Невыгодная нефть. Выиграли ли США от покупки Аляски? Сша аляска нефть


источник второй волны сланцевой революции – Вести Экономика, 18.04.2017

Москва, 18 апреля - "Вести.Экономика". Арктические территории невероятно привлекательны для мировых нефтяных компаний. Несмотря на противодействие со стороны экологических групп и запрет президента Обамы на бурение в федеральных арктических водах, исследование на Аляске выявило огромные запасы нефти.

Число буровых установок в США на 10 февраля 2017 года

И все это на фоне низких цен на нефть, когда многие наблюдатели считают, что Арктика останется недоступной. Аляска же доказывает прямо противоположное. Хотя это и осталось незамеченным многими за пределами отрасли, но иностранные компании сотрудничают с американскими, чтобы развивать предоставляющиеся новые возможности.

Новая волна развития Арктики будет способствовать росту добычи нефти США и окажет влияние на мировые рынки нефти в ближайшие несколько десятилетий.

Это ситуация вызвана продолжающимся ростом мирового спроса на нефть, особенно в Азии, динамизмом нефтяной промышленности и тем фактом, что США стали главным новым нефтяным экспортером, что казалось невозможным еще несколько лет назад. Все это заставляет думать, что решения, принятые в Вашингтоне, далеки от сил, формирующих энергетический сектор США и политику изменения климата.

Сланцевая промышленность устремилась на Аляску

За прошедший год нефтяные компании обнаружили, что запасы нефти на Северном склоне Аляски в общей сложности составляют 5 млн баррелей. Это увеличение доказанных запасов в США на 14%.

Одно месторождение "Подкова", которое обнаружила в этом году испанская компания Repsol в партнерстве с Armstrong Oil and Gas из Денвера, является самым крупным месторождением США, обнаруженным за последние 30 лет. Запасы нефти здесь составляют 1,2 млрд баррелей, и они были обнаружены, после того как ConocoPhillips в январе нашло месторождение "Ива" с запасами в 300 млн баррелей.

Добыча нефти на севере Аляски

Оба они являются незначительными по сравнению Tulimaniq - месторождением, найденным в далласком Caelus Energy в государственных водах, примерно в 120 милях к северо-западу от месторождения Прадхо-Бей. В октябре 2016 г. был подтвержден уровень запасов в Caelus в 10 млрд баррелей нефти, 3-4 млрд баррелей, возможно, будут добыты при цене $50 за баррель.

Эти новые находки могут быть только началом. На месторождении Tulimaniq добыча будет проводиться из резервуаров того же возраста, что и "Подковы" и "Ивы" в 75 милях к юго-востоку. Это наводит на мысль о том, что новый большой участок Северного склона на федеральной земле и в государственных водах был отведен под дальнейшие исследования. Burgundy Xploration и австралийская 88 Engery также реализуют еще одну новую программу бурения. Она необходима для проверки сланца, из которого добывается нефть в Прадхо-Бее, сверхгигантском месторождении, извлекаемые запасы которого на данный момент составляют 13 млрд баррелей.

Сейчас изучается ряд нефтеносных пород на Северном склоне, которые имеют низкую проницаемость. Инженеры компании ожидают, что гидравлический разрыв пласта будет в состоянии высвободить нефть, чтобы облегчить процесс добычи.

Зеленый свет от администрации Трампа

Итальянская компания Eni разработала нефтяное месторождение, которое находится в государственных водах, и поэтому на него не влияет запрет на бурение, изданный Бараком Обамой. Но нефтяной резервуар находится в федеральных водах Бофортова моря. Называется он Nikaitchuq Unit и лежит к западу от залива Прадхо, производя около 25 тыс. баррелей в сутки.

Eni разработала это месторождение в период с 2005 по 2015 гг. с использованием искусственного острова для бурения горизонтальных скважин в различных направлениях. Компания прекратила деятельность в 2015 г., когда упали цены, но намерена пробурить до шести скважин в этом году. Eni необходимо разрешение на проведение буровых работ, компания уже подала заявку в Министерство внутренних дел США. Компания планирует пробурить длинную горизонтальную скважину, чтобы получить доступ к дополнительным объемам нефти.

Ссылки по теме

Министерство внутренних дел сейчас рассматривает заявление Eni. Геологические исследования указывают на то, что нефть протекает через государственные/федеральные границы, и предложение Eni пробурить горизонтальную скважину, как представляется, направлено на минимизацию воздействия на окружающую среду.

Более того, администрация Трампа обязалась содействовать развитию этого направления. Министр внутренних дел Райан Зинке, бывший конгрессмен из Монтаны, которая производит нефть, газ и уголь, и сенаторы Аляски Лиза Мерковски и Дэн Салливан являются ярыми сторонниками развития сектора нефти и газа.

Новая динамика в нефтяной отрасли

Почему все это новое арктическое бурение происходит в то время, когда цены на нефть остаются низкими, а издержки производства высокими? Обвал цен на нефть с середины 2014 г. является самым глубоким спадом с 1986 г.

Нефтяные компании владеют способами выживания в трудные времена, такими как продажа активов, регулировка уровня производства и слияния. Теперь быстрые инновации в бурении, сейсморазведке и обработке данных позволят хорошо работающим компаниям сократить расходы в различных областях. Некоторые компании могут зарабатывать деньги сегодня при ценах от $35 до $40 за баррель или даже ниже.

Инновации и сокращение расходов сделали американские компании мощной силой, подрывающей господство ОПЕК, сохраняющей высокие запасы нефти, несмотря на значительное сокращении производства картеля и многих производителей, не входящих в ОПЕК, в том числе России. В этой новой реальности более мелкие компании вторгаются в районы, некогда занятые такими гигантами, как BP и Exxon Mobil. Этот сдвиг является существенным, так как более мелкие, независимые компании, для которых новых месторождения особенно важны, как правило, являются достаточно агрессивными исследователями.

Нефть для многих отраслей остается источником энергии номер один. Рост мирового спроса, сосредоточенный в развивающихся странах Азии, будет продолжаться в течение некоторого времени, как это было с 2010 до 2014 гг., когда цены были выше $90 за баррель.

США сейчас экспортируют около 5,7 млн баррелей в сутки нефти и нефтепродуктов, что в два раза выше уровня пятилетней давности. Сегодня это самый крупный объем в истории страны благодаря росту продаж в Японию, Южную Корею, Индию, Тайвань, Сингапур и Китай. Короче говоря, расширение производства ископаемого топлива проходило бы даже без победы Трампа.

Если эти новые открытия привели к обнаружению новых месторождений, Арктика впишет новую главу в драматическом подъеме нефтяной промышленности США. Это увеличит рычаги влияния на ОПЕК и поможет противостоять геополитическому влиянию России. И тогда возникает новый вопрос: как США будут использовать свое влияние в качестве новой нефтяной державы в мире?

www.vestifinance.ru

Аляска в опасности! | Greenpeace в России

По данным Геологической службы США, в недрах Арктики хранится до 90 миллиардов баррелей нефти, 20 из которых спрятано в ледяных водах Аляски.

Северное сияние на Аляске

Натыкаясь на сухие скважины все чаще, нефтедобывающие компании вынуждены обращаться к разработке отдаленных регионов. Крайний Север с его огромным неизрасходованным потенциалом ресурсов кажется им новым прекрасным горизонтом. Некоторые компании уже провели разведочное бурение в Гренландии. Сегодня главные игроки нефтяного рынка уже дышат им в спину, планируя развернуть в регионе собственные программы нефтедобычи.

Первое крупное месторождение было открыто на  Аляске в 1957 году, хотя в значимого производителя нефти регион десятилетие спустя превратило открытие месторождений Прудо Бэй и Купарук. Построенный вслед за этим трубопровод Транс-Аляска стал важнейшим в США источником энергии, обеспечивающим около 20% нефтедобычи по всей стране. Но запасы Северного склона Аляски постепенно иссякают, и все больше внимания уделяется другим потенциальным источникам ресурсов. К ним относятся Национальный нефтяной резерв, Национальный Арктический заповедник дикой природы и морская часть Арктики.

Площадь земель Аляски, открытых для газо- и нефтедобычи, за последние годы увеличилась. Если в 2000 году эта цифра составляла 9 млн га, то в в 2008 году она достигла уже 77 млн га. Несмотря на экологическую катастрофу с участием платформы Deepwater Horizon в Мексиканском заливе, правительство США поддерживает новые разведочные проекты на Аляске. Министр энергетики Стивен Чу заявил, что «поиски и добыча нефти в территориальных водах Арктики и во всем мире — это часть стратегического плана, который поможет Америке сохранить уровень производства».

В попытке реализовать нераскрытый потенциал, компания Shell решила потратить миллиарды долларов, отправив в море Бофорта и в Чукотское море две нефтедобывающие платформы для бурения пяти скважин. Это значительно увеличивает риск экологической катастрофы, которая по своим масштабам может затмить даже аварию в Мексиканском заливе.

Арктическое лето на Аляске, середина июня.

Последствия нефтяного разлива в ледяных водах Арктики станут для местной флоры и фауны  настоящей катастрофой. Сильные морозы, огромная площадь морей, ураганные штормы, темнота, в которую регион погружен большую часть года, удаленность от населенных пунктов и практически полное отсутствие инфраструктуры — все это вызывает серьезные сомнения в том, что Shell действительно готова отвечать за последствия своих действий.

Программа Shell на 2012 год

Свою первую буровую платформу на Островах Кука (Аляска) Shell установила в 1964 году, но с того времени она разработала здесь лишь небольшое количество скважин. В 1997 году компания покинула Аляску, чтобы через десять лет вернуться туда вновь и приступить к сейсморазведке. В 2010 и 2011 году Shell планировала начать бурение в море Бофорта и в Чукотстком море, однако катастрофа в Мексиканском заливе и последующий отказ Агентства по Защите Окружающей среды США предоставить компании разрешение на проведение работ помешало этим планам сбыться.

Руководители Shell подтвердили, что компания планирует начать бурение у берегов Аляски в 2012 году, и заявили, что «никогда еще не чувствовали такой уверенности в своих действиях». Сегодня Shell получила от правительства практически все необходимые для начала работ разрешения. Компания планирует разрабатывать блоки Торпедо и Сивулик в море Бофорта (25 км от Северного Склона Аляски) и блок Бургер на шельфе Чукотского моря.  Глубина воды в обоих морях — около 50 метров, а создание каждой скважины займет около 34 дней.

Для освоения Аляски Shell наняла два буровых судна и небольшое количество страховочных кораблей. Судно Noble Discoverer будет работать в Чукотском море, в то время как буровая баржа Kulluk отправится в море Бофорта. Noble Discoverer — это переделанный под буровое судно сухогруз, построенный в 1966 году. Недавняя авария у берегов Новой Зеландии произошла с его участием.

Хотя море Бофорта и Чукотское море не так глубоки, как Мексиканский залив, последствия аварии здесь будут не менее печальные. Инспекторы США выяснили, что большинство разливов происходило на глубине менее, чем 150 м. В связи с этим, а также из-за риска, вызванного тяжелыми ледовыми условиями, правительство США недавно принудило Shell сократить свою программу до 38 дней, что на треть уменьшает «окно бурения».

Сможет ли Shell убрать нефть в Арктике?

Хотя Shell с уверенностью заявляет, что составила множество планов по работе с нефтью во льдах, компания также признает, что всех технических и экологических трудностей по работе с нефтью в Арктике учесть нельзя — их количество огромно. Масштаб проблем, связанных с работой в регионе с самыми экстремальными условиями таков, что готовность Shell ликвидировать даже относительно небольшой разлив в Аляске вызывает сомнения.

Экологическая компания Pew Environment Group не так давно исследовала планы ликвидации разливов нефти (ПЛАРН), составленные для работы в Арктике, и заявила, что нефтяная индустрия «не готова к работе в Арктике, а ее ПЛАРН попросту полностью неадекватны». Кроме того, эти планы «недооценивают вероятность аварии и ее последствия, особенно в границах американской части шельфа Северного Ледовитого океана». Анализ WWF показал, что оценка риска разлива выполнена с большими неточностями.

С учетом условий суровой арктической зимы, бурение разгрузочной скважины в море Бофорта может занять до двух лет. В то же время правительство США оценивает возможность крупного разлива лишь на одном блоке как 1 к 5, и это — за все время бурения. Географическая Служба США утверждает, что комплексного метода очистки разлитой во льдах нефти сегодня не существует, и что системы восстановления, используемые для сбора нефти, в экстремальных условиях Арктики не работают. Критики в шутку называют ПЛАРН Shell одой «швабре, ведру и щетке».

Документы, составленные компанией, лишь доказывают невозможность устранить разлив нефти на Аляске. Так, ПЛАРН в море Бофорта признает, что в летний период «лед здесь может пойти в любой момент», и что «при таких условиях, эффективность предотвращения аварии и восстановления окружающей среды будет заметно снижена». Дошло даже до того, что компания заявила, что «любые работы по ликвидации аварии прекратятся», если условия совсем ухудшатся, так как «работа на пораженной зоне может быть бессмысленной и небезопасной из-за торошения и перемещения льдов».

ПЛАРН Shell утверждает, что в случае разлива «нефтью покроется лишь небольшая площадь воды», хотя американские инспекторы оценивают потенциал некоторых готовящихся к разработке скважин в 60 000 баррелей в день. Один из методов, которые Shell будет использовать для борьбы с разливами —попытка сжигать утекшую нефть. Эксперты относятся к этому критически, так как подобная практика была опробована лишь в качестве эксперимента и лишь на небольшом участке воды. Предсказать ситуацию в суровых арктических условиях с их льдами, туманами, темнотой и ураганными ветрами, сегодня практически невозможно. Компания также проектирует «структуры сдерживания», которые BP безуспешно использовала во время работы на платформе Deepwater Horizon.

09/15/1989

Нефтяное загрязнение от Exxon Valdez на берегах Аляски

Shell, ответственная за недавние разливы нефти в Нигерии и в Великобритании, утверждает, что будет в состоянии очистить до 90% разлитой в Аляске нефти. В то же время Географическая служба США считает возможным собрать в Арктике лишь до 20%. После аварии Deepwater Horizon было убрано лишь 3% нефти, а в случае с танкером Exxon Valdez эта цифра достигла 9%.

ПЛАРН Shell основан на оперативном привлечении большого количества ресурсов и предполагает, что на Аляске уже существует вся необходимая инфраструктура. Сегодня это наивно и слишком оптимистично. Устранение нефятяного разлива потребовало от BP 6500 суден, десятки тысяч людей, а ценой этого разлива стала «клиническая смерть» региона, от которой он не оправился до сих пор. Но катастрофа такого масштаба в Арктике недопустима. Комендант береговой охраны США адмирал Роберт Папп заявил, что в регионе практически нет инфраструктуры и такого количества людей, которое мог привлечь BP. Сегодня в США только один действующий ледокол, а ближайший к месту бурения город был описан береговой охраной как «труднодоступное место, из которого невозможно вести работы больших масштабов». Это означает, что затруднения в логистике могут спровоцировать трудности не только в уборке нефти, но и в поиске и спасении пострадавших.

И хотя президент Обама заверил, что «лично проконтролирует готовность Shell к катастрофе подобной аварии в Мексиканском заливе», трудно представить, как он сможет заставить компанию убрать нефть из Арктики в случае разлива. Бесчисленное количество технических проблем, осложненных экстремальными погодными условиями и удаленностью Аляски, делают уборку нефти практически невозможной. Неизвестно, что собирается делать Shell в случае аварии — инцидента, который BP когда-то назвала «самым маловероятным прогнозом».

Что будет с Аляской в случае разлива?

Основная проблема заключается в том, что море Бофорта и Чукотское море еще до конца не исследованы, и потому адекватно оценить возможный ущерб крайне затруднительно. Береговая линия Аляски составляет более 40 000 миль, и разлив нефти здесь будет иметь катастрофические последствия для биоразнообразия.  Регион населяют разные, в том числе и редкие виды животных: полярный медведь, овцебык, морской заяц, полосатый тюлень, гренландский кит. В арктических водах водятся уникальные морские млекопитающие, а на территории Аляски вьют свои гнезда такие птицы как королевская гага, исландский кречет и белоголовый орлан.

Морская и прибрежная экосистемы еще не оправились от последствий аварии платформы Exxon Valdez, которая произошла в 1989 году С того момента, как танкер врезался в риф Блай и в залив Принца Уильяма вылилось более 250 тысяч баррелей нефти, прошло около 20 лет. Однако под гравием пляжей до сих пор можно обнаружить следы нефти.  Популяция морских выдр, которая после аварии сократилась вдвое, до сих пор полностью не восстановлена. В организме многих морских млекопитающих содержатся опасные токсины, и это постепенно ведет к их вымиранию. Количество касаток сократилось на 40%, и жизнь их сегодня также находится в опасности.

Вслед за гигантом отрасли Shell в Арктику ринутся и другие нефтедобывающие компании, и в этом случае региону грозит неминуемая гибель. Наша задача — остановить разрушение Арктики. В первую очередь для этого необходимо отвести угрозу от той ее части, которая сегодня находится в опасности — от Аляски.

www.greenpeace.org

Сотрудничество РФ и США на Аляске: от добычи нефти до транспорта | Oil.Эксперт

В США заинтересованы в участии российского бизнеса в проектах по добыче шельфового газа и нефти на Аляске, развитии транспортного сотрудничества, заявили в посольстве России в США по итогам 23-го заседания Российско-американского тихоокеанского партнерства (РАТОП).

В конце июля в городе Анкоридж (штат Аляска) в заседании приняли участие официальные лица из России и США, представители деловых кругов и общественных организаций. Как рассказали в российской дипмиссии, форум посетили представители американских нефтяных компаний Exxon Mobile и Baker Hughes.

«Прежде всего это как раз те компании, которые задействованы в различных наших нефтегазовых проектах на Дальнем Востоке — «Сахалин-1″ и проекте нефтеперерабатывающего предприятия в Тюменской области. Это те компании, которые работают в России, которые на перспективу видят интерес в сотрудничестве с Россией, которые, несмотря на в том числе вводимые американской стороной ограничения, не собираются уходить с нашего рынка. По крайней мере так они это декларируют», — пояснили в посольстве.

В условиях санкций практическое сотрудничество в экономической области ограничено, однако «диалог по вопросам сотрудничества в нефтегазовой отрасли идет».

«Это и продолжение участия американских компании — Exxon и Baker Hughes — в проектах России на Дальнем Востоке. Также американцы демонстрируют интерес к приходу российского бизнеса, в том числе нефтегазового, в проекты по добыче шельфового нефти и газа на Аляске. Как это будет реализовываться в перспективе, пока сказать сложно, но по крайней мере интерес со стороны деловых кругов США и властей самого штата Аляски в этой сфере демонстрируется. Как раз на этой площадке (форума РАТОП — прим. ред.)», — отметили в дипмиссии.

Транспорт

Представители России и США обсудили в рамках заседания Российско-американского тихоокеанского партнерства в Анкоридже возможность расширения полетов авиакомпании «Якутия» на Аляску, власти штата это поддерживают.

«Авиакомпания Якутия осуществляет сезонные рейсы между Аляской и Камчаткой. На площадке (форума РАТОП — прим. ред.) обсуждалась перспектива расширения полетов этой авиакомпании, увеличение количества городов, в которые она могла бы прилетать из России, и, возможно, на перспективу расширение самих авиакомпаний (которые будут осуществлять перелеты — прим. ред.)», — рассказали в российской дипмиссии.

На настоящее время авиакомпания «Якутия» единственная, которая летает на Аляску из России.

В посольстве отметили, что «власти Аляски поддерживают» подобную инициативу.

Россия и США обсуждают также возможность заключения договоренностей по сотрудничеству в Беринговом проливе и контролю над движением судов.

В посольстве рассказали, что на данной площадке представители РФ и США обсуждали «сотрудничество по контролю над движением судов в Беринговом проливе».

«Есть такая инициатива (она поддерживается руководством Аляски и прорабатывается на федеральном уровне) — заключить российско-американские договоренности о совместном мониторинге движения судов и передачи сведений о погодной и ледовой обстановке. Это практическая сфера, которая отвечает интересам обеих сторон», — подчеркнули в дипмиссии.

Россия и США уже ведут подобное взаимодействие в других морских акваториях. «Несмотря на то, как бы отношения ни развивались, это напрямую связано с безопасностью судоходства. Соответственно такая работа должна вестись. В контексте взаимодействия в северных водах сейчас это сотрудничество осуществляется по умолчанию, но какого-то совместного документа на эту тему нет. Можно сказать, что инициатива о заключении совместного документа в этой сфере — она новая. Хотя на практике, конечно, диалог ведется, и между береговыми охранами взаимодействие имеется», — пояснили в посольстве (РИА «Новости»).

www.vestifinance.ru

 

Читайте прогноз ценовых колебаний с 20 по 24 августа 2018.

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

Невыгодная нефть. Выиграли ли США от покупки Аляски?

Аляска. Фото: Digital Vision / Getty Images

На этой неделе исполняется 150 лет подписанию договора о продаже Аляски США. Сделку принято считать невыгодной для Российской империи, хотя правительство Александра II никак не могло знать, что уже через 30 лет в бывшей Русской Америке будет найдено золото (знаменитый Клондайк), а позже нефть и газ.

С одной стороны, это так. Формально $7,2 млн, заплаченные американцами за полуостров в 1867 году, окупились за первые 25 лет. С другой стороны, штат с огромными нефтегазовыми доходами и суверенным фондом, сравнимыми по размеру с российскими, остается дотационным. Как это получилось?

Сколько заплатили?

Сумма сделки составила $7,2 млн. С учетом площади региона это чуть больше четырех долларов за квадратный километр. С учетом инфляции в нынешних деньгах это примерно $123 млн.

Аляска обошлась американцам почти вдвое дешевле купленной у Наполеона в 1803 году французской Луизианы (около 20% нынешней территории США – современные штаты Арканзас, Миссури, Айова, Оклахома, Канзас и Небраска и части еще девяти штатов). Луизиана стоила США примерно $7 за километр (доллар 1803 года стоил примерно столько же, сколько доллар 1867-го).

Сумму, уплаченную за Аляску, сравнивали и с объемом экономики США. Оказалось, что это примерно одна тысячная тогдашнего ВВП. Сейчас эта доля составила бы около $15 млрд.

Были ли в сделке откаты?

Позднее стало известно, что в Россию попала не вся сумма – часть ее осталась в США.

Формальным распорядителем денег был российский посол в США Эдуард Стекль – чек на $7,2 млн был выписан на его имя. Согласно расследованию Конгресса, в США остались около $165 тысяч – около 2% от суммы сделки. В нынешних деньгах это около $2,8 млн.

republic.ru

Аляска — золотое руно политической элиты США

Валерий Конышев, Д.полит.н., профессор СПбГУ, эксперт РСМД, Александр Сергунин, Д.полит.н., профессор СПбГУ, эксперт РСМД

Арктический сектор США — штат Аляска и примыкающие к нему моря — привлекает все большее внимание к его богатейшим природным ресурсам. В связи с этим возникает вопрос: как же США собираются сочетать две часто противоречащих друг другу модели развития — освоение природных богатств региона и сохранение его уникальных социальных и экологических систем?

Арктика для США, как и для других полярных держав, — важнейший геополитический и геоэкономический приоритет. Значимость этого региона для Вашингтона во многом определяется наличием там огромных природных богатств, часть которых уже активно используется, а гораздо большую часть еще предстоит освоить.

Аляска, единственный «арктический» штат США, занимает второе место (после Невады) по объемам добычи золота. Штат дает около 8% добычи серебра в США. Шахта «Ред Дог» на севере Аляски — крупнейшая в мире по запасам цинка и дает около 5% мировой добычи этого металла (79% производства в США). Шахта также дает 3% мирового производства свинца и 33% его добычи в США.

На Аляске добывается 20% американской нефти. По этому показателю она занимает второе место в США. На севере штата разведаны огромные запасы нефти и газа. Месторождение Прудо-Бэй — крупнейшее из традиционных сухопутных в США (8% добычи нефти в США). Доходы от нефти особенно важны для благосостояния штата Аляска, поскольку они составляют 98% всех поступлений в ее бюджет от добычи природных ресурсов (1) и 90% всех бюджетных поступлений (2). 50% всех занятых служащих в экономике Аляски так или иначе зависят от добычи или транспортировки нефти (3).

На северо-западе Аляски огромную территорию занимает Национальный нефтяной резерв (ННР) — земли, на которых разведаны нефтяные месторождения, но добыча пока не ведется по соображениям стратегического и природоохранного характера. Разрешено только ведение геологоразведочных работ в ограниченном масштабе.

И Вашингтон, и особенно штат Аляска имеют большие виды на будущее в плане эксплуатации нефтегазовых ресурсов на арктическом шельфе. Исследования показали, что в арктических регионах доля Северной Америки в неразведанных запасах нефти составляет 65% и что 26% приходится на неразведанные запасы природного газа. Большая часть этих запасов нефти находится на шельфе Аляски.

Помимо минеральных ресурсов в регионе в изобилии и биоресурсы. Так, в «арктической экономике» США видную роль играет промысловое рыболовство, которое дает примерно половину всей добычи морепродуктов в этой стране (4).

В последние десятилетия на Аляске активно развивается туризм (особенно его экологическая разновидность). Среди американских и иностранных туристов, приезжающих в этот единственный арктический штат страны, популярны такие развлечения, как рыбалка, водный и горный туризм, а в зимнее время года — лыжные виды спорта и путешествия на оленьих и собачьих упряжках. Развитию рекреационной индустрии на Аляске во многом способствует уникальная природа штата, на территории которого находятся несколько природных заповедников, включая крупнейший из них — Национальный арктический заповедник (НАЗ).

northern.org . Нефте- и газодобыча на Аляске, 2012

Приведенные данные красноречиво свидетельствуют как об огромном ресурсном потенциале арктического сектора США, так и об их намерении активно осваивать эти — во многом нетронутые — природные богатства. Но в связи с этим возникает вопрос: как же США собираются сочетать два часто противоречащих друг другу принципа — эксплуатацию природного потенциала региона и сохранение его уникальных социальных и экологических систем? Поскольку вопрос об освоении природных запасов Арктики уже стал частью внутриполитических дебатов США, необходимо более подробно остановиться на содержании этих дискуссий, а также оценить влияние данного фактора в надвигающейся предвыборной кампании 2016 г. В частности, особую остроту приобрели такие вопросы, как расконсервация нефтегазовых месторождений на территории ННР и НАЗ и ведение геологоразведки на шельфе Чукотского моря и моря Бофорта.

Круг участников политических дебатов по вопросам освоения природных ресурсов Арктики достаточно широк — такие группы интересов, как энергетическое лобби (в составе которого стоит особо выделить ряд крупных транснациональных корпораций), организации коренных народностей Аляски; экологические организации; политико-экономические элиты Аляски и федеральное правительство.

Энергетическое лобби

Нефтяные ТНК — одни из важнейших игроков в данной области. Поначалу такие нефтегиганты, как англо-голландская Shell, американская ConocoPhillips и норвежская Statoil с большим энтузиазмом отнеслись к перспективам разработки энергоресурсов на арктическом шельфе.

Однако в процессе реализации своих арктических проектов эти компании столкнулись с множеством трудностей, возникших из-за отсутствия безопасных и эффективных технологий для ведения подводной геологоразведки в арктических условиях. Это привело к тому, что в 2012-2013 гг. эти компании приостановили программы разведки в море Бофорта и Чукотском море до 2015 г., чтобы разработать эффективные методики и подготовить оборудование для осуществления работ в будущем.

К началу 2015 г. Shell решила возобновить буровые работы на шельфе Аляски. В мае 2015 г. компания получила разрешение от правительства США на бурение шести скважин в Чукотском море в 75 милях от побережья Аляски. Начало работ намечено на лето 2015 г.

Bloomberg. Падение добычи нефти на Аляске, 1970-2014

Помимо планов нефтегазодобычи на арктическом шельфе нефтяные компании хотят и в дальнейшем разрабатывать углеводородные месторождения на суше, в частности нетронутые залежи нефти и газа в ННР и НАЗ. Так, под давлением энергетического лобби МВД одобрило в феврале 2013 г. план по развитию ННР, который предусматривал возможность выдачи лицензий на ведение геологоразведки на половине территории резерва, а также строительства нефте- и газопроводов через его территорию.

Внутри самого энергетического лобби идут довольно оживленные дискуссии относительно целесообразности дальнейшей эксплуатации арктических углеводородных ресурсов (по крайней мере, их освоения в ближайшем будущем), поскольку резкое падение цен на нефть в 2014 г. сделало добычу нефти в Арктике нерентабельной. И все же нефтегазовые компании считают, что в будущем, когда легкоизвлекаемые залежи углеводородов будут исчерпаны, а цены на нефть и газ снова вырастут, добыча этих видов природных ресурсов окажется вполне рентабельной (5). Поэтому необходимо вести постепенное освоение арктических месторождений и создать соответствующую инфраструктуру в регионе, чтобы оказаться во всеоружии к моменту начала «арктического бума». Среди мирового экспертного сообщества нет единого мнения, когда точно наступит «арктический бум», но, вероятно, это случится до 2050 г (6).

Гражданские лобби

Эти организации, например, всецело поддержали серию указов Б. Обамы в отношении запрета на геологоразведку в большей части НАЗ (конец 2014-2015 гг.). Они также активно противодействуют попыткам Shell возобновить буровые работы на арктическом шельфе.

Впрочем, слабое звено и «зеленых», и организаций коренного населения штата — плохая координация их деятельности, а также отсутствие сильного лобби как на уровне законодательного собрания Аляски, так и Конгресса США. В отдельных случаях этим силам удается провалить те или иные законодательные инициативы энергетического лобби, но последнее упорно преследует свою линию и не намерено прекращать усилия по освоению углеводородного потенциала американского сектора Арктики.

Политико-экономические элиты Аляски

Власти штата Аляска в целом выступают за активное развитие добычи углеводородов как на суше, так и на арктическом шельфе, стремясь создать условия для привлечения крупных инвесторов, включая нефтегазовые ТНК. Они подчеркивают, что существующие месторождения не вечны и рано или поздно они истощатся. Например, по данным министерства энергетики США, знаменитое месторождение в Прудо-бэй по объему добычи нефти уже уступает двум месторождениям сланцевой нефти в Техасе (7). Поэтому уже сейчас необходимо вести активные геологоразведочные работы, чтобы обеспечить плавный переход к нефте- и газодобыче на новых месторождениях, расположенных на территории ННР и НАЗ. Политическое руководство Аляски призывает осознать тот факт, что в обозримом будущем у штата не будет других реальных источников дохода, кроме добычи углеводородов. Развитие горнорудной промышленности и рыболовства достигло своего пика, и объемы производства в этих отраслях не будут больше расти, а, возможно, даже будут падать по мере истощения месторождений редкоземельных металлов и запасов морепродуктов. Так, например, доля шахты «Ред Дог» в мировой добыче цинка за последние 10 лет снизилась с 10% до 5%. На доходы от экотуризма, который активно поддерживают «зеленые» и коренное население штата, долго не проживешь.

www.prosperityalaska.org

В то же время власти не против учета экологических соображений, а также интересов коренного населения Аляски. По их мнению, возможно создание такой концепции устойчивого развития арктического сектора США, которая бы имела интегрированный характер и включала бы все три необходимых структурных компонента — экономический, социальный (гуманитарный) и экологический. Они подчеркивают, что вместо того, чтобы отстаивать узкие интересы отдельных экономических и этнических групп или заниматься популизмом, все заинтересованные силы должны начать конструктивный диалог по выработке указанной концепции.

Власти Аляски активно лоббируют свои интересы как на федеральном, так и международном уровнях. Для влияния на федеральное правительство они используют, прежде всего, делегацию аляскинских сенаторов и конгрессменов на Капитолийском холме. Безусловный лидер «проаркического лобби» в конгрессе — сенатор-республиканец от штата Аляска Лиза Мурковски, возглавляющая сенатский комитет по энергетике и создавшая в начале 2015 г. «арктический кокус» (фракцию) Конгресса.

Политико-экономический класс Аляски достаточно критично оценивает арктическую политику федерального правительства как в период правления Б. Обамы, так и ранее. Он весьма скептически относится к способности администрации Б. Обамы воплотить в жизнь свои обещания относительно планов по развитию Аляски.

Что касается международной деятельности аляскинских элит, то еще в начале 1990-х гг. власти штата выступили инициаторами создания специального форума для взаимодействия арктических регионов разных стран. В 1991 г. был создан Северный форум (The Northern Forum) — ассоциация регионов как арктических, так и приарктических государств со штаб-квартирой в Анкоридже (Аляска). Однако поскольку центральные власти арктических государств не поощряли деятельность этого форума, а иногда и откровенно мешали ему, данный механизм межрегионального арктического сотрудничества оказался неэффективным, и к настоящему времени он находится в замороженном состоянии.

На смену Северному форуму пришел «Полярный круг» (The Arctic Circle) (ПК) , который был создан в 2013 г. по инициативе аляскинской общественной деятельницы и редактора периодического издания Alaska Dispatch Элис Рогофф, а также президента Исландии О.Р. Гримссона (8). В ПК представлены не только региональные и муниципальные власти арктических стран, но и бизнес-круги, ученые, «зеленые» и коренные народности.

Оценивая в целом роль штата Аляска в арктической политике США, с уверенностью можно прогнозировать дальнейшую активизацию и повышение его веса в этой области политики — независимо от того, кто придет к власти после президентских выборов 2016 г.

Федеральное правительство

Политика администрации Б. Обамы в вопросе освоения природных ресурсов Арктики характеризуется непоследовательностью. Находясь под давлением со стороны различных групп интересов и пытаясь лавировать между ними, Вашингтон довольно часто принимает решения компромиссного характера, которые, однако, не в состоянии удовлетворить соперничающие стороны.

Таковы были, например, распоряжение администрации Б. Обамы в отношении перспектив освоения природных богатств НАЗ, ННР и аляскинского шельфа в конце 2014-начале 2015 гг. С одной стороны, эти меры были направлены на консервацию природных ресурсов американской Арктики и сохранение самобытного образа жизни коренных народов Аляски за счет введения новых ограничений на проведения геологоразведки в ряде районов НАЗ, ННР и на шельфе в Чукотском море.

С другой стороны, эти меры не привели к полному запрету нефте- и газодобычи в экологически уязвимых районах арктического сектора США, чего требовали «зеленые» и большинство организаций коренного населения штата. Значительные территории НАЗ, ННР и шельфа в Чукотском море и море Бофорта по-прежнему доступны для получения лицензий на ведение геологоразведки и разработку нефтегазовых ресурсов региона.

Будущее Аляски: «ресурсное проклятие» или регион устойчивого развития?

Учитывая приближение президентских выборов 2016 г., проблема освоения природных ресурсов Арктики стала одним из острых вопросов общенациональной повестки дня. Хотя сторонники консервации и расконсервации углеводородных ресурсов Арктики имеются в обеих ведущих политических партиях США — демократической и республиканской, — нынешние предвыборные дебаты имеют явную тенденцию к размежеванию различных политических лагерей именно по партийному признаку.

Демократы (например, Хилари Клинтон) вслед за Б. Обамой выступают за консервацию природных ресурсов Крайнего Севера, защиту интересов и образа жизни коренного населения Аляски. Они считают, что единственному арктическому штату США нужно избавляться от так называемого «ресурсного проклятия», т.е. зависимости от добывающей промышленности и, прежде всего, экспорта энергоносителей. По их мнению, штат должен сделать ставку на развитие третичного сектора, т.е. сферы услуг — экотуризма, гостиничного и рекреационного бизнеса, а также высокотехнологичных отраслей данного сектора (информационные технологии, связь, транспорт, наука и образование).

Республиканцы, не отрицая необходимость радикальной структурной перестройки аляскинской экономики, имеющей односторонний, ресурсоориентированный характер, и разработки адекватной концепции устойчивого развития данного штата и в целом арктического сектора США, все же призывают быть реалистами в оценке ближайших перспектив развития американского Севера. Они настаивают на том, что невозможно быстро реформировать экономику Аляски, специфика которой формировалась десятилетиями, на это уйдут долгие годы и большие средства. По их мнению, нужно объективно оценить, что из природных запасов Арктики может быть расконсервировано и без ущерба для экологии и коренного населения включено в хозяйственный оборот. Республиканцы подчеркивают, что работу по постепенному освоению природных ресурсов Крайнего Севера (особенно углеводородов) необходимо начинать уже сейчас, чтобы не отстать от других полярных держав.

Республиканцы (включая одного из ведущих кандидатов от этой партии Джеба Буша) критикуют администрацию Б. Обамы за «экологический популизм» в вопросе эксплуатации нефтегазовых ресурсов Арктики и, в частности, за его половинчатые меры по открытию НАЗ, ННР и шельфа для геологоразведки (1). Они считают, что эти меры Белого дома продиктованы не заботой о хрупкой экологии Арктики и/или интересах коренного населения Аляски, а сугубо предвыборными мотивами. Б. Обама стремится привлечь на сторону будущего кандидата на пост президента от Демократической партии те слои электората, которые ориентированы на экологическую, социальную и правозащитную тематику. Как подчеркивают республиканцы, разговоры демократов о развитии «арктической экономики» США по инновационному пути так и останутся разговорами, поскольку ни Аляска, ни федеральное правительство, ни частный бизнес не имеют средств для реализации амбициозных планов, о которых рассуждают демократы.

Республиканцы обещают в случае прихода к власти президента-республиканца на выборах 2016 г. радикально пересмотреть «арктическое наследие» Б. Обамы и привести стратегию США на Крайнем Севере в соответствие с реалиями и потребностями населения Аляски, большого бизнеса и страны в целом. В этом вопросе они радикально расходятся с демократами, которые заявляют о своем намерении продолжить нынешний курс Б. Обамы, нацеленный на защиту нетронутой арктической природы и сохранение экологического баланса в данном регионе.

Исход этих политических дебатов остается неясным. В то же время понятно, что вопрос о перспективах освоения природных запасов Арктики останется одной из важных (хотя и не самых приоритетных) тем общенациональных дебатов как в период президентской кампании, так и на последующую перспективу.

Что касается российских интересов, то эти внутриамериканские дебаты их непосредственно не затрагивают. Однако косвенно позиция демократов была бы более выгодна российской стороне по ряду причин. В случае консервации или замедления освоения углеводородных ресурсов арктического сектора США повысился бы интерес американских и транснациональных корпораций к развитию российских нефтегазовых месторождений на Крайнем Севере. В этом случае Россия получила бы в лице энергетического лобби дополнительного союзника в борьбе за отмену американских санкций против российской нефтегазовой промышленности. К тому же, в отличие от республиканцев, демократы выступают за многостороннее сотрудничество полярных держав (включая Россию) в формате Арктического совета, что также соответствует интересам нашей страны в этом регионе.

1. Charles Ebinger, John P. Banks, Alisa Schackmann. Offshore Oil and Gas Governance in the Arctic: a Leadership Role for the U.S. Washington, DC: The Brookings Institution, 2014, p. 7.

2. Kevin McGwin. A Clear and Presidential Opportunity // The Arctic Journal, January 28, 2015.

3. Ebinger et al. Op. cit., p. 7.

4. The New Foreign Policy Frontier. U.S. Interests and Actors in the Arctic. Ed. By Heather A. Conley. Washington, DC: CSIS, 2013, p. 61.

5. Lars Lindholt and Solveig Glomsrød. The role of the Arctic in future global petroleum supply // Discussion Papers No. 645. Oslo: Statistics Norway, Research Department, 2011

6. Lindholt and Glomsrød. Op. cit., p. 30; Добыча углеводородов в Арктике: риски и перспективы.

7. Top 100 U.S. Oil and Gas Fields. Washington, DC: U.S. Energy Information Administration, 2015, p. 4.

8. Matthew Lounsberry. Arctic Assembly meets to set rules for exploration, The Washington Times, 2013, October 10; Lesley Price. Arctic’s ‘outer circle’ looking forward to next year, The Arctic Journal, 2013, 22 October.

pro-arctic.ru

США заинтересовались привлечением российских компаний к добыче нефти на Аляске

США серьезно заинтересованы в привлечении российских компаний к добыче нефти и газа на шельфе Аляски. Соответствующее заявление сделало российское посольство в Штатах.

В настоящее время такого сотрудничества нет, причем Вашингтон не делал ранее никаких попыток его организации, сообщает РИА Новости.

При этом Штатам действительно практически необходима помощь России в этом плане, поскольку Вашингтон не располагает сколько-нибудь серьезным ледокольным флотом.

Кроме того, масштабной добычи нефти на Аляске до сих пор не велось. Хотя этот регион обладает довольно богатыми запасами полезных ископаемых. Однако он весьма труднодоступен.

На Аляске проживают чуть больше 700 тысяч человек. Несмотря на столь внушительное население для северного штата, примерно половина его сконцентрирована в городе Анкоридж, который располагается на юге Аляски.

Северные области полуострова практически не заселены, что связано с исключительно суровым климатом этих мест.

Температура воздуха на севере Аляски зимой может опускаться до минус 60 градусов. Это, конечно, не так уж и много по меркам Якутии (а особенно Верхоянска с Оймяконом), но в США других таких областей нет.

Читайте нас в Яндексе

Автор: Василий Макагонов

rueconomics.ru

На Аляске нашли крупнейшее в США месторождение нефти

Испанская нефтекомпания Repsol SA сообщила об обнаружении нефтяного месторождения на Аляске, крупнейшего из открытых на суше на территории США за последние 30 лет

 Результаты разведывательных работ, проведенных Repsol совместно с ее американским партнером Armstrong Oil & Gas, позволяют рассчитывать, что извлекаемые запасы нефти на месторождении, расположенном в Арктической низменности, составляют порядка 1,2 млрд баррелей, говорится в сообщении Repsol.

Добыча на месторождении может начаться уже в 2021 году, объем производства может достигнуть 120 тыс. баррелей в сутки (б/с).

Открытое месторождение, как ожидается, станет «спасательным тросом» для штата Аляска, нефтяные доходы которого резко снизились вслед за падением цен на нефть в 2014 году. Ввод его в эксплуатацию позволит загрузить Трансаляскинский нефтепровод и избежать его заморозки, пишет MarketWatch.

«Мы все должны сплотиться, чтобы заполнить трубопровод, который в настоящее время на три четверти пуст, — заявил губернатор Аляски Бил Уокер. — Сегодняшнее сообщение свидетельствует о результатах проведенной тяжелой работы».

В октябре Caelus Energy LLC сообщила об обнаружении одного из крупнейших месторождений нефти за последние годы в труднодоступном районе Аляски, на шельфе залива Смита, в 480 км к северу от Полярного круга. По оценке компании, запасы месторождения могут составлять от 1,8 млрд до 2,4 млрд баррелей (245,5-327,3 млн тонн).

Это месторождение потребует крупных инвестиций, в том числе создание инфраструктуры, необходимой для его разработки.

Месторождение, открытое Repsol, также требует новой инфраструктуры, однако находится сравнительно недалеко от районов, где уже ведут добычу другие компании.

Два крупных месторождения, открытых за последнее время, являются редким достижением для нефтяной отрасли. В последние годы чаще происходило обнаружение месторождений природного газа, пишет MarketWatch.

smart-lab.ru