Как Турция и Израиль грабят Сирию и Ирак, экспортируя нефть «Исламского государства» — расследование. Турция нефть сирия


к чему может привести попытка Турции начать разведку газа и нефти в территориальных водах Кипра — РТ на русском

Турция начнёт разведывательное бурение углеводородов на шельфе Кипра уже в конце октября. Об этом сообщил министр энергетики и природных ресурсов республики Фатих Донмез. На данный момент у Турции есть одно буровое судно Fatih, что в переводе означает «Завоеватель». Однако разрешения на разведку официальная Никосия не давала. Накануне Еврокомиссия предостерегла Анкару от посягательства на кипрский газ. При этом сама Турция требует, чтобы все энергетические проекты в этом районе согласовывались с ней. Богатый углеводородами сектор Восточного Средиземноморья стал камнем преткновения в отношениях Анкары, Афин, Каира и Никосии. По мнению экспертов, в конфликт уже вовлечены ЕС и США. Как спор вокруг энергоресурсов отразится на обстановке в регионе, выяснял RT.

Министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез 9 октября заявил, что Анкара уже в текущем месяце приступит к разведывательному бурению на шельфе острова Кипр.

«Наше буровое судно «Фатих» на прошлой неделе уже прибыло на место. Будут проведены определённые тесты и подготовка, и в конце этого месяца начнётся бурение», — цитирует заявление турецкого чиновника ТАСС.

Донмез не уточнил, о каких именно участках кипрского шельфа идёт речь. С одной стороны, Турция может начать поиск газа и нефти на шельфе Северного Кипра. После греко-турецкого конфликта на острове в 1974 году эта его часть контролируется турецкими войсками и управляется правительством Турецкой Республики Северного Кипра, которую признаёт лишь Анкара.  

С другой, как отмечало 5 октября Министерство иностранных дел страны, Турция не оставляет претензий на часть акватории так называемого седьмого блока к югу от Кипра. В минувшую среду Никосия пригласила компании Total, Eni и ExxonMobil к участию в разработке этого участка шельфа. Анкара же отказывается признавать договоры о проведении морской границы между Кипром и Ливаном, Кипром и Египтом, Кипром и Израилем, заключённые в 2003, 2007 и 2010 годах соответственно, по которым эти страны поделили большую часть шельфа вокруг острова Кипр.

Лакомый кусок

Открытие в 2010-х годах крупных месторождений природного газа в Восточном Средиземноморье серьёзно осложнило и без того непростые пограничные отношения Турции с Кипром и другими соседями в этом регионе.

Также по теме

«Открытие невероятных богатств»: как месторождения газа в Средиземноморье вызывают конфликты на Ближнем Востоке

Обнаружение крупных месторождений природного газа в Восточном Средиземноморье ведёт к обострению тлеющих конфликтов в регионе, считают...

Только газовое месторождение «Афродита», открытое на кипрском шельфе в 2011 году, обладает ресурсным потенциалом в 230 млрд кубометров. Рядом располагаются не менее крупные израильские месторождения «Левиафан» и «Тамар» и гигантское египетское месторождение «Зохр» (850 млрд кубометров). Как отмечают эксперты, Турция также стремится поучаствовать в дележе нефтегазового пирога.

«Сегодня Турция фактически противостоит в Восточном Средиземноморье консорциуму Израиля, Греции и Республики Кипр, — отметил в интервью RT эксперт Российского совета по международным делам Тимур Ахметов. — Анкара протестует против планов этих стран начать разработку газовых месторождений в территориальных водах не признанного ей Кипра, ведь тогда выгоду от добычи газа и последующей его продажи в Европу будут получать только жители южной части полуострова».

К тому же, по словам эксперта, Турция пытается «застолбить за собой некоторые участки газовых месторождений, статус которых опять же трудно установить в силу неурегулированного вопроса полуострова».

  • Северный Кипр. Военный парад
  • © Birol Bebek / AFP

Восточное Средиземноморье — не единственная зона, где Анкара претендует на добычу углеводородов. В мае текущего года Турция объявила о проведении масштабных геологоразведочных работ на востоке страны — на границе с Ираком.

Заведующий сектором исследований Европейского союза Института мировой экономики и международных отношений РАН Юрий Квашнин отметил в интервью RT, что «в первую очередь проблема кипрского шельфа — это проблема отношений между признанной большинством стран мира Республикой Кипр и Турецкой Республикой Северного Кипра, которая признаётся только соседней Турцией».

Безуспешность дипломатии

Анкара с 2011 года заявляла, что делёж Восточного Средиземноморья без учёта её претензий и мнения турецкой общины Кипра противоречит международному праву, и угрожала защитить свои интересы силой.

Также по теме

Кардак в отношениях: как далеко может зайти противостояние Греции и Турции на фоне военной операции Анкары в Африне

Делёж углеводородов и операция в сирийском Африне способствовали возобновлению старого спора между Турцией и Грецией, считают...

Летом 2017 года провалились переговоры между греческой и турецкой общинами Кипра: проблема добычи углеводородов была одним из краеугольных вопросов, которые сторонам так и не удалось решить.

В конце 2017-го Турция купила построенное в 2011 году в Южной Корее буровое судно Deep Sea Metro II. Корабль турецкие власти тут же переименовали в «Фатих» (тур. «Завоеватель»), в честь султана Мехмеда Фатиха, захватившего в 1453 году Константинополь. Анкара анонсировала также, что в ближайшее время введёт в строй второе судно геологоразведки.

«Турция, с учётом безуспешности её дипломатических протестов, вынуждена отстаивать свою позицию уже реальными делами, — отмечает Ахметов. — Главную угрозу региону, конечно же, представляет вероятность сползания кризиса в военное противостояние».

В феврале 2018 года турецкие военные корабли заставили буровое судно Saipem 12000 итальянского нефтегазового гиганта Eni покинуть прибрежные воды Кипра. Позже, в июле 2018 года, власти Турецкой Республики Северного Кипра в ответ на обвинения президента Кипра Никоса Анастасиадиса в том, что Турция «под различными предлогами вмешивается и посягает на суверенные права республики», объявили, что готовы в одностороннем порядке начать эксплуатацию своей экономической зоны.

По мнению Ахметова, Турция даёт понять региональным игрокам, что готова применять и свой военный потенциал, о чём свидетельствует государственная программа развития военно-морского флота страны.

Однако Юрий Квашнин не верит в возможность военного решения проблемы из-за того, что Турция и традиционно поддерживающая Кипр Греция являются членами одного военно-политического блока — НАТО.

  • Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
  • Reuters
  • © Andrew Kelly

Первого октября, в 58-ю годовщину провозглашения независимости Кипра, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган предостерёг кипрские власти от попыток эксплуатации шельфа без согласия Анкары.

«Те, кто пытаются игнорировать нас в этом регионе, ставят под угрозу свои собственные активы», — подчеркнул Эрдоган, выступая на открытии осенней сессии парламента страны.

Внешние интересы

Между тем США и ЕС встали на сторону Кипра. Так, 4 октября посол Соединённых Штатов на Кипре Джудит Гарбер заявила, что США «поддерживают права Республики Кипр добывать углеводороды в эксклюзивной экономической зоне». В свою очередь, 8 октября пресс-секретарь главы Еврокомиссии Маргаритис Шинас призвал Турцию «уважать суверенное право Кипра исследовать и использовать свои природные ресурсы в соответствии с международным правом и правом ЕС».

  • Пресс-секретарь главы Еврокомиссии Маргаритис Шинас
  • © European Union

Как считает Юрий Квашнин, попытки Анкары начать бурить кипрский шельф осложнят отношения между Турцией и Грецией как страной, защищающей греков-киприотов, а также скажутся на отношениях Турции с ЕС и Соединёнными Штатами Америки.

Также по теме

«Ищем пути обхода»: специальный советник премьер-министра Греции Веланис — о санкциях и поставках газа из России

На площадке форума «Российская энергетическая неделя» специальный советник премьер-министра Греции Димитриос Веланис рассказал в...

Как отмечает Тимур Ахметов, «Кипр явно чувствует поддержку ЕС». Причина этого — в стремлении Еврокомиссии скорее получить альтернативы поставкам газа из России. Ранее Еврокомиссия поддержала проект Восточно-Средиземноморского газопровода, который в мае 2018-го согласовали Израиль, Кипр и Греция. Предполагается, что в рамках этого проекта возможна переброска газовых ресурсов Восточного Средиземноморья через Грецию в Европу.

19 сентября Кипр и Египет подписали соглашение о строительстве газопровода по дну Средиземного моря из Кипра в Египет. Он должен помочь загрузить египетские СПГ-терминалы Идку и Дамиетта, откуда сжиженный газ планируется отправлять также в страны ЕС. Турецкие власти Северного Кипра выступили категорически против этих проектов.

«Турция не видит возможности использовать отношения с ЕС для решения вопроса газа в прибрежных водах из-за отсутствия доверия к ЕС как непредвзятому посреднику», — отмечает Ахметов.

В этих условиях, по словам экспертов, для Анкары главное — не остаться в одиночестве. Как подчёркивает Квашнин, газ, который Турция когда-либо добудет на кипрском шельфе, она вряд ли сможет направить куда-либо, кроме своего внутреннего рынка.

«Турция всегда может сыграть на опережение и пойти на заключение договоров с Россией по разработке газовых месторождений, — считает Ахметов. — В любом случае главная задача Турции — не остаться в изоляции, поэтому серьёзного осложнения отношений с США и ЕС вряд ли стоит ожидать».

В свою очередь, Квашнин скептически относится к успешности возможных попыток втянуть Москву в спор вокруг кипрского шельфа.

«России в этой ситуации следует занимать максимально отстранённую позицию, — утверждает эксперт. — Республика Кипр — одно из немногих государств Европы, с которым у нас хорошие политические отношения. Существуют и тесные экономические контакты, многие российские компании ведут бизнес через Кипр. Поэтому Россия не будет рисковать отношениями с этим государством. С другой стороны, для России важно не ссориться с Турцией».

russian.rt.com

Как работает турецкий нефтяной бизнес в Сирии

Турция занервничала, когда российские ВКС начали бомбить нефтяные караваны ИГ, заявил ранее МИД России. И немудрено, ведь цена вопроса, от которого прямо зависит Турция, – сотни миллионов долларов. Где добывается пиратское черное золото ИГИЛ, как оно перевозится и по какой цене его продает своим клиентам самая опасная террористическая организация мира?

Турция начала «нервничать» после того, как ВКС России начали бомбить в Сирии караваны террористов с украденной нефтью, заявил в пятницу глава МИДа Сергей Лавров.

«Конечно, это вряд ли является простым совпадением, что после этого наши турецкие соседи начали вести себя весьма и весьма нервно, мягко говоря», – отметил Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД Сирии Валидом Муаллемом.

Как же функционирует эта нефтяная контрабанда?

Черные кладовые «халифата»

По сведениям западных источников, большая часть сирийской нефти ИГИЛ добывается на месторождениях в провинции Дейр-эз-Зор на востоке страны. Именно в этой провинции, в относительной близости к границе Ирака, находится скважина Аль-Омар, дающая до 15 тыс. баррелей ежедневно, по данным сирийской правительственной газеты Al Watan. Примечательно, что рабочий коллектив данного объекта после прихода ИГИЛ остался в целом прежним.

Помимо уже упомянутого месторождения Аль-Омар у боевиков в провинции Дейр аз-Зор есть и другие. Месторождение Аль-Танак, находящееся на востоке провинции, может посоперничать с Аль-Омар, по разным оценкам, здесь может добываться до 17 тыс. баррелей в день. Нефть здесь можно купить за 20 долларов за баррель.

Месторождение объемом примерно в 600 тысяч баррелей в день – Аль-Таим – находится чуть западнее, ближе к важнейшему логистическому объекту ИГИЛ – дороге, соединяющей юго-восток Сирии и юг Турции (дорога также идет на север Ирака). К этим же нефтяным полям относится месторождение Аль-Харата объемом в 1000 баррелей в день.

Всего, по данным The Guardian, на территориях Сирии, контролируемых «халифатом», находится шесть крупных нефтяных месторождений.

Лондонская The Financial Times, оценивая оборот нефтяной торговли ИГИЛ, полагает, что она составляет примерно 34–40 тыс. баррелей в день. Один баррель продается по цене от 20 долларов, отмечает издание. Судя по данным Associated Press, опубликованным 23 октября, ИГИЛ ежемесячно получает по 50 млн долларов от продажи нефти с месторождений, находящихся под ее контролем.

На турецко-сирийской границе, к северу от района крупнейшего сирийского города Алеппо, на подконтрольных боевикам территориях находится, по разным оценкам, до трех крупных «нефтяных рынков». Сообщается, что именно здесь происходит окончательная покупка и продажа нефти. Контрабандные пути игиловской нефти в Турцию проходят севернее и западнее Алеппо – именно по этим дорогам черное золото на нефтевозах попадает в Турцию.

oilcapital.ru

Как работает турецкий нефтяной бизнес в Сирии — VIPvideoСlub

Турция занервничала, когда российские ВКС начали бомбить нефтяные караваны ИГ, заявил ранее МИД России. И немудрено, ведь цена вопроса, от которого прямо зависит Турция, – сотни миллионов долларов. Где добывается пиратское черное золото ИГИЛ, как оно перевозится и по какой цене его продает своим клиентам самая опасная террористическая организация мира?

Турция начала "нервничать" после того, как ВКС России начали бомбить в Сирии караваны террористов с украденной нефтью, заявил в пятницу глава МИДа Сергей Лавров.

"Конечно, это вряд ли является простым совпадением, что после этого наши турецкие соседи начали вести себя весьма и весьма нервно, мягко говоря", – отметил Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД Сирии Валидом Муаллемом.

Как же функционирует эта нефтяная контрабанда?

 

Черные кладовые "халифата"

По сведениям западных источников, большая часть сирийской нефти ИГИЛ добывается на месторождениях в провинции Дейр-эз-Зор на востоке страны. Именно в этой провинции, в относительной близости к границе Ирака, находится скважина Аль-Омар, дающая до 15 тыс. баррелей ежедневно, по данным сирийской правительственной газеты Al Watan. Примечательно, что рабочий коллектив данного объекта после прихода ИГИЛ остался в целом прежним.

Помимо уже упомянутого месторождения Аль-Омар у боевиков в провинции Дейр аз-Зор есть и другие. Месторождение Аль-Танак, находящееся на востоке провинции, может посоперничать с Аль-Омар, по разным оценкам, здесь может добываться до 17 тыс. баррелей в день. Нефть здесь можно купить за 20 долларов за баррель.

Месторождение объемом примерно в 600 тысяч баррелей в день – Аль-Таим – находится чуть западнее, ближе к важнейшему логистическому объекту ИГИЛ – дороге, соединяющей юго-восток Сирии и юг Турции (дорога также идет на север Ирака). К этим же нефтяным полям относится месторождение Аль-Харата объемом в 1000 баррелей в день.

Всего, по данным The Guardian, на территориях Сирии, контролируемых "халифатом", находится шесть крупных нефтяных месторождений.

Лондонская The Financial Times, оценивая оборот нефтяной торговли ИГИЛ, полагает, что она составляет примерно 34–40 тыс. баррелей в день. Один баррель продается по цене от 20 долларов, отмечает издание. Судя по данным Associated Press, опубликованным 23 октября, ИГИЛ ежемесячно получает по 50 млн долларов от продажи нефти с месторождений, находящихся под ее контролем.

На турецко-сирийской границе, к северу от района крупнейшего сирийского города Алеппо, на подконтрольных боевикам территориях находится, по разным оценкам, до трех крупных "нефтяных рынков". Сообщается, что именно здесь происходит окончательная покупка и продажа нефти. Контрабандные пути игиловской нефти в Турцию проходят севернее и западнее Алеппо – именно по этим дорогам черное золото на нефтевозах попадает в Турцию.

Под контролем ИГ по-прежнему остается участок граничащей с Турцией территории между городами Дабик и Джарабулус. Колонны нефтевозов до недавнего времени шли из Сирии практически непрерывным потоком с юго-востока на северо-запад – что подтверждают и российские данные, упомянутые президентом Владимиром Путиным на встрече с Франсуа Олландом.

 

"Турки дали свободный проход"

Американский журнал Newsweek еще в середине 2014 года опубликовал интервью с бывшим боевиком ИГИЛ, который открыто признался, что "мы ("моджахеды" ИГИЛ – прим. ВЗГЛЯД) рассматриваем Турцию в качестве главного союзника". "Турки нам дали свободный проход через свою границу и прямо заявили, что, пока тут "царствует" Турция, у вас не будет никаких проблем", – сказал в интервью изданию бывший член ИГИЛ. О том, что "основной поток нефти ИГИЛ идет в сторону Турции", писала со ссылкой на собственные источники и британская The Guardian.

Летом прошлого года депутат парламента Турции от оппозиционной Народно-республиканской партии Али Эдибоглу заявил стамбульскому изданию Taraf: "Нефть на сумму 800 миллионов долларов, которую ИГИЛ получило в регионах, которые группа оккупировала в этом (2014-м) году, продается в Турции". Отметим, что депутат был избран от провинции Хатай, которая вдается в сирийскую территорию. На границе с этой провинцией и был сбит российский Су-24.

По словам Эдибоглу, сторонники ИГИЛ "проложили трубы от деревень рядом с турецкой границей в Хатай". "Такие же трубы есть также (в приграничных районах турецких провинций) Килис, Урфа и Газиантеп. Они перекачивают нефть в Турцию и умело переводят ее в наличные деньги. Они берут нефть с НПЗ по нулевой стоимости. Используя примитивные средства, они очищают нефть в районах, близких к турецкой границе, а затем продают ее через Турцию". "Это приносит доход в 800 миллионов долларов", – вновь подчеркнул депутат.

Иранский телеканал Press TV в одной из недавних публикаций на своем сайте заявил со ссылкой на западных экспертов, что турецко-саудовский союз так или иначе поддерживает ИГИЛ и активно участвует в нефтяном бизнесе этой террористической организации. Примечательно, что саудовская пресса, находящаяся под жестким государственным контролем, практически ничего не писала о совместном нефтяном бизнесе Турции и "Исламского государства".

Семейный бизнес?

Оппоненты президента Эрдогана распространяют – в том числе в СМИ – версию, согласно которой в нефтяном бизнесе с ИГ прямо заинтересовано ближайшее окружение главы государства. Называется имя 34-летнего Билала Эрдогана – третьего сына президента. Билал – крупный бизнесмен, получивший образование в США (вернулся в Турцию лишь в 2006 году), сейчас он, помимо прочего, является совладельцем крупной судоходной компании BMZ Ltd.

Зампредседателя Народно-республиканской партии Турции Гюрсель Текин в одном из недавних интервью утверждал, что BMZ Ltd, во-первых, ведет дела с ИГИЛ, а во-вторых – является семейным бизнесом Эрдоганов.

Текин утверждал, что в Бейруте и турецком порту Джейхан у судоходных компаний Билала Эрдогана в портах Бейрута и Джейхана есть особые причалы, куда танкерами доставляется контрабандная нефть. Последнее утверждение, впрочем, вызывает особые сомнения, учитывая то, что побережье Сирии от ливанской до турецкой границы контролирует правительственная армия – а с правительством Асада Эрдоган и его окружение никаких дел не имеют.

 

Свободная охота

Источники газеты ВЗГЛЯД в восточных провинциях Сирии отмечают: после того, как 30 сентября началась операция российских ВКС, боевики вынужденно диверсифицируют логистику. Увеличивается количество веток экспорта нефти, идущих на север, в Турцию. Снижается интенсивность, турецкий покупатель (на той стороне сирийско-турецкой границы) вынужден ждать дольше и получать меньше черного золота. Это резко снижает объемы, а значит – и прибыль. Одним словом, полагает источник, после того как Россия начала операцию против ИГИЛ и других террористических организаций, турецко-игиловский бизнес оказался в кризисе.

Напомним, что изначально российские ВКС наносили авиаудары по объектам военной инфраструктуры и собственно по боевикам. 13 ноября был удар впервые нанесен по нефтевозам ИГИЛ с сырой нефтью – это произошло в уже упомянутой провинции Дэйр-эз-Зор.

18 ноября начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Андрей Картаполов сообщил, что только за предшествующие дни российская авиагруппа уничтожила 500 бензовозов, которые использовались ИГ для вывоза нефти из Сирии – правда, в данном случае имелся в виду иракский маршрут. "Сегодня принято решение, в соответствии с которым российские боевые самолеты вылетели на так называемую свободную охоту", – сообщил Картаполов.

 

"Куда делась нефть?"

По сведениям на довоенный 2010 год, Сирия добывала 368 тыс. баррелей нефти в сутки при доказанных запасах в 2,5 млрд баррелей. Это данные US Energy Information Administration (EIA), независимого агентства в составе федеральной статистической системы США. "Черное топливо" вывозилось через порты Банияс, Тартус и Латакия. В нефтедобыче участвовали такие "киты", как Shell Oil и Total, а также российская Татнефть.

"До начала войны в Сирии добывалось порядка 350 тыс. баррелей в сутки (в 2010-м – 386 тыс., в 2011-м – 333 тыс.), а в прошлом, 2014-м, году это уже было порядка 40 тыс. баррелей в сутки (на территории, контролируемой правительством – ред.), – сказал замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов. – Куда делось остальное?"

Часть людей, которые работали на месторождениях, бежали, "часть были убиты, где-то что-то разрушено", однако если нефтедобыча на месторождениях на всей территории страны упала, то явно не в разы, отмечает собеседник. "Но здесь другое интересно: "Исламское государство" – это и Ирак, и Сирия. Кроме того, если мы посмотрим шире, то вдруг обнаружится, что и в Ливии есть люди, которые присягнули "Исламскому государству" и устроили там свой филиал, и в Нигерии есть такой филиал, притом что Нигерия – один из крупных центров нефтедобычи Африки и мира. Можно предположить, что месторождения, принадлежащие "Исламскому государству", есть и там", – отмечает Фролов.

Но даже если говорить только о территориях Ирака и Сирии, контролируемых ИГ, то западные источники дают скромные объемы добычи – примерно 140 тыс. баррелей в день, отмечает собеседник. "Внимание, вопрос: куда делось остальное? Я полагаю, что добывается больше нефти", – сказал он.

 

"Маленькие заводики", сделанные в Турции

По словам Фролова, есть сведения, что на территории так называемого "Исламского государства" действуют небольшие нефтеперерабатывающие производства. "Откуда взялись эти мини-НПЗ? Оттуда же, откуда берут небольшие НПЗ на других территориях – их, скорее всего, завезли через Турцию".

Те компании, которые перерабатывают нефть в Иракском Курдистане – официальные компании, подчиняющиеся местному легитимному руководству – закупали все это у Турции и через Турцию, напоминает эксперт. А учитывая общность границы и одинаковые проблемы в плане доставки оборудования как у "Исламского государства", так и у иракского Курдистана, можно сделать смелое, но верное предположение, что эти НПЗ шли через Турцию.

 

Неприхотливое топливо войны

"Нефть, подвергнутая примитивной переработке, можно использовать даже в военной технике, она не очень прихотлива, – отмечает Фролов. – Или вы можете в виде прямогонного бензина продать это некоему трейдеру, он перевозит это на территорию Турции, там это уже обеляется, то есть это покупает некое официальное, более понятное мировому сообществу лицо и перепродает".

Другой вариант – не через Турцию, "есть и другие варианты, но Турции ближе всего, у нее есть выход к морю и она является самым логичным маршрутом". "Тем более что о поддержке Турцией боевиков говорилось очень давно, с начала этого конфликта это ни для кого не было секретом", – отметил эксперт.

По минимальным оценкам, в этом бизнесе крутятся несколько сотен миллионов долларов ежемесячно, рассказал Фролов. "А если мы учтем, что часть нефти продается в виде продуктов переработки, то объем денежной массы повышается: вы слили мазут, остаток, и перепродали нефть покупателям, которые уже что-то с ней делают, – полагает эксперт. – И, скорее всего, они ее везут дальше".

 

"Белый" продукт для Европы

"Основные нефтеперерабатывающие мощности расположены не в Турции, – поясняет эксперт. – В Европе они расположены. У них как раз сейчас недозагрузка. У них избыток перерабатывающих мощностей в последние несколько лет, не по всем товарным позициям, но в целом свободные мощности есть. Понятно, что проще к ним везти, у них хорошая переработка, а главное – продукт будет "белый". Если бы Турция вдруг неожиданно вышла бы и сказала: "Эй, мир, покупай наш бензин, наше дизельное топливо!" – "А откуда вы его взяли?" – "Давайте это для вас будет сюрпризом", – то ее бы не поняли".

Есть разные пути доставки нефти с территории Сирии в Турцию: и колонны грузовиков, и люди, которые перетаскивают нефть едва ли не пешком. "Если бы можно было бы прокинуть мощную трубу, они бы это сделали. Но эта задача сложнее, и такую трубу тяжелее восстанавливать. Прокладывают небольшие нефтепроводы из Сирии в Турцию, чтобы она просто пересекла границу. Здесь взорвали, там проложили", – отмечает Фролов.

 

"Это нельзя было отследить?"

Поэтому, замечает Фролов, нужно просто не выпускать нефть с месторождений и не пускать дальше к нефтепроводам. "Это уже к вопросу о деятельности наших спецслужб и наших военных, а в первую очередь – тех спецслужб и военных, которые борются там с "Исламским государством" уже много времени, – подчеркивает эксперт. – Они объясняли, почему они не бомбят месторождения: это оставило бы без средств к существованию миллионы местных жителей, когда "Исламское государство" уйдет".

Но, продолжает собеседник, "есть дроны, есть спутники, а если у вас есть колонна автоцистерн, ее можно отследить". "А трубопровод где-то начинается, те же самые цистерны, допустим (если с них сливают, чтобы дальше гнать по трубе), должны куда-то подъезжать, – отмечает Фролов. – В какой-то точке они останавливаются, ритм их движения изменяется. Это нельзя было отследить год назад, два года назад? Сейчас в том числе наши западные коллеги начали обвинять Турцию, что она наживается. Хочется спросить: друзья, а вы не знали, как это все выглядит, не знали, что нефть куда-то идет, кто эту нефть потом покупает? Зайдите на сайты, которые показывают местоположение тех или иных судов, и посмотрите, почему, например, судно для перевозки нефтепродуктов с украинской пропиской подходит к территории, которая контролируется боевиками? Оно подошло изучить красоты местные?"

Или, задается вопросом Фролов, "его только на сайте видно, а когда дроны летают, разведка работает – судна нет". "Это значит, что коллеги Турции прекрасно обо всем знали, их это устраивало. Почему их перестало устраивать сейчас? С чего это они вдруг? Это немного другой разговор, и, честно говоря, долгий", – заключил Фролов.

 

Похожие статьи:

СМИ → Русские слова похожие на ругательства

News → Турки сбили российский самолёт Су-24

СМИ → Moscow City Racing стартовало у стен Кремля

СМИ → Работа ночью: о чем вам не расскажут врачи

СМИ → Авиация и геополитика: амбиции Турции растут

СМИ → В Баку хранят традиции некровандализма

Новости → Турция предоставит базы для подготовки сил сирийской оппозиции

СМИ → 10 хороших новостей для любителей бананов

Общество → Почему быть мужчиной лучше чем женщиной

VIP → Владимир Путин: Сбитый турками Су-24 - удар в спину

Все права на материалы и новости охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование без согласования с редакцией с прямой гиперссылкой на http://vipvideoclub.ru - 16738749

vipvideoclub.ru

Как работает турецкий нефтяной бизнес в Сирии

Турция занервничала, когда российские ВКС начали бомбить нефтяные караваны ИГ, заявил ранее МИД России. И немудрено, ведь цена вопроса, от которого прямо зависит Турция, – сотни миллионов долларов. Где добывается пиратское черное золото ИГИЛ, как оно перевозится и по какой цене его продает своим клиентам самая опасная террористическая организация мира?

Турция занервничала, когда российские ВКС начали бомбить нефтяные караваны ИГ, заявил ранее МИД России. И немудрено, ведь цена вопроса, от которого прямо зависит Турция, – сотни миллионов долларов. Где добывается пиратское черное золото ИГИЛ, как оно перевозится и по какой цене его продает своим клиентам самая опасная террористическая организация мира?

Турция начала «нервничать» после того, как ВКС России начали бомбить в Сирии караваны террористов с украденной нефтью, заявил в пятницу глава МИДа Сергей Лавров.

«Конечно, это вряд ли является простым совпадением, что после этого наши турецкие соседи начали вести себя весьма и весьма нервно, мягко говоря», – отметил Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД Сирии Валидом Муаллемом.

Как же функционирует эта нефтяная контрабанда?

Черные кладовые «халифата»

По сведениям западных источников, большая часть сирийской нефти ИГИЛ добывается на месторождениях в провинции Дейр-эз-Зор на востоке страны. Именно в этой провинции, в относительной близости к границе Ирака, находится скважина Аль-Омар, дающая до 15 тыс. баррелей ежедневно, по данным сирийской правительственной газеты Al Watan. Примечательно, что рабочий коллектив данного объекта после прихода ИГИЛ остался в целом прежним.

Помимо уже упомянутого месторождения Аль-Омар у боевиков в провинции Дейр аз-Зор есть и другие. Месторождение Аль-Танак, находящееся на востоке провинции, может посоперничать с Аль-Омар, по разным оценкам, здесь может добываться до 17 тыс. баррелей в день. Нефть здесь можно купить за 20 долларов за баррель.

Месторождение объемом примерно в 600 тысяч баррелей в день – Аль-Таим – находится чуть западнее, ближе к важнейшему логистическому объекту ИГИЛ – дороге, соединяющей юго-восток Сирии и юг Турции (дорога также идет на север Ирака). К этим же нефтяным полям относится месторождение Аль-Харата объемом в 1000 баррелей в день.

Всего, по данным The Guardian, на территориях Сирии, контролируемых «халифатом», находится шесть крупных нефтяных месторождений.

Лондонская The Financial Times, оценивая оборот нефтяной торговли ИГИЛ, полагает, что она составляет примерно 34–40 тыс. баррелей в день. Один баррель продается по цене от 20 долларов, отмечает издание. Судя по данным Associated Press, опубликованным 23 октября, ИГИЛ ежемесячно получает по 50 млн долларов от продажи нефти с месторождений, находящихся под ее контролем.

На турецко-сирийской границе, к северу от района крупнейшего сирийского города Алеппо, на подконтрольных боевикам территориях находится, по разным оценкам, до трех крупных «нефтяных рынков». Сообщается, что именно здесь происходит окончательная покупка и продажа нефти. Контрабандные пути игиловской нефти в Турцию проходят севернее и западнее Алеппо – именно по этим дорогам черное золото на нефтевозах попадает в Турцию.

Под контролем ИГ по-прежнему остается участок граничащей с Турцией территории между городами Дабик и Джарабулус. Колонны нефтевозов до недавнего времени шли из Сирии практически непрерывным потоком с юго-востока на северо-запад – что подтверждают и российские данные, упомянутые президентом Владимиром Путиным на встрече с Франсуа Олландом.

«Турки дали свободный проход»

Американский журнал Newsweek еще в середине 2014 г. опубликовал интервью с бывшим боевиком ИГИЛ, который открыто признался, что «мы («моджахеды» ИГИЛ – прим. ВЗГЛЯД) рассматриваем Турцию в качестве главного союзника». «Турки нам дали свободный проход через свою границу и прямо заявили, что, пока тут «царствует» Турция, у вас не будет никаких проблем», – сказал в интервью изданию бывший член ИГИЛ. О том, что «основной поток нефти ИГИЛ идет в сторону Турции», писала со ссылкой на собственные источники и британская The Guardian.

Летом прошлого года депутат парламента Турции от оппозиционной Народно-республиканской партии Али Эдибоглу заявил стамбульскому изданию Taraf: «Нефть на сумму 800 миллионов долларов, которую ИГИЛ получило в регионах, которые группа оккупировала в этом (2014-м) году, продается в Турции». Отметим, что депутат был избран от провинции Хатай, которая вдается в сирийскую территорию. На границе с этой провинцией и был сбит российский Су-24.

По словам Эдибоглу, сторонники ИГИЛ «проложили трубы от деревень рядом с турецкой границей в Хатай». «Такие же трубы есть также (в приграничных районах турецких провинций) Килис, Урфа и Газиантеп. Они перекачивают нефть в Турцию и умело переводят ее в наличные деньги. Они берут нефть с НПЗ по нулевой стоимости. Используя примитивные средства, они очищают нефть в районах, близких к турецкой границе, а затем продают ее через Турцию». «Это приносит доход в 800 миллионов долларов», – вновь подчеркнул депутат.

Иранский телеканал Press TV в одной из недавних публикаций на своем сайте заявил со ссылкой на западных экспертов, что турецко-саудовский союз так или иначе поддерживает ИГИЛ и активно участвует в нефтяном бизнесе этой террористической организации. Примечательно, что саудовская пресса, находящаяся под жестким государственным контролем, практически ничего не писала о совместном нефтяном бизнесе Турции и «Исламского государства».

Семейный бизнес?

Оппоненты президента Эрдогана распространяют – в том числе в СМИ – версию, согласно которой в нефтяном бизнесе с ИГ прямо заинтересовано ближайшее окружение главы государства. Называется имя 34-летнего Билала Эрдогана – третьего сына президента. Билал – крупный бизнесмен, получивший образование в США (вернулся в Турцию лишь в 2006 году), сейчас он, помимо прочего, является совладельцем крупной судоходной компании BMZ Ltd.

Зампредседателя Народно-республиканской партии Турции Гюрсель Текин в одном из недавних интервью утверждал, что BMZ Ltd, во-первых, ведет дела с ИГИЛ, а во-вторых – является семейным бизнесом Эрдоганов.

Текин утверждал, что в Бейруте и турецком порту Джейхан у судоходных компаний Билала Эрдогана в портах Бейрута и Джейхана есть особые причалы, куда танкерами доставляется контрабандная нефть. Последнее утверждение, впрочем, вызывает особые сомнения, учитывая то, что побережье Сирии от ливанской до турецкой границы контролирует правительственная армия – а с правительством Асада Эрдоган и его окружение никаких дел не имеют.

Свободная охота

Источники газеты ВЗГЛЯД в восточных провинциях Сирии отмечают: после того, как 30 сентября началась операция российских ВКС, боевики вынужденно диверсифицируют логистику. Увеличивается количество веток экспорта нефти, идущих на север, в Турцию. Снижается интенсивность, турецкий покупатель (на той стороне сирийско-турецкой границы) вынужден ждать дольше и получать меньше черного золота. Это резко снижает объемы, а значит – и прибыль. Одним словом, полагает источник, после того как Россия начала операцию против ИГИЛ и других террористических организаций, турецко-игиловский бизнес оказался в кризисе.

Напомним, что изначально российские ВКС наносили авиаудары по объектам военной инфраструктуры и собственно по боевикам. 13 ноября был удар впервые нанесен по нефтевозам ИГИЛ с сырой нефтью – это произошло в уже упомянутой провинции Дэйр-эз-Зор.

18 ноября начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Андрей Картаполов сообщил, что только за предшествующие дни российская авиагруппа уничтожила 500 бензовозов, которые использовались ИГ для вывоза нефти из Сирии – правда, в данном случае имелся в виду иракский маршрут. «Сегодня принято решение, в соответствии с которым российские боевые самолеты вылетели на так называемую свободную охоту», – сообщил Картаполов.

«Куда делась нефть?»

По сведениям на довоенный 2010 год, Сирия добывала 368 тыс. баррелей нефти в сутки при доказанных запасах в 2,5 млрд баррелей. Это данные US Energy Information Administration (EIA), независимого агентства в составе федеральной статистической системы США. «Черное топливо» вывозилось через порты Банияс, Тартус и Латакия. В нефтедобыче участвовали такие «киты», как Shell Oil и Total, а также российская Татнефть.

«До начала войны в Сирии добывалось порядка 350 тыс. баррелей в сутки (в 2010-м – 386 тыс., в 2011-м – 333 тыс.), а в прошлом, 2014-м, году это уже было порядка 40 тыс. баррелей в сутки (на территории, контролируемой правительством – ред.), – сказал замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов. – Куда делось остальное?»

oilcapital.ru

Как Турция и Израиль грабят Сирию и Ирак, экспортируя нефть «Исламского государства» — расследование

Западные и восточные сайты расследований проследили основной путь транспортировки нефти «Исламского государства» (ИГ, ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация — EADaily) на западные рынки. По данным Министерства финансов США, на экспорте «черного золота» ИГИЛ ежедневно зарабатывает до полутора миллионов долларов. Это — главный финансовый источник поддержки террористов. И основной канал продажи контрабандной нефти, как утверждают эксперты Al-Araby Al-Jadeed, Financial Times, Reuters, Die Presse и Global research, проходит через Турцию. При этом заявления о том, что Минобороны России показывает снимки караванов бензовозов не «Исламского государства», а Курдистана, соответствуют действительности. Контрабандную нефть просто переоформляют как курдскую, заявляют эксперты. Поэтому по документам по Турции уже едет вроде как легальная нефть из Курдистана. Такой финт позволяет не только «сохранять лицо» Анкаре, но и делать заявления Белому дому, что у него нет подтверждений о контрабанде нефти ИГ через Турцию.

Дядюшка Фарид

Основную нефть для «экспорта» в ИГ добывают у сирийского города Дейр-эз-Зор и иракского Мосула. Там из-за опасности авиаударов работы ведутся от заката до восхода, а любое фотографирование категорически запрещено, сообщают эксперты панарабской газеты Al-Araby Al-Jadeed. По их данным, добычу ведут иракские специалисты, которые ранее работали на месторождениях. Судя по количеству бензовозов, пересекающих приграничный с Ираком турецкий город Сирнак, в сутки ИГ получает 30 тыс. баррелей сырой нефти.

Эксперты Al-Araby Al-Jadeed поговорили с представителями Иракской и Курдской служб разведки, сотрудниками КПП на границе Турции и Курдистана и представителем нефтяной компании, которая участвует в контрабанде нефти ИГ. И составили детальный маршрут основного пути транспортировки черного золота из «Исламского государства». Их расследование почти полностью совпадает с данными Financial Times, Reuters, Die Presse и Global research.

«После того, как нефть загружают в бензовозы, их отправляют на север, в Заху (город Северного Курдистана на границе с Турцией и всего в 88 км от игиловского Мосула), — рассказал полковник разведки экспертам Al-Araby Al-Jadeed. — После приезда, а за раз в Зоху приезжают от 70 до 100 бензовозов, на окраине города проходят аукционы. Покупателями выступает мафия контрабандистов из сирийских и иракских курдов, иранцев и турок».

По словам полковника, победитель сразу выплачивает 10−25% наличными в качестве залога. После этого бензовозы передаются водителям, у которых есть документы на пересечение турецкой границы и транспортировку грузов. Приехавшим из «Исламского государства» взамен отдают пустые грузовики, на которых те уезжают обратно.

До того, как нефть ввезут на территорию Турции, она проходит грубую переработку на небольших курдских нефтеперерабатывающих заводиках. Таким образом, во-первых, она уже не считается сырой нефтью и ее вывоз в Турцию не нарушает запрет на экспорт нефти с территории Ирака без одобрения правительства. Во-вторых, черное золото из ИГ легализуется, получая документы, что это продукт из Курдистана. По данным иракского полковника, на которого ссылается Al-Araby Al-Jadeed, на турецкой границе взятки все равно платятся, чтобы избежать малейших недоразумений.

В Турции бензовозы едут в город Силопи, к брокеру. Его называют по-разному — Доктор Фарид, Дядюшка Фарид или Хаджи Фарид. 50-летний торговец, по данным Al-Araby Al-Jadeed, имеет израильское и греческое гражданство. Его постоянно сопровождают два телохранителя на черном внедорожнике «Джип Чероки».

Израиль играют втемную?

За вычетом услуг водителя, брокеров и взяток «Исламское государство» зарабатывает 15−18 долларов с барреля. Дядюшка Фарид — не единственный, кто занимается контрабандной нефти, но считается самым эффективным брокером. Он имеет лицензии на экспортно-импортные операции и продает сырье трем нефтяным компаниям. В Турции нефть от ИГ продается уже как курдская и ничем не отличается по своим характеристикам от нее. Ее, по данным Al-Araby Al-Jadeed, экспортируют в Израиль. Транспортировку ведут через порты Джейхан, Мерсил и Дортел.

▼ читать продолжение новости ▼

Морские инженеры Георг Киоукстсолоу и Алек Кутрубис из университета Гринвич проследили торговые пути нефти из турецкого порта Джейхан и обнаружили взаимосвязь между датами военных успехов ИГ и отгрузки крупнейших партий нефти.

В августе издание Financial Times сообщало, что 75% нефти Израиль получает из Северного Курдистана. Треть — через порт Джейхан, который американский расследователи уже тогда называли возможными воротами контрабанды нефти из «Исламского государства».

Специалисты Университета Гринвича рассказали Al-Araby Al-Jadeed, что экспорт нефти ИГ через Израиль — результат коррупции среди брокеров, а не госчиновников и компаний, которые по накладным получают абсолютно легальную нефть.

Представитель крупной европейской нефтяной компании заявил, что черное золото поставляется в средиземноморские страны. До этого проходит еще одну, но грубую переработку в Израиле, так как современных мощностей у страны нет.

«Без Израиля нефть из ИГИЛ не распространялась бы дальше Ирака, Сирии и Турции. Этой стране доверяют», — заявил собеседник Al-Araby Al-Jadeed. Его эксперты связались по Skype с людьми, близкими с ИГ, но те заявили, что им все равно, куда и как попадает их нефть. Они продают ее посредникам и брокерам. На этом их участие в «экспорте» нефти заканчивается.

Как доставляют деньги в ИГИЛ

Остальную часть денег за нефть, кроме залога в Заху, ИГ получает множеством способов. Например, через турецкие частные банки, в которых через брокеров типа Дядюшки Фарида открываются счета на анонимных граждан Ирака. Далее деньги передаются в Ракку или Мосул — их отмывают в бесчисленных компаниях по обмену валюты.

Еще один вариант, по данным Al-Araby Al-Jadeed, автомобили. На деньги ИГИЛ их покупают и экспортируют в Ирак — Багдад и другие неконтролируемые «Исламским государством» территории. Там продают, а наличность вывозят в ИГИЛ.

Турецкая военная база в Ираке: в километрах от шоссе, по которой везут нефть

О том, что основной канал «экспорта» нефти ИГИЛ идет через Турцию, вряд ли не знают в Анкаре или Вашингтоне. Однако первые все отрицают, а вторые предпочитают, по крайней мере, вслух об этом не говорить. Например, американские компании отказались от импорта курдской нефти еще в прошлом году. Среди названных причин — не одобрение правительством Ирака самостоятельного экспорта Северного Курдистана. Журналисты-расследователи предполагают, что поводов было на самом деле больше. Но ругаться со своим союзником в нынешнем ближневосточном раскладе США не намерены. Как, впрочем, и давать новые козыри России. Как итог, все разговоры о том, что удар по контрабанде нефти ИГИЛ подорвет благополучие террористов, так и остаются разговорами. И мир ни на шаг не приближается к тому, чтобы избавиться от террористической заразы, роль Турции в распространении которой непонятна до сих пор.

На прошлой неделе на Ближнем Востоке разразился очередной скандал. На военную базу Турции в северном Ираке Анкара перекинула настоящий воинский контингент. В Багдаде справедливо посчитали, что батальону и нескольким десяткам танкам чужой страны в Ираке без разрешения правительства делать нечего. И заявления о подготовке Турцией курдов для войны с ИГ — лишь прикрытие для неких далеко идущих планов. Не секрет, что в Ирак Турция зашла еще в 2008 году, чтобы якобы подавить боевиков-курдов Курдской рабочей партии (не путать с Северными Курдистаном). С тех пор там и осталась. Военная база Турции находится в 20 км от Мосула. Этот город контролируется ИГ, но его называют столицей туркоманов, которых на севере Сирии неистово защищает Анкара. Поэтому планы Турции с учетом ее имперских абмиций могут быть самыми разными. Но в нашем случае любопытно другое. В километрах от военной базы проходит трасса в Северный Курдистан. Именно по ней и идут караваны бензовозов с нефтью от ИГИЛ.

eadaily.com

Как Турция и Израиль грабят Сирию и Ирак, экспортируя нефть ИГ

Западные и восточные сайты расследований проследили основной путь транспортировки нефти «Исламского государства» на западные рынки. По данным Министерства финансов США, на экспорте «черного золота» ИГИЛ ежедневно зарабатывает до полутора миллионов долларов. Это — главный финансовый источник поддержки террористов. И основной канал продажи контрабандной нефти, как утверждают эксперты Al-Araby Al-Jadeed, Financial Times, Reuters, Die Presse и Global research, проходит через Турцию. При этом заявления о том, что Минобороны России показывает снимки караванов бензовозов не «Исламского государства», а Курдистана, соответствуют действительности. Контрабандную нефть просто переоформляют как курдскую, заявляют эксперты. Поэтому по документам по Турции уже едет вроде как легальная нефть из Курдистана. Такой финт позволяет не только «сохранять лицо» Анкаре, но и делать заявления Белому дому, что у него нет подтверждений о контрабанде нефти ИГ через Турцию.

Дядюшка Фарид

Основную нефть для «экспорта» в ИГ добывают у сирийского города Дейр-эз-Зор и иракского Мосула. Там из-за опасности авиаударов работы ведутся от заката до восхода, а любое фотографирование категорически запрещено, сообщают эксперты панарабской газеты Al-Araby Al-Jadeed. По их данным, добычу ведут иракские специалисты, которые ранее работали на месторождениях. Судя по количеству бензовозов, пересекающих приграничный с Ираком турецкий город Сирнак, в сутки ИГ получает 30 тыс. баррелей сырой нефти.

Эксперты Al-Araby Al-Jadeed поговорили с представителями Иракской и Курдской служб разведки, сотрудниками КПП на границе Турции и Курдистана и представителем нефтяной компании, которая участвует в контрабанде нефти ИГ. И составили детальный маршрут основного пути транспортировки черного золота из «Исламского государства». Их расследование почти полностью совпадает с данными Financial Times, Reuters, Die Presse и Global research.

«После того, как нефть загружают в бензовозы, их отправляют на север, в Заху (город Северного Курдистана на границе с Турцией и всего в 88 км от игиловского Мосула), — рассказал полковник разведки экспертам Al-Araby Al-Jadeed. — После приезда, а за раз в Зоху приезжают от 70 до 100 бензовозов, на окраине города проходят аукционы. Покупателями выступает мафия контрабандистов из сирийских и иракских курдов, иранцев и турок».

По словам полковника, победитель сразу выплачивает 10−25% наличными в качестве залога. После этого бензовозы передаются водителям, у которых есть документы на пересечение турецкой границы и транспортировку грузов. Приехавшим из «Исламского государства» взамен отдают пустые грузовики, на которых те уезжают обратно.

До того, как нефть ввезут на территорию Турции, она проходит грубую переработку на небольших курдских нефтеперерабатывающих заводиках. Таким образом, во-первых, она уже не считается сырой нефтью и ее вывоз в Турцию не нарушает запрет на экспорт нефти с территории Ирака без одобрения правительства. Во-вторых, черное золото из ИГ легализуется, получая документы, что это продукт из Курдистана. По данным иракского полковника, на которого ссылается Al-Araby Al-Jadeed, на турецкой границе взятки все равно платятся, чтобы избежать малейших недоразумений.

В Турции бензовозы едут в город Силопи, к брокеру. Его называют по-разному — Доктор Фарид, Дядюшка Фарид или Хаджи Фарид. 50-летний торговец, по данным Al-Araby Al-Jadeed, имеет израильское и греческое гражданство. Его постоянно сопровождают два телохранителя на черном внедорожнике «Джип Чероки».

Израиль играют втемную?

За вычетом услуг водителя, брокеров и взяток «Исламское государство» зарабатывает 15−18 долларов с барреля. Дядюшка Фарид — не единственный, кто занимается контрабандной нефти, но считается самым эффективным брокером. Он имеет лицензии на экспортно-импортные операции и продает сырье трем нефтяным компаниям. В Турции нефть от ИГ продается уже как курдская и ничем не отличается по своим характеристикам от нее. Ее, по данным Al-Araby Al-Jadeed, экспортируют в Израиль. Транспортировку ведут через порты Джейхан, Мерсил и Дортел.

Морские инженеры Георг Киоукстсолоу и Алек Кутрубис из университета Гринвич проследили торговые пути нефти из турецкого порта Джейхан и обнаружили взаимосвязь между датами военных успехов ИГ и отгрузки крупнейших партий нефти.

В августе издание Financial Times сообщало, что 75% нефти Израиль получает из Северного Курдистана. Треть — через порт Джейхан, который американский расследователи уже тогда называли возможными воротами контрабанды нефти из «Исламского государства».

Специалисты Университета Гринвича рассказали Al-Araby Al-Jadeed, что экспорт нефти ИГ через Израиль — результат коррупции среди брокеров, а не госчиновников и компаний, которые по накладным получают абсолютно легальную нефть.

Представитель крупной европейской нефтяной компании заявил, что черное золото поставляется в средиземноморские страны. До этого проходит еще одну, но грубую переработку в Израиле, так как современных мощностей у страны нет.

«Без Израиля нефть из ИГИЛ не распространялась бы дальше Ирака, Сирии и Турции. Этой стране доверяют», — заявил собеседник Al-Araby Al-Jadeed. Его эксперты связались по Skype с людьми, близкими с ИГ, но те заявили, что им все равно, куда и как попадает их нефть. Они продают ее посредникам и брокерам. На этом их участие в «экспорте» нефти заканчивается.

Как доставляют деньги в ИГИЛ

Остальную часть денег за нефть, кроме залога в Заху, ИГ получает множеством способов. Например, через турецкие частные банки, в которых через брокеров типа Дядюшки Фарида открываются счета на анонимных граждан Ирака. Далее деньги передаются в Ракку или Мосул — их отмывают в бесчисленных компаниях по обмену валюты.

Еще один вариант, по данным Al-Araby Al-Jadeed, автомобили. На деньги ИГИЛ их покупают и экспортируют в Ирак — Багдад и другие неконтролируемые «Исламским государством» территории. Там продают, а наличность вывозят в ИГИЛ.

Турецкая военная база в Ираке: в километрах от шоссе, по которой везут нефть

О том, что основной канал «экспорта» нефти ИГИЛ идет через Турцию, вряд ли не знают в Анкаре или Вашингтоне. Однако первые все отрицают, а вторые предпочитают, по крайней мере, вслух об этом не говорить. Например, американские компании отказались от импорта курдской нефти еще в прошлом году. Среди названных причин — не одобрение правительством Ирака самостоятельного экспорта Северного Курдистана. Журналисты-расследователи предполагают, что поводов было на самом деле больше. Но ругаться со своим союзником в нынешнем ближневосточном раскладе США не намерены. Как, впрочем, и давать новые козыри России. Как итог, все разговоры о том, что удар по контрабанде нефти ИГИЛ подорвет благополучие террористов, так и остаются разговорами. И мир ни на шаг не приближается к тому, чтобы избавиться от террористической заразы, роль Турции в распространении которой непонятна до сих пор.

На прошлой неделе на Ближнем Востоке разразился очередной скандал. На военную базу Турции в северном Ираке Анкара перекинула настоящий воинский контингент. В Багдаде справедливо посчитали, что батальону и нескольким десяткам танкам чужой страны в Ираке без разрешения правительства делать нечего. И заявления о подготовке Турцией курдов для войны с ИГ — лишь прикрытие для неких далеко идущих планов. Не секрет, что в Ирак Турция зашла еще в 2008 году, чтобы якобы подавить боевиков-курдов Курдской рабочей партии (не путать с Северными Курдистаном). С тех пор там и осталась. Военная база Турции находится в 20 км от Мосула. Этот город контролируется ИГ, но его называют столицей туркоманов, которых на севере Сирии неистово защищает Анкара. Поэтому планы Турции с учетом ее имперских абмиций могут быть самыми разными. Но в нашем случае любопытно другое. В километрах от военной базы проходит трасса в Северный Курдистан. Именно по ней и идут караваны бензовозов с нефтью от ИГИЛ.

eadaily.com

www.discred.ru

Саудовская Аравия и Турция с беспокойством следят за сближением Ирана с Ираком в нефтяной сфере

В декабре 2017 года Иран и Ирак подписали соглашение об обмене нефтью, а 14 января министр нефтяной промышленности Ирака Джаббар аль-Лаиби объявил, что Ирак начнет экспортировать нефть с северных месторождений Киркук в Иран до конца января. Как пишет Al-Monitor в статье Saudi Arabia, Turkey watch Iran-Iraq oil rapprochement warily, этот новый уровень ирано-иракского сотрудничества, который напоминает ”Трубопровод дружбы” между Ираном, Ираком и Сирией, может помешать как Саудовской Аравии, так и Турции, учитывая разногласия по поводу тайной торговли нефтью между Турцией и Региональным правительством Курдистана (КРГ).

Саудовская Аравия понимает, что увеличившийся в 2017 году экспорт нефти из Ирака и Ирана может иметь последствия для экспортных монополий и власти королевства в рамках ОПЕК. Иракский план начать экспорт нефти с северных месторождений Киркука в Иран до конца января зависит от логистики. Как сообщает Reuters,  соглашение, подписанное двумя членами ОПЕК, предусматривает, что Иран будет поставлять в южные порты Ирака очищенную нефть с такими же характеристиками и в тех же количествах, которую он получит из Киркука. Нефть из Киркука будет поставляться в автоцистернах на границу Керманшаха, где находится иранский нефтеперерабатывающий завод.

Стороны согласились на обмен только 60 000 баррелей нефти в день. Это на 25% ниже ожидаемой мощности трубопровода Иран-КРГ, о котором было заявлено в 2014 году, и намного меньше 90 000 баррелей в сутки, которые Багдад отправляет в турецкий Джейхан. Тем не менее этот шаг может оказаться значимым для обеих сторон и открыть путь для увеличения торговли нефтью.

Как сообщил министр нефтяной промышленности Ирана Бижан Зангане государственному информационному агентству IRIB на 173-м заседании ОПЕК, ”хотя сделка по обмену нефтью считается небольшим контрактом в нефтяной отрасли, это стратегическое партнерство”. Иранские власти также объявили о планах строительства трубопровода для транспортировки нефти из Киркука. Трубопровод может заменить существующий экспортный маршрут из Киркука через Турцию и Средиземное море по трубопроводу. Первоначально планировалось транспортировать нефть через Сирию до того, как страна погрузилась в войну.

Министерство нефтяной промышленности Ирана считает еще одним стратегическим шагом тот факт, что ”Ирак, присоединившись к транзитным маршрутам Ирана, может расширить роль Ирана в качестве регионального энергетического узла и повысить экономические выгоды. Более тесные отношения между двумя странами, которые являются конкурентами на нефтяном рынке, увеличение экспорта нефти из Киркука, меньшая зависимость от Турции и поиск новых маршрутов для экспорта являются одним из положительных последствий этого соглашения для иракской стороны”. 

Еще одним признаком поддержки этой тенденции является запрет иракского парламента курдской инженерной фирме Kar Group работать на нефтяных месторождениях Киркука. Более того, для Ирана сделка по обмену нефтью с Ираком представляет собой возможность уравновесить саудовско-иракские отношения, возобновленные в декабре после подписания Багдадом и Эр-Риядом 18 меморандумов о взаимопонимании.

Что касается Ирака, то сделка открывает новый торговый маршрут для северных месторождений и укрепляет позиции его перед Турцией по экспортным нефтяным маршрутам. Еще одно преимущество сделки состоит в том, что она снижает рейтинг Саудовской Аравии на рынке.

Турецкий порт Джейхан был экспортным пунктом для Киркука с 1977 года, несмотря на множество политических и технических сбоев. С 2013 года КРГ использовало порт, подключаясь к дублирующему трубопроводу Киркук-Джейхан на границе с Турцией без одобрения Багдада. После того как иракские вооруженные силы продвинулись на месторождениях КРГ в октябре 2017 года, ожидалось, что добыча на месторождениях будет приостановлена. Тем не менее Анкара, вероятно, продолжает вести дела с КРГ. По данным Argus Media, КРГ по-прежнему экспортирует в Джейхан около 320 000 баррелей нефти в сутки. Этот объем ниже на 40% по сравнению с обычными 550 000 баррелями в сутки до кризиса, вызванного референдумом о независимости.

В период растущей напряженности в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном сближение и торговля в нефтяной сфере между Ираном и Ираком, безусловно, повлияет на отношения Эр-Рияда с Багдадом. И если сделка превратится в энергетическое сотрудничество, этого может быть достаточно для того, чтобы захватить рынок и бросить вызов позиции Саудовской Аравии как де-факто лидера ОПЕК и крупнейшего игрока на мировом нефтяном рынке.

В 2017 году Иран и Ирак приблизились к объемам экспорта нефти к Саудовской Аравии. Согласно данным Bloomberg по отслеживанию судов, в октябре 2017 года Ирак опередил Саудовскую Аравию как в экспорте в Соединенные Штаты, так и в  экспорте в Индию. (Bloomberg отмечает, что средние иракские продажи в Индию в 2017 году составили 794 000 баррелей в сутки, по сравнению с 738 000 баррелей в сутки из Саудовской Аравии).

Иран также увеличил объем производства, удвоив свой экспорт. Например, иранский экспорт в Китай почти сравнялся с экспортом Саудовской Аравии. По данным Bloomberg, Саудовская Аравия отправляла 833 000 баррелей в сутки в Китай в сентябре 2017 года по сравнению с 600 000 баррелей в сутки из Ирана.

Остается неясным, должны ли Турция или Саудовская Аравия паниковать из-за этой сделки по обмену нефтью. В конце концов, у Ирана и Ирака есть история предварительных инициатив в области сотрудничества, которые, в конечном счете, провалились (например ”Трубопровод дружбы”). Однако, если сделка в итоге превратится в более крупное стратегическое партнерство, то Анкаре и Эр-Рияду, возможно, придется начать готовиться к пересмотру своих собственных энергетических стратегий.

vestikavkaza.ru