Шесть технологий будущего, которые изменят ТЭК // BP Magazine. Технологии будущего нефть


Шесть технологий будущего, которые изменят ТЭК // BP Magazine — OilGasCom

Шесть технологий будущего, которые изменят ТЭК

Технологии развиваются настолько стремительно, что новые идеи могут возникнуть, отжить свое и исчезнуть в очень короткое время. Особенно в сфере энергетики, где эволюция отраслевых технологий, ускоряющаяся под влиянием цифровых инноваций, требований потребителей и государственного регулирования, меняет образ действий компаний.Каковы самые значительные из развивающихся технологий, за которыми сегодня следит ВР? Об этом рассказывает BP Magazine.Двойная задача – удовлетворить растущий спрос на энергию в развивающемся мире на фоне усилий по снижению углеродных выбросов – генерирует постоянный приток идей, которые могут изменить то, как именно мы будем производить и потреблять энергию.

Для BP это представляет как угрозу, так и возможности. Команда по Развивающимся Технологиям компании, возглавляемая Дэном Уолкером, фокусирует свое внимание на свежих тенденциях и оценивает их потенциальное влияние на бизнес BP.

«Сотни появляющихся технологий могут оказать влияние на BP, позитивное или негативное, и мы постоянно отслеживаем их», — говорит Дэн. – «Наша задача – оценивать эти технологии, анализировать их стратегическую пригодность для BP и затем определять приоритеты для возможных действий. Если в 2015 году мы видели прорыв в технологиях аккумуляторов и топливных элементов, то уже через пару лет, в 2017 году – это блокчейны и новое поколение ветровой энергетики».

Итак, какие из новых технологий создают новые проблемы и новые возможности для мира энергетики? В каких областях, когда и каким образом их влияние станет ощутимым?

  1. Блокчейн: невзламываемые информационные системы

Что это такое?

Блокчейн (blockchain) – это технология цифровой регистрации данных, выстраиваемых в виде блоков, которые связаны друг с другом в цепочке. Информация, содержащаяся в блокчейне, датирована и не может быть введена «задним числом», что обеспечивает возможность верификации и непрерывность записей. Информация хранится в прозрачной и открытой базе данных, в которой пользователи могут видеть информацию, но при этом она защищена от искажения и удаления.

Данная технология позволяет проводить обмен активами или инструментами (деньгами, контрактами, правами на интеллектуальную собственность, др.) безопасно и без посредников, таких как банки, посреднические компании или органы управления.

Оборот биткоинов (цифровой валюты), оцениваемый сегодня в мире в $7 млрд, является самым широко известным примером использования принципа блокчейн.

Эта технология может разрушить целые отрасли, изменив процедуры ведения торговли и совершения транзакций: например, полностью преобразить банковский сектор, тогда как сегодня банки являются посредником в любой цепочке поставок.Как это повлияет на ТЭК?

В энергетическом комплексе блокчейн дает возможность создать абсолютно новую бизнес-модель, которая полностью изменит такие сферы, как трейдинг, управление снабжением и продажи.

Технология также может быть использована с целью снижения операционных рисков и затрат по транзакциям, а также для повышения уровня соответствия требованиям.

Это предоставляет значительные возможности для такой компании, как BP. Например, в топливных продажах можно создать систему платежей по принципу блокчейна через водительский «кошелек» и смарт-контракт напрямую с АЗС без проведения банковской транзакции. Иными словами, потребитель сможет получать энергию напрямую от поставщика без вовлечения третьей стороны.

А вкупе с развитием виртуальных электростанций (интеграция различных источников генерации, аккумулирования и потребления энергии. – Прим. Oilgascom) технология блокчейн может стать отличным инструментом для продажи энергопотребителем излишка энергии, произведенной его домашним генератором на солнечных фотоэлектрических или топливных элементах, используя любой доступ, без необходимости привязки к сетям и централизованному снабжению.[vc_column width=»2/3″]Какие проблемы нужно преодолеть?

Блокчейн изначально разрабатывали не для массового использования, поэтому масштабируемость является главной проблемой, учитывая повышенные требования к хранению и потреблению энергии, пропускной способности и вычислительной мощности. Также очень важен вопрос безопасности, что стало очевидно в результате крупной хакерской атаки в 2014 году на компанию, которая в то время проводила большую часть транзакций с биткоинами.

[vc_column width=»1/3″]Особое влияние окажет на… 

  • Финансовый сектор
  • Недвижимость
  • Госуслуги
  • Система снабжения
  1. На дорогах: беспилотники

Что это такое?

На протяжении десятилетий киногерои фантастических фильмов и сериалов забирались на задние сиденья и наблюдали, как автопилот берет на себя управление. Возьмите «Бэтмена», «Рыцаря дорог» или более современный фильм «Особое мнение». Но сегодня автономный (или беспилотный) транспорт уже не является выдумкой. Автомобили, способные распознавать окружение и прокладывать путь без участия человека, уже на наших дорогах. Это технология разрабатывается для различных типов транспорта, работающего на двигателях внутреннего сгорания, электродвигателях и двигателях на топливных элементах.

 

 

Как это повлияет на ТЭК?

Полностью воздействие этой технологии неясно. Низкий уровень «автономизации» транспорта даст скромный результат в плане топливной эффективности. Высокий уровень и широкое использование беспилотников может оказать значительное влияние на рынки жидкого топлива и смазочных материалов.

Заправка и зарядка таких транспортных средств – это другая область потенциального участия нефтегазовой отрасли. Например, обслуживающие станции уже предлагают одновременно и заправку жидким топливом, и электрозарядку. Существенно и время зарядки; автомобилисты на время ожидания могут зайти в магазин.

«Автономный транспорт окажет огромное воздействие на производительность», — говорит Дэн Уолкер из ВР. – «В будущем, если утром вы едете на работу в автомобиле и вам не нужно его вести, вы можете провести первое совещание, проверить почту, сделать покупки. Это освобождает кучу времени, а для маркетинга создает огромные новые возможности».

[vc_column width=»1/4″]Особое влияние окажет на…

  • Технологические компании
  • Производители оборудования

[vc_column width=»3/4″]Какие проблемы нужно преодолеть?

В 2016 году Waymo, «сестринская» компания Google, добилась одного «разъединения» (когда человек снова должен взять у компьютера контроль над вождением) на каждые 5128 миль (около 8253 км). И хотя дальнейшее развитие технологии уже улучшило этот результат, по-прежнему существуют проблемы – в размещении сенсоров, в вычислительной мощности и, самое главное, в написании программного кода.

Когда технология будет достаточно проработана для массового внедрения, предстоит еще преодолеть огромные препятствия – добиться адаптации требований регуляторов (правила дорожного движения, управление воздушным движением, и т.д.) и, наконец, получить признание потребителей. В связи с быстрыми темпами развития технологии изредка случаются аварии, и это может подорвать общественное доверие и поддержку регуляторов. Вопрос информационной безопасности также нуждается во внимании, поскольку такие транспортные средства будут пользоваться беспроводной связью и в силу этого будут уязвимы для хакеров.

  1. В двух экземплярах: 3D-печать

Что это такое?

3D-печать – это техника изготовления физического объекта по цифровой модели из материалов самого широкого спектра – от металла до полимеров.

«Принтер» накладывает с нуля очень тонкие слои материала, слой на слой вперед и назад, для построения полного предмета.

Сама концепция существует уже более 30 лет, но отточенность методики в сочетании с цифровыми технологиями и низкой стоимостью оборудования только сейчас вывела 3D-печать на уровень возможного массового применения.

Как это повлияет на ТЭК?

Согласно выводам Accenture, для нефтегазовой отрасли здесь есть два преимущества. Первый – сокращение расходов и повышение операционной эффективности; например, благодаря производству новых запасных частей – в случае отсутствия их у производителя или с одновременным усовершенствованием этих деталей.

Второй фактор будет иметь значение для downstream. Массовое распространение 3D-печати предоставляет потенциал для дополнительных доходов нефтегазовых компаний – за счет продаж химических порошков и пластиков в качестве т.н. «чернил» для таких «принтеров».

 [vc_column width=»2/3″]Какие проблемы нужно преодолеть?

3D-печать остается пока сомнительной с точки зрения инженерной точности. На данном этапе технология ограничена в размерах изготавливаемых деталей, значительны стоимость и объем необходимой обработки после изготовления. Нефтегазовая отрасль предъявляет высокие требования к надежности и долгосрочности работы оборудования в экстремальных условиях, таких как высокие температуры и давление в скважинах, суровые климатические условия работы на шельфе.[vc_column width=»1/3″]Особое влияние окажет на…

  • Аэрокосмический комплекс
  • Автомобилестроение
  • Биомедицина
  • Обрабатывающая промышленность
  • Строительство
  1. Мистер Робот: искусственный интеллект

Что это такое?

Слово «робот» происходит от старославянского понятия «работа/robota», которое означало принудительный или монотонный труд (рабство, неволя, работа на кого-то, подневольный труд). А сам робот впервые появился в пьесе чешского писателя Карла Чапека в 1920 году. В последнем акте роботы восстают против создавших их людей, и это дало начало традиционному изображению машин в фантастических произведениях.

В реальности же искусственный интеллект – это способность вычислительной техники выйти за пределы запрограммированной обработки и проявить такие человеческие свойства, как способность к мышлению (аргументации и умозаключению).

Искусственный интеллект позволит компьютерным системам решать неопределенные задачи без необходимости написания программистом кода для каждой вероятности, применяя аргументы и обучаясь у окружающей среды, в которой они работают, а также повышая свою производительность с течением времени. Сегодня искусственный интеллект уже применяется в системах Siri (облачный персональный помощник и вопросно-ответная система в устройствах Apple), в автономных транспортных средствах Google и в персонифицированных настраиваемых рекомендациях Amazon.

Как это повлияет на ТЭК?

Искусственный интеллект (ИИ) может решать проблемы, которые обычно требуют от человека рассуждений, особенно когда вспомогательная информация по такой проблеме является неточной или противоречивой. Системы с ИИ уже могут и будут продолжать изучать стратегии реагирования на меняющиеся ситуации с различными подходами.

В нефтегазовой отрасли ИИ может выделять различия, например, при мониторинге операций. Такие компьютеры смогут предвидеть проблемы и выдавать рекомендации для корректировки действий. Интеллектуальные автономные транспортные средства (например, удаленно управляемые подводные лодки) будут контролироваться когнитивными системами, которые будут направлять действия и адаптировать их в окружающей среде.

 

[vc_column width=»2/3″]Какие проблемы нужно преодолеть?

«Возможно, самая серьезная задача сегодня состоит в том, как добиться значительного прогресса в сведении вместе вычислительной науки и нефтегазового мира», — говорит Уолкер. – «Нефтегазовые компании знают, в чем заключаются самые большие недостатки, где слишком велики затраты и высоки риски, а компьютерные компании знают, как добыть информацию и применить алгоритмы искусственного интеллекта, чтобы сделать выводы и улучшить производительность. В таких областях, как бурение и надежность оборудования, есть много возможностей для улучшения, если правильно использовать данные».

[vc_column width=»1/3″]Особое влияние окажет на…

  • Технологические транснациональные корпорации
  • Космические агентства
  • Сообщество технологических стартапов
  1. Электронный шок? E-топливо

Что это такое?

Сначала была просто почта, а потом стал email, электронная почта. Приставка «e-» или «электронное» к любому понятию настолько обычны в повседневной жизни в 2017 году, что трудно представить, как мы без всего ныне «электронного» обходились раньше. Можно ли будет в ближайшие десятилетия сказать то же самое и в отношении топлива – e-fuel? Электронное топливо?

Е-топливо (electrofuels, e-fuels) – это обобщающий термин для жидких или газообразных видов топлива, которые произведены с использованием электричества, как основного источника энергии. E-fuel включает обычные составляющие, такие как диоксид углерода, азот и вода, для формирования химического соединения, которое может служить топливом или сырьем.

В долгосрочной перспективе e-fuels могут найти свою нишу среди существующих видов топлив, проникнув на рынок, подобно e-дизелю (e-diesel – синтетическое дизельное топливо, созданное концерном Audi. – Прим. Oilgascom), в тот момент, когда энергия стоит особенно дешево.

Как это повлияет на ТЭК?

E-fuels могут быть совместимы с обычной существующей заправочной инфраструктурой и системой снабжения, а хранение может быть эффективным и дешевым.

Объем энергии, которая требуется на преобразование CO2 в жидкое топливо или химикаты, значителен. Эту энергию можно получать из возобновляемых источников (ветровых или солнечных) или даже напрямую от тепла сконцентрированного солнечного света (солнечное топливо, solar fuels). Для развития этой технологии важную роль играет разработка недорогих и эффективных катализаторов, а прогресс ускорен достижениями материаловедения и применением искусственного интеллекта.

[vc_column width=»5/6″]Какие проблемы нужно преодолеть?

В виду ранней стадии развития остаются нерешенными вопросы экономической целесообразности коммерциализации e-топлива. На данном этапе e-топливо не может конкурировать с биотопливом или традиционными ископаемыми видами топлива, однако, подобно биотопливу, оно может выиграть от цены на сырье – в данном случае на углерод.

Индустрия е-топлива пока на стадии младенчества, и для вывода его на рынок нужны благоприятные показатели по капзатратам на производственную установку и по объему энергопотребления. Чтобы сделать данный сектор жизнеспособным может понадобиться «зеленое» кредитование.

Однако на фоне снижающейся стоимости аккумулирования энергии и перехода к электрификации транспорта может оказаться слишком мало стимулов к коммерческому развитию e-топлива, и как носителя избыточной возобновляемой энергии, и как жидкого топлива.

 [vc_column width=»1/6″]Особое влияние окажет на…

  • Стартаповые компании
  • Университеты
  • Государственные энергетические лаборатории
  1. Технология высокого полета: ветроэнергетика

Что это такое?

Первая американская ветровая турбина дала электричество еще в 1888 году и более двадцати лет снабжала энергией дом инженера Чарльза Браша (Charles Brush) в Огайо. В 21 веке ветер, как возобновляемый источник с нулевыми выбросами, станет одним из самых быстрорастущих энергоисточников в ближайшие 20 лет. Технологии ветровой энергетики также меняются.

«Использование энергии ветра в последние годы стало основной, конкурентоспособной и надежной технологией», — говорит Уолкер. – «Совершенствование технологии постоянно снижает ее стоимость, особенно при размещении установки на суше. Сейчас усилия сфокусированы на повышении производительности и надежности и на преодолении различных технических сложностей, связанных с морскими установками. Проводятся также исследования по нетрадиционным методам получения энергии ветра».

Как это повлияет на ТЭК?

Технологические достижения способствуют активному развитию сектора ветровой энергетики. Основные задачи, которые решают разработчики турбин, относятся к высоте башни, длине лопастей и генерирующей мощности. Важные направления разработок – аэродинамика и адаптация к суровым климатическим условиям, таким как снег, лед, тропические шторма.

Менее традиционные методы получения энергии ветра включают турбины без лопастей, которые позволяют обходиться без вращающегося оборудования, а также ветротурбины воздушного базирования, или парящие (как воздушные змеи), которые достигают большей высоты без необходимости наращивать физическую конструкцию. Эти методы находятся сейчас на ранней стадии развития.

«Если говорить о следующем поколении ветровой энергогенерации, то это турбины-змеи размером с крыло самолета», — говорит Уолкер. – «Они парят высоко в небе на привязи с земли. Они производят много энергии благодаря работе на большой высоте, где сильнее ветер».

[vc_column width=»5/6″]Какие проблемы нужно преодолеть?

Прерывистость остается главной проблемой ветровой отрасли. Достижения в области хранения энергии являются здесь ключевым фактором: необходимо получать энергию, когда ветер дует, а использовать ее тогда, когда она нужна, но ветер утих.

Другая ключевая задача – передача энергии. Районы с сильным ветроэнергетическим потенциалом могут располагаться далеко от населенных районов (как, например, в Техасе, США). Дальнейшие разработки в области сверхпроводящих линий передачи помогут решить эту проблему.

Турбины должны быть устойчивы к погоде и способны работать в экстремальных условиях. Нужны также решения для повышения эффективности турбин, чтобы сделать их более рентабельными.[vc_column width=»1/6″]Особое влияние окажет на…

  • Ветровая энергетика
  • Энергогенерирующие компании
  • Технологические стартапы
  • Нефтегазовые majors

Перевод статьи ‘Six next-generation technologies that matter for the energy industry’ выполнен Oilgascom и опубликован с разрешения BP Magazine.

oilgascom.com

Мысли Григория Выгона о нефти

СПРАВКА

Григорий ВЫГОНуправляющий директор VYGON Consulting Выпускник Московского физико-технического института, кандидат экономических наук. Возглавлял департамент экономики и финансов Минприроды России, был главным экономистом ТНК-ВР. В 2015 году основал собственную компанию, которая занимается консалтингом в сфере ТЭК

Я поработал и в бизнесе, и во власти, поэтому изначально старался построить такой мостик между государством и бизнесом. Они говорят на разных языках, и им нужен ресурс, который позволит ускорить разработку и принятие важных для отрасли документов. Нашу компанию привлекают различные министерства, по их заказу мы работаем над созданием новых нормативно-правовых актов для нефтегазовой отрасли.

Падение цен на нефть сказалось на отрасли в меньшей степени, чем санкции. Причем речь идет уже не о технологических, а о финансовых ограничениях. Для колоссальных инвестиций нефтегазовым компаниям нужно привлекать деньги в длинный заем, что сегодня существенно осложнено. Тем не менее компаниям удается сохранять уровень инвестиций в добыче, и если бы мы не присоединились к соглашению ОПЕК, тодобыча нефти в 2017 году выросла бы миллионов на десять.

Тюменская область претендует на роль нефтегазового кластера. Здесь сосредоточено достаточно много научных институтов, промышленных предприятий по производству нефтегазового оборудования – в общем, можно смело сказать, что это центр передовой нефтегазовой мысли.

Задачи, которые стоят перед отраслью в России, существенно сложнее, чем у тех же американцев на их традиционных запасах. Наш «бажен» гораздо сложнее их «баккена», поэтому и технологии должны быть более продвинутые.

В ближайшее время я пересяду как минимум на гибридный автомобиль, а в будущем и на электромобиль, как только у нас появится достаточное количество сервисных центров и заправок

  

В нефтегазовой сфере должны развиваться малые и средние компании. Конечно, есть сектора, где нужны «национальные чемпионы», чтобы конкурировать с мировыми мейджорами. Но подавляющее большинство современных технологий во всем мире развивается малыми компаниями, стартапами. Для них нужно создать условия: институт венчурного капитала, технопарки и прочее.

Проблемы, которую обсуждали в рамках теории «пик ойл», не существует. Вопрос состоит не в том, когда кончится нефть: есть множество технологий, которые позволяют сокращать затраты и вовлекать больший объем запасов в разработку. Но есть риски, связанные с мировым спросом, развитием электромобилей, повышением их эффективности.

В ближайшее время я пересяду как минимум на гибридный автомобиль, а в будущем и на электромобиль, как только у нас появится достаточное количество сервисных центров и заправок. Думаю, за этими технологиями будущее. Когда мы начинали обсуждать историю с Tesla, был большой скепсис со стороны нефтяников – российских и зарубежных, это называли игрушкой для богатых. Прошло три года, и в линейке традиционных производителей ожидается появление свыше 55 моделей электромобилей.

Нефтехимия – это то, на что должны сделать ставку российские компании. Даже при падении спроса на нефть спрос со стороны нефтехимии останется. Она будет конкурировать с традиционными металлами, и уже сейчас пластики активно используются в качестве трубопроводов, при производстве автомобилей.

Эту лавину уже не остановить – может быть, не в ближайшие пару лет, но лет через пять-семь начнется снижение спроса на нефть. Это то, о чем сегодня должны думать люди, принимающие решения в сфере недропользования и добычи. 

*источник: журнал tmn №34 (сентябрь–ноябрь 2017)

Текст: Любовь Фоминцева

1tmn.ru

15 технологий будущего, которые скоро станут популярными

1. Умные очки

Google Glass — умные очки от поискового гиганта. Они стали доступны ещё в середине 2014 года. Единственная причина, по которой эта технология до сих пор не стала популярной, — цена. Если захотите купить умные очки от Google, вам придётся потратить 1 500 долларов.

Но не стоит сбрасывать умные очки со счетов. Когда-то сотовые телефоны тоже не каждый мог себе позволить. Такие титаны, как Microsoft и Sony, работают над своими устройствами. Это значит, что в ближайшее время вы сможете смотреть видео с котиками во время утренней пробежки.

2. Smart Data

Автоматизация — одна из основных задач, которую решают современные технологии. Хотя большая часть процессов в наши дни происходит автоматически, кое-что нам приходится делать вручную. Например, добавлять информацию в список контактов на телефоне. Вероятно, и это вам скоро не придётся делать самостоятельно.

Компания RelateIQ уже работает над технологией, которая будет создавать контакт на основе информации о вашем текущем списке контактов, почтовом ящике, сообщениях. В итоге всё, что вам потребуется, — назвать имя человека. Вся информация появится в вашем телефоне.

3. Носимая электроника

Умные очки и часы — это устройства, которые соединяют нас с внешним миром. Но есть и технологии, которые соединяют нас с нашим телом. Их разработкой занимаются крупные научные институты, корпорации и маленькие компании. Речь идёт о наушниках, которые измеряют частоту сердечных сокращений, линзах, отслеживающих уровень сахара в крови, и татуировках с технологией NFC.

Как только разработчики смогут сделать такие гаджеты доступными, рынок заполнят различные имплантаты, которые будут считывать важную информацию в реальном времени и отображать её на тех же умных очках.

4. Умный дом

Эта технология уже стала реальностью. Холодильники сообщают, какие продукты заканчиваются, а духовку можно контролировать с помощью своего смартфона.

В будущем духовка научится разогревать еду, пока вы едете домой, а холодильник сам закажет продукты. Вы же в это время сможете сосредоточиться на более важных делах.

5. Виртуальная реальность

Oculus Rift, HTC Vive и PlayStation VR — это совершенно новый игровой опыт. Конечно, фантасты давно заигрывают с темой виртуальной реальности, но кто задумывался об этом всерьёз?

Игровые издатели и разработчики тратят многомиллионные бюджеты, чтобы подарить нам новые впечатления от виртуальной реальности. VR-устройствам есть куда расти: они громоздкие и с кучей проводов, но начало положено. В скором времени мы сможем отправиться в любую точку планеты, не выходя из дома.

6. Голографические изображения

Помните голографические интерфейсы в «Звёздных войнах» и «Особом мнении»? Сейчас такая технология уже не кажется чем-то фантастическим.

Область применения голографических проекций ограничивается не только играми и медиа. Представьте контактные линзы, которые проецируют изображение на сетчатку глаза. Люди с проблемами со зрением смогут лучше видеть без операций.

7. Нейроинтерфейс

Подобие нейроинтерфейса давно существует и успешно используется в медицине. Квадриплегики — люди с полным параличом тела — разговаривают с помощью нейроинтерфейса, используя компьютер.

Конечно, технология далека от совершенства. Однако с развитием нейротехнологий парализованный человек сможет вернуться в общество и жить полноценной жизнью.

8. Универсальные сервисы

Доставка еды с помощью универсального сервиса

Глобализация интернета достигла невероятных масштабов. Получить доступ к Сети можно практически в любой точке планеты, а в случае успеха масштабного проекта Илона Маска интернет будет доступен вообще везде.

Неудивительно, что появляются такие сервисы, как Uber. Это такси, которое вы можете вызвать практически в любой стране с помощью мобильного приложения. С недавних пор Uber стал заниматься ещё и доставкой еды. Скоро универсальных сервисов станет ещё больше.

9. Цифровая дистрибуция

Мир стремительно меняется. Каких-то 15 лет назад мы и представить себе не могли, что нам больше не придётся хранить у себя дома стопки дисков с музыкой, фильмами и играми. Steam и онлайн-кинотеатры заменили нам поход в магазин. Вместо нового альбома любимой группы проще купить подписку на музыкальный сервис по аналогичной цене и получить доступ ко всей дискографии.

Конечно, цифровая дистрибуция не достигла своего апогея, а многие продолжают пользоваться физическими носителями, но таких людей становится всё меньше.

10. Роботы

Роботостроение за последние 10 лет шагнуло далеко вперёд. Конечно, до появления терминаторов пройдёт не один десяток лет, а вот машины, способные взвалить тяжёлую и монотонную работу на свои титановые плечи, появятся уже в ближайшем будущем. Например, благодаря компании Boston Dynamics.

11. Биотопливо и возобновляемые источники энергии

Солнечные батареи — экологически чистый источник возобновляемой энергии

Почти наверняка в ближайшие 30 лет мы полностью перейдём от ископаемых источников энергии к возобновляемым. Нефть и газ когда-нибудь закончатся, а вот солнечная и ветровая энергия — нет. Кроме того, солнечные батареи намного экологичнее.

12. Беспроводная передача энергии

Устройства и технологии с каждым годом потребляют всё больше энергии, поэтому нам надо обеспечить её бесперебойную подачу. Беспроводная зарядка для телефона — это только начало.

В Израиле уже протестировали дорогу, которая будет заряжать электромобиль во время езды. Apple в этом году запатентовала технологию, которая позволит заряжать смартфон по Wi-Fi. Если инженеры не в силах создать достаточно ёмкие аккумуляторы, то придётся сделать так, чтобы они вообще не разряжались.

13. 5G-интернет

Постоянно растущие объёмы интернет-трафика задают темп развития мобильным сетям. Мессенджерам, видеозвонкам, 4К-видео и стриминговым сервисам требуются новые технологии передачи данных, так что появление 5G-интернета в ближайшем будущем неизбежно.

14. Искусственный интеллект

Создание полноценного искусственного интеллекта — лишь вопрос времени. Это будет поворотной точкой в развитии человеческой цивилизации, после которой мир изменится навсегда.

На самом деле искусственный интеллект больше не кажется чем-то недосягаемым, особенно при быстрых темпах развития нейросетей. Машинное обучение уже достигло высокого уровня и способно на многое, в том числе писать сценарии, книги и песни.

Конечно, программы работают не так хорошо, как хотелось бы, но нейросеть — отличный пример того, что мы двигаемся в правильном направлении.

15. Графен

В 2004 году был выпущен первый лист графена. С тех пор учёные пытаются найти способ массового производства материала.

Графен — это универсальный материал, обладающий исключительными свойствами. Его можно использовать практически во всех областях нашей жизни. Скоростная передача данных, фильтры для очистки воды и даже небьющийся корпус смартфона — всё это графен. Когда производство этого материала поставят на поток, нас ждёт ещё одна промышленная революция.

lifehacker.ru

Нефтеперерабатывающий завод будущего | ТЕХНОЛОГИИ, ИНЖИНИРИНГ, ИННОВАЦИИ

Четвертая промышленная революция, в основе которой лежит глобальная «интернетизация» оборудования, еще несколько лет назад была излюбленной темой футуристов. Сегодня Industry 4.0 стремительно приобретает реальные очертания. На практике это означает, что уже через 10–15 лет промышленные компании, не сумевшие освоить новые технологии, вынуждены будут уходить с рынка. Industry 4.0 — характерный пример того, как количество переходит в качество. Развитие вычислительных мощностей и интернета повлекло за собой лавинообразное увеличение объемов используемой информации.

Воспользуйтесь нашими услугами

В свою очередь, big data открыли новые возможности для управления, прогнозирования и аналитики. Понимание преимуществ, которые дает работа с информацией, привело к поискам более эффективных технологий получения, передачи, хранения и обработки данных. В результате сегодня уже четко видны основные тренды приближающейся промышленной революции: это облачные решения и максимальное использование интернета вещей. В то же время эксперты единодушно отмечают, что именно эти технологии несут в себе и определенные риски. Причем их масштаб компании, стремящиеся к лидерству любой ценой, зачастую недооценивают.

Нефтепереработка — отрасль достаточно консервативная, основные технологические процессы здесь разработаны сто лет назад. Новых значительных научных открытий в области физики переработки нефти в ближайшее время не предвидится. С точки зрения химии можно ждать прорыва в вопросах катализа, но произойдет ли он завтра или через 20 лет — неизвестно. Поэтому основной способ увеличения маржинальности продукции для любого НПЗ — поиск оптимальных режимов технологических процессов, повышение производительности труда и эффективности управления, энергоэффективность, быстрая реакция на рыночную конъюнктуру. Именно эти задачи способны решать информационные технологии, на которые делается ставка в индустрии будущего. И первые шаги по пути создания новой цепочки добавленной стоимости — за счет автоматизации, а не непосредственного труда рабочих, — лидеры мировой нефтянки уже делают.

Архитектурные сложности

На Западе серьезная автоматизация нефтеперерабатывающих производств с внедрением АСУТП (автоматизированных систем управления технологическими процессами) и переводом части функционала в автопилот запустилась в начале 1990-х. За это время появилась масса систем автоматизации самого разного уровня — от управления технологическим процессом, мониторинга и диагностики оборудования до управления цепочками поставок, календарного планирования, аналитических систем и так далее. Самые продвинутые заводы сегодня — безлюдные, удаленно управляемые, со сроком межремонтного пробега около 10 лет. Их уже можно было бы считать заводами будущего, если бы не одно но: на практике инвестиции в каждый новый виток автоматизации требуют все больше средств и становятся все менее эффективными. Причина кроется в существующей архитектуре промышленных систем автоматизации.

Сегодня рынок промышленной автоматизации — рынок поставщиков. Каждый из них предлагает клиентам свои программные продукты с закрытой архитектурой. В то же время системы разных вендоров плохо интегрируются друг с другом, многие системы, даже одного вендора, несовместимы друг с другом и работают параллельно. Сложности с интеграцией приводят к тому, что компании приходится «подсаживаться» на решения одного производителя и, соответственно, оказываться в ситуации сниженной конкуренции и высоких цен.

«Несовместимость некоторых современных систем автоматизации ведет к разрыву в обработке данных, — объясняет начальник управления промышленной автоматизации „Газпром нефти“ Юрий Новик. — Например, система способна обеспечить оптимальный режим установки на пределе возможностей, но не совмещается с другой системой, которая отвечает за диагностику и безопасную работу этой установки. В итоге мы получаем ситуацию, когда оптимизация не учитывает важные параметры, от которых будет зависеть не сиюминутная эффективность, а общая работоспособность оборудования. И таких разрывов много».

В обычной жизни каждый из нас ежедневно сталкивается с теми широчайшими возможностями, которые дает открытая архитектура программного обеспечения или отдельного аппарата: мы можем без труда воткнуть в компьютер любое периферийное устройство с USB-портом или скачать на телефон очередное приложение. Открытая архитектура промышленных систем автоматизации даст примерно те же преимущества — легкую интеграцию новых компонентов, их взаимозаменяемость (а значит, здоровую конкуренцию и более низкую цену), возможность модернизировать отдельные модули с минимальным ущербом для всего технологического процесса. Мало того, наличие мультивендорной платформы для систем автоматизации полностью перевернет рынок, превратив его в рынок потребителя.

Первой работу над созданием новой архитектуры систем промышленной автоматики начала компания Exxon Mobil. Остальным представителям отрасли остается либо ждать появления готового решения, либо заняться разработкой собственного.

«Российские предприятия сегодня значительно отстают от зарубежных по степени автоматизации, — констатирует Юрий Новик. — Поэтому для нас создание собственной мультивендорной платформы — это реальная возможность сделать существенный скачок и выйти на уровень лучших из лучших. В противном случае мы всегда будем в роли догоняющих».

Работа в этом направлении на национальном уровне важна еще и тем, что любые новые разработки в парадигме Industry 4.0 тесно связаны с использованием интернета вещей и облачных решений. А здесь уже остро встает вопрос не только коммерческого успеха, но и безопасности бизнеса.

Центр управления эффективностью операций

Одна из тенденций, характерных для цифрового производства или производства будущего, — возможность совместной работы специалистов разного профиля для выработки оптимального решения сложных задач. В «Газпром нефти» уже реализовано несколько проектов, объединяющих разные функции. В частности, в Научно-техническом центре компании работает Центр сопровождения бурения, обеспечивающий всестороннюю экспертизу при строительстве высокотехнологичных скважин.

В свою очередь в блоке логистики, переработки и сбыта создается Центр управления эффективностью операций — программа, задача которой — интегрировать информацию из различных систем, работающих на НПЗ, от видеокамер до системы KPI, и затем предоставлять эту информацию пользователю в удобном для него виде. Помимо информационной функции, Центр управления позволяет одновременно задействовать большое количество людей для обсуждения происходящего на отдельной установке или производстве в целом.

Всегда на связи

Основная движущая сила четвертой промышленной революции — активное использование возможностей интернета вещей. В общем случае это означает построение сети, которая объединяет физические предметы, оснащенные встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой. В промышленности этот принцип уже давно используется при построении АСУТП, но постоянно развивающиеся возможности для передачи, хранения и обработки данных выводят промышленный интернет вещей на глобально другой уровень.

Можно выделить два направления, в которых сетевые технологии, по мнению экспертов, уже через несколько лет станут ключевым элементом. Во-первых, сервисное обслуживание оборудования. Уже сегодня при покупке сложной техники, например такой, как автомобиль, важным преимуществом становится простота управления и обслуживания. За услугу удаленного управления или диагностики потребитель готов платить, и стоимость подобного сервиса в общей цене постоянно возрастает.

«В будущем любой завод, в том числе и НПЗ, будет похож на лего, — считает Юрий Новик. — Оборудование будет приходить в виде коробки, включающей в себя как железо, так и необходимое ПО для его диагностики и обслуживания. Причем оборудование, к которому не приложены подобные системы, окажется никому не нужным».

В этой схеме покупатель будет платить не столько за саму технику, сколько за ее дальнейшее обслуживание. В то же время производитель будет заинтересован в снижении собственных затрат на ремонт. Минимизировать их можно только за счет тщательной и своевременной диагностики. Здесь-то на первый план и выходит промышленный интернет, обеспечивающий постоянную передачу информации о состоянии оборудования и условиях его эксплуатации в сервисный центр.

Будущая архитектура автоматизации и IT-решений

Другое направление развития промышленного интернета — создание сетей, обеспечивающих обмен данными между различными производственными системами в реальном времени. Собственно, построение той самой новой открытой архитектуры для промышленных систем управления, о которой говорилось выше, подразумевает в том числе использование интернета для передачи информации как внутри производства, так и для выхода во внешнюю среду.

Возможности, которые дает промышленный интернет, видятся поистине безграничными: когда все системы, начиная от той, что следит за работоспособностью клапанов на НПЗ, и заканчивая той, что вычисляет спрос на эти клапаны и определяет время их выпуска и отправки потребителю на заводе производителя, связаны друг с другом, все участники процесса могут добиться идеальной эффективности на своих производствах. Однако на деле за этой на первый взгляд красивой картинкой прячутся существенные риски.

В первую очередь очевидно, что, отдавая производителю на откуп большую часть управления оборудованием, покупатель перестает быть полноправным хозяином своей техники. Для любого производства эта ситуация неприятна, а в нефтяной отрасли такая зависимость — уже вопрос национальной безопасности. Здесь же возникает и еще один существенный риск: полноценно использовать все преимущества интернета вещей, в том числе и промышленного, невозможно без обращения к облачным сервисам. За облаками будущее, но вопрос в том, кто будет этим будущим владеть.

Опасный сервис

О том, как удобны облачные сервисы, каждый из нас знает не понаслышке. Хранение музыки, фотографий, видео, работа с различными приложениями и программами — в большинстве случаев мы используем для этого облака. В случае промышленной автоматизации обращение к облачным решениям позволяет выйти на качественно новый уровень использования данных.

«Если мы хотим добиться максимальной автоматизации производства, то придется иметь дело с гигантскими объемами данных, — констатирует Юрий Новик. — Для их хранения и обработки понадобятся значительные вычислительные мощности. Их строительство — это огромные инвестиции. И здесь нужно понимать, насколько такие инвестиции оправданы».

Выход кажется очевидным: данные можно хранить и обрабатывать в облаке. Мало того, в облаке могут находиться и сами системы, которые будут заниматься сбором и обработкой информации, потребитель же платит только за пользование этими системами или отдельными их модулями. С точки зрения экономики это минимальные капитальные затраты и предсказуемые операционные расходы. К тому же речь будет идти об уже действующих системах управления, к которым нужно только подключиться и пользоваться.

Плюсы налицо, а минус только один — по сути, кто владеет облаком, в котором хранится информация о производстве, тот владеет и самим производством. Для российской промышленности единственный способ не попасть в будущем в облачную зависимость от иностранных государств — создать собственное облако.

Сергей Овчинников, начальник департамента систем управления блока логистики, переработки и сбыта «Газпром нефти»: В полном объеме идея цифрового завода на НПЗ «Газпром нефти» может быть реализована к 2030 году. На ближайшую перспективу — к 2018 году у нас в планах создание систем управления качеством продукции, надежностью оборудования, оптимизации энергопотребления, повышение интеллектуальности существующих АСУТП. Тем не менее наша цель — это все-таки не точечные решения по автоматизации, а создание единой интегральной среды для управления всей нефтепереработкой компании. И уже сейчас понятно, что в одиночку стать лидерами новой промышленной революции практически невозможно. Например, нам понадобится облачный сервис, которого в России пока не существует. Только объединив усилия всех участников рынка — производителей оборудования и их клиентов, IT‑разработчиков, телекоммуникационных компаний, — мы сможем поконкурировать с Кремниевой долиной. Такой консорциум сегодня создается, а «Газпром нефть» примет в его работе деятельное участие.

Плюсы в тени

Как же будет выглядеть нефтеперерабатывающий завод через 10, 15, 20 лет? Глобальную автоматизацию можно уподобить компьютерной игре-стратегии, в которой пользователь имеет дело только с информацией верхнего уровня. Он знает, сколько у него ресурсов и какой цели хочет достичь, и, исходя из этого, принимает те или иные решения. При этом если какое-то здание в игре требует починки или строительства, то пользователю достаточно просто дать соответствующее указание, не задумываясь над тем, какие механизмы нужны для выполнения подобных указаний.

Полная оцифровка завода дает тот же эффект: системы нижнего уровня следят за режимами технологических процессов и за состоянием оборудования. Системы верхнего уровня анализируют внутренние и внешние данные и выдают дальнейшие рекомендации по необходимости ремонта и заказу запчастей, изменениям объемов выпускаемых продуктов или поиску новых логистических схем отгрузки. Оператору такого производства остается только осуществлять контроль. Причем делать это он может со своего мобильного устройства, находясь за много километров от самого завода, а реализацию большинства указаний будет осуществлять робототехника. Цифровой завод становится не просто реальностью, а единственно эффективным способом производсва.

«Воплощение идеи такого производства невозможно без создания так называемого цифрового двойника, или цифровой тени, — считает Юрий Новик. — То есть системы, которая полностью бы описывала все технологические процессы на НПЗ. С ее помощью можно подбирать параметры работы различных установок, добиваться оптимизации производства с учетом всех факторов влияния, начиная от состава сырья и заканчивая рыночной конъюнктурой. Работа над созданием такой системы в нашей компании уже ведется».

Вопрос, будет ли эта система выполнена в традиционной парадигме или в полной мере задействует все возможности Industry 4.0, — промышленный интернет и облачные решения — пока остается открытым. Сопутствующие такому выбору проблемы информационной безопасности полностью можно разрешить только за счет активного развития российской промышленности, IT -технологий и создания собственных облачных сервисов.

ГЛОССАРИЙ

Industry 4.0 — четвертая промышленная революция. Получила свое название от инициативы немецких промышленников 2011 года, которые определили ее как средство повышения конкурентоспособности обрабатывающей промышленности Германии через усиленную интеграцию киберфизических систем, то есть подключения машин и станков к интернету.

Big data — большие данные. В общем случае — совокупность подходов, инструментов и методов обработки структурированных и неструктурированных данных огромных объемов и значительного многообразия для получения воспринимаемых человеком результатов.

Интернет вещей — internet of things, IoT — концепция единой сети, соединяющей объекты реального мира, оснащенные встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой.

Облачный сервис — (англ. cloud storage) — модель онлайн-хранилища, в котором данные хранятся на многочисленных распределенных в сети серверах, предоставляемых в пользование клиентам. Данные хранятся и обрабатываются в так называемом облаке, которое представляет собой, с точки зрения клиента, один большой виртуальный сервер. Физически же такие серверы могут располагаться даже на разных континентах.

Текст: София Зорина

Фото: Александр Таран, GETTY IMAGES, LEGION-MEDIA

Инфографика: Дарья Гашек

Воспользуйтесь нашими услугами

Понравилась статья? Тогда поддержите нас, поделитесь с друзьями и заглядывайте по рекламным ссылкам!

integral-russia.ru

Нефть из малопроницаемых пластов. В поисках энергии. Ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики

Нефть из малопроницаемых пластов

Последним технологическим прорывом является доступ к новому крупному источнику нефти, о котором всего несколько лет назад никто всерьез не задумывался. Этот новый вид энергоресурсов называют «сланцевой нефтью» и часто путают с «горючими (нефтяными) сланцами», о которых мы говорили в предыдущем разделе. Однако сланцевая нефть содержится не только в горючих сланцах, но и в других породах, и иногда ее называют нефтью из малопроницаемых пластов. Людям давно известно, что сланцы и другие породы включают нефть. Но извлечь ее оттуда не было возможности, по крайней мере так, чтобы добыча оправдывалась экономически.

Ключ к решению проблемы был найден на задворках нефтяной промышленности, в гигантской нефтяной формации Bakken, находящейся под бассейном Уиллистон в штатах Северная и Южная Дакота и Монтана, а также в провинциях Саскачеван и Манитоба в Канаде. Bakken относился к тому разряду месторождений, где мелкие операторы бурят скважины, из которых добывают по нескольку баррелей нефти в день. К концу 1990-х гг. большинство специалистов разочаровались в Bakken, отзываясь о нем как о «экономически непривлекательном»27.

Но затем внимание нефтяников привлекла инновационная технология добычи сланцевого газа – так называемая технология горизонтального бурения и гидравлического разрыва. «Когда добыча сланцевого газа вдруг резко выросла, мы спросили себя: “Почему бы не применить этот метод к нефти?”» – вспоминает Джон Хесс, генеральный директор Hess Energy, одного из ведущих игроков на Bakken. Новые технологии сработали. Компании кинулись столбить участки, и Bakken охватил нефтяной бум. Рост был взрывообразным: производство сланцевой нефти на Bakken подскочило с 2850 баррелей в день в 2005 г. до более чем 600 000 в 2012 г. Через несколько лет, по прогнозам, оно может составить 800 000 баррелей в день28.

Данный метод добычи начал распространяться. Вслед за Bakken другие похожие формации – месторождение Eagle Ford в Техасе, Bone Springs в Нью-Мексико и Three Forks в Северной Дакоте – стали горячими районами добычи сланцевой нефти. Более того, новые технологии начали применяться на старых месторождениях вроде Пермского нефтегазоносного бассейна в Техасе. Именно добычей сланцевой нефти, новейшего вида нетрадиционных углеводородов, объясняется 40 %-ный прирост объема добываемой в США нефти с 2008 по 2012 г. Прирост в 2 млн баррелей в день эквивалентен совокупному производству нефти в Нигерии, одной из основных стран ОПЕК.

Хотя разработка месторождений сланцевой нефти только началась, по предварительным оценкам, только в США ее извлекаемые запасы могут составлять 20 млрд баррелей. Это равносильно получению полутора аляскинских месторождений, но без дорогостоящего бурения в арктической зоне и строительства протяженного нового трубопровода. При таком уровне запасов США потенциально могут увеличить внутреннее производство нефти на 5 млн баррелей в день к 2020 г., что еще лет пять назад казалось немыслимым. Запасы сланцевой нефти в других частях мира пока что не подвергались исследованиям и оценке, но цифры, скорее всего, будут впечатляющими.

Эти виды нетрадиционных источников углеводородов объединяет то, что они не дают жидкую нефть на суше, которая была основным продуктом нефтяной промышленности с тех пор, как «Полковник» Дрейк пробурил первую скважину в Тайтусвилле в 1859 г. И все они расширяют традиционное определение нефти, помогая удовлетворять растущий глобальный спрос. К 2030 г. нетрадиционные жидкие углеводороды могут составить треть всех добываемых жидких углеводородов в мире. Но к тому моменту большинство из них, скорее всего, перейдет из разряда нетрадиционных углеводородов в разряд традиционных29.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Нефть и будущее России. В поисках энергии. Ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики

Нефть и будущее России

Ко второму десятилетию XXI в. Россия снова стала ведущим поставщиком нефти. Она восстановила объемы добычи, существовавшие в период заката Советского Союза. Однако теперь нефтяная отрасль была технологически интегрирована с остальной частью мира. Она уже не являлась удельным княжеством под началом вездесущего министерства, в ней функционировало множество компаний с разными стилями руководства, культурой и подходами. Когда все части нового механизма встали на свои места, Россия вновь превратилась в крупнейшего производителя и второго по величине экспортера нефти в мире.

Однажды, принимая во внимание тот факт, что российские объемы добычи и доходы от нефти продолжают расти, Владимира Путина спросили, является ли Россия энергетической сверхдержавой. Он ответил, что ему не нравится терминология прошлого. «Сверхдержава, – сказал он, – это слово, которое мы употребляли во времена холодной войны». А холодная война давно закончена. «Я не называю Россию энергетической сверхдержавой, но мы обладаем более значительными возможностями, чем кто-либо еще, – добавил он. – Если взять энергетический потенциал России во всех областях, таких как нефть, газ и атомная энергия, то она бесспорно является лидером»19.

Разумеется, энергетические ресурсы России – и ее рынки – дали ей важное преимущество, а с новым всплеском неопределенности на Ближнем Востоке и угроз энергетической безопасности Россия укрепила свою значимость как надежного поставщика энергоресурсов.

Нефть и газ также приводят в движение экономику страны. Как писал Путин в своей статье в 1999 г., энергоресурсы действительно являются двигателями экономического восстановления и роста и основным источником государственных доходов. Высокие цены на энергоносители увеличивают приток денег в государственную казну. Значимость этих доходов повышается и демографической ситуацией в стране, в частности необходимостью обеспечить пенсиями стареющее население.

Однако сильная зависимость от энергетического сектора не может не вызывать опасений внутри страны и порождает дебаты о необходимости «модернизации страны», под которой подразумевается диверсификация экономики. Но такая модернизация возможна лишь при условии широкомасштабного реформирования экономики, правовых институтов и институтов государственной власти, а также активного развития культуры предпринимательства. При этом некоторые считают, что высокие цены на нефть создают финансовую подушку, которая позволяет откладывать реформы. Так или иначе, в ближайшие несколько лет именно нефть и газ будут оставаться основным источником благосостояния страны и ареной для передовых технологий и экономического развития.

Высокая важность нефтегазовых ресурсов выдвигает на передний план еще один риск: сможет ли Россия удерживать добычу на нынешнем уровне или же очередное значительное сокращение неизбежно? Последнее поставило бы экономику страны под угрозу. Многие убеждены, что Россия будет не в состоянии долго поддерживать сегодняшние уровни добычи в отсутствие серьезных шагов по привлечению новых инвестиций, созданию нацеленного на поощрение инвестиций налогового режима, по интенсивному развитию технологий и выполнению такой жизненно важной задачи, как освоение нефтегазовых месторождений «следующего поколения». К ним, в частности, относятся морские и шельфовые месторождения Арктического региона у северного побережья России.

Не стоит, однако, забывать, что разработка арктических запасов сопряжена с огромными техническими сложностями – ледяной покров держится с октября по июнь, толщина льда достигает двух метров, температура опускается до –50 °С, жестокие шторма, непрекращающиеся неделями, ну и, конечно, удаленность. В результате она требует гораздо б?льших вложений, чем сахалинские проекты. Но Арктика остается одним из самых привлекательных регионов с точки зрения ресурсов. Масштаб, сложность и стоимость арктических проектов, а также потребность в передовых технологиях морской добычи заставили Россию искать международного партнера. Начало, казалось, было положено альянсом «Роснефти» и BP, однако он распался весной 2011 г. из-за конфликта между BP и ее российскими партнерами по TНK-BP.

Чуть менее трех месяцев спустя, в августе 2011 г., «Роснефть» объявила о широкомасштабной сделке с ExxonMobil, которая была официально заключена в марте 2012 г. Бывший заместитель председателя правительства, а ныне генеральный директор «Роснефти», Игорь Сечин, архитектор сделки, заявил, что проект позволил преодолеть «чрезмерную политизацию» и «исторические стереотипы, которые осложняли» американо-российские отношения. Саму сделку он охарактеризовал как «реальное большое окно возможностей». И это было действительно так.

Две компании собираются разрабатывать три потенциально огромных ресурсных блока в Карском море, которое по площади равно нефтяной провинции в Северном море и переданным для разработки участкам Мексиканского залива вместе взятым, а также вести разведку месторождений в Черном море. Еще более необычным такое партнерство делает то, что «Роснефть» получает 30 %-ную долю в ряде материковых и морских проектах ExxonMobil в США и Канаде. Это позволит «Роснефти» приобрести опыт добычи нефти из малопроницаемых пластов, который можно использовать в Западной Сибири. «Роснефть» планирует заключить в ближайшее время аналогичные сделки по сотрудничеству в Арктике с компаниями Eni и Statoil.

Арктические проекты – классические долгосрочные предприятия. Сколько нефти и газа они принесут неизвестно. Добыча начнется не раньше 2022 г. Их суммарная стоимость может вылиться в сумму, размер которой, по словам президента Путина, «страшно произнести» – несколько сотен миллиардов и даже полтриллиона долларов. Эти деньги будут вкладываться в течение десятилетий, пока же можно сказать одно – лед тронулся. Освоение российской Арктики началось20.

И это еще не все. Хотя ТНК-BP продолжала развиваться, напряженность в отношениях ее партнеров не ослабевала. Так продолжаться не могло. Ответом был выход из альянса. В октябре 2012 г. «Роснефть» и BP объявили, что российская компания выкупает долю BP в совместном предприятии. Вслед за этим о продаже своих акций «Роснефти» объявила и группа AAR. Результатом стала крупнейшая в истории мировой нефтяной индустрии сделка – $61 млрд. Последний день ТНК-BP начался в 4:00 21 марта во Франкфурте с подписания первого из множества документов и инициирования движения гигантских средств. Завершился он поздно вечером в штаб-квартире BP на Сент-Джеймс-сквер в Лондоне. «Эта сделка превращает “Роснефть” в лидера мировой индустрии с точки зрения объемов добычи и запасов», – сказал Игорь Сечин в тот вечер. «Роснефть» стала крупнейшей торгующейся на бирже нефтяной компанией (саудовская Aramco не является публичной компанией). Сечин подчеркнул, что в технологическом плане взоры новой компании устремлены на Арктику и сланцевую нефть баженовской свиты в Западной Сибири.

По условиям сделки BP получила в собственность почти 20 % Роснефти. Несмотря на внутренние разногласия, ТНК-BP приносила очень хорошие результаты всем партнерам. Государству она выплатила $100 млрд в виде налогов. BP не собиралась уходить из России, она осталась крупнейшим иностранным инвестором в стране. Как выразился генеральный директор компании Дадли, «это долгосрочное вложение».

Новая «Роснефть» в настоящее время занимает доминирующее положение в российском нефтяном секторе, на нее приходится 40 % суммарного объема добычи. Контролирующим акционером компании по-прежнему является государство. Это практическая реализация цели, поставленной Владимиром Путиным полтора десятка лет назад, – государственный контроль над стратегически важными секторами21.

Как бы ни складывалась для западных компаний ситуация в России, когда речь идет о нефти и газе, более широкие перспективы видятся в странах бывшего Советского Союза, а не в Российской Федерации. Гораздо более широкие. Именно поэтому внимание к ним не ослабевает с конца 1980-х и начала 1990-х гг., когда происходил распад советской системы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Нефть под санкциями: как Россия лишается будущего

«Санкции не влияют на сегодняшний день — они влияют на завтра и отнимают послезавтра, отбирают будущее».

Результаты проведенного моделирования действительно показывают, что до 2020 года сокращения добычи не предвидится, поскольку основные проекты в «нефтянке» уже профинансированы, рассказывает Митрова.

«Однако подобная стабильность не должна вводить в заблуждение: начиная с 2020 года, негативные тенденции будут проявляться все более заметно и могут привести к снижению добычи нефти в России на 5% к 2025 году и на 10% к 2030 году от текущих уровней добычи. Снижение добычи в таких размерах, конечно, не катастрофично для российской экономики, но, тем не менее, достаточно чувствительно», — отметила Митрова.

Отсутствие оборудования и технологий

После 2025 года нефтегазовый сектор России может столкнуться с проблемами из-за роста трудноизвлекаемых запасов и отсутствия собственных технологий. Как подчеркивают авторы доклада, технологии добычи нефти на шельфе и ускорения добычи (в том числе — технологии гидроразрыва пласта (ГРП) — одной из передовых технологий в нефтяной отрасли промышленности — Forbes ) играют огромную роль, потому что первая закладывает предпосылки для успеха в будущем, а вторая — обеспечивает поддержание добычи.

Нефтяные компании прикладывают усилия по созданию оборудования, работая над преодолением его дефицита для шельфовых проектов, гидроразрыва пласта и добычи сланцевой нефти. Тем не менее, программа по импортозамещению в нетедобывающей отрасли показывает неудовлетворительные результаты.

«Главная угроза санкций со стороны США и ЕС для российской нефтяной отрасли состоит в том, что формулировки санкционных документов размыты: их можно интерпретировать по-разному, они создают большую вариативность применения, что создает чувство неуверенности как у российских компаний относительно дальнейших перспектив тех или иных инвестиционных решений, так и у их зарубежных партнеров, поставляющих оборудование», — рассказала эксперт Энергетического центра Екатерина Грушевенко.

Объединение усилий

«Санкции — это долгая история, и для того, чтобы российская нефтяная отрасль могла развиваться в новых условиях, необходимы дополнительные усилия государства и компаний для разработки собственных технологий и производства необходимого оборудования», — отметила Татьяна Митрова.

По ее словам, инвестиционный цикл занимает минимум 5-7 лет, и для того, чтобы удержать добычу от быстрого падения после 2025 года, уже сегодня необходимо инвестировать в наиболее важные технологии в нефтедобыче. Это требует синхронизации усилий регулятора и компаний, создания благоприятных условий и умного управления со стороны государства, поскольку решить комплекс технологических задач, стоящих перед российской нефтяной отраслью в условиях санкционного режима, можно только посредством совместных действий.

Варвара Перцова Forbes Staff

15.03.2018

xn--b1aecn3adibka9mra.xn--p1ai