Газпром нефть вовлекла в разработку более 8 млн т ТРИЗ. Триз нефть это


ТрИЗ 2017 - Бурение и Нефть

Некоторые любят потяжелее

Пост-релиз конференции «ТрИЗ 2017». Организатор – CREON Energy  в составе группы CREON

В российской нефтедобывающей отрасли уже давно говорят о необходимости разработки трудноизвлекаемых запасов: мол, ресурсы «легкой» нефти не безграничны, а ТрИЗ – настоящий Клондайк, и пора начинать его осваивать. Между тем эксперты до сих пор не пришли к единому мнению, что же понимать под термином «ТрИЗ». А если нет ясности с теорией, то как перейти к практике?

Международная конференция «ТрИЗ 2017», впервые организованная компанией CREON Energy, состоялась в Москве 27 ноября. Стратегическим партнером выступило агентство «Коммуникации».

«Уже даже самые недоверчивые поняли: за «тяжелой» нефтью – будущее нашей нефтедобывающей отрасли, - отметил в приветственном слове генеральный директор CREON Energy Санджар Тургунов. – Однако действующее налоговое законодательство серьезно ограничивает освоение ТрИЗ, делая его нерентабельным. И понятно, что без помощи государства эту проблему не решить. Много вопросов и по технологиям добычи: почему так мало отечественных, а к имеющимся трудно получить доступ? Когда появятся новые российские разработки? Чем – в условиях сохранения санкций – могут помочь иностранные партнеры?»

Трудноизвлекаемые запасы (ТрИЗ) – запасы залежей (месторождений, объектов разработки) или частей залежи, разработка которых существующими технологиями в условиях действующей налоговой системы экономически неэффективна. Такое определение ТрИЗ дала Вера Браткова, начальник управления мониторинга, анализа и методологии Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых.

На начало ноября 2017 г. накопленная добыча на разрабатываемых месторождениях оценивалась в 4.41 млрд т, из них на ТрИЗ пришлось 235 млн т (с учетом льгот). Анализ проведен по 464 разрабатываемым месторождениям, прошедшим государственную экспертизу запасов в 2016 г. (22% от всех запасов нефти в России).

По категориям запасов А+В1 количество рентабельных запасов составило 80% (как и для ТрИЗ), по запасам категории В2 - 58% (для ТрИЗ - 51%).

По словам Веры Братковой, из 464 рассмотренных месторождений по 147 месторождениям предоставляются льготы на НДПИ (это 23% всех рассмотренных запасов). При существующей системе налогообложения 76% льготируемых объектов - рентабельны, низкая доля рентабельных запасов отмечается только по объектам тюменской свиты (39%).

На сегодняшний день из 1164 залежей тюменской свиты разрабатывается 370 (32%) на 96 месторождениях. Запасы нефти разрабатываемых залежей - 1.4 млрд т, при этом степень выработанности составляет всего 7%.

Эксперт рассказала, что к 2021 г. должен быть обновлен баланс запасов, в него войдут не только технологические, но и рентабельные.

«Не думаю, что в ближайшие годы государство будет стимулировать разработку этих запасов, - считает г-жа Браткова. - Это потребует достаточных усилий при очевидно низкой отдаче».

«Одним из условий развития технологий добычи ТрИЗ в России является создание технологических полигонов, - говорит директор по развитию бизнеса VYGON Consulting Антон Рубцов. - Россия существенно отстает от США по темпам роста добычи нефти плотных пород, и одна из причин этого - почти полное отсутствие целевых НИОКР и ОПИ. В мире существуют специализированные государственные и частные центры отработки нефтегазовых технологий на этапах исследований и испытаний. В нашей же стране созданию технологий препятствует низкий уровень развития институциональной среды». По сути весь этап ОПИ сейчас – это несколько компаний, работающих над схожими технологиями и мало взаимодействующих друг с другом. Опыта создания технологий нет, площадок для их отработки – тоже.

Поэтому одним из способов развить этап ОПИ докладчик назвал создание технологических полигонов, которые позволят решить комплекс задач в интересах ВИНК, государства, сервисных компаний и инвесторов. Ожидается, что выгоду получат все стороны. При этом формат полигона позволит объединить усилия разных нефтяных компаний и добиться синергии в освоении ТрИЗ.

Инициатором создания полигонов, несомненно, должно стать государство, причем действовать сразу в двух направлениях: предложить особые условия в сфере недропользования и стимулировать компании экономически. Кроме того, говорит Антон Рубцов, понятие «технологический полигон» необходимо прописать законодательно.

Про особенности налогообложения проектов по разработке трудноизвлекаемых запасов углеводородов рассказал Дмитрий Дзюба, заместитель директора Московского нефтегазового центра Ernst&Young. Освоение ТрИЗ, как правило, требует сложных технологий, и характеризуется более высокими издержками. Многие страны принимают меры по адаптации своих налоговых режимов и созданию стимулов для инвестиций в такие проекты. Способы стимулирования в целом направлены на дифференцирование налогов. Одним из вариантов является снижение ставки роялти на 40-50% для «нетрадиционных» запасов нефти и газа, также практикуются специальные вычеты для сверхвязкой нефти и возобновление работы механизма предоставления налогового кредита по проектам МУН.

Санджар Тургунов поинтересовался, какой налоговый механизм видится оптимальным для использования в сегменте ТрИЗ? По мнению Дмитрия Дзюбы, в перспективе возможен перенос НДД на трудноизвлекаемые запасы, однако даже такой подход потребует введения дополнительных «настроек» для ТрИЗ, в т.ч. через пониженную ставку роялти.

Участники конференции считают, что только совокупность факторов поможет развитию сегмента ТрИЗ: поодиночке они не дадут нужного эффекта:

В России необходимо создать дорожную карту по внедрению технологий переработки трудноизвлекаемых нефтей и их остатков в нефтеперерабатывающую промышленность. Об этом в ходе конференции сообщил Владимир Капустин, заведующий кафедрой технологий переработки нефти РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина. По его словам, в нашей стране существует всего несколько предприятий, способных перерабатывать тяжелую и битуминозную нефть, - это «Башнефть» и группа самарских предприятий. Основная же часть НПЗ предпочитает иметь дело с легкой нефтью. Связано это с тем, что чем тяжелее нефть, тем меньше светлых нефтепродуктов возможно из нее получить. Поэтому НПЗ, соответственно, предпочитают брать легкое и светлое сырье.

«Если Россия всерьез намерена заняться переработкой тяжелой нефти, то у нас в принципе существуют технологии, позволяющие получить нефтепродукты достаточно хорошего качества», - считает эксперт. Он назвал основные из них: установки замедленного коксования; гидрокрекинг; гидроконверсия нефтяных остатков; гидропереработка остаточного сырья; гидрокрекинг во взвешенном слое адсорбента; технология Uniflex (получение до 95% жидких нефтепродуктов из гудрона).

Как считают участники конференции, на начальном этапе развития сегмента ТрИЗ компаниям необходимо делиться друг с другом наработками:

«Сегодня некоторым кажется, что нефть вот-вот станет не нужна. Это очень опасное заблуждение, - предупреждает Владимир Капустин. – Подсчитано, что до 2022 г. потребность в нефти будет расти на 1 млн барр./день, после 2022 – на 0.8 млн барр./день. Таким образом, к 2035 г. нужно будет на 40% больше нефти, чем сейчас. Не стоит рассчитывать, что все скоро будут ездить на электромобилях. Нужно уже сейчас думать о глубокой переработке, и желательно – на местах добычи нефти».

Аудитория конференции согласна – без ТрИЗ развитие российской нефтедобычи представить невозможно:

Проект разработки месторождения залежей сверхвязкой нефти в Самарской области осуществляет  «Самаранефтегаз». Как сообщил представитель компании Айтуган Киекбаев, в настоящее время проводятся ОПР и НИОКР. Осуществляется строительство девяти контрольно-наблюдательных скважин и их пробное освоение. Промышленная разработка запланирована на 2019 г.

Разработку Ярегского месторождения высоковязкой нефти ведет НШУ «Яреганефть» (компания «Лукойл-Коми»), рассказал заместитель начальника управления по бурению Сергей Чен. Сейчас добыча нефти ведется тремя нефтешахтами, а также по технологии SAGD и составляет 0.9 млн т/год. Первоначально на месторождении использовалась только термошахтная технология, однако она связана с большими эксплуатационн ыми затратами и сложными условиями труда. Поэтому параллельно с термошахтной добычей с 2006 г. осуществляется строительство скважин с горизонтальным окончанием по технологии встречного SAGD (добывающие и паронагнетательные скважины находились на разных кустовых площадках).

Как рассказал г-н Чен, в 2018-2020 гг. планируется закончить строительство 65 горизонтальных скважин.

Подробнее о бурении на Ярегском месторождении рассказал Алексей Клявлин, главный специалист по проектированию скважин и геофизическим изменениям Scientific Drilling International. Там применяются разработанные компанией технологии SurfaceTrac и MagTrac (позиционирование и дистанцирование скважин). Они убирают неопределенность в пространственном положении скважины, что позволяет позиционировать протяженные горизонтальные участки в строго определенном коридоре и получать абсолютно достоверную информацию о залегании пластов  непосредственно во время бурения, что делает возможной разработку пластов малой мощности.

Так, с мая по ноябрь 2017 г. на кустах №33-34 Ярегского месторождения в рамках ОПР по технологии SurfaceTrac было пробурено 5 пар SAGD-скважин.

Старший научный сотрудник НИЛ «Внутрипластовое горение» Института геологии и нефтегазовых технологий Казанского федерального университета Ирек Мухаматдинов представил доклад о катализаторах для внутрипластового облагораживания высоковязких нефтей и природных битумов в пластовых условиях. По его информации, закачиваемые коллоидные катализаторы на основе металлов переменной валентности, распределившись в пласте, интенсифицируют деструкцию асфальто-смолистых соединений в течение всего периода освоения месторождения. Использование катализаторов обеспечивает еще большее снижение плотности, вязкости нефти, содержания в ней серы, азота, и, следовательно, повышение нефтеотдачи, упрощение последующей подготовки, транспортировки и переработки.

Говоря об экономической стороне проекта, докладчик оценил суммарную потребность в разработанном катализаторе в 28 млн т, в т.ч. 14 млн т для потребностей российских недропользователей.

Об использовании растворителей при добыче тяжелой нефти рассказал Махмут Якубов, заместитель директора по научной работе ИОФХ им. А. Е. Арбузова КазНЦ РАН. Основные причины повышенной вязкости СВН - пониженное содержание легких фракций и низкая температура вмещающих от

burneft.ru

ТРИЗ как объективная реальность — ДОБЫЧА — №149 (март 2018) — 2018 — Все выпуски — Журнал «Сибирская нефть» — Пресс-центр — ПАО «Газпром нефть»

Разработка трудноизвлекаемых запасов сегодня становится необходимым условием успешного нефтяного бизнеса. Тем не менее до сих пор нет единого мнения, какие запасы относить к этой категории и какие льготы должны получать нефтяники при их разработке. В то же время именно совершенствование системы налогообложения может подстегнуть разработку новых технологий для извлечения «сложной» нефти и обеспечить рентабельность ее добычи

Современные методы исследований позволили уточнить геологические модели и запасы многих месторождений Западной Сибири, а новые технологии обеспечивают рост коэффициента извлечения нефти и рентабельность добычи даже в сложных случаях, что постоянно расширяет экономические горизонты. К примеру, в 1980–1990-е годы ачимовская и баженовская свиты, среднеюрские и палеозойские отложения Западной Сибири разрабатывались только на нескольких месторождениях, которые в силу уникальных геологических условий обеспечивали рентабельную добычу без применения технологий стимуляции, а верхнеюрские были вовлечены в разработку лишь частично.

К настоящему моменту верхнеюрские отложения уже введены в масштабную разработку, активизировалась разработка среднеюрских, палеозойских отложений и ачимовской свиты. Российские компании делают очередную итерацию в поиске эффективных подходов к разработке баженовской свиты.

Трудный термин

В российской нормативно-правовой базе и специальной литературе нет единого определения и терминологии в отношении трудноизвлекаемых (ТРИЗ) запасов нефти. Нет консенсуса с определением ТРИЗ и в глобальном масштабе. Но именно введение понятия трудноизвлекаемых запасов, как считают в Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых (ГКЗ), — ключ к развитию нефтяного сектора.

Впервые понятие ТРИЗ появилось в советской промышленности в конце 70-х годов прошлого века. Первые трудные месторождения были открыты отечественными геологами в 1960-х годах — тогда появилось понятие запасов баженовской, абалакской и фроловской свит Западной Сибири. В 1980-х были разведаны удаленные от существующей инфраструктуры месторождения в Карском, Баренцевом морях и на Сахалине. По мере открытия таких месторождений и их осмысления учеными и промышленниками сложилось представление о ТРИЗ как о запасах, которые содержатся в залежах, характеризующихся неблагоприятными для извлечения геологическими условиями или аномальными физическими свойствами.

Что нужно знать о ТРИЗ

• В общероссийской добыче нефти доля ТРИЗ в настоящий момент невелика — 7,2%, но она постоянно растет, а потенциальный объем добычи трудноизвлекаемых запасов фантастический — до 200 млрд тонн нефти.

• 67% «трудной» отечественной нефти сосредоточено в баженовской и тюменской свитах, а также в ачимовской толще в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО). Стратегическое значение для России имеют отложения баженовской свиты, запасы здесь могут составлять до 120 млрд тонн нефти, это примерно в пять раз больше, чем на месторождении Баккен в США, с которого и началась американская сланцевая революция. Любопытно, что долгое время баженовская свита считалась региональным экраном для ловушек нефти и газа, лишь современные научные исследования доказали наличие в этих породах огромного количества запасов высококачественной «легкой» нефти.

• Основные технологии разработки месторождений ТРИЗ, над которыми работают российские компании: совершенствование конструкции горизонтальных скважин с многостадийным гидроразрывом пластов, строительство высокотехнологичных скважин, интегрированный инжиниринг и совершенствование системы моделирования в сложных геологических зонах.

Трудноизвлекаемые запасы ТРИЗ

В 1994 году академики РАЕН Н. Н. Лисовский и Э. М. Халимов предложили первую классификацию трудноизвлекаемых запасов и количественные критерии ТРИЗ. Классификация была основана на граничных значениях основных геологических и технологических параметров, а также отдельно — на степени удаленности от существующих центров нефтегазодобычи. Были зафиксированы группы запасов аномальной по своим характеристикам нефти, неблагоприятных (малопроницаемых и низкопористых) коллекторов, технологическая группа ТРИЗ, определяемая по критерию выработанности месторождения, географическая группа (удаленность от инфраструктуры) и группа низкопродуктивных пластов и горизонтов. Эта классификация и сейчас используется при определении налоговых льгот, однако количественные критерии групп ТРИЗ, которые содержатся в Налоговом кодексе РФ и в классификации Лисовского и Халимова, различаются. При этом в Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых считают, что объективных обоснований принятых в Налоговом кодексе РФ критериев отнесения тех или иных запасов к ТРИЗ не существует. «Настоящие критерии носят весьма субъективный характер», — считает директор санкт-петербургского филиала ФБУ «ГКЗ» Максим Ткаченко. В первую очередь вопросы у эксперта вызывает обоснование количественных критериев по проницаемости слоев, напрямую влияющих на решение, относить ли запасы к трудноизвлекаемым.

Сейчас достаточно четкие, пусть и временные критерии отнесения тех или иных запасов к ТРИЗ дает приказ Министерства природных ресурсов РФ от 1998 года. По состоянию на январь 2016 года в документе сформулировано: «Трудноизвлекаемыми следует считать запасы, экономически эффективная (рентабельная) разработка которых может осуществляться только с применением методов и технологий, требующих повышенных капиталовложений и эксплуатационных затрат по сравнению с традиционно используемыми способами».

Как уточняют в ГКЗ, до разработки соответствующих регламентирующих и нормативных документов к трудноизвлекаемым запасам нефти могут быть отнесены запасы всех типов залежей и месторождений, извлекаемые с применением термических методов или закачки реагентов, запасы подгазовых частей тонких (до 3 метров) нефтяных оторочек и запасы периферийных частей залежей, которые имеют насыщенные нефтью толщины меньше предельных для рентабельной разработки сетью эксплуатационных скважин.

Отнесение запасов к трудноизвлекаемым по этим признакам производится на основании экспертизы ГКЗ, финальное решение принимает Министерство природных ресурсов РФ по согласованию с Министерством экономики РФ.

Технологический центр «Бажен»

Инфографика: Татьяна Удалова

Факторы риска

«Для того чтобы дать определение ТРИЗ, необходимо сделать пофакторный анализ неразрабатываемых запасов нефти и определить причины низкого вовлечения их в разработку, — отмечает Максим Ткаченко. — К ТРИЗ относятся запасы высоковязких нефтей, низкопроницаемые коллекторы, подгазовые зоны и нефтяные оторочки, выработанные (истощенные) залежи, нетрадиционные источники углеводородного сырья (сланцевые коллекторы) и месторождения, удаленные от инфраструктуры».

Для каждой группы существуют как свои проблемы разработки (они и становятся причиной отнесения таких запасов к трудноизвлекаемым), так и специальные технологические решения, дефицит которых тоже может стать основанием относить запасы к ТРИЗ.

К примеру, драйвером разработки запасов низкопроницаемых коллекторов (это примерно 60% мировых запасов ТРИЗ) становится совершенствование технологий воздействия на пласт, в первую очередь — технологии гидроразрыва (ГРП). Различные вариации многостадийного ГРП успешно применяются на российских месторождениях. Однако необходимыми отечественными технологиями, которые позволяют дифференцированно разрабатывать низкопроницаемую часть пласта и бурить высокотехнологичные скважины с приемлемым уровнем стоимости, российская нефтянка в широком масштабе пока не обладает. Но активные разработки в этом направлении ведутся, и «Газпром нефть» здесь один из лидеров. К примеру, в компании внедряются технологические проекты по добыче нефти из сложных карбонатных коллекторов. На Куюмбинском месторождении стартовал пилотный проект определения зон, в которых лучше всего размещать скважины. Чонское месторождение со сложными засолоненными коллекторами стало экспериментальной площадкой для реализации проекта интенсификации притока нефти и нескольких технологических проектов в области геологоразведки и разработки запасов.

Налоговые льготы

К настоящему моменту одним из наиболее эффективных критериев трудноизвлекаемости запасов является проницаемость коллекторов. В 2012 году распоряжением правительства РФ трудноизвлекаемые запасы были сведены в четыре категории — от проектов по добыче нефти из коллекторов с низкой, крайне низкой и предельно низкой проницаемостью до проектов по добыче сверхвязкой нефти. Чтобы стимулировать освоение таких залежей, была введена дифференцированная шкала налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Льгота для самых сложных проектов рассчитывается на 10 лет и подразумевает НДПИ в размере от 0 до 10% от стандартной ставки. Для средней категории сложности льгота составляет 10–30% на 7 лет, для более легких — 30–50% на 5 лет.

Трудноизвлекаемыми признаются и запасы месторождений с высокой обводненностью. Для дальнейшей разработки выработанных (истощенных) залежей (это более 15% нынешней российской добычи) нужно решать проблему высокой себестоимости процесса, связанной с большим объемом извлекаемой вместе с нефтью воды. Снижение обводненности месторождений на 1% позволяет уменьшить операционные затраты на добычу нефти на 15%.

Добыча высоковязкой нефти осложняется ее низкой подвижностью в пласте, сложностью подъема на поверхность и дальнейшей транспортировки. Проблема решается с применением дорогостоящих технологий, которые, как правило, реализуются зарубежными компаниями. Например, это технологии закачки в пласт горячей воды или пара, применения специальных обогревателей и винтовых насосов.

К ТРИЗ относят и нефть из подгазовых зон и нефтяных оторочек месторождений. Здесь проблемами становятся возможность неконтролируемых прорывов газа к нефтяным скважинам и низкие коэффициенты извлечения нефти. Необходимы специальные технологии изоляции нефтяных и газовых толщин, дефицит таких технологий переводит данные запасы в категорию трудноизвлекаемых.

Запасы, которые находятся на удалении от основных центров нефтегазодобычи, тоже записывают в ТРИЗ, хотя в этом случае проблемой может быть не технологический вызов, а исключительно затраты, которые связаны со строительством логистических и других инфраструктурных объектов. Решение — интегрированное проектирование и использование оптимальных стратегий освоения территорий. Именно такой подход применялся в «Газпром нефти» при вводе в эксплуатацию Новопортовского и Восточно-Мессояхского месторождений.

К льготируемым по критерию отдаленности в России сегодня относятся месторождения Якутии, Иркутской области, Красноярского края, Ненецкого АО, полуострова Ямал в ЯНАО. Некоторые субъекты РФ льготируют проекты добычи углеводородов на шельфе. Строго говоря, определение запасов на шельфе как ТРИЗ не является официальным, хотя трудности добычи здесь понятны, особенно когда речь идет об арктическом шельфе России.

Shale или не shale?

Помимо понятия «трудноизвлекаемые запасы» сегодня все чаще можно услышать о нетрадиционных запасах. Их априори относят к ТРИЗ, но разработка их оказывается в разы сложнее. Дело в том, что подсчет нетрадиционных запасов и прогнозирование их разработки в рамках традиционных понятий нефтепромысловой геологии и гидродинамики невозможны. Для их описания, по сути, необходимо создание новой научной дисциплины.

К нетрадиционным запасам обычно относят сверхтяжелую нефть, битуминозные пески, керогеновую полимерные органические материалы, которые расположены в таких породах, как нефтеносные сланцы, и являются одной из форм нетрадиционной нефти. Согласно теории появления органических нефтяных материалов, остатки растений и морских организмов под воздействием высоких температур и давления преобразуются в первую очередь в кероген, затем в битум и, наконец, в нефть и газ. нефть, или сланцевое масло (оно добывается из горючих сланцев при помощи термических методов). В английском языке сланцевое масло именуют oil shale, но с некоторых пор в понятиях появилась определенная путаница. Как правило, на Западе сланцевыми формациями называют нефтематеринские свиты, которые при определенных условиях могут содержать значительные ресурсы «легкой» нефти. Эту нефть называют shale oil. Такая нефть содержится на больших глубинах, в низкопроницаемых пластах. В частности, на знаменитых месторождениях Баккен и Игл-Форд, где разрабатывают нефтематеринские свиты, добывают обычную «легкую» нефть, т. е. shale oil. Именно с них началась сланцевая революция, а термин «сланцевая нефть» прижился и в России — его используют для всех гигантских запасов российской баженовской свиты, которые состоят из традиционной «легкой» нефти (shale oil) и генерационного потенциала керогена — твердого органического вещества, из которого при высоких давлениях и температурах генерируется нефть (oil shale).

Доля мировых трудноизвлекаемых запасов нефти по странам:

Источник: Агентство энергетической информации [Energy Information Administration] США

В конце прошлого года к сланцевой революции присоединился Китай. О своем первом крупном сланцевом месторождении нефти с запасами не менее 100 млн тонн объявила Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC). Запасы обнаружены в провинции Шэньси в центральной части страны.

Через тернии к недрам

Для «Газпром нефти» трудноизвлекаемые запасы — не дополнительная опция в добыче, а реальность, с которой приходится иметь дело ежедневно. Большую часть месторождений компании по тем или иным признакам можно отнести к ТРИЗ. Так, добычу из простых, но выработанных месторождений осложняет высокая обводненность. Для новых проектов в Заполярье — Нового Порта и Восточной Мессояхи — характерны низкопроницаемые коллекторы, сложная геология и высокий газовый фактор, не говоря уже об удаленности от основной инфраструктуры и трудных климатических условиях. Есть залежи и с карбонатными коллекторами, опыт добычи из которых пока невелик. В случае с карбонатами ситуация осложняется еще и тем, что характеристики таких коллекторов сильно различаются и отработанные на одном месторождении подходы с трудом тиражируются на другие активы. В частности, к карбонатным относят залежи на Приразломном месторождении, которое к тому же находится на арктическом шельфе.

К наиболее трудным, но и самым перспективным запасам можно отнести баженовскую и ачимовскую свиты. Эти формации сейчас активно изучаются в «Газпром нефти», проходят опытные испытания технологий для их эффективной разработки. Что касается бажена, то в мае 2017 года Министерство энергетики РФ одобрило заявку «Газпром нефти» на присвоение статуса национального проекту создания комплекса отечественных технологий и высокотехнологичного оборудования разработки баженовской свиты. На Пальяновской площади Красноленинского месторождения в ХМАО уже строится технологический центр «Бажен». Здесь будет создан специализированный полигон для испытания технологий поиска и разработки перспективных баженовских отложений.

Разработка залежей ачимовской толщи пока находится на начальном этапе. Однако в компании прекрасно понимают перспективность этих запасов — на лицензионных участках «Газпром нефти» они составляют сегодня более 1,2 млрд тонн. Для их освоения в компании создан проект «Большая Ачимовка».

www.gazprom-neft.ru

Конференция "Трудноизвлекаемые запасы 2017" (итоги, прогнозы)

Конференция «Трудноизвлекаемые запасы 2017» — отраслевое тематическое мероприятие, организованное компанией CREON Energy и собравшее 27 ноября сего года на базе отеля «Балчуг Кемпински» в Москве ведущих игроков российского рынка, представителей государственной власти и экспертного сообщества.

Сегодня мы представляем вашему вниманию подробный отчет по итогам прошедшей конференции «ТрИЗ 3017». Информация предоставлена пресс-службой компании организатора.

В российской нефтедобывающей отрасли уже давно говорят о необходимости разработки трудноизвлекаемых запасов: мол, ресурсы «легкой» нефти не безграничны, а ТрИЗ – настоящий Клондайк, и пора начинать его осваивать. Между тем эксперты до сих пор не пришли к единому мнению, что же понимать под термином «ТрИЗ». А если нет ясности с теорией, то как перейти к практике?

Уже даже самые недоверчивые поняли: за «тяжелой» нефтью – будущее нашей нефтедобывающей отрасли.

Однако действующее налоговое законодательство серьезно ограничивает освоение ТрИЗ, делая его нерентабельным. И понятно, что без помощи государства эту проблему не решить. Много вопросов и по технологиям добычи: почему так мало отечественных, а к имеющимся трудно получить доступ? Когда появятся новые российские разработки? Чем – в условиях сохранения санкций – могут помочь иностранные партнеры?

— отметил в приветственном слове генеральный директор CREON Energy Санджар Тургунов.

Трудноизвлекаемые запасы (ТрИЗ) – это запасы залежей (месторождений, объектов разработки) или частей залежи, разработка которых существующими технологиями в условиях действующей налоговой системы экономически неэффективна. Такое определение ТрИЗ дала Вера Браткова, начальник управления мониторинга, анализа и методологии Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых.

На начало ноября 2017 г. накопленная добыча на разрабатываемых месторождениях оценивалась в 4.41 млрд т, из них на ТрИЗ пришлось 235 млн т (с учетом льгот). Анализ проведен по 464 разрабатываемым месторождениям, прошедшим государственную экспертизу запасов в 2016 г. (22% от всех запасов нефти в России).

По категориям запасов А+В1 количество рентабельных запасов составило 80% (как и для ТрИЗ), по запасам категории В2 — 58% (для ТрИЗ — 51%).

По словам Веры Братковой, из 464 рассмотренных месторождений по 147 месторождениям предоставляются льготы на НДПИ (это 23% всех рассмотренных запасов). При существующей системе налогообложения 76% льготируемых объектов — рентабельны, низкая доля рентабельных запасов отмечается только по объектам тюменской свиты (39%).

На сегодняшний день из 1164 залежей тюменской свиты разрабатывается 370 (32%) на 96 месторождениях. Запасы нефти разрабатываемых залежей — 1.4 млрд т, при этом степень выработанности составляет всего 7%.

Эксперт рассказала, что к 2021 г. должен быть обновлен баланс запасов, в него войдут не только технологические, но и рентабельные.

«Не думаю, что в ближайшие годы государство будет стимулировать разработку этих запасов, — считает г-жа Браткова. — Это потребует достаточных усилий при очевидно низкой отдаче».

«Одним из условий развития технологий добычи ТрИЗ в России является создание технологических полигонов, — говорит директор по развитию бизнеса VYGON Consulting Антон Рубцов. — Россия существенно отстает от США по темпам роста добычи нефти плотных пород, и одна из причин этого — почти полное отсутствие целевых НИОКР и ОПИ. В мире существуют специализированные государственные и частные центры отработки нефтегазовых технологий на этапах исследований и испытаний. В нашей же стране созданию технологий препятствует низкий уровень развития институциональной среды». По сути весь этап ОПИ сейчас – это несколько компаний, работающих над схожими технологиями и мало взаимодействующих друг с другом. Опыта создания технологий нет, площадок для их отработки – тоже.

Поэтому одним из способов развить этап ОПИ докладчик назвал создание технологических полигонов, которые позволят решить комплекс задач в интересах ВИНК, государства, сервисных компаний и инвесторов. Ожидается, что выгоду получат все стороны. При этом формат полигона позволит объединить усилия разных нефтяных компаний и добиться синергии в освоении ТрИЗ.

Инициатором создания полигонов, несомненно, должно стать государство, причем действовать сразу в двух направлениях: предложить особые условия в сфере недропользования и стимулировать компании экономически. Кроме того, говорит Антон Рубцов, понятие «технологический полигон» необходимо прописать законодательно.

Про особенности налогообложения проектов по разработке трудноизвлекаемых запасов углеводородов рассказал Дмитрий Дзюба, заместитель директора Московского нефтегазового центра Ernst&Young. Освоение ТрИЗ, как правило, требует сложных технологий, и характеризуется более высокими издержками. Многие страны принимают меры по адаптации своих налоговых режимов и созданию стимулов для инвестиций в такие проекты. Способы стимулирования в целом направлены на дифференцирование налогов. Одним из вариантов является снижение ставки роялти на 40-50% для «нетрадиционных» запасов нефти и газа, также практикуются специальные вычеты для сверхвязкой нефти и возобновление работы механизма предоставления налогового кредита по проектам МУН.

Санджар Тургунов поинтересовался, какой налоговый механизм видится оптимальным для использования в сегменте ТрИЗ? По мнению Дмитрия Дзюбы, в перспективе возможен перенос НДД на трудноизвлекаемые запасы, однако даже такой подход потребует введения дополнительных «настроек» для ТрИЗ, в т.ч. через пониженную ставку роялти.

Участники конференции считают, что только совокупность факторов поможет развитию сегмента ТрИЗ: поодиночке они не дадут нужного эффекта:

В России необходимо создать дорожную карту по внедрению технологий переработки трудноизвлекаемых нефтей и их остатков в нефтеперерабатывающую промышленность. Об этом в ходе конференции сообщил Владимир Капустин, заведующий кафедрой технологий переработки нефти РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина. По его словам, в нашей стране существует всего несколько предприятий, способных перерабатывать тяжелую и битуминозную нефть, — это «Башнефть» и группа самарских предприятий. Основная же часть НПЗ предпочитает иметь дело с легкой нефтью. Связано это с тем, что чем тяжелее нефть, тем меньше светлых нефтепродуктов возможно из нее получить. Поэтому НПЗ, соответственно, предпочитают брать легкое и светлое сырье.

«Если Россия всерьез намерена заняться переработкой тяжелой нефти, то у нас в принципе существуют технологии, позволяющие получить нефтепродукты достаточно хорошего качества», — считает эксперт. Он назвал основные из них: установки замедленного коксования; гидрокрекинг; гидроконверсия нефтяных остатков; гидропереработка остаточного сырья; гидрокрекинг во взвешенном слое адсорбента; технология Uniflex (получение до 95% жидких нефтепродуктов из гудрона).

Как считают участники конференции, на начальном этапе развития сегмента ТрИЗ компаниям необходимо делиться друг с другом наработками:

Сегодня некоторым кажется, что нефть вот-вот станет не нужна. Это очень опасное заблуждение.

Подсчитано, что до 2022 года потребность в нефти будет расти на 1 млн барр./день, после 2022 – на 0.8 млн барр./день. Таким образом, к 2035 г. нужно будет на 40% больше нефти, чем сейчас. Не стоит рассчитывать, что все скоро будут ездить на электромобилях. Нужно уже сейчас думать о глубокой переработке, и желательно – на местах добычи нефти.

— предупреждает Владимир Капустин.

Аудитория конференции согласна – без ТрИЗ развитие российской нефтедобычи представить невозможно:

Проект разработки месторождения залежей сверхвязкой нефти в Самарской области осуществляет  «Самаранефтегаз». Как сообщил представитель компании Айтуган Киекбаев, в настоящее время проводятся ОПР и НИОКР. Осуществляется строительство девяти контрольно-наблюдательных скважин и их пробное освоение. Промышленная разработка запланирована на 2019 г.

Разработку Ярегского месторождения высоковязкой нефти ведет НШУ «Яреганефть» (компания «Лукойл-Коми»), рассказал заместитель начальника управления по бурению Сергей Чен. Сейчас добыча нефти ведется тремя нефтешахтами, а также по технологии SAGD и составляет 0.9 млн т/год. Первоначально на месторождении использовалась только термошахтная технология, однако она связана с большими эксплуатационными затратами и сложными условиями труда. Поэтому параллельно с термошахтной добычей с 2006 г. осуществляется строительство скважин с горизонтальным окончанием по технологии встречного SAGD (добывающие и паронагнетательные скважины находились на разных кустовых площадках).

Как рассказал госпадин Чен, в период с 2018 по 2020 год планируется закончить строительство 65 горизонтальных скважин.

Подробнее о бурении на Ярегском месторождении рассказал Алексей Клявлин, главный специалист по проектированию скважин и геофизическим изменениям Scientific Drilling International. Там применяются разработанные компанией технологии SurfaceTrac и MagTrac (позиционирование и дистанцирование скважин). Они убирают неопределенность в пространственном положении скважины, что позволяет позиционировать протяженные горизонтальные участки в строго определенном коридоре и получать абсолютно достоверную информацию о залегании пластов  непосредственно во время бурения, что делает возможной разработку пластов малой мощности.

Так, с мая по ноябрь 2017 г. на кустах №33-34 Ярегского месторождения в рамках ОПР по технологии SurfaceTrac было пробурено 5 пар SAGD-скважин.

Старший научный сотрудник НИЛ «Внутрипластовое горение» Института геологии и нефтегазовых технологий Казанского федерального университета Ирек Мухаматдиновпредставил доклад о катализаторах для внутрипластового облагораживания высоковязких нефтей и природных битумов в пластовых условиях. По его информации, закачиваемые коллоидные катализаторы на основе металлов переменной валентности, распределившись в пласте, интенсифицируют деструкцию асфальто-смолистых соединений в течение всего периода освоения месторождения. Использование катализаторов обеспечивает еще большее снижение плотности, вязкости нефти, содержания в ней серы, азота, и, следовательно, повышение нефтеотдачи, упрощение последующей подготовки, транспортировки и переработки.

Говоря об экономической стороне проекта, докладчик оценил суммарную потребность в разработанном катализаторе в 28 млн т, в т.ч. 14 млн т для потребностей российских недропользователей.

Об использовании растворителей при добыче тяжелой нефти рассказал Махмут Якубов, заместитель директора по научной работе ИОФХ им. А. Е. Арбузова КазНЦ РАН. Основные причины повышенной вязкости СВН — пониженное содержание легких фракций и низкая температура вмещающих отложений по сравнению с нижележащими нефтеносными пластами. Этим определяется выбор технологий извлечения СВН – разогрев пласта или закачка растворителей (углеводородных фракций). Основное преимущество использования растворителей для добычи СВН заключается в превращении их в обычные нефти, что предполагает возможность дальнейшей подготовки, транспортировки и переработки традиционными методами.

Технология  может применяться в пластах, где использование парогравитационного дренажа затруднено: это тонкие продуктивные пласты, пласты с подстилающейся водой и/или газовыми шапками и низкопроницаемые  карбонатные коллекторы.  Растворителями, как правило, служат этан, пропан, бутан, сжиженный газ, легкие нефтяные фракции.

О применении технологий Schlumberger на практике рассказала Екатерина Сазонова, технический руководитель направления петрофизики департамента бурения и измерения. Речь шла о карбонатном кавернозном и трещиноватом коллекторе. В процессе освоения скважин Schlumberger использует геологическое сопровождение, которое включает в себя геонавигацию, геологический анализ и каротаж. Это делает строительство скважин хоть и дороже, но гораздо эффективнее: направление бурения идет не по заявленному заранее плану, а изменяется в зависимости от данных каротажа в процессе бурения, что, соответственно, повышает нефтеотдачу.

Отвечая на вопрос о стоимости данных технологий, г-жа Сазонова сказала, что точные цифры назвать сложно – они варьируются в зависимости от условий на конкретном месторождении и объемов работ.

С подробным перечнем отраслевых мероприятий в текущем году (выставки, семинары, конференции) вы можете ознакомиться в нашем разделе календарь.

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

mplast.by

Точка зрения / Российский союз промышленников и предпринимателей

В России доля трудноизвлекаемых запасов нефти (ТРИЗ) с каждым годом увеличивается, и сейчас она превышает 65 процентов от общего объема. Скорее всего, за счет преимущественной отработки легкоизвлекаемых запасов доля "трудной" нефти продолжит расти.

Экономика такой добычи устроена сложно: она, например, требует налоговых стимулов, так как компании тратят на ее разработку в 2,2 раза больше средств, чем при работе на традиционных объектах. О том, что сегодня принято считать трудноизвлекаемыми запасами нефти в России, какова рентабельность и перспективы их добычи, какую поддержку компаниям оказывает государство в добыче "трудной" нефти, "Российской газете" рассказал заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов.

Кирилл Валентинович, какого рода запасы нефти в России сегодня принято считать трудноизвлекаемыми?

Кирилл Молодцов: В настоящее время в законодательстве не определено такое понятие, как трудноизвлекаемые запасы нефти, то есть ТРИЗ. Как правило, к основным характеристикам ТРИЗ относят высокую себестоимость и сложные комбинированные процессы извлечения нефти.

На практике в работе мы опираемся на положения Федерального закона N213-ФЗ от 2013 года, а также статью 342 Налогового кодекса РФ, которые предусматривают применение к ставке налога на добычу полезных ископаемых понижающего коэффициента, характеризующего степень сложности добычи нефти. Согласно указанным критериям, ТРИЗ включают в себя нефть баженовской, абалакской, хадумской, доманиковой и тюменской свит, а также нефть, добываемую из продуктивных отложений с низкими установленными показателями проницаемости и эффективной нефтенасыщенной толщины пласта. В некоторых случаях к ним также добавляются высоковязкая и сверхвысоковязкая нефть.

Отмечу, что уникальной особенностью Баженовской свиты, определяющей ее промышленную ценность, является высокая насыщенность нефтью, отличающейся хорошим качеством: легкая, малосернистая и без других вредных примесей, в связи с чем требует меньше затрат на первичную и глубокую переработку.

Что касается сверхвязкой нефти, на сегодняшний день геологические запасы сверхвязкой нефти и природных битумов в России составляют, по данным World Energy Council, 55 миллиардов тонн. Сосредоточены они, главным образом, в Волго-Уральской, Восточно-Сибирской и Тимано-Печорской нефтегазоносных провинциях. Наиболее активно осуществляется разработка месторождений сверхвязких нефтей и битумов в Татарстане. Отмечу, что для добычи сверхвязкой нефти предусмотрена специальная налоговая льгота - нулевая ставка НДПИ.

Сколько в недрах России кроется "трудной" нефти? Есть смысл разрабатывать эти запасы?

Кирилл Молодцов: Разработка ТРИЗ имеет большой потенциал для развития нефтяной отрасли: сегодня темпы отбора запасов из низкопроницаемых коллекторов в России составляют менее одного процента, при этом значительные ресурсы, оцениваемые экспертами на уровне 11-22 миллиарда тонн, не разведаны.

Разработка запасов "трудной" нефти сохранит текущий объем добычи и сделает экономику в целом более конкурентоспособной

Кстати, на месторождениях с ТРИЗ добыча в 2016 году возросла на 12,1 процента по сравнению с 2015 годом и составила 37 миллионов тонн (включая добычу из залежей, отнесенным к баженовским, абалакским, хадумским и доманиковым продуктовым отложениям - полтора миллиона тонн). В 2017 году ожидаем рост добычи на месторождениях с ТРИЗ до 38-39 миллионов тонн (по баженовским, абалакским, хадумским и доманиковым продуктовым отложениям - 1,6 миллиона тонн).

Насколько сегодня оправданы работы по освоению ТРИЗ для добывающих структур и государства, есть ли в принципе сегодня у них возможность получать прибыль в этом секторе?

Кирилл Молодцов: Безусловно, разработка запасов нефти в баженовской свите требует значительных капитальных затрат и связана с повышенным инвестиционным риском. По оценке специалистов ряда компаний, средние удельные текущие затраты на добычу нефти из отложений баженовской свиты примерно в 2,2 раза выше затрат при разработке традиционных объектов.

Вместе с тем, освоение запасов баженовской свиты выглядит привлекательнее ряда альтернативных направлений, ориентированных на поддержание нефтедобычи, например, северного шельфа восточнее Урала и новых слабо освоенных районов Восточной Сибири. В регионе, где эта свита простирается, уже есть вся необходимая инфраструктура, поэтому можно рассчитывать на меньшие затраты и сниженный ущерб для окружающей среды.

Какие проблемы в расширении добычи ТРИЗ в России можно выделить? Решаемы ли они на нынешнем этапе технологического и организационного развития нефтегазодобычи?

Кирилл Молодцов: Технологический портфель нефтяных компаний состоит сегодня из сотен проектов, направленных на максимизацию нефтеотдачи на традиционных месторождениях, а также на обеспечение доступа и возможности эффективной разработки трудноизвлекаемых запасов. В частности, компании работают над такими технологиями, как совершенствование конструкции горизонтальных скважин с многостадийным гидроразрывом пластов (МГРП), интегрированный инжиниринг, строительство высокотехнологичных скважин, совершенствование системы бассейнового моделирования в сложных геологических зонах.

Таким образом, внедрение новых технологий позволяет сегодня увеличить степень доступа к ресурсной базе, которая еще вчера считалась нерентабельной из-за сложного геологического строения и где традиционные технологии оказывались неэффективными.

Какова доля добычи "трудной" нефти в России? Она может вырасти за счет новых мер стимулирования?

Кирилл Молодцов: В общероссийской добыче нефти доля ТРИЗ пока относительно невелика - 7,2 процента. Но, как мы видим, объем их добычи ежегодно растет.

Заложенный в проекте Генеральной схемы развития нефтяной отрасли на период до 2035 года сбалансированный сценарий прогноза добычи нефти и газового конденсата в России, опирающийся на базовый сценарий проекта Энергетической стратегии России на период до 2035 года, предполагает увеличение добычи нефти с месторождений ТРИЗ к 2035 году до 82 миллионов тонн в год, из них 44,6 миллиона тонн - это те запасы, которые уже включены в проектно-технологическую документацию, еще 37,5 миллиона тонн - это новые запасы, которые еще нужно прирастить.

Предполагается, что разрабатываемые отечественные энергоэффективные и ресурсосберегающие технологии освоения ТРИЗ станут ключевыми для развития отрасли через 5-10 лет и позволят обеспечить прирост рентабельно извлекаемых запасов и сохранение объемов добычи нефтяного сырья, а также дать толчок к экономическому росту и конкурентоспособности российской экономики в целом.

Технологии обкатают на полигонах

Кирилл Валентинович, как государство сегодня стимулирует разработку месторождений с ТРИЗ?

Кирилл Молодцов: Например, для стимулирования реализации новых инвестиционных проектов по разработке участков недр с содержанием трудноизвлекаемых запасов углеводородного сырья к ставке НДПИ применяется понижающий коэффициент, характеризующий степень сложности добычи нефти. При добыче нефти из конкретной залежи участка недр, отнесенной к баженовским, абалакским, хадумским и доманиковым продуктивным отложениям, по данным государственного баланса запасов полезных ископаемых значение данного коэффициента принимается равным нулю.

Кроме того, минэнерго в соответствии с Планом мероприятий по внедрению инновационных технологий и современных материалов в отраслях ТЭК на период до 2018 года включило проект создания комплекса отечественных технологий и высокотехнологичного оборудования разработки запасов баженовской свиты в перечень национальных проектов по внедрению инновационных технологий и современных материалов в энергетике.

Проект предусматривает создания комплекса отечественных технологий и высокотехнологичного оборудования, которые обеспечат вовлечение в разработку более 760 миллионов тонн извлекаемых запасов углеводородов баженовской свиты на территории ХМАО и ЯНАО. Реализация проекта направлена на разработку и внедрение российских инновационных технологий и высокотехнологичного оборудования для разведки и разработки сланцевых месторождений. Проект позволит гарантировать технологическую независимость страны в области разведки и разработки нетрадиционных запасов нефти и газа.

Сейчас актуальные направления развития технологий добычи ТРИЗ - опытно-промышленные испытания уже доступных технологий с целью их адаптации для российских геологических условий, а также внедрение вновь разрабатываемых технологий. Для апробации инновационных технологий добычи нефти из баженовских и абалакских отложений на территории Восточно-Панлорского участка недр, находящегося в нераспределенном фонде, минприроды подписало Соглашение о сотрудничестве в области геологии и недропользования с правительством ХМАО, в рамках которого создается научный полигон "Баженовский".

На данный момент в России этап опытно-промышленных испытаний почти отсутствует, а для развития направления нужны технологические полигоны. Когда они у нас появятся?

Кирилл Молодцов: Минприроды и Республика Татарстан уже заключили соглашение о создании полигонов по разработке и внедрению новейших технологий поиска, разведки, разработки и освоения ТРИЗ, где основными направлениями научно-исследовательских и опытно-промышленных работ стали битуминозная нефть и нефть из доманиковых отложений.

На стимулирование освоения трудноизвлекаемых запасов нефти направлены изменения в Федеральный закон "О недрах" (разработаны минприроды и согласованы с минэнерго). Законопроектом предлагается закрепить отдельный вид пользования недрами для создания полигонов отработки технологий геологического изучения, разведки и добычи трудноизвлекаемых запасов углеводородного сырья, а также определить порядок предоставления такого права пользования недрами.

Кроме того, напомню, что минэнерго и минфин провели работу над концепцией новой налоговой системы в нефтяной отрасли, основанной на налоге на дополнительный доход от добычи нефти (НДД), при котором объектом налогообложения выступает свободный денежный поток проекта разработки месторождения. Введение налогообложения недропользователей в зависимости от экономической эффективности разработки месторождений позволит обеспечить более правильный и рациональный подход к пользованию недрами.

По нашей оценке, переход нефтяной отрасли на НДД позволит повысить уровень рентабельности разработки участков недр, обеспечить приток инвестиций в разработку истощенных и нетрадиционных запасов, стимулировать применение методов увеличения нефтеотдачи и вовлечь в разработку месторождения и залежи на месторождениях, не разрабатываемых в условиях действующей системы налогообложения, что, как следствие, позволит увеличить объем добываемой нефти и стимулировать КИН. Рассчитываем, что новый налоговый режим вступит в силу с 1 января 2019 года.

Российская газета

xn--o1aabe.xn--p1ai

Газпром нефть вовлекла в разработку более 8 млн т ТРИЗ — «НефтеРынок»

В рамках реализации программы по вовлечению в разработку трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ) «Газпром нефть» в 2013 году существенно нарастит объемы бурения горизонтальных скважин с проведением многостадийных гидроразрывов пласта.

Программа работы с трудноизвлекаемыми запасами, утвержденная в «Газпром нефти» в 2012 году, предусматривает вовлечение в разработку 60 млн тонн дополнительных запасов до 2015 года. К 2020 году этот показатель должен увеличиться до 300 млн тонн. По итогам 2012 года в разработку было вовлечено более 8 млн тонн ТРИЗ. К категории трудноизвлекаемых компания относит запасы с низкими фильтрационно-ёмкостными свойствами (ФЕС), высокой обводненностью, расположенные в малых нефтенасыщенных толщинах.

В течение 2012 года «Газпром нефть» провела работу по определению и оценке объемов трудноизвлекаемых запасов, находящихся на балансе компании, также намечены первоочередные объекты для проведения опытно-промышленных работ. В 2012 и 2013 годах к реализации подготовлены и будут начаты проекты на Южно-Приобском и Зимнем месторождениях (разрабатываются «Газпромнефть-Хантосом» ссылка откроется в новом окне), Вынгаяхинском и Крайнем месторождениях («Газпромнефть-Муравленко» ссылка откроется в новом окне), Вынгапуровском месторождении («Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» ссылка откроется в новом окне).

Бурение горизонтальных скважин с проведением многостадийных гидроразрывов пластов (ГРП) – основная технология освоения ТРИЗ в рамках проектов, утвержденных к реализации в 2013 году. Технология позволяет поэтапно выполнять несколько ГРП на стволе одной скважины для увеличения добычи нефти и повышения коэффициента ее извлечения, последовательно воздействуя на отдельные пласты, имеющие, к примеру, низкую продуктивность. Количество горизонтальных скважин, бурение которых запланировано на 2013 год, должно составить более 120 единиц, что в полтора раза превышает показатели 2012 года и в четыре раза – результаты 2011 года. В 2013 году предполагается провести почти 90 многостадийных ГРП, что более чем втрое превосходит результаты 2012 года. При этом на протяжении 2012 года количество операций, проводимых на одной скважине, увеличилось с 3-4 до 5-6.

Всего в 2012 году было выполнено порядка 110 геолого-технических мероприятий (ГТМ) на ТРИЗ (почти 10% от общего объема ГТМ), в том числе, реализованы такие сложные проекты, как бурение скважин с длиной горизонтального участка до одного километра, а также проводка горизонтальных стволов в пластах толщиной до двух метров.

«Увеличение коэффициента извлечение нефти и повышение эффективности работы с запасами – задачи, над решением которых мы работаем постоянно. Однако для освоения ТРИЗ не всегда достаточно только новых технологий. Чтобы сделать разработку трудных запасов рентабельной, необходима и поддержка со стороны государства в виде применения специального налогового режима. Совмещение технологий и механизмов налогового стимулирования даст нам возможность вовлекать в разработку новые участки, обеспечивая рост объемов добычи», – отметил первый заместитель генерального директора «Газпром нефти» Вадим Яковлев.

Источник: Энергоньюс

www.nefterynok.info

Разведанные запасы томской нефти могут вырасти на 12% за счет ТРИЗ | Oil.Эксперт

Власти надеются, что программа по добыче трудноизвлекаемых углеводородов (ТРИЗ) в Томской области позволит в ближайшие годы увеличить объем разведанных запасов на 12%, сообщил в среду журналистам замгубернатора по промышленной политике Игорь Шатурный.

Ранее сообщалось, что в области создается кластер для работы с ТРИЗ, за счет которых предполагается сохранить объемы добычи нефти в регионе (в 2016 году было добыто 11 миллионов тонн нефти, как и годом ранее). Первая скважина в рамках проекта была пробурена в 2014 году ООО «Газпромнефть-Восток» – индустриальным партнером кластера. К 2019 году проектный офис на базе Томского политехнического университета (ТПУ) разработает концепцию по добыче таких ресурсов.

«Это (программа по добыче ТРИЗ – Ред.) следующий этап, который позволит нам, по скромным расчетам, порядка 12% нарастить по разведанным запасам. А это серьезные цифры», – сказал Шатурный, отметив, что разведка и разработка «трудных» месторождений позволит сохранять объемы по добычи нефти в регионе в ближайшие несколько лет.

По данным обладминистрации, в настоящее время объем разведанных запасов нефти в Томской области составляет около 510 миллионов тонн.

Шатурный уточнил, что сейчас работа по разведке новых запасов ведется в регионе недостаточно интенсивно – чтобы иметь перспективы, предприятиям нужно ежегодно разведывать в два раза больше запасов углеводородов, чем они добыли. Так, в 2016 году было добыто 11 миллионов тонн нефти, значит, разведать должны были не менее 22 миллионов тонн. Однако, этот показатель составил только 5 миллионов.

Замгубернатора подчеркнул, что сохранение объемов добычи углеводородов важно для Томской области, так как нефтегазовый комплекс в настоящее время «является локомотивом» экономики региона. «Бюджет области на 25% формируется из нефтегазового комплекса, 30% ВРП (внутренний региональный продукт) также составляет нефтегазовый комплекс», – отметил вице-губернатор.

riatomsk.ru

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

Доля ТРИЗ в нефтяных запасах России приблизилась к 2/3

В России год от года растет доля трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ) нефти. Она уже достигла 65% от общего объема. Об этом идет речь в проекте «Стратегии развития минерально-сырьевой базы Российской Федерации до 2030 года», размещенном на сайте Федерального агентства по недропользованию (Роснедр).

В документе уточняется, что из общих балансовых запасов нефти категорий АВС1, которые в России превышают 18 млрд тонн, к ТРИЗ относятся уже почти две трети — около 12 млрд тонн. Причем доля трудноизвлекаемой нефти постепенно увеличивается за счет того, что отечественные компании отдают предпочтение разработке несложных запасов.

В среднем за год в России добывают около 500 млн тонн нефти (без учета газового конденсата). В связи с этим, как подсчитали в Роснедрах, обеспеченность разведанными запасами осваиваемых месторождений составляет на данный момент 35-36 лет. Однако без учета ТРИЗ ресурсов разведанной нефти в стране хватит не более чем на 20 лет, подчеркивается в проекте стратегии.

«Степень выработанности разведанных запасов достигает 55%, степень разведанности начальных суммарных ресурсов — 46%. То есть в России еще могут быть выявлены сотни новых месторождений нефти, в том числе десятки крупных. В последние годы запасы нефти в России стабильно растут, но основной прирост идет не за счет открытия новых месторождений, а за счет доразведки отрабатываемых объектов и внедрения современных технологий добычи, что позволяет существенно увеличить коэффициент извлечения нефти», — поясняют Роснедра.

Отсюда ведомство делает вывод, что удержать достигнутый уровень добычи нефти в период после 2020 года без вовлечения в отработку ТРИЗ Россия просто не сможет.

«Поэтому нефть относится к числу недостаточно обеспеченных запасами полезных ископаемых», — предупреждают авторы проекта стратегии развития минерально-сырьевой базы РФ.

В Роснедрах убеждены: чтобы поддержать добычу нефти на запланированном уровне в следующем десятилетии необходимо вовлекать в оборот открытые, разведанные, но не разрабатываемые месторождения нефти и залежи с ТРИЗ (Баженовская свита, доманиковый горизонт и аналоги), глубокие нефтеносные горизонты, мелкие и истощенные месторождения. Кроме того, требуется поэтапно осваивать новые перспективные районы добычи, расположенные в пределах Тимано-Печорской, Западно-Сибирской, Волго-Уральской, Прикаспийской, Лено-Тунгусской, Енисей-Анабарской провинций, а также на шельфе Арктики и Дальнего Востока.

24news.com.ua