Сотни тонн нефти вылилось в Черное море через аварию в Туапсе. Сотни тонн нефти


Ведра, лопаты и сотни тонн нефти

Каково это – убирать разлитую нефть своими руками? Мы, команда «Нефтяного патруля» в Республике Коми, уже узнали это на собственном опыте.

Группу уборки возглавил Винсент Франк,или просто Стэн,эксперт по работе с токсичными материалами из Великобритании с 12-летним опытом. Ему случалось работать и в более экстремальных условиях, например, на Фукусиме после аварии.

Наш марш-бросок против нефтяного разлива в Усинском районе начинается с двухдневного обучения – теория плюс практика.

Стэн проводит настоящую экскурсию по нефтяному разливу.

Мы стоим на краю черного блестящего пруда с радужными разводами, так выглядит один из многочисленных разливов в Коми. У нас есть всего десять дней, чтобы от него избавиться! И целый кузов нехитрого оборудования: лопаты, ведра, насос, мешки и контейнеры.

За сто лет в деле уборки разлитой на суше нефти мало что изменилось: главное ноу-хау во всех странах, от Канады до Норвегии – это человек с лопатой в руках.

«Наш» разлив старый, добыча здесь уже не ведется.Более 10 лет назад начала подтекать труба, и поскольку мер не было принято, загрязнение год за годом накапливалось, стекало в болото. Из давно перекрытого крана и сейчас капает маслянистая жидкость.

В таком пруду может содержаться несколько сотен тонн нефти. То, что нам предстоит убирать – это высокосернистая сырая нефть, из которой уже выветрились самые токсичные вещества. В этом мы убеждаемся с помощью газо��нализатора.

Когда авария случилась только что, в воздух попадают взрывоопасные газы, токсичные пары и сероводород, отравление которым может быть смертельным. Для работы в таких условиях нужны особые меры предосторожности.

Мы разделяем территорию на три зоны с помощью сигнальной ленты:

-       горячая, где могут находиться только ликвидаторы загрязнения в защитных костюмах; Сюда не должны заходить посторонние и люди без защиты!

-       теплая, где мы складируем собранные отходы и храним оборудование;

-       холодная, то есть чистая.

Наш план - сначала с помощью вакуумного насосавыкачать жидкую фракцию в специальный резервуар, передвигая насос вдоль кромки разлива.

 

Оставшийся шлам - тяжелую фракцию, смешанную с почвой - предстоит собрать лопатами, и упаковать в прочные пластиковые мешки для временного хранения.

Затем все отходы необходимо отвезти на переработку. Так токсичная лужа станет вторсырьем, которое можно использовать, например, при строительстве дорог. Которых, кстати, в Коми очень не хватает.

Прежде чем приступить к уборке (пока только небольшой лужицы у дороги), мы распределяем роли: координатор, лидер команды уборки, специалист по санитарной обработке.

Для эффективного труда нужно создать условия. Обустраиваем зону отдыха: палатку, где можно отдохнуть и поесть, биотуалет. Самый большой дискомфорт здесь причиняет мошка, которая моментально образует черное облако вокруг каждого теплокровного организма, лезет в глаза и за шиворот. От нее тоже можно спрятаться в палатке.

Наконец, самая интересная часть: влезть в громоздкие костюмы химзащиты, которые полностью закрывает все тело, кроме лица. Затем – резиновые сапоги, перчатки, маску и респиратор с фильтром.

Нам, в общем, повезло: в Коми прохладно. Хотя в шуршащем пластиковом костюме все равно ужасно душно, и через час я чувствую себя, как в бане. Нефть текучая и тяжелая, постоянно прилипает к лопате, сапогам, перчаткам. Даже небольшой мешок с ней довольно трудно поднять. К тому же убрать предстоит гораздо больше, чем разлилось: токсичная жидкость пропитала песок и мох, смешалась с почвой.

Условия наш координатор оценил как трудные, и потому время работы одной смены не должно быть больше 3-4 часов. Хотя в первый раз мы с трудом выдержали полтора.

После уборки самое главное - тщательно отмыться. Помощник поливает меня ледяной водой с моющим средством из переносного душа, я долго тру костюм щеткой. Мы извозились по уши, но наглядный результат видеть приятно: одним, хоть и маленьким, грязным пятном на теле нашей планеты стало меньше! Впереди – девять дней работы и сотни тонн нефти.

 

www.greenpeace.org

Сотни тонн нефти вылилось в Черное море через аварию в Туапсе

В городе Туапсе (Россия) из-за непогоды нефтепровод Тихорецк-Туапсе оказался поврежденным, что повлекло за собой разлив нефти.

Трубопровод разгерметизировался в ночь на 24 декабря, однако российская сторона сочла нужным сообщить об этом через сутки. По предварительным оценкам, трубопровод разорвался из-за смещения почвы. За несколько часов поврежденный участок был отремонтирован, но в реку Туапсе таки успело просочиться несколько сот тонн нефти, а далее -  в Черное море.

К устранению последствий аварии сразу же приступили специалисты, в городе ввели режим чрезвычайной ситуации.

По заявлению МЧС РФ, в воду вылилось около 8 «кубов» нефти. Но Всемирный фонд дикой природы утверждают, что россияне существенно занизили количество вылитой нефти. Скорее всего, речь идет о 500-700 тоннах нефти. Этого достаточно, чтобы загрязнить 15 км берега Чорного моря. Жизни тысячи птиц, в том числе – краснокнижных, оказались под угрозой.

Глава Туапсинского района сообщил о том, что собрано уже 90% нефти, сразу после того, как глава Краснодарского края сообщил о разливе нефти. Но из-за шторма работы по локализации нефтяных пятен в Черном море окончательно завершить не удается.

 

По материалам uapress.info

Татьяна Кузьменко, член редколлегии Собкор интернет-издания "AtmWood. Дерево-промышленный вестник"

Насколько информация оказалась для Вас полезной?  Loading ...

Похожие статьи:

Copyright © atmwood.com.ua. Копирование материала разрешено при указании гиперссылки на источник

atmwood.com.ua

В Югре пытались похитить сотни тонн нефти :: Общество :: РБК

Фото: Александр Елизаров, РИА URA.RU

УМВД по ХМАО совместно с региональным управлением ФСБ задержали группу злоумышленников, причастных к хищению нефти. Задержанные сделали незаконную врезку в нефтепровод компании «Славнефть-Мегионнефтегаз» (основное добывающее предприятие ПАО «НГК «Славнефть»).

Подозреваемые оказались трое мужчин из Томской области, которые ранее не привлекались к уголовной отвественности. «Злоумышленники использовали теплоход, нефтеналивную баржу и заранее заготовленные приспособления для скачивания жидкости. Они успели заполнить нефтью четыре цистерны объемом 75 тонн каждая», — сообщили в пресс-службе полиции.

В результате против граждан возбудили уголовное дело по статьям 30 (приготовление к преступлению) и 158 УК РФ (кража). Один из подозреваемый заключен под стражу, двое других получили подписки о невыезде.

Фото: пресс-служба УМВД РФ по ХМАО-Югре

www.rbc.ru

Ведра, лопаты и сотни тонн нефти

Каково это – убирать разлитую нефть своими руками? Мы, команда «Нефтяного патруля» в Республике Коми, уже узнали это на собственном опыте. Фото: greenpeace Группу уборки возглавил Винсент Франк,или просто Стэн,эксперт по работе с токсичными материалами из Великобритании с 12-летним опытом. Ему случалось работать и в более экстремальных условиях, например, на Фукусиме после аварии. Наш марш-бросок против нефтяного разлива в Усинском районе начинается с двухдневного обучения – теория плюс практика. Стэн проводит настоящую экскурсию по нефтяному разливу. Мы стоим на краю черного блестящего пруда с радужными разводами, так выглядит один из многочисленных разливов в Коми. У нас есть всего десять дней, чтобы от него избавиться! И целый кузов нехитрого оборудования: лопаты, ведра, насос, мешки и контейнеры. За сто лет в деле уборки разлитой на суше нефти мало что изменилось: главное ноу-хау во всех странах, от Канады до Норвегии – это человек с лопатой в руках. «Наш» разлив старый, добыча здесь уже не ведется.Более 10 лет назад начала подтекать труба, и поскольку мер не было принято, загрязнение год за годом накапливалось, стекало в болото. Из давно перекрытого крана и сейчас капает маслянистая жидкость. В таком пруду может содержаться несколько сотен тонн нефти. То, что нам предстоит убирать – это высокосернистая сырая нефть, из которой уже выветрились самые токсичные вещества. В этом мы убеждаемся с помощью газоанализатора. Когда авария случилась только что, в воздух попадают взрывоопасные газы, токсичные пары и сероводород, отравление которым может быть смертельным. Для работы в таких условиях нужны особые меры предосторожности. Мы разделяем территорию на три зоны с помощью сигнальной ленты: — горячая, где могут находиться только ликвидаторы загрязнения в защитных костюмах; Сюда не должны заходить посторонние и люди без защиты! — теплая, где мы складируем собранные отходы и храним оборудование; — холодная, то есть чистая. Наш план — сначала с помощью вакуумного насосавыкачать жидкую фракцию в специальный резервуар, передвигая насос вдоль кромки разлива. Оставшийся шлам — тяжелую фракцию, смешанную с почвой — предстоит собрать лопатами, и упаковать в прочные пластиковые мешки для временного хранения. Затем все отходы необходимо отвезти на переработку. Так токсичная лужа станет вторсырьем, которое можно использовать, например, при строительстве дорог. Которых, кстати, в Коми очень не хватает. Прежде чем приступить к уборке (пока только небольшой лужицы у дороги), мы распределяем роли: координатор, лидер команды уборки, специалист по санитарной обработке. Для эффективного труда нужно создать условия. Обустраиваем зону отдыха: палатку, где можно отдохнуть и поесть, биотуалет. Самый большой дискомфорт здесь причиняет мошка, которая моментально образует черное облако вокруг каждого теплокровного организма, лезет в глаза и за шиворот. От нее тоже можно спрятаться в палатке. Наконец, самая интересная часть: влезть в громоздкие костюмы химзащиты, которые полностью закрывает все тело, кроме лица. Затем – резиновые сапоги, перчатки, маску и респиратор с фильтром. Нам, в общем, повезло: в Коми прохладно. Хотя в шуршащем пластиковом костюме все равно ужасно душно, и через час я чувствую себя, как в бане. Нефть текучая и тяжелая, постоянно прилипает к лопате, сапогам, перчаткам. Даже небольшой мешок с ней довольно трудно поднять. К тому же убрать предстоит гораздо больше, чем разлилось: токсичная жидкость пропитала песок и мох, смешалась с почвой. Условия наш координатор оценил как трудные, и потому время работы одной смены не должно быть больше 3-4 часов. Хотя в первый раз мы с трудом выдержали полтора. После уборки самое главное — тщательно отмыться. Помощник поливает меня ледяной водой с моющим средством из переносного душа, я долго тру костюм щеткой. Мы извозились по уши, но наглядный результат видеть приятно: одним, хоть и маленьким, грязным пятном на теле нашей планеты стало меньше! Впереди – девять дней работы и сотни тонн нефти. (с) greenpeace

usinsk.online

В Мексиканский залив попали сотни тонн нефти

Фото: climateinfo.org.ua

Нефть попала в Мексиканский залив

Нефтепродукты вытекли из баржи.

 

Около 640 тонн нефтепродуктов вытекло в воды Мексиканского залива из баржи, столкнувшейся в субботу с сухогрузом в нескольких километрах от американского города Галвестон (штат Техас), передает ИТАР-ТАСС.

 

Баржа перевозила около 3,5 тысяч тонн мазутного топлива. В результате столкновения серьезные повреждения получил только один из четырех топливных резервуаров судна. Аварийные службы уже завершили откачку топлива из баржи, которая частично затонула, и она в ближайшее время будет отбуксирована на верфь.

 

В настоящее время продолжается операция по ликвидации последствий разлива нефтепродуктов. В очистных работах участвуют в общей сложности около 380 человек. Задействованы четыре судна-нефтесборщика, установлено уже около 18 км боновых заграждений.

 

 

В апреле 2010 года на платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе, где ВР занималась бурением на скважине "Макондо", произошел взрыв

 

Экологи опасаются, что инцидент может привести к загрязнению нескольких расположенных поблизости природных заповедников. Компания-оператор баржи заявила, что оплатит все расходы по ликвидации аварии.

 

ЧП произошло в бухте Галвестон на входе в оживленный Хьюстонский судоходный канал, по которому осуществляется доставка нефти к расположенным рядом с Хьюстоном (штат Техас) перерабатывающим заводам. Из-за работ по ликвидации аварии судоходство по каналу до сих пор закрыто. Как отмечают эксперты, если водная артерия, по которой ежедневно проходят порядка 80 судов, не откроется в ближайшие несколько дней, это может привести к скачку цен на топливо.

 

korrespondent.net

Под Нефтеюганском в протоку Чеускина вылились сотни тонн нефти

​Точную площадь загрязнения акватории протоки Чеускина в Нефтеюганском районе ХМАО пока определить не удаётся. Экологам мешает резко ухудшившаяся погода.

Работы по ликвидации нефтяного разлива под Нефтеюганском приостановлены из-за штормового предупреждения. Планировалось, что они будут закончены 2 июля, теперь в компании «РН-Юганскнефтегаз» сроком окончания работ называют 15 июля.

Напомним, 23 июня в результате отказа нефтесборного трубопровода «УП №8 — т. 19» Усть-Балыкского месторождения, принадлежащего «дочке» Роснефти — компании «РН-Юганскнефтегаз» произошёл выход нефти на водную поверхность протоки Чеускина. По неофициальным данным, полученных из достоверных источников, в акваторию вылилось порядка 800 тонн нефти. По данным экологов, разлив нефти, превысивший площадь в 10 га, на фоне сильного половодья стал причиной экологической катастрофы.

фото Александра Селезнева

Практически сразу после получения информации о порыве в район аварии выехали специалисты администрации Нефтеюганского района совместно с представителями Росприроднадзора Югры и Нефтеюганского управления природнадзора ХМАО. Были взяты пробы воды и почвы.

Также проверена обстановка в садовых кооперативах, откуда поступили жалобы дачников на загрязнение участков. На данный момент нефтяная фракция обнаружена на восьми дачных участках – хотя уже сегодня очевидно, что количество загрязненных участков будет кратно большим.

Как пояснил глава Нефтеюганского района Владимир Семёнов, в полномочия муниципалитета сегодня не входит непосредственное участие в очистных работах, поэтому основная задача специалистов АНР – тщательный мониторинг ситуации:

«При информационном центре «РН-ЮНГ» уже создана совместная рабочая группа, которой предстоит установить окончательный размер ущерба, нанесенного садовым кооперативам на территории муниципалитета», - отметил глава района.

фото Дмитрия Черкасова

Как сообщают в компании «РН-Юганскнефтегаз», в настоящее время с поверхности паводковых вод собрано более 70 кубометров нефтосодержащей жидкости. Сбор и откачка пленки, очистка береговой полосы с помощью специального нефтесборного оборудования ведутся в круглосуточном режиме.

Как заявил министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской, сумма ущерба от аварии сейчас подсчитывается.

«Уровень загрязнения превышает в семь раз предельно допустимую концентрацию по нефтепродуктам», — цитирует слова министра РИА Новости.

24 июня в отношении ООО «РН-Юганскнефтегаз» было возбуждено дело об административном правонарушении по ч.4 ст.8.13 КоАП РФ .

В настоящее время Комитет по делам народов Севера, охраны окружающей среды и водных ресурсов АНР ведёт сбор жалоб и обращений пострадавших от разлива нефти жителей района (Телефон 25-02-29). Информация о фактах загрязнения нефтепродуктами направлена в ООО «РН-Юганскнефтегаз». Пострадавшие от разлива нефти жители Нефтеюганского района могут также обращаться по телефону Единой диспетчерской службы – 250-112.

www.portal-investor.ru

Ведра, лопаты и сотни тонн нефти

Каково это – убирать разлитую нефть своими руками? Мы, команда «Нефтяного патруля» в Республике Коми, уже узнали это на собственном опыте.

Группу уборки возглавил Винсент Франк,или просто Стэн,эксперт по работе с токсичными материалами из Великобритании с 12-летним опытом. Ему случалось работать и в более экстремальных условиях, например, на Фукусиме после аварии.

Наш марш-бросок против нефтяного разлива в Усинском районе начинается с двухдневного обучения – теория плюс практика.

Стэн проводит настоящую экскурсию по нефтяному разливу.

Мы стоим на краю черного блестящего пруда с радужными разводами, так выглядит один из многочисленных разливов в Коми. У нас есть всего десять дней, чтобы от него избавиться! И целый кузов нехитрого оборудования: лопаты, ведра, насос, мешки и контейнеры.

За сто лет в деле уборки разлитой на суше нефти мало что изменилось: главное ноу-хау во всех странах, от Канады до Норвегии – это человек с лопатой в руках.

«Наш» разлив старый, добыча здесь уже не ведется.Более 10 лет назад начала подтекать труба, и поскольку мер не было принято, загрязнение год за годом накапливалось, стекало в болото. Из давно перекрытого крана и сейчас капает маслянистая жидкость.

В таком пруду может содержаться несколько сотен тонн нефти. То, что нам предстоит убирать – это высокосернистая сырая нефть, из которой уже выветрились самые токсичные вещества. В этом мы убеждаемся с помощью газоанализатора.

Когда авария случилась только что, в воздух попадают взрывоопасные газы, токсичные пары и сероводород, отравление которым может быть смертельным. Для работы в таких условиях нужны особые меры предосторожности.

Мы разделяем территорию на три зоны с помощью сигнальной ленты:

- горячая, где могут находиться только ликвидаторы загрязнения в защитных костюмах; Сюда не должны заходить посторонние и люди без защиты!- теплая, где мы складируем собранные отходы и храним оборудование;- холодная, то есть чистая.

Наш план - сначала с помощью вакуумного насосавыкачать жидкую фракцию в специальный резервуар, передвигая насос вдоль кромки разлива.

Оставшийся шлам - тяжелую фракцию, смешанную с почвой - предстоит собрать лопатами, и упаковать в прочные пластиковые мешки для временного хранения.

Затем все отходы необходимо отвезти на переработку. Так токсичная лужа станет вторсырьем, которое можно использовать, например, при строительстве дорог. Которых, кстати, в Коми очень не хватает.

Прежде чем приступить к уборке (пока только небольшой лужицы у дороги), мы распределяем роли: координатор, лидер команды уборки, специалист по санитарной обработке.

Для эффективного труда нужно создать условия. Обустраиваем зону отдыха: палатку, где можно отдохнуть и поесть, биотуалет. Самый большой дискомфорт здесь причиняет мошка, которая моментально образует черное облако вокруг каждого теплокровного организма, лезет в глаза и за шиворот. От нее тоже можно спрятаться в палатке.

Наконец, самая интересная часть: влезть в громоздкие костюмы химзащиты, которые полностью закрывает все тело, кроме лица. Затем – резиновые сапоги, перчатки, маску и респиратор с фильтром.

Нам, в общем, повезло: в Коми прохладно. Хотя в шуршащем пластиковом костюме все равно ужасно душно, и через час я чувствую себя, как в бане. Нефть текучая и тяжелая, постоянно прилипает к лопате, сапогам, перчаткам. Даже небольшой мешок с ней довольно трудно поднять. К тому же убрать предстоит гораздо больше, чем разлилось: токсичная жидкость пропитала песок и мох, смешалась с почвой.

Условия наш координатор оценил как трудные, и потому время работы одной смены не должно быть больше 3-4 часов. Хотя в первый раз мы с трудом выдержали полтора.

После уборки самое главное - тщательно отмыться. Помощник поливает меня ледяной водой с моющим средством из переносного душа, я долго тру костюм щеткой. Мы извозились по уши, но наглядный результат видеть приятно: одним, хоть и маленьким, грязным пятном на теле нашей планеты стало меньше! Впереди – девять дней работы и сотни тонн нефти.

gorodusinsk.ru