Добыча сланцевых нефти и газа в Башкирии резко ухудшит экологию. Сланцевая нефть в башкирии


О чем молчит Рустэм Хамитов? В Башкирии начнут добычу сланцевого газа с разрывом природы

В начале года «Росгеология» выбрала Башкирию в качестве экспериментальной площадки для добычи сланцевых нефти и газа. Одни считают, что альтернативное топливо – конец монополистам (нефтяным и газовым), другие – это конец окружающей среде. Профессор, доктор химических наук Валерий Майстренко рассказал о минусах и плюсах.

Разработка наша - Валерий Николаевич, для начала: что вообще из себя представляет сланцевое топливо?- Сланцы - полезные ископаемые, которые образовались миллионы лет назад из растительных и животных остатков. А сланцевые нефть и газ - грубо говоря, недоделанные месторождения. То, что «сидят» глубоко. Такие площади огромны, и их много. Раньше, если нефть не била фонтаном, месторождение было мало кому интересно. Однако когда ресурс на исходе, в ход идут альтернативные методы. Так научились добывать сланцевое топливо - с помощью гидровзрыва пласта.

- Известно, что главный «возбудитель» сланцевой лихорадки - США. Там и придумали технологию?- Нет, теорию разработал наш советский академик Сергей Христианович в 1953 г. Американцы её благополучно освоили. Нужда заставила. Природный газ закончился. Сначала они завозили сжиженный газ из арабских стран, а потом перешли на добычу сланцевого. Нефть из сланцев тоже добывают, но в основном газ. Теперь у них его избыток. Хотят «поделиться» с другими странами. Методы выбирают разные.

- Говорят, что из-за этого на юго-востоке Украины льётся кровь…- Вполне возможно. Например, в Донбассе большие запасы сланцевого топлива. И вроде как американская компания уже закупила добычу.

- В планах американцев поставлять альтернативное топливо в Европу и лишить Россию позиции крупного поставщика газа. Как думаете, получится?- Сам сланцевый газ содержит в себе много жирных газов с большой молекулярной массой. Сжигать его невыгодно. Что касается транспортировки, то через Атлантический океан трубу не проложишь. Нужно строить заводы, которые переведут газ в жидкость (вспомните газовый баллон у себя на даче, там он сжижен). Также необходимы порты, где можно будет перелить жидкость из танкера в танкер. Ну, и заводы, которые снова переведут жидкость в газообразное состояние. Плюс трубы… Думаю, раньше, чем в 2018-м Америка не сможет всё это построить и организовать поставку. Да и согласится ли Европа? Этот газ примерно на 30% дороже обычного. Потому что добыча затратная. У себя американцы сделали всё, чтобы его удешевить – убрали налоги (на добавочную стоимость, на природный ресурс и др.).

- Почему Европа сама не добывает сланцевый газ?- Это не только дорогое удовольствие, но и опасное для всего живого. Воздействие на окружающую среду колоссальное. Америке что? Она всегда была страной бизнеса. И добыча там идёт в основном в местах, где обитает мало народу. Франция, Болгария, Румыния, Польша тоже пытались начать производство. Однако в Европе высокая плотность населения и глубокое залегание сланцевых пластов. Общественность бойкотировала эту деятельность. В итоге правительства стран наложили на неё мораторий.

Вода чернеет, звери мрут

- Чем же так опасна технология производства сланцевого топлива?- Представьте, сначала через слой сланца пробуривается горизонтальная скважина. Внутрь закачиваются десятки тысяч кубометров воды, песка и тонны химикатов. Причём под огромным давлением – до 1 500 атмосфер. Оно необходимо для образования крошечных трещин, которые позволят газу (нефти) вырваться. Чтобы отверстия снова не сомкнулись после снижения давления, в них вводят крупнозернистый песок с жидкостью. Радиус трещин может достигнуть нескольких десятков метров.

- Видимо, по ним нефть и газ выходят на поверхность?- Да. Но это ещё не всё. Для поддержания трещин используют кислоты, которые разъедают стенки. У некоторых веществ канцерогенный характер. Поэтому их попадание в пласты, содержащие подземные воды, опасно. К тому же, трещины от гидроразрыва могут распространяться вверх, загрязняя грунтовые воды закачиваемой жидкостью. А она содержит 596 химикатов (ингибиторы коррозии, загустители, кислоты, гелеобразователи…). Опасность представляют и соединения, которые поднимаются из-под земли при гидроразрыве.

- Это выяснили американские экологи?- Да, они 10 лет наблюдали за скважинами по добыче сланцевого газа. Выяснилось, что смесь вода-песок содержит много токсичных химикатов. Использованная загрязнённая вода чаще всего не утилизируется. Загрязняется почва. В грунтовые воды попадают бензол, мышьяк, толуол, соляная кислота, формальдегид… У скважин, по сравнению с теми, что для традиционного природного газа, малый срок эксплуатации. То есть нужно постоянно бурить новые. А это нарушает природную среду. Из-за утечки метана парниковый эффект выше, чем при добыче угля, нефти и традиционного газа. Процесс гидроразрыва может повторяться для одной скважины несколько раз (иногда до 10 раз в год). Остаётся только предполагать, сколько токсичной воды скапливается вблизи добычи. Кроме того, наиболее успешные сланцевые месторождения относятся к палеозойской и мезозойской эрам, имеют высокий уровень гамма-излучения. Радиация попадает в верхние слои осадочных пород. В районах сланцевой добычи зафиксировано повышение радиационного фона.

В США в местах добычи наблюдали мор животных, птиц, рыб, кипящие ручьи с метаном. Ядовитые вещества попадают в питьевую воду и воздух. Из крана может течь чёрная вода, иногда она и вовсе горит. Это реальные случаи. Зачастую всего за год-два территории добычи превращаются в пустыни. Как минимум в трёх американских штатах экологические проблемы приобретают статус катастрофы.

Дело за малыми?

- В России есть богатые сланцевые месторождения?- Да, в Западной и Восточной Сибири. Там можно добывать и из соображения безопасности. Людей почти нет – на тысячах квадратах один охотник бегает. Но пока есть традиционное топливо, эти места не используют.

- А в Башкирии?- Перспективных, думаю, нет. А запасы есть. Например, в уже изученном Туймазинском месторождении. Насколько оно богато, неизвестно. Особых исследований не проводится. Ко мне как-то зимой приходил один предприниматель: мол, что нужно для разработки? Вот я и заинтересовался этим вопросом. Думаю, если у нас этим займутся, то не промышленные гиганты, а небольшие компании, как в той же Америке.

- Говорят, запасы обычного газа иссякают. Значит, сланцевая революция и у нас неизбежна?- В республике своего газа нет, мы получаем его из Сибири. По прогнозам специалистов, газа хватит на ближайшие 30-50 лет. И то, смотря, как интенсивно его использовать. Мы ведь производим не только для себя.

Но, надеюсь, найдутся другие методы или неизведанные месторождения.

ДОСЬЕВалерий МАЙСТРЕНКО родился в 1947 г. в п. Новиковка Аургазинского района БАССР. Окончил Башкирский государственный университет, аспирантуру при Казанском государственном университете. Профессор, заведующий кафедрой неорганической химии БашГУ. Заслуженный деятель науки и техники РБ.

http://u7a.ru/articles/society/7729

maidanrb.blogspot.com

чем грозит Башкортостану добыча «трудной нефти»?

Сланцевая нефть. Что это?

Нефть скапливается под землей на глубине нескольких километров. При ее добыче традиционным способом бурят вертикальную скважину. Большое давление, под которым нефть находится в пласте, заставляет ее саму подниматься наверх.

Однако крупных месторождений «легкой» традиционной нефти становится все меньше, и это вынуждает искать новые способы ее добычи.

Сланцевой нефтью называют нефть низкопроницаемых коллекторов, так как она находится в коллекторах с низкой проницаемостью, таких как сланцы, плотные песчаники и известняки.

– Традиционная добыча нефти постепенно исчерпывает себя. Обнаружили, что нефть может запасаться в сланцевых пластах. Разработали технологию, при которой в скважину закачивается вода с добавлением химических реагентов. Чудовищное давление, которое там образуется, разрыхляет и разрушает породу. Это сложнее и дороже привычного способа добычи нефти в два-три раза, – объясняет доктор химических наук Марс Сафаров.

Добывать такую нефть действительно труднее. Точно так же, как и при традиционном способе, бурят вертикальную скважину, после чего ствол скважины отклоняют на 90° и на сотни метров под землей проходят горизонтально. В образовавшуюся полость на большой скорости мощнейшими насосами закачивается вода. Высокое давление приводит к разрыву породы. Это называется гидроразрывом пласта, или фрекингом. Длина горизонтальной скважины может достигать километра. В таком случае гидроразрывы делаются через каждые сто метров.

После этого воду вновь выкачивают из скважины и ждут, когда нефть по образовавшимся трещинам в породе начнет просачиваться и заполнять скважину, постепенно поднимаясь вверх по стволу.

Фото: lukoil.ru

Эта технология была впервые применена в США, где в 2005–2010-х годах произошла так называемая Сланцевая революция. Именно в США в начале XXI века успешно внедрялись эффективные технологии добычи газа и нефти из сланцевой породы.

Как пояснили эксперты, чтобы не отстать в технологическом развитии ключевой для экономики страны отрасли, отечественные компании, думая о перспективе на 10-20 лет, также планируют разработку технологий добычи сланцевой нефти и исследуют запасы такой нефти в России.

В Ханты-Мансийском автономном округе, Югре, уже началась разработка крупнейшего в мире месторождения сланцевой нефти. Отмечается, что на первых порах это скорее научный, нежели коммерческий, проект. Тем не менее именно тут собираются добывать до 10 млн тонн нефти в год. То есть механизм по освоению нового метода добычи нефти уже запущен.

То, от чего отказалась Европа, придет к нам

Технология вызывает много споров во всем мире. Западные экологи и общественники выступают резко против добычи сланцевой нефти подобным образом в своих странах.

Противники гидроразрывов при добыче сланцевой нефти уверены, что подобное дробление пород наносит непоправимый и трудно предсказуемый ущерб окружающей среде. Гидроразрывная жидкость содержит в себе различные химикаты, отравляющие воду. Сланцы и нефтесодержащие породы, как правило, радиоактивны, что также чревато заражением питьевой воды. Уже не раз отмечался повышенный радиационный фон в районах добычи сланцевой нефти.

Так, осенью 2016 года в американском штате Оклахома произошло одно из сильнейших за всю историю региона землетрясений магнитудой 5,8 балла. Тогда геологи установили прямую связь между землетрясением и огромными объемами закачиваемых в землю вод при гидроразрывах.

Ранее и Великобритания возлагала большие надежды на фрекинг. Правительство Соединенного королевства еще в 2015 году вынесло на обсуждение преимущества и риски гидроразрыва пласта. Тогда противники приводили слова жителей, в чьих районах технология уже претворялась в жизнь. Британцы отмечали негативное воздействие на окружающую среду и обеспокоенность сохранностью своих домов. К слову, Шотландия и Уэльс отказались от гидроразрыва на своих территориях.

С 2011 года мораторий на фрекинг ввела Франция, в этом же году добыча сланцевого газа была запрещена на 20 лет в Австралии. Следом от этой технологии отказались Болгария, Германия и Чехия.

Напомним ситуацию, когда российские власти выступили резко против добычи на Украине сланцевого газа. Добывать ее тогда должны были американские компании Shell и Chevron. Речь шла как раз о технологии гидроразрыва пласта. Минприроды России выразило беспокойство, так как это могло повредить прилегающие российские территории и загрязнить наши подземные воды.

Тогда Россия посчитала добычу сланцевой нефти опасной даже на территории соседнего государства, а сейчас она может внедряться уже в нашей республике.

Гафурийский район может лишиться пчеловодства, лесов и «Красноусольска»

Планируется, что добыча сланцевой нефти развернется на пяти или шести полигонах. Один из полигонов, скорее всего, будет находиться в Башкортостане.

– Официально никакой информации о разработках именно в Гафурийском районе не опубликовано. Но где еще ее добывать? Геофизики два года там работали. Я постоянно езжу в этот район и сам видел их базу. «Росгеология» уже заявила, что одним из пилотных регионов по добыче нетрадиционных ресурсов углеводородного сырья станет Башкортостан. Зилаирский синклинорий, находящийся в Гафурийском районе, – наиболее удобная территория для разработки сланцевой нефти, это доказано исследованиями и изысканиями, – рассказывает председатель Союза экологов Башкирии Александр Веселов. – А общественников никаких в этом районе нет, попробуй там что-нибудь сказать про экологию – сразу уволят.

И действительно, один из местных жителей отказался комментировать ситуацию, объяснив это простым «Сожрут».

Как сообщили в «Башнефти», компания не планирует проведение работ по поиску и добыче сланцевых нефти и газа.

– Компания изучает любые возможности для расширения ресурсной базы в Башкортостане и ведет поиск новых месторождений углеводородного сырья, – пояснила «Башнефть». – Мы не располагаем доказанными запасами сланцевой нефти и при проведении геологоразведочных работ в настоящее время и в ближайшей перспективе отдаем приоритет разведке и разработке запасов традиционной нефти, в том числе и на территории Гафурийского района.

Экологи республики еще несколько лет назад выражали обеспокоенность разведочными работами в Гафурийском районе, где искали месторождения сланцевой нефти. По их мнению, если в районе начнут добывать нефть методом фрекинга, нарушится вся экосистема края, будет нанесен непоправимый урон его флоре и фауне. Под угрозой окажется и гордость республики – санаторий «Красноусольск». О пчеловодстве, чистых водоемах и именитых красноусольских целебных источниках можно будет забыть.

– Гафурийский район может лишиться звания самого медоносного района, если там начнут добывать нефть, – отмечал Веселов.

– Геологи уже были у нас, целая база жила, вся деревня была утыкана датчиками. Они изучали окрестности для расчета залежей и глубины их нахождения. Я сам тогда лично беседовал с геологами, они говорили, что на большой глубине все залежи. Особого беспокойства у местного населения нет, там же одни пенсионеры, они в такие дела не лезут. Но, думаю, если поднимется вопрос о подземных взрывах , то это другое дело, люди так просто на это смотреть не будут, – комментирует житель села Утяково Гафурийского района. – Я сам вырос в этом районе, у нас природа, которую нельзя трогать и разрушать.

В программе «Послесловие с Азаматом Саитовым» радиостанции «Эхо Москвы в Уфе» Александр Веселов рассказал о жалобах лесников Гафурийского района, которым пришлось согласиться на вырубку лесов. А ведь этот район славится своими липовыми лесами.

– Это риск техногенных землетрясений. В Ишимбайском районе они были несколько лет назад, и, скорее всего, это связано именно с добычей нефти. При добыче сланцевой нефти этот риск усиливается, – объяснил эколог. – Для ее добычи требуется огромное количество пресной воды, которая будет браться с поверхностных водных объектов, которые и так у нас мелеют с каждым годом.

При добыче методом гидроразрыва пласта выделяется огромное количество метана: «Вы, наверное, видели по телевизору, как американцы открывают водопроводный кран в тех штатах, где добывается сланцевая нефть, и поджигают воду? Вода будет гореть, потому что в ней много метана, горючего газа».

– Добыча сланцевой нефти дает все те же последствия, что и традиционный метод. Только к этому добавляется еще и гидроразрывы, когда все пласты перемешиваются путем взрыва, – комментирует Марс Сафаров. – При бурении скважин нефтяники пробивают множество пластов, и не всегда они соблюдают правила. В итоге пласты через скважину становятся сообщающимися сосудами: под землей получается полная путаница. С водой туда же попадают химические реактивы. Чистой воды в Башкортостане и так практически не осталось.

«После нас хоть потоп»

Если эта технология настолько опасна и разрушительна, стоит ли вообще ее претворять в жизнь?

Марс Сафаров считает, что противиться прогрессу и новым технологиям не стоит: сланцевую нефть не зря называют энергоресурсом будущего.

– Сланцевую нефть все равно будут добывать. К сожалению для экологов, запасов ее намного больше, чем «традиционной» нефти. Задача не в том, чтобы запретить ее, а чтобы над действиями нефтяников был установлен общественный и государственный контроль.

Добыча у нас варварская. В Башкирии около 15 тысяч заброшенных скважин: как нефть перестала идти, на скважину плюнули и ушли. Этого нельзя делать ни в коем случае. Скважину необходимо герметизировать и изолировать. Если бы нефтяники всегда действовали по закону и бережливо, как рачительные хозяева, угрозу экологии можно было бы свести к минимуму. Единственное, что их колеблет, – прибыль. «После нас хоть потоп» – вот как они думают.

Добыча нефти – сама по себе грязная и природоразрушительная деятельность. Но это не значит, что не нужно добывать нефть, просто необходимо знать о последствиях и минимизировать все риски.

Прискорбно, если разработка будет идти в Гафурийском районе. Это единственный чистый район Башкортостана. Если там будут добывать сланцевую нефть, целебных вод в районе не останется. 

proufu.ru

Добыча сланцевых нефти и газа в Башкирии резко ухудшит экологию

Добыча в республике сланцевых нефти и газа однозначно приведет к резкому ухудшению экологической обстановки в регионе, поэтому допустить этого никак нельзя. Такой вывод сделали эксперты и общественники, опрошенные ПроУфу.

Напомним, «Росгеология» рассматривает Башкирию как площадку для реализации этого проекта. Точное место расположение полигона пока не определено. Как вариант, рассматриваются Туймазинское месторождение или хорошо изученные северо-западные области республики. Точные решения должны быть приняты во второй декаде марта.

Александр Веселов, председатель Союза экологов РБ:

- По предварительным расчетам, радиус вредного воздействия при добыче сланцевой нефти составляет 20-30 километров. А этот проект планируют реализовать в таком густонаселенном районе как Башкирия!

Краснокамский район, который рассматривается как возможная площадка для полигона, по вине нефтяников, уже лишился воды. В большинстве деревень вода – привозная, с колодцев, скважин брать ее запрещено. Аналогичная ситуация в Туймазинском районе. Там настоящая «зона экологического бедствия», чистых пресных подземных вод не осталось.

Мы уже сейчас имеем сложнейшую экологическую ситуацию на месторождениях, где добыча нефти ведется по традиционным технологиям. Там нефть добывается на глубине 1,5-2,5 тысячи метров. Сланцевая же нефть добывается на глубине 300 метров. Это непосредственно под пресными водами. Безусловно, что в этом случае они станут еще более токсичными, и их нельзя будет использовать. В этом случае, придется брать ее из других открытых водоемов. Однако водоподготовка будет очень дорогой, вследствие чего стоимость воды резко поднимется, минимум раз в восемь, и эти расходы лягут на плечи населения. Потому что нефтяники это ущерб никогда не возмещали и не возмещают.

Дмитрий Николаев, активист движения «Антикроношпан»:

- Складывается впечатление, что Башкирия становится регионом, в который сплавляют все неэкологичные проекты. Кроношпан под Уфой, акриловая кислота в Салавате, полигон ТБО в Нуримановском районе, теперь вот и сланцевая нефть. Мне порой кажется, что Башкирию хотят превратить в зону, в которой будут выращивать мутантов. У региональной власти есть четкая цель – привлечение инвестиций. Но преследуя ее, она готова пустить в регион любого инвестора, даже того, который не гнушается использовать неэкологичные технологии. Лишь бы только он пришел. И мне даже кажется, что это делается даже не для привлечения известий, как таковых, а просто для галочки, чтобы отчитаться перед федеральным центром.

Иван Павчинский, председатель профсоюзной организации «Союз Труда РБ»:

- Я был бы не против такой добычи, если бы у нас присутствовали технологии, которые оставили землю и места после разработок чистейшими, но, к сожалению, опыт мировой и тем более нашей республике, где никто ни за что не хочет отвечать, а только получать боле прибыли, показывает, что это невозможно. Такие разработки приведут к экологическим протестам, с которой сейчас то не в силах справиться региональные власти. Общественность давно уже должна отреагировать на то,что происходит сейчас в республике. Ведь именно потому что реакции нет, все новые бредовые идеи приходят в головы нашим чиновникам и тем кто им по такает.

А сланцевый метод это вообще ужас , это бурение горизонтальной скважины и закачка под большим давлением туда жидкости которая разорвет пласты и все грунтовые воды уйдут туда потом. это раз второе это не поправимый урон экологии. Вы только представьте что вам под кожу загонят иглу и вкачают жидкости столько что вам разорвет внутренние органы, отделяться кожа от мышц, мышцы от мяса и костей! Что с вами будет тогда?

Дарья Козлова, аналитик Энергетического центра Московской школы управления «Сколково»:

- Сама по себе, добыча сланцевых нефти и газа несет в себе риски для окружающей среды. Однако на данном этапе давать какие-то оценки проекту невозможно. Это по сути еще не проект, не промышленная разработка, а тестовый вариант. Никакой экологической угрозы пока нет. Нужно, как минимум знать компанию, которая этим займется, чтобы давать какие-то оценки.

Наталья Кузнецова, ПроУфуОригинал публикации

journalufa.com

добыча сланцевых нефти и газа в Башкирии резко ухудшит экологию

Добыча в республике сланцевых нефти и газа однозначно приведет к резкому ухудшению экологической обстановки в регионе, поэтому допустить этого никак нельзя. Такой вывод сделалиэксперты и общественники, опрошенные ProUfu.ru.

Напомним, «Росгеология» рассматривает Башкирию как площадку для реализации этого проекта. Точное место расположение полигона пока не определено. Как вариант, рассматриваются Туймазинское месторождение или хорошо изученные северо-западные области республики. Точные решения должны быть приняты во второй декаде марта.

Александр Веселов, председатель Союза экологов РБ:

- По предварительным расчетам, радиус вредного воздействия при добыче сланцевой нефти составляет 20-30 километров. А этот проект планируют реализовать в таком густонаселенном районе как Башкирия!

Краснокамский район, который рассматривается как возможная площадка для полигона, по вине нефтяников, уже лишился воды. В большинстве деревень вода – привозная, с колодцев, скважин брать ее запрещено. Аналогичная ситуация в Туймазинском районе. Там настоящая «зона экологического бедствия», чистых пресных подземных вод не осталось.

Мы уже сейчас имеем сложнейшую экологическую ситуацию на месторождениях, где добыча нефти ведется по традиционным технологиям. Там нефть добывается на глубине 1,5-2,5 тысячи метров. Сланцевая же нефть добывается на глубине 300 метров. Это непосредственно под пресными водами. Безусловно, что в этом случае они станут еще более токсичными, и их нельзя будет использовать. В этом случае, придется брать ее из других открытых водоемов. Однако водоподготовка будет очень дорогой, вследствие чего стоимость воды резко поднимется, минимум раз в восемь, и эти расходы лягут на плечи населения. Потому что нефтяники это ущерб никогда не возмещали и не возмещают.

Дмитрий Николаев, активист движения «Антикроношпан»:

- Складывается впечатление, что Башкирия становится регионом, в который сплавляют все неэкологичные проекты. Кроношпан под Уфой, акриловая кислота в Салавате, полигон ТБО в Нуримановском районе, теперь вот и сланцевая нефть. Мне порой кажется, что Башкирию хотят превратить в зону, в которой будут выращивать мутантов. У региональной власти есть четкая цель – привлечение инвестиций. Но преследуя ее, она готова пустить в регион любого инвестора, даже того, который не гнушается использовать неэкологичные технологии. Лишь бы только он пришел. И мне даже кажется, что это делается даже не для привлечения известий, как таковых, а просто для галочки, чтобы отчитаться перед федеральным центром.

Иван Павчинский, председатель профсоюзной организации «Союз Труда РБ»:

- Я был бы не против такой добычи, если бы у нас присутствовали технологии, которые оставили землю и места после разработок чистейшими, но, к сожалению, опыт мировой и тем более нашей республике, где никто ни за что не хочет отвечать, а только получать боле прибыли, показывает, что это невозможно. Такие разработки приведут к экологическим протестам, с которой сейчас то не в силах справиться региональные власти. Общественность давно уже должна отреагировать на то,что происходит сейчас в республике. Ведь именно потому что реакции нет, все новые бредовые идеи приходят в головы нашим чиновникам и тем кто им по такает.

А сланцевый метод это вообще ужас , это бурение горизонтальной скважины и закачка под большим давлением туда жидкости которая разорвет пласты и все грунтовые воды уйдут туда потом. это раз второе это не поправимый урон экологии. Вы только представьте что вам под кожу загонят иглу и вкачают жидкости столько что вам разорвет внутренние органы, отделяться кожа от мышц, мышцы от мяса и костей! Что с вами будет тогда?

http://proufu.ru/obcestvo/item/34605-prognozy-i-mneniya-dobycha-slantsevykh-nefti-i-gaza-v-bashkirii-rezko-ukhudshit-ekologiyu.html

maidanrb.blogspot.com

Прогнозы и мнения: добыча сланцевых нефти и газа в Башкирии резко ухудшит экологию

ProUfu.ru опросил общественников и экспертов.

Добыча в республике сланцевых нефти и газа однозначно приведет к резкому ухудшению экологической обстановки в регионе, поэтому допустить этого никак нельзя. Такой вывод сделали эксперты и общественники, опрошенные ProUfu.ru.

Напомним, «Росгеология» рассматривает Башкирию как площадку для реализации этого проекта. Точное месторасположение полигона пока не определено. Как вариант рассматриваются Туймазинское месторождение или хорошо изученные северо-западные области республики. Точные решения должны быть приняты во второй декаде марта.

Александр Веселов, председатель Союза экологов РБ:

- По предварительным расчетам, радиус вредного воздействия при добыче сланцевой нефти составляет 20-30 километров. А этот проект планируют реализовать в таком густонаселенном районе как Башкирия!

Краснокамский район, который рассматривается как возможная площадка для полигона, по вине нефтяников уже лишился воды. В большинстве деревень вода – привозная, с колодцев, скважин брать ее запрещено. Аналогичная ситуация в Туймазинском районе. Там настоящая «зона экологического бедствия», чистых пресных подземных вод не осталось.

Мы уже сейчас имеем сложнейшую экологическую ситуацию на месторождениях, где добыча нефти ведется по традиционным технологиям. Там нефть добывается на глубине 1,5-2,5 тысячи метров. Сланцевая же нефть добывается на глубине 300 метров. Это непосредственно под пресными водами. Безусловно, что в этом случае они станут еще более токсичными, и их нельзя будет использовать. В этом случае, придется брать ее из других открытых водоемов. Однако водоподготовка будет очень дорогой, вследствие чего стоимость воды резко поднимется, минимум раз в восемь, и эти расходы лягут на плечи населения. Потому что нефтяники это ущерб никогда не возмещали и не возмещают.

Дмитрий Николаев, активист движения «Антикроношпан»:

- Складывается впечатление, что Башкирия становится регионом, в который сплавляют все неэкологичные проекты. Кроношпан под Уфой, акриловая кислота в Салавате, полигон ТБО в Нуримановском районе, теперь вот и сланцевая нефть. Мне порой кажется, что Башкирию хотят превратить в зону, в которой будут выращивать мутантов. У региональной власти есть четкая цель – привлечение инвестиций. Но преследуя ее, она готова пустить в регион любого инвестора, даже того, который не гнушается использовать неэкологичные технологии. Лишь бы только он пришел. И мне кажется, что это делается даже не для привлечения известий, как таковых, а просто для галочки, чтобы отчитаться перед федеральным центром.

Иван Павчинский, председатель профсоюзной организации «Союз Труда РБ»:

- Я был бы не против такой добычи, если бы у нас присутствовали технологии, которые оставили землю и места после разработок чистейшими, но, к сожалению, опыт мировой и тем более нашей республике, где никто ни за что не хочет отвечать, а только получать боле прибыли, показывает, что это невозможно. Такие разработки приведут к экологическим протестам, с которой сейчас то не в силах справиться региональные власти. Общественность давно уже должна отреагировать на то,что происходит сейчас в республике. Ведь именно потому что реакции нет, все новые бредовые идеи приходят в головы нашим чиновникам и тем кто им по такает.

А сланцевый метод это вообще ужас, это бурение горизонтальной скважины и закачка под большим давлением туда жидкости, которая разорвет пласты и все грунтовые воды уйдут туда потом. Это непоправимый урон экологии. Вы только представьте, что вам под кожу загонят иглу и вкачают жидкости столько, что вам разорвет внутренние органы, отделится кожа от мышц, мышцы от мяса и костей! Что с вами будет тогда?

Дарья Козлова, аналитик Энергетического центра Московской школы управления «Сколково»:

- Сама по себе, добыча сланцевых нефти и газа несет в себе риски для окружающей среды. Однако на данном этапе давать какие-то оценки проекту невозможно. Это по сути еще не проект, не промышленная разработка, а тестовый вариант. Никакой экологической угрозы пока нет. Нужно, как минимум знать компанию, которая этим займется, чтобы давать какие-то оценки.

archiv.proufu.ru