Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть. Сша венесуэла нефть


Нефтяной коллапс в Венесуэле ударит по мировому рынку

Политический кризис в Каракасе получает глобальное измерение

On-line версия. Обновлено 18.05.18 в 06:28

венесуэла, выборы, президент, экономика, кризис, экспорт, нефть, цены Нефтяная компания PDVSA продолжает работу, несмотря на нехватку средств для выплат кредиторам. Фото Reuters

На воскресенье, 20 мая, в Венесуэле запланированы внеочередные президентские выборы. Голосование пройдет на фоне обострившегося политического кризиса в стране, чья экономика близка к коллапсу в том числе из-за давления кредиторов. Усугубление этого тренда может обернуться сокращением экспорта венесуэльской нефти и, как следствие, привести к повышению цен на черное золото.

Конкурентами Мадуро на выборах выступят лидер оппозиционной партии «Прогрессивный авангард» Энри Фалькон и евангелический пастор, представитель движения «Надежда на перемены» Хавьер Бертуччи. Ожидается, что Мадуро удастся обойти своих соперников в борьбе за президентское кресло.

В западных СМИ называют две причины, почему триумф Мадуро по итогам голосования можно считать свершившимся фактом. Во-первых, как пишет Financial Times, в течение последних месяцев венесуэльский режим проводил зачистку политического поля, арестовав наиболее известных лидеров оппозиции. Во-вторых, передает агентство Reuters, венесуэльские власти предлагают избирателям еду в обмен на их голос за Мадуро. В условиях нехватки в стране продовольствия, подчеркивает агентство, подобные методы агитации являются крайне эффективными.

Но если в победе Мадуро сомневаются немногие, неясной остается реакция на выборы международного сообщества. США, Европа, Япония и ряд стран Латинской Америки уже признали президентское голосование нелегитимным. Не исключено, что вскоре после проведения голосования Каракас столкнется с усилением экономического давления извне, в частности со стороны США.

Как заявил телеканалу CNBC аналитик консалтинговой фирмы PMV Oil Associates Тамас Варга, шансы введения Вашингтоном новых рестрикций достаточно высоки. «Зная Дональда Трампа и его желание играть жестко, можно сказать, что такая вероятность – не просто слухи. Он не боится наказывать другие страны», – подчеркнул эксперт. И добавил, что если американские нефтеперегонные заводы подвергнутся запрету на покупку сырой нефти из Венесуэлы, последняя может столкнуться с «очень большими проблемами».

Американские ограничения, если они будут реализованы, станут очередным ударом по латиноамериканской стране, которая и без того находится на грани дефолта. Напомним, что находящиеся на территории США фирмы – крупнейшие клиенты государственной нефтяной компании Petroleos de Venezuela SA (PDVSA). В течение последних месяцев PDVSA столкнулась с материальными трудностями, ей не хватает средств ни для выплат кредиторам, ни для инвестиций в месторождения и производства.

Как следствие, уровень добычи и экспорта нефти страны падает. В 2016 году Венесуэла, которая обладает крупнейшими запасами нефти в мире, поставляла на экспорт 2,2 млн барр. черного золота. В феврале этого года показатель упал до 1,54 млн. Учитывая международные санкции и долговые проблемы, аналитики допускают, что уже в ближайшее время этот показатель упадет ниже отметки в 1 млн барр. «Венесуэла под началом Мадуро – показательный мастер-класс по разрушению некогда мощной индустрии», – сказал «НГ» Скотт Монтгомери, консультант по вопросам энергетики, который также преподает в Школе международных исследований имени Генри Джексона при Вашингтонском университете".

При этом Монтгомери убежден: в будущем проблемы Венесуэлы скорее всего только усугубятся. «Дальнейшее сокращение объема экспорта нефти почти неизбежно, в то время как PDVSA и власти продолжают действовать в нынешнем суицидальном для себя русле. Причем спада стоит ждать независимо от того, введут ли США санкции или нет», – подчеркнул он.

По словам эксперта, проблемы нефтяной индустрии Венесуэлы связаны непосредственно с действиями властей Венесуэлы и руководства PDVSA. Именно они, считает Монтгомери, привели к ситуации, когда на нефтяных предприятиях нарушается дисциплина, а с рынка страны ушла львиная доля иностранных предприятий.

«Тысячи рабочих и менеджеров в нефтяной индустрии отказываются трудиться из-за небезопасных условий, недостатка еды и гиперинфляции. Большинство зарубежных нефтяных фирм покинули Венесуэлу из-за не погашенных перед ними долгов, неправомерных изменений условий уже заключенных контрактов, а также угроз», – сказал Монтгомери. В качестве примера аналитик обратил внимание на эпизод с арестом двух сотрудников американской корпорации Chevron, которые отказались от участия в организованной властями латиноамериканской страны коррупционной схеме.

Проблемы Венесуэлы отразились на мировом энергетическом рынке. За последний год цена на нефть марки Brent выросла более чем на 50%, достигнув отметки в 80 долл. за баррель. «Такой скачок нельзя объяснить одними лишь квотами ОПЕК по сокращению добычи нефти. Стоит учесть резкое сокращение производства нефти в Венесуэле из-за обострившегося там политического и экономического кризиса», – пояснил на страницах Financial Times бывший аналитик компании British Petroleum (BP), а ныне научный сотрудник Королевского колледжа Лондона Ник Батлер.

Впрочем, говорит Монтгомери, в краткосрочной перспективе венесуэльский кризис едва ли скажется на стоимости на нефть. «Дело в том, что проблемы в Каракасе учитывались игроками рынка в определении нынешней цены на нефть, а значительная доля поставок из Венесуэлы была замещена другими странами, в частности Ираком, Нигерией и Саудовской Аравией», – пояснил эксперт.

Как подчеркнул Монтгомери, Саудовская Аравия заинтересована в поддержании стабильного спроса на рынке, чтобы не допустить падения нефтяных цен ниже 85 долл. за баррель. В этом случае, сказал он, произойдет замедление глобального спроса, так как фирмы в странах-импортерах начнут экономить на потреблении этого вида топлива.

О грядущем падении спроса вчера предупредило базирующееся в Париже Международное агентство по энергетике. «Мы ожидаем замедления (роста спроса на нефть. – «НГ») из-за роста цен. С июня 2017 года цена за баррель сырой нефти выросла почти на 75%, и было бы удивительно, если бы это обстоятельство никак не отразилось на спросе», – написали аналитики агентства в своем докладе.

Говоря о среднесрочной перспективе, стоимость нефти может измениться, когда проблемы Венесуэлы и PDVSA достигнут критической фазы. «Если экспорт нефти из Венесуэлы упадет ниже отметки 1 млн барр. в день, то вкупе со снижением иранского экспорта на несколько сотен тысяч баррелей это действительно может сказаться на цене», – заявил Монтгомери.

«Гремучая смесь» из йеменского и сирийского военного конфликтов, сложностей вокруг иранской ядерной сделки (см. «НГ» от 17.05.18) и кризиса в Венесуэле приведет к рекордному за последние несколько лет росту цен на нефть, считает нобелевский лауреат, вице-председатель компании HIS Markit Дэниел Ергин. «В июле, когда спрос на нефть довольно высок, нефть может подорожать еще на несколько долларов. Не исключено, что она поднимется до 85 долл., по крайней мере на короткий промежуток времени», – сказал он в эфире канала CNBC.  

www.ng.ru

Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами.

Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на про-американскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории, и по оценкам специалистов имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе».

Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По оценкам ОПЕК, запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%, и обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и соответственно на мировые цены.

Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти – Китай. Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в не афишированной части переговоров. И судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Во времена Чавеса и Мадуро страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение «нефть в обмен на кредиты и инвестиции». Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность.

Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую энергетику, финансы, горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства подписали соглашения на $2,7 млрд., в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле закупаются в Китае, или производятся на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики – торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд., что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке. К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений.

Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях – Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье «Россия прибирает к рукам американский бензин», «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд. В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с паническим письмом с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

Таким образом, именно возможность «удара в спину» Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID направляют миллионы долларов на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро.

Ситуация накалилась до предела, и по всем законам «цветных революций» наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло – для снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald опубликовало запись совещания генералитета Венесуэлы, якобы состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает. Не смотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход – прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла – не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников – Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые он сам же и наплодил – Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы.

Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

fishki.net

США наносят последние удары по Венесуэле

В конце прошлой недели США ввели серьезные экономические санкции против Венесуэлы. Указ, подписанный президентом Дональдом Трампом, запрещает американским финансовым институтам заключать сделки по долговым обязательствам и ценным бумагам, выпущенным правительством Венесуэлы и государственной нефтяной компанией Petróleos de Venezuela (PDVSA). Также запрещается проводить сделки с бондами, которыми владеет госсектор Венесуэлы, и выплачивать дивиденды венесуэльским властям. У президента Мадуро иное представление о будущем. Он только что объявил, что в ближайшее время совершит визит в Москву, где встретится с Владимиром Путиным.

Мадуро лишил своих граждан еды

Эксперты полагают, что таким образом венесуэльское правительство лишается возможности торговать своим долгом на территории США. То есть, как доступно поясняют венесуэльские экономисты, Америка лишает Мадуро кредитной карты для пополнения его тощего бюджета. И эти меры являются первыми санкциями, которые распространяются на всю венесуэльскую экономику. До этого Вашингтон наказывал лишь представителей венесуэльских властей, включая самого президента Мудро, предполагаемые счета которого и недвижимость на территории США подлежали аресту. 

В сообщении Белого дома отмечается, что диктатура президента Николаса Мадуро лишает венесуэльцев еды и медикаментов, преследует представителей демократической оппозиции и подавляет свободу слова в стране.

Кроме того, в качестве основания для введения новых ограничений Вашингтон назвал «неэффективные методы управления экономикой и процветающее разворовывание национальных активов, которое подвело Венесуэлу еще ближе к дефолту».

США также квалифицировали созыв в конце июля так называемой Конституционной ассамблеи, которая взяла на себя функции прежнего демократически избранного парламента, как шаг на пути установления диктатуры и заявили, что с этим мириться на станут.

Загнанные в угол

События вокруг Венесуэлы с ее крупнейшими запасами нефти и резкое обострение отношений с Америкой, являющейся главным покупателем этой нефти, не могут не интересовать другие страны, прежде всего из числа экспортеров углеводородов. Приближают ли новые санкции дефолт венесуэльской экономики? Вырастут ли после этого цены на нефть на мировом рынке?

Экономическое положение Венесуэлы является драматическим. Ее внешний долг, по разным источникам, составляет от 100 до 120 миллиардов долларов, а валютные запасы страны - всего 10 - 12 миллиардов. В ноябре этого года нефтяная компания PDVSA должна заплатить по своим обязательствам 3.5 миллиарда долларов. В стране уже много месяцев сохраняется острейший дефицит абсолютно всех продовольственных товаров, на импорт которых у правительства нет денег, ожидается, что к концу года инфляция составит 720 процентов.

В этих условиях новые меры США, как считает венесуэльский экономист, эксперт нефтяного рынка Рафаэль Кирос, лишает правительство Мадуро возможностей получения новых займов и рефинансирования долга в США, и это лишь еще больше загоняет страну в угол.

Администрация Трампа в течение последнего месяца взвешивало все возможные варианты ответа на созыв Мадуро Конституционной ассамблеи. Наиболее радикальной мерой считался полный запрет на импорт венесуэльской нефти. Сейчас Венесуэла поставляет в США от 700 до 800 тысяч баррелей в день, что составляет 42 процента от ее экспорта.

Конечно, полный бойкот венесуэльской нефти стал бы последним и самым длинным гвоздем в гроб экономики этой страны. Но вашингтонские стратеги не могли не понимать, что в этом случае Венесуэлу охватил бы чудовищный гуманитарный кризис. Миллионы отчаявшихся людей, которым просто было бы нечего есть, могли бы устремиться в соседнюю Колумбию, которая является важным латиноамериканским союзником США - на ее территории находятся ряд военных баз, призванные бороться с наркодельцами и пресекать поток кокаина в Америку. А сама сошедшая с катушек Венесуэла стала бы гигантским плацдармом для всякого рода антиамериканских сил, включая исламистов, негласным предводителем которых является нынешний первый вице-президент страны Тарек Эль-Айссами, и одновременно превратилась бы в нарко-территорию еще более крупную, чем Колумбия.

Поэтому решено было провести своего рода "хирургическую операцию", от которой не слишком бы пострадали рядовые венесуэльцы, не имеющие никаких государственных бондов, но которая бы лишила источников финансирования так называемых enchufados - многочисленных правительственных чиновников и связанных с режимом дельцов, которые обогащались за счет торговли облигациями по внешнему долгу.

Трамп становится Штирлицем

Николас Мадуро назвал экономические санкциями США чудовищной агрессией против его страны. "Они совершают кражу, мошенничество", - сказал он об американских властях. Венесуэльский президент созвал срочное собрание в Каракасе с представителями тех американских компаний, которые покупают нефть страны, и одновременно пообещал, что в случае необходимости правительство Венесуэлы найдет другие рынки сбыта для нефти, которые она ежедневно направляет в США.

Но самое главное - Мадуро объявил, что санкции США могут привести к закрытию оператора американских НПЗ Citgo, который принадлежит венесуэльской PDVSA.

Citgo - американское подразделение PDVSA, которое управляет нефтеперерабатывающими заводами, трубопроводами и терминалами в США. В полной и частичной собственности Citgo находятся нефтяные терминалы и нефтепроводы, а также 13 тысяч бензоколонок по всей стране.

Весной этого года США были всерьез встревожены сообщениями о том, что российская "Роснефть" получила 49 процентов на залоговые права Citgo. В американском Конгрессе начались обсуждения того, в состоянии ли Россия и ее компания "Роснефть", на которую наложены американские санкции, в случае дефолта Венесуэлы внедриться на рынок США, что могло бы привести, в частности, к повышению цен на бензин и другим нежелательным последствиям.

Комментируя американские санкции, пресс-секретарь «Роснефти»

haqqin.az

Кто заплатит за поставки нефти из США в Венесуэлу? – Вести Экономика, 15.02.2016

США и Венесуэла могут быть "врагами", однако, когда речь заходит о поставках сырой нефти, отношения становятся легкими и приятными.

Первая партия экспорта нефти из США отправилась в последний день 2015 г., что стало официальным окончанием 40-летнего запрета на экспорт нефти из США. Значительная часть американской нефти будут поставляться в Латинскую Америку, где очень высокий спрос, и в первую очередь в Венесуэлу.

Несмотря на то что в Венесуэле самый высокий объем доказанных запасов нефти в мире (около 298 млрд баррелей) и ее запасы в восемь раз превышают запасы США, эта страна впервые оказывается в ситуации, когда она вынужденна импортировать нефть.

С 2014 г. Венесуэла была вынуждена импортировать легкие сорта нефти из Нигерии, Алжира и Анголы.

Затем, в январе этого года, Венесуэла закупала первую партию у США, когда государственная нефтяная компания Petroleos de Venezuela (PDVSA) приобрела 550 тыс. баррелей нефти West Texas Intermediate (WTI) через американский филиал Citgo Petroleum.

Как и в Мексике, нефть Венесуэлы слишком тяжелая, а американская нефть используется, для того чтобы разбавлять тяжелую нефть на НПЗ компании PDVSA в Куракао. Тяжелая нефть требует большей переработки, чем легкая.

Для Венесуэлы нефтяной марафон, который начался еще 2007 г. во время добычного ажиотажа (что придало стране слишком много уверенности в своих силах), напоминает змею, пожирающую собственный хвост

Такая уверенность привела к тому, что правительство насильно отняло активы зарубежных компаний. Однако уже к 2014 г. объемы бурения упали на 80%, а количество судебных исков против PDVSA со стороны западных компаний накапливалось.

Уверенность росла и в 2011 г., когда правительство объявило о том, что запасы в нефтеносном поясе реки Ориноко на территории Венесуэлы вдвое превышают запасы Саудовской Аравии.

Возможно, это так. Большая часть нефти в Венесуэле добывается именно на этом нефтеносном поясе, но это тяжелая нефть, и в стране нет необходимой инфраструктуры для ее переработки, что снижает перерабатывающие возможности.

Это ставит правительство Венесуэлы перед выбором: продавать тяжелую нефть с низкой стоимостью, что наносит серьезный удар по доходам PDVSA, или разбавлять тяжелую нефть легкими сортами.

И теперь компания просит своих партнеров, включая Chevron, Repsol и ONGC, взять на себя расходы за импорт легкой нефти согласно отчету Reuters со ссылкой на письмо PDVSA.

Пока что по крайней мере США могут рассчитывать на спрос со стороны Венесуэлы на легкие сорта нефти, учитывая, что PDVSA сможет заплатить за поставки или же убедить своих партнеров взять расходы на себя.

Если бы запрет на экспорт нефти был снят, когда цены на нефть достигали $100 за баррель и американская нефть продавалась на $12 дешевле, чем Brent, то это позволило бы США заявить о своем успехе на рынке.

На сегодняшний день американская нефть лишь немного дешевле, чем Brent, поэтому она не так привлекательна. По крайней мере не настолько, чтобы Европа захотела купить ее и платить за поставку через Атлантический океан.

Европу и Азию наводнила нефть из России и Ближнего Востока. Однако две первые партии американской нефти после снятия запрета на экспорт были направлены в Европу: одна партия в Германию, а другая — во Францию. Эта нефть будет перерабатываться на НПЗ в Швейцарии.

В Азии китайская государственная компания Sinopec — вторая крупнейшая в мире нефтеперерабатывающая компания — закупила партию американской нефти согласно источнику, на который ссылается Reuters.

Однако это не было бешеной нефтяной гонкой. Согласно Администрации по энергетической информации США в течение недели со сроком окончания 22 января США экспортировали всего лишь 400 тыс. баррелей нефти, что на 25% меньше, чем они экспортировали за аналогичный период 2014 г., когда запрет на экспорт не был снят.

Но это долгосрочная игра, и обращать внимание необходимо на потенциальный спрос.

На данный момент создается ощущение, что потенциальный рост спроса будет наблюдаться в странах Латинской Америки. Это ближе к США и проще с точки зрения логистики.

www.vestifinance.ru

Венесуэла поставила условие сохранения экспорта нефти в США

Венесуэла НПЗ нефтяная промышленность

Венесуэла поставила условие сохранения экспорта нефти. Как заявил министр нефти страны и глава нефтяной госкомпании PDVSA Мануэль Кеведо, для этого в стране должен быть сохранен мир.

“Подтверждаем поставки нефти с самыми крупными в мире резервами при сохранении мира в нашей стране, – цитирует Кеведо пресс-служба PDVSA. – Мы выполняем наши обязательства независимо от атаки на экономику”.

Таким образом Каракас намекает Вашингтону, что если США продолжат свое давление, имеющее целью свержение президента Николаса Мадуро и его правительства, то Венесуэла может утратить возможность поставлять нефть в Соединенные Штаты. А это, на самом деле, совершенно не устраивает американские нефтекомпании.

Ведь, как ни парадоксально, несмотря на постоянное снижение добычи, экспорт венесуэльского сырья в США растет. По данным S&P Platts, с февраля по июнь поставки нефти из Венесуэлы на американские нефтеперерабатывающие заводы увеличился на впечатляющие 43%. И это в условиях санкций, введенных Белым домом в отношении Каракаса.

Похоже, что логика рынка победила политику. Американские НПЗ на побережье Мексиканского залива настроены для переработки тяжелых сортов нефти. А в соседней Мексике добыча такого сырья снижается. Правда, производство тяжелых сортов растет в Канаде, но пропускная способность имеющихся нефтепроводов не позволяет доставить эту нефть в США. Так что при всем богатстве выбора альтернативы венесуэльским поставкам практически нет.

Правда, ранее сообщалось, что нефтеперерабатывающие заводы в Мексиканском заливе возвращали грузы в Венесуэлу из-за того, что качество сырой нефти не соответствовало стандартам. По всей видимости, Венесуэла добилась улучшения качества. Для этого есть все основания: на долю поставок в США в настоящее время приходится более 45% добытой в Боливарианской Республике нефти.

В этом есть определенная ирония: пытаясь задушить Венесуэлу санкциями, США остаются крупнейшим рынком нефти для Венесуэлы, больше, чем Китай, который является верным союзником Каракаса. «Конечно, у США большой интерес к недорогой венесуэльской нефти, и он не исчезнет», – уверен Джон Ауэрс из Turner, Mason & Company в S & P Platts.

Правда, Вашингтон продолжает грозить всеобъемлющими санкциями в отношении нефтяной промышленности Венесуэлы, и если они будут введены, экспорт сырья Боливарианской Республики в США сразу упадет до нуля. Хуже всего от этого станет американским НПЗ, которые сразу столкнутся с необходимостью где-то искать аналогичную тяжелую нефть .

И совсем не обязательно, что США удастся найти недорогого поставщика в такой же близости от своих берегов. Тот факт, что санкции до сих пор не введены, явно свидетельствует о неготовности Вашингтона нанести удар по нефтепереработке страны. Похоже, Венесуэла по-прежнему будет иметь американский рынок сбыта. :///

teknoblog.ru

Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай – геополитически и экономически.

В последние месяцы в российских СМИ с достаточно частой периодичностью появляются новостные заметки и статьи о правительственном кризисе и беспорядках, порой переходящих в вооруженные столкновения, в Венесуэле. Страна с приходом к власти покойного президента Уго Чавеса, провозгласившего уход от колониальной зависимости от транснациональных корпораций, приняла новую идеологию, называемую «чавизм», конфисковала все активы западных нефтяных компаний, национализировала промышленность и встала на курс независимости и свободы, подобно Кубе в 1959 году.

Естественными союзниками для новой Венесуэлы, кроме ее соседей, стали Россия и Китай. В подбрюшье США, всегда считавшими регион своим задним двором и источником дармовых ресурсов, стало возникать содружество непокорных стран, тяготеющих к союзу с геополитическими и экономическими противниками США – Россией и Китаем. Осуществив по всем правилам «цветных революций» государственный переворот в Бразилии, США всерьез взялись на Венесуэлу, посчитав нового президента Николаса Мадуро более слабым лидером, чем по некоторым сведениям ликвидированный ими Уго Чавес. В стране началась классическая «цветная революция» с полным набором старых, но упорно применяемых до сегодняшнего дня, ее методов.

                         

В отличие от России, корпоративные СМИ США и Запада просто заполнены бесконечными репортажами об очередном «варварском режиме», «коррумпированной диктатуре», «маршах миллионов», «зверствах власти» и пострадавших онижедетях. Западные СМИ наперебой пишут об экономическом кризисе, пустых полках и голоде, многочисленных политических убийствах даже среди представителей власти, но крайне редко упоминаются истинные причины  происходящих в Венесуэле событий. А все дело в том, что Венесуэла поставила под удар всю возглавляемую США систему глобальной политической и экономической гегемонии. Пример Венесуэлы вдохновляет на борьбу остальные страны Латинской Америки, что грозит всей структуре нео-колониального господства. Поэтому целью инициированного США государственного переворота является превращение Венесуэлы в страну-изгоя, свержение правящей власти, уничтожение наследия президента Чавеса, свертывание достижений Боливарской республики, возврат экономики и природных богатств под контроль западных корпораций, предотвращение влияния альтернативных США мировых союзов в лице России и Китая и преподание урока другим странам региона.                     

То, что Венесуэла является приоритетным направлением для администрации Дональда Трампа, является тот факт, что госсекретарь Рекс Тиллерсон пришел в нее из кресла председателя совета директоров и главного управляющего наиболее пострадавшей от действий Чавеса нефтяной компании ExxonMobil. В 2007 году президент Чавес в рамках национализации нефтяного сектора страны и создания государственной нефтяной компании PDVSA, предложил ExxonMobil компенсацию национализированных активов в размере их балансовой стоимости. Однако Рекс Тиллерсон не согласился и стал настаивать на оценочной стоимости с учетом упущенной прибыли в размере $15 млрд. После долгих препирательств и подковерных игр Арбитражный суд Всемирного банка обязал Венесуэлу выплатить ExxonMobil $1,6 млрд, что явно не устроило руководство компании. С этого момента к проблеме устранения Уго Чавеса и смене существующего режима в Венесуэле были подключены все имеющиеся в распоряжении США ресурсы и возможности.

 

 двойной клик - редактировать изображение

Тем более что на кону стоят не просто национализированные у четырех западных нефтяных компаний активы, но и гораздо большие возможности, сулящие в будущем гигантские прибыли. Согласно данным Геологической службы США (USGS), бассейн Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, является вторым по перспективности неисследованным месторождением в мире. Государственный департамент США оценивает неразведанные природные ресурсы бассейна в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в $40 млрд., что в 10 раз больше ВВП Гайаны.

 

 двойной клик - редактировать изображение

Вполне ожидаемо, помимо попыток дестабилизации Венесуэлы, Вашингтон всей своей мощью обрушился на соседнее маленькое малоизвестное в мире государство Гайана со столицей Джорджтаун. Президент Мадуро в своем интервью рассказал об истории региона, складывающихся взаимоотношениях между странами и действиях Вашингтона и ExxonMobil по подкупу гайанских элит и прямому финансированию в 2015 году избирательной кампании президента Гайаны Дэвида Грейнджера. И Госдеп, и ExxonMobil естественно опровергли эти сведения, но американская газета Huffington Post  в статье «Конфликт: Тиллерсон будет писать Правила для Гайаны относительно  нефтяной компании Exxon» полностью подтвердила озвученные в этом интервью факты. В статье в частности говорится, что соглашения с Гайаной о распределении прибыли, экологических нормах и даже формировании нужного правительства пишутся под диктовку заместителя госсекретаря Хиллари Клинтон.

 

 двойной клик - редактировать изображение

Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами. Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на про-американскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории, и по оценкам специалистов имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же  ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе».

 

 двойной клик - редактировать изображение

 

Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По оценкам ОПЕК, запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%, и обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и соответственно на мировые цены. Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти – Китай. Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в не афишированной части переговоров.  И судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

 

 двойной клик - редактировать изображение

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Во времена Чавеса и Мадуро страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение «нефть в обмен на кредиты и инвестиции». Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность. Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую энергетику, финансы, горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства подписали соглашения на $2,7 млрд., в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле закупаются в Китае, или производятся на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики – торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд., что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке. К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений. Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях – Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье «Россия прибирает к рукам американский бензин», «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд.  В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с паническим письмом с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

 

 двойной клик - редактировать изображение

Таким образом, именно возможность «удара в спину» Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID направляют миллионы долларов  на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро.  Ситуация накалилась до предела, и по всем законам «цветных революций» наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло –  для снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald опубликовало запись совещания генералитета Венесуэлы, якобы  состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает. Не смотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход – прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла – не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников – Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые он сам же и наплодил – Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы. Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

Александр Никишин для  Колокол России

zavtra.ru

Венесуэла – арена борьбы США и России за мировое влияние и нефть

 Готовя очередную «цветную революцию» в Латинской Америке США надеются максимально ослабить Россию и Китай – геополитически и экономически.

В последние месяцы в российских СМИ с достаточно частой периодичностью появляются новостные заметки и статьи о правительственном кризисе и беспорядках, порой переходящих в вооруженные столкновения, в Венесуэле. Страна с приходом к власти покойного президента Уго Чавеса, провозгласившего уход от колониальной зависимости от транснациональных корпораций, приняла новую идеологию, называемую «чавизм», конфисковала все активы западных нефтяных компаний, национализировала промышленность и встала на курс независимости и свободы, подобно Кубе в 1959 году.

Естественными союзниками для новой Венесуэлы, кроме ее соседей, стали Россия и Китай. В подбрюшье США, всегда считавшими регион своим задним двором и источником дармовых ресурсов, стало возникать содружество непокорных стран, тяготеющих к союзу с геополитическими и экономическими противниками США – Россией и Китаем. Осуществив по всем правилам «цветных революций» государственный переворот в Бразилии, США всерьез взялись на Венесуэлу, посчитав нового президента Николаса Мадуро более слабым лидером, чем по некоторым сведениям ликвидированный ими Уго Чавес. В стране началась классическая «цветная революция» с полным набором старых, но упорно применяемых до сегодняшнего дня, ее методов.

В отличие от России, корпоративные СМИ США и Запада просто заполнены бесконечными репортажами об очередном «варварском режиме», «коррумпированной диктатуре», «маршах миллионов», «зверствах власти» и пострадавших онижедетях. Западные СМИ наперебой пишут об , многочисленных даже среди представителей власти, но крайне редко упоминаются происходящих в Венесуэле событий. А все дело в том, что Венесуэла поставила под удар всю возглавляемую США систему глобальной политической и экономической гегемонии. Пример Венесуэлы вдохновляет на борьбу остальные страны Латинской Америки, что грозит всей структуре нео-колониального господства. Поэтому целью инициированного США государственного переворота является превращение Венесуэлы в страну-изгоя, свержение правящей власти, уничтожение наследия президента Чавеса, свертывание достижений Боливарской республики, возврат экономики и природных богатств под контроль западных корпораций, предотвращение влияния альтернативных США мировых союзов в лице России и Китая и преподание урока другим странам региона.

То, что Венесуэла является приоритетным направлением для администрации Дональда Трампа, является тот факт, что госсекретарь Рекс Тиллерсон пришел в нее из кресла председателя совета директоров и главного управляющего наиболее пострадавшей от действий Чавеса нефтяной компании ExxonMobil. В 2007 году президент Чавес в рамках и создания государственной нефтяной компании PDVSA, предложил ExxonMobil компенсацию национализированных активов в размере их балансовой стоимости. Однако Рекс Тиллерсон не согласился и стал настаивать на оценочной стоимости с учетом упущенной прибыли в размере $15 млрд. После долгих препирательств и подковерных игр Арбитражный суд Всемирного банка ExxonMobil $1,6 млрд, что явно не устроило руководство компании. С этого момента к проблеме устранения Уго Чавеса и смене существующего режима в Венесуэле были подключены все имеющиеся в распоряжении США ресурсы и возможности.

Тем более что на кону стоят не просто национализированные у четырех западных нефтяных компаний активы, но и гораздо большие возможности, сулящие в будущем гигантские прибыли. Согласно , бассейн Гайана-Суринам, простирающийся от восточной Венесуэлы до северной Бразилии, является вторым по перспективности неисследованным месторождением в мире. Государственный департамент США неразведанные природные ресурсы бассейна в 15 миллиардов баррелей нефти и 42 триллиона кубических футов природного газа. Естественно, мимо таких богатств ни техасский ExxonMobil, ни Госдеп пройти мимо не могли. Найденные нефтегазовые ресурсы оцениваются более, чем в $40 млрд., что в 10 раз больше ВВП Гайаны.

Вполне ожидаемо, помимо попыток дестабилизации Венесуэлы, Вашингтон всей своей мощью обрушился на соседнее маленькое малоизвестное в мире государство Гайана со столицей Джорджтаун. Президент Мадуро в своем рассказал об истории региона, складывающихся взаимоотношениях между странами и действиях Вашингтона и ExxonMobil по подкупу гайанских элит и прямому финансированию в 2015 году избирательной кампании президента Гайаны Дэвида Грейнджера. И Госдеп, и ExxonMobil естественно опровергли эти сведения, но американская газета Huffington Post в статье полностью подтвердила озвученные в этом интервью факты. В статье в частности говорится, что соглашения с Гайаной о распределении прибыли, экологических нормах и даже формировании нужного правительства пишутся под диктовку заместителя госсекретаря Хиллари Клинтон.

Между Венесуэлой и Гайаной существует конфликт вокруг спорных территорий Эссекибо, порожденный еще в 19 веке британской колониальной администрацией. Часть нынешней Гайаны, территория Эссекибо, входила в состав Венесуэлы, но была включена Британией в область Эльдорадо для удобства ее хищнического освоения. До недавнего времени территориальный конфликт между двумя странами не стоял остро в виду братского характера взаимоотношений между народами. Но с приходом США и ExxonMobil и смены власти в Гайане на про-американскую ситуация в корне изменилась. Венесуэла обратилась в ООН с просьбой рассмотреть вопрос о принадлежности спорной территории, и по оценкам специалистов имеет все шансы на положительный для себя результат. Начавшаяся же ExxonMobil разведка в спорных морских территориях вызвала немедленный протест со стороны Каракаса и обещания Николаса Мадуро, что Эссекибо обязательно будет венесуэльским «во имя памяти об Уго Чавесе».

Однако ограничивать интересы США в регионе исключительно к прибылям ExxonMobil и других нефтяных компаний ошибочно. Существует и огромный геополитический фактор, заключающийся во влиянии через ОПЕК на мировые цены на нефть и, как следствие, на заинтересованные страны. По , запасы нефти в самой Венесуэле самые крупные среди стран – членов организации, и составляют 24,8%, и обладание этими запасами способно оказать решающее влияние на принятие квот на добычу нефти и соответственно на мировые цены. Одним из основных союзников Каракаса является Иран, вместе они контролируют 40% добываемой странами ОПЕК нефти. А вместе с не входящей в ОПЕК Россией, которая добывает12,4% всей мировой нефти, этот триумвират способен разрушить любые планы Вашингтона по полному контролю над мировыми энергетическими потоками.

Если США удастся совершить в Венесуэле переворот, то они смогут контролировать почти 85% нефти ОПЕК, изолировать экспорт и контроль над ценами Ирана и России и поставить в трудное и зависимое положение основного потребителя нефти – Китай. Эти планы, скорее всего, были обсуждены во время недавнего визита президента Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в не афишированной части переговоров. И судя по декларируемому участниками переговоров успеху, нам следует в скором времени ждать активизации действий США на этом направлении.

Сейчас основными партнерами Венесуэлы являются Китай и Россия. Во времена Чавеса и Мадуро страна заключила с Китаем огромное количество различных контрактов, основным из которых является соглашение . Китайские займы и инвестиции играют определяющую роль в стабильности экономической системы Венесуэлы и основной преградой Вашингтона в усилиях ее подрыва. С потерей Венесуэлы Китай теряет огромные инвестиции с риском получить собственную экономическую нестабильность. Китай уже инвестировал десятки миллиардов долларов в венесуэльскую , финансы, промышленность, и соответствующую инфраструктуру. Только в этом году государства на $2,7 млрд., в том числе и о строительстве в Китае нефтеперерабатывающего завода мощностью 400 000 баррелей в день, на 70% обеспеченного венесуэльской нефтью. Сейчас подавляющее большинство такси и автобусов в Венесуэле на совместных предприятиях внутри страны. Именно сотрудничество с Китаем не позволяет США окончательно внести хаос в социально-экономическую сферу Венесуэлы.

Что характерно, интересы Китая и России в Венесуэле практически не пересекаются, а наоборот, взаимно дополняют друг друга. Венесуэльская нефть до недавнего времени не интересовала Россию, мы заняли другой важный сектор экономики – торговлю современным оружием и высокотехнологичными системами. Стоимость оружейных контрактов по оценке «Ростеха» составляет $12 млрд., что делает Венесуэлу крупнейшим покупателем российского оружия в Латинской Америке. К этой сумме еще следует приплюсовать многолетние контракты на обслуживание, модернизацию, обучение персонала, запчасти и т.д. Мы делаем в Венесуэле ровно то, что сейчас хочет сделать в Саудовской Аравии Дональд Трамп, заключив 10-летнюю сделку на поставку американских вооружений. Торговля оружием между странами ставит их во взаимную зависимость друг от друга, определяемую положением стран в мире, внутренней ситуацией в них и исходящими из этих факторов условий сделки. И если оружейная сделка с СА ставит спасающего собственный реальный сектор экономики Трампа в зависимость от политики шейхов и Израиля, то Венесуэла с помощью российского вооружения способна не только защитить себя, но и стать воротами в Латинскую Америку для нашего оружия с немалой для себя выгодой.

Кроме того, недавно появился еще один интересный фактор в наших взаимоотношениях – Венесуэла через свои активы предоставляет России возможность влиять уже на американский внутренний рынок. Как я писал в статье , «Роснефть» выдала государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA крупный кредит в размере $1,5 млрд. В качестве залога под этот кредит PDVSA предложила «Роснефти» 49,9% акций своей дочерней компании Citgo, которая, в свою очередь, владеет тремя крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами в США, а также сетью трубопроводов и автозаправочных станций. Американские конгрессмены настолько обеспокоились этой сделкой, что обратились к министру финансов США Стивену Мначину с с просьбой проверить возможность захвата Россией американского рынка бензина.

Таким образом, именно возможность «удара в спину» Китаю и России определяет желание Вашингтона свергнуть законное правительство Венесуэлы и ввергнуть страну в хаос, подобно ливийскому. США через Национальный фонд в поддержку демократии NED и Агентство по международному развитию USAID на организацию цветной революции, вооруженного переворота и свержения президента Мадуро. Ситуация накалилась до предела, и по всем законам «цветных революций» наступило время для события, способного качественно изменить status quo ante bellum и перевести беспорядки в решающее русло – для снайперов. И в американских СМИ уже появились первые сообщения, подготавливающие общественное мнение к этому кровавому исходу. Издание Miami Herald совещания генералитета Венесуэлы, якобы состоявшегося три недели назад на военной базе в городе Баркисимето, на котором якобы обсуждалось применение снайперов против протестантов в Каракасе. Ситуация достигла критической точки.

Вашингтон надеется с помощью не раз опробованных технологий добиться свержения законной власти в очередной стране. Однако президент Мадуро уже показал свою решимость отстаивать завоевания Боливарской революции, а в своей массе народ Венесуэлы его поддерживает. Не смотря на экономические трудности, вызванные агрессией США, для Дональда Трампа и Рекса Тиллерсона в случае неудачи очередного «майдана» остается один выход – прямая военная агрессия, которая, несомненно, еще больше сплотит народ Венесуэлы. Кроме того, Венесуэла – не Ливия и Сирия, она имеет самую боеспособную армию в Латинской Америке, вооруженную современным российским оружием, а также очень заинтересованных союзников – Россию и Китай.

Трамп же не может разорваться между многочисленными театрами военных действий, которые он сам же и наплодил – Сирией, Йеменом, Ираком, Ираном, Афганистаном, Северной Кореей, Восточной Европой, Украиной. Нынешняя Америка не способна вести более чем одну войну, а интересы Саудовской Аравии и Израиля очень далеки от Венесуэлы. Вашингтону вблизи своих границ придется в одиночку вести возможный вооруженный конфликт с Венесуэлой, довольствуясь от своих вассалов только моральной и политической поддержкой. Потянет ли Америка в одиночку еще один конфликт в условиях сильнейшего противодействия таких гигантов, как Китай и Россия? Ответ очевиден. Если Вашингтон решится на эту авантюру, то Венесуэла может стать тем спусковым крючком, который в итоге похоронит великую империю XX века.

Александр Никишин

tehnowar.ru