Цены на нефть рухнули! Спекулянты избавляются от нефтяных контрактов. Спотовые контракты на нефть


Рухнувшая нефть заставит «Газпром» перейти на спотовые контракты | Oil.Эксперт

Из-за падения цен на нефть начинает дешеветь российский газ, поскольку стоимость долгосрочных контрактов «Газпрома» привязана к нефтяным котировкам. По оценкам экспертов, уже к концу года стоимость газа упадет почти на 30%. Это может вынудить «Газпром» уступить Европе, которая давно требует отвязать ценообразование от нефти и перейти на привязку к спотовым контрактам европейских газовых хабов.

Цена экспорта российского газа плотно привязана к стоимости нефти. Нефть последовательно дешевеет с середины прошлого года, и «Газпрому» уже пришлось значительно снизить цены для своих европейских контрагентов. В дальнейшем ситуация может стать для российской монополии еще более тяжелой.

С $110 за баррель в прошлом июле нефтяные котировки на сегодня упали примерно до $50. Хотя были как и провалы до $42 (24 августа), так и рост до пиковых $67 (начало второй декады мая).

Глава Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов говорит, что цены на газ изменяются вслед за нефтяными с лагом в четыре-восемь месяцев (в зависимости от газового контракта).

«В среднем лаг составляет полгода, — поясняет эксперт. — Условно, если в августе цены на нефть резко пошли вниз, то в январе европейские потребители будут получать российский газ по цене, снизившейся на столько же процентов, на сколько упал баррель».

Средняя цена продажи российского газа в Европу во втором квартале текущего года составила $251 за 1 тыс. кубометров. Тогда как в первом квартале эта цена была $284. Долгосрочные прогнозы предполагают цену $45–50 за баррель.

По словам главы East European Gas Analysis Михаила Корчемкина, при такой цене нефти средняя стоимость 1 тыс. кубометров российского газа в Европе в четвертом квартале текущего года упадет до $180, а в первом квартале 2016 года — до $170: «В конечном счете «Газпрому» придется показать большие убытки».

Вице-президент Argus Вячеслав Мищенко говорит, что нефтяной консенсус-прогноз ведущих международных банков, опрошенных Argus на перспективу до следующего года (таких как BofA Merrill Lynch, BNP Paribas, Societe Generale, Credit Swiss и другие), выглядит несколько более оптимистично.

Согласно этому прогнозу, в третьем квартале текущего года средняя мировая цена барреля нефти составит $57,2, а в 2016 году — $67.

«При таких ценах поставки российского газа остаются рентабельными и привлекательными для «Газпрома», но гораздо важнее, какова будет коммерческая политика поставщика», — отмечает Мищенко.

По мнению эксперта, при сложившейся конъюнктуре на нефтяном рынке «Газпром» поддержит требование Еврокомиссии об отвязке газовых цен от нефтяной корзины и переориентировании их на цены спотовых (разовых) контрактов на газовых хабах Европы.

Европа говорит об этом уже давно. В частности, нормы Третьего энергопакета ЕС требуют прозрачного ценообразования, которое зависит от баланса спроса и предложения, что фактически означает привязку цен на российский газ к европейскому споту. Так что фактическая цена, по словам Мищенко, будет зависеть в первую очередь от доли спота в контрактах. При этом эксперт отмечает, что зачастую спотовые цены превышают цены долгосрочных контрактов — особенно учитывая падение барреля.

Спотовые цены на европейских хабах действительно бывают выше, чем цены «Газпрома». Однако, как правило, происходит это только в периоды пиков потребления (на что, кстати, неоднократно ранее указывал «Газпром», отстаивая привязку к нефти).

Михаил Корчемкин отмечает, что, например, на нидерландском хабе Title Transfer Facility (TTF) в первом квартале 2015 года газ стоил $226 за 1 тыс. кубометров, а во втором — $218, что значительно дешевле поставок «Газпрома».

При этом, по данным ФНЭБ, средняя экспортная цена газа из Норвегии (крупнейшего производителя и экспортера в Европе) была выше российской: $289 в первом квартале и $248 — во втором. И именно Норвегия является маркет-мейкером в северо-западной Европе, реализуя большую часть своего газа со спотовой привязкой.

gazeta.ru

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

Очень хорошая статья из Газпромовского журнала о мировых принципах газовой торговли

Originally published at Профессионально об энергетике. Please leave any comments there.

На вопросы журнала отвечает начальник Управления структурирования контрактов и ценообразованияООО «Газпром экспорт» Сергей Комлев

Сергей Львович, в последнее время стало модно обсуждать модели ценообразования на газ. Часто можно услышать, что нефтяная привязка в долгосрочных контрактах устарела и спотовый рынок может взять на себя функцию индикации цены. Что вы об этом думаете?

– Исторически сложились две принципиально различные модели формирования цены на природный газ. Одна из них, традиционная, предполагает установление цены на основе стоимости замещения альтернативных топлив у конечного потребителя. В качестве таковых в Европе используются нефтепродукты, в Азии – нефть, в Австралии – каменный уголь. Возобновляемые источники для такого ценообразования, к слову сообщить, пока не годятся, потому что их цены сильно искажены субсидиями.

Модели рынка

– В соответствии с другой моделью, получившей название англо-саксонской, цена определяется в результате свободнойигры рыночных сил как средство балансировки спроса и предложения. Несмотря на настойчивые попытки заменить первую модель ценообразования в континентальной Европе и Азии, казалось бы, более простой и понятной англо-саксонской моделью, до последнего времени они особого успеха не имели.Следует заметить, что в чистом виде на географических рынках каждая из моделей присутствует редко,за исключением, пожалуй, наиболее либерализованного в мире рынка USA. В Австралии в западных провинцияхцены определяет спотовый рынок, в восточных – господствует традиционная модель ценообразования. В Велико-британии продолжаются поставки газа по старым, заключенным еще до реформы конца 1990‑х контрактам с нефтяной индексацией, но роль их в энергетическом балансе невелика.В Азии нет специализированных площадок для торговли газом, однако есть сделки со спотовым С.П.Г. вне этих площадок. В континентальной Европе действует гибридная система, но при явном доминировании традиционной модели ценообразования с нефтепродуктовой привязкой.Если сравнить объемы газа, которые продаются с нефтяной и газовой привязкой, то традиционная модель, появив-шаяся в 1960‑х годах, по-прежнему преобладает. И дело здесь не только в следовании традиции или каком-то отраслевом консерватизме. В действительности отладить работу ценового механизма на основе газовой индексации таким образом, чтобы он посылал правильные рыночные сигналы производителям и потребителям, обеспечивая при этом нормальный инвестиционный цикл в отрасли и пропорциональное развитие всей газовой вертикали от скважины до газовой конфорки, неизмеримо более сложно, чем в рамках традиционной модели ценообразования. Слишком много для этого требуется дополнительных условий.Одно из требований к такому ценообразованию – достаточная ликвидность торговых площадок. Для оценки ликвид-ности и, соответственно, качества ценового сигнала, который генерирует та или иная рыночная площадка, применяется показатель churn ratio.

Это отношение общего объема торгов на этой площадке, включая «бумажную» торговлю, к объемам, которые завершаются физической поставкой газа. Чем выше churn ratio, тем лучше, «правильнее» рыночная цена. Считается, что достаточное качество ценового сигнала достигается, если churn ratio превышает 15.Как следует из данных Международного энергетического агентства, представленных в Таблице 1, среди европейских площадок только британский хаб NBP приближается к этому минимальному критерию. Показатель churn ratio ни для одной из площадок по спотовой торговле газом в континентальной Европе этому критерию явно не соответствует. Несмотря на укрупнение торговых хабов и увеличение их оборотов, churn ratio остается на недопустимо низком уровне, что ставит под сомнение способность этих площадок служить источником для индикации цен спросаи предложения. В основном эти площадки выполняют роль рынков наличного товара, предназначенных для балансирования ранее приобретенных объемов газа. Оценки «Газпром экспорта», в частности, показывают, что на спотовых площадках в континентальной Европе первичные продажи газа в 2009 г. составляли не более четверти всех оборотов, остальное приходилось на перепродажи уже имеющихся на рынке объемов.

– Очевидно, что для формирования адекватной цены необходимо наличие большого количества продавцов и покупателей, которые могли бы конкурировать между собой. В Европе пока такого не наблюдается.– Действительно, в континентальной Европе в настоящий момент нет объективных предпосылок для эффективно работающей модели ценообразования, основанной на спросе и предложении. Здесь как на стороне спроса, таки на стороне предложения доминируют олигополистические структуры. Так, сторона предложения представлена тремяосновными поставщиками: Рф (31 %), Норвегией (17 %) и Алжиром (12 %), на долю которых приходится 60 % поставляемого газа. А на стороне спроса по-прежнему сильны позиции так называемых национальных чемпионов.

Защита потребителей

 

– Переход к модели ценообразования, основанной на спросе и предложении, при такой структуре рынка привел бык утрате иммунитета европейских потребителей к ценовому давлению со стороны доминирующих на рынке поставщиков и импортеров. В рамках традиционной модели цена газа определяется через иной, замещаемый им товар или группу товаров. Очевидно, что ни один, даже самый крупный поставщик не способен влиять на цену нефти и нефтепродук-тов, поэтому даже при полной зависимости отдельного странового рынка от такого поставщика потребители надежнозащищены от ценовых манипуляций. Иная ситуация наблюдается в Великобритании. Конкурентный характер цене на английском спотовом рынке придает наличие множества поставщиков. «Глубину» рынку обеспечивают 10 –12 крупных национальных производителей, доля которых в предложении газа составляет 62 % (данные за 2009 год).Но и на рынке Великобритании не всё обстоит благополучно с конкуренцией, как бы того хотелось адептам спотового ценообразования. Причина в том, что в результате истощения месторождений Северного моря доля внутренних поставщиков газа неуклонно снижается.

Перед СоединеннымКоролевством всё отчетливее встает проблема зависимостиот одного доминирующего экспортера, Норвегии, доля кото-рой в поставках газа в 2009 г. уже достигла 23 % и будетрасти в дальнейшем. Как знать, не попросятся ли британ-ские покупатели через несколько лет под защиту нефтянойиндексации?Традиционная модель ценообразования начала широкоиспользоваться на ранних этапах становления газовогорынка как средство преодоления несовершенства его орга-низации, связанного в том числе с отсутствием или слабымразвитием конкуренции. Но и по прошествии 40 лет во мно-гих регионах мира отсутствуют необходимые и достаточ-ные условия для перехода к эффективному ценообразова-нию на природный газ как на самостоятельный товар. Болеетого, вопрос о возможности формирования таких условийво многих случаях остается открытым.

А уж если оставаться до конца объективным, то следуетпризнать, что нигде в мире система спотового ценообразования на газ безоговорочно не оправдала себя. Даже в USA,где, в отличие от континентальной Европы, есть все объек-тивные условия для нормального функционирования либе-рализованного газового рынка, то есть цена формируетсяв действительно конкурентной среде, цена спота из-за избы-точного предложения сланцевого газа сейчас не превышаетсредней по стране цены газа на скважине. Если ситуация неизменится, такое соотношение грозит нарушением инвести-ционного цикла в газовой отрасли USA и даже снижениемдобычи голубого топлива.В условиях современного кризиса традиционная модель ценообразования как инструмент преодоления несовершенства рыночной организации является востребованной как никогда ранее, поскольку только она гарантируетбезопасность спроса и предложения, избавляет газовую отрасль от развития по разрушительной синусоиде «то взлет,то падение» (boom and bust).

– Почему же при очевидной неготовности рынка континентальной Европы к англо-саксонской модели ценообразованияна природный газ некоторые партнеры«Газпрома» педалируют переход к этой модели?

– С моделью спотового ценообразования связывают надежды на получения дешевого природного газа по мень-шей мере до 2020 г.. Эти надежды обусловлены миро-вым финансово‑экономическим кризисом, который по вре-мени совпал с ростом предложения сланцевого газа в СШАи вводом в строй заводов по производству С.П.Г., прежде всегов Катаре. Такая ситуация привела к устойчивому превыше-нию спроса над предложением. В результате цены долго-срочных контрактов с нефтяной привязкой оказались выше спотовых.Европейцы прекрасно отдают себе отчет в том, что ихспотовые рынки не развились в полной мере, чтобы взять на себя функции ценообразования, но тем не менее спешатвоспользоваться благоприятной конъюнктурой, настаиваяв ряде случаев на полной, стопроцентной индексации долго-срочных контрактов. Такой подход, безусловно, являетсяблизоруким, отражающим узкокорпоративные интересыпотребителей.По мере того как Европа становится все более импорто-зависимой, судьбы собственной газовой отрасли всё меньшеволнуют Еврокомиссию, тем более что перед странами ЕСставится стратегическая задача замещения ископаемых энер-гетических ресурсов, в том числе газа, возобновляемыми.Этим, в частности, объясняется и прохладное отношениеЕврокомиссии к добыче сланцевого газа в самой Европе.Игнорирование стратегических интересов отрасли харак-терно и для некоторых партнеров «Газпрома(ртс:GAZP)»(Ртс:gazp), за послед-ние годы превратившихся в универсальные энергетическиекомпании, которые не заботятся о поддержании цен на газ,гарантирующих его производителям возврат долгосрочныхинвестиций. Для универсальных энергетических компанийглавное – оптимизировать портфель энергоресурсов.

– Сжиженный природный газ традиционно стоилдороже трубопроводного, однако в последнее времяв Европе появились партии С.П.Г., которые предлагаютсяпо демпинговым ценам. С чем это связано?

– С избытком газа на рынке. Хотя самим поставщикам СПГэта ситуация явно не нравится. Приведенный вами примертолько доказывает несовершенство спотового ценообразова-ния на газ. Демпинговые продажи возможны только потому,что на многих рынках газ продается как побочный продуктнефтедобычи (попутный газ) или в тандеме с газовым конден-сатом. Потери от продажи газа ниже себестоимости с лихвойпокрываются сбытом дорожающего конденсата. Такой тандемзаставляет (не закачивать же газ обратно в пласт) и позволяетпродавать С.П.Г. дешевле трубопроводного газа, хотя затратына сжижение добавляют к его цене от одного до трех долларовза миллион британских термических единиц (МБТЕ).– Насколько оправданны надежды на получение болеенизкой цены при переходе к газовой индексации цены?– Это связано с несколькими факторами. В частности, со сро-ками завершения финансово‑экономического кризиса.Ведущие мировые консалтинговые компании единодушныв вопросе о сроках восстановления спроса на природныйгаз в Европе, который в 2009 -м упал на 6 % по сравнениюс рекордным уровнем потребления 2008 г.. Восстанов-ление спроса, по их мнению, произойдет если не в 2011-м,то во всяком случае в 2012 г..Прогнозы– А вот в вопросе о том, когда исчезнет избыточное предло-жение газа, которое оказывает давление на спотовые ценыв Европе, единства мнений нет.

Причем взгляды произво-дителей и потребителей существенно расходятся. «Газпромэкспорт» считает, что европейский рынок сбалансируетсяне позднее 2015 г.. Норвежцы в лице министра нефтиТерье Риис-Йохансена полагают, что спрос и предложениеуравновесят друг друга еще раньше. В том же духе недавновысказался и министр энергетики Алжира Юсеф Юсфи.Мнение потребителей выражает Международное энерге-тическое агентство, которое в ноябре текущего г. озвучилоследующий сценарий развития: дисбаланс между спросоми предложением сохранится до 2020 г.. Оценивая дисба-ланс как отношение спроса к наличной мощности газопрово-дов и заводов по регазификации, М.Э.А заявляет, что глобаль-ный пик превышения спроса над предложением придетсяна 2011 г., когда на спотовые цены будут давить избы-точные 200 миллиард куб. м газа, что на 70 миллиард куб. м больше,чем в кризисном 2009 г..Время покажет, чей прогноз окажется точнее, однаконельзя не отметить, что, несмотря на прогнозируемое МЭАувеличение избыточного предложения газа в 2010 г., раз-рыв между спотовыми ценами и показателями долгосрочныхконтрактов с нефтяной привязкой на европейском рынкеуже начал сокращаться. В 2009 г. он превышал 150 дол-ларов за тысячу куб. м, осенью текущего г. сократилсядо 60 долларов, а с наступлением холодной погоды в началедекабря этот разрыв фактически исчез. Если сближениецен происходит в условиях роста предложения, это значит,что дело не только в дополнительных объемах газа, которыепришли с других рынков.Мы полагаем, что в этом и прошлом годах негативноевлияние на спотовые цены оказывали вынужденные про-дажи газа со стороны конечных потребителей в Европе,которые заключили контракты в 2008 г. незадолго до кри-зиса и ошиблись в оценке своих реальных потребностей.В отличие от долгосрочных экспортных контрактов «Газпрома(ртс:GAZP)»(Ртс:gazp), которые предоставляют импортерам возможность(после частичной оплаты) получить невыбранный газ черезнесколько лет (так называемый make-up-газ), конечныепотребители связаны с импортерами короткими (1–2 года)контрактами с жесткими обязательствами по выборуфиксированных объемов.Альтернативой выплаты стопроцентного штрафа, равногостоимости невыбранного газа, является продажа невостре-бованных объемов на спотовом рынке. 1 октября 2010 годав Европе начался новый газовый г., старые контрактыистекли, а вместе с ними прекратились и вынужденныепродажи газа на споте.Исторически, исключая только единственный слу-чай зимы 2009/2010 г., в зимнее время цены спотавсегда были выше показателей долгосрочных контрактов.Возможно, что ситуация с зимними ценами вернется в нор-мальное русло уже в этом г., во всяком случае спотовыецены уже начали реагировать на погодные условия, чегоне наблюдалось прошлой зимой.

– Почему бы «Газпрому» не снизить цену до уровня спотовой, но при этом сохранить нефтепродуктовую привязку?

– Снижение контрактных цен до уровня спотовых в условияхпревышения предложения над спросом вызовет только кор-ректировку спотовых котировок в сторону еще большегоснижения, что послужит поводом для новых требованийпо пересмотру показателей по долгосрочным контрактамс нефтепродуктовой привязкой. В таком случае иницииру-ется самопроизвольный цикл вытеснения газа, поставляе-мого по долгосрочным договорам, спотовыми объемами.Нет ничего необычного в том, что цены долгосрочныхконтрактов в случае сбалансированности спроса и предложе-ния могут превышать спотовые. Не надо забывать, что нашидолгосрочные контракты – это не просто договоры о про-даже определенных объемов газа. Это фактически сервис-ные контракты, которые содержат обязательства поставщикапо предоставлению разнообразных услуг. Потребление при-родного газа сильно зависит от непредсказуемых погодныхусловий, поэтому гибкость поставок высоко ценится поку-пателями. Так, дневные номинации по нашим контрактамв некоторых случаях могут меняться до четырех раз в сутки,они могут колебаться от 0 до 115 % суточных контрактныхобъемов. Причем эти объемы должны быть обеспеченысоответствующими транспортными мощностями, расходыпо бронированию которых несет поставщик.Если мы согласимся на стопроцентную газовую индек-сацию, то это будет равнозначно признанию того, что ценагаза по сервисному контракту, которая включает в себя ценусамого товара плюс гибкость, будет равна цене газа приразовой покупке. Ведь купленный на спотовой площадкегаз еще надо доставить до места потребления, организоватьего хранение и своевременную поставку.Цена разовых поставок и цена сервисного долгосрочногоконтракта отражают цена принципиально различныхпродуктов, предоставляемых на рынке природного газа,и отличаются друг от друга на величину премии за гибкость.– До кризиса природный газ дорожал вместе с нефтью,золотом и продовольствием – так спекулянты пыта-лись сохранить деньги от обесценивания валют (в пер-вую очередь доллара США). В последнее время ценына золото и нефть растут, а котировки природного газасильно отстают. Почему? Будет ли ситуация меняться?– Ни дополнительное предложение сланцевого газа, ни недо-статок инвестиций в нефтедобычу на фоне роста спросана нефтепродукты со стороны Китая и Индии не могутобъяснить почти троекратный разрыв между ценой нефтии спотового природного газа в расчете на МБТЕ. До кризисаразличие в ценах этих углеводородов не превышало 30 %.Хеджирование рисков– Сложившееся расхождение цен нефти и газа часто исполь-зуется критиками традиционной модели ценообразованияна голубое топливо в качестве указания на утрату всякогосмысла в нефтяной привязке газовых цен. Мы же приходимк прямо противоположному выводу: необъяснимое с точкизрения фундаментальных факторов поведение цен многихсырьевых товаров лишний раз доказывает важность тра-диционной модели ценообразования на газ, являющейсясредством преодоления многих рыночных аномалий.В связи с участием многих сырьевых товаров в хеджиро-вании валютных рисков спрос на эти товары как бы удваи-вается. С одной стороны, спрос на них предъявляют тради-ционные потребители, с другой – финансовые инвесторы,в роли которых выступают и компании реального сектора.Если такое раздвоение спроса ранее было отмечено толькодля драгоценных металлов, выполнявших классическуюфункцию «образования сокровищ», то в современных усло-виях эта функция присуща почти всем сырьевым товарам.До кризиса природный газ принимал активное участиев хеджировании валютных рисков. Однако после ужесточе-ния мер по регулированию торговли финансовыми деривиа-тивами интересы хеджеров переместились на слабо регла-ментируемый рынок физического товара. Интерес к природ-ному газу со стороны финансовых инвесторов был утрачениз-за дороговизны его хранения и ряда других неудобств.В результате фьючерсы на природный газ утратилисвою, хотя и менее выраженную по сравнению с другимитоварами, докризисную позитивную динамику и целикомпопали в зависимость от негативных фундаментальныхфакторов спроса и предложения на газ. Эта утрата происхо-дила на фоне быстрого восстановления цен на другие видысырья, хотя показаний для этого со стороны фундаменталь-ных факторов во многих случаях не было. Мировое потре-бление нефти в 2009 г. сократилось на 1 %, примернонастолько же, насколько и потребление природного газа,но динамика цен характеризовалась разнонаправленно-стью движения. Спрос на сталь опустился на 9 %, но сопро-вождался быстрым восстановлением цены. Только измене-ние цены газа по контрактам с нефтяной привязкой в целомсоответствовало динамике котировок основных сырьевыхтоваров, тогда как спотовые котировки двигались в проти-воположном направлении. Слабым утешением для компа-ний газовой отрасли является то обстоятельство, что ценана добываемый ими газ менее подвержена спекуляциям, чемдругие сырьевые товары, ведь покупать эти товары – напри-мер, металлопрокат – им приходится по вздутым ценам.Вопрос о долгосрочных инвестициях имеет для газовойотрасли исключительное значение. На недавней совмест-ной министерской встрече Международного энергетическогофорума и Международного газового союза была озвученатакая цифра: для компенсации падения добычи существую-щих газовых месторождений отрасли в течение 25 лет потре-буется 7,1 трлн долларов.

Еще записи на эту же тему:

poisk.livejournal.com

Что такое спотовый рынок

Не секрет, что при проведении сделок на любом рынке, будь то валютный, товарный или биржевой – контракты могут выполняться как сразу, так и через определенное время. По времени исполнения контрактов (т.е., реальных поставок оговоренных в контракте товаров и\или денежных средств) рынки можно разделить на форвардные и спотовые.

На форвардных рынках исполнение сделок отложено во времени и может происходить и через неделю, и через месяц, и даже через год после заключения. Под спотовыми же рынками принято подразумевать рынки с мгновенным исполнением сделок, хотя это и не совсем так.

Дело в том, что в международной торговле (а Forex – это международный, глобальный рынок) проведение взаиморасчетов нередко сталкивается с определенными задержками, связанными с особенностями функционирования финансовых учреждений разных стран, а также со сложностями, вызванными возможным размещением контрагентов в разных временных зонах. Различают дату заключения сделки и дату физического поступления средств на счет контрагентов. Последнюю из них называют датой валютирования.

На спотовом рынке проводятся сделки с датой валютирования не позднее, чем на второй рабочий день после дня заключения контракта. При этом сделки делятся на:

- tod (сокращение от today): когда расчет происходит в тот же день;

- tom (сокращение от tomorrow): когда расчет производится на следующий день после заключения сделки;

- spot: когда дата валютирования – это второй рабочий день после заключения сделки.

Таким образом, спотовыми называют контракты с датой валютирования на второй рабочий день. В свою очередь, те контракты, дата валютирования по которым отстоит от даты заключения сделки более чем на 2 рабочих дня – называются форвардными.

Как известно, текущие цены товаров (а в случае Forex – текущие котировки валютных пар) часто называют спотовыми (в отличие от форвардных или фьючерсных, т.е., цен при поставках через некоторое оговоренное время). Однако даже цены Tod, Tom и Spot на один и тот же товар (валютную пару) могут отличаться друг от друга. Но, во-первых, отличие это, как правило, весьма невелико. А, во-вторых, большинство сделок на спотовом рынке происходит по условиям и по ценам Spot. Поэтому именно цену Spot принято считать текущей ценой на товар, ценную бумагу или валютную пару.

Разумеется, фьючерсы и опционы также играют свою роль на рынке Forex. И есть немало трейдеров, в чьей торговле они занимают существенную долю. Но в основной своей массе валютный рынок – это рынок спотовый, так как оборот сделок на условиях Spot намного превышает объем торговли форвардными валютными инструментами.

www.forex.ua

СПГ-контракты: рынок дрейфует к бирже

На мировом рынке сжиженного газа сформировалась предреволюционная ситуация. Крупнейшие покупатели СПГ в Юго-Восточной Азии из-за снижения цен на нефть требуют пересмотра системы поставок газа в сторону краткосрочных контрактов. Это крайне невыгодно основным производителям сжиженного «голубого топлива», которым надо окупить строительство дорогих заводов. Тем не менее, как и предсказывали аналитики «Актуальных комментариев», постепенно рынок СПГ движется в сторону спотовой торговли, которая уничтожит зависимость цен на газ от нефтяных котировок.

Потребители не хотят переплачивать

По данным агентства Bloomberg, две крупные энергетические компании Японии заявили о том, что больше не будут подписывать контракты, которые накладывают ограничения на перепродажу и место назначения грузов сжиженного газа.

Индийский импортер СПГ Petronet LNG Ltd. сообщил, что выбирает только 70% объемов, которые заложены в 25-летнем соглашении с Катаром. Остальное компания покупает на спотовом по 8 долларов за миллион британских тепловых единиц, что на 36% меньше, чем контрактная цена по договору.

Читайте также Правительство готовится к росту добычи газа Издание отмечает, что в целом азиатские энергетические компании пытаются создать региональные центры торговли и хранения СПГ. Эти изменения облегчат торговлю и позволят расширить спотовый рынок сжиженного газа. Кроме того, если СПГ в полной мере станет биржевым товаром, цены на этот энергоноситель уже не будут привязаны к стоимости нефти. Российские эксперты считают, что в будущем мировой энергетической рынок будет зависеть именно от газа, который становится все более востребованным. В то же время система краткосрочных контрактов, которая постепенно начинает играть значительную роль на рынке этого энергоносителя, окажет негативное влияние на развивающуюся отрасль СПГ в России.

Либерализация газового рынка будет идти долго

Заместитель председателя комитета Госдумы РФ по энергетике Павел Завальный сообщил «Актуальным комментариям», что сегодня около 75% СПГ продается по долгосрочным контрактам с привязкой к нефтяной корзине, 25% – это спотовые и долгосрочные контракты до 3-4 лет.

«Понятно, что идет либерализация рынка, в том числе и рынка СПГ. В этом заинтересованы потребители, необходимо оторвать привязку к нефти, чтобы это был свой рынок. Но этот рынок надо еще сформировать, а процесс этот очень долгий, он на раз-два-три не делается», – заявил эксперт.

По его мнению, идеально, когда норма прибыли у всех одинаковая, то есть риски должны делиться пополам. «Поэтому процесс этот длительный, и ничего сразу не перевернется, рынки резко не трансформируются. Однако при этом растет неопределенность, что в целом ухудшает ситуацию в энергетике», – уверен Павел Завальный.

Он также уточнил, что для защиты потребителя и производителя по долгосрочным контрактам в случае резкого изменения стоимости как в сторону повышения, так и в сторону понижения, есть пограничные значения, при которых идет пересмотр формулы цены, то есть и потребитель, и производитель защищаются.

Читайте также «Газпром» готов расширять СПГ-проекты

«Понятно, ситуация меняется. Так было на европейском рынке с «Газпромом», когда Евросоюз начал развивать спотовую торговлю и подвергать сомнению долгосрочные контракты. Но это было до тех пор, пока цена по долгосрочным контрактам превышала цену на спотовых рынках. Сейчас происходит обратный процесс. Сейчас рынки уравнялись, спрос и предложение стабилизировались и на спотовых рынках цена выше, чем цены по долгосрочным контрактам», – заявил Павел Завальный.

Российские СПГ-проекты под угрозой

Аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева считает, что азиатские покупатели СПГ хотят перейти на краткосрочные контракты в связи с изменением цены на нефть. «На рынке нефти есть определенная волатильность, «черное золото» стоит то 40 долларов, то 50 долларов за баррель. Эта цена влияет на стоимость газа. Поэтому получается, что, например, в долгосрочном периоде, если это долгосрочный контракт, цена на нефть может смениться несколько раз, допустим, в сторону снижения, но при этом цена на газ уже зафиксирована в контракте, и она не будет понижаться. Это невыгодно покупателям. Они хотят перейти на краткосрочные контракты, чтобы не переплачивать», – отметила аналитик «Актуальным комментариям».

По ее мнению, на этапе становления отрасли СПГ в России вот такой переход к краткосрочным контрактам плохо отразится на отрасли: «Нам бы все-таки хотелось продавать газ по наиболее комфортной высокой цене. Получается, что мы на стадии развития отрасли, когда нужно выходить на рентабельность, будем продавать газ по более низкой цене, чем рассчитывали».

Трубопроводный газ зависит от нефти

Анна Кокорева отметила, что увеличение спотовых контрактов на рынке СПГ никак не повлияет на контракты по долгосрочным поставкам трубопроводного газа. На них повлияет падение нефтяных цен, уверена аналитик: «По текущим контрактам вряд ли будут какие-то изменения, а вот по будущим контрактам, я думаю, вполне возможно уменьшение стоимости газа», – заявила Анна Кокорева.

Автор: Екатерина Дейнего

actualcomment.ru

Иран приступил к переводу контрактов на экспорт нефти в долгосрочные

Иран после принятия закона о новых инвестиционных контрактах в нефтегазовой отрасли взялся за действующие договоры об экспорте нефти. Национальная иранская нефтяная компания NIOC пытается перевести спотовые контракты с европейскими клиентами в долгосрочные. С таким заявлением выступил директор по международным связям NIOC Мохсен Камсари, передает агентство IRNA.

Камсари напомнил, что Иран сейчас экспортирует нефть в Европу двумя способами – через спотовые (разовые) сделки и по долгосрочным контрактам. Некоторые компании, например французская Total, уже подписали соглашение на долгий срок; другие, скажем польские, – предпочли отношения на спотовом рынке. Есть фирмы, с которыми у NIOC заключены договоры обоих типов – итальянская Saras, испанская Repsol, греческая Hellenic Petroleum, англо-голландская Royal Dutch Shell. С точки зрения Ирана проблема в том, что спотовые сделки, как правило, не гарантируют переход разового соглашения в долгосрочные торговые отношения.

“Долгосрочный договор гарантирует продажу нефти, поэтому министерство нефти страны сделает все возможное, чтобы заменить текущие спотовые контракты с Европой долгосрочными контрактами”, – сообщил Камсари.

На прошлой неделе Иран утвердил новые правила заключения инвестиционных договоров в нефтегазовой отрасли, касающиеся, в том числе, формы соглашений. Одной из новаций стало то, что новые контракты будут долгосрочными – до 20 лет с возможностью пролонгации еще на пять. Старые типовые соглашения действовали только семь лет, что не позволяло в достаточной мере окупить инвестиции. Кроме того, есть условие, что зарубежные инвесторы обязаны создавать СП с иранскими предприятиями, чтобы последние имели возможность заимствовать новые технологии добычи нефти и газа.  :///

 

Рубрики: Новости | Темы: NIOC, иран, Экспорт нефти, Экспортные контракты

О чём говорят в интернете

teknoblog.ru

Цены на нефть рухнули! Спекулянты избавляются от нефтяных контрактов

Мировые цены на "чёрное золото" упали на 12% по сравнению с пиком, достигнутым в начале месяца. Цена февральского фьючерсного контракта на нефть марки WTI в электронной системе Нью-йоркской товарной биржи (NYMEX) в понедельник снизилась на 2,2% относительно уровня закрытия торгов 18 января и составила $88,55 за баррель.

Как отмечают мировые информационные агентства, биржи поразила паника - спекулянты избавляются от нефтяных контрактов, полагая, что весьма вероятная рецессия в США повлечет за собой глобальный экономический спад. А это значит, что миру нужно будет гораздо меньше сырья - металлов и нефти. Ведь 25% глобального потребления топлива приходится именно на Америку, пишет EuroNews.

На лондонской бирже ICE Futures стоимость фьючерсов на март на нефть Brent снизилась на $1,72 - до $87,51 за баррель.

Цена спотовых контрактов на российскую нефть Urals (c.i.f. порты Средиземноморья) в понедельник составила $85,04 за баррель, что на $1,59 ниже цены spot в предыдущий день.

Экспортная нефть из России с поставкой в порты Западной Европы (Urals c.i.f. С.-З. Европа) стоила $85,14 за баррель (-$1,60), Siberian Light (c.i.f. С.-З. Европа) - $89,10 за баррель (-$1,63), сообщает "Интерфакс" со ссылкой на агентство Bloomberg.

При этом отмечается, что в начале месяца на фоне роста геополитической напряженности нефтяные фьючерсы в США побили абсолютный рекорд в 100 долларов за баррель. Три недели спустя на электронных торгах в Нью-Йорке баррель американской нефти "лайт свит" стоит уже менее 89 долларов. Эталонная для Eвропы нефть "Брент" дешевеет еще быстрее: стоимость барреля на торгах в Лондоне откатилась ниже отметки в 88 долларов.

Сейчас мир ждет реакции ОПEК. Члены Организации стран-экспортеров нефти, контролирующей 40% мировых поставок топлива, соберутся 1 февраля.

Напомним, что кризис на нефтяных биржах совпал с масштабной катастрофой на фондовых рынках. По состоянию на вчерашний день падение фондовых индексов в Европе превысилот 5%. Значение Dow Jones Stoxx 600 рухнуло на рекордную величину со времени террористических атак в США в сентябре 2001 года - 4,1%.

"На рынке акций - кризис, - полагает глава исследовательского отдела Inverseguros SVB Альберто Ролдан. - Инвесторы уверены в том, что ни меры правительства, ни значительные снижения ставок, скорее всего, не смогут помочь избежать рецессии в США". Котировки акций германского страховщика Allianz упали с начала торгов в понедельник на 8,4%, французского банка BNP Paribas - на 6,1%, голландской финансовой группы ING - на 7,6%.

www.pravda.ru

Газ потеряет треть цены

Из-за падения цен на нефть начинает дешеветь российский газ, поскольку стоимость долгосрочных контрактов “Газпрома” привязана к нефтяным котировкам. По оценкам экспертов, уже к концу года стоимость газа упадет почти на 30%. Это может вынудить “Газпром” уступить Европе, которая давно требует отвязать ценообразование от нефти и перейти на привязку к спотовым контрактам европейских газовых хабов.

Цена экспорта российского газа плотно привязана к стоимости нефти. Нефть последовательно дешевеет с середины прошлого года, и “Газпрому” уже пришлось значительно снизить цены для своих европейских контрагентов. В дальнейшем ситуация может стать для российской монополии еще более тяжелой.

С $110 за баррель в прошлом июле нефтяные котировки на сегодня упали примерно до $50. Хотя были как и провалы до $42 (24 августа), так и рост до пиковых $67 (начало второй декады мая).

Глава Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов говорит, что цены на газ изменяются вслед за нефтяными с лагом в четыре-восемь месяцев (в зависимости от газового контракта).

“В среднем лаг составляет полгода, — поясняет эксперт. — Условно, если в августе цены на нефть резко пошли вниз, то в январе европейские потребители будут получать российский газ по цене, снизившейся на столько же процентов, на сколько упал баррель”.

Средняя цена продажи российского газа в Европу во втором квартале текущего года составила $251 за 1 тыс. кубометров. Тогда как в первом квартале эта цена была $284. Долгосрочные прогнозы предполагают цену $45—50 за баррель.

По словам главы East European Gas Analysis Михаила Корчемкина, при такой цене нефти средняя стоимость 1 тыс. кубометров российского газа в Европе в четвертом квартале текущего года упадет до $180, а в первом квартале 2016 года — до $170: “В конечном счете “Газпрому” придется показать большие убытки”.

Вице-президент Argus Вячеслав Мищенко говорит, что нефтяной консенсус-прогноз ведущих международных банков, опрошенных Argus на перспективу до следующего года (таких как BofA Merrill Lynch, BNP Paribas, Societe Generale, Credit Swiss и другие), выглядит несколько более оптимистично.

Согласно этому прогнозу, в третьем квартале текущего года средняя мировая цена барреля нефти составит $57,2, а в 2016 году — $67.

“При таких ценах поставки российского газа остаются рентабельными и привлекательными для “Газпрома”, но гораздо важнее, какова будет коммерческая политика поставщика”, — отмечает Мищенко.

По мнению эксперта, при сложившейся конъюнктуре на нефтяном рынке “Газпром” поддержит требование Еврокомиссии об отвязке газовых цен от нефтяной корзины и переориентировании их на цены спотовых (разовых) контрактов на газовых хабах Европы.

Европа говорит об этом уже давно. В частности, нормы Третьего энергопакета ЕС требуют прозрачного ценообразования, которое зависит от баланса спроса и предложения, что фактически означает привязку цен на российский газ к европейскому споту. Так что фактическая цена, по словам Мищенко, будет зависеть в первую очередь от доли спота в контрактах. При этом эксперт отмечает, что зачастую спотовые цены превышают цены долгосрочных контрактов — особенно учитывая падение барреля.

Спотовые цены на европейских хабах действительно бывают выше, чем цены “Газпрома”. Однако, как правило, происходит это только в периоды пиков потребления (на что, кстати, неоднократно ранее указывал “Газпром”, отстаивая привязку к нефти).

Михаил Корчемкин отмечает, что, например, на нидерландском хабе Title Transfer Facility (TTF) в первом квартале 2015 года газ стоил $226 за 1 тыс. кубометров, а во втором — $218, что значительно дешевле поставок “Газпрома”.

При этом, по данным ФНЭБ, средняя экспортная цена газа из Норвегии (крупнейшего производителя и экспортера в Европе) была выше российской: $289 в первом квартале и $248 — во втором. И именно Норвегия является маркет-мейкером в северо-западной Европе, реализуя большую часть своего газа со спотовой привязкой.

Алексей ТОПАЛОВ

www.ukrrudprom.ua