На перепутье экспортных маршрутов казахстанской нефти. Смирнов сергей нефть


Нефть. Сирийский фактор - Informburo.kz

События, разворачивающиеся вокруг Сирии, влияние которой на мировой рынок нефти казалось бы минимально, оказывают воздействие не только на политическую ситуацию на Ближнем Востоке, но и на нефтяные цены.

Сирия, занимая 32-е место в мире по доказанным запасам нефти (2,5 млрд баррелей), никогда не входила ни в клуб глобальных её производителей, ни значимых транзитёров. Максимальные объёмы нефтедобычи были достигнуты в 1996 году и составляли 582 000 баррелей в сутки. Затем производство нефти стало сокращаться и к 2015 году упало до 25 000 баррелей в сутки.

Террористическая группировка ИГИЛ, захватившая около 60% нефтяных активов на территории Сирии (среди них богатейшие углеводородами территории – аль-Омар, Ракка, Дейр эз-Зор, Аш-Шаер) и семь месторождений в Ираке, активно занялась нелегальной торговлей нефтью по демпинговым ценам, и её покупателями являются даже крупные западные фирмы. В частности, по данным испанского издания La Republica, в этом участвует имеющая связи в британском парламенте турецко-британская компания General Energy. Нефть позволяет террористам финансировать свою деятельность. По оценкам местных трейдеров, добыча нефти на контролируемой ИГИЛ территории составляет 35-40 тысяч баррелей в день.

Под контролем ИГИЛ оказались не только нефтепромыслы, но и трубопроводы из иракского Киркука в турецкий порт Джейхан и ISLP (соединяет иракские месторождения с ливанским портом Сайда и веткой в сирийский порт Банья). Кроме того, к границам Турции проложена целая сеть пластиковых труб различного диаметра. Те, у кого есть какие-либо ёмкости – от бочек до автоцистерн – спокойно вывозят сырую нефть на турецкую территорию, где налажена доставка на нефтеперегонные заводы. При цене на сырую нефть от 5 до 35 долларов за баррель (это зависит от конъюнктуры), полученные на НПЗ нефтепродукты (дизельное топливо, мазут, бензин) продаются по вполне европейским ценам.

Продажа сырья, осуществляемая по ценам вдвое-трое ниже мировых, оказывает дестабилизирующее действие на мировые котировки нефти, толкая их вниз. Это привлекло внимание созданной  в 1989 году странами "Большой семёрки" Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF). Эксперты FATF подсчитали, что ежегодный доход ИГИЛ составляет не менее миллиарда долларов и львиная доля этих поступлений приходится на торговлю нефтью и нефтепродуктами.

В контрабанде нефтью, наряду с ИГИЛ, участвует и другой игрок – Курдистан, по факту получивший автономию на севере Ирака. По данным агентства Bloomberg, за сентябрь текущего года экспорт нефти из Курдистана достиг 18,6 млн баррелей, увеличившись на 27%. К концу текущего года правительство Курдистана намерено довести поставки в Турцию (объявленные Багдадом незаконными) до 900 000 баррелей в сутки.

Провоцирует ценовые войны и нарастающее политическое противостояние на сирийской арене поддерживающей ИГИЛ Саудовской Аравией и Ираном. Ухудшение отношений Эр-Рияда и Москвы также влияет на нефтяные цены, разрушая надежды на намечавшийся между ними нефтяной альянс. Отказавшаяся разменять Башара Асада на сокращение объёмов саудовской нефтедобычи (что привело бы к повышению нефтяных котировок и, соответственно, пополнению российского бюджета), Россия начала наносить авиаудары по позициям боевиков ИГИЛ.

Уничтожение контрабандной структуры по добыче и продаже нефти, сопровождаемое масштабными боевыми действиями правительственных войск Сирии и Ирака, не могло не отразиться на нефтяных котировках, пусть и в краткосрочном периоде. Нефть традиционно реагирует ростом на эскалацию военных действий на Ближнем Востоке. И когда в первых числах октября нефтяные цены поползли вверх, аналитики связали это с военными действиями России в Сирии. Французский банк Societe Generale даже опубликовал прогноз, что нефть марки Brent из-за боевых действий на Ближнем Востоке может взлететь до 150 долларов за баррель.

Ряд аналитиков полагает, что решительные действия Москвы в Сирии усиливают её позиции как на Ближнем Востоке, так и в мире, и саудитам придётся сократить объёмы нефтедобычи, что приведёт к росту цен. Дело в том, что при ухудшении отношений с Россией Эр-Рияду придётся противостоять укрепляющемуся альянсу Москвы и Тегерана не только в Сирии, но и на мировом рынке. Отметим, что этой весной министр нефти Ирана Бижан Зангане предлагал ОПЕК уменьшить квоты, чтобы предотвратить обвал цен при возвращении на рынок иранской нефти.

Однако партнёры по картелю отказались от этого. Более того, саудиты, расчищая рынок для собственного сырья и предупреждая расширение поставок иранской нефти в АТР, стали предоставлять азиатским потребителям значительные скидки. И если Иран (да ещё в альянсе с Россией) ответит им тем же, то экономика Саудовской Аравии вряд ли выдержит такой удар. Безусловно, это крайне негативно отразится не только на таких глобальных игроках как Саудовская Аравия, но и подобных Казахстану региональных. Пока же ожидать падения нефтяных цен ниже 40 долларов не стоит, как, впрочем, и их восстановления.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Все о политике в Казахстане.

  • Главная
  • »
  • Публикации
  • »
  • Сергей Смирнов: «Ресурсодержатели не заинтересованы поставлять нефть на отечественные заводы»

Публикации

Цены производителей на бензин в России в июне выросли сразу на 10,5 процента. Об этом сообщили СМИ со ссылкой на Росстат.Как отмечается, ранее максимальный прирост цен был зафиксирован в марте: тогда он составил 8,2 процента. По официальным данным, бензин марки АИ-95 и выше за месяц прибавил в цене 10,6 процента, АИ-92 подорожал на 10,3 процента. Будут ли в Казахстане повышены цены на бензин вслед за российскими, что стоит предпринять правительству РК для недопущения роста цен на топливо в интервью «Саясат» экономист Сергей Смирнов.

В соседней России поднялись цены на бензин. Будет ли подорожание ГСМ вслед в Казахстане?

В России меняется структура ценообразования на ГСМ –осуществляется так называемый «большой налоговый маневр»: снижение экспортных таможенных пошлин с одновременной корректировкой других налогов. Это уже привело к росту цен на внутреннем рынке и может привести к дефициту топлива. У нас осенью, думаю, то же повысятся цены. Одним из факторов этого станет уборочная кампания.

Насколько примерно?

Тут трудно судить. Система ценообразования в Казахстане абсолютно не прозрачная. Если вы помните, в прошлом году в августе цены на АИ-92 поднялись до 128 тенге (самая высокая цена за все время независимости). Напомню, что тогда уже в июне наметился четкий тренд на снижение нефтяных котировок. Однако в результате запрета на ввоз российского бензина получили топливный дефицит и затем повышение цен.

Падение цен на бензин началось в декабре, и основной причиной этого стало снятие запрета на его импорт из России, практически совпавшее с девальвацией рубля и, соответственно, снижением стоимости российского топлива.

Весной этого года также был установлен запрет на ввоз российского бензина и дизтоплива. При этом тут же начали расти оптовые цены (розничные остаются жестко фиксированными). Так, если в начале марта оптовая цена тонны Аи-92 стоила 84 тыс. тенге, то в конце мая уже 106 тыс. тенге. Результат– с 26 мая розничная цена литра Аи-92 с 99 тенге поднимается до 108 тенге. А через неделю оптовая цена тонны 92-го уже превышает 112 тыс. тенге. Кстати, при повышении в августе прошлого года цены на бензин до 128 тенге из маржи в 13 тенге с литра Аи-92 опту досталось 13 тенге, а рознице–2 тенге.

Вопрос регулирования опта неоднократно обсуждался и в правительстве, и в парламенте. Но воз и ныне там. Основными противниками регулирования оптовых цен на топливо выступают представители оптовых компаний, КМГ, Минэнерго.

Периодическое (но ставшее хроническим) закрытие импорта топлива из России позволяет нашим оптовым компаниям повышать цены на бензин, а отечественным НПЗ затягивать процесс своей модернизации. Между тем в России в следующем году предполагается полный переход на производство Евро-5. А мы до сих пор застряли на Евро-2 и это понятно.

Все построенные еще в советское время три нефтеперерабатывающих завода до сих пор так и не прошли нормальной модернизации. Согласно принятой в начале 2009 года госпрограмме модернизация всех трех заводов должна была завершиться в прошлом году. Сейчас идет вторая половина 2015 года, а конца модернизации так и нет. Говорят, что к 2017 году закончится…

Можно ли говорить о том, что выгоднее продавать сырую нефть сейчас, чем продавать бензин?

Безусловно, выгоднее продавать не сырье, а продукцию высоких переделов. Но в Казахстане налоговая политика построена таким образом, что выгоднее продавать сырье за рубеж, а не поставлять его для переработки на предприятия внутри страны. Так, при поставке нефти на отечественные НПЗ необходимо платить НДС, а при ее отправке за рубеж идет возврат НДС ресурсодержателям. Разница в цифрах разительная. Общий объем добываемой нефти – около 80 млн. тонн, из которых лишь около 14 (из которых почти половина - российская) – внутренняя переработка. Ресурсодержатели не заинтересованы поставлять нефть на отечественные заводы. Выгоднее и проще отправлять ее за рубеж.

Что стоит предпринять государству, чтобы предотвратить рост цен на бензин?

Для этого необходимо не только пересмотреть налоговую политику и провести скорейшую модернизацию действующих НПЗ, чтобы, обеспечив внутренний рынок собственным топливом, не зависеть, как сейчас, от внешних производителей, но и необходимо обеспечить и прозрачность ценообразования.

Экспорт нефти, производство бензина, поставки топлива на внутренний рынок находятся в руках одних и тех же игроков. Это позволяет им, в отсутствии открытой информации, манипулировать ценами и диктовать ценовую политику. Котировки на нефть растут - они повышают цены на бензин. Доходы от экспорта нефти падают - они, компенсируя потери, опять повышают цену на бензин.

sayasat.org

Нефть после саммита - Informburo.kz

Следующее заседание организации пройдёт 30 ноября в Вене.

На очередной встрече стран ОПЕК в Вене, как и на предыдущем саммите в столице Катара Дохе, договориться ни по изменению постоянно нарушаемых собственных квот на добычу, ни о замораживании объёмов добычи не удалось. Нынешняя квота в 30 млн баррелей в день формально действует с 2011 года, но на практике не выполняется. По данным самой ОПЕК, в апреле члены организации ежедневно добывали в совокупности 32,44 млн баррелей.

И это понятно. Конкуренция сейчас доминирует над "плановым" подходом. Нефтяной картель раскололся на несколько непримиримых группировок. Одни страны, например Венесуэла, настаивают на отказе от увеличения темпов добычи сырья. Другие – Саудовская Аравия, Катар – опасаясь потерять свою долю рынка, сопротивляются этому.

Разногласия относительно политики квотирования и ценообразования не позволяют членам картеля выработать общую точку зрения. Главным выводом обеих встреч можно считать то, что какие-либо соглашения по нефтяной политике между ОПЕК и внекартельными экспортёрами нефти, призрачные и раньше, после снятия санкций с Ирана стали ещё менее возможными. Борьба за покупателей идёт за счёт снижения цен, спецпредложений и скидок для отдельных покупателей,

Как и двумя месяцами ранее никаких судьбоносных решений принято не было. Разве что поменяли главу ОПЕК (им стал экс-глава государственной нефтяной компании Нигерии Nigerian National Petroleum Corporation, NNPC – Мохаммед Баркиндо) и приняли решение о принятии Республики Габон в члены картеля. Баркиндо приступит к обязанностям с 1 августа, Габон станет членом организации с 1 июля 2016 года.

Среди первых заявлений нового генсека прозвучало намерение "усилить сотрудничество со странами, не входящими в ОПЕК, особенно с Россией". Баркиндо подчеркнул, что "диалог и сотрудничество между нами и нашими коллегами вне ОПЕК должны быть укреплены".

В коммюнике организации отмечается, что участники конференции договорились продолжать внимательно следить за развитием событий на нефтяном рынке в ближайшие месяцы и при необходимости рекомендовать странам-членам картеля вновь встретиться и предложить дальнейшие меры влияния на рынок. Конференция призвала не входящие в ОПЕК страны присоединиться к этим усилиям, учитывая важность сотрудничества между всеми основными странами-экспортёрами, для того, чтобы сбалансировать нефтяные рынки.

По мнению многих аналитиков, сегодня "вряд ли корректно называть ОПЕК картелем, как это было в 1970-е годы и позже, когда они могли диктовать цену на нефть", теперь это скорее "сообщество государств с весьма разобщёнными интересами". Тем не менее, котировки нефти почти не изменились – остались в районе 50 долларов за баррель. Цена на нефть поддерживается благодаря стечению обстоятельств: перебоям поставок сырья из Канады и Нигерии, продолжающемуся сворачиванию производства американскими сланцевиками, сокращению мощностей в Бразилии, Мексике, Казахстане – не входящих в ОПЕК странах-экспортёрах. Эти события, обеспечивая поддержку цены, играют в плюс.

Тем не менее, даже с учётом падения нефтяного производства, топливный переизбыток на глобальном рынке сохраняется и составляет не менее 2-2,5 млн баррелей в сутки. Главным виновником большинство западных экспертов называют Иран, который после отмены санкций резко нарастил добычу. При этом не "замечаются" рекорды иракской нефтедобычи. А ведь, если посмотреть на данные Агентства энергетической информации США (EIA), лидером по выплёскиванию "лишней" нефти на рынок среди членов ОПЕК оказывается именно Ирак. Средние объёмы добычи в 2015 году там достигли 4 млн барр /сутки, что на700 млн баррелей превысили показатели 2014 года. Таким образом, на Ирак пришлось почти 75% производства нефти всей ОПЕК.

Такая "невнимательность" становится понятна, если учесть лидирующую роль западных компаний в разработке месторождений Ирака, чья экспортная доля стала резко возрастать после "освобождения" страны в 2003 году. Рынок рискует столкнуться с новой волной расширения нефтяного предложения, так как наращивание добычи практически всеми участниками ОПЕК превышает спрос на энергоносители.

Пока же, как пишет The Wall Street Journal, государственная нефтяная компания Saudi Aramco в письме к европейским покупателям сообщила о снижении цен на сырую нефть с поставками в июле. Для северо-западной части Европы они снизятся на 0,35 долларов за баррель. Это снижение цен на нефть для европейских потребителей аналитики связывают с планами наращивания экспорта Ирана. Если сейчас он продаёт в Европу 400 000 баррелей в сутки, то в ближайшие месяцы намерен довести свои поставки до 700 000 баррелей. А это уже сравнимо с европейскими поставками (около 800 000) Саудовской Аравии в Европу в течение последнего года. Европейские скидки Saudi Aramco компенсирует за счёт более высокой цены на азиатских рынках, где и конкуренция с Ираном несравнимо ниже и есть растущий спрос на сырьё со стороны Китая, Индии и других стран региона.

При сохранении существующих тенденций в мировой экономике представляется маловероятным, что спрос на нефть может вырасти настолько, чтобы в ближайшей перспективе подбросить стоимость барреля выше 55 долларов. Скорее всего, следует ждать отката цены барреля к 45 долларам с возвращением котировок на уровень 50 долларов к концу 2016 – началу 2017 года.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Нефтяной ТРАМПлин - Informburo.kz

"Стратегической целью экономической политики" заявлено "энергетическое доминирование Америки".

Новый президент США не заинтересован в альтернативной энергетике. Программа Трампа предполагает, что американские компании должны залить страну собственной нефтью и полностью отказаться от импорта этого вида сырья. Обещаний у администрации Трампа очень много (снятие всех запретов на добычу углеводородов, снижение налогов и увеличение льгот для нефтяных компаний, введение ограничительных пошлин на импортную нефть, выход из всех программ по сохранению климата), и потому вряд ли они будут реализованы в полной мере.

Безусловно, обещание Трампа сделать Америку независимой от ОПЕК не новое решение для Вашингтона. Каждый президент, начиная с Ричарда Никсона, обещал проводить работу по достижению энергетической независимости. Но это не простая задача. США потребляют примерно пятую часть производимых в мире углеводородов. Поскольку внутренней добычей покрывается около 70% национального спроса на нефть, для достижения энергетической независимости им необходимо чем-то заменить импорт.

Либерализация в нефтяном секторе приведёт к снижению издержек американских компаний и укреплению их конкурентных позиций на мировом рынке. Наглядным примером этого служит наращивание ими за счёт сланцевой нефти объёмов добычи в 2010-2014 годах. Трамп уверен: развитие сланцевого бурения проложит путь к открытию более тысячи новых месторождений, а их активное освоение, наряду с возрождением угольной промышленности, будет ежегодно создавать не менее 500 000 рабочих мест. Как утверждается в программе Трампа, только отмена обамовских "Плана действий по защите климата" и "Правил водопользования в США" в ближайшие семь лет дополнительно приведёт к росту зарплат в целом на 30 млрд долларов.

Контуры проводимой политики говорят о том, что при всём своём популизме Трамп – жёсткий прагматик, и полученная на выборах поддержка даёт ему возможность продвигать свои идеи в жизнь. Тем более что часть обещаний Трамп может, используя президентские указы, реализовывать и без согласования с Конгрессом. Так, новый американский лидер сделал первые шаги в реализации своей энергетической программы: подписал указы о строительстве заблокированных Бараком Обамой нефтепроводов Keystone XL и Dakota Access Pipeline. Реализация этих проектов, заметно сократив стоимость транспортировки, не только позволит доставлять сырьё из нефтеносных песков Канады и сланцевых месторождений Bakken на НПЗ и порты побережья Мексиканского залива, но и ударит по поставляющим на эти заводы нефть Мексике и Венесуэле.

Не дожидаясь роста нефтедобычи, Трамп в феврале начинает продажу нефти из стратегического резерва США. Контракты на реализацию сырья заключены с британо-голландской Shell и американской Phillips. При общем объёме продаж до 2025 года в 190 млн баррелей (почти треть накопленной нефти), до конца года будет продано свыше 10 млн баррелей.

Энергетическая программа Дональда Трампа полна и амбициозных планов, и противоречий. С одной стороны, если США нарастят добычу нефти и откажутся от её импорта, то предложение вновь превысит спрос, что, обесценив усилия ОПЕК, приведёт к новому обвалу нефтяных котировок. Потерявшие американский рынок сбыта члены ОПЕК начнут жёсткую конкурентную борьбу за рынки Азии и Европы.

С другой стороны, падение цен на нефть ударит и по самим американским компаниям. Сегодня рубеж в 50 долларов за баррель следует рассматривать как нижний уровень, приемлемый для политики Трампа по обеспечению энергетической независимости США. При текущих ценах Energy Information Administration (EIA) прогнозирует в этом году рост добычи не более чем на 1% (около 100 000 баррелей), а в следующем – на 4%.

Сегодня есть немало препятствий, которые могут помешать Дональду Трампу выполнить свою энергетическую программу. Так, ожидается, что заградительные пошлины позволят американским компаниям увеличить долю на внутреннем рынке. Однако, несмотря на то что такие гиганты как ExxonMobil и Continental Resources заявили об удвоении в этом году своих капиталовложений в сланцевую добычу, задача избавления страны от импорта нефти представляется нереальной.

По данным EIA, США в 2016 году импортировали около 7,8 млн баррелей в сутки, причём порядка 41% приходилось на поставки из стран ОПЕК и почти столько же – 43% – на Канаду. Для избавления только от "недружественного импорта" американские нефтяники должны поднять ежегодную добычу более чем на 180 млн тонн! Маловероятно, что это удастся сделать даже за два президентских срока. Одобренное же Трампом строительство нефтепровода Keystone XL приведёт к увеличению в импорте канадской доли.

По оценкам аналитиков, за счёт заградительных пошлин американцы смогут снизить импорт нефти на 4-5 млн баррелей, которые компенсирует добыча сланцевых компаний. Однако вместе с нынешней добычей это не превысит 14 млн баррелей в сутки. Но примерно такой уровень добычи был достигнут в апреле 2015 года, после чего из-за низких цен он начал падать.

Конечно, технологии последних лет позволяют американским компаниям снизить себестоимость добычи нефти. Тем не менее и в Саудовской Аравии, и в России затраты значительно ниже. Кроме того, жители многих штатов уже выступали против добычи сланцевого газа и нефти. В штате Нью-Йорк активисты экологического движения добились полного запрета на подобные разработки. Поэтому нельзя исключать возможность новых массовых протестов при попытке Трампа перешагнуть через существующие экологические запреты, другие внешние и внутренние факторы.

Безусловно, для ряда обозначенных Трампом в своей предвыборной кампании проблем (когда одновременно нужно повысить конкурентоспособность американской рабочей силы, поддержать цены на нефть на приемлемом уровне, рефинансировать выросший при Обаме госдолг) есть универсальное решение – слабая национальная валюта. Это демонстрирует, к примеру, Япония. Каким образом проблемы будет решать Трамп, покажет время.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

"Переговаривающимся" сторонам не удалось полностью достичь желаемого

К достижению соглашения шли более 10 лет, причём договаривающиеся стороны постоянно отмечали прогресс в переговорах и столь же постоянно переносили срок их завершения. Это понятно: слишком разные цели были у "переговаривающихся" сторон. Иранское руководство стремилось путем различных уступок смягчить режим санкций и разморозить хотя бы часть из лежащих в западных банках авуаров (около 100 млрд долларов). Намерение западных "санкционеров": если не демонтировать нынешний режим в Тегеране, то сделать его  более послушным.

Судя по имеющейся информации, сторонам не удалось полностью достичь желаемого. По оценкам аналитиков, соглашение содержит уступки как иранским, так и американским консерваторам. В частности, Иран обязуется "ни при каких условиях не стремиться обладать, разрабатывать или получать доступ к любому виду ядерного оружия". Вместе с тем наряду с сокращением на 98% имеющегося ядерного топлива и значительными ограничениями на проведение обогатительных процессов (после демонтажа трети работающих центрифуг по обогащению урана, их останется 6104 против нынешних 19 тысяч) соглашение не предусматривает закрытия ядерных объектов в Иране, все они продолжат работу.

Проверяющие из МАГАТЭ не получают права появляться в любое время на подлежащих инспектированию объектах. Есть в документе и моменты, дающие обеим сторонам свободу интерпретации. В случае нарушения Тегераном  договоренностей санкции будут восстановлены.

Достигнутое соглашение понравилось далеко не всем. И если иранский президент Хасан Роухани был доволен результатами, подчеркнув, что "ядерные исследования и работы в Иране продолжатся", а "соглашение даст возможность стране свободно развивать экономику, создавать рабочие места, привлекать иностранные инвестиции", то израильский премьер Биньямин Нетаньяху назвал подписание соглашения "потрясающей исторической ошибкой".

Ранее 47 сенаторов-республиканцев конгресса США направили письмо властям Исламской республики, в котором предупредили, что любое соглашение по ядерной программе будет иметь силу только до тех пор, пока Барак Обама находится на посту президента. Некоторые эксперты опасаются, что соглашение лишь отложит иранскую ядерную программу лет на десять и не более того.

Глава МИД России Сергей Лавров, комментируя договорённости, не упустил возможности вставить шпильку Вашингтону. Министр, напомнив, что Барак Обама, выступая в 2009 году в Праге, заявил, что "если удастся урегулировать иранскую ядерную программу, то задача создания европейского сегмента противоракетной обороны отпадёт", привлёк внимание американских коллег к этому факту. И теперь Россия ожидает реакции Белого дома.

Похоже, что на относительно успешное завершение переговоров повлияло несколько факторов. Иран оказался единственной в регионе организованной договороспособной силой, противостоящей ИГИЛ. Не последнюю роль в достижении компромисса на переговорах сыграла и заинтересованность Европы, пытающейся любыми путями избавиться от российской зависимости в газе.

Можно считать, что Иран добился победы, хотя и частичной. Ведь фактически он получил "терпимое отношение к расширению его регионального влияния в обмен на виртуальный атом". Уже в среднесрочной перспективе Иран может стать сильной региональной державой, способной отстаивать свои, во многом противоречащие монархиям Персидского залива и Израилю, интересы.

Поскольку в отношении страны действуют сразу несколько санкционных режимов, то процесс их снятия растянется во времени. Во-первых, снятие экономических санкций с Тегерана начнётся только через три месяца. Во-вторых, если ограничения Евросоюза могут  быть сняты сразу после того как МАГАТЭ подтвердит соблюдение Ираном условий соглашения, то отмена эмбарго Совбеза ООН на поставки Ирану вооружений произойдёт в течение пяти лет.

С американскими санкциями всё сложнее. Ограничения, применённые к Ирану в связи с его "поддержкой терроризма, нарушением прав человека и программой разработки баллистических ракет", останутся в силе. На отмену "атомных" санкций потребуется согласие конгресса США. И не исключено, что сенаторы и конгрессмены начнут выдвигать новые требования по усилению контроля над иранским атомом. Очевидно, предвидя это, Обама заявил, что воспользуется правом вето, если конгресс попытается заблокировать договорённости с Ираном.

Напомним, что эмбарго, действующее уже 20 лет, в существующем виде сложилось в 2012 году, когда санкции были введены вроде бы под эгидой ООН, но на самом деле продавлены США и примкнувшими к ним верными "западными партнёрами" – Великобританией, Францией, Германией, а также остающимися "за кадром" Израилем и Саудовской Аравией.

Санкции заставили Иран сократить экспортные объёмы более чем вдвое (с 2,5 млн баррелей в сутки до 1,1 млн баррелей) и сместиться со 2-го места крупнейших производителей нефти среди членов ОПЕК на 5-е. И если до установления  эмбарго Иран поставлял нефть в 21 страну, то в ноябре 2013 года (после некоторого ослабления санкций) закупать иранскую нефть могли лишь шесть стран: Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Турция и Тайвань.

Приведёт ли отмена санкций к резкому увеличению доли иранской нефти на рынке и к долгосрочному ценовому обвалу? Вряд ли. Снятие санкций вернёт иранскую нефть на и без того перенасыщенный мировой рынок. Тегеран попытается восстановить свою долю на европейском нефтяном рынке, которую после введения санкций заняла Саудовская Аравия.

По экспертным оценкам, Иран сосредоточил в хранилищах от 7 до 35 млн баррелей нефти. Появление на рынке дополнительных баррелей неизбежно потянет цены вниз. После известий о соглашении с Ираном сорт Brent упал более чем на 2%. И это понятно: в нефтяных котировках изрядная доля приходится на спекулятивную составляющую, что может вызвать краткосрочное снижения котировок даже до 40 долларов за бочку. Особенно, если объёмы дополнительной иранской нефти будут переоценены. Затем цена фьючерсных поставок, вероятнее всего, вернётся в коридор 60-70 долларов.

Надо отметить, что поскольку планируемое Ираном увеличение своей доли производства нефти должно быть одобрено ОПЕК, то внутри картеля не исключен жёсткий конфликт с Саудовской Аравией, осложняемый политическим противостоянием с ней в Йемене.

В любом случае восстановление производства нефти в Иране начнётся не ранее следующего года. Причём на достижение предсанкционных уровней добычи потребуется не один год. Сегодня добыча идёт на старых месторождениях с применением устаревших технологий. И для наращивания объёмов добычи Ирану потребуются новые технологии и инвестиции в несколько миллиардов долларов.

Однако такие инвестиции зарубежные компании смогут вкладывать в иранские проекты только после выполнения страной всех условий соглашения по ядерной программе, а это произойдёт не скоро. Всё это сбалансирует ситуацию на рынке. Тем не менее, спекулятивный фактор будет периодически оказывать давление на нефтяные котировки.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Нефть растёт на ожиданиях - Informburo.kz

Иллюстрация с сайта pinimg.com

В ожидании роста цен на нефть

На прошедшем 17 апреля саммите в Катаре крупнейшие мировые производители нефти – страны ОПЕК (кроме Ирана и Ливии), а также Россия, Казахстан, Азербайджан, Мексика, Оман и Бахрейн – не смогли договориться об ограничении роста добычи. Отсутствие договорённости о заморозке объёмов нефтедобычи говорит, в первую очередь, об отсутствии компромисса между членами картеля, их неспособности влиять на динамику нефти и глубоком кризисе в ОПЕК. В частности, Иран, активно наращивающий экспорт нефти до достижения досанкционных уровней производства, демонстративно отказался участвовать в этой встрече нефтяников. И это понятно. После многолетних санкций Ирану необходимы дополнительные средства, которые он может получить, лишь экспортируя углеводородное сырьё.

Краткая характеристика итогов прошедшего саммита звучит так: каждый сам за себя. И если ряд стран (Россия, Венесуэла, Казахстан) критично зависимы от цен на нефть, то Саудовская Аравия, похоже, готова ещё посидеть на "голодном пайке", чтобы, дождавшись банкротства конкурентов, прибрать занимаемые ими доли рынка. Ведь для Эр-Рияда цена и в 10 долларов за баррель отнюдь не конец света.

Тем не менее, настроения на мировом нефтяном рынке пока позитивны. Если падение цен объяснялось экспертами, главным образом, переизбытком предложения, то сегодня ситуация иная. Февральская договорённость крупных производителей о возможной заморозке объёмов добычи на уровне января, позволила нефтяным ценам подняться и держаться существенно выше 40 долларов за баррель.

После неудачных переговоров в Дохе цена нефти марки Brent на Лондонской бирже упала почти на 7%, после чего восстановилась и застабилизировалась возле отметки 45 долларов за баррель. Такое впечатление, что нефтяной рынок забыл о провале катарских "посиделок", о продолжающемся давлении избытка предложения и сконцентрировался исключительно на положительных факторах.

Низкие цены, которые держатся уже около полутора лет, делают нерентабельной работу компаний по добыче сланцевых углеводородов, и они закрывают одну скважину за другой. Регистрируемое на протяжении уже 11 недель подряд устойчивое падение производства нефти в США способствует сокращению избытка её предложения на рынке. Ожидается, что в текущем году объем добычи в США снизится на 450-500 тысяч баррелей в сутки, и инвесторы это учитывают.

Свою роль сыграли как приведшая к сокращению производства нефти в стране почти на 60% – до 1,1 с 2,8 млн баррелей в день в марте – забастовка рабочих нефтяных компаний Кувейта против планов властей урезать зарплаты, так и информация о резком росте в марте импорта нефти в Китай. Его объем, составив около 7,7 млн баррелей в день, оказался на 21,6% выше аналогичного периода прошлого года. Столь высокий показатель обусловлен продолжающимся наращиванием стратегических запасов нефти и спросом со стороны местных НПЗ, стремящихся воспользоваться низкими ценами. Безусловно, ключевым фактором здесь становится степень заполненности нефтехранилищ.

При имеющемся переизбытке нефти, хранилища заполнятся довольно быстро, и тогда спрос начнёт падать. Тем не менее, все это позволяет убрать с рынка часть избыточных объёмов нефти. Однако основной причиной устойчивости цен на нефть, по-видимому, является заявление главы Международного энергетического агентства (IEA) Фатиха Бирола о том, что низкий уровень цен за последние два года вызвал падение инвестиций в отрасль примерно на 40% в США, Канаде, Латинской Америке и России. Поэтому предложение нефти вне ОПЕК в 2016 году может сократиться на 700 тысяч баррелей в день, став самым значительным годовым падением показателя с 1992 года.

Сегодня в центре внимания трейдеров – лишь позитивные факторы, а такой негатив для цен, как избыток предложения и наращивание экспорта из Ирана и Ирака, похоже, не учитывается. Как, впрочем, и сделанное спустя несколько дней после встречи в Дохе министром энергетики РФ Александром Новаком заявление, что Россия может увеличить добычу до 12 млн баррелей в день. Саудовцы также не намерены ограничивать производство нефти. Таким образом, после провала переговоров о заморозке добычи в Дохе экспортёры продолжат "качать столько нефти, сколько смогут и по той цене, по которой это возможно". А это значит, что мировые нефтяные цены в обозримой перспективе останутся низкими.

Кроме того, международные финансовые институты продолжают пересматривать прогнозы по мировой экономике в сторону ухудшения. Всемирный банк пересмотрел свои ожидания по темпам роста мирового ВВП в этом году, снизив их с 2,9 до 2,5%. ФРС США планирует и дальше, пусть и более медленно, ужесточать денежно-кредитную политику, а значит, доллар будет дорожать ко всем сырьевым товарам. Таким образом, нынешний подъем цен на нефть, скорее всего, окажется кратковременным. Тем более, что происходящее вполне укладывается в рамки технической коррекции. После её завершения может начаться скольжение вниз. Подобное уже было весной прошлого года.

Организация стран-экспортёров нефти возобновит переговоры о заморозке добычи на своём традиционном июньском саммите в Вене. Если членам картеля удастся договориться о заморозке объёмов добычи нефти, то к переговорам могут присоединиться и не входящие в него страны-экспортёры. До этой встречи уровень падения цен будет зависеть от того, сумеют ли производители убедить рынок в возможности достижения договорённости по "заморозке" или нет.

Скорее всего, котировки будут колебаться в пределах 40 долларов за баррель. Однако ряд экспертов, полагая, что в последнее время стоимость нефти росла лишь на ожиданиях подписания соглашения о заморозке добычи, не исключают снижения цен на нефть Brent до отметки 30-35 долларов.

Аналитики скептически относятся к перспективам достижения консенсуса на июньской встрече: картель продолжает демонстрировать свою беспомощность в вопросе квот на добычу. Сегодня условия нефтяного рынка не предполагают резкого роста цен в ближайшем будущем. Пока Иран не выйдет с нынешних 3,2 млн баррелей в сутки на запланированный им уровень добычи в 4 млн баррелей, пока Ирак, как собирается, не нарастит добычу на полмиллиона баррелей в день, позитивных изменений на рынке энергоносителей вряд ли стоит ждать. Поднятие нефтяных цен может начаться в 2017 году после выравнивания соотношения спроса и предложения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

На перепутье экспортных маршрутов казахстанской нефти

Первоначальные наполеоновские планы нефтедобычи на месторождении сегодня существенно подкорректированы, но тем не менее впечатляют. В ноябре консорциум вышел на коммерческие объёмы – 75 000 баррелей в сутки. По прогнозам Минэнерго, в текущем году добыча на Кашагане составит 8,9 млн тонн нефти.

Глава энергетического ведомства Канат Бозумбаев полагает, что "добыча нефти в республике будет расти. Так, в 2017 году она будет на уровне 80 млн тонн с последующим увеличением к 2030 году до 102 млн. Это связано с запуском Кашагана, увеличением добычи на Тенгизе с 2022 года и поддержанием текущего уровня добычи нефти на Карачаганаке, а также вводом новых морских месторождений с 2025 года".

Однако динамика добычи и цена вопроса на таких месторождениях как Тенгиз, Карачаганак, Кашаган не даёт оснований для такого оптимизма. По предварительным оценкам, объём производства в прошедшем году на Тенгизе составил 26,5 млн тонн (падение на 2,6%), Карачаганаке – 11,6 млн тонн (сокращение на 2,5%). При этом для обеспечения дальнейшего роста нефтедобычи на Тенгизе требуется изыскать около 37 млрд долларов дополнительных инвестиций. По Карачаганаку ещё предстоит договориться. О начале второго этапа на Кашагане помалкивают пока и власти, и акционеры. Таким образом, перспективы роста нефтедобычи весьма размыты, а вот экспортных мощностей хватает с избытком.

Действующими экспортными маршрутами казахстанской нефти являются трубопроводы КТК, "Атырау – Самара" (вход в российскую систему "Транснефть"), "Атырау – Алашанькоу".

По КТК сегодня перекачивается более трети добываемой в Казахстане нефти и во второй половине текущего года после завершения работ по расширению пропускная способность магистрали достигнет 76 млн тонн с использованием антифрикционных присадок и 67 млн тонн без них. При этом по ней может экспортироваться 52,5 млн тонн казахстанской нефти в год.

Нефтепровод "Атырау – Самара" (проектная мощность 17,5 млн тонн) увеличивает потенциал транзита казахстанской нефти через территорию России до 70-79 млн тонн в год.

Экспорт нефти по ориентированному на Китай и загруженного пока едва наполовину трубопроводу Атасу – Алашанькоу может быть увеличен с 7 до 20 млн тонн. Таким образом, эти три маршрута могут обеспечить экспорт до 90-100 млн тонн казахстанской нефти в год.

По данным Минэнерго РК, объём экспорта нефти и конденсата по итогам 2015 года составил 60,95 млн тонн (97,7% к 2014 году), из них по направлению КТК – 38,04 млн тонн, Атырау – Самара – 13,45 млн тонн, Атасу – Алашанькоу – 4,8 млн тонн (без учёта российской нефти), через порт Актау – 3,17 млн тонн нефти, на Оренбургский ГПЗ – 665 920 тонн конденсата, отправлено по железной дороге – 813 000 тонн.

Тем не менее вытащили из шкафа и возобновили переговоры по активно обсуждавшемуся в 2007-2009 годах проекту создания Казахстанской каспийской системы транспортировки нефти (ККСТ). Напомним, что ККСТ будет состоять из нефтепровода Ескене – Курык (его мощность с первоначальных 25 млн тонн может быть расширена до 56 млн) и Транскаспийской системы, включающей нефтяные терминалы на казахстанском и азербайджанском побережьях Каспийского моря, танкеры, соединительные сооружения до трубопровода Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД).

При этом экономического обоснования, зачем Казахстану в ущерб другим экспортным маршрутам пускать нефть Кашагана по ККСТ и вкладывать в создание этой инфраструктуры пять млрд долларов, как не было, так и нет. Тем более что в своё время "трубопроводные стратеги" просчитались с мощностью БТД. Объёмы прокачки по нему в настоящее время составляют четверть от пропускных 60 млн тонн в год.

И это понятно. Достигнув пика в 2010 году производство жидких углеводородов в Азербайджане падает (ожидается, что с 41,7 млн тонн в 2015 году добыча к 2026 году сократится до 15-17 млн тонн), ошиблись и с поставками в БДТ из Казахстана. В последние пять лет из Баку в Джейхан ежегодно транспортировались не "десятки миллионов тонн", а менее четырёх млн тонн казахстанской нефти.

Тем не менее министр энергетики Азербайджана Натик Алиев утверждает, что "экспорт в страны Евросоюза нефти с месторождения Кашаган через нефтепровод БТД в 2017 году может составить примерно 150 000 баррелей в сутки". В пересчёте на год это 7,5 млн тонн. Откуда такой оптимизм, если в данный момент реализуется лишь первый этап – Программа опытно-промышленной разработки (ОПР), а следующие этапы освоения месторождения находятся в стадии планирования?

Основанием для таких надежд, видимо, служит то, что компании Eni, Total и Impex, имеющие доли в БТД, участвуют и в СРП по Кашагану. Однако в СРП каждый акционер сам несёт ответственность за транспортировку и сбыт своей доли продукции. Прагматичные западные компании скорее будут ориентироваться на экономические факторы (рынки сбыта, стоимость транспортировки и т.д.), чем только на своё долевое участие в тех или иных проектах.

Тем более что, к примеру, Eni – Agip имеет 2% в КТК, а стоявший за проектом ККСТ вывод казахстанской нефти на гипотетический рынок США с приходом Дональда Трампа потерял актуальность. Отмена ограничений на добычу нефти в США и дальнейшее развитие сланцевой революции могут спровоцировать новое падение нефтяных котировок, что приведёт к заморозке таких дорогостоящих проектов как Кашаган. В таких условиях инвестиции Казахстана в ККСТ не имеют никакого коммерческого смысла.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz