Трансформации рынков нефти: тенденции и перспективы мнения. Трансформация нефти это


Трансформация мирового рынка нефти в условиях финансовой глобализации

На правах рукописи

РАзумнова Людмила Львовна

Трансформация мирового рынка нефти в условиях

финансовой глобализации

Специальность 08.00.14 – Мировая экономика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Москва – 2010

Диссертация выполнена на кафедре экономики зарубежных стран и внешнеэкономических связей экономического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Научный консультант: доктор экономических наук, профессор

Осьмова Маркиана Николаевна

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор Спартак Андрей Николаевич

доктор экономических наук, профессор

Паньков Владимир Степанович доктор экономических наук, профессор

Быков Александр Наумович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российский государственный университет нефти и газа имени И.М. Губкина»

Защита состоится 17 июня 2010 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 501.002.03 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 111991, Москва, Ленинские горы, МГУ имени М.В. Ломоносова, 3-й гуманитарный корпус, экономический факультет, аудитория № С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Научной библиотеки имени А.М. Горького 2-го учебного корпуса гуманитарных факультетов МГУ имени М.В. Ломоносова. Автореферат разослан 30 апреля 2010 г. Ученый секретарь

диссертационного совета Пенкина С.В.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проведенного исследования определяется следующим рядом обстоятельств.

Мировой нефтяной комплекс в течение более ста лет был основой сложившегося технологического уклада, энергетическим двигателем современного индустриального развития. Переход общества от индустриального типа развития к новому постиндустриальному типу (информационной экономики) неизбежно сопровождается трансформацией всех рыночных механизмов, включая сегменты мирового товарного и финансового рынков, в направлении эффективного обеспечения экономического роста и складывающихся новых факторных пропорций в мировом воспроизводственном процессе. Одновременно продолжается процесс финансовой глобализации мировой экономики, возникает новое качество финансового капитала как всеобъемлющего и всепроникающего1.

Важной особенностью современного этапа глобализации мировых товарных рынков сырья является то, что интернационализация товарного обмена происходит через развитие инструментов финансового рынка, что, по сути, превращает рынки большинства биржевых товаров в механизм финансовой глобализации, а сырьевой товар, в частности нефть  в материальную основу для глобального перераспределения доходов между крупнейшими держателями ликвидных активов. Таким образом, дальнейшая трансформация мирового нефтяного рынка происходит под влиянием новых факторов, что формирует новые закономерности его развития, которые в настоящий момент остаются не до конца изученными в теоретическом плане.

В последние годы мировой рынок нефти испытал серьезную трансформацию, что привело к значительной диверсификации его институциональной структуры и гибкости механизмов функционирования. Перестройка нефтяного рынка наиболее ярко проявилась в добавлении новых рыночных сегментов к уже существующим: рынков «спот» и форвардных контрактов, фьючерсного сегмента с использованием различных видов вторичных инструментов, что сопровождалось изменением позиций основных участников и появлением новых игроков рынка.

Мировой нефтяной рынок является саморегулирующейся системой, интегрированной в систему мирохозяйственных связей, что определяет его способность адаптироваться к изменяющимся условиям внешней среды. В последние четыре десятилетия подобная адаптация происходила в форме трех «нефтяных шоков», природа и влияние которых на мировую экономику и экономику отдельных стран и регионов не до конца изучена, что определяет актуальность продолжения исследований в данной области научного познания.

Другой не менее существенной чертой современного этапа эволюции нефтяного рынка является его развитие в условиях энергоэкологического кризиса, который переживает человечество. Дальнейшее использование ископаемых, невозобновляемых источников энергии приводит к росту издержек производства, появлению новых экономических и политических рисков, обострению конкуренции между крупнейшими потребителями и производителями углеводородных ресурсов, принимающей характер открытой борьбы за доступ к стратегическим мировым запасам.

Сложность и противоречивость происходящих процессов на мировом нефтяном рынке определяются также геополитическими и геоэкономическими изменениями, происходящими в мировой экономике в «переходную эпоху», и вызванными, с одной стороны, расцветом идей неолиберализма во второй половине ХХ века, а с другой, начавшейся переоценкой его некоторых идеологических постулатов в начале текущего столетия.

В настоящее время Россия, наряду с ОПЕК, выполняет роль крупнейшего поставщика энергетического сырья на мировой рынок и планирует сохранить и упрочить свои позиции в будущем. Исключительная международная значимость российского нефтяного комплекса определяется тем, что в условиях падающих темпов роста мировой добычи традиционной нефти и постепенного перехода к новым источникам энергии лишь два региона – Ближний Восток и Россия  способны наращивать в достаточных объемах добычу нефти в целях поддержания стабильности международных поставок. Достижению этой цели должна способствовать разработка и реализация стратегии развития национального нефтяного комплекса (НК) и позиционирования на мировом нефтяном рынке, основанные на знании и понимании логики развития основных тенденций и закономерностей последнего. В условиях обострения конкурентной борьбы за доступ к энергетическим ресурсам имеется настоятельная необходимость в исследованиях, которые позволили бы на основе эффективного стратегического планирования осуществить технологический прорыв российской нефтяной отрасли, укрепить конкурентоспособность нефтяных компаний и, таким образом, повысить устойчивость макроэкономического развития страны в будущем.

Цель и задачи исследования

Целью диссертации является комплексное исследование тенденций и факторов развития мирового рынка нефти в период высоких мировых цен на нефть в 19992008 гг., определивших новый этап эволюционного развития этого сегмента мировой экономики.

В теоретическом плане автором поставлена следующая цель: подтвердить положение о том, что в условиях финансовой глобализации и развития биржевой и внебиржевой торговли производными инструментами на мировом нефтяном рынке последний стал неотъемлемым сегментом мирового финансового рынка, следствием чего явилось изменение механизма формирования мировых цен на нефть, усиление волатильности и неопределенности ценовых ожиданий.

С точки зрения практического результата предполагается выявить основные направления, инструменты и механизмы поддержания конкурентоспособности России на мировом рынке нефти в рамках новой концепции развития энергетической стратегии в условиях обострения борьбы за углеводородные ресурсы и возрастания неопределенности ценовых колебаний нефтяного рынка.

В соответствии с данной целевой установкой были сформулированы основные задачи исследования:

  • системно изложить ключевые методологические подходы, применяемые при изучении мирового рынка нефти, рассматриваемого в качестве целостной саморазвивающейся системы;
  • выявить существенные качественные и количественные характеристики современного этапа развития институциональной структуры нефтяного рынка и дополнить имеющуюся периодизацию его эволюции;
  • идентифицировать ключевые тенденции изменения структурных элементов мирового нефтяного рынка;
  • определить основные направления динамики и качественных изменений мировой ресурсной базы углеводородов в рамках концепции исчерпания мировых нефтяных запасов;
  • конкретизировать сущность и содержание ряда новых научных категорий, используемых для описания современных процессов трансформации мирового нефтяного рынка;
  • выявить основные факторы конъюнктурных колебаний цен мирового рынка нефти в исследуемый период;
  • обобщить результаты теоретических разработок российских и зарубежных ученых в области взаимодействия мирового нефтяного и финансового рынков;
  • используя методы количественного анализа, разработать концептуальную и математическую модель, описывающую механизм ценообразования на мировом рынке нефти в условиях развития биржевой торговли нефтью;
  • выявить особенности современной конкурентной среды международного нефтяного бизнеса и ее влияние на стратегию крупных нефтяных компаний;
  • на основе выявленных закономерностей динамики основных показателей состояния мирового рынка нефти обосновать возможные тренды его развития;
  • обобщить стратегические подходы к формированию нефтяной политики крупнейших стран-импортеров нефти;
  • проанализировать современное состояние нефтяного комплекса России;
  • обосновать необходимость перехода России к новой парадигме развития нефтяной отрасли, описать ее основные принципы и ключевые элементы;
  • разработать рекомендации в области совершенствования стратегии развития нефтяного комплекса России в целях повышения конкурентоспособности отечественных нефтяных компаний на мировом рынке нефти.
Объектом исследования является современный мировой рынок нефти.

Предмет исследования – совокупность экономических отношений, возникающих в процессе эволюции мирового нефтяного рынка в условиях глобализации мирового хозяйства.

Теоретические и методологические основы диссертации. Конъюнктура мирового рынка нефти всегда находится в центре внимания многочисленных зарубежных и российских исследователей, консалтинговых компаний и научных центров. Результаты информационной и аналитической деятельности последних обеспечивают эффективность функционирования биржевого сегмента рынка. В последнее десятилетие уделяется большое внимание изучению проблем устойчивого экономического роста в условиях возрастающего влияния волатильности нефтяных цен на макроэкономическую стабильность, исследуются инструменты и механизмы проведения государственной политики, направленной на получение долгосрочных конкурентных преимуществ странаминефтеэкспортерами на рынках энергетического сырья. Одновременно проводятся исследования на микроуровне, способствующие принятию эффективных корпоративных решений в сфере стратегического планирования деятельности нефтяных компаний, оптимизации и реструктуризации их деятельности. При этом в центре внимания находятся, как правило, традиционные факторы, оказывающие влияние на формирование мировых цен на нефть, такие как влияние ОПЕК и политических событий на Ближнем Востоке, технологические издержки добычи нефти и др. Однако большинство подобных работ ограничивается одной из вышеперечисленных сфер исследования нефтяного рынка.

На современном этапе развития теории мирового рынка нефти остается нерешенным ряд методологических и прикладных вопросов его функционирования. В частности, уделяется недостаточно внимания изучению взаимосвязи процессов, происходящих на мировом рынке нефти, с процессами в других сегментах мировой экономики, и прежде всего на глобальном финансовом рынке. Необходимость преодоления методологических трудностей, вызываемых указанными обстоятельствами, и соответствующего развития теории рынка нефти определяет актуальность дальнейших исследований в данном направлении.

При многочисленности и высоком уровне наработок по каждому из названных направлений наблюдается дефицит исследований, опирающихся на комплексный подход, предполагающий их пересечение, что негативно влияет на качество разрабатываемых стратегических ориентиров развития как для нефтяной отрасли нефтедобывающих стран, так и для отдельных нефтяных компаний. Таким образом, диссертационная работа выполнена на стыке макро- и микроанализа на основе изучения фундаментальных тенденций развития мирового и национальных нефтяных рынков, что отражает двойственную природу рынка нефти – как сегмента мирового товарного и финансового рынков.

Дефицит такого рода исследований не способствует устранению ряда негативных процессов, характерных для российской нефтяной отрасли, развитие которой продолжает носить инерционный характер в условиях неопределенности стратегических приоритетов.

Теоретическую основу диссертации составили научные подходы и результаты исследований российских и западных экономистов в области моделирования макроэкономических процессов, затрагивающих использование энергетических ресурсов на глобальном уровне: В.Ф. Артюшкина, А.Г. Гранберга,  Н.Д. Кондратьева, В.И. Кириллова, С.М. Меньшикова, В.В. Петрова, Н.М. Светлова, Е.Ф. Тумановой, В.В. Феллера, Р.Б. Барски, Б. Бернанке, Д.Р. Бохи, Н. Кришена, Л. Килиана, В. Леонтьева, Г. Линнемана, Ж. Лурье, Д. Медоуза, М. Месаровича, И. Михова, Э. Пестеля, П. Робертса, М. Олсона, Дж. Форрестера, М.К. Хубберта.

Проведенное автором исследование базировалось на фундаментальных теоретических и научно-практических наработках в области проблем глобализации мировой экономики, международной экономической интеграции и международной конкуренции, представленных в работах российских и зарубежных ученых  Е.Ф. Авдокушина, И. Ансоффа, Б. Балассы, А.С. Булатова, А.Н. Быкова, Т.Л. Волраса, С.Ю. Глазьева, Р.С. Гринберга, Н.П. Гусакова, М.Г. Делягина, А.А. Дынкина, И.Д. Иванова, В.Л. Иноземцева, В.П. Колесова, Э.П. Кочетова, В.М. Кудрова, М.В. Кулакова, А.Д. Некипелова, В.П. Оболенского, М.Н. Осьмовой, М. Портера, А.П. Паршева,  О.И. Пилипенко, В.Е. Рыбалкина, Б.М. Смитиенко, А.Н. Спартака, И.П. Фаминского, Л.Л. Фитуни, Г.Г. Чибрикова, Е.Д. Халевинской, Р.И. Хасбулатова, Ю.В. Шишкова, В.Н. Шенаева, Л.В. Шквари, Н.П. Шмелева, А.Я. Эльянова.

Существенный вклад в развитие теоретических и прикладных знаний об эволюционном развитии, современном состоянии и механизмах функционирования мирового нефтяного рынка, в том числе его российского сегмента, внесли И.А. Башмаков, С.В. Жуков, Л.И. Иршинская, А.А. Конопляник, В.А. Крюков,. А.М. Мастепанов, Н.А.Симония, Е.М. Хартуков, А. Гринспен, Д. Ергин, К.Ж Кэмпбэлл, Ф. Робелиус, А. Сальвадор, П. Старк, Э. Стивен, Л. Б. Э. Стюарт, М.К. Хорн, А. Хейман.

В диссертации учтены теоретические наработки и практические рекомендации в области анализа макро- и микроэкономических процессов в экономике России, в том числе российского нефтегазового сектора и государственной нефтяной политики, нашедшие отражение в работах О.Б. Брагинского, В.В. Бушуева, Е.Т. Гурвича, О.Г. Дмитриевой, Д. Джонстона, С.З. Жизнина, В.В. Ивантера, С.А. Киммельмана, А.Э. Конторовича, А.Г. Коржубаева, А.Л. Кудрина, В.С. Милова, К.Н. Миловидова, Ю.К. Шафраника, Л.В.Эдера, Е.И. Ясина.

Выбор периода исследования – 19992008 гг. – обосновывается принципиально новым сочетанием факторов ценообразования на мировом нефтяном рынке, определивших установление нового более высокого уровня ценового тренда. При проведении сравнительного анализа в отдельных главах период исследования был расширен до 1978  первой половины 2009 гг.

Методами исследования являются концептуальные положения экономической теории (воспроизводственный подход, субъектно-объектная определенность отношений участников конкурентных процессов в условиях глобализации мировой экономики), институционализма (институциональная определенность хозяйствующих субъектов в условиях глобализации мирового нефтяного рынка), эволюционной экономики (изменяющиеся условия внешней конкурентной среды), транзитивной экономики (системный характер трансформационных преобразований), маржинализма (принцип приоритетов при ресурсной ограниченности выбора вариантов экономического поведения).

В проведенном исследовании используются как общенаучные (системный подход, логический, статистический и сравнительный анализ) методы, так и методы диалектики общего и специфического, восхождения от абстрактного к конкретному, структурно-генетического анализа и синтеза, исторического подхода.

Количественный анализ проведен на основе экономико-статистических, математических и графических методов. Изучение поведения нефтяного рынка и анализ конкурентоспособности проводился на основе таких теорий, как теория сравнительных преимуществ, деловых циклов, альтернативных издержек, а также эконометрических методов.

Информационно-эмпирическая база исследования сформирована на основе официальных данных Международного энергетического агентства (International Energy Agency), периодических публикаций и статистических данных сайтов Министерства энергетики США (Energy Information Administration), Мирового нефтяного конгресса (World Petroleum Congress), аналитического центра Великобритании, занимающегося проблемами истощения нефтяных запасов, ODAC (Oil Depletion Analysis Centre), Ассоциации энергетических исследований Кембриджа, CERA (Cambridge Energy Research Associates), консалтинговой группы IHS, Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Международного валютного фонда (МВФ), Всемирного Банка, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), Министерства промышленности и энергетики РФ, Государственного комитета статистики РФ, Федеральной таможенной службы, Института энергетической стратегии Минпромэнерго РФ, авторитетных отраслевых журналов «Нефть России», Oil and Gas Journal, «Нефть и капитал», «Нефтегазовая вертикаль», а также материалов, представленных в журналах «Стратегия России», «Вопросы экономики», «Мировая экономика и международные отношения».

Научная новизна исследования

Наиболее существенные результаты, полученные лично автором и имеющие признаки научной новизны, следующие.

  1. Выявлены существенные отличия в содержании понятий «нефтяной кризис», «ценовой бум», «третий нефтяной шок», «нефтяной пик». Показано, что «нефтяной бум», равно как и ценовой бум на рынке любых биржевых товаров, определяется временным интервалом (по меньшей мере двенадцатью месяцами) реального роста биржевых цен, тогда как понятие «нефтяной шок» предполагает (помимо роста цен) наступление резких экзогенных изменений в экономической системе, приводящих к экономическому спаду в странах  крупнейших потребителях нефти.
Выявлено отличие между факторами, вызывающими «нефтяные шоки» и «нефтяные кризисы», и последствиями для мировой экономики, которые наступают после этих событий. Так, ключевым признаком последних («нефтяных кризисов») является рост нефтяных цен в связи с происходящими политическими событиями на Ближнем Востоке и под влиянием политически мотивированного сокращения предложения нефти ее крупнейшими экспортерами. При этом повышение или падение цен может носить краткосрочный характер и не оказывать существенного воздействия на макроэкономические показатели динамики мировой экономики. «Нефтяные шоки», напротив, сопровождаются длительной повышательной ценовой динамикой (не менее двенадцати месяцев) и приводят к рецессии, прежде всего в странах  крупнейших потребителях нефти. Причиной возникновения шоков является возникающий дисбаланс рынка в результате снижения предложения (как в случае первых двух шоков) или повышения спроса, которое наблюдалось в случае «третьего нефтяного шока». Отмечено, что «нефтяной пик» отличается от понятия «нефтяной кризис»: при наступлении первого в отличие от второго падение темпов роста добычи происходит в условиях, когда ни одна страна не предпринимает усилий по сдерживанию добычи на своей территории и ограничению поставок. Достижение нефтяного пика также не означает полного исчерпания нефтяных ресурсов и не может определяться на основе изучения динамики мировых цен. Таким образом, в работе доказана неправомерность отождествления понятий «нефтяной кризис», «ценовой бум», «третий нефтяной шок», «нефтяной пик», которое часто наблюдается как в научной, так и публицистической литературе.
  1. На основе анализа многочисленных статистических данных и сопоставлений результатов исследований динамики мирового ресурсного потенциала нефтяной промышленности, проведенных российскими и зарубежными учеными, а также выявленных изменений в качественной структуре и региональном размещении мировых запасов обобщены признаки, с наибольшей вероятностью подтверждающие наступление мирового «нефтяного пика» в 20082017 гг.: замедление восполнения мировой ресурсной базы традиционной нефти, в том числе за счет снижения прироста сверхкрупных месторождений; сокращение размеров и доли крупнейших месторождений нефти в мировых конечных извлекаемых запасах; прирост мировой ресурсной базы в течение исследуемого периода в основном за счет переоценки запасов, доразведки нефтегазоносных полей и вовлечения в разработку трудноизвлекаемых запасов и неконвенциональной нефти; уменьшение средних размеров открываемых новых месторождений; снижение темпов роста добычи более чем в половине нефтедобывающих стран и др.
  2. Сформулированы вероятностные направления эволюции мировой ресурсной базы жидких углеводородов и институциональной структуры рынка традиционной и неконвенциональной нефти: растущий дефицит традиционной нефти, который к 2030 г. может составить 80 млн. барр. в день., будет компенсирован как за счет дополнительного ввода в разработку новых месторождений традиционной нефти, так и за счет дальнейшей детализации разведочных работ на уже известных месторождениях и прилегающих к ним нефтяных площадях; основным регионом добычи станет Ближней Восток, доля которого в мировом производстве превысит 50%; значительно возрастет роль стран Западной Африки как нового региона нефтедобычи; расширение глубоководной разведки повлечет значительную дополнительную добычу нефти в таких странах, как США, Нигерия, Филиппины и Малайзия, а также непродолжительное продление жизни морских нефтяных полей Северного моря; крупнейшими производителями нетрадиционных видов топлива, таких как сверхтяжелая нефть, СПГ, сжиженный уголь, биотопливо, станут Венесуэла, Канада, Бразилия, США, Китай.
  3. Сделан вывод о том, что неопределенность в отношении общего уровня производства неконвенциональной нефти будет сохраняться не столько из-за нестабильности цен на традиционную нефть, сколько из-за неопределенности выбора геополитического вектора развития таких стран, как Ирак, Иран, Венесуэла и Нигерия.
  4. Доказана объективная необходимость создания и использования странами сопоставимых национальных классификаций нефтяных ресурсов; сделан вывод о том, что отсутствие сопоставимости в национальных системах различных категорий нефтяных запасов, отражающих, прежде всего, уровень рентабельности вкладываемых в разработку инвестиций, будет выступать сдерживающим фактором для дальнейшего освоения углеводородных месторождений трудноизвлекаемых запасов и развития международного инвестиционного сотрудничества в данной области.
  5. На основе авторской эконометрической модели, описывающей колебания среднегодовых мировых цен на нефть в 19782008 гг., подтверждены следующие положения, выдвигаемые в данной работе:
  1. границы колебаний цен на нефть определяются объективно необходимыми издержками производства нефти, с одной стороны, и размером источников финансирования, допускающих приобретение энергоносителей без существенного ущерба темпам экономического роста, с другой;
  2. финансовые факторы, наряду с динамикой валового мирового продукта, оказывают доминирующее влияние на динамику мировой цены на нефть;
  3. направленность влияния финансовых факторов на цену нефти определяется степенью доступности спекулятивного капитала.
  1. В рамках разработанной модели на основе выявленной высокой корреляционной зависимости между динамикой мировой среднегодовой цены на нефть и портфельными обязательствами США определены два режима функционирования мирового нефтяного рынка на протяжении 1978-2007 гг.: первый (годы 19771984, 19871988, 19901992)  в условиях дефицита капитала, когда средства для финансовых спекуляций частично заимствуются на нефтяном рынке из-за ограниченности других источников, что порождает понижательное давление на нефтяные цены, и второй (годы 1985, 1986, 1989, 19932007)  в условиях избытка капитала, когда финансовые средства поступают на рынок нефтяных фьючерсов с других рынков, что вызывает рост нефтяных цен.
  2. Сделан вывод о том, что современный высокий уровень мировых нефтяных цен свидетельствует о возрастающей оторванности движения финансового спекулятивного капитала от процесса создания реальной стоимости в масштабах всего мирового хозяйства и неэффективности сложившейся институциональной структуры биржевого рынка. Установлено, что в этих условиях возрастает возможность появления институциональных ловушек (неэффективных, но устойчивых общественных институтов, препятствующих нормальному течению того или иного социально-экономического процесса). Доказана необходимость существенного реформирования институциональной структуры биржевого рынка, в частности путем расширения участия государства в биржевой торговле в качестве ее активного игрока и усиления регулирующих функций государственных органов с целью осуществления контроля и внесения определенных корректировок, направленных на оптимизацию правил его регулирования. В условиях российской действительности это означает необходимость дальнейшего развития биржевой торговли нефтью и нефтепродуктами, создания российского маркерного сорта нефти и присутствия государства на рынках вторичных финансовых инструментов, в частности с целью страхования нефтяных доходов, поступающих в стабилизационный фонд, и ограничения масштабов спекулятивных операций.
  3. Определены новые факторы современной конкурентной среды международного нефтяного бизнеса, снижающие конкурентоспособность международных нефтяных компаний (мэйджеров), а именно: изменение геополитического климата (рост антиамериканских настроений, расширение присутствия государства в нефтегазовом и энергетическом комплексе крупных нефтедобывающих стран («чавесизм», «путинизм», «ресурсный национализм»), расширение и углубление интеграционных процессов на региональном уровне (включая сферу энергетики), в частности в странах Латинской Америки и Ближнего Востока, усиление нестабильности в крупных мировых центрах нефтедобычи, укрепление позиций Китая в стратегически важных регионах международного нефтяного бизнеса, ужесточение фискальных режимов в сфере налогообложения нефтяных компаний в нефтедобывающих странах (Венесуэле, Боливии, России, Казахстане), расширение международной инвестиционной активности национальных нефтяных компаний (Petronas, CNPC, Sinopec, ONGC и CNOОC, Газпром). Сделан вывод о том, что указанные факторы привели к активизации разведки и производства нефти западными нефтяными гигантами в трех регионах мира: традиционных регионах с истощающейся добычей; в странах с высокими политическими рисками, но высокорентабельных с точки зрения затрат на освоение и добычу; в новых регионах с достаточно высоким уровнем издержек освоения и неопределенностью окупаемости инвестиционных проектов. В совокупности новые геополитические факторы оказали значительное влияние на рост издержек в мировой нефтедобыче в 20042008 гг.
  4. Выявлены характерные особенности проявления политики «ресурсного национализма» на современном этапе, а именно: изменение инвестиционного законодательства (усложнение доступа к разработке природных ресурсов иностранными инвесторами), ужесточение налогового законодательства в отношении международных нефтяных компаний, расширение участия государства в нефтяной отрасли в различных институциональных формах. Сделан вывод о том, что негативное влияние такой политики заключается в потере стимулов для завоевания технологического лидерства в нефтяной отрасли и снижении качества менеджмента в компаниях с преобладанием государственного капитала, утрате транспарентности национальных нефтяных компаний, неэффективном использовании получаемых доходов.
  5. На основе сравнительного анализа стратегий крупнейших импортеров нефти  США и КНР  идентифицированы основные зоны формирования возможных конфликтов на стыке ХХ и ХXI веков, которыми являются нефтегазовые комплексы прикаспийских государств, Ирана, Ирака, Венесуэлы и Судана, ставшие зоной пересекающихся интересов Китая и США, стремящихся расширить свое присутствие во всех стратегически важных мировых центрах нефтедобычи;
  6. Разработаны концептуальные основы по формированию новой стратегической парадигмы перехода нефтяного комплекса России на инновационно-инвестиционный путь развития в условиях обострения борьбы за углеводородные ресурсы, что предполагает смещение основного вектора государственной политики в нефтяной отрасли от прямого интервенционализма и использования административных методов регулирования в область совершенствования налогового законодательства (в частности льготное налогообложение прибыли, направляемой на реконструкцию нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств, освоение труднодоступных месторождений и др.), системы государственных стимулирующих мер (содействующих приобретению за рубежом и созданию новейших технологий нефтепереработки, в том числе на основе нанотехнологий, подготовке специалистов в области разработки и использования альтернативных технологий и др.) создания современной инфраструктуры и адекватной институциональной среды (научно-производственных комплексов в рамках нефтехимических кластеров и технопарков), направленных на усиление конкурентоспособности российских нефтяных компаний на мировом рынке нефти.
Научно-практическая значимость диссертационного исследования представлена в виде обобщающих выводов и рекомендаций, направленных на поддержание конкурентоспособности России на мировом рынке нефти, обеспечение стабильных международных и внутренних поставок, проведение эффективной бюджетной политики, обеспечивающей баланс интересов бизнеса, государства и общества в целом.

В диссертации предложен и обоснован комплекс мер, позволяющих повысить эффективность функционирования нефтяного комплекса России в условиях быстрого истощения национальной ресурсной базы, ужесточения экологического законодательства, высокой волатильности мировых цен, возрастания политических и экономических рисков, а также неопределенности рентабельности инвестиционных вложений в разработку новых месторождений трудноизвлекаемой и нетрадиционной нефти.

Предложенная эконометрическая модель представляет собой хорошую основу для дальнейшего теоретического развития как научных, так и прикладных направлений использования. Выводы, полученные на основе данной модели, могут быть учтены при проведении бюджетной политики государства, планировании инвестиционной деятельности нефтяных компаний и пр. Практическая значимость данной модели выходит за рамки проблем нефтяного рынка, так как предложенная методология может быть использована при исследовании рынков других энергоносителей или иных биржевых товаров. В условиях обострения глобальной продовольственной проблемы полученные наработки могут быть учтены при изучении конъюнктуры рынков продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья.

Система полученных зависимостей ярко иллюстрирует тот факт, что на современном этапе динамика мировых поставок нефти, инвестиционных вложений в расширение нефтедобычи и другие показатели нефтяного рынка, а следовательно, и энергетическая безопасность стран в решающей степени стала определяться ситуацией на мировых финансовых рынках. Из этого следует, что проведение эффективной нефтяной политики (формирование источников бюджетных поступлений, стимулирование инвестиционных и инновационных процессов и т.п.) невозможно без анализа состояния мирового финансового рынка и процессов, протекающих в мировых финансовых центрах.

Практическая значимость данного исследования подтверждается тем, что предложенные и обоснованные в данной работе конкретные меры по поддержанию конкурентоспособности российского нефтяного комплекса и новая энергетическая стратегия с недавнего времени стали активно обсуждаться не только в научных и деловых кругах, но и в правительстве РФ: идет разработка нового Закона о недрах, новой редакции Энергетической стратегии до 2030 года, законодательных инициатив, направленных на поддержку развития малых и средних нефтяных компаний.

Материалы исследования могут быть использованы в процессе преподавания учебных дисциплин «Международная торговля», «Государственная политика в сфере регулирования деятельности естественных монополий», «Экономика топливно-энергетического комплекса», «Конъюнктура мирового нефтяного рынка» в российских вузах.

Апробация работы

Работа прошла апробацию на кафедре экономики зарубежных стран и внешнеэкономических связей экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Важнейшие положения и выводы диссертационного исследования докладывались автором на Х Международной научно-практической конференции по проблемам развития экономики и общества в Государственном университете - Высшая школа экономики (Москва, апрель 2009 г.), на конференции в Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России «Проблемы конкурентоспособности России и международный финансовый кризис» (Москва, апрель 2009 г.), на заседаниях кафедры экономики зарубежных стран и внешнеэкономической деятельности в МГУ имени М.В. Ломоносова (март, сентябрь 2009 г.).

По теме диссертации автором опубликовано 30 печатных работ общим объемом 58 п.л., в том числе 11 статей в журналах и изданиях из перечня ВАК, определенного для опубликования основных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук, и 2 монографии.

Диссертационная работа состоит из введения, 7 глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

Структура диссертационной работы

Введение

gagago.ru

«Деловой журнал» Жизнь после нефти. Трансформация АЗС

«Жизнь после нефти» одно из самых цитируемых событий  в рамках Петербургского международного экономического форума. «Для нашей страны нефть - это наше все, это 25% ВВП. И представить себе сегодня структуру нашей экономики без нефти, которая оказывает не только прямое влияние, но и косвенный вклад в ВВП, в привлечение инвестиций через потребление, наверное, невозможно», - цитата из выступления Германа Грефа.

Принять эту новую действительность сложно не только России. В Канаде считают, что ее статус энергетической супердержавы оказывается под угрозой из-за более скорых темпов заката эпохи ископаемых видов топлива на рынке, чем об этом думали ранее.

Про историю финансовых отношения Дэвида Рокфеллера и  компания Exxon Mobile мы уже рассказывали. (Дэвид Рокфеллер, SR, внук основателя династии,  заявил, что потерял веру в Exxon Mobil и пожертвовал свои акции, которые достались ему ещё от прадеда, некоммерческому Рокфеллеровскому Семейному фонду, который занимается экологическими вопросами). 

Для нетопливных бизнесов АЗС в этом тренде есть хорошая новость. У современного водителя необходимость в кофе и отдыхе возникает чаще, чем у машин возникает потребность в бензине. Этот тезис хорошо подтверждается цифрами. У компании Shell в 2015 году убыток от основной деятельности компании составил $5,7 млрд, а вот прибыль от «побочки», включая ритейл, выросла за прошлый год в три раза до $10,2 млрд. Источник >>

Поэтому интервью Иштвана Капитани, исполнительного вице-президента направления «ритейл» в Royal Dutch Shell, считаю исключительно важным. Г-н Капитани - начал работать в компании Shell в 1987 году в качестве управляющего АЗС в Венгрии, на родине. Сегодня он возглавляет направление, включающее в себя больше точек продаж, чем Starbucks или McDonald’s. 43 000 АЗС, 500 000 сотрудников и 25 млн клиентов в 70 странах каждый день.

Будущее топливного ритейла

Многие из текущих проблем ритейлеров топлива сегодня могут быть сведены к одному щекотливому вызову –  как АЗС должны трансформироваться в свете нужд мира с постоянно падающими ценами на нефть, нарастающими требованиями к экологичности и грядущему появлению беспилотных автомобилей.

Shell не раскрывает финансовые показатели своего торгового бизнеса кроме общего объема операций в этом направлении - $6 млрд оборота по транзакциям в ритейле каждый год. Общий объем доходов компании Shell упал на 37% до $272 млрд в 2015 году. При этом убыток от основной деятельности компании составил $5,7 млрд, а вот прибыль от «побочки», включая ритейл, выросла за прошлый год в три раза до $10,2 млрд.

По словам Брэда Мэддерсона, председателя Ассоциации Топливных Ритейлеров,  низкая процентная ставка и низкая же инфляция помогли поставить новый рекорд по количеству новых авто на британских дорогах, когда дешевая нефть помогла существенно увеличить интенсивность эксплуатации машин. Спрос на топливо вырос на 1,1% в прошлом году, опровергнув прогнозы.

На этом фоне и независимые, и сетевые АЗС пытаются найти опору в альтернативных источниках пополнения своего бюджета. И вот в этом и заключается повод для гордости Капитани, под руководством которого была создана бразильская компания Raizen (входит в Shell), производящая этанол из сахарного тросника. В прошлом году Raizen выпутил более 2 млрд литров этого топлива, выбросы которого CO2 в атмосферу ниже чем у обычного бензина на 70%.

Это позволяет Shell оставаться мировым лидером в сегменте биотоплива – компания продает его больше, чем кто-либо другой в мире. Также, компания остается на переднем крае инноваций в направлении водорода. Cовместное предприятие компании с Daimler как раз работает над коммерциализацией водородных проектов на восьми своих площадках, планируя запустить первые водородные колонки на 400 АЗС в Германии к 2023 году.

Отвечая на спрос в области электрических машин (особенно со стороны жителей Калифорнии и Нидерландов) Shell развивает и направления зарядки таких автомобилей на своих АЗС. Более того, компания работает над пилотными проектами таких станций, где вся необходимая АЗС энергия, включая продаваемую, генерируется огромной солнечной панелью на ее крыше. Все это – общая реализация стратегии Капитани подготовки компании и ее АЗС к будущему топливного ритейла.

В условиях современной «подключенной» экономики с феноменальными возможностями по реализации запросов потребителей, ритейлерам для привлечения покупателей приходится работать все больше и больше. Это в особенности справедливо для АЗС, где цены и расположение всегда ценились выше, чем лояльность бренду, на фоне обостряющейся борьбы с супермаркетами. Почти на каждой АЗС Shell в Великобритании сегодня работает кофейня сети Costa, а у 30 из них есть и магазин под вывеской Waitrose.

По словам Капитани, Shell потратил «довольно немало денег» с 2012 году на апгрейд 400 своих АЗС в стране, расширяя их площадь, добавляя парковки, устанавливая DHL почтоматы и т.д. Еще 50 будет преобразовано в этом году. Общие продажи в усовершенствованных таким образом магазинах выросли на 15%, продажи еды на станциях увеличились на 49%, а маржинальность ритейла на АЗС выросла на 19% за счет повышения спроса на премиальную продукцию.

В целом, формат АЗС, точнее вектор их развития, очевиден – они должны привлекать покупателей даже тогда, когда им не нужен бензин. Все больше людей приезжают на АЗС и покидают их не заправляясь – покупают завтрак, чашку-другую кофе, моют машину. То есть, у современного водителя необходимость в повседневных покупках возникает чаще, чем у их машин возникает нужда в бензине.

Судите сами – в прошлом году Shell продал 60 млн чашек кофе в Costa coffee – «огромный прорыв» по оценкам Капитани. Он говорит, что сегодня в сети уже насчитывается множество станций, которые делают больше денег продавая нетопливные продукты,.

Постоянно держа это в уме, компания развивает различные сценарии привлечения потребителей и продление времени, которые они проводят на станциях. У компании есть две АЗС в Бангкоке, которые продают только V-Power, самый качественный бензин под брендом Shell. На этих станциях также расположены фешенебельные кафе, а каждый клиент получает помощь двух сотрудников: один из них обслуживает их самих, второй – машину. В Люксембурге у компании самая крупная АЗС с проходимосью в 25 000 клиентов в день.

Наращивание ритейл-функционала АЗС становится сегодня тем важнее, чем быстрее развиваются энергоэффективные технологии, используемые сегодня в машинах. Как итог – автомобилям требуется реже заправляться и меньшее количество бензина при заправке. Несмотря на это, Капитани верит, что АЗС не исчезнут: «Мы просто начнем предлагать такой набор услуг в дополнение к топливу, о котором сегодня еще и сами не подозреваем».

Предлагать клиентам то, чего они сами еще не знают – это вызов и драйв. Так было с удаленным мониторингом кофемашин. За пару лет мы прошли путь от недоуменного пожимания плечами до федерального проекта крупной российской сети АЗС.  История повторяется с «умными часами для АЗС», автоматизацией мерчендайзинга, процессингом нетопливных бизнесов, только по времени все происходит намного быстрее.  

 

blog.dp.ru

Трансформация мирового рынка нефти в условиях финансовой глобализации – часть 6

Казахстан является вторым после России крупнейшим нефтеэкспортером на пространстве СНГ. Отсутствие надежных экспортных коммуникаций являлось одной из главных проблем Казахстана на протяжении 90-х годов. Внешние поставки с использованием трубопроводов до 2006 г. были возможны только через территорию России и сегодня ограничены квотами на транзит[93]. Практически вся нефть из разрабатываемых казахстанских месторождений на протяжении ближайших десяти лет будет транспортироваться через Российскую Федерацию.

По мнению казахстанских экономистов и политиков, строительство разветвленной сети экспортных трубопроводов, становится одним из самых насущных вопросов.

При выстраивании энергетического диалога на пространстве СНГ России следует учитывать, что освоение природных богатств в сопредельных странах потребует колоссальных капитальных затрат. Так, по оценкам казахстанских специалистов, только на разработку нефтяных месторождений на шельфе Каспия потребуется около 150 млрд долл. Казахстанские руководители тесно увязывают получение западных инвестиций с вопросами национальной безопасности. Напомним, что на сегодняшний день треть всех инвестиций в Казахстане – американский капитал, присутствие которого в стране рассматривается как гарантия безопасности. В последние годы руководство Казахстана стремилось добиться максимальной независимости от России в вопросах, связанных с развитием нефтегазового сектора. Зачастую именно этот момент, а не экономические соображения оказывал основное влияние на содержание принимаемых решений казахской стороной. Вследствие того что Казахстан не имеет прямого выхода к открытому морю, его нефтегазовая маркетинговая стратегия основывается на эффективном многовекторном использовании стратегического расположения Казахстана в сердце Евразии. По мнению главы Казахстана Н. Назарбаева, «такая тенденция благоприятна и для политического будущего, и для экономического процветания страны, и для ее интеграции в мировое сообщество»[94].

Таким образом, для поддержания конкурентных преимуществ российских нефтяных компаний на мировом рынке нефти и нефтепродуктов, с нашей точки зрения, необходимо особое внимание уделить трем проблемам: формированию и развитию новых крупных центров добычи нефти, в первую очередь в восточных районах России и на шельфе арктических и дальневосточных морей; развитию транспортной инфраструктуры нефтяного комплекса для повышения эффективности экспорта нефти и нефтепродуктов, ее диверсификации по направлениям, способам и маршрутам поставок на внутренние и внешние рынки; своевременному формированию транспортных систем в новых нефтедобывающих регионах.

Новая парадигма развития российской нефтяной отрасли должна основываться на повышении эффективности функционирования всей логистической цепочки – разработки нефтяных месторождений, добычи, переработки, сбыта нефти, а также внедрения результатов НИОКР и строительства инфраструктурных объектов, что должно привести к системной трансформации всего нефтяного комплекса на основе синергетического эффекта. Необходимым условием является изменение методов государственного регулирования НГК и взаимодействия государства и бизнеса.

III. Основные выводы и результаты работы

В результате проведенного исследования автор пришел к следующим выводам.

1. Одним из главных долгосрочных факторов динамики мирового рынка нефти является природоресурсная обеспеченность нефтяной отрасли. Результаты проведенного в работе исследования свидетельствуют о качественных и количественных изменениях в обеспеченности отрасли углеводородном сырьем и доказывают наличие признаков, с наибольшей вероятностью подтверждающих наступление мирового «нефтяного пика» в 2008-2017 гг. Среди этих признаков – замедление восполнения мировой ресурсной базы традиционной нефти, в том числе за счет снижения прироста сверхкрупных месторождений, сокращение размеров и доли крупнейших месторождений нефти в мировых конечных извлекаемых запасах, прирост мировой ресурсной базы в течение исследуемого периода в основном за счет переоценки запасов, доразведки нефтегазоносных полей и вовлечения в разработку трудноизвлекаемых запасов и неконвенциональной нефти, уменьшение средних размеров открываемых новых месторождений, снижение темпов роста добычи более чем в половине нефтедобывающих стран и др.

2. Выявленные признаки означают, что в ближайшем будущем мировая экономика будет испытывать растущий дефицит традиционной нефти, который к 2030 г. может составить 80 млн барр. в день. Образующийся недостаток нефти будет компенсирован как за счет дополнительного ввода в разработку новых месторождений традиционной нефти, так и за счет дальнейшей детализации разведочных работ на уже известных месторождениях и прилегающих к ним нефтяных площадях. Основным регионом добычи станет Ближний Восток, доля которого в мировом производстве превысит 50%. В региональном аспекте значительно возрастет роль Западной Африки как нового региона нефтедобычи. Расширение глубоководной разведки повлечет дополнительную добычу нефти в таких странах, как США, Нигерия, Филиппины и Малайзия, а также непродолжительное продление жизни морских нефтяных полей Северного моря. Крупнейшими производителями нетрадиционных видов топлива ( сверхтяжелая нефть, СПГ, сжиженный уголь, биотопливо) станут Венесуэла, Канада, Бразилия, США и Китай. Неопределенность в отношении общего уровня производства неконвенциональной нефти будет сохраняться в основном из-за неопределенности выбора геополитического вектора развития таких крупных нефтепроизводителей, как Ирак, Иран, Венесуэла и Нигерия.

3. Помимо истощения запасов традиционной нефти фактором, сдерживающим дальнейшее освоение углеводородных месторождений трудноизвлекаемых запасов и развитие международного инвестиционного сотрудничества в данной области, является отсутствие сопоставимости в национальных системах различных категорий нефтяных запасов, отражающих уровень рентабельности вкладываемых в разработку инвестиций. Поэтому необходимо, чтобы страны активно разрабатывали и внедряли сопоставимые национальные классификации нефтяных ресурсов.

4. Факторный анализ мировой цены на нефть, проведенный в работе, подтвердил финансовую природу волатильности мирового рынка нефти в изучаемой период. На основе авторской эконометрической модели, описывающей колебания среднегодовых мировых цен на нефть, было подтверждено, что границы колебаний цен на нефть определяются с одной стороны, объективно необходимыми издержками производства нефти, с другой стороны, размером источников финансирования, допускающих приобретение энергоносителей без существенного ущерба темпам экономического роста. В исследуемый период финансовые факторы, наряду с темпами мирового ВВП, оказывали доминирующее влияние на динамику мировой цены на нефть.

Направленность влияния финансовых факторов на цену нефти зависит от степени доступности спекулятивного капитала на мировом финансово рынке и подтверждается высокой корреляционной зависимостью между динамикой мировой среднегодовой цены на нефть и портфельными обязательствами США. Эта различная направленность (впервые выявленная в данной работе) объясняется двумя режимами функционирования мирового нефтяного рынка на протяжении 1978-2007 гг.: первый (годы 1977-1984, 1987-1988, 1990-1992) – в условиях дефицита капитала, когда средства для финансовых спекуляций частично заимствовались на нефтяном рынке из-за ограниченности других источников, что порождало понижательное давление на нефтяные цены, и второй (годы 1985, 1986, 1989, 1993-2007) – в условиях избытка капитала, когда финансовые средства поступали на рынок нефтяных фьючерсов с других рынков, что вызывало спекулятивный рост нефтяных цен.

5. Современный высокий уровень мировых нефтяных цен свидетельствует о возрастающей оторванности движения финансового спекулятивного капитала от процесса создания реальной стоимости в масштабах всего мирового хозяйства и неэффективности сложившейся институциональной структуры биржевого рынка, что не исключает появления институциональных ловушек, подобных ситуации 2004-2008 гг., завершившейся глобальным мировым финансовым и экономическим кризисом. Поэтому для осуществления контроля и внесения определенных корректировок с целью оптимизации правил регулирования финансового рынка необходимо расширение участия государства в биржевой торговле и усиление его регулирующих функций в различных сегментах финансового и биржевого рынков. В условиях российской действительности это означает необходимость дальнейшего развития биржевой торговли нефтью и нефтепродуктами, создания российского маркерного сорта нефти и присутствия государства на рынках вторичных финансовых инструментов, в частности на рынках нефтяных фьючерсов.

6. Новыми факторами современной конкурентной среды международного нефтяного бизнеса, снижающими конкурентоспособность международных нефтяных компаний, стали следующие процессы: изменение геополитического климата (рост антиамериканских настроений, расширение присутствия государства в нефтегазовом и энергетическом комплексе крупных нефтедобывающих стран («чавесизм», «путинизм», «ресурсный национализм»), усиление интеграционных процессов на региональном уровне между развивающимися странами, в том числе в энергетической сфере, возрастание нестабильности в крупных центрах нефтедобычи, усиление позиций Китая в международном нефтяном бизнесе и др.), ужесточение фискальных режимов в сфере налогообложения нефтяных компаний в крупных нефтедобывающих странах (Венесуэле, Боливии, России, Казахстане и др.), расширение международной инвестиционной активности национальных нефтяных компаний.

Указанные факторы привели к активизации разведки и производства нефти западными нефтяными гигантами в трех регионах мира: традиционных регионах с истощающейся добычей, в странах с высокими политическими рисками, но высокорентабельных с точки зрения затрат на освоение и добычу, в новых регионах с достаточно высоким уровнем издержек освоения и неопределенностью окупаемости инвестиционных проектов, что в совокупности оказало значительное влияние на рост издержек в мировой нефтедобыче в 2004-2008 гг. и обострило конкурентную борьбу за доступ к углеводородным ресурсам между МНК и ННК.

В условиях обостряющейся международной конкурентной борьбы и расширения присутствия крупнейших импортеров нефти США и КНР в стратегически важных регионах мира нефтегазовые комплексы Каспия, Ирана, Ирака, Венесуэлы и Судана становятся зоной взаимных интересов этих стран и одновременно зоной возможных международных конфликтов, вызванных стремлением крупнейших нефтепотребителей установить контроль над этими регионами.

7. Новая парадигма развития российской нефтяной отрасли должна основываться на повышении эффективности функционирования всей логистической цепочки нефтяного комплекса РФ и привести к его системной трансформации на основе синергетического эффекта, что в качестве основного необходимого условия предполагает изменение методов государственного регулирования НГК и взаимодействия государства и бизнеса. Существенным тормозом в развитии российского нефтяного комплекса является проблема легитимности собственности владельцев нефтяных компаний и неопределенность государственной стратегии расширения присутствия госкомпаний в энергетическом секторе РФ, а также неэффективность системы налогообложения нефтяных компаний и ограниченное использование режима СРП. Принципиально важным для России в данный момент является вопрос об эффективном освоении новых нефтегазовых провинций, так как этап эксплуатации старых месторождений близок к завершению. Как показывает практика, частный бизнес способен решать подобные проблемы. Вопрос о том, смогут ли государственные компании, обремененные значительными долговыми обязательствами, с имеющимся уровнем эффективности и недостатком современных технологий справиться с этой задачей, остается открытым.

8. По нашему мнению, основной вектор государственной политики в нефтяной отрасли должен быть смещен от прямого интервенционализма и использования административных методов регулирования в плоскость мониторинга налогового законодательства и разработки иных экономических стимулов, направленных на повышение конкурентоспособности российских нефтяных компаний. Главным трендом в динамике нефтяной отрасли должно стать последовательное сокращение добычи и экспорта сырой нефти с последующим увеличением продукции нефтепереработки и экспорта нефтепродуктов.

В условиях глобальной энергетической конкуренции России необходимо наращивать свои позиции на зарубежных рынках и стимулировать создание российских энергетических транснациональных корпораций. Выстраивая свои отношения на пространстве СНГ, Россия должна следовать принципам добрососедства и уважения национальных интересов других независимых государств, чья внешняя политика ориентирована не только на энергетическое сотрудничество с Россией, но и основывается на принципе многовекторности.

IV. СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ АВТОРОМ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

По теме диссертации автором опубликовано 30 работ общим объемом 58 п. л.:

Статьи из перечня ведущих рецензируемых журналов и изданий, определенного ВАК, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук

1. Разумнова Л. Л. Современные тенденции мирового рынка нефти // Вестник Московского государственного лингвистического университета. Серия Экономика. – 2005. – № 513. – С.49-65.

2. Разумнова Л. Л. Китайская экспансия на мировом рынке нефти и национальные интересы России // Вестник Московского государственного лингвистического университета. Серия Экономика. – 2006. – № 530. – С. 73-87.

3. Разумнова Л. Л. Россия и ВТО: интересы российских экспортеров // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – №10. – С. 17-23.

4. Разумнова Л. Л. Проблема устойчивого роста экономики России в условиях неопределенности конъюнктуры мирового нефтяного рынка // Вестник Московского авиационного института. – 2007. – Т.14. – №2. – С.79-85.

5. Разумнова Л. Л. Роль государства в распределении ренты добывающих отраслей: опыт развивающихся стран // Мировая экономика и международные экономические отношения. – 2008. – № 1. – С.24-33.

6. Разумнова Л. Л., Светлов Н. М. Эконометрический анализ факторов мировой цены нефти // Аудит и финансовый анализ. – 2009. – № 5. – С. 109-115. (личный вклад – 0,3 п. л.)

7. Разумнова Л. Л. Основные направления повышения эффективности нефтяного комплекса России // Экономические науки. – 2009. – № 10 (59). – С.27-34.

8. Разумнова Л. Л. Основные направления внутренней энергетической стратегии США в условиях высоких мировых цен на нефть // Экономические науки. – 2009. – № 11 (60). – С.377-382.

9. Разумнова Л. Л., Прусова С. Б. Конкурентоспособность России на мировом товарном рынке и межрегиональном рынке стран БРИК // Аудит и финансовый анализ. -2009. – № 6. – С.409-414. (личный вклад – 0,5 п. л.)

10. Разумнова Л. Л. Новые факторы формирования конкурентной среды международного нефтяного бизнеса // Человек и труд. – 2010. ­- № 1. – С.59-62.

11. Разумнова Л. Л., Светлов Н. М. Мировой рынок нефти: механизм ценообразования в период «третьего нефтяного шока» // Мировая экономика и международные экономические отношения. — 2010. – № 2. – С. 3-13. (личный вклад – 0,4 п. л.)

Статьи в других журналах

12. Разумнова Л. Л. Ресурсный национализм – зло или благо // Нефть России. – 2007. – № 10. – С. 7-11.

13. Разумнова Л. Л. Рентная ловушка // Нефть России. – 2007.- № 11. – С. 7-10.

14. Разумнова Л. Л. Шаткий нефтяной баланс // Нефть России. – 2008. – № 3. – С. 32-38.

15. Разумнова Л. Л. Рента должна быть умеренной // Нефть России. – 2008. – № 4. – С. 11-16.

16. Разумнова Л. Л. Под крылом государства // Нефть России. – 2008. – № 5. – С. 7-11.

17. Разумнова Л. Л. «Сообщающиеся сосуды», наполненные газом // Нефть России. – 2008. – № 8. – С. 15-20.

18. Разумнова Л. Л. Кончилась ли эпоха дорогой нефти? // Нефть России. – 2008. – № 11. – С. 7-11.

19. Разумнова Л. Л. Куда ведет «Каспийский коридор»? // Нефть России. – 2009. – № 8. – С. 68-73.

Монографии

20. Разумнова Л. Л. Нефтяной фактор в экономическом развитии арабских государств: уроки эпохи низких цен. М.: МАКС Пресс, 2006. 192 с.

21. Разумнова Л. Л. Современная трансформация мирового рынка нефти: основные факторы и тенденции развития. М.: МАКС Пресс, 2009. 444 с.

Статьи в сборниках научных работ

22. Разумнова Л. Л. Повышение роли арабского газа в мировом производстве энергоноси­телей // Международная экономика: современный этап развития. Сборник научных работ / Под ред. Касаткиной Е. А. Рукопись депонирована в ИНИОН РАН 04.06.1998. № 53622. С. 504-521.

23. Разумнова Л. Л. Возрастание зависимости экономики США от ближневосточной неф­ти // Международная экономика: современный этап развития. Сборник научных работ / Под ред. Касаткиной Е. А. Рукопись депонирована в ИНИОН РАН 04.06.1998. № 53622. С. 522-547.

24. Разумнова Л. Л. Исламская экономическая доктрина // Экономика Африки: повторение пройденного или смена ориентиров? Сборник научных работ / Под ред. Морозенской Е. В. М.: Вост. лит., 2002. С. 44-51.

25. Разумнова Л. Л. Ресурсный национализм как новый фактор конкурентоспособности нефтяных компаний / Проблемы современной нефтяной политики. М.: МАКС Пресс, 2006. С.1-29.

26. Разумнова Л. Л. Оценка топливно-энергетической составляющей российского экспорта в 2005 году и нефтяная политика России / Проблемы современной нефтяной политики. М.: МАКС Пресс, 2006. С.30-53.

27. Разумнова Л. Л. Титков Н. А. Рост трансграничных слияний и поглощений: проблемы совершенствования российского законодательства // Новые тенденции в мировой экономике. Сборник научных работ / Под ред. Касаткиной Е. А., Градобоева К. В. М: МАКС Пресс, 2007. С.233-253 (личный вклад – 0,4 п. л.).

28. Разумнова Л. Л. Использование ИТ-технологий как фактор повышения конкурентоспособности российских нефтяных компаний // Россия в мировой экономике: Сборник научных работ / Под ред. Касаткиной Е. А., Градобоева К. В. М.: МАКС Пресс, 2008. С. 82-94.

pandia.ru

Продукты - трансформация - Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Продукты - трансформация

Cтраница 1

Продукты трансформации в ряде случаев оказывают более выраженное воздействие на биосферу, чем исходное вещество.  [1]

Ми, позволяет отличить продукты термической трансформации цимата от продуктов термолиза ТМТД.  [2]

Из реакционных смесей выделены и идентифицированы основный продукты трансформации исследуемых хлорорганических соединений. Обнаружено, что одним из продуктов тлнсформации.  [3]

Источниками этой серы, по мнению авторов, служат продукты трансформации ( П Д воздействием биологических агентов) сульфатной серы, с которыми контактируются сформировавшиеся ранее нефтяные залежи. Однако это не исключает участия исходного органического вещества в формировании первичных сернистых соединений, более термостойких, чем вторичные сернистые соединения. Два механизма образования соединений нефтей должны обусловливать и различное их поведение в деструктивных процессах.  [4]

При миграции в окружающей среде антропогенные загрязнения могут трансформироваться. Продукты трансформации в ряде случаев оказывают более выраженное воздействие на биосферу, чем исходное вещество.  [5]

Исследования по определению гигиенической эффективности доочистки озоном производственных сточных вод сложного химического состава проводились А. А. Королевым и др. В результате доочистки озоном биологически очищенных сточных вод сложного химического состава практически исчезают запах и окраска, уменьшается в 4 - 6 раз концентрация органических веществ, контролируемых по ВПК и ХПК, а концентрация фенола снижается до уровней, нередко обнаруживаемых в поверхностных водоемах. Однако после озонирования в сточных водах остаются высокостабильные продукты трансформации, химическая природа и степень опасности которых неизвестны.  [6]

В соответствии с представлениями, изложенными в работе [133], основная масса сернистых соединений нефтей является внесенной извне. Источниками этой серы, по мнению авторов, служат продукты трансформации ( под воздействием биологических агентов) сульфатной серы, с которыми контактируются сформировавшиеся ранее нефтяные залежи. Однако это не исключает участия исходного органического вещества в формировании первичных сернистых соединений, более термостойких, чем вторичные сернистые соединения. Два механизма образования соединений нефтей должны обусловливать и различное их поведение в деструктивных процессах.  [7]

Рассматривая действие окислителей в целом, следует отметить, что в большинстве случаев при их применении наблюдается улучшение органолептических свойств обрабатываемой воды: исчезают запахи и привкусы, снижается или полностью исчезает цветность и окраска, вода перестает пениться. В результате деструктивных процессов образуются менее сложные по химической структуре и, как правило, менее опасные, в том числе и в плане отдаленных последствий действия, вещества - продукты трансформации. Однако, необходимо подчеркнуть, что некоторые химические вещества в обычных условиях практически не поддаются действию окислителей, даже такого наиболее сильного из них, как озон. К таким веществам, являющимися достаточно распространенными загрязнителями воды поверхностных водоемов, относятся пиридин, бензол и его производные, ряд ароматических нитросоединений, альдегиды, кислоты.  [8]

Однако, необходимость дозирования окислителей в точном соответствии с уровнем и видом загрязнения воды, а также сложность и длительность химических анализов зачастую не позволяет выдерживать на практике эти условия. Поэтому применение окисления как самостоятельного метода для устранения органических загрязнений из воды может быть допущено только в том случае, если уровень загрязнения колеблется незначительно, не выходит за границы критической концентрации и существует уверенность, что в результате окисления не будут образовываться неблагоприятные в органолептичес-ком отношении или опасные для здоровья населения продукты трансформации химических веществ.  [9]

Следует подчеркнуть, что проблема роста раковых заболеваний, несомненно, связана и с нарастающим загрязнением водоисточников органическими синтетическими веществами. В этой связи обращает внимание, что второе место ( после рака легкого) в структуре смертности у мужчин занимает рак желудка. К числу факторов, вызывающих сегодня рост онкологических заболеваний, необходимо отнести и продукты трансформации химических веществ, образующихся в процессе кондиционирования воды сильными окислителями.  [10]

Важное место в круговороте веществ в окружающей среде занимают атмосферные процессы. В первую очередь это касается круговорота кислорода, углерода, азота и серы. Атмосфера - наиболее подвижная часть биосферы, в силу чего воздействие на нее множества рассредоточенных источников загрязнения зачастую приобретает глобальный характер. Попадающие в атмосферу загрязняющие вещества разносятся потоками воздуха на большие расстояния, осаждаются на сушу, попадают в водоемы - происходит рассеяние загрязнителей на большие территории. К тому же продукты трансформации первично выбрасываемых в атмосферу веществ могут оказаться гораздо более опасными, чем сами выбросы.  [11]

Уже было сказано, что основным стерином животного мира является холестерин. Кроме выполнения структурной функции в составе клеточных мембран, он служит субстратом для биосинтеза стероидных соединений. В организме млекопитающих большая часть эндогенного и пищевого холестерина расходуется на биосинтез желчных кислот. Последние образуются из него серией реакций окисления и восстановления, ведущих к веществам с укороченной боковой цепью и с гидроксильными заместителями в тетрацик-лическом остове. Двойная связь холестерина в ходе этих метаболических превращений насыщается, а циклы А / В оказываются щ / с-сочлененными, т.е. желчные кислоты принадлежат к стереохимическому ряду копростана. Желчь человека и других млекопитающих содержит четыре основные стероидные кислоты: холевую 2.987, хенодезоксихолевую 2.988, дезоксихолевую 2.989 литохолевую 2.990. Первые две называют первичными, остальные - вторичными желчными кислотами. Деление на первичные и вторичные вводится потому, что только вещества 2.987 и 2.988 синтезируются в печени. Остальные - это продукты трансформации первых микроорганизмами кишечника.  [12]

Страницы:      1

www.ngpedia.ru

Трансформации рынков нефти: тенденции и перспективы мнения

За большой политикой стоит большая нефть – так учат нас классики теории заговора, считающие, что со времен Киссинджера и Никсона в мире ничего не изменилось. Частично это утверждение верно. Однако мир за прошедшие со времен нефтяного эмбарго 50 лет все же стал другим. На современном этапе мировые цены на нефть решаются в треугольнике ОРЕК – страны-экспортеры нефти вне ОПЕК – США.

Разумеется, существуют и мировой достаточно хорошо интегрированный рынок, и биржи, где торгуют черным золотом, доступна детальнейшая статистика, наконец, накоплены стратегические запасы. Однако, в конечном итоге, основные нефтетрейдеры при заключении фьючерсных контрактов смотрят прежде всего на данные ОПЕК и статистику США, особенно после сланцевой революции, превратившей главного потребителя и импортера углеводородов в их крупнейшего производителя и экспортера.

Цены на нефть в значительной, если не в решающей степени определяют состояние российской экономики, и их повышение означает больший градус свободы для режима Путина. В конце октября цена барреля нефти Brent превысила отметку $60. Торги на площадке биржи ICE в Лондоне закрылись на отметке $60,28, в Нью-Йорке – $60,50. Последний раз нефть столько стоила в ноябре 2015 г. Нефть сорта WTI на нью-йоркской бирже NYMEX подорожала на 2,15% до $53,77 за баррель. Нефть дорожает, так как участники рынка верят в пролонгацию в следующем году соглашения о сокращении добычи нефти между ОПЕК и другими странами.

Так называемое соглашение ОПЕК+ (подписано 13 странами картеля и 11 другими, в том числе Россией) действует с ноября прошлого года. Оно предусматривает сокращение добычи на 1,8 млн баррелей нефти в сутки. Сначала ограничения действовали до конца июня, затем были продлены до конца апреля 2018 г. Следующая встреча ОПЕК+ ожидается 30 ноября, но уже сейчас участники соглашения начинают говорить о необходимости сохранения статус-кво. Например, в начале октября президент России Владимир Путин не исключил возможности продления соглашения ОПЕК+. "То, что мы сделали с ОПЕК, идет на пользу всей мировой экономике", – констатировал он и добавлял, что соглашение может быть пролонгировано "как минимум до конца 2018 г.".

На прошлой неделе наследный принц Саудовской Аравии (страна обеспечивает треть добычи нефти ОПЕК) Мухаммед бен Салман аль-Сауд сообщил, что его государство поддерживает продление пакта ОПЕК+ после марта 2018 г. Это обеспечило бы мягкий выход из соглашения и предотвратило бы резкий выброс на рынок дополнительной нефти, цитирует The Wall Street Journal высокопоставленного саудовского чиновника. Именно договоренности между Саудовской Аравией и Россией самым непосредственным образом отражаются на ситуации на рынке. Если двум крупнейшим производителям и экспортерам нефти не удастся прийти к консенсусу по поводу продления договоренностей о сокращении добычи, трейдеры ожидают возврата цен к уровню около 50 долларов за баррель уже в следующем квартале.

Тем временем ОПЕК опубликовал прогноз, согласно которому в будущем году глобальный спрос на черное золото вырастет на 400 тыс. баррелей до 33,4 млн. баррелей в день. Это на 670 тыс. баррелей превышает нынешний уровень добычи, что приводит к заметному сокращению мировых запасов нефти, накопленных за годы низких цен. Только в текущем году эти запасы уменьшились на 180 млн. баррелей, что привело к 11% -му росту цен. При этом, как подчеркивают в ОПЕК, крайне важным было достижение договоренности со странами вне ОПЕК, и солидарное выполнение соглашения об ограничении добычи. Одним из результатов роста цен стало увеличение прибыли компании "Роснефть" в третьем квартале на 80% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, хотя этот показатель оказался все равно меньше прогнозируемого.  В свою очередь "Лукойл" начал переговоры с мексиканскими партнерами по совместным проектам в Мексиканском заливе, которые не попадают под санкции. Российская компания уже владеет долей в некоторых лицензиях на добычу нефти, и рассматривает возможность новых инвестиций.

Как показывает опыт последних лет, уровень цен на нефть в районе $60 автоматически приводит к активизации американских производителей сланцевой нефти. Уже на этой неделе стало известно о запуске девяти новых скважин (их общее число достигло 738), что, несомненно, приведет к увеличению добычи и экспорта. В связи с этим трейдеры крайне скептически рассматривают возможность дальнейшего значительного роста цен. Даже очередное обострение на Ближнем Востоке между Саудовской Аравией и Ливаном не повлияло на настроения рынка. С середины 2016 года США увеличили добычу на 14% до рекордных 9.62 млн. баррелей в день и, очевидно, вполне комфортно чувствуют себя в нынешнем ценовом коридоре. По мнению главы компании "British Petroleum", нынешний потенциал роста цен на нефть исчерпан. По его мнению, на протяжении нескольких последующих лет стоимость барреля сырой нефти будет колебаться в промежутке $30-60, если только не случится как-либо глобальных катаклизмов.

"ОПЕК сделал нечто совершенно беспрецедентное, сумев договориться не только со своими собственными членами, но и с 11 другими странами, – заявил он в недавнем интервью CNN. – Как кажется, по этому вопросу у всех сторон есть взаимопонимание. Здоровая цена около $50 – это хорошо для мировой экономики". Стабилизации цен способствовал также наблюдаемый в мире экономический рост, который всегда означает возросшую потребность в энергоресурсах. Основным же негативным фактором, влияющим на рынки, остаются острые противоречия между Саудовской Аравией и Ираном, интересы которых сталкиваются в Ливане, Сирии и Йемене. Преодоление этих противоречий аналитиками даже не прогнозируется.

С точки зрения геополитики важно отметить, что заметное влияние на нынешнюю ценовую ситуацию оказала тонкая и хорошо продуманная игра России в Курдистане, следствием которой стало не только обострение политических противоречий между Сирией, Турцией, Ираном и Ираком, но и падение экспорта иракской нефти сразу на 150 тыс. баррелей в день. Только на первый взгляд такой шаг мог стать крайне убыточным для "Роснефти", которая лишь в этом году инвестировала в Иракский Курдистан несколько миллиардов долларов, получив доступ не только к основным месторождениям, но и едва ли не монопольный контроль над экспортной трубой. Падение объемов экспорта, которое стало следствием референдума о независимости 25 сентября и последующего противостояния с центральными властями Ирака, с лихвой окупилось ростом цен. При этом условные потери в октябре несомненно окупятся в ноябре-декабре, когда объем продаж нефти из Иракского Курдистана будет восстановлен.

Тем временем одной из основных глобальных тенденций текущего года стало сворачивание сотрудничества США и Саудовской Аравии в области поставок и переработки нефти. В октябре объемы поставок нефти из Саудовской Аравии на заводы в США, принадлежащие тем же саудитам, упали до 30-летнего минимума. На протяжении десятилетий США выступали одним из основных покупателей нефти из Саудовской Аравии. Целые поколения американских политиков выступали за снижение уровня зависимости от арабской нефти, и теперь эта цель достижима как никогда, но, по удивительной метаморфозе, по желанию не покупателя, а продавца. Снизив объемы поставок до 525 тысяч баррелей в день с обычного уровня в 1,5 миллиона баррелей, Саудовская Аравия стремится истощить запасы нефти в США, считающиеся одними из самых крупных в мире (США являются единственной страной, которая еженедельно публикует данные о запасах нефти). В результате королевство, традиционно занимавшее второе место на американском рынке после Канады, впервые с 1990 года оказалось на четвертом, после Мексики.

Любопытно, что уменьшение поставок саудитской нефти с лихвой компенсировалось поставками иракской. В то же время, потерпели трансформацию двусторонние отношения в целом. США увеличили поставки оружия в Саудовскую Аравию и резко уменьшили закупку нефти. В результате торговый баланс США и Саудовской Аравии впервые за 30 лет стал позитивным для США. Ожидается, что в ноябре объемы поставок саудовской нефти в США упадут еще на 10%, и это на фоне роста добычи сланцевой нефти, которая, по прогнозам, в будущем году резко возрастет, доведя общий объем добычи в США до 10.1 млн баррелей в день. Этот фактор может свидетельствовать о том, что Саудовская Аравия попросту утратит свою долю на американском рынке нефтепродуктов, что негативно скажется на планах королевства вывести на биржу свои основные нефтедобывающие предприятия.

В то же время, в последние годы саудиты активно осваивали новые рынки, такие как Китай, Индия, Индонезия, Япония и Южная Корея, стремясь диверсифицировать круг своих торговых партнеров, менее обеспеченных собственными ресурсами, чем США. Так, экспорт в Японию стал самым значительным за последние 28 лет. На наших глазах происходит серьезное переформатирование мировых рынков нефти, и это, вполне по Киссинджеру, несомненно приведет и к политическим трансформациям, в первую очередь, на Ближнем Востоке.

znaj.org

Цифровая трансформация: время первых — ЦИФРОВИЗАЦИЯ — №151 (май 2018) — 2018 — Все выпуски — Журнал «Сибирская нефть» — Пресс-центр — ПАО «Газпром нефть»

Актуальные международные тренды цифровизации и практики внедрения новых технологий в российском бизнесе — в обзоре «Сибирской нефти»

Цифровизацией принято считать соци­ально-экономическую трансформацию, которую вызовет массовое внедрение и усвоение новых технологий создания, обработки и передачи информации. Но что именно из разнообразия, предъявленного технологическими компания­ми, можно относить к цифровым ­технологиям (ЦТ, digital technology)? Сегодня это ­предмет ­активной теоретической дискуссии, ­эксперты и аналитики пока не достигли консенсуса даже в вопросе о том, какой стадии технико-экономического развития человечество реально достигло.

Так какие же технологии в ближайшем будущем действительно станут инструментами экономического роста? В Microsoft наибольшие перспективы видят в массовом внедрении технологических платформ, то есть наборов совместимых технологий, продуктов, каналов и экосистем их использования. Основные элементы этих платформ: мобильность, облачные вычисления, интернет вещей, а также технологии обработки больших данных, бизнес-аналитики и машинного обучения. По мнению главного экономиста Microsoft Престона МакАфи, кумулятивное воздействие этих технологий приведет к постепенному «превращению продуктов в сервисы», расширению цепочки создания стоимости, а также «удлинению цепочек поставок человеческого капитала», то есть более свободному заимствованию персонала на рынке труда, уменьшению значимости наличия штата сотрудников и привлечению специалистов к работе по мере необходимости.

Ставка на интеллект

Бизнесу более интересен финансовый эффект внедрения тех или иных ЦТ. Конкретизацию предлагают аналитики Всемирного экономического форума (WEF), которые попытались спрогнозировать межотраслевой позитивный эффект от грядущей цифровой трансформации. Рассматривались пять перекрестных тем: IT, HR, финансы и бухучет, управление цепочками поставок и системой материально-технического снабжения, а также R&D (research & development, «исследования и разработки»).

Основной позитивный эффект в IT-сфере для бизнеса обещает внедрение облачных вычисле­ний, технологий искусственного интеллекта, а также новых технологий работы с ­большими данными и бизнес-аналитики. Только облачные вычисления позволят сократить средние издержки на IT-обслуживание на 25–50%. В более отдаленной перспективе большие надежды возлагаются и на квантовый компьютинг.

В корпоративных финансах и бухучете можно снизить издержки в среднем на 40%, в основном за счет применения систем облачного учета и технологий искусственного интеллекта. Сократить издержки в HR в течение ближайшего десятилетия в среднем примерно на 7% позволит активное внедрение таких форм ЦТ, как виртуальные коллаборации, репутационные системы оценки peer-to-peer (см. глоссарий), цифровое дистанционное интервьюирование и новые веб-порталы по поиску и найму персонала.

В управлении цепочками поставок и систем материально-технического снабжения главными цифровыми драйверами называют беспилотные транспортные средства и дроны, различные сенсоры и датчики, осуществляющие оперативный мониторинг движения товаров и услуг, а также 3D-печать. В сфере R&D тремя основными направлениями внедрения ЦТ обозначены мобилизация людских ресурсов с помощью информационных технологий для совместного решения различных задач (краудсорсинг), робототехника и технологии искусственного интеллекта.

Основной позитивный эффект для бизнеса обещает внедрение облачных вычислений, технологий искусственного интеллекта, а также новых технологий работы с большими данными и бизнес-аналитики

Специальное исследование глобальных трендов и российских практик цифровизации бизнеса провели в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» (ВШЭ). В нем отмечается, что эффект цифровой трансформации выражается не столько в количественном повышении производительности труда, сколько в качественных изменениях бизнес-моделей, самого характера ведения бизнеса, его управляемости и гибкости.

Ведущие зарубежные аналитики рассчитывают, что по мере расширения присутствия цифровых технологий в различных ­сегментах экономики состоится скачкообразный рост показателей экономической эффективности применения ЦТ. И именно сейчас мир стоит на пороге такого скачка.

По мнению глобальной консалтинговой компании Boston Consulting Group, в нефтегазовом секторе, как и в других промышленных отраслях, ключевыми возможностями для цифровой трансформации станут интернет вещей, дополненная реальность, роботизация и более эффективная загрузка мощностей. Еще одно перспективное направление — создание интеллектуальных систем предиктивного ремонта. С помощью технологий больших данных можно получать точный прогноз износа оборудования в режиме реального времени.

Лаборатории цифровизации

Собственную программу развития цифровой экономики сегодня имеет практически каждая экономически значимая страна мира.

Осенью 2017 года в Еврокомиссии ­заявили о намерении инвестировать €30 млрд в цифровые инновации в рамках специальной программы Horizon 2020. Одним из признанных лидеров ЕС по цифровизации сегодня стали Нидерланды. Статус цифрового лидера стране обеспечило быстрое развитие широкополосного интернета и сетей доступа следующего поколения (NGA networks). С 2015 года Нидерланды реализуют программу Smart Industry Action Agenda (программа действий в сфере умной индустрии). Особенность программы — создание эффективных экосистем (smart ecosystems), сетей частных компаний и научно-образовательных учреждений. На практике это создание полевых лабораторий (field labs), объектов промышленно-технологической инфраструктуры, внутри которых частные компании и ­государственные научно-исследовательские организации совместно разрабатывают, тестируют и внедряют эффективные решения и продукты умной индустрии. Используется междисциплинарный подход: field labs должны обеспечить более эффективную совместную работу высокотехнологичных компаний и исследовательских организаций из самых разных отраслей промышленности, сферы услуг и сельского хозяйства (агропромышленный сектор в Нидерландах — один из основных потребителей новых технологий).

Исследовательская компания TNO (одна из организаций — координаторов проекта Smart Industry) отмечает, что наибольший энтузиазм программа создания сети новых полевых лабораторий вызвала у региональных властей, которые увидели в проекте эффективный механизм роста умной специализации и кластеризации подведомственных территорий.

Интересен и кейс ведущего немецкого промышленного концерна Siemens. После принятия в 2014 году новой стратегии развития компании Vision 2020 топ-менеджеры компании неоднократно заявляли о своем намерении целенаправленно укреплять позиции Siemensв качестве глобальной цифровой компании. Одна из приоритетных задач Vision 2020 — постепенное преобразование Siemens в цифровое промышленное предприятие. Руководство Siemens рассчитывает, что уже к началу следующего десятилетия среднегодовые темпы роста цифрового бизнеса компании будут двузначными. По итогам 2016 года доход Siemens от продаж различных цифровых услуг составил более €1 млрд, порядка €3,3 млрд принесли программные решения и продукты (software solutions).

Государственная задача

Создание цифровой экономики в России с прошлого года обрело статус государственной задачи. В июле 2017 года премьер-министр РФ утвер­дил распоряжением правительства госпрограмму «Цифровая экономика Российской Федерации».

В свежем отчете Министерства экономического развития РФ ключевыми результатами 2017 года в части развития цифровой экономики названы нормативное регулирование соответствующей госпрограммы и создание плана мероприятий, предусматривающего разработку в 2018–2019 годах пятидесяти трех законопроектов и двух основополагающих концепций. Первая концепция будет касаться комплексного правового регулирования вопросов цифровизации. Вторая относится к организации процесса управления изменениями.

В нынешнем году министерство начинает снимать правовые ограничения в ключевых сферах общественных отношений, препятствующих развитию цифровой экономики. Задачи — формирование единой цифровой среды доверия, стимулирование цифровизации, совершенствования правил доступа к государственным информационным системам.

Россия в гонке

В ВШЭ по результатам исследования практик российских компаний отмечают, что отечественный бизнес в целом уже включился в цифровую гонку. Специалисты и руководители компаний понимают, что без использования цифровых технологий они уже не смогут успешно конкурировать, в компаниях достаточно высоко оценивают эффективность уже внедренных цифровых решений, но подходят к этим технологиям очень прагматично, выбирая то, без чего уже невозможно вести бизнес.

Как показало исследование, на российский бизнес уже сегодня существенно влияют такие технологии, как интернет вещей и автоматизация производства, цифровое проектирование и моделирование, технологии виртуализации, удаленный доступ, мобильные технологии и кросс-канальные коммуникации. В будущем влияние этих технологий сохранится, но к ним, по оценке компаний, добавятся еще два направления: социальные сети и суперкомпьютерные системы. Ожидается также заметный рост влияния систем виртуальной, дополненной и смешанной реальности, аддитивных и облачных технологий.

При достаточно высокой самооценке уровня информированности о цифровых технологиях четких цифровых стратегий у большинства компаний нет. Наиболее серьезными препятствиями компании склонны считать проблемы, связанные с организацией самого проекта. Не хватает опыта реализации и квалифицированных менеджеров проектов, связанных с реализацией цифровых решений в бизнесе. Отмечается и группа внутренних барьеров финансового характера: недостаточные бюджеты, высокая стои­мость внедрения и эксплуатации систем. Актуальны и внешние барьеры: нестабильность экономической ситуации, недостаточный уровень развития цифровой инфраструктуры в России, а также низкая готовность поставщиков и потребителей к применению цифровых технологий.

В исследовании ВШЭ отмечено несколько интересных отечественных кейсов. Например, компания по производству энергетического оборудования «Ротек» создала систему прогностики состояния энергетического оборудования «Прана», где уже присутствуют элементы искусственного интеллекта и машинного обучения. Обучаемая система подстраивается под конкретную установку и может работать на самых разных типах оборудования — от газовых турбин до насосов.

Достаточно обширные практики внедрения цифровых технологий уже есть и у «Газпром нефти». За последние два года компания реализовала успешные проекты в области внедрения систем с искусственным интеллектом, предиктивной аналитики, промышленного интернета вещей, использования технологии блокчейн. Высокую эффективность показали первые разработки цифровых двойников скважин, буровых и неф­теперерабатывающих установок. Специалисты Научно-технического центра «Газпром нефти» совместно с Московским физико-техническим институтом (МФТИ) создали самообучающуюся программу прогнозирования свойств пород на новых месторождениях.

Глоссарий

Peer-to-peer компьютерная сеть, основанная на равноправии участников. В случае с HR речь идет о непосредственной оценке сотрудниками друг друга.

Аддитивные технологии послойное наращивание и синтез объекта с помощью компьютерных 3D-технологий, технология 3D-печати.

Виртуальные коллаборации совместная работа или обучение для нескольких участников в виртуальном пространстве.

Дополненная реальность результат введения в поле восприятия сенсорных данных для дополнения сведений об окружении и улучшения восприятия информации.

Интернет вещей концепция вычислительной сети физических предметов, оснащенных встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой.

Кросс-канальные коммуникации использование различных каналов связи, наиболее удобных в конкретный момент времени.

Облачные технологии технологии распределенной обработки данных, в которой компьютерные ресурсы и мощности предоставляются пользователю как интернет-сервис.

www.gazprom-neft.ru

Национальная нефтяная трансформация — ТЕНДЕНЦИИ — №84 (сентябрь 2011) — 2011 — Все выпуски — Журнал «Сибирская нефть» — Пресс-центр — ПАО «Газпром нефть»

Развитие национальных нефтяных компаний меняет ситуацию на глобальном энергетическом рынке.

Текст: Ольга Кирдей

Стратегическая цель «Газпром нефти» на ближайшие 10–15 лет — стать успешной международной компанией. Предполагается, что к 2020 году 10% объемов собственной добычи будут приходиться на зарубежные проекты. Однако, по оценке участников Мирового конгресса национальных нефтяных компаний (WNOC), прошедшего в нынешнем году в Лондоне, активно меняется и сам глобальный энергетический рынок. Возрастающая активность и, соответственно, роль национальных нефтяных компаний (ННК) в мировом топливно-энергетическом комплексе привели к появлению новой бизнес-формации, по сути являющейся переходным звеном между ННК и международными нефтегазовыми компаниями (МНК). Как считают специалисты, по многим критериям к этой формации принадлежит и «Газпром нефть».

РОСТ ВЛИЯНИЯ

Petrobras с годовым объемом добычи 2,3 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки (115 млн тонн в год) и годовым оборотом $71 млрд, третья по размерам энергетическая компания в мире, обеспечивающая 20% мировой добычи с глубоководного шельфа и присутствующая более чем в 20 странах мира, — это международная нефтяная компания или национальная бразильская компания? Petronas — компания из списка крупнейших корпораций Fortune Global 500, с годовым оборотом более $70 млрд и уровнем добычи 1,1 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки (55 млн тонн год), 58% из которых приходятся на международные проекты в более чем 30 зарубежных странах, — это малайзийская государственная компания или международный концерн? С каждым годом давать однозначные и единственно правильные ответы на подобные вопросы становится все сложнее. Тенденция очевидна: национальные нефтегазовые компании стремятся уйти от страновой привязки и стать глобальными игроками. Если в 70-х годах прошлого века международные нефтяные компании (МНК) контролировали приблизительно 85% доказанных запасов углеводородных ресурсов и доминировали в секторе разведки и добычи, то спустя всего 40 лет 58% мировой добычи обеспечивается ННК, и, согласно экспертным прогнозам, к 2035 году этот показатель может увеличиться до 66%.

На конгрессе WNOC в Лондоне представители одного из грандов мирового финансового рынка, группы UBS, обозначили четыре элемента, обеспечивающих успех нефтегазовым компаниям: доступ к ресурсам и капиталам, а также наличие развитых технологий и опыта реализации проектов. Если говорить о первых двух компонентах, то преимущества национальных нефтяных компаний перед международными холдингами очевидны. При этом национальные нефтегазовые концерны активно работают над совершенствованием и двух других составляющих успеха. Статистика показывает, что стоимость акций и капитализация ННК растет быстрее, чем МНК. Большинство национальных нефтяных компаний успешно использовали достаточно продолжительный период высоких цен на нефть на мировом рынке для инвестиций в развитие технологий и международную экспансию. При этом для наработки необходимого опыта реализуются именно международные проекты, и чаще всего — в партнерстве с другими ННК. Активный выход национальных нефтегазовых компаний на международный рынок ведет к изменениям в структуре мирового топливно-энергетического комплекса и появлению нового термина-понятия: I-NOС (International — National Oil Company — международная национальная нефтяная компания, МННК).

СТИРАЮЩИЕСЯ ГРАНИ

Яркие примеры такого «межвидового» развития — китайская CNOOC, португальская Galp Energia, индийская ONGC, корейская KNOC. По мнению заместителя генерального директора «Газпром нефти» по развитию международного бизнеса Владислава Барышникова, учитывая сегодняшний портфель проектов и планы по развитию бизнеса за рубежом, определение «международная национальная нефтяная компания» вполне корректно и для «Газпром нефти». «Накануне конгресса (WNOC. — Прим. ред.) я пообщался на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге с основателем и председателем американской экспертно-аналитической компании IHS CERA (Cambridge Energy Research Associates) Даниелем Ергиным, — рассказал господин Барышников. — Мы как раз говорили о том, что крупные национальные нефтегазовые компании активно выходят за рамки традиционной сферы своей деятельности и превращаются в крупнейших участников экономических отношений. За счет этого существовавшие ранее отличия между национальными и международными компаниями постепенно стираются». В качестве примера такого выхода за рамки замгендиректора «Газпром нефти» назвал изучение альтернативных источников энергии, что раньше составляло исключительно сферу деятельности транснациональных корпораций. В частности, компания Sonangol (ангольская ННК) совместно с итальянскими и бразильскими партнерами занимается развитием проектов производства биотоплива, используя в качестве источника экспериментального сырья пальмовые плантации и плантации сахарного тростника. По мнению Владислава Барышникова, исходя из динамики международной экспансии национальных нефтяных компаний, географии международных проектов, в которых участвуют ННК, спектра партнерств в этих проектах, понятие «национальная» будет все меньше описывать особенность ННК, как и определение «международная» не ассоциируется теперь стойко с мейджорами: «Возможно, через 10–15 лет, то есть к тому времени когда „Газпром нефть“ подойдет к этапу подведения итогов своего международного развития, жесткой дифференциации уже не будет, а нефтегазовые компании на международном нефтяном пространстве будут идентифицироваться прежде всего своим брендом и тем, что за ним стоит».

ВОПРОСЫ НА БУДУЩЕЕ

Трансформация национальных нефтегазовых компаний в международные национальные сопряжена с решением сложнейших, зачастую разновекторных задач. С одной стороны, компании необходимо фокусироваться на своей эффективности, развитии технологических возможностей для добычи все более трудных углеводородов, наработке опыта международных проектов, что должно обеспечивать эффективность, доходность и конкурентоспособность. С другой стороны, МННК представляют интересы и должны обеспечивать экономическую выгоду и социальные преимущества прежде всего своему государству, и существуют примеры снижения эффективности международных национальных нефтяных компаний из-за неспособности политических сил внутри страны достичь согласия относительно направлений корпоративного развития.

Еще один вопрос на будущее, которым задаются специалисты: как будет меняться конкуренция в «модернизированной» структуре мирового топливноэнергетического комплекса? Столкнется ли «Газпром нефть», обладающая очевидными признаками МННК и нацеленная на то, чтобы в ближайшие 10–15 лет стать успешной международной компанией, с конкуренцией, прежде всего с такими же МННК? Впрочем, Владислав Барышников не ставит этот вопрос в ряд наиболее насущных. «Что касается конкуренции с другими международными национальными нефтяными компаниями, то я склонен думать, что сейчас необходимо настраиваться не столько на конкурентную борьбу будущего, сколько на формирование фундамента партнерских отношений с ННК, будущими МННК, — пояснил заместитель генерального директора „Газпром нефти“ по развитию международного бизнеса. — Мы уже делаем успешные шаги в этом направлении, исходя из динамики развития отношений с такими компаниями, как Petronas (Малайзия), KNOC (Корея), Sonangol (Ангола), JOGMEC (Япония), OEC (Ирак)».

www.gazprom-neft.ru