейшего в стране месторождения сланцевого газа "Юзовское" между государственной компанией "Надра Украины" и люксембургским фондом Emerstone Capital Partners. Эта малоизвестная структура заняла место вышедшей в 2015 году из проекта международной компании Shell. Новый инвестор обязался вложить $200 млн в месторождение на протяжении пяти лет.

Emerstone возглавляет канадский предприниматель украинского происхождения Ярослав Кинах. Он говорит по-украински с сильным акцентом, зачастую безуспешно пытается перевести с английского нужные слова, но реалии отечественного бизнеса знает хорошо. Впервые на историческую родину Кинах попал в 1995 году, когда ему, канадскому банкиру, предложили возглавить киевский офис ЕБРР. После окончания контракта с ЕБРР в 1999-м, менеджер управлял разными филиалами западных компаний в странах СНГ. Кроме того, в качестве независимого консультанта помогал мэрии Киева размещать еврооблигации и подготовил несколько отечественных компаний к листингу на Лондонской бирже.

Позже Кинах основал компанию Iskander energy, которая разрабатывает сланцевые месторождения природного газа и залежи угольного метана в Грузии, Болгарии и Украине (совместно с Индустриальным союзом Донбасса Сергея Таруты), а также компанию Black Iron, которая разрабатывает Шимановское железорудное месторождение. Но этот бизнес сейчас идёт не особо хорошо. Два из трёх участков Iskander energy находятся в зоне АТО, в прошлом году на них пришлось прекратить добычу. А у Black Iron в 2015 году возникли проблемы с привлечением инвестиций для строительства ГОКа на Шимановском месторождении из-за падения цен на железную руду на мировых рынках.

Новый шанс развить свой бизнес в Украине Кинах увидел в выходе Shell из совместного с государством проекта по развитию Юзовского месторождения сланцевого газа. Сразу после этого события Кинах создал в Люксембурге инвестфонд Emerstone, который, по словам предпринимателя, на сегодняшний день располагает капиталом в $400 млн. Фокус выяснил, почему имена инвесторов фонда окружены тайной, когда он собирается пробурить первую скважину и как намерен отражать натиск чиновников и экологических активистов в Украине.

Эксперты достаточно скептически относятся к перспективам добычи газа на "Юзовском": там искали газ и в советские времена, однако так и не смогли наладить коммерческую добычу. Shell в итоге тоже решил выйти из проекта. Почему вы решили бороться за это месторождение?

— В советские времена там пробурили около 40 скважин. Суточная добыча составляла около 50–60 тыс. м куб. На те времена это был не тот объём, который стоило добывать. Газодобытчиков СССР, так же как и современные глобальные концерны, интересовали исключительно гигантские месторождения, где можно ежедневно добывать миллионы кубов. Но для небольших компаний, таких как наша, объёмы Юзовского месторождения достаточно привлекательны. Другая моя компания — Iskander Energy, разрабатывает недалеко от Юзовского несколько скважин, и добыча на них вполне рентабельна.

Стоимость поисковых работ у таких гигантов, как Shell или ExxonMobile, значительно выше, чем у небольших компаний. Посмотрите на пример США. В своё время добычу сланцевого газа там начали именно небольшие компании ("сланцевая революция" пришлась на начало 2000-х. — Фокус). По мере того, как цены на газ росли, мелких добытчиков вытеснили крупные корпорации, а сейчас, после падения цен на газ, небольшие компании в США снова успешно конкурируют с гигантами.

Расскажу одну историю. Iskander Energy как раз пробурил неподалёку от Юзовского свою первую скважину, а Shell в это время вёл там разведочные работы. Однажды мы встретились с одним из менеджеров Shell, и он меня спросил, во сколько обошлось нам бурение скважины. Я ему честно ответил, что очень дорого — в $5,5 млн. Он говорит: "Ты смеёшься, бурение такой скважины стоит раз в десять дороже". Выяснилось, что Shell импортирует в Украину абсолютно всё. Даже трубы они возят через полмира, из Японии. Хотя в Украине делают трубы ничем не хуже. Просто Shell нашла подходящую по качеству сталь у японской корпорации и централизовано закупает трубы там. Когда у тебя тысячи скважин, такой подход работает. Когда одна — нет. Это просто разная стратегия бизнеса.

Поэтому после падения цен на газ для Shell дальнейшее инвестирование в Юзовское месторождение стало очень рискованным. Добавьте к этому репутационные риски — если проект окажется неудачным, это обязательно используют конкуренты. Плюс давление акционеров на менеджмент. Когда начинается любой кризис, акционеры постоянно от тебя требуют экономить их деньги и не лезть в авантюры. Противостоять этому очень сложно. Для Shell $80 млн, которые они с 2011 года вложили в проект, — это небольшие деньги. Они сочли более правильным выйти из бизнеса.

Как только я услышал о выходе из проекта Shell, сразу же заинтересовался участком. За четыре года работы Shell накопил серьёзный объём геологической информации, которую смогут использовать последующие инвесторы проекта. Для нас эта информация очень интересна. На её основе небольшая компания может создать весьма рентабельный бизнес. К тому же у меня давно есть газодобывающий бизнес в Украине, и я хорошо знаю местные реалии. Я поговорил с несколькими своими друзьями, и мы решили создать Emerstone Capital Partners.

Вы согласились инвестировать в Юзовское $200 млн и выплатить $75 млн бонусов после начала коммерческой добычи. Предложения ваших конкурентов были намного скромнее. Швейцарский трейдер Vitol предложил инвестировать в месторождение около $10 млн, а Burisma — $108 млн. Чем вы руководствовались, разрабатывая столь масштабный инвестиционный план?

— Когда мы шли на конкурс по Юзовскому, я предполагал, что там будут лишь компании, связанные с украинскими олигархами. Никто из крупных компаний сразу после ухода Shell не рискнёт сюда заходить. Так и получилось. Нашими конкурентами стали Burisma Злочевского и Vitol. Это швейцарский трейдер, но если говорить об украинских проектах, то они здесь работают через компанию Arawak в партнёрстве с группой EastOne Виктора Пинчука. Поэтому мы решили максимально, насколько это возможно, придерживаться соглашения с Shell, продумать, какие из его обязательств мы можем взять на себя в условиях нынешних цен на газ. Скажем так, мы проявили немного оптимизма, и поэтому выиграли конкурс.

Вашими конкурентами на конкурсе были компании, связанные с олигархами, но сами вы не разглашаете имена инвесторов Emerstone. Почему вы избегаете публичности?

— Естественно, сейчас начнут ходить разные слухи, но я связан соглашением о конфиденциальности и не могу разглашать имена инвесторов. Могу лишь повторить, что в фонде нет украинских или российских инвестиций. Среди наших инвесторов есть люди с разными интересами, и не все хотят, чтобы их дела обсуждали публично. Когда я общался с потенциальными инвесторами, от меня все требовали конфиденциальности. Для подобных рискованных проектов анонимный инвестфонд — вполне типичная структура.

Посмотрите на ситуацию с обратной стороны. Emerstone зарегистрирован в Люксембурге. В Украине работают тысячи компаний с кипрской регистрацией. А с люксембургской вы много видели? Потому что в Люксембурге, когда ты регистрируешь инвестфонд, с тебя, извините за грубость, штаны снимают. И меня, как распорядителя фонда, прозрачность капитала инвесторов разные структуры проверяли много раз. Если бы мы хотели скрыть коррупционный капитал, то зарегистрировались бы на Кипре, где всем безразлично, откуда у тебя деньги. Чтобы обезопасить себя от репутационных рисков, я сознательно решил зарегистрировать Emerstone в стране с очень высокими требованиями к законности происхождения денег.

Инвестиции в украинскую экономику сегодня — крайне рискованный вариант вложения денег. Например, при приватизации ОПЗ инвесторы опасались, что в любой момент может смениться глава НБУ и он снова запретит репатриацию дивидендов. Или того, что Нафтогаз, как монополист, просто не даст прокачивать по государственным трубопроводам их газ. Ваши инвесторы не задавали подобных вопросов?

— Задавали, конечно. Но у нас есть соглашение с государством о разделе продукции. В нём чётко прописаны обязанности государства. Среди них в том числе возврат НДС, выплата дивидендов и возможность импортировать оборудование без акциза и таможенных пошлин. Конечно, эти моменты всё равно связаны с определёнными рисками, но соглашение о разделе продукции существенно их снижает.

Но одной из причин ухода Shell стало именно невыполнение государством своих обязательств. В частности, даже во времена Януковича Shell не удалось попасть на месторождения рядом со Славянском из-за противодействия местных властей. Вы уверены, что вам удастся наладить диалог с чиновниками?

— На мой взгляд, определённые проблемы с чиновниками были лишь одной из причин ухода Shell. Но не главной. Падение цен на газ и война на востоке — риски куда более существенные.

Вам всё равно придётся получать лицензии на разведку и добычу в структурах Минэкологии. Даже государственная Укргазвыдобування уже долгое время не может там добиться разрешения на бурение новых скважин. Не боитесь украинской коррупции?

— О коррупции в Госслужбе геологии и недр я наслышан. Но я не собираюсь бегать по коридорам и просить, чтобы нам выдали лицензию. Моя задача — согласовать рабочую программу и обеспечить финансирование работ. В соответствии с соглашением о разделе продукции, получение разрешительной документации — зона ответственности государства. Конечно, вложиться в оговорённые на разведку пять лет будет сложно не только нам, но и государству в плане подготовки необходимых лицензий и прочих документов. Но надеюсь, что чиновники приложат максимум усилий, чтобы выполнить взятые на себя обязательства.

Когда дело дойдёт до проведения гидроразрывов пласта, вы наткнётесь на противодействие экологических активистов. Готовы к этому?

— В Украине коммуникация с негосударственными экологическими организациями идёт гораздо сложнее, чем, к примеру, в Канаде. Но это тоже вопрос решаемый. При проведении гидроразрывов пласта на скважинах Iskander Energy я уже сталкивался с тем, что экологи накручивали местных жителей. Люди боятся того, чего не понимают. Поэтому я лично ездил по сёлам, проводил там собрания, подробно объяснял жителям, что мы собираемся делать. Приглашал всех желающих придти и присутствовать при проведении гидроразрыва. Пояснял, что в используемой для гидроразрыва смеси нет ничего, кроме воды, песка и пищевых добавок, но даже эта смесь не может попасть в воду в колодцах, чего так опасаются экологи. В конечном итоге мне удавалось убедить местных жителей, что мы не собираемся делать ничего страшного.

Какие объёмы газа вы планируете добывать и каковы сроки возврата инвестиций?

— Пока я этого не знаю. Сейчас мы будем разрабатывать и утверждать рабочую программу. Там будут детально прописан ход поисковых работ. Планируем пробурить первую скважину уже в следующем году. А в целом программа поисковых работ насчитывает 15 скважин. Это даст возможность определить наиболее перспективные для коммерческой добычи районы.

uaenergy.com.ua

Уголь, сланцевая нефть и дорогостоящий мираж энергетической независимости Украины

Трагическая гибель десятков украинских шахтеров и травмы, полученные многими другими, в ходе двух разных аварий на угольных шахтах в Луганской и Донецкой областях требуют полномасштабного расследования причин, которые привели к авариям. Но какими бы не были его результаты, определяющие ответственных за утрату жизни и здоровья, они не смогут утешить семьи, потерявшие своих близких, которых невозможно заменить. Вечная им память!

Президент Украины Виктор Янукович заслуживает похвалы за то, что, прервав свой отпуск в Крыму, он быстро выехал на место аварий на шахтах и потребовал полного расследования их причин. Но помимо установления связанных с авариями фактов, правительству необходимо пересмотреть стратегическое направление энергетической политики, в основе которой лежат сомнительные маневры, направленные на достижение национальной энергетической независимости. В частности, как отмечает Ukrainian Journal, «планы правительства по развитию угледобывающего сектора как способа снижения зависимости от импорта дорогого природного газа из России» должны стать предметом тщательного анализа в рамках расследования аварий на шахтах.

Геополитическое значение сланцевого газа с точки зрения США

Сокращение «зависимости от России» также является лейтмотивом еще одного из энергетических приоритетов Киева – добычи природного газа из сланцев. Именно в этом состоит подтекст заинтересованности компании Shell в инвестиционных вложениях в объеме до 1 миллиарда долларов: «Украина, которая зависит от импорта российского газа, ищет альтернативные источники энергоносителей и в последнее время изучает идею разработки сланцевых залежей в регионе Донбасса на востоке страны, а также в Карпатах на западе. На основе данных, собранных «Нафтогазом Украины», геологи США спрогнозировали, что Украина может иметь от 1.5 до 2.5 триллиона кубометров сланцевого газа».

Как это и должно быть, Shell безусловно интересуют, прежде всего, коммерческие  перспективы предприятия. Но в свете стратегических соображений США политический аспект потенциальной разработки сланцевого газа на Украине не должен ускользнуть из вида. Согласно докладу «Сланцевый газ и национальная безопасность США» («Shale Gas and U.S. National Security»), выпущенному Институтом государственной политики Джеймса А. Бейкера III (бывшего госсекретаря США) при Университете Райс в июле 2011 года, сланцевый газ следует рассматривать как ключевой инструмент поддержания и даже расширения глобального господства Америки, сложившегося после окончания холодной войны, в особенности за счет России.

В докладе Института Бейкера много говорится о геополитике и совсем немного о коммерческой привлекательности. Подобно поддерживаемым Вашингтоном трубопроводам Баку-Джейхан (существующий) и «Набукко» (гипотетический), разработка сланцевого газа рассматривается как ответ на политические, а не на экономические проблемы. Для примера, рассмотрим приведенные ниже выдержки из доклада Института Бейкера, с комментариями от АИУ (Американский институт в Украине):

(Стр. 9) «Рост поставок сланцевого газа… уже повлек за собой геополитические последствия. Например, он сыграл ключевую роль в ослаблении возможностей России по использованию «энергетического оружия» против своих европейских потребителей за счет увеличения альтернативных поставок в Европу в виде СПГ, вытесненного с рынка США».

Комментарий АИУ: Для авторов доклада продажа Россией своего газа европейским потребителям представляется «энергетическим оружием», но, очевидно, что американские усилия по подрыву рынка России для достижения геополитических целей в какой-либо степени оружием не являются.

(Стр. 45) «высокая зависимость Европы от поставок российского трубопроводного природного газа осложнила для некоторых европейских лидеров участие в дипломатических усилиях против вторжения России [так!] в Грузию в 2008 году (см. примечание 26, ниже) и ослабила их поддержку неуверенно победившего на выборах прозападного украинского президента Виктора Ющенко, который был избран Москвой мишенью за его антироссийские позиции. Диверсификация источников энергоснабжения Европы способствует продвижению интересов США за счет расширения возможностей Европы противостоять вмешательству России в европейские дела, а также способствует большей внешнеполитической независимости пограничных государств на Балканах и в Восточной Европе от Москвы. Коалиции США с европейскими государствами являются важным элементом национальной безопасности США, в том числе в борьбе с терроризмом и по предотвращению гуманитарных кризисов. Энергонезависимая Европа будет располагать большими возможностями по присоединению к США в глобальных миротворческих и других международных инициативах, которые могут не пользоваться полной поддержкой со стороны России».

Комментарий АИУ: Конечно, важным фактором здесь является не энергетическая независимость Европы, а зависимость от стран, находящихся в геостратегической орбите США, таких как Азербайджан, Грузия, Турция и Ирак. За счет этого американским союзникам в Европе будет сложнее сопротивляться давлению со стороны Вашингтона в пользу их участия в будущих авантюрных «инициативах» по образцу Боснии, Косово, Ирака, Афганистана, Ливии, возможно, скоро и в Сирии, разумность и даже законность которых Россия имеет наглость оспаривать. Более того, ссылка на «пограничные государства» предполагает наличие новых разделительных линий в Европе, которые отсекают чуждую Россию.

(Страница 45, примечание 26) «Германия выступила против санкций в отношении России в период после вторжения [так!] в Грузию, а канцлер Германии Ангела Меркель в декабре 2008 года поехала на переговоры в Санкт-Петербург, Россия, и дала ясно понять на совместной пресс конференции, что Германия выступает против того, чтобы Украина и Грузия встали на путь к членству в НАТО, несмотря на американское давление (курсив мой) в противоположном направлении. Прочие европейские страны, включая Италию, также не осудили российскую военную операцию».

Комментарий АИУ: Почти ровно три года назад эксцентричный любимчик Вашингтона Михаил Саакашвили организовал нападение на Южную Осетию, в ходе которого погибли мирные осетинские граждане и российские миротворцы. Когда Россия ответила силой, некоторые из союзников Америки по НАТО осмелились противостоять «давлению» со стороны Вашингтона в пользу обострения ситуации, возможно, отчасти потому, что они располагали другими источниками энергоносителей, чем те, которым отдают предпочтение США. Что еще хуже, членство Украины и Грузии в НАТО, из-за которого столкновения 2008 года могло бы перерасти в мировой пожар, больше не является приемлемым для некоторых из ключевых союзников Вашингтона.

(Страница 48) «Проект «Набукко» обсуждается уже более десяти лет в качестве дополнительного решения по диверсификации доступа ЕС к различным источникам поставок природного газа из Центральной Азии и Ирака. Межправительственное соглашение по проекту было подписано Турцией, Румынией, Болгарией, Венгрией и Австрией в июле 2009 года и направлено как на сокращение зависимости Европы от российского газа, так и на создание новых маршрутов транспортировки каспийских ресурсов, тем самым укрепляя политические связи прикаспийских стран с ЕС… Однако, высокая стоимость проекта, а также сомнения по поводу возможности и сроков поставок газа, создали серьезные препятствия для проекта. При этом с учетом возможных сценариев по росту альтернативных поставок в Европу по мере увеличения добычи сланцевого газа становится еще более неясно, будет ли проект «Набукко» в дальнейшем иметь геополитический или коммерческий смысл».

Комментарий АИУ: Как и его спутник, Тбилиси-Баку-Джейхан, «Набукко» никогда не имел коммерческого смысла, а был задуман исключительно как «политическая» и «геополитическая» альтернатива «Южному потоку» (который, кстати, даже не упоминается в исследовании Института Бейкера). С приближением краха проекта Набукко, когда к «Южному потоку» присоединяется большинство стран, оказывавших под давлением со стороны Вашингтона словесную поддержку «Набукко», запускается идея сланцевого газ как своего рода технологической замены «Набукко» для достижения тех же геополитических целей).

«Гидроразрыв пласта»: еще один замедленный Чернобыль?

Одним из обстоятельств, которое в докладе Института Бейкера не рассматривается детально, является потенциальное воздействие на окружающую среду «гидроразрывов пласта» - современного способа закачки токсичных веществ под высоким давлением в газоносные пласты для извлечения природного газа из «разорванных» сланцевых пород. Гидроразрыв является необходимым условием эксплуатации месторождений, которые могут быть разведаны на Украине или в других местах, обеспечивающих экономическую целесообразность добычи газа. На самом деле, с чисто экономической точки зрения было бы справедливо сказать, что это гидроразрыв пласта и дает сланцевый газ. Как сказал один из экспертов по инвестициям в энергетическую отрасль: «Без гидроразрыва пласта нетрадиционная добыча газа невозможна, а без добычи на этих месторождениях зависимость страны от иностранных энергоносителей приведет к резкому росту цен на газ и расходов на электроэнергию».

Хотя даже некоторые американские штаты, озабоченные проблемами защиты окружающей среды, в частности, Нью-Йорк, пытаются продвинуть проекты добычи сланцевого газа с использованием гидроразрыва пласта, в других, таких как соседний Нью-Джерси, создают юридические препятствия на пути к этому. То же самое происходит в некоторых европейских странах, особенно во Франции:

«Нью-Джерси и Франция имеют мало общего, но они сходятся в одном, а именно, в том, что гидроразрыв пласта, при котором под землю закачиваются химические вещества для извлечения природного газа из сланцевых пород, загрязняет воды и должен быть запрещен. В законодательстве Нью-Джерси указывается, что:

«…было установлено, что [при гидроразрыве пласта] используются различные загрязняющие химические вещества и материалы, которые могут внезапно и неконтролируемым образом попасть в поверхностные и подземные воды штата».

«Для Нью-Джерси запрет не влечет каких-либо серьезных экономических жертв, поскольку в штате нет сланцевых пород Marcellus Shale, которые в любом случае находятся достаточно глубоко для бурения. Но ситуация сильно отличается во Франции, которая имеет месторождения сланцевых нефти и газа, которые «потенциально являются одними из наиболее перспективных в Европе». Несмотря на экономический потенциал, французские законодатели приняли закон, по которому энергетическим компаниям дается два месяца для того, чтобы декларировать то, какие  методы бурения они будут использовать в районах, [на которые] они получили разрешения на бурение. Если компания не ответит или ответит, что она планирует использовать гидроразрыв пласта, французские регуляторы отзовут свое разрешение на бурение».

«Экологическое законодательство Франции показывает насколько сильно в настоящий момент зеленое движение в Европе, и следует за решением Германии о запрете всей ядерной энергетики к 2022 году. Франкоговорящая канадская провинция Квебек с марта ввела мораторий на гидроразрывы пласта до проведения тщательной экологической экспертизы».

«Энергетическая отрасль отвергает претензии по поводу экологических последствий гидроразрывов пласта, заявляя, что существующие правила достаточны для предотвращения загрязнения воды. Но многих не убеждают эти заверения в корыстных целях. Например, в апреле члены Палаты представителей США от Демократической партии опубликовали доклад, документально показывающий, что 650 из 750 соединений, которые содержатся в жидкости, применяемой для гидроразрыва пласта, представляют собой «химические вещества, которые известны как потенциально канцерогенные для людей, и которые регулируются Законом о безопасной питьевой воде, или находятся в списке опасных веществ, загрязняющих атмосферу». Ранее в январе те же самые демократы сообщили, что энергетические компании, в том числе Weatherford, Halliburton и BJ Services, с тех пор приобретенная Baker Hughes, продолжали закачку дизельного топлива в землю без разрешения даже после того, как это было признано незаконным Агентством по охране окружающей среды США. Кроме того, по результатам недавнего расследования газеты New York Times было установлено, что в процессе гидроразрыва пласта происходит попадание в реки радиоактивных веществ, а также канцерогенных химических веществ:

«Тысячи внутренних документов Агентства по охране окружающей среды, регуляторов штатов и буровых компаний свидетельствуют, что опасность для окружающей среды и здоровья выше, чем считалось ранее».

«Список обличительных документов можно найти, нажав здесь».

[Из статьи «New Jersey and France Ban Natural Gas Drilling Based on Fracking», Investing Daily]

Говоря кратко, с учетом тех опасных методов, которые требуется применять, сланцевый газ вряд ли станет бесплатной находкой для Украины, как по той же причине и для Франции, и для Нью-Йорка. Это не значит, что Украина не должна внимательно рассматривать сланцевый газ как один из возможных вариантов, при условии должного контроля и регулирования его добычи. Учитывая состояние экономики Украины, необходимо рассматривать все потенциально выгодные источники.

Тем не менее, опасный по своей сути характер гидроразрывов пласта означает, что потенциальные издержки Украины в связи с масштабной разработкой месторождений сланцевого газа являются не менее серьезными, чем связанные с гибелью людей в угольных шахтах Луганска и Донецка. На самом деле, в то время как при добыче угля риски в первую очередь затрагивают тех, кто непосредственно участвует в работах (т.е. шахтеров), потенциальные риски, связанные с гидроразрывами пласта влекут загрязнение окружающей среды и отравление людей далеко за пределами мест проведения работ. В связи с этим, цена аварии при гидроразрыве пласта потенциально может приближаться по последствиям к аварии на ядерном объекте, с катастрофическим характером которой Украина знакома слишком хорошо.

Сосредоточиться на альтернативах для Украины

Независимо от того, рассматривать ли его потенциально как «технологическое Набукко» или «химический Чернобыль», ясно то, что ни сланцевый газ, ни активизация добычи угля не являются панацеей для энергетических болезней Украины. Хотя либо одно, либо то и другое могут в какой-то степени быть полезным дополнением к украинскому «экономическому инструментарию», очевидным фактом является то, что экономика Украины и украинское население нуждаются в экономических выгодах от устойчивого энергоснабжения по более низким ценам. И им это необходимо сейчас.

Единственный способ гарантировать это для Киева - отказаться от неэкономического флирта с нео-оранжевой геополитической повесткой, исходящей из Вашингтона, которая, как это показывает доклад Института Бейкера, реально стоит за инициативами по разработке сланцевого газа в Украине и в других «пограничных государствах», таких как Польша и Хорватия (стр. 25). Геополитика, стоящая за сланцевым газом, вряд ли сможет служить «пищей» для украинцев в большей степени, чем геополитика, стоящая за расширением НАТО или несуществующим «Набукко».

С учетом  поэтапного отказа Германии от своей ядерной программы и вероятности того, что другие европейские страны последуют этому примеру, возможности Украины в настоящий момент влиять на ситуацию до того, как «Северный поток» войдет в строй и, возможно, будет расширен, более значительные, чем они могут быть в будущем. Украине необходимо заключить сделку с Россией по своей трубопроводной системе как можно скорее, если она хочет остаться в игре по транзиту газа в Европу. Украина сможет гарантировать сохранение своего места как игрока только придя к соглашению с Россией о долгосрочных поставках, предполагающее:

Слияние Газпрома и «Нафтогаза Украины» и модернизацию трубопроводной системы Украины. (Отмена встречи Януковича с президентом России Дмитрием Медведевым как раз из-за этого вопроса, не отвечает интересам Украины.) Газ для Украины в необходимых объемах и по требуемой цене может прийти только из России или из Туркменистана через Россию. 

Прекращение противодействия со стороны Украины «Южному потоку», который в отличие от «Набукко», должен стать реальностью. 

Присоединение к Таможенному союзу России-Казахстана-Белорусси как элемент «большой сделки» между Киевом и Москвой.

Такой подход вряд ли подорвет перспективы Украины в отношениях с Европой и, на самом деле, будет способствовать их укреплению, поскольку основное ядро ЕС (Германия и Франция) предпринимает шаги к тому, что заключить собственные энергетические сделки с Россией. Хотя по встревоженным оценкам некоторых лиц в США, такое развитие событий способствует  возрождению «русско-франко-германской оси», которая начала складываться в 2003 году вследствие неприятия американо-иракской войны в условиях снижения доминирующей роли США в вопросах безопасности в Европе и в мире, оно может лишь способствовать более широкому доступу Украины в Европу, а также получению с ее стороны выгод от растущего сотрудничества России с Китаем, Индией, Бразилией и другими незападными центрами, ориентированными на страны БРИК.

Джеймс Джордж Джатрас - заместитель директора Американского института в Украине

 

economica.com.ua

Экологические войны транснациональных корпораций на востоке Украины. Сланцевый газ

     Донецкие депутаты в 2013 году проголосовали за «газовый чернобыль». Возможные фатальные последствия добычи сланцевого(нетрадиционного) газа

    Приближается подписание соглашений о разделе рынка сырья(нефте-газового) Украины между международными нефтяными компаниями - Shell и Сhevron.

    На западе и на востоке страны расположены перспективные для разработки нетрадиционного газа участки, а запасы только Юзовского участка газа оцениваются в несколько триллионов кубометров газа.  В 2012 году были проведены тендеры на разработку этих участков, их выиграли известные транснациональные корпорации

     В прошлом году Донецкий и Харьковский облсоветы одобрили проект добычи сланцевого газа на своих территориях. Речь идет о разработке Юзовского месторождения.Судьбоносные заседания даже посетил новоиспеченный министр экологии Олег Проскуряков, который не уставал заявлять о блестящих перспективах добычи сланцевого газа.

    «В случае успеха поисковых работ на Юзовском месторождении, мы уже через пять-шесть лет выйдем на объемы добычи газа в несколько миллиардов кубометров в год, а через десять лет — 8–10 миллиардов кубометров», — говорил он.

   Как известно, проект «Сланцевый газ» в Украине будут реализовывать мировые гиганты — компании Shell и Сhevron. Благословление местных советов — еще один шаг к подписанию базового соглашения о разделе продукции с иностранцами.

    После заседания Донецкого облсовета министр уверял, что сотрудничество с Shell может стать крупнейшим инвестиционным проектом в истории Украины. «Базовый сценарий Shell — инвестиции свыше 10 млрд долл, оптимистический — более 50 млрд долл», — говорил Проскуряков.

    Одним из ключевых вопросов добычи сланцевого газа, который должны были учитывать местные советы, — экологическая безопасность. Экология — один из самых дискуссионных вопросов. Ряд европейских стран, в том числе Франция, запретили добычу сланцевого газа, опасаясь именно экологических последствий.    Харьковский и Донецкий облсоветы такой угрозы не увидели, но речь не об этом.

    Армагеддон по-донецки

     Но, несмотря на то, что промышленная добыча нетрадиционного газа осуществляется всего несколько лет, в мире набирает силу движение ее противников. Они утверждают, что с экологической точки зрения технология гидроразрыва пласта может привести к катастрофическим последствиям. В чем же дело?     Во-первых, для освобождения природного газа в сланцах или уплотненных песчаниках в скважину необходимо под большим давлением закачать тысячи тонн воды вместе с песком и химическими реагентами. В результате гидроразрыва в породе образуются трещины, по которым течет высвобожденный газ. Но! Такой удар внутри земной коры вполне может явится причиной землетрясения. В этой связи приведем один факт: британская нефтяная компания Cuadrilla Resources была вынуждена приостановить геологоразведку с применением этого способа в Ланкашире из-за того, что после проделанного ею бурения скважин были зафиксированы толчки в 2,3 и 1,5 балла в апреле-мае 2011 года.

     А для разработки газового месторождения нужно будет пробурить тысячи скважин и, следовательно, тысячи раз провести эту операцию. Каковы будут последствия, трудно даже представить. Тем более в Донбассе, где недра и так перерыты шахтными выработками, в результате чего, временами, дома уходят под землю.

    Во-вторых, химические компоненты, которые закачиваются вместе с водой — токсичны. Их задача — разъедать стенки трещин, чтобы они не смыкались. И хоть нам сегодня говорят, что удельный вес «химии» в этих смесях — всего полпроцента, и их применение не ухудшит экологическую ситуацию, донецкие экологи предлагают чиновникам простой тест: в стакан воды налить чайную ложку этих реагентов (как раз получается полпроцента) и выпить. Интересно, хоть один из сторонников добычи нетрадиционного газа на это пойдет?

    Настораживает и тот момент, что министр экологии, выступая перед журналистами в Донецке, признал, что состав химических реагентов на сегодня засекречен. Мол, это — коммерческая тайна. Тем самым возбудив еще больше подозрений.

    Фото со строительства в 2012 году вышки в с.Веселое Харьковской области. Подробнее смотреть здесь.

    И кто теперь «свой", кто "чужой"?

   Получается, что согласовав соглашение о разделе рынка сырья Украины между Кабмином и англо-голландской компанией, донецкие депутаты, если называть вещи своими именами, разрешили начать работы, связанные с огромным риском для окружающей среды края, здоровья и жизни его миллионов жителей. Мотивы такого голосования могут быть разные, но все 106 человек, давших свое добро на этот проект, должны понимать, что если лет через 10–20 Донбасс окончательно превратится в один огромный «чернобыль», если в регионе чистая питьевая вода будет стоить дороже, чем водка, а среди его детей еще больше возрастет количество онкобольных, то в этом будет и их вина.

    Но что самое интересное, что информация об экономической выгоде добычи нетрадиционного газа и полученной в результате энергонезависимости Украины тоже весьма сомнительна. Дело в том, что себестоимость добычи сланцевого газа в Америке разными источниками оценивается от 150-ти до 283-х долларов за тысячу кубометров, а, к примеру, себестоимость добычи обычного природного газа — от 50 долларов и ниже. При этом, по подсчетам одного из ведущих авторов журнала World Oil Magazine Арта Бермана, жизненный цикл скважины при добыче сланцевого газа на Barnett в США не превышает 8–12 лет, и лишь немногие сохранят рентабельность после 15 лет эксплуатации, а 15% пробуренных в 2003-м году скважин уже через пять лет исчерпали свой ресурс. К тому же, в отличие от обычного газового месторождения, где могут быть извлечены порядка 80% запасов, сланцевого газа можно извлечь не более 20%.

    А у нас, говорят эксперты, себестоимость такого вида топлива будет еще выше — где-то 350 долларов за тысячу кубометров. Потому что в Украине нет соответствующей трубопроводной инфраструктуры, газ залегает намного глубже, чем в США, и, что самое главное — до сих пор не проведена геологоразведка. Астрономические запасы нетрадиционного газа в нашей стране, о которых любят говорить в правительстве, на сегодня относятся к области «мысленного богатства» (в смысле «богатіння думкою») и пока реально никак не подтверждены. К тому же в первые несколько лет украинская доля в добытом энергоносителе будет составлять всего 31%. В этой связи интересная аналогия. «Шелл» ведет разведку сланцевого газа не только в Украине, но и, например, в Турции. И там подписано соглашение о совместной работе, по которому турецкая компания будет получать 70% добытого газа. Как говорится, почувствуйте разницу.

    Еще один показательный пример. Поляки тоже носятся со своим сланцевым газом (запасы которого там — самые большие в Европе), как главным аргументов будущей энергонезависимости. Но, когда специалисты американской «Exxon Mobil» пробурили на северо-западе страны две скважины, а потом посчитали экономический эффект, то сразу отказались от разработки этого топлива. А до этого добыча сланцевого газа была признана нецелесообразной в Швеции и Венгрии. Такая ситуация вполне может возникнуть и у нас, по крайней мере, в «Шелл» пока не гарантируют, что займутся добычей нетрадиционного газа в Украине. Здесь возникает один вопрос: а зачем тогда весь этот шум о миллиардах долларов инвестиций и десятках миллиардах кубометров добытого газа? Зачем буквально продавливать решения в Донецком и Харьковском облсоветах с нарушениями регламента и законодательной процедуры?

   Ответ, на наш взгляд, прост: уже 24 января 2014 г. правительство и компания «Шелл» должны были подписать соглашение о разделе продукции. Это мероприятие наше руководство может использовать как элемент давления на несговорчивую Россию. Мол, смотрите, не снизите цену на газ, мы через несколько лет вообще его покупать не будем!

    Вышка для закачки водной смеси химикатов. Село Веселое, Харьковская область. Съёмка: май 2013 г.

    Источник

a-forester.livejournal.com

На Украине начали добывать сланцевый газ » Военное обозрение

Предприятие «Укргаздобыча», принадлежащее «Нафтогазу Украины» с прошлого месяца начала добычу сланцевого газа методом гидроразрыва пласта (фрекинга), передаёт ТАСС заявление председателя правления «Нафтогаза Украины» Андрея Коболева агентству Bloomberg.

По словам Коболева, «Украина намерена остановить многолетнее снижение добычи газа и увеличить ее с 20 до 27 млрд. кубометров в год, чтобы стать самодостаточной». У украинских специалистов нет опыта бурения в сланцевых пластах, поэтому она будет сотрудничать с зарубежными партнерами.

По данным Управления по энергетической информации (EIA) минэнерго США, «Украина располагает 128 трлн кубических метров сланцевого газа и занимает четвертое место по запасам сланцевого газа в Европе».

Bloomberg отмечает, что проблемы с добычей газа на Украине начались «после ухода из страны американской нефтегазовой корпорации Chevron Corp. и англо-голландской Royal Dutch Shell, что произошло на фоне эскалации конфликта с Россией».

Агентство поясняет, что «добыча газа с помощью фрекинга заключаются в том, что наполненная химическими реактивами жидкость закачивается глубоко под землю под большим давлением для того, чтобы расколоть пласт и высвободить газ». При этом противники данного метода утверждают, что он «угрожает заражением питьевой воды, может вызвать землетрясения и шум».

Коболев также заявил в интервью, что «Нафтогаз Украины» «был шокирован решением Еврокомиссии разрешить российскому "Газпрому" использовать до 90% мощности газопровода OPAL в Германии». Такое решение, по его словам, «нанесет значительный ущерб финансовому положению не только "Нафтогаза", но и всей Украины».

Глава компании также добавил, что «рассматривает возможность юридически оспорить это постановление».

Вместе с тем Коболев не отрицает возможность обсуждения дополнительного соглашения с «Газпромом». Но если договориться не удастся – не страшно: Украина сможет пройти отопительный сезон на своих запасах, который составляет 14,5 млрд. кубов. «Это комфортный уровень, который придает нам уверенность в том, что мы всегда сможем найти источник удовлетворения спроса в течение этой зимы, независимо от итогов переговоров с разными сторонами», – уточнил он.

topwar.ru