Иран может запретить транспортировку нефти через Ормузский пролив. Транспортировка нефти из ирана


Иран может запретить транспортировку нефти через Ормузский пролив

Иран собирается запретить транспортировку нефти в другие страны мира через Ормузский пролив, если Исламская Республика из-за санкций не сможет экспортировать свою нефть. Об этом заявил заместитель начальника ставки Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) «Саралла» Исмаил Коусари.

“Если экспорт иранской нефти будет сдерживаться, мы не позволим вывозить нефть в другие страны мира через Ормузский пролив”, — сказал он агентству YJC.

По словам Коусари, через этот участок транспортируется порядка 20% мировой нефти.

Ранее один из высокопоставленных представителей Госдепа США заявил СМИ, что американские власти делают все возможное, чтобы убедить своих союзников полностью отказаться от закупок иранской нефти к началу ноября. Как он отметил, обсуждение этой темы ведется со многими государствами, в том числе и с КНР.

Ранее на этой неделе президент Ирана Хасан Роухани говорил, что желание Вашингтона остановить экспорт нефти из Ирана неосуществимо, поскольку у Исламской Республики есть план, который разработан на случай возникновения такой ситуации.

Ранее сообщалось, что свыше 50 иностранных компаний уже объявили о намерении уйти из Ирана из-за объявленных американских санкций против этой страны. Самое большое количество таких предприятий сотрудничали с Тегераном именно в энергетическом и финансовом секторах.

Однако, как считают некоторые эксперты, крупный международный бизнес все же рисковать не будет — полностью сотрудничество с Ираном не свернет, но может заметно его сократить, что, безусловно, скажется на объемах импорта «черного золота» из Ирана.

США грозят санкциями больно ударить прежде всего по европейским компания, если те не прекратят закупки или поставки нефти из Ирана к началу ноября.

Так, Вашингтон не намерен выдавать разрешения на обход введенных санкций – США все равно, какие обязательства есть у компаний-«партнеров» в рамках действующих соглашений с Исламской Республикой.

Ранее США объявили о выходе из ядерной сделки с Ираном и восстановили все те санкции, которые были до подписания исторического соглашения. Было объявлено, что на восстановление санкций в полном объеме уйдет от трех месяцев до полугода.

Так, до 6 августа должны быть восстановлены ограничения против покупки Ираном долларовых банкнот, торговли золотом и драгметаллами, санкции против продаж Ирану целого ряда металлов, технологического обеспечения и т.д. Также запрещается импорт из Ирана многих товаров народного потребления.

До 4 ноября будут введены санкции против судоходного и судостроительного сектора в Иране, санкции на нефтяные и нефтехимические транзакции с госкомпаниями Ирана, санкции против зарубежных банков за работу с ЦБ Ирана. В полной мере будут восстановлены санкции против иранского энергосектора.  :///

 

teknoblog.ru

Как Иран намерен вызвать мировую нефтяную панику

Проблема проливов

Геополитическая конфронтация между Исламской Республикой Иран и Соединенными Штатами Америки стала самой злободневной темой в нефтяном секторе. Помимо того, что экспорт иранской нефти будет, по всей видимости, с ноября 2018 года весьма затруднен и ограничится лишь небольшим количеством государств, эскалация напряженности между Тегераном и Вашингтоном угрожает бесперебойности мировой торговли в целом. Значимость двух проливов – Ормузского и Баб-эль-Мандебского – возросла до небывалых высот, на фоне того как лучшие аналитические умы планеты исследуют перспективы возможного перекрытия торговли по любому из них.

Представители руководства Ирана вынуждены, ради сохранения своего политического капитала и недопущения дальнейшего безответного притеснения Тегерана, повысить ставки в противостоянии с Соединенными Штатами и Саудовской Аравией, однако будут всячески избегать любых действий, которые бы могли привести к полномасштабной войне. У Тегерана имеется три вектора эскалации: перекрытие Ормузского пролива, нерегулярная танкерная война в Персидском заливе и дестабилизация Баб-эль-Мандебского пролива с помощью вооруженных сил хуситов в Йемене (и не только). Следует рассмотреть каждый вариант по отдельности, чтобы определить, какой из них наиболее целесообразен для Тегерана и чем чреваты возможные действия иранских властей.

Наиболее актуально рассмотреть вариант перекрытия Ормузского пролива. Еще в августе представитель командования влиятельного Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) предупредил: Ормузский пролив может быть закрыт для транспортировки нефти иностранными государствами при помощи военной силы.

21 сентября иранское агентство IRNA сообщило, что рядом с Ормузским проливом начались учения военно-воздушных сил. Агентство прямо заявило о том, что учения в непосредственной близости от пролива являются предупреждением Тегерана своим противникам на случай враждебных действий, которые встретят «жесткий ответ».

А 24 сентября в интервью американскому телеканалу NBC, отвечая на вопрос о готовности Ирана выполнить угрозу закрыть Ормузский пролив для транспортировки нефти в ответ на давление США, отказался исключить такие действия иранский президент Хасан Рухани. «Если США хотят использовать силу, чтобы с помощью санкций ограничить нефтяную промышленность Ирана, они, безусловно, увидят соответствующий ответ», — заявил он. «Мы обладаем властью, необходимой для того, чтобы обеспечить безопасность и свободу нашей акватории», — добавил Рухани.

Перекрытие Ормузского пролива

Ормузский пролив является одной из ключевых военно-политических зон мировой энергетики, через него в год проплывает порядка 43 000 суден (для сравнения, через Босфорский пролив – 48 000 суден, однако существенно меньшая часть из них являются нефтяными танкерами). Значимость Ормузского пролива кроется в его чрезвычайной роли для нефтяного транспорта, так как треть общемировых объемов нефти, поставляемых танкерами по морю — порядка 16 млн баррелей в день, напрямую зависит от беспрепятственного режима плавания в водах пролива. Следует отметить, что указанные выше 16 млн баррелей в день, это 90% экспортируемой странами Персидского залива нефти, важнейший источник государственных доходов соответствующих государств.

Перекрытие Ормузского пролива привело бы к всеобщей панике на мировых рынках нефти, ввиду отсутствия аналогичных потоков сбыта для ближневосточной нефти. Только Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты имеют возможность переориентировать часть нефтяных потоков в обход Ормуза, и то лишь частично. Саудовская Аравия на данный момент качает около 2 млн баррелей в день по трубопроводу Восток-Запад (с месторождения Абкайк возле Бахрейна вплоть до города Янбу-эль-Бахр на побережье Красного моря) и имеет возможность нарастить перекачку до предельной пропускной способности — 5 млн баррелей в день. ОАЭ могут дополнительным образом направить до 1 млн баррелей в день в обход Ормузского пролива по трубопроводу Абу-Даби-Эль-Фуджайра, вдобавок к уже поставляемым 0.5 млн баррелей в день.

Таким образом, перекрытие Ормузского пролива повлекло бы за собой внезапное исчезновение 12 млн баррелей нефти в день. А это одна восьмая часть общемирового спроса на нефть и четверть общемировых морских поставок.

Однако, именно ввиду крайне высоких ставок, Тегеран пойдет на такой шаг только в случае, если власти страны будут под угрозой непосредственного уничтожения. И это несмотря на то обстоятельство, что угрозы перекрыть Ормуз звучат из уст высокопоставленных военнослужащих Исламской республики довольно регулярно. Так, ранее и главнокомандующий Военно-морскими силами ИРИ Алиреза Тангсири недвусмысленно заявил, что Иран полностью контролирует пролив и не даст зарубежным силам обосноваться в регионе.

В первую очередь, заблокировать Ормузский пролив Ирану не позволит относительная слабость собственных вооруженных сил. Так как на протяжении десятилетий доступ Ирана к глобальным рынкам вооружения был перекрыт, Тегерану приходилось обеспечивать свои нужды окольными путями: заполучив подводные лодки российского (серия «Палтус») и мини-подлодки северокорейского производства, или переоборудовав китайские ракетные катера типа «Худун». Учитывая силу американских ВВС, расквартированных непосредственно в регионе, а Соединенные Штаты обладают военными базами в Катаре (Эль-Удейд) и ОАЭ (Аль-Дафра), возможности противоракетных систем обороны Ирана, будь то «Мерсад» или недавно афишированная «Камин-2», явно недостаточны.

Невозможность полностью перекрыть Ормузский пролив так же связана с необходимостью, в таком случае, начать действия военного характера против ОАЭ и Омана — государств, находящихся на другой стороне пролива. В наиболее узком месте его ширина составляет 55 км, поэтому утвердить контроль над ним в военном плане бы не составляло для Ирана особых сложностей, однако этот контроль бы оказался кратковременным. Таким образом, в силу взаимосплетения интересов целого ряда геополитических акторов, неприкосновенность Ормузского пролива будет обеспечена. Однако у Ирана имеются и другие возможности нанести асимметричные удары по противникам.

Танкерная война в Персидском заливе

История Ближнего Востока включает в себя один относительно недавний эпизод, когда воюющие страны приступили к полномасштабной танкерной войне. В ходе ирано-иракской войны в 1980-1988 годов было осуществлено 451 нападение на танкеры (283 со стороны военных сил Ирака, 168 – со стороны Ирана), в результате которых жизни лишилось более 320 человек.

Следует отметить, что большая часть ирано-иракской войны проходила на суше. Если в целом война не изменила соотношение сил в регионе – несмотря на мощную поддержку Соединенных Штатов, Ирак не смог преодолеть Иран и потерял порядка 1 500 000 солдат в ходе военных действий, то в плане морских действий победа определенно осталась за Тегераном. Уничтожив в конце ноября 1980 года в рамках операции «Морварид» иракские нефтеналивные терминалы Мина Аль-Бакр и Хор-Аль-Амая (после восстановления в 1990-х гг. то часть терминала Басра), Иран лишил противника основной морской инфраструктуры. Именно поэтому в последующие годы войны большинство иракских ударов наносилось с воздуха истребителями.

Но в настоящее время разрастание конфликта до стадии танкерной войны неправдоподобно. Во-первых, в текущих условиях непредставимо, чтобы какая-либо из сторон нападала на судна третьих сторон (плывущих под флагом Либерии, Панамы или Кипра), в то время как в ирано-иракскую войну 87% ударов приходилось именно на них. Во-вторых, торговля нефтью в Персидском заливе выросла с тех пор в разы и риск вовлечения в затяжной морской конфликт, потенциально подрывающий собственный поток доходов от экспорта нефти, слишком велик даже для таких противников Ирана, как Саудовская Аравия или ОАЭ. Таким образом, вероятность новой танкерной войны в Персидском заливе весьма мала.

Однако имеются и другие методы ослабления противника, для которых существует подходящая площадка – Баб-эль-Мандебский пролив между Йеменом и Джибути.

Дестабилизация Баб-эль-Мандебского пролива

В отличие от Ормузского пролива, в районе которого военный конфликт весьма маловероятен, Баб-эль-Мандебский пролив обещает стать одним из наиболее горячих точек геополитического противостояния Ирана и его противников. Иран, тем не менее, не будет активным участником стычек, и будет скорее полагаться на хуситских повстанцев в Йемене, уже четвертый год сопротивляющемся саудовской интервенции. Благодаря помощи Тегерана, хуситы освоили технологию запуска баллистических ракет и они в состоянии обстреливать судна, проплывающие через Баб-эль-Мандебский пролив, с подконтрольной им территории. В конце июля 2018 года силы хуситов атаковали два саудовских супертанкера, повредив один из них и вызвав небольшую панику у руководства государственной компании Saudi Aramco.

Ввиду произошедшего, в течение десяти дней в июле-августе 2018г. действовал запрет на прохождение саудовских танкеров через Баб-эль-Мандебский пролив. Зачастую выдвигались точки зрения, что это происходило скорее для привлечения дополнительной международной поддержки для своей военной операции в Йемене, а не из-за опасений по безопасности. Тем не менее, хуситам удалось дестабилизировать политическую повестку Саудовской Аравии. Следует помнить, что подконтрольная хуситам территория, находящаяся в северозападной части Йемена, вплотную граничит с Саудовской Аравией. Это и позволяет хуситам регулярно подвергать баллистическому обстрелу близлежащие города Саудовской Аравии, среди прочих, город Янбу, который для Эр-Рияда имеет стратегическую важность с точки зрения безопасности поставок нефти.

Йеменские повстанцы не впервые нападают на вражеские судна – прежде под обстрелом оказывались военные корабли Соединенных Штатов и ОАЭ, которые относительно легко справлялись с угрозой. Принимая во внимание, что Пятый флот ВМС США базируется в Манаме (Бахрейн), хуситы не могут полагаться на открытое столкновение, однако стратегия спорадических ударов пока что вполне эффективна в плане демонстрации асимметричных возможностей. Саудовская Аравия имеет возможность отправлять нефтяные танкеры в обход Баб-эль-Мандебского пролива, имея нефтеналивной терминал Янбу, являющийся конечной точкой нефтепровода «Восток-Запад». Обладающий пропускной способностью в 5 млн баррелей в день «Восток-Запад», как указывалось выше, на данный момент используется лишь на 40%, однако это совершенно не волнует Эр-Рияд, который стремится увеличить пропускную способность еще на 2 млн баррелей в день (до 7 млн баррелей в день).

Однако посредством нефтепровода «Восток-Запад» транспортируется легкая (Arab Light) и сверхлегкая (Arab Super Light) саудитская нефть, поступающая в основном в Европу. Остальные, более тяжелые сорта нефти, вынуждены преодолевать Ормузский пролив и «Ворота скорби», то есть Баб-эль-Мандебский пролив. В принципе, саудитские танкера могут избежать Баб-эль-Мандеба, обогнув вместо этого всю южную Африку, однако это бы удлинило время транспортировки на 10-14 дней. Таким образом, в противоположность Ормузскому проливу, эскалация напряженности и обстрелов вокруг Баб-эль-Мандебского пролива не заблокирует те 4 млн баррелей нефти в день, которые каждый день проплывают через этот пролив, однако она может поспособствовать спорадическим сбоям в поставках нефти в страны Западного полушария.

Теоретически, Эр-Рияд обладает всем инструментарием для того, что избежать такого сценария. С точки зрения военной мощи и геополитических рисков, проведение столь масштабной военной операции против хуситских повстанцев неоправданно, тем более, что уже даже Организация Объединенных Наций установила причастность военных сил Саудовской Аравии и ОАЭ к военным преступлениям – многочисленным убийствам и изнасилованиям, количество которых исчисляется тысячами, использованию детей-солдат и созданию крупнейшей гуманитарной катастрофы в мире (75% населения Йемена нуждается в гуманитарной помощи). Корректировка военной стратегии в сторону деэскалации может снять ряд вопросов, связанных с безопасностью нефтяных поставок на Ближнем Востоке.

Несмотря на инерционный характер американской внешней политики, усугубления конфликта с Ираном и последующего осложнения геополитической обстановки в мире все еще можно избежать. Даже в случае, если воинственные заявления и односторонние действия возьмут верх над способностью договариваться, вероятность серьезных сбоев на мировом рынке поставок нефти, тем не менее, останется довольно низкой. Но, при этом, частота провокаций, в том числе подразумевающих нападения на танкера вокруг Баб-эль-Мандебского пролива, увеличится. Однако ставки слишком высоки, чтобы Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ и даже США решились на эскалацию конфликта.

geo-politica.info

Трубопроводы Ирана

Иран является одним из крупнейших экспортеров нефти и природного газа в страны Западной Пиропы, а также в Турцию, Индию, Японию и ряд других стран.

По разведанным запасам нефти — более 9 млрд. т., Иран занимает третье место в капиталистическом мире после Саудовской Аравии и Кувейта. В 1971 году в стране было добыто 227 млн. т. нефти, а в 1972 году — 292 млн. т. В 1976 году планируется добыть около 100 млн. т. нефти.

Основным районом нефтедобычи является юго-запад страны, где находятся крупнейшие нефтяные месторождения Месджеде-Солейман, Хефткель, Ага-Джари, Гечсеран и другие. Крупные запасы нефти находятся и в зоне Персидского залива.

В 1973 году иранское правительство ограничило деятельность иностранных нефтяных компании и стало полностью контролировать добычу и экспорт нефти, что привело к значительному росту доходов. По оценке американской печати, уже в 1974 году они увеличились почти в 4 раза по сравнению с 1973 годом и достигли 16 — 20 млрд. долларов, что составляет около 70% всех валютных поступлений.

Около 25% добываемой нефти поступает на нефтеперерабатывающие заводы и отсюда на внутренний рынок. Большая же ее часть идет на экспорт через порты: Абадан, Бендер-Мешур и Харк, куда сырая нефть перекачивается по системе трубопроводов из районов месторождений. По оценке иностранных специалистов, по трубопроводам транспортируется 70% производимой нефти и нефтепродуктов (рис. 1).

В иностранной печати отмечается, что правительство Ирана, стремясь обеспечить постоянно растущий экспорт нефти, большое внимание уделяет совершенствованию нэфтеэкспортных портов страны. Все они связаны системой трубопроводов с близлежащими нефтяными месторождениями. Сырая нефть и нефтепродукты экспортируются через порты Абакан и Бендер-Мешур. В нефтехранилище и к причалам порта Бендер-Мешур нефтепродукты от абаданского нефтеперерабатывающего завода поступают по четырем трубопроводам. На о. Харк, расположенном в Персидском заливе в 47 км от побережья Ирана, находится один из крупнейших мировых нефтеэкспортных портов. Он обеспечивает швартовку и погрузки танкеров водоизмещением 300—500 тыс. т.

Рис. 1. Трубопроводная сеть Ирана

Нефть из Генава (на побережье Персидского залива) по пяти трубопроводам диаметром 760 мм каждый, проложенном по дну Персидского залива, поступает в нефтехранилище в южной части острова. Емкость хранилища составляет около 2 млн. т. Отсюда нефть подастся к нефтяному причалу — металлической эстакаде, находящейся на удалении 600 м. от берега. Длина причальной линии составляет около двух километров. Из десяти причалов порта три могут принимать танкеры водоизмещением до 300 тыс. т. Максимальная производительность автоматической нефтеналивной станции равна почти 50 тыс. т. нефти в час. В начале 1971 года среднесуточный экспорт нефти с острова достиг 480 тыс. т. С целью увеличения погрузочной возможности порта Харк в 1972 году построен и сдан в эксплуатацию искусственный остров-порт, расположенный на удалении 1,3 км от основного порта. Его размеры 519X95 м., максимальная глубина у причала — около 32 метров. Искусственный остров-порт имеет шесть причалов: четыре причала рассчитаны на прием танкеров водоизмещением до 500 тыс. т., а два — для приема танкеров водоизмещением до 300 тыс. т. Подача нефти на причалы осуществляется из основного нефтехранилища на о. Харк по двум трубопроводам. На поверхности острова диаметр трубопровода равен 1980 мм, на подводном участке — 1420 мм. Местоположение о. Харк, а также его основные объекты указаны на рис. 2.

Рис. 2. Основные сооружения на о. Харк

В настоящее время система трубопроводов Ирана обеспечивает транспортировку нефти, нефтепродуктов и природного газа как для внутренних потребностей, так и на экспорт. В иностранной печати отмечается, что в связи с ростом экспорта в зарубежные страны, а также с увеличением внутренних потребностей в нефти и в нефтепродуктах иранское правительство в национальных планах развития экономики предусматривает значительные ассигнования на совершенствование существующих и строительство новых нефтеперерабатывающих заводов и трубопроводов.

Нефтепроводы и продуктопроводы
Наиболее густая сеть трубопроводов проложена в юго-западной части страны, где расположены основные нефтяные месторождения, и на побережье Персидского залива, где находятся нефтеэкспортные порты, через которые сырая нефть и нефтепродукты экспортируются в зарубежные страны.

Нефтепроводы и продуктопроводы подразделяются на немагистральные небольшой протяженности и магистральные длиной свыше 250—300 км. Обычно немагистральные трубопроводы связывают нефтяные месторождения с расположенными неподалеку нефтеперерабатывающими заводами и экспортными портами, а также нефтеперерабатывающие заводи с близлежащими потребителями. По магистральным трубопроводам нефть и нефтепродукты перекачиваются на значительные расстояния.

Почти все трубопроводы обеспечиваются радиорелейной связью для автоматического управления процессами перекачки на насосных станциях и контроля за движением нефти и нефтепротуктов по трубопроводам. Для повышения надежности радиорелейная связь дублируется радиосвязью.

Нефтепровод Ага-Джари — Генава связывает одно из крупнейших нефтяных месторождений с населенным пунктом Генава на побережье Персидского залива. Нефтепровод состоит из трех линий, диаметр труб каждой равен 1067 мм. Из Генава сырая нефть перекачивается на о. Харк двумя насосными станциями, одна из которых находится в Генава.

Нефтепровод Гечсеран — Генава состоит из двух линий, диаметр труб одной из них равен 660 мм, второй — 711 и 762 мм. Сырая нефть из нефтеносного района Гечсеран транспортируется в Генава. На трассе нефтепровода имеются две насосные станции.

Нефтепровод Генава — о. Харк проложен по дну Персидского залива на глубине 46 метров. Диаметр труб каждой из пяти его линий равен 762 мм. Из основного нефтехранилища острова нефть по трубопроводам поступает к причалам нефтяного порта и в искусственный остров-порт. Пропускная способность нефтепровода оценивается в 180 млн. т. нефти в год.

Продуктопровод Абадан — Бендер-Мешур обеспечивает транспортировку нефтепродуктов с абаданского нефтеперерабатывающего завода в нефтехранилища порта Бекдер-Мешур для дальнеишего экспорта в зарубежные страны. С вводом в строй этого трубопровода значительно разгрузился порт Абадан, возможности которого по приему нефтеналивных судов ограничены. Продуктопровод состоит из четырех линий: по трем в порт Бендер-Мешур подаются легкие нефтепродукты (авиационный и автомобильный бензин, лигроин, керосин, дизельное топливо), по четвертой — тяжелые нефтепродукты (смазочные материалы, мазут). На трассе установлено шесть насосных станций. Суммарная пропускная способность продуктопровода составляет 24 млн. т. нефтепродуктов в год.

Продуктопровод Абадан — Ахваз состоит из двух линий диаметром труб 100 и 203 мм соответственно. По нему с абаданского нефтеперерабатывающего завода транспортируются нефтепротукты для растущих потребностей провинции Хузистан. Суммарная пропускная способность трубопровода составляет 350 тыс. т. нефтепродуктов в год.

Нефтепровод Нафтшах—Керманшах соединяет месторождение нефти с запасной частью страны в районе Нафтшах с нефтеперерабатывающим заводом в Керманшахе. Установка по первичной очистке нефти имеется также и в Нафтшах Нефтепровод состоит из двух линий (диаметр труб 100 и 152 мм). Суточная производительность завода в Керманшахе составляет более 2 тыс. т. нефтепродуктов.

Продуктопровод Азна — Исфаган является ответвлением от магистрального продуктопровода Абадан — Тегеран (диаметр труб 152 мм). Продуктопровод обеспечивает транспортировку нефтепродуктов в Исфаган. Потребление нефтепродуктов в этом районе увеличилось с вводом в эксплуатацию иранского металлургического комбината.

Нефтепровод Ага-Джари — Абадан состоит из шести линии трубопроводов, три диаметром 305 мм, две — 406 мм и одна — 660 мм. Нефтепровод соединяет нефтяное месторождение в районе Ага-Джари с одним из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов страны в городе Абадане. Производительность завода 63 тыс. т нефтепродуктов в сутки. Частично его продукция поступает на экспорт, а большая часть идёт на внутренний рынок преимущественно в центральные провинции.

Продуктопровод Месджеде-Солейман — Ахваз соединяет установку по первичной очистке нефти в Месджеде-Солейман с городом Ахваз, откуда нефтепродукты поступают к потребителям провинции Хузистан. Производственная мощность установки составляет 3,75 млн. т. нефтепродуктов в год.

Помимо вышеуказанных, существуют трубопроводы небольшой длины, которые связывают между собой второстепенные нефтяные месторождения на континентальной части страны, а также в зоне Персидского залива.

По магистральным трубопроводам сырая нефть транспортируется на нефтеперерабатывающие заводы в городах Тегеран и Шираз. Нефтепродукты с тегеранского завода поступают в северо-западные и восточные провинции страны, с ширазского завода — в юго-восточные и частично в центральные провинции.

Продуктопровод Абадан — Тегеран связывает крупнейший нефтеперерабатывающий завод в Абадане с Тегераном. С вводом в строй нефтеперерабатывающего завода в районе Тегерана значение продуктопровода не снизилось, так как внутренние потребности страны на нефтепродукты постоянно растут. По трубопроводу транспортируются нефтепродукты с различным удельным весом. Трасса продуктопровода имеет сложный профиль и проходит в основном вдоль шоссейной дороги Абадан — Ахваз — Тегеран.

Нефтепровод Ахваз — Тегеран состоит из двух линий. Одна из них длиной 751 км проходит параллельно продуктопроводу Абачан — Тегеран. На трассе трубопровода сооружено 11 насосных станций (они же обслуживают и продуктопровод). Каждая насосная станция имеет свой склад ГСМ и аварийное нефтехранилище емкостью 14 тыс. кубометров. Аварийное нефтехранилище обеспечивает транспортировку нефти по исправному участку трубопровода в течение восьми часов. Время транспортнровки нефти по всей длине трубопровода составляет шесть суток.

В 1975 году намечается ввести в строй вторую линию нефтепровода длиной 736 км, строительство которой вызвано расширением тегеранского нефтеперерабатывающего завода. На трассе сооружается шесть насосных станций. Пропускная способность второй линии нефтепровода будет составлять более 14 тыс. т. нефти в сутки.

Продуктопровод Тегеран — Мешхед обеспечивает нефтепродуктами восточные провинции страны. Его трасса проходит в основном по равнинной местности вблизи железной дороги Тегеран — Мешхед. Как сообщается в иранской печати, в дальнейшем намечено построить от него ответвление Шахруд — Горган и нефтеперерабатывающий завод в Мешхед.

Продуктопровод Тегеран — Решт. По нему транспортируются нефтепродукты с тегеранского нефтеперерабатывающего заводa для промышленных и военных нужд в иранском Азербайджане. Однако этот продуктопровод не удовлетворяет возрастающие потребности данного района в нефтепродуктах. Поэтому в Тебризе строится нефтеперерабатывающий завод производственной мощностью 12 тыс. т. нефтепродуктов в сутки. К нему прокладывается нефтепровод Тегеран—Тебриз протяженностью 601 км (диаметр труб 356 мм). Завершение строительства завода и нефтепровода планируется на 1976 год.

Нефтепровод Гечсеран — Шираз соединяет месторождение нефти в районе Гечсеран с нефтеперерабатывающим заводом в Ширазе, введенным в эксплуатацию в 1972 году. Его производственная мощность около 6 тыс. т. нефтепродуктов в сутки.

Газопроводы
По запасам природного газа Иран занимает одно из первых мест в капиталистическом мире. На начало 1973 года, по оценке иностранных специалистов, они составляли 5560 млрд. кубометров, что составляет около 17% всех разведанных запасов в капиталистических странах. Основные запасы природного газа сосредоточены в районах месторождений нефти на юге страны. В последние годы крупное газовое месторождение открыто на северо-востоке в районе г. Серахс. В 1971 году в стране было добыто 34 млрд. м3 газа, что почти в три раза превышает внутренние потребности в нем.

Трансиранский газопровод Бид-Боланд — Астара протяженностью 1105 км сдан в эксплуатацию в октябре 1970 года. Это одно из крупнейших инженерно-технических сооружений Ирана. Диаметр труб южного участка (619 км) 1067 мм, северного участка (486 км) — 1016 мм. Трасса проходит по сложному горному рельефу. В горах Загрос газопровод поднимается на высоту до 3000 метров, а горную цепь Эльбурс он пересекает на высоте около 2000 метров над уровнем моря.

В районе месторождений Ага-Джари, Марун, Фарис, Карандж, Пазанан создана система газосбора, которая включает газопроводы от этих месторождений протяженностью около 103 км. Из системы газосбора компрессорные станции закачивают природный газ на станции по обезвоживанию газа, откуда он поступает на газоочистительный завод в Бид-Боланд. Отсюда газ подается в основную магистраль. На трассе газопровода сооружено восемь компрессорных станций. От магистрального газопровода построены ответвления для газоснабжения некоторых городов:

  • Бид-Боланд — Шираз протяженностью 322 км, диаметром 306 мм.
  • Магистральный газопровод — Исфаган протяженностью 102 км, диаметр труб 306 мм.
  • Магистральный газопровод — Кешан протяженностью 70 км, диаметр газопровода 165 мм.
  • Магистральный газопровод — Серадже протяженностью 67 км, диаметром 165 мм.
  • Магистральный газопровод — Тегеран протяженностью 112 км, диаметр газопровода 762 мм.
Кроме трансиранского газопровода и ответвлений от него в районах газовых месторождений сооружены небольшие газопроводы местного значения. Наиболее крупным из них по протяженности является газопровод Ага-Джари — Абадан.

В настоящее время на востоке страны строится газопровод Серахс — Мешхед, который соединит вновь открытое месторождение газа в районе города Серахс с городом Мешхед.

В зарубежной печати отмечается, что с дальнейшим ростом добычи природного газа Иран будет экспортировать сжиженный газ в Японию, США и другие страны.

www.zvo.su

Иран анализирует возможные проблемы транспортировки своей нефти

Министр нефти Ирана Бижан Зангане ранее пообещал быстро увеличить добычу нефти на 500 тыс баррелей после снятия санкций. Но сумеет ли выполнить Тегеран свои обещания? Ситуацию анализирует корреспондент иранского издания Jamejam Амир Реза Гавидель.

В статье отмечается, что за период санкций Иран лишился большой доли своих рынков сбыта нефти, но уже начался процесс восстановления ранее утраченных позиций: иранская нефтепромышленность настроена любой ценой вернуть себе ранее потерянные рынки, которые автоматически заняли Саудовская Аравия и ОАЭ. Все это означает лишь то, пишет Гавидель, что нефтетанкеры Ирана и весь ее морской транспортный парк должны находиться в полной готовности начать работать на максимальную мощность.

По словам директора Национальной иранской танкерной компании Али Акбар Сафаи, средний срок эксплуатации танкеров составляет 8,5 лет лет, а в настоящее время Национальная иранская танкерная компания имеет в своей собственности 62 нефтяных танкера, в целом же ее флот способен перевезти 15,4 млн тонн нефти.

«Национальной иранской танкерной компании принадлежит один из самых больших нефтетанкерных флотов в мире. Мы обладаем колоссальным опытом по отправке груза в самых сложных условиях, обеспечиваем сохранение его качества и точное соблюдение запланированных сроков поставки. Наша компания поставила множество рекордов в плане надежности транспортировок и соблюдения международных стандартов», – сообщил Сафаи, упомянув, в планах руководства иранской нефтяной промышленности увеличить экспорт сырья с 1,5-2 млн баррелей в день. и

В статье утверждается, что очень скоро иранские нефтетанкеры буквально наводнят собой европейские порты, чтобы как и прежде обеспечивать поставки нефти и продуктов ее переработки, хотя есть проблема, которую Ирану придется решать достаточно оперативно. Речь в данном случае идет о проблеме морского пиратства.

«Тем не менее санкции — не единственная проблема для морского флота страны, занимающегося перевозкой нефти и ее производных. Дело в том, что по статистике, только в 2015 году иранские нефтяные танкеры подверглись 70 атакам морских пиратов в Аденском заливе, хотя, к счастью, все их удалось отбить», – отмечается в статье.

Другая проблема — Джибути. Речь идет о разрыве дипломатических отношений Саудовской Аравии и нескольких других арабских государств с Ираном.

«Одно из этих государств — Джибути, страна с населением меньше 1 млн человек, но все корабли, проходящие черед Баб-эль-Мандебский пролив, вынуждены заплывать в его территориальные воды и выплачивать за это определенную денежную сумму», – говорится в статье.

В Иране опасаются, что разрыв дипломатических отношений с Джибути может негативно сказаться на транспортировку иранской нефти, хотя Баб-эль-Мандебский пролив является международным водным путем и, согласно Конвенции ООН по морскому праву, даже в территориальных водах существует такое понятие, как прохождение без вреда для прибрежного государства. Тем не менее, в Иране все-таки есть опасения за безопасное прохождение своих танкеров, следующих в Европу, вод Джибути.  :///

 

teknoblog.ru

Иран сделал резкое заявление по вопросу транспортировки нефти через Персидский залив

Иран заявил, что если ему не дадут возможность экспортировать свою нефть через Персидский залив, то тогда никто не сможет этого делать. Об этом, в частности, сообщил советник верховного лидера Исламской Республики Иран Али Акбар Велаяти на дискуссионной площадке клуба «Валдай».

«Самый прозрачный, полный и быстрый ответ дал господин (Хасан) Роухани, президент Ирана, в своей последней поездке в Европу. Ответ Ирана, со слов Роухани, был ясен – если мы не сможем экспортировать нефть через Персидский залив, то никто не сможет этого сделать», – сказал Велаяти, особо подчеркнув, что либо все, либо никто не будет поставлять нефть по указанному маршруту.

По словам советника, Иран в любом случае справится с проблемами, связанные с санкциями США, которые хотят до нуля свести иранский экспорт нефти.

«Будет трудно, тяжело, но мы тоже научились, как вести маркетинг, как получать деньги за нефть», – заявил Велаяти, отметив, что иранские власти не желают вести переговоры с администрацией американского президента Дональда Трампа.

По его словам, США нарушают все прежние договоренности, включая те, которые достигнуты на самом высоком уровне.

«Это люди нарушают договоренности по Ирану, утвержденные Совбезом ООН. По какой причине мы должны им доверять и вести с ними переговоры?» – заявил советник верховного лидера Исламской Республики.

Он отметил, что Ирану, как и другим странам, нужно получать экономическую выгоду от договора по ядерной сделке, так как в противном случае никакой выгоды от этого соглашения нет.

Ранее сразу несколько иранских высокопоставленных лиц заявляли, что Иран намерен запретить транспортировку нефти в другие государства мира через Ормузский пролив, через который проходит порядка 20% мировой нефти.

Мы ранее рассказывали, что может последовать в результате подобных действий Ирана. :///

 

teknoblog.ru

Дело чести. Ирак предпринимает меры по обеспечению безопасности поставок нефти в Иран // Транспортировка и Хранение // Новости

Вооруженные силы Ирака готовятся установить контроль над территорией вблизи границы с Ираном, через которую будут осуществляться поставки нефти.

Об этом иранские СМИ сообщили 7 февраля 2018 г.

 

Иракским военным предстоит обеспечить безопасность в районе горного хребта Хамрин, операция может начаться в ближайшие дни.

Данная область находится между нефтяными месторождениями Киркук и г Ханакин на иранской границе.

Горная местность вызывает обеспокоенность иракской стороны в связи с активностью вооруженных террористических групп.

 

Ирак заключил соглашение с Ираном об экспорте иракской нефти из нефтяной провинции Киркук в декабре 2017 г.

Контракт предусматривает доставку 30-60 тыс барр/сутки иракской нефти в цистернах на нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) в г Керманшах.

В ответ иранская сторона должна поставлять нефть в таких же объемах и такого же качества в порты на юге Ирака.

За счет этого контракта Ирак намерен частично восстановить поставки нефти из Киркука на экспорт, существенно сократившиеся из-за сильных повреждений магистрального нефтепровода (МНП) Киркук - Джейхан.

В дальнейшем Ирак и Иран может связать нефтепровод, но для реализации проекта Ираку потребуется как минимум обеспечить безопасность этого района.

Также это важно для политического имиджа Ирака, властям которого предстоит доказать, что они способны эффективно контролировать Киркук, контроль над которым Ирак восставил в октябре 2017 г.

 

Грузовые перевозки нефти в Иран из Киркука должны были начаться в конце января 2018 г, но этого не произошло.

Причины задержки объяснялись сложностями технического характера, а об террористической угрозе в районе хребта Хамрин не говорилось.

Известно, что в этой местности действуют 2 террористические группы, 1 из которых состоит из остатков Исламского государства (ИГ, запрещена в России), а другая, известная как Белые знамена, является новой и малоизвестной.

 

Обсудить на Форуме

 

neftegaz.ru

Не прошло и полугода. Ирак начал экспорт нефти из Киркука в Иран // Транспортировка и Хранение // Новости

Багдад, 04 июн - ИА Neftegaz.RU. Ирак начал экспорт в Иран нефти, добытой на месторождениях в провинции Киркук.

Об этом 3 июня 2018 г сообщил официальный представитель Миннефти Ирака А. Джихад.

 

Нефть поставляется на нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) в г Керманшах на западе Ирана.

В ответ Иран со своего терминала Харг в Персидском заливе будет экспортировать в Ирак такое же количество сырой нефти, которое будет получать из Киркука.

 

Экспортные поставки нефти из Ирака в Иран предусматриваются соглашением, которое было заключено в декабре 2017 г.

Контракт предусматривает доставку автоцистернами 30-60 тыс барр/сутки иракской нефти на иранский НПЗ.

В будущем Ирак надеется проложить нефтепровод с месторождений Киркука до иранской границы мощностью 250 тыс барр/сутки.

 

Благодаря поставкам нефти из Киркука в Иран, Ирак частично компенсирует поставки нефти из Киркука в Турцию, существенно сократившиеся из-за сильных повреждений магистрального нефтепровода (МНП) Киркук - Джейхан.

Вот только начать поставки долгое время не удавалось.

Первоначально предполагалось, что поставки нефти в Иран должны были начаться в конце января 2018 г, но этого не произошло.

Причины задержки тогда объяснялись сложностями технического характера.

Затем опасения вызывала террористическая угроза в районе хребта Хамрин на ирано-иракской границе.

В последний раз речь шла о середине апреля 2018 г, но и этот срок не был соблюден.

 

Но все-таки поставки нефти из Киркука в Иран начались.

Для Ирака это очень важное соглашение, а начало поставок - знаковое событие.

Этим самым Ирак показывает, что способен обеспечить контроль не только над Киркуком, который был возвращен под влияние центральных властей в октябре 2017 г, но и над территорией вблизи границы с Ираном и безопасность поставок нефти.

Значит, действительно, можно всерьез думать о строительстве нефтепровода в Иран.

Причем речь идет не только о НПЗ в г Керманшах, но и в гг Тебриз, Тегеран и Арак, что может улучшить существующий экспортный маршрут из Киркука через Турцию и Средиземное море.

 

Обсудить на Форуме

 

neftegaz.ru