Сланцы vs Арктика. Освоение российского шельфа заканчивается, не начавшись. Состав арктической нефти


Как добывают нефть в Арктике. ФОТО

Первая в мире нефть, которая добывается на арктическом шельфе на стационарной платформе... 60 км от берега, за полярным кругом в Российской Арктике... Здесь 7 месяцев в году суровая зима, дрейфующие льды и температура воздуха до -48! А летом здесь волны до 9 метров и штормы...

 

Фотографии и текст Александра Чебана

В 1989 году здесь открыли одно из наиболее крупных нефтяных месторождений на арктическом шельфе — Приразломное. Спустя более чем 20 лет технологии достигли такого уровня, когда эту нефть можно добывать эффективно, безопасно и экологично на первой в мире стационарной арктической нефтяной платформе, установленной на дно на глубину 20 метров.

Да-да, это та самая платформа, которую недавно троллили гринписовцы, не в последнюю очередь благодаря которым у многих из нас есть ассоциация с тем, что добывать нефть в Арктике — это вредить природе. На самом же деле, троллинг Гринпис в основном носит политический характер и лишь очень косвенно связан с экологией и защитой окружающей среды.

Цена на нефть падает? Зачем инвестировать в такие проекты?

Даже если баррель нефти будет стоить 10$, то добыча арктической нефти все равно будет рентабельна! 100% этой нефти нового сорта Arco поставляется в Европу в Роттердам, этот сорт нефти особенно хорош для производства масел и их субпродуктов. Контракты заключены на годы вперед, а ресурс месторождения рассчитан на 25 лет и это при том, что добыча нефти только выходит на проектные мощности!

1. Добро пожаловать на первую в мире морскую ледостойкую стационарную платформу «Приразломная»!

2. Приразломное нефтяное месторождение открыто в 1989 году. Месторождение расположено на шельфе Печорского моря в 60 км к северу от посёлка Варандей. Глубина моря в районе месторождения составляет 19—20 метров.

3.

4. Для оперативного управления производством и доставки вахтового персонала и грузов на «Приразломную» создана развитая береговая инфраструктура. В ее состав входят база снабжения и база производственного

novosti-n.org

КАК ДОБЫВАЮТ НЕФТЬ В АРКТИКЕ [РОССИЯ, ФОТО] - ZAVODFOTO.RU

Первая мире нефть, которая добывается на арктическом шельфе на стационарной платформе...60 км от берег за полярным кругом в Российской Арктике...Здесь 7 месяцев в году суровая зима, дрейфующие льды и температура воздуха до -48!А летом здесь волны до 9 метров и штормы...

...но в 1989 году здесь открыли одно из наиболее крупных нефтяных месторождений на арктическом шельфе - Приразломное. Спустя более чем 20 лет технологии достигли такого уровня, когда эту нефть можно добывать эффективно, безопасно и экологично на первой в мире стационарной арктической нефтяной платформе, установленной на дно на глубину 20 метров.

Да-да, это та самая платформа, которую недавно троллили гринписовцы, не в последнюю очередь благодаря которым у многих из нас есть ассоциация с тем, что добывать нефть в Арктике - это вредить природе. На самом же деле, троллинг Гринпис в основном носит политический характер и лишь очень косвенно связан с экологией и защитой окружающей среды.

Цена на нефть падает? Зачем инвестировать в такие проекты?Даже если барель нефти будет стоить 10$, то добыча арктической нефти все равно будет рентабельна! 100% этой нефти нового сорта Arco поставляется в Европу в Роттердам, этот сорт нефти нефти особенно хорош для производства масел и их субпродуктов. Контракты заключены на годы вперед, а ресурс месторождения рассчитан на 25 лет и это при том, что добыча нефти только выходит на проектные мощности!

На прошлой неделе я показывал какой путь на чартерах и вертолетах проделывают вахтовики, чтобы добраться с большой земли на платформу "Приразломная" в формате "один-мой-день" - "Один мой день с вахтовиками-нефтянниками в Арктике", а сегодня хочу рассказать о том как это все работает.

Добро пожаловать на первую в мире морскую ледостойкую стационарную платформу "Приразломная"!

Приразломное нефтяное месторождение открыто в 1989 году. Месторождение расположено на шельфе Печорского моря в 60 км к северу от посёлка Варандей. Глубина моря в районе месторождения составляет 19—20 метров.

3.

4.

Для оперативного управления производством и доставки вахтового персонала и грузов на «Приразломную» создана развитая береговая инфраструктура. В ее состав входят база снабжения и база производственного обслуживания в Мурманске, а также перевалочная база на Варандее со строящимся вахтовым поселком на 180 человек для временного размещения персонала МЛСП «Приразломная».

.

.

Логистика доставки вахтового персонала и грузов предусматривает использование самолетов Ан-24 (АН-26) для полетов в аэропорт «Варандей» и двух модернизированных вертолетов МИ-8АМТ для полетов на платформу. В авиапарке «Приразломной» несколько модернизированных вертолетов, оснащенных с учетом жестких требований безопасности. В вертолетах есть световые дорожки, выдавливаемые окна и два спасательных плота, рассчитанных на 25 мест каждый.

5.

6.

Строили платформу в Севердвинске и Мурманске, а затем по морю доставили к месту дислокации. При ее проектировании был учтен опыт ведущих американских, канадских и норвежских нефтегазовых компаний, которые уже несколько десятилетий ведут добычу в подобных природно-климатических условиях.

В основе жилого модуля лежит бывшая в эксплуатации норвежская нефтяная платформа, но все остальное -– это абсолютно уникальная платформа, сконструированная так, чтобы обеспечить максимальную безопасность нефтедобычи в арктическом регионе. Она рассчитана на максимальные ледовые нагрузки.

7.

8.

Длина и ширина МЛСП «Приразломная» составляют 126 м, высота – 141 м. Платформа надежно удерживается на дне моря за счет своего гравитационного веса, превышающего 500 тысяч тонн, и после установки фактически стала искусственным островом. Ее гравитационная устойчивость и защита от подмыва грунта обеспечиваются также щебне-каменной бермой (ее объем – свыше 45 тысяч кубических метров), отсыпанной по периметру днища платформы.

Структурно платформа состоит из нескольких частей: кессона, где находится хранилище нефти, промежуточной палубы, вспомогательного модуля, верхнего строения, жилого модуля и двух комплексов устройств прямой отгрузки нефти (КУПОН). На платформе в вахтовом режиме ежедневно работает более 200 человек персонала.

9.

От волновых и ледовых воздействий «Приразломную» защищает специальная конструкция — дефлектор, изготовленный из высокопрочной стали. Он представляет собой стену высотой 16,4 м, наклоненная верхняя часть которой предотвращает переливание набегающих волн. Буровая вышка на МЛСП «Приразломная» надежно защищена от внешнего воздействия, что позволяет вести бурение в любую погоду. Грузоподъемность буровой - 547 тонн, она выдерживает ветровую нагрузку в 51 м/с.

Поскольку глубина моря в районе платформы небольшая – всего 20 метров, то «Приразломная» стоит непосредственно на дне моря, а все скважины бурятся внутри нее. Таким образом, основание платформы (кессон) одновременно является буфером между скважиной и открытым морем. Кессон представляет собой уникальную разработку: он несет на себе основную нагрузку и от его надежности зависит надежность всей платформы. Именно кессонная часть позволяет «Приразломной» успешно противостоять суровому арктическому климату, защищать все оборудование и обеспечивать безопасную работу персонала. Запас прочности основания платформы многократно превосходит реально существующие нагрузки – оно способно выдержать даже прямой торпедный удар.

Для большей устойчивости к коррозии и износу стены кессона выполнены из слоя плакированной стали толщиной в 4 см, трехметровое пространство между которыми заполнено сверхпрочным бетоном. Для защиты от высокой влажности и агрессивной морской среды используется специальное лакокрасочное покрытие и системы катодной и анодной защиты. Для дополнительной безопасности на скважинах установлено специальное оборудование, способное на глубине надежно перекрыть подъем нефти в случае необходимости.

Скважина имеет вертикальную глубину 2,3-2,7км, затем начинается горизонтальное бурение на расстояние до 3км.

10.

Облет платформы "Приразломная":

МЛСП «Приразломная» оборудована двумя комплексами устройств прямой отгрузки нефти (КУПОН), работающими на основе крановой системы и позволяющими производить загрузку танкеров из нефтехранилища платформы. КУПОНы расположены на противоположных концах платформы, что делает возможным беспрепятственный подход танкеров к платформе в любых погодных и навигационных условиях.

Устройства КУПОН оборудованы специальным носовым приемным устройством. Отгрузка нефти осуществляется через одно из устройств в зависимости от направления внешних нагрузок (волнения, дрейфа льда, течения, ветра). КУПОН отслеживает перемещения танкера в секторе 180°. В случае его отклонения от сектора, обслуживаемого одним устройством, проводится отшвартовка танкера и переход к другому КУПОНу.

11.

12.

13.

14.

Перед началом отгрузочных операций челночные танкеры «Михаил Ульянов» и «Кирилл Лавров», оборудованные носовой загрузочной системой, осуществляют бесконтактную швартовку, при которой расстояние от танкера до МЛСП «Приразломная» составляет 80 ±6 м. Для исключения непроизвольного столкновения с платформой они оснащены системой динамического позиционирования, которая, несмотря на ветер и волны, позволяет удерживать танкер на месте. Скорость загрузки танкера может доходить до 10 тыс. м3/час, что позволяет загрузить танкер нефтью ARCO за 8-9 часов. Постоянное дежурство рядом с платформой несут специализированные суда, оборудованные новейшими комплексами аварийного нефтесборного оборудования для работы в зимних условиях.

15.

16.

Транспортно-логистическая схема проекта «Приразломное», включающая два многофункциональных ледокольных судна (МФЛС) «Владислав Стрижов» и «Юрий Топчев» и два челночных танкера «Михаил Ульянов» и «Кирилл Лавров», позволяет выполнять полный цикл работ для бесперебойного снабжения и безопасного функционирования МЛСП «Приразломная».

МФЛС доставляют с базы снабжения в Мурманске на платформу грузы, обеспечивают технологическую и экологическую безопасность работ, при необходимости удерживают челночные танкеры во время грузовых операций. Суда оборудованы грузовой палубой площадью 750 м2, палубным краном и другими необходимыми устройствами. За время, прошедшее с начала промышленной добычи нефти на Приразломном месторождении, МФЛС в общем сложности перевезли уже более 130 тыс. тонн грузов.

Челночные танкеры «Михаил Ульянов» и «Кирилл Лавров» дедвейтом 70 тыс. тонн, построенные в 2009 году, предназначаются для круглогодичного вывоза нефти с месторождения. Танкеры имеют усиленный ледовый класс и оборудованы системой динамического позиционирования, позволяющей во время погрузки удерживать судно на одной точке несмотря на воздействие ветра и волн. Суда способны двигаться во льду кормой вперёд, оснащены современными средствами навигации и управления.

17.

18.

19.

20.

21.

Работа на «Приразломной» организована таким образом, чтобы обеспечить максимальную экологическую и промышленную безопасность проекта. Однако в соответствии с лучшими международными практиками и стандартами компания «Газпром нефть шельф» разработала и внедрила подробный План предупреждения и ликвидации возможных разливов нефти (ЛРН). Этот документ рассматривает различные сценарии возможных рисков и описывает действия персонала и вспомогательных сил в случае возникновения любой непредвиденной ситуации. Компанией «Газпром нефть шельф» закуплено специальное оборудование, которое позволит оперативно ликвидировать разливы нефти в арктических условиях.

Все оборудование находится на судах сопровождения, которые круглосуточно дежурят у платформы "Приразломаная":

22.

23.

А вот как выглядит платформа "Приразломная" сверху с капсулы "Фрог", с помощью которой происходит транспортировка персонала на корабли сопровождения:

26.

28.

Мы были на платформе с Сергеем sergeydolya.Вот его репортаж о поездке: "Полет на Приразломную"

29.

30.

31.

32.

35.

Ощущения от перемещения на "Фроге" просто космические! Американские горки нервно курят в стороне :)

36.

38.

39.

40.

41.

42.

Новый сорт нефти, добываемый на Приразломном месторождении, носит название ARCO – из начальных букв английских слов Arctic и Oil. Новый сорт нефти впервые поступил на мировой рынок в апреле 2014 года.

Нефть ARCO отличается высокой плотностью (порядка 906 кг на кубический метр) и повышенным содержанием серы, а также низким содержанием парафина. Относительно тяжёлая по сравнению с обычной российской экспортной нефтью, ARCO хорошо подходит для глубокой переработки на заводах северо-западной Европы. Из нее производятся уникальные химические продукты, которые могут использоваться в дорожном строительстве, шинном производстве, в космической и фармацевтической промышленностях.

43.

А так платформа выглядит 7 месяцев в году, с ноября по май. Очень хотелось бы взглянуть на нее во льдах, но мы были в октябре.

"Приразломная"– это единственный проект в мире, где добыча в Арктике осуществляется со стационарной платформы. Он же является самым безоспасным в сравнении с другими платформами.

44.

45.

zavodfoto.livejournal.com

Северная нефть. Перспективы нефтедобычи в Арктике » Финансы онлайн

Эпоха “лёгкой” и “дешёвой” нефти подходит к концу…

По прогнозам учёных, запасов нефти и газа на планете хватит примерно на 40 лет. Но есть ещё неосвоенные территории. И кто будет там хозяином, тот и будет определять мировую экономику (если человечество не перейдёт на альтернативные источники энергии).

Северная нефть. “Роснефть” и ExxonMobil. Перспективы нефтедобычи в Арктике

Другими словами, кто будет первый в Арктике, где найдены огромные запасы нефти и газа, тот и будет диктовать миру свои условия игры. А кусок от “жирного пирога” хотят откусить и норвежцы, и канадцы, и индийцы, и китайцы, и, конечно, американцы. Последние оказались пока успешнее.

Американская нефтяная компания ExxonMobil и ОАО “Роснефть” раскрыли параметры сотрудничества на континентальном арктическом шельфе - масштабы поражают!

Арктика - провинция нефтедобычи мирового уровня

После того как В.В.Путин пообещал ввести беспрецедентные льготы для шельфовых проектов (отказ от налога на добычу, экспортной пошлины, введение “периода стабильности” - 5-15 лет, в течение которого налоговый режим не будет меняться), “Роснефть” и ExxonMobil озвучили планы на будущее.

Согласно ним, будут созданы совместные операторские компании для проведения геологоразведочных работ в Карском и Чёрном морях. Стоимость предварительного этапа геологоразведочных работ около $3,2 млрд.

Общие инвестиции в освоение шельфов в Арктике и на Чёрном море оценивается примерно в 500 млрд долларов! Инвестиции в проект “Роснефти” и ExxonMobil на Карском море составят 200-300 млрд долл., на Чёрном - 55 млрд долл., плюс строительство 15 ледостойких платформ (будет строить “Объединенная судостроительная компания”).

Замечу, что основная масса заказов, по условиям сделки между “Роснефтью” и ExxonMobil, должна размещаться в России - до 70%.

На участках в Карском море уже выделено 23 перспективные структуры с суммарными извлекаемыми запасами 85 млрд баррелей нефтяного эквивалента.

Окончательное инвестиционное решение по разработке месторождений Карского моря будет принято на рубеже 2016-2017 годов. Добыча нефти в Карском и Чёрном морях начнётся в 2018-2020гг..

По предварительным оценкам, к 2030 году ресурсы арктического шельфа будут обеспечивать 30-40% российской добычи углеводородов.

“Роснефть” и ExxonMobil. Справка

ОАО НК “Роснефть” (год основания 1993)- открытое акционерное общество “Нефтяная компания “Роснефть”" (листинг на бирже ММВБ: ROSN, РТС: ROSN, LSE: ROSN) - крупнейшая российская государственная нефтяная компания. Занимается добычей и переработкой нефти и газа. Оборот около $63 млрд (2010 год), чистая прибыль - $10,7 млрд (2010 г.).

ExxonMobil (год основания 1999)- Exxon Mobil Corporation (листинг на бирже NYSE: XOM) - американская нефтяная компания, крупнейшая частная нефтяная компания в мире. Занимается добычей и переработкой нефти. Оборот около $310 млрд (2009 год), чистая прибыль - $41,06 млрд (2011 г.).

Tot: По словам заместителя Председателя Правительства РФ И.Сечина, в развитие добычи углеводородов в России до 2020 года будет инвестировано около 400-500 млрд долларов (Арктика и другие регионы). При этом в 2012 году российский ТЭК может получить уже 100 млрд долл.

По теме “Нефть и газ”:

www.financialblog.ru

Добыча углеводородов в Арктике: риски и перспективы

Еще совсем недавно Арктикой интересовались разве что ученые и любители экстремальных путешествий.  Но в последнее время ситуация изменилась кардинально. Тема Арктики и связанные с ней проблемы стали обсуждаться достаточно широко.

Мировой запас углеводородов тает на глазах, в связи с этим остро встают вопросы о разработке новых месторождений. Тенденция в данной сфере такова, что идет постепенное перемещение добычи с континента в шельфовую зону.

Первая комплексная оценка неразведанных извлекаемых арктических запасов была проведена Геологической службой США (United States Geological Survey – USGS), которая в ходе анализа 33 осадочных бассейнов определила, что с 10% долей вероятности в 25 из них запасы нефти или газа составляют более 50 млн. баррелей.

В целом же, Геологическая служба США установила что, неразведанный запас углеводородов в Арктике насчитывает 90 млрд. баррелей нефти, 1669 трлн. кубических футов газа и 44 млрд. баррелей природного газоконденсата.

По оценкам USGS, арктические залежи могут составлять 13% от всех неразведанных мировых нефтяных запасов и 30% газовых, это при том, что территория арктического шельфа занимает только 6% нашей планеты.

Море Бофорта

Подавляющая часть шельфа – это океан глубиной более 500 метров, около трети – континентальный шельф, глубина которого меньше 500 метров, суша здесь занимает лишь треть территории. Определяющее значение имеет тот факт, что большая часть арктического океана весь год находится подо льдом.

О наличии залежей углеводородов в Арктике люди узнали много десятилетий назад, но только в последние несколько лет началось полномасштабное освоение данного ресурса с использованием знаменитого Северо-Западного перехода, который соединяет Атлантический и Тихий океаны, а также – Северного морского пути, связывающего Европу и европейскую часть России с Дальним Востоком и рынками Азии.

Лишь в последнее время добыча углеводородов здесь стала технически и экономически обоснованной. Отчасти, толчком к освоению новых месторождений послужила тенденция глобального потепления на планете, которая на территории Северного Ледовитого океана проходит в несколько раз быстрее, чем в какой-либо другой части света. В 2012 году зафиксирован рекордный объем таяния льдов, что открыло новые перспективы не только в освоении углеводородов Арктики, но и развития судоходства между странами Европы, Азии и Северной Америки.

Нефтедобывающая платформа Cairn Energy у побережья Гренландии (Фото РА)

Но в любом случае, несмотря на положительные тенденции и острую необходимость освоения новых месторождений, разработка нефтегазового арктического ресурса связана с большими затратами и высоким риском. Основными сложностями можно считать следующее:

— суровый арктический климат, который характеризуется круглогодичными сильными морозами, продолжительной полярной ночью, угрозой повреждения морских буровых установок арктическим льдом, болотистой тундрой, обуславливающей сезонность деятельности в большинстве регионов, а также ограниченной биологической активностью;

— неразвитость инфраструктуры, в связи с которой разрабатывать новые месторождения нужно «с нуля», что представляет собой занятие очень дорогостоящее и, вместе с тем, подверженное значительным экологическим рискам. Разработка арктических месторождений требует специального оборудования (танкеры и ледоколы), а также — проведения протяженных коммуникаций;

— конкуренцию представляют другие источники углеводородов. В существующих условиях роста предложения на газовом мировом рынке из разных источников, как традиционных, так и нетрадиционных, под вопрос ставится целесообразность разработки арктических месторождений. Большую конкуренцию представляет газ, добываемый из сланцев, угольных пластов и сжиженный природный газ.

На месторождении Сновит у побережья Норвегии

Но, тем не менее, интерес к освоению Арктики немалый. В будущем разработка этих  месторождений может открыть  перед компаниями широкие возможности. Поэтому за территорию шельфа идет серьезная геополитическая борьба.

К Арктическому региону частично относится территория Канады, Дании/Гренландии, Финляндии, Исландии, Норвегии, России, Швеции и США. Из них только у Финляндии и Швеции, не имеющих береговой линии в Северном Ледовитом океане, нет территориальных претензий по отношению к континентальному шельфу Северного Ледовитого океана и прилегающих морей. Рассмотрим, как развивалась деятельность на арктическом шельфе тех стран, которые претендуют на его запасы.

При значительной инвестиционной поддержке государства в Канаде еще в 1970-1980 годах была осуществлена разведка арктических залежей и открыты значительные месторождения на реке Маккензи, бассейне моря Бофорта и Арктическом архипелаге. Бурение в Арктике канадцы начали в 1972 году. С тех пор они разработали более 100 скважин. Но ситуация на нефтегазовом рынке изменилась, государственная поддержка прекратилась, и в 1990 году  компаниям пришлось остановить деятельность на шельфе. Были еще слабые попытки возобновить работы, но и они тоже затухли.

Самый северный СПГ в мире — в Хаммерфесте (Фото Томаса Нильсена)

В Гренландии ситуация складывается таким образом, что правительство всячески поддерживает освоение нефтяных месторождений, потому что хочет найти новые источники дохода, что снизит датское субсидирование, поспособствует экономическому развитию и обретению независимости от Дании. Разведка в Гренландии была начата в 1970 году. До 1990 здесь пробурили шесть скважин, которые показали нерентабельность добычи.

Но в 2010 британская компания Cairn Energy обнаружила углеводороды в Гренландии, что послужило новым толчком их разработки на континентальном шельфе площадью 85 000 кв. км. Был реализован проект стоимостью 1 млрд. долларов и пробурено восемь скважин. Но ожидания не оправдались, больших залежей, которые могли бы быть пригодны для промышленных целей, не нашли. Тем не менее, ни Cairn, ни гренландское правительство данные результаты не остановили. Одни продумывают новый план действий, а другие разрабатывают следующий раунд лицензирования на участки в Гренландском море и северо — восточном шельфе Гренландии.

Чукотское море у побережья Аляски

Норвегия сегодня находится на пятом месте в мире по объемам экспортируемого «черного золота» и на втором – по объему экспорта газа. Добывать углеводороды в Северном море норвежцы начали более 30 лет назад. В 1981 году был дан старт поисково-разведочным работам в арктическом секторе шельфа Баренцева моря. Компания Statoil здесь обнаружила большие залежи газа на месторождении Снёвит. Ежедневно это месторождение дает самому северному в мире заводу  по производству СПГ в Хаммерфесте более  48 тыс. баррелей.  В планах компании до 2020 года – увеличение суточной добычи газа до  1 млн. баррелей посредством разработки новых скважин. До сегодняшнего момента Statoil и другие компании прочно закрепились в данном регионе, пробурив порядка 80 скважин поисково-разведочного характера. Большие планы норвежцы возлагают на разработку таких газовых месторождений, как Скругард и Хавис, которые обнаружили в 2011 году в Баренцевом море. Если предположения оправдаются, то Скругард станет самым крупным морским месторождением залежей углеводородов в этой стране.

Исследования показали, что в арктических регионах доля  Северной Америки в неразведанных запасах нефти составляет 65% и 26% приходится на неразведанные запасы природного газа. Большая часть этих запасов нефти находится на Аляске. И именно с нефтью в этом регионе связаны почти все геологоразведочные работы США. Но в долгосрочной перспективе Америка планирует уделять внимание и добыче  газа. Больше перспектив с разработкой арктических месторождений нефти связывают с морем Бофорта, потому что оно обладает небольшой глубиной и расположено поблизости с инфраструктурой Трансаляскинского нефтепровода. В то время как Чукотское море более глубокое и удалено от инфраструктуры нефтепровода. Но, тем не менее, добычу нефти и в одном и во втором хотят начать с небольшой разбежкой. В море Бофорта — в 2020 году, в Чукотском – 2022.

Платформа «Приразломная» (Фото с gazprom.ru)

России принадлежит большая часть арктических ресурсов. По оценкам экспертов шельф содержит около 80% потенциального углеводородного запаса нашей страны, а стоимость этого сырья – более 30 трлн. долларов. Такой огромный запас рано или поздно разрабатывать придется, несмотря на сложность добычи. И Россия делает решительные шаги в этом направлении. В 2012 году вклад РФ на счет фонда, работа которого направлена на поддержку проектов Арктического совета составил 10 млн. евро. В то время как Норвегия внесла 237 тыс. евро, а Финляндия – 200 тыс. евро.

Российские интересы в Арктике можно условно разделить на несколько групп:

— создание новых транспортных коридоров и освоение новых месторождений углеводородов при соблюдении экологического баланса;

— развитие социальной инфраструктуры, обеспечение доступности социальных услуг и повышение качества жизни местного населения.

В соответствии с этими интересами в правительстве разработали госпрограмму, направленную на развитие арктической зоны до 2020 года.

Активисты «Гринпис» пытаются взобраться на платформу «Приразломную», протестуя против добычи нефти в Арктике, сентябрь 2013 (Фото Дениса Синякова)

Ученые смело заявляют, что Арктический шельф нашей страны может быть золотым дном. И государственные программы направлены на стимулирование разработки нефтегазовых шельфовых месторождений. Сегодня в этой части открыли более 20 нефтегазовых провинций и бассейнов, а запас 10 из них полностью доказан. К крупным осадочным бассейнам относятся Восточно-Баренцевский, Южно-Карский, Лаптевский, Восточно-Сибирский и Чукотский. Подавляющая часть ресурса Арктики находится в западной части, а в восточной сосредоточены так называемые предполагаемые или условные неразведанные запасы.

Сегодня развернута большая деятельность по освоению Арктического шельфа. Значительные инвестиции направлены на развитие инфраструктуры Северморпути, на месторождении «Приразломная» установили платформу, в текущем году запланировано промышленное бурение в Арктике и принятие инвестиционного решения по Штокмановскому месторождению. Разрабатывается проект, направленный на расширение грузооборота до 800 тыс. тонн в год, строятся современные аварийно-спасательные центры.

Акция активистов «Гринпис» в Москве, апрель 2012 (Фото Дениса Синякова)

В октябре 2013 года представили лицензионные заявки на 48 участков Арктическом шельфе. «Газпром» подал заявку на 17 участков. Осваивать арктические месторождения планируют государственные компании в отдельности или в сотрудничестве с зарубежными «Eni», «Statoil», «ExxonMobil». В ноябре 2013 года «Роснефть» и «Петровьетнам» подписали соглашение, целью которого является совместная разработка 8 лицензионных участков шельфа Печорского моря. А «Газпромнефть» на данный момент занимается поиском партнера для освоения Долгинского и Приразломного месторождений.

Несмотря на то, что арктические ресурсы привлекают к себе немало внимания и являются лакомым куском для многих стран, нужно реально оценивать ситуацию. А она складывается таким образом, что в ближайшее время углеводороды Арктики вряд ли могут стать альтернативной энергетической базой. Трудности освоения шельфа и большое распространение возобновляемых источников энергии делают перспективу широкого освоения Арктики весьма долгосрочной. Но, тем не менее,  разработка углеводородного сырья данного региона  — одна из предпосылок экономического могущества нашей страны, поэтому приоритетом в этой области должна стать грамотная государственная политика, направленная на развитие и совершенствование новых технологий глубоководного бурения, снижение экологических рисков, основательное научное исследование Арктики.

Еще по этой теме

Метки: Арктика, Баренцево море, Геологическая служба США, Гренландия, добыча углеводородов, Канада, континентальный шельф, мировой запас углеводородов, море Бофорта, Норвегия, Северный морской путь, Скругард, Сневит, СПГ в Хаммерфесте, Статойл

Интересная статья? Поделитесь ей с друзьями:

novostienergetiki.ru

Что будет с добычей нефти в Арктике? | Общество

80% нефти и газа Арктики находится на шельфе северных морей, что очень сильно усложняет и удорожает добычу

Публикацию аналитического отчета компании BP по развитию мировой энергетики всегда ждут с нетерпением. В этом году ажиотаж усиливался неопределенностью на рынке: все хотят знать, что думают нефтяные инсайдеры про тенденции спроса и предложения нефти, как это повлияет на цены. BP Energy Outlook 2035 был обнародован в конце февраля. Прогноз компании подтверждает то, о чем уже несколько месяцев говорят наблюдатели: нынешнее снижение цен на нефть не приведет к сокращению доли сланцев в мировой добыче. Напротив, их доля за двадцать лет может вырасти и составить десятую часть мирового производства углеводородов. При сохранении низких цен многие месторождения на шельфе Арктики, на которые российское правительство возлагало особые надежды, станут нерентабельными. Вполне возможно, что на некоторых участках добыча не начнется никогда. Такой сценарий заставляет всерьез задуматься о переходе к новой стратегии развития нефтегазового сектора, пишет директор Центра сырьевой экономики РАНХиГС Петр Казначеев.

Нефтяное головокружение

В августе 2007 года полярник Артур Чилингаров с командой опустился на дно Северного Ледовитого океана в батискафе «Мир». К недовольству других арктических держав, ученый установил на дне в районе Северного полюса российский триколор, за что потом был удостоен Владимиром Путиным звания Героя Российской Федерации. Экспедиция имела символический характер: это был своего рода «наш ответ Чемберлену» в спорах о разграничении северных морских просторов, а также заявка на успех в освоении арктического шельфа. «Арктический бросок» был полностью в духе времени: будущее тогда казалось безоблачным и полным героических приключений. Фондовые индексы в США шли к рекордно высоким показателям октября 2007 года, и ничто еще не предвещало финансовой бури. Цена за баррель колебалась вокруг жизнеутверждающей отметки 100 долларов. Рост нефтяных котировок продолжался после этого еще почти год, когда баррель достиг рекордных в истории 140 долларов.

Арктика была в моде в период высоких цен прежде всего из-за колоссальных объемов нефти и газа. По оценкам US Geological Survey, за полярным кругом находится 412,2 млрд баррелей нефтяного эквивалента, или 22% мировых технически извлекаемых ресурсов нефти и газа. Важно подчеркнуть, что это технические ресурсы, а не коммерческие запасы. Из этого объема только малая доля поставлена на баланс в качестве коммерческих запасов, то есть углеводородов, добыча которых может быть рентабельна. При этом 80% нефти и газа Арктики находится на шельфе северных морей, что очень сильно усложняет и удорожает добычу. Но в период сверхвысоких цен об этом редко задумывались. Тема Арктики была настолько популярна, что в Арктический совет в качестве наблюдателей вступили даже Китай, Япония, Корея, Сингапур и Индия.

Читайте: Американцы озаботились обороной 

Нефтяное головокружение того времени сформировало особый менталитет. Это было головокружение не от успехов, а скорее от ожиданий. Многие и вправду были уверены, что нефть совсем скоро пробьет уровень 200 долларов, а там, глядишь, и до 300 рукой подать. Именно к тому времени относятся заявления российских компаний о том, что для освоения Арктики России не нужны иностранные партнеры. Ведь тогда казалось, что на нефтяные сверхдоходы можно купить все: оборудование, технологии, управленческий опыт.

Конец арктической лихорадки

Со временем ставки в битве за доступ к российской Арктике стали резко повышаться. Разрабатывать законодательство по Арктике начали еще в начале 90-х, а итоговая серия изменений была внесена в 2008 году, когда законом «О недрах» был ограничен доступ частных компаний к континентальному шельфу России. Полтора десятка лет фактически ушло на борьбу различных групп интересов. Это была дележка арктического пирога, который существовал только в виде планов. После 2008 года все распределенные лицензии достались компаниям «Роснефть» и «Газпром». Реальное освоение шельфа до принятия окончательной редакции не велось. У такого промедления была своя логика: если верить в то, что цена на нефть будет расти вечно, то разработку арктических ресурсов можно постоянно откладывать, что, собственно, в России и происходило.

Даже принятие законодательных поправок не внесло определенности в судьбу российской Арктики. Ведь ключевым для экономических перспектив месторождений является налоговый режим. А он вплоть до начала 2014 года мало благоприятствовал разработке дорогостоящих арктических проектов. Изменения последнего года делают условия работы в Арктике несколько более привлекательными. В частности, введены налоговые каникулы в отношении НДПИ на 10 и 15 лет в зависимости от вида лицензии, а также дополнительные льготы по экспортной пошлине. Но до стабильности налогового режима России далеко: так называемый налоговый маневр снова вносит изменения в условия работы компаний, перенося бремя с пошлин на НДПИ.

В результате проведения такой непоследовательной политики в эксплуатацию на всем континентальном шельфе российской Арктики введено пока только одно месторождение – Приразломное компании «Газпром нефть» в Печорском море, на котором добыча нефти ведется с прошлого года. Газ же на шельфе Арктики Россия вообще не добывает. Две другие страны, которые ведут добычу на шельфе за полярным кругом – США и Норвегия, – существенно опережают Россию по объемам производства. Канада и Гренландия (автономная территория в составе Дании) имеют опыт геологоразведки, но добычи не ведут. При этом в России, по оценкам, находится 41% всех технически извлекаемых мировых ресурсов арктической нефти и 70% – газа.

Нефть Арктики: ресурсы vs добыча. Источник: U.S. Geological Survey, Statistics Norway

О том, что США являются сегодня лидером производства сланцевой нефти, широко известно, а вот о том, что они также занимают первое место по добыче нефти на арктическом шельфе, знают немногие. А между тем такой результат достаточно закономерен. Недавно Центр сырьевой экономики РАНХиГС опубликовал исследование, в котором проанализирована система регулирования и налогообложения на арктическом шельфе в США в сравнении с Россией и Норвегией. На основе расчетов авторы приходят к выводу, что определяющей в успехе освоения месторождений в море Бофорта и в Чукотском море в арктических водах США явилась эффективная и стабильная система налогообложения, гарантии прав собственности, а также отсутствие государственной монополии.

Опыт освоения сложных месторождений на шельфе есть и в России. Из крупных проектов это прежде всего Сахалин-1 и Сахалин-2, которые к арктическому шельфу не относятся. И хотя в их истории были конфликты, все же данные два проекта можно считать в целом успешными примерами работы консорциумов с иностранными партнерами. Сахалин-2, в частности, является единственным работающим в России проектом, производящим на экспорт сжиженный природный газ.

Газ Арктики: ресурсы VS добычаИсточник: U.S. Geological Survey, Statistics Norway

Если бы процесс согласования работы на арктическом шельфе не затянулся на пятнадцать лет (включая годы рекордно высоких цен на нефть), то окно возможностей на Арктике не было бы упущено. По крайней мере, легендарный газовый гигант Штокман в Баренцевом море изначально имел шансы на успех. Теперь же он отложен на неопределенный срок (норвежская Statoil вышла из проекта в 2012 году, не став продлевать соглашение).

Также непонятна судьба многочисленных совместных проектов «Роснефти» с компанией ExxonMobil. Основным предлогом остановки проектов стали санкции: ExxonMobil заявила о прекращении работ на всех совместных проектах, кроме Сахалина-1. Приостановлены работы и на недавно открытом месторождении «Победа» на шельфе Карского моря. Ситуация с месторождением «Победа» иллюстрирует общую динамику на шельфе. Пробуренная на нем скважина «Университетская» потребовала рекордного бюджета $1 млрд. Согласно плану «Роснефти», изначально для освоения Карского моря планировалось строительство не менее 15 морских платформ, аналогичных «Университетской». Понятно, что в условиях низких цен на нефть и санкций реализация даже части такой программы крайне маловероятна.

Время сланцев: преимущество инновационной модели

С доступностью углеводородов в мире нет проблем. Коммерческие запасы нефти и газа в мире увеличиваются с каждым годом, в том числе и в Арктике. Реальная же причина мало чем принципиально отличается от изменений времен окончания неолита – это все тот же самый человеческий прогресс. Недавно многим казалось, что именно Арктика будет главным источником, который утолит глобальную энергетическую жажду. Но пока сланцы явно опережают в развитии арктический шельф.

Одна из особенностей сланцевых месторождений заключается в малых размерах скважин. Затраты на их бурение значительно ниже, чем на большие скважины в традиционных месторождениях. Но и продуктивный цикл сланцевых скважин сравнительно недолог. Когда цены на нефть опускаются ниже себестоимости добычи, можно довольно быстро выработать нефть на имеющихся скважинах, после чего не бурить новые до тех пор, пока не поднимутся цены. Затем объемы добычи могут быть также быстро увеличены путем бурения новых скважин. То есть наращивание добычи не сопряжено со значительными капитальными затратами (CapEx), что в условиях волатильности цен является большим преимуществом.

Читайте: Несколько советов тем, кто хочет научиться просыпаться рано

Это напрямую влияет и на структуру сланцевой отрасли. В каком-то смысле то, что происходит со сланцами, концептуально ближе к модели Силиконовой долины и венчурного капитализма, нежели к традиционному нефтегазу с его многомиллиардными проектами, которые могут осилить только вертикально-интегрированные компании-гиганты. Как следствие, главной движущей силой сланцевой революции выступают независимые инновационные компании-юниоры, находящиеся друг с другом в жесткой конкуренции.

Операционные затраты на добычу (OpEx) на сланцевых месторождениях пока в среднем выше, чем на традиционных. Но это пока. Ведь всего десять лет назад о сланцевой революции никто и не слышал. Тогда большинство сланцевых месторождений вообще считались нерентабельными. Затем ситуация стремительно изменилась. Пока рост эффективности в сланцевых проектах значительно превосходит традиционные месторождения. Те, кто пытается предсказать порог рентабельности сланцев, как правило, смотрят на ситуацию с позиций сегодняшних технологий и не принимают в расчет будущие инновации.

Традиционные месторождения (например, в Западной Сибири) обладают высокими капзатратами (CapEx), но сравнительно низкими операционными расходами (OpEx). На сланцевых месторождениях, как было сказано, наоборот – низкий CapEx / высокий OpEx. Арктический шельф в этом смысле является наиболее сложным, так как из-за суровых климатических условий и трудной доступности основная часть этих месторождений обладает сочетанием «высокий CapEx / высокий OpEx». В условиях низких цен на нефть это крайне затрудняет освоение Арктики.

Смена парадигмы

Те арктические месторождения, что были запущены в период высоких цен, смогут продолжить работать, а вот будущее новых арктических проектов находится под большим вопросом. Вероятно, мировой спрос на углеводороды будет удовлетворен из других источников – сланцевых месторождений и более дешевых традиционных месторождений на суше. Вполне возможно, что на многих перспективных участках шельфа добыча не начнется никогда. Такой сценарий заставляет всерьез задуматься о новой стратегии развития нефтегазового сектора.

Для России это могло бы потенциально открыть перспективу перехода от старой советской модели поиска нефтяных гигантов к более инновационной модели с элементами сланцевой революции. Пока такая возможность существует только в формате экспертных дискуссий, так как нынешняя структура сектора, в котором доминируют госкорпорации, не позволяет эффективно совершить такой переход.

С точки зрения геологии возможность осуществления сланцевой революции в перспективе у России есть: как утверждает Энергетическое информационное агентство США, Россия занимает первое место в мировом рейтинге по технологически извлекаемым ресурсам сланцевой нефти (США находятся на втором). Но для того чтобы совершить такой переход, одних лишь ресурсов в земле недостаточно. Необходима кардинальная смена парадигмы развития отрасли. Сланцевые и другие сложные месторождения требуют применения управленческих решений и технических инноваций, которые эффективнее вырабатываются частными компаниями, а не госкорпорациями.

thekievtimes.ua

Сланцы vs Арктика. Освоение российского шельфа заканчивается, не начавшись

Фото: Getty Images/Fotobank.ru

Публикацию аналитического отчета компании BP по развитию мировой энергетики всегда ждут с нетерпением. В этом году ажиотаж усиливался неопределенностью на рынке: все хотят знать, что думают нефтяные инсайдеры про тенденции спроса и предложения нефти, как это повлияет на цены. BP Energy Outlook 2035 был обнародован в конце февраля. Прогноз компании подтверждает то, о чем уже несколько месяцев говорят наблюдатели: нынешнее снижение цен на нефть не приведет к сокращению доли сланцев в мировой добыче. Напротив, их доля за двадцать лет может вырасти и составить десятую часть мирового производства углеводородов. При сохранении низких цен многие месторождения на шельфе Арктики, на которые российское правительство возлагало особые надежды, станут нерентабельными. Вполне возможно, что на некоторых участках добыча не начнется никогда. Такой сценарий заставляет всерьез задуматься о переходе к новой стратегии развития нефтегазового сектора. 

Нефтяное головокружение 

В августе 2007 года полярник Артур Чилингаров с командой опустился на дно Северного Ледовитого океана в батискафе «Мир». К недовольству других арктических держав, ученый установил на дне в районе Северного полюса российский триколор, за что потом был удостоен Владимиром Путиным звания Героя Российской Федерации. Экспедиция имела символический характер: это был своего рода «наш ответ Чемберлену» в спорах о разграничении северных морских просторов, а также заявка на успех в освоении арктического шельфа. «Арктический бросок» был полностью в духе времени: будущее тогда казалось безоблачным и полным героических приключений. Фондовые индексы в США шли к рекордно высоким показателям октября 2007 года, и ничто еще не предвещало финансовой бури. Цена за баррель колебалась вокруг жизнеутверждающей отметки 100 долларов. Рост нефтяных котировок продолжался после этого еще почти год, когда баррель достиг рекордных в истории 140 долларов. 

Арктика была в моде в период высоких цен прежде всего из-за колоссальных объемов нефти и газа. По оценкам US Geological Survey, за полярным кругом находится 412,2 млрд баррелей нефтяного эквивалента, или 22% мировых технически извлекаемых ресурсов нефти и газа. Важно подчеркнуть, что это технические ресурсы, а не коммерческие запасы. Из этого объема только малая доля поставлена на баланс в качестве коммерческих запасов, то есть углеводородов, добыча которых может быть рентабельна. При этом 80% нефти и газа Арктики находится на шельфе северных морей, что очень сильно усложняет и удорожает добычу. Но в период сверхвысоких цен об этом редко задумывались. Тема Арктики была настолько популярна, что в Арктический совет в качестве наблюдателей вступили даже Китай, Япония, Корея, Сингапур и Индия.

Нефтяное головокружение того времени сформировало особый менталитет. Это было головокружение не от успехов, а скорее от ожиданий. Многие и вправду были уверены, что нефть совсем скоро пробьет уровень 200 долларов, а там, глядишь, и до 300 рукой подать. Именно к тому времени относятся заявления российских компаний о том, что для освоения Арктики России не нужны иностранные партнеры. Ведь тогда казалось, что на нефтяные сверхдоходы можно купить все: оборудование, технологии, управленческий опыт. 

Конец арктической лихорадки 

Со временем ставки в битве за доступ к российской Арктике стали резко повышаться. Разрабатывать законодательство по Арктике начали еще в начале 90-х, а итоговая серия изменений была внесена в 2008 году, когда законом «О недрах» был ограничен доступ частных компаний к континентальному шельфу России. Полтора десятка лет фактически ушло на борьбу различных групп интересов. Это была дележка арктического пирога, который существовал только в виде планов. После 2008 года все распределенные лицензии достались компаниям «Роснефть» и «Газпром». Реальное освоение шельфа до принятия окончательной редакции не велось. У такого промедления была своя логика: если верить в то, что цена на нефть будет расти вечно, то разработку арктических ресурсов можно постоянно откладывать, что, собственно, в России и происходило.

Источник: Financial Times, отчеты компаний, Heritage Foundation

Даже принятие законодательных поправок не внесло определенности в судьбу российской Арктики. Ведь ключевым для экономических перспектив месторождений является налоговый режим. А он вплоть до начала 2014 года мало благоприятствовал разработке дорогостоящих арктических проектов. Изменения последнего года делают условия работы в Арктике несколько более привлекательными. В частности, введены налоговые каникулы в отношении НДПИ на 10 и 15 лет в зависимости от вида лицензии, а также дополнительные льготы по экспортной пошлине. Но до стабильности налогового режима России далеко: так называемый налоговый маневр снова вносит изменения в условия работы компаний, перенося бремя с пошлин на НДПИ. 

В результате проведения такой непоследовательной политики в эксплуатацию на всем континентальном шельфе российской Арктики введено пока только одно месторождение – Приразломное компании «Газпром нефть» в Печорском море, на котором добыча нефти ведется с прошлого года. Газ же на шельфе Арктики Россия вообще не добывает. Две другие страны, которые ведут добычу на шельфе за полярным кругом – США и Норвегия, – существенно опережают Россию по объемам производства. Канада и Гренландия (автономная территория в составе Дании) имеют опыт геологоразведки, но добычи не ведут. При этом в России, по оценкам, находится 41% всех технически извлекаемых мировых ресурсов арктической нефти и 70% – газа. 

Нефть Арктики: ресурсы vs добыча. Источник: U.S. Geological Survey, Statistics Norway

О том, что США являются сегодня лидером производства сланцевой нефти, широко известно, а вот о том, что они также занимают первое место по добыче нефти на арктическом шельфе, знают немногие. А между тем такой результат достаточно закономерен. Недавно Центр сырьевой экономики РАНХиГС опубликовал исследование, в котором проанализирована система регулирования и налогообложения на арктическом шельфе в США в сравнении с Россией и Норвегией. На основе расчетов авторы приходят к выводу, что определяющей в успехе освоения месторождений в море Бофорта и в Чукотском море в арктических водах США явилась эффективная и стабильная система налогообложения, гарантии прав собственности, а также отсутствие государственной монополии. 

Опыт освоения сложных месторождений на шельфе есть и в России. Из крупных проектов это прежде всего Сахалин-1 и Сахалин-2, которые к арктическому шельфу не относятся. И хотя в их истории были конфликты, все же данные два проекта можно считать в целом успешными примерами работы консорциумов с иностранными партнерами. Сахалин-2, в частности, является единственным работающим в России проектом, производящим на экспорт сжиженный природный газ. 

Газ Арктики: ресурсы VS добычаИсточник: U.S. Geological Survey, Statistics Norway

Если бы процесс согласования работы на арктическом шельфе не затянулся на пятнадцать лет (включая годы рекордно высоких цен на нефть), то окно возможностей на Арктике не было бы упущено. По крайней мере, легендарный газовый гигант Штокман в Баренцевом море изначально имел шансы на успех. Теперь же он отложен на неопределенный срок (норвежская Statoil вышла из проекта в 2012 году, не став продлевать соглашение).  

Также непонятна судьба многочисленных совместных проектов «Роснефти» с компанией ExxonMobil. Основным предлогом остановки проектов стали санкции: ExxonMobil заявила о прекращении работ на всех совместных проектах, кроме Сахалина-1. Приостановлены работы и на недавно открытом месторождении «Победа» на шельфе Карского моря. Ситуация с месторождением «Победа» иллюстрирует общую динамику на шельфе. Пробуренная на нем скважина «Университетская» потребовала рекордного бюджета $1 млрд. Согласно плану «Роснефти», изначально для освоения Карского моря планировалось строительство не менее 15 морских платформ, аналогичных «Университетской». Понятно, что в условиях низких цен на нефть и санкций реализация даже части такой программы крайне маловероятна.  

Время сланцев: преимущество инновационной модели

С доступностью углеводородов в мире нет проблем. Коммерческие запасы нефти и газа в мире увеличиваются с каждым годом, в том числе и в Арктике. Реальная же причина мало чем принципиально отличается от изменений времен окончания неолита – это все тот же самый человеческий прогресс. Недавно многим казалось, что именно Арктика будет главным источником, который утолит глобальную энергетическую жажду. Но пока сланцы явно опережают в развитии арктический шельф. 

Одна из особенностей сланцевых месторождений заключается в малых размерах скважин. Затраты на их бурение значительно ниже, чем на большие скважины в традиционных месторождениях. Но и продуктивный цикл сланцевых скважин сравнительно недолог. Когда цены на нефть опускаются ниже себестоимости добычи, можно довольно быстро выработать нефть на имеющихся скважинах, после чего не бурить новые до тех пор, пока не поднимутся цены. Затем объемы добычи могут быть также быстро увеличены путем бурения новых скважин. То есть наращивание добычи не сопряжено со значительными капитальными затратами (CapEx), что в условиях волатильности цен является большим преимуществом. 

Это напрямую влияет и на структуру сланцевой отрасли. В каком-то смысле то, что происходит со сланцами, концептуально ближе к модели Силиконовой долины и венчурного капитализма, нежели к традиционному нефтегазу с его многомиллиардными проектами, которые могут осилить только вертикально-интегрированные компании-гиганты. Как следствие, главной движущей силой сланцевой революции выступают независимые инновационные компании-юниоры, находящиеся друг с другом в жесткой конкуренции. 

Операционные затраты на добычу (OpEx) на сланцевых месторождениях пока в среднем выше, чем на традиционных. Но это пока. Ведь всего десять лет назад о сланцевой революции никто и не слышал. Тогда большинство сланцевых месторождений вообще считались нерентабельными. Затем ситуация стремительно изменилась. Пока рост эффективности в сланцевых проектах значительно превосходит традиционные месторождения. Те, кто пытается предсказать порог рентабельности сланцев, как правило, смотрят на ситуацию с позиций сегодняшних технологий и не принимают в расчет будущие инновации. 

Традиционные месторождения (например, в Западной Сибири) обладают высокими капзатратами (CapEx), но сравнительно низкими операционными расходами (OpEx). На сланцевых месторождениях, как было сказано, наоборот – низкий CapEx / высокий OpEx. Арктический шельф в этом смысле является наиболее сложным, так как из-за суровых климатических условий и трудной доступности основная часть этих месторождений обладает сочетанием «высокий CapEx / высокий OpEx». В условиях низких цен на нефть это крайне затрудняет освоение Арктики. 

Смена парадигмы

Те арктические месторождения, что были запущены в период высоких цен, смогут продолжить работать, а вот будущее новых арктических проектов находится под большим вопросом. Вероятно, мировой спрос на углеводороды будет удовлетворен из других источников – сланцевых месторождений и более дешевых традиционных месторождений на суше. Вполне возможно, что на многих перспективных участках шельфа добыча не начнется никогда. Такой сценарий заставляет всерьез задуматься о новой стратегии развития нефтегазового сектора.

Для России это могло бы потенциально открыть перспективу перехода от старой советской модели поиска нефтяных гигантов к более инновационной модели с элементами сланцевой революции. Пока такая возможность существует только в формате экспертных дискуссий, так как нынешняя структура сектора, в котором доминируют госкорпорации, не позволяет эффективно совершить такой переход. 

С точки зрения геологии возможность осуществления сланцевой революции в перспективе у России есть: как утверждает Энергетическое информационное агентство США, Россия занимает первое место в мировом рейтинге по технологически извлекаемым ресурсам сланцевой нефти (США находятся на втором). Но для того чтобы совершить такой переход, одних лишь ресурсов в земле недостаточно. Необходима кардинальная смена парадигмы развития отрасли. Сланцевые и другие сложные месторождения требуют применения управленческих решений и технических инноваций, которые эффективнее вырабатываются частными компаниями, а не госкорпорациями. 

Петр Казначеев Энергетический экономист, доцент РАНХиГС, старший научный сотрудник Королевского колледжа Лондона

republic.ru

Разлив нефти в Арктике будет неизбежен, если бурение продолжится, говорит ведущий учёный.

Фиона Харви, Шон Уокер, Guardian, 19 ноября 2013 г.

Российские поисковые работы опустошат девственную Арктику, предупреждает эксперт, анализировавший разлив нефти на платформе BP Deepwater Horizon.

Серьёзный разлив нефти в Арктике неизбежен, если продолжатся буровые работы, и это будет иметь катастрофические последствия для нетронутого региона, заявил ведущий морской исследователь, сыгравший ключевую роль в анализе утечки нефти на платформе BP Deepwater Horizon. Его предостережение прозвучало в момент, когда российский суд на этой неделе отдал распоряжение оставить активистов Greenpeace и журналистов в тюрьме ещё на три месяца до начала процесса в рамках дела об их протесте против добычи нефти в Арктике.

Обеспокоенность по поводу страшных последствий буровых работ по поиску нефти в этом регионе усилилась, когда Россия и другие страны начали разведку на дне арктических морей. В этих холодных широтах любая утечка доставит гораздо больше неприятностей, потому что нефть не рассеется естественным образом, как это бывает в тёплых водах, и потому что проводить операцию по очистке в столь неблагоприятных погодных условиях будет намного труднее.

«Арктическая тридцатка» в составе 28 активистов и двоих журналистов была арестована в сентябре, когда на борт судна организации Greenpeace Arctic Sunrise поднялись российские пограничники. Если этих людей признают виновными, им будут грозить длительные тюремные сроки. Их содержат в тяжёлых условиях в промозглых и холодных тюремных камерах, плохо кормят и перевозят на расстояние 1300 км из Мурманска в Санкт-Петербург.

Специалист по нефтяным разливам из Саутгемптонского университета Саймон Боксолл заявил Guardian, что исследования в этом регионе опасны по определению. «Вы неизбежно получите утечку – сто процентов. Я ожидаю крупный разлив в недалёком будущем. Я буду крайне удивлён, если там не будет крупного разлива нефти».

По его словам, проблему серьёзно осложняют исключительно тяжёлые условия в Арктике. «Это совсем другая среда. В умеренном климате нефть быстро диспергируется. Переработать её помогают бактерии. А в Арктике нефть таким способом не разлагается, и на это могут уйти десятки лет. Природа нам не поможет». На протяжении этих десятков лет разлившаяся нефть будет представлять серьёзную опасность для морской фауны и флоры.

Идеальных отраслей не бывает, сказал Боксолл, однако нефтедобывающая отрасль и в прошлом вела себя отнюдь не безукоризненно. «Надёжных самолётов очень много, однако аварии всё равно случаются. Порой отрасль ведёт себя безответственно. Обходит острые углы, мелочно экономит деньги. В какой-то момент она может крупно ошибиться, и в итоге это обойдётся ей в крупную сумму, как было в Мексиканском заливе», – заявил он. Боксолл добавил: «В разных странах – разные уровни здравоохранения и безопасности. У России в этих вопросах не самые лучшие показатели».

Даже если не будет утечки, поисковые работы в регионе могут нанести ущерб окружающей среде Арктики, предупредил Джонатан Бэмбер из Бристольского университета. «Увеличиваются объёмы судоходства, а суда сбрасывают балластную воду, в которой содержатся организмы из других районов. Поэтому в Арктику могут попасть чужеродные виды, и последствия этого нам неизвестны. Северный Ледовитый океан – очень закрытый, он даже похож на озеро, и поэтому для него могут возникнуть исключительно серьёзные последствия, негативно отражающиеся на всей пищевой цепочке».

Greenpeace отметил, что Арктика является средой обитания «исключительно разнообразной дикой флоры и фауны». Там живут 17 видов китов, включая вымирающего нарвала, 90% популяции которого обитает в Баффиновом заливе. Там живут белые медведи, песцы, тюлени, сотни видов морских птиц и миллионы перелётных птиц. Кроме того, в Арктике проживают 4 млн человек, являющихся представителями коренных народов, которые обитали там на протяжении тысячелетий. «Последствия разлива для таких общин и для незащищённых видов животных будут катастрофическими и продолжительными», – заявила эта природоохранная организация.

В понедельник под залог были освобождены три гражданина России из числа «Арктической тридцатки»: Екатерина Заспа, Денис Синяков и Андрей Аллахвердов.Дочерняя компания российского государственного энергетического гиганта «Газпром» «Газпром нефть шельф», в распоряжении которой находится платформа «Приразломная», где активисты Greenpeace устроили в сентябре свой протест, заявила, что после многочисленных задержек она планирует начать буровые работы в декабре, и что сейчас буровая установка работает в тестовом режиме. Планом будущего года предусмотрена добыча 600 тыс. т нефти, и компания заявляет, что пик добычи придётся на 2021 г., когда платформа будет работать на максимуме производительности, добывая 6 млн т в год.

Исполнительный директор «Газпром нефть шельфа» Геннадий Любин от разговора с Guardian отказался. Но в ходе недавнего интервью одному нефтегазовому периодическому изданию он раскритиковал утверждения экологов о том, что местоположение платформы создаёт уникальную угрозу окружающей среде. По словам Любина, неподалёку от буровой пришвартованы два ледокола, находящиеся в постоянной готовности к действиям в чрезвычайной ситуации, а в посёлке Варандей, что в 60 км от платформы, имеется дополнительное оборудование. «Конечно, в теории можно придумать любой сценарий, исходя из того, что, если этого не сделать, экологическая безопасность окажется под угрозой, – сказал Любин. – Но мышление такого рода – это абсурд».

Он также отверг сомнения в прочности самой платформы. Её верхняя часть взята со списанной нефтяной платформы из Северного моря, построенной в 1984 г., что вызвало новые сомнения по поводу надежности «Приразломной». Однако русские утверждают, что критики и здесь тоже ошибаются.

Как заявил Любин, «Приразломная» – это «новая установка», созданная «для работы в конкретных погодных условиях Печорского моря», и в её конструкции использованы лишь небольшие детали с буровой «Хаттон». «Особым образом спроектированная кессонная часть позволила нам создать установку, которая успешно выдерживает арктический климат, волны и лёд, защищает всё оборудование и обеспечивает безопасность в работе».

Любин заявил, что «Приразломная» – изначально надёжнее, чем, например, платформа Deepwater Horizon в Мексиканском заливе. «Там скважины пробурены с плавучей платформы, находящейся на расстоянии сотен метров от морского дна, – сказал он. – Но здесь глубина составляет 19–20 м, так что „Приразломная“ установлена прямо на дне».

«Арктика важна для нас на протяжении столетий, – сказал Роман Хацевич из Мурманского института экономики. – И дело не только в экономике. У нас северная страна, и Арктика является одним из краеугольных камней нашей государственности. В 1990-е годы финансирование Арктики было во многом прекращено из-за экономического и политического краха, но с 2000-х годов Заполярье снова стало приоритетом».

Пока вопрос заключается в том, насколько экономически целесообразна добыча нефти в российских условиях налогообложения, однако Россия реализует целый ряд программ по совершенствованию инфраструктуры в этом регионе. Основное внимание она уделяет нефтедобыче и Северному морскому пути, проходящему через российскую часть Арктики, видя в нём альтернативу существующим линиям судоходства из Европы в Азию.

«С ухудшением ситуации на Ближнем Востоке Арктика может обрести большую значимость как маршрут судоходства. В идеальном мире Арктика может стать местом международного сотрудничества, а не конфликта», – сказал Хацевич.

На прошлой неделе российская нефтяная компания «Роснефть» подписала соглашение с корейской судостроительной компанией Daewoo, которое может привести к созданию нового крупного судостроительного комплекса на российском Дальнем Востоке, где будут строить ледоколы и производить оборудование для морских энергетических проектов.

/http://www.inosmi.ru/

pro-arctic.ru