Турция готовится добывать нефть и газ вблизи Кипра. Турция не добывает нефть


Турция готовится добывать нефть и газ вблизи Кипра | Oil.Эксперт

30 октября Турция объявила о скором начале бурения нефтяных и газовых скважин в Восточном Средиземноморье.

Выступая на церемонии отправки специального бурового судна, министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез заявил, что турецкие военно-морские силы в случае необходимости предпримут все необходимые меры для защиты судна.

Торжественная церемония состоялась на фоне усиления напряженности в Восточном Средиземноморье между Турцией, с одной стороны, и Египтом, Кипром и Грецией — с другой.

10 октября Египет, Кипр и Греция договорились о создании в Каире Ближневосточного газового форума, который будет координировать совместную политику в области разведки и добычи природного газа.

Кроме того, 19 сентября Египет подписал соглашение с Кипром о строительстве трубопровода между кипрским месторождением «Афродита» и египетскими заводами по сжижению газа, который затем будет экспортироваться «на различные рынки», в том числе в Евросоюз, что позволит Египту стать региональным газовым хабом. Трубопровод мощностью 19,8 млн куб. м в год должен начать перекачку газа на египетские заводы СПГ в 2022 г.

В связи с этим следует напомнить, что 4 февраля министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу назвал незаконным подписанное в декабре 2013 г. между Египтом и Кипром соглашение об определении исключительных экономических зон двух стран. По его словам, документ нарушает границы континентального шельфа Турции.

11 февраля Турция заблокировала буровое судно, зафрахтованное итальянской нефтяной компанией ENI, на основании того, что некоторые районы в морской зоне Кипра подпадают под юрисдикцию Турции или турецкой части Кипра.

«Египет не обеспокоен действиями Турции в Восточном Средиземноморье, потому что страна работает в рамках соглашений о демаркации, заключенных с Кипром и Грецией, и в соответствии с международным правом», — заявил пресс-секретарь египетского министерства нефти Хамди Абдельазиз. Он также добавил, что Каир способен защитить свои интересы в регионе.

В то время как потребление Турцией природного газа в 2017 г. составило 53 млрд куб. м, ее производство не превысило в том же году 350 млн куб. м. Важность Восточного Средиземноморья объясняется наличием стратегических запасов природного газа, объемы которых могут достигать 3,45 трлн куб. м.

Открытие Египтом месторождения «Зохр» в 2015 г. изменило газовую карту в Восточном Средиземноморье.Только «Зохр» способен обеспечить страну газом ежегодно на $3 млрд, пишет в Al Monitor египетский журналист Ахмед Алим.

«Между Кипром и Турцией существует спор по некоторым территориям, которые входят в кипрскую экономическую зону в Средиземном море. Турция ранее блокировала бурение нефтяных и газовых скважин в некоторых прибрежных районах Кипра, — разъясняет нефтегазовый эксперт Ибрагим аль-Гитани. — Кипр понимает, что Турция может помешать киприотам добывать газ в Восточном Средиземноморье и препятствовать строительству трубопровода в Египет. Однако Турция вряд ли способна напрямую повлиять на разведку и добычу газа Египта в его экономической зоне».

По мнению Ахмеда Рифаата, профессора международного права Университета Бени Суэф, заявление о непризнании Анкарой египетско-кипрского соглашения от 2013 г. — обычная риторика. У Турции слабая правовая позиция, и она не имеет права добывать углеводороды в кипрском районе, не говоря уже о том, чтобы срывать там какие-либо работы, поскольку это будет противоречить как международному праву, так и Конвенции ООН по морскому праву.

«Египет не добился бы никакого прогресса в области энергетики в Средиземноморье, если бы не Соглашение о демаркации границы с Кипром и Грецией. Любое нарушение Турцией каких-либо геологоразведочных работ будет равносильно акту агрессии, и эти государства могут обратиться с иском в международный суд, — считает Рифаат. — Если ситуация дойдет до этой крайней точки, то Турция в итоге окажется проигравшей стороной».

www.vestifinance.ru

 

Прогноз ценовых колебаний с 19 по 23 ноября 2018

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

Турция готовится добывать нефть и газ вблизи Кипра

Выступая на церемонии отправки специального бурового судна, министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез заявил, что турецкие военно-морские силы в случае необходимости предпримут все необходимые меры для защиты судна.

30 октября Турция объявила о скором начале бурения нефтяных и газовых скважин в Восточном Средиземноморье. 

Выступая на церемонии отправки специального бурового судна, министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез заявил, что турецкие военно-морские силы в случае необходимости предпримут все необходимые меры для защиты судна. 

Торжественная церемония состоялась на фоне усиления напряженности в Восточном Средиземноморье между Турцией, с одной стороны, и Египтом, Кипром и Грецией - с другой. 

10 октября Египет, Кипр и Греция договорились о создании в Каире Ближневосточного газового форума, который будет координировать совместную политику в области разведки и добычи природного газа. 

 

Кроме того, 19 сентября Египет подписал соглашение с Кипром о строительстве трубопровода между кипрским месторождением "Афродита" и египетскими заводами по сжижению газа, который затем будет экспортироваться "на различные рынки", в том числе в Евросоюз, что позволит Египту стать региональным газовым хабом. Трубопровод мощностью 19,8 млн куб. м в год должен начать перекачку газа на египетские заводы СПГ в 2022 г. 

В связи с этим следует напомнить, что 4 февраля министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу назвал незаконным подписанное в декабре 2013 г. между Египтом и Кипром соглашение об определении исключительных экономических зон двух стран. По его словам, документ нарушает границы континентального шельфа Турции. 

11 февраля Турция заблокировала буровое судно, зафрахтованное итальянской нефтяной компанией ENI, на основании того, что некоторые районы в морской зоне Кипра подпадают под юрисдикцию Турции или турецкой части Кипра. 

"Египет не обеспокоен действиями Турции в Восточном Средиземноморье, потому что страна работает в рамках соглашений о демаркации, заключенных с Кипром и Грецией, и в соответствии с международным правом", - заявил пресс-секретарь египетского министерства нефти Хамди Абдельазиз. Он также добавил, что Каир способен защитить свои интересы в регионе. 

В то время как потребление Турцией природного газа в 2017 г. составило 53 млрд куб. м, ее производство не превысило в том же году 350 млн куб. м. Важность Восточного Средиземноморья объясняется наличием стратегических запасов природного газа, объемы которых могут достигать 3,45 трлн куб. м. 

Открытие Египтом месторождения "Зохр" в 2015 г. изменило газовую карту в Восточном Средиземноморье.Только "Зохр" способен обеспечить страну газом ежегодно на $3 млрд, пишет в Al Monitor египетский журналист Ахмед Алим. 

"Между Кипром и Турцией существует спор по некоторым территориям, которые входят в кипрскую экономическую зону в Средиземном море. Турция ранее блокировала бурение нефтяных и газовых скважин в некоторых прибрежных районах Кипра, - разъясняет нефтегазовый эксперт Ибрагим аль-Гитани. - Кипр понимает, что Турция может помешать киприотам добывать газ в Восточном Средиземноморье и препятствовать строительству трубопровода в Египет. Однако Турция вряд ли способна напрямую повлиять на разведку и добычу газа Египта в его экономической зоне". 

По мнению Ахмеда Рифаата, профессора международного права Университета Бени Суэф, заявление о непризнании Анкарой египетско-кипрского соглашения от 2013 г. - обычная риторика. У Турции слабая правовая позиция, и она не имеет права добывать углеводороды в кипрском районе, не говоря уже о том, чтобы срывать там какие-либо работы, поскольку это будет противоречить как международному праву, так и Конвенции ООН по морскому праву. 

"Египет не добился бы никакого прогресса в области энергетики в Средиземноморье, если бы не Соглашение о демаркации границы с Кипром и Грецией. Любое нарушение Турцией каких-либо геологоразведочных работ будет равносильно акту агрессии, и эти государства могут обратиться с иском в международный суд, - считает Рифаат. - Если ситуация дойдет до этой крайней точки, то Турция в итоге окажется проигравшей стороной".

Китай запускает собственную глобальную навигационную систему Сегодня в 00:07 часов по времени Астаны с космодрома Сичан в юго-западной провинции Сычуань КНР состоялся пуск ракеты-носителя Чанчжэн-3B с двумя навигационными спутниками Beidou-3, передает с места события собственный корреспондент МИА «Казинформ» в Китае.

Иностранных журналистов впервые допустили на запуск спутников глобальной навигационной системы Beidou. На заданную орбиту (высота перигея - 21528 км, высота апогея - 22194 км, наклон - 55 градусов) 42-ой и 43-ий по счету спутники вышли почти через три часа после запуска.

«Эти спутники стали 18-ым и 19-ым по счету из серии Beidou-3, которые по сравнению со спутниками предыдущих поколений способны обеспечить более высокое качество сигнала и оснащены новыми функциями, в том числе могут поддерживать связь между спутниками, отслеживать ход поисково-спасательных работ и другое. Кроме того, срок службы нового спутника составляет от 10 до 12 лет против прежних 8 лет. В целом, этот запуск ознаменовал завершение размещения на орбите основного каркаса системы Beidou-3 и переход к формированию глобальной сети обслуживания», - сказал в интервью МИА «Казинформ» руководитель канцелярии по управлению системой спутниковой навигации Китая Жань Чэнци. 

null По его словам, система навигации со спутниками «Beidou-3» будет введена в эксплуатацию к концу 2018 года и приступит к обслуживанию стран инициативы «Один пояс, один путь», а к 2020 году будет обслуживать абонентов по всему миру.

Китай активизировал запуски спутников Beidou с ноября 2017 года - за год было произведено 11 запусков с выводом на орбиту одного спутника системы Beidou-2 и 19 спутников Beidou-3. Только лишь с июля 2018 года на орбиту выведено 12 спутников, минимальный интервал между запусками составил 17 дней.

Нынешний запуск стал 291-ым для ракеты-носителя Чанчжэн-3B (CZ-3B/YZ-1, «Великий поход»). Диаметр первой и второй основных ступеней ракеты-носителя - 3,5 м, третьей - 3 м. С четырьмя ускорителями диаметром 2,5 м ракета-носитель имеет общую длину 57,12 метров и взлетную массу около 453 тонн.

Напомним, Beidou - создаваемая КНР глобальная навигационная система разработки Китайской академии космических технологий (CAST). К 2035 году «Beidou» станет комплексной системой позиционирования и навигации, наряду с американской GPS и российской ГЛОНАСС.

 

islam.kz

Турция готовится добывать нефть и газ вблизи Кипра

Post Views: 21

30 октября Турция объявила о скором начале бурения нефтяных и газовых скважин в Восточном Средиземноморье.

Выступая на церемонии отправки специального бурового судна, министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез заявил, что турецкие военно-морские силы в случае необходимости предпримут все необходимые меры для защиты судна.

Торжественная церемония состоялась на фоне усиления напряженности в Восточном Средиземноморье между Турцией, с одной стороны, и Египтом, Кипром и Грецией — с другой.

10 октября Египет, Кипр и Греция договорились о создании в Каире Ближневосточного газового форума, который будет координировать совместную политику в области разведки и добычи природного газа.

Кроме того, 19 сентября Египет подписал соглашение с Кипром о строительстве трубопровода между кипрским месторождением «Афродита» и египетскими заводами по сжижению газа, который затем будет экспортироваться «на различные рынки», в том числе в Евросоюз, что позволит Египту стать региональным газовым хабом. Трубопровод мощностью 19,8 млн куб. м в год должен начать перекачку газа на египетские заводы СПГ в 2022 г.

В связи с этим следует напомнить, что 4 февраля министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу назвал незаконным подписанное в декабре 2013 г. между Египтом и Кипром соглашение об определении исключительных экономических зон двух стран. По его словам, документ нарушает границы континентального шельфа Турции.

11 февраля Турция заблокировала буровое судно, зафрахтованное итальянской нефтяной компанией ENI, на основании того, что некоторые районы в морской зоне Кипра подпадают под юрисдикцию Турции или турецкой части Кипра.

«Египет не обеспокоен действиями Турции в Восточном Средиземноморье, потому что страна работает в рамках соглашений о демаркации, заключенных с Кипром и Грецией, и в соответствии с международным правом», — заявил пресс-секретарь египетского министерства нефти Хамди Абдельазиз. Он также добавил, что Каир способен защитить свои интересы в регионе.

В то время как потребление Турцией природного газа в 2017 г. составило 53 млрд куб. м, ее производство не превысило в том же году 350 млн куб. м. Важность Восточного Средиземноморья объясняется наличием стратегических запасов природного газа, объемы которых могут достигать 3,45 трлн куб. м.

Открытие Египтом месторождения «Зохр» в 2015 г. изменило газовую карту в Восточном Средиземноморье.Только «Зохр» способен обеспечить страну газом ежегодно на $3 млрд, пишет в Al Monitor египетский журналист Ахмед Алим.

«Между Кипром и Турцией существует спор по некоторым территориям, которые входят в кипрскую экономическую зону в Средиземном море. Турция ранее блокировала бурение нефтяных и газовых скважин в некоторых прибрежных районах Кипра, — разъясняет нефтегазовый эксперт Ибрагим аль-Гитани. — Кипр понимает, что Турция может помешать киприотам добывать газ в Восточном Средиземноморье и препятствовать строительству трубопровода в Египет. Однако Турция вряд ли способна напрямую повлиять на разведку и добычу газа Египта в его экономической зоне».

По мнению Ахмеда Рифаата, профессора международного права Университета Бени Суэф, заявление о непризнании Анкарой египетско-кипрского соглашения от 2013 г. — обычная риторика. У Турции слабая правовая позиция, и она не имеет права добывать углеводороды в кипрском районе, не говоря уже о том, чтобы срывать там какие-либо работы, поскольку это будет противоречить как международному праву, так и Конвенции ООН по морскому праву.

«Египет не добился бы никакого прогресса в области энергетики в Средиземноморье, если бы не Соглашение о демаркации границы с Кипром и Грецией. Любое нарушение Турцией каких-либо геологоразведочных работ будет равносильно акту агрессии, и эти государства могут обратиться с иском в международный суд, — считает Рифаат. — Если ситуация дойдет до этой крайней точки, то Турция в итоге окажется проигравшей стороной».

canetnews.ru

Казахстан не хочет сокращать добычу нефти

Во втором квартале 2018 года на месторождении Кашаган будет добываться около 200 тысяч баррелей в день, а к концу года эта цифра может вырасти до 300 тысяч баррелей, - заявил министр энергетики Казахстана Канат Бозумбаев. Как отмечает New Europe с материале Kazakhstan faces oil production concerns, в настоящее время Казахстан добывает 1,8 млн баррелей нефти в день и не планирует сокращать добычу, несмотря на обязательства перед ОПЕК. "Средний уровень не будет изменен до конца года", – пообещал Бозумбаев.

По его словам, Казахстан не видит необходимости сокращать добычу нефти, поскольку в рамках сделки ОПЕК он может сохранить текущий уровень. Бозумбаев добавил, что первоначально Астана пообещала добывать на 20 тысяч баррелей меньше (1,6 млн баррелей в день) по сравнению с уровнем ноября 2016 года. В своем апрельском докладе Международное энергетическое агентство (МЭА) заявило, что Казахстан нарушил свои обязательства по сокращению добычи нефти на 20 тысяч баррелей в день, вместо этого увеличив ее почти на 80 тысяч баррелей с октября 2017 года.

Согласно последним данным МЭА, в январе-феврале Казахстан увеличил добычу нефти на 40 тысяч баррелей в день (до 1,7 млн). На сегодняшний день, как уже говорилось выше, добыча за день составляет 1,8 млн баррелей в день.

"Когда мы подписывали соглашение с ОПЕК, мы отмечали, что ограничение добычи не должно отрицательно повлиять на интересы инвесторов в Казахстане, в частности на месторождение Кашаган", - сказал министр,"имея в ввиду основное нефтегазовое месторождение Казахстана, расположенное в северной части Каспийского моря. Именно из-за растущего производства на Кашагане бывшая советская республика вынуждена нарушить свои обязательства.

Из-за двух аварий на трубопроводе работа по разработке месторождения Кашаган была прервана с сентября 2013 года до осени 2017 года. В настоящее время на месторождении добывается 140 тысяч - 150 тысяч баррелей в день, отмечает Бозумбаев. Однако в МЭА заявляют, что в апреле на месторождении добывалось 170 тысяч баррелей в день. Агентство также ожидает, что добыча вырастет до 180 тысяч баррелей в день к середине года и достигнет 360 тысяч баррелей в день уже в этом году.

"Мы ожидаем, что на Кашагане будет добываться около 200 тысяч баррелей в день во второй половине года, а затем, возможно, более 300 тысяч баррелей в день к концу года. Мы обсудим это с нашими коллегами", - сказал Бозумбаев. Он также упомянул, что месторождение Кашаган разрабатывается в рамках соглашения о разделе продукции. Казахстан, представленный компанией КазМунайГаз, и иностранные инвесторы вложили много средств в это месторождение. "Создавать препятствия для добычи нефти юридически неправильно и практически невозможно", - сказал министр.

Помимо КазМунайГаза в проекте участвуют итальянская компания ENI, американская ExxonMobil, Royal Dutch Shell, французская Total, японская Inpex и China National Petroleum Corporation. Бозумбаев также сообщил СМИ, что партнеры Казахстана - Россия и Саудовская Аравия - с пониманием отнеслись к тому, что запуск работ на Кашагане совпал с введением ограничений на добычу нефти в ноябре 2016 года. Все эксперты ОПЕК знают, что влияние Казахстана на нефтяные цены не так уж и велико по двум причинам. Во-первых, среди тех, кто подписал соглашение, 95% выполняют свои обязательства, а Астана не является крупным поставщиком на нефтяном рынке. "К этому соглашению присоединились крупнейшие игроки на нефтяном рынке - Саудовская Аравия и Россия - которые добывают более 11 млн баррелей в день. Для сравнения, Казахстан добывает 1,7-1,8 млн баррелей в день", - подчеркнул Бозумбаев.

vestikavkaza.ru

Турция готовится добывать нефть и газ вблизи Кипра

30 октября Турция объявила о скором начале бурения нефтяных и газовых скважин в Восточном Средиземноморье.

Выступая на церемонии отправки специального бурового судна, министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез заявил, что турецкие военно-морские силы в случае необходимости предпримут все необходимые меры для защиты судна.

Торжественная церемония состоялась на фоне усиления напряженности в Восточном Средиземноморье между Турцией, с одной стороны, и Египтом, Кипром и Грецией — с другой.

10 октября Египет, Кипр и Греция договорились о создании в Каире Ближневосточного газового форума, который будет координировать совместную политику в области разведки и добычи природного газа.

Кроме того, 19 сентября Египет подписал соглашение с Кипром о строительстве трубопровода между кипрским месторождением «Афродита» и египетскими заводами по сжижению газа, который затем будет экспортироваться «на различные рынки», в том числе в Евросоюз, что позволит Египту стать региональным газовым хабом. Трубопровод мощностью 19,8 млн куб. м в год должен начать перекачку газа на египетские заводы СПГ в 2022 г.

В связи с этим следует напомнить, что 4 февраля министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу назвал незаконным подписанное в декабре 2013 г. между Египтом и Кипром соглашение об определении исключительных экономических зон двух стран. По его словам, документ нарушает границы континентального шельфа Турции.

11 февраля Турция заблокировала буровое судно, зафрахтованное итальянской нефтяной компанией ENI, на основании того, что некоторые районы в морской зоне Кипра подпадают под юрисдикцию Турции или турецкой части Кипра.

«Египет не обеспокоен действиями Турции в Восточном Средиземноморье, потому что страна работает в рамках соглашений о демаркации, заключенных с Кипром и Грецией, и в соответствии с международным правом», — заявил пресс-секретарь египетского министерства нефти Хамди Абдельазиз. Он также добавил, что Каир способен защитить свои интересы в регионе.

В то время как потребление Турцией природного газа в 2017 г. составило 53 млрд куб. м, ее производство не превысило в том же году 350 млн куб. м. Важность Восточного Средиземноморья объясняется наличием стратегических запасов природного газа, объемы которых могут достигать 3,45 трлн куб. м.

Открытие Египтом месторождения «Зохр» в 2015 г. изменило газовую карту в Восточном Средиземноморье.Только «Зохр» способен обеспечить страну газом ежегодно на $3 млрд, пишет в Al Monitor египетский журналист Ахмед Алим.

«Между Кипром и Турцией существует спор по некоторым территориям, которые входят в кипрскую экономическую зону в Средиземном море. Турция ранее блокировала бурение нефтяных и газовых скважин в некоторых прибрежных районах Кипра, — разъясняет нефтегазовый эксперт Ибрагим аль-Гитани. — Кипр понимает, что Турция может помешать киприотам добывать газ в Восточном Средиземноморье и препятствовать строительству трубопровода в Египет. Однако Турция вряд ли способна напрямую повлиять на разведку и добычу газа Египта в его экономической зоне».

По мнению Ахмеда Рифаата, профессора международного права Университета Бени Суэф, заявление о непризнании Анкарой египетско-кипрского соглашения от 2013 г. — обычная риторика. У Турции слабая правовая позиция, и она не имеет права добывать углеводороды в кипрском районе, не говоря уже о том, чтобы срывать там какие-либо работы, поскольку это будет противоречить как международному праву, так и Конвенции ООН по морскому праву.

«Египет не добился бы никакого прогресса в области энергетики в Средиземноморье, если бы не Соглашение о демаркации границы с Кипром и Грецией. Любое нарушение Турцией каких-либо геологоразведочных работ будет равносильно акту агрессии, и эти государства могут обратиться с иском в международный суд, — считает Рифаат. — Если ситуация дойдет до этой крайней точки, то Турция в итоге окажется проигравшей стороной».

 

infonefteprom.ru

Не только Турция: как террористы торгуют нефтью | 04.12.15

Сразу надо отметить, что любые источники информации на эту тему противоречивы. Регион добычи нефти, подконтрольный исламистской группировке, крайне хаотичен и с точки зрения контроля над границами, и с точки зрения экономических процессов. Серьезных исследований никто не проводил, а все имеющиеся оценки основаны на субъективных локальных источниках. Тем не менее мы более или менее точно знаем две вещи:

1) Исламское государство (запрещенная в России организация) добывает относительно немного нефти. Большинство экспертов сходятся на цифре около 30 000-40 000 баррелей в день с месторождений Дайр-эз-Заур в Сирии и Кайяра в Ираке (см., например, исследование FT на эту тему). Это примерно 1,5-2 млн т в год, микроскопический объем с точки зрения международного рынка (мировой спрос на нефть сегодня превышает 95 млн баррелей в день, или почти 5 млрд т в год).

2) Большинство этого объема потребляется в виде нефтепродуктов непосредственно в районах, находящихся под контролем исламистов. По разным оценкам, на этой территории проживает от 3 млн до 5 млн человек, что, в общем, не оставляет много нефти для экспорта. Если сравнивать с данными по государствам с похожей численностью населения, то на собственное потребление должно уходить более половины от добычи. Упомянутое выше исследование FT как раз и говорит о том, что нефть ИГ в основных перерабатывается на мобильных НПЗ и потребляется на территориях, непосредственно прилегающих к зоне добычи.

А вот дальше начинаются спекуляции - кто что видел, слышал и так далее. Например, FT пишет, что значительная часть нефти, производимой на подконтрольных ИГ территориях, потребляется в северо-западных районах Сирии, контролируемых так называемой умеренной сирийской оппозицией. Это одна из причин осторожного отношения США и их союзников к бомбардировкам нефтяной инфраструктуры ИГ - не хотят оставить поддерживаемых Западом борцов с Асадом без поставок нефти. Часть нефти через эти территории, по информации FT, поставляется в Турцию, хотя ясно, что торговля идет уже через посредников из рядов сирийской оппозиции. Часть вынужден закупать и режим Асада, так как ему просто некуда больше деваться: нефтедобыча в основном осталась на потерянных властями территориях.

Однако логичной представляется и другая версия: о том, что большая часть нефти ИГ идет на экспорт через нефтепровод Киркук - Джейхан, служивший основной экспортной артерией для северного Ирака еще с 1970-х годов.

В мирные годы так же активно использовался нефтепровод из иракского Киркука в сирийский порт Баньяс, проходящий как раз через территорию Сирии, однако из-за боевых действий он прекратил операции.

Нефтепровод Киркук - Джейхан является наиболее удобной опцией для трейдеров, готовых работать с исламистской нефтью, так как товар приходит в крупнейший международный экспортный терминал Джейхан в Турции уже смешанный с вполне легально добываемой иракской нефтью. И хотя FT утверждает, что канал экспорта через Курдистан был перекрыт, реальных подтверждений этому нет, а по информации издания Jewish Business News, поставки через Курдистан в Турцию основные для ИГ: нефть доставляется в приграничный город Заху в Иракском Курдистане, где трейдеры «оприходуют» ее и далее отправляют в трубопровод Киркук - Джейхан.

Проверить сложно, однако схема выглядит убедительной с точки зрения логистики: маршрут автотранспорта от сирийского месторождения Дайр-эз-Заур до Заху составляет примерно 7-8 часов, а других способов быстро добраться до крупного магистрального нефтепровода, в общем, нет. В предприимчивость курдских торговцев поверить довольно легко.

Приходящая через Джейхан нефть, как пишет израильское издание, «отмывается» через посредников на Мальте, и конечным покупателем нелегального сырья может быть даже Израиль, который получает через Джейхан значительную долю нефтяного импорта (это подтверждают и данные FT), в том числе и с использованием «мальтийских» схем.

Хотя упомянутая публикация Jewish Business News содержит много нелестных эпитетов в адрес турецких властей и лично Эрдогана за «покровительство» поставкам исламистской нефти через Турцию, нельзя не отметить, что важнейшей точкой входа на рынок в этой схеме остается именно Курдистан. Насколько верны обвинения российского руководства в адрес Эрдогана и его правительства в прямом участии в экспорте нефти ИГ, мы не знаем, хотя логично предположить, что турецкие власти как минимум в курсе существующих схем.

Однако сводить все к Эрдогану в данном случае - недопустимое упрощение.

Слишком многие заинтересованы в торговлей нефтью с ИГ. Справедливые вопросы: почему Запад до сих пор не предпринял решительных действий по уничтожению нефтяной инфраструктуры ИГ (вспомним, что в годы Второй мировой войны бомбардировки союзниками нефтяной инфраструктуры в Румынии и заводов по производству синтетического топлива в Германии сыграли ключевую роль в подрыве боеспособности немецкой армии), а также что происходит с нефтяной торговлей курдов, которые вроде как воюют против ИГ?

Все это, конечно, нужно серьезно исследовать, чтобы понять, как поскорее нейтрализовать денежную подпитку исламистов за счет экспорта нефти. Пока в этой сфере чересчур много спекуляций, чтобы делать серьезные выводы.

Публикация с сайта Forbes.ru

Владимир Милов, директор Института энергетической политики

Владимир Милов, директор Института энергетической политики

www.finanz.ru