Туркменистан постоянно наращивает добычу и переработку нефтепродуктов. Туркмения запасы нефти


Действительно ли Туркменистан обладает самыми большими запасами природного газа в мире?

Polygraph.info (перевод «Хроника Туркменистана»)

24 мая руководитель государственного концерна «Туркменгаз» Мырат Арчаев заявил на Международном газовом конгрессе, который прошел в прикаспийском курортном городе Аваза, что общие запасы природного газа Туркменистана составляют примерно 50 триллион кубометров.

Туркмения, бесспорно, обладает огромными запасами природного газа. Тем не менее, нет официально обнародованных данных, подтверждающих слова Мырата Арчаева об имеющихся запасах в размере 50 триллионов кубометров газа. Если бы эти данные были достоверными, то это означало бы, что Туркменистан обладает самыми большими запасами природного газа в мире, опережая Катар, Иран и Россию.

Источники, цитирующие заявления Арчаева, ссылаются на результаты аудита, проведенного британской фирмой «Гаффни, Клайн & Ассошиэйтс» (Associates Gaffney, Cline & Associates (GCA), согласно которым совокупные запасы трех крупнейших газовых месторождений в Туркменистане – Галкыныш, Яшлар и Гаракель – оцениваются примерно в 27,4 трлн кубометров.

Цифра в 27,4 трлн кубометров газа является наиболее оптимистичной оценкой запасов трех туркменских газовых месторождений.

11 октября 2011г. директор по развитию бизнеса фирмы GCA Джеймс Джиллет обнародовал результаты аудита и сообщил, что по завышенным прогнозам запасы газа на месторождении Галкыныш составляют 21,2 трлн кубометров, по заниженным — 13.1 трлн кубометров, а наиболее точная оценка приближена к 16.4 трлн кубометров.

Аналогичным образом, по заниженным прогнозам GCA запасы газа на месторождениях Яшлар и Минара составляют 1.45 трлн кубометров и 5 трлн кубометров по завышенной оценке.

Месторождение Гаракель недавно вновь возобновило свою работу, но не совсем ясно, каким образом туркменские власти оценили имеющиеся запасы газа в 1,2 трлн кубометров, хотя на примере месторождений Галкыныш и Яшлар, возможно, эта цифра представляет собой завышенную оценку.

Согласно данным статистического обзора мировой энергетики, проведенным компанией BP в 2016г., извлекаемые запасы Туркменистана оцениваются в 17,5 трлн кубометров и по запасам газа страна занимает 4 место в мире после Ирана (34 трлн кубометров), России (32.3 трлн кубометров) и Катара (24.5 трлн кубометров).

У Туркменистана очень мало экспортных рынков сбыта и в настоящее время туркменский газ экспортируется только в Китай, который является единственным заказчиком. В начале 2016г. российский «Газпром» заявил о прекращении закупок туркменского газа, а спор по цене газа и задолженности за газовые поставки привел к прекращению поставок голубого топлива в Иран в начале 2017г.

31 мая Арчаев заявил агентству Reuters, что Туркменистан намеревается увеличить экспортные поставки газа в Китай до 38 млрд кубометров в 2017г. по сравнению с 35 млрд в 2016г. Однако, эта цифра представляется спорной, так как согласно другим источникам, объемы экспортных поставок газа в Китай в 2016г. составили всего 30 млрд кубометров.

Туркменские соглашение на поставку газа обычно настолько непрозрачны, что всегда есть основания для сомнения.

Это касается и газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). Официальный Туркменистан по-прежнему делает заявления о ходе строительных работ на туркменском участке, хотя до настоящего времени не было предоставлено никаких документальных доказательств – фото и видео съемки ведущихся строительных работ.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов с уверенностью прогнозировал завершение строительства газопровода ТАПИ к 2019г., несмотря на то, что Туркменистан испытывает сложности с привлечением иностранного капитала для инвестирования в проект, прежде всего потому, что участок газопровода протяжённостью в 750 километров проходит через неспокойные восточную и южную часть Афганистана, где почти невозможно гарантировать безопасность.

Туркменистан продолжает открывать новые наземные газовые месторождения, а кроме этого, есть еще шельфовые нефтегазовые месторождения в Туркменской части Каспия. Тем не менее, цифра, озвученная Арчаевым, вероятно, является оценкой оптимальных запасов Туркменского газа, а извлекаемые запасы, скорее всего, значительно меньше.

Туркменские власти часто говорят о том, что страна расположена на пересечении евразийского континента и имеет стратегическое расположение для удовлетворения газовых потребностей Европы, Китая и Южной Азии [Пакистана и Индии]. Хотя это и так, для сообщения с любым из этих рынков необходимо строительство газопроводов протяженностью более 1,000 километров, а у каждого из этих рынков есть порты, куда сжиженный газ доставляется танкерами. По правде говоря, туркменский газ уже не столь привлекателен как раньше, но даже если власти Туркмении могут заставить жителей страны поверить в то, что запасы страны составляют 50 трлн кубометров газа, даже этот факт должен вызвать интерес со стороны иностранных инвесторов.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

www.hronikatm.com

Туркменистан постоянно наращивает добычу и переработку нефтепродуктов » "СНГ СЕГОДНЯ"

Добыча и переработка нефти занимают важное место в промышленности Туркменистана. Так, в 2015-2016 годах суммарная доля этих отраслей в структуре промышленного производства составляла 17-19 процентов. Продукция этих отраслей составляет также довольно значительную долю экспорта страны. Например, в 2015 году доля сырой нефти и нефтепродуктов в валовом экспорте составляла 12,1 и 8,5 процентов, а в 2016 году – 16,1 и 10,6 процентов, соответственно. Таким образом, суммарная доля двух отраслей достигает почти 27 процентов экспорта.

Туркменистан с нарастающей интенсивностью интегрируется в мировую хозяйственную систему и становится активным участником международной торговли. В этой связи становится весьма актуальным изучение мирового рынка. В частности, представляется интересным рассмотреть роль и место страны на рынке нефти и продуктов ее переработки, отталкиваясь от рейтинга тридцати крупнейших производителей, экспортеров и потребителей этой продукции в мире.

Говоря о позициях Туркменистана, можно констатировать, что ему не хватило совсем немного для попадания в рейтинг ТОП-30 по валовой добыче нефти: он находится на 33-34 местах с результатом порядка 12 миллионов тонн в год (242-243 тысячи баррелей в сутки). Однако, по добыче на душу населения – около 2,3 тонны (16,8 баррелей в год) страна занимает 21 место, опережая такие государства как Иран, Бахрейн, Алжир, США, Мексика и других.

По экспорту нефти в пересчете на душу населения страна на 29 строчке рейтинга – выше Австралии, Великобритании, Мексики. Из стран СНГ Туркменистан опережают только Азербайджан, Казахстан и Россия. При этом нефтедобыча в Туркменистане постоянно наращивается, а запасы нефти в стране высоки и, согласно оценкам, составляют около 20 млрд тонн. Поэтому «Программа развития нефтегазового комплекса Туркменистана до 2030 года» нацелена на многократное увеличение добычи и переработки нефти.

Позиция Туркменистана в валовом производстве нефтепродуктов пока достаточно скромная. В то же время, по производству на душу населения он находится на 24 месте в мире, опережая Великобританию, Германию, Францию, Японию, Иран, Ирак, Ливию, Мексику, Азербайджан, Казахстан и многие другие государства, производя почти столько же сколько Венесуэла. Из стран СНГ впереди Туркменистана по среднедушевому производству только Россия.

В настоящее время в Туркменистане производится около 6 млн тонн нефтепродуктов и объемы производства демонстрируют тенденцию к увеличению. Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов, являющийся крупнейшим в Центральной Азии, подвергается масштабной модернизации, наращивается также технологическая модернизации Сейидинского нефтеперерабатывающего завода. При этом, проектная мощность вводимых в эксплуатацию новых производств вполне сопоставима с крупным заводом переработки нефти.

В рейтинге экспортеров нефтепродуктов по валовому объему у Туркменистана 54-55 место в мире. А по среднедушевому экспорту – 28 позиция, что лучше, чем у Азербайджана, Казахстана, Германии, Франции, Ирана, Ирака, Турции, Италии, Японии и очень близко к показателям Великобритании и США. Из стран СНГ впереди только Беларусь и Россия.

Нефть и нефтепродукты являются вторым и третьим по значению товарами в экспорте Туркменистана после природного газа. Суммарно за период 2014-2017 годов страной экспортировано около 15 миллионов тонн нефти и порядка 11 миллионов тонн нефтепродуктов на сумму около 6 и 5 миллиардов долларов США, соответственно. Одним из крупнейших потребителей туркменской нефти и нефтепродуктов является Италия, экспорт в которую в указанный период превысил 3,7 миллиарда, что более чем в 17 раз превосходит импорт из этой страны.

Таким образом, позиции Туркменистана в рейтинге крупнейших производителей и экспортеров нефти и нефтепродуктов достаточно хорошие. Особенно это касается производства и экспорта на душу населения. При этом, Туркменистан – одна из немногих стран, которые не импортируют сырую нефть и продукты ее переработки, то есть являются чистыми экспортерами. Необходимо также отметить, что позиции Туркменистана демонстрируют тенденции к улучшению и в перспективе показатели валового производства отрасли также будут улучшаться и возможности экспорта возрастать. В этой связи постоянный мониторинг нефтяного рынка является весьма актуальным, так как позволяет не только отслеживать позиции конкурентов, но и определять потенциальных потребителей отечественной нефтяной продукции, расширяя таким образом географию экспортных поставок и увеличивая приток иностранной валюты в экономику.

Валентин Трапезников

специально для SNG.today

www.sng.today

Хватит ли Туркмении ресурсов для балансирования внешней политики?

81b0c92e45ffb1b1042644cbadb8f571[1]Иннокентий Адясов

Caspian Bridge

Практически с момента получения независимости в конце 1991 года власти Туркмении были озабочены одной целью: как обеспечить стране с населением меньше 4,5 миллиона суверенитет над одними из самых крупных в мире месторождениями газа. Ашхабад нашел, как ему долго казалось, соломоново решение — обещать основным игрокам (России, Китаю, ЕС, Ирану) допуск к своим действительно богатым ресурсам.

С момента обретения независимости туркменские власти предприняли огромные усилия, чтобы представить свою центральноазиатскую республику неким нефтегазовым Клондайком, с практически неограниченными запасами углеводородов.

По данным Госконцерна «Туркменгеология», в Туркменистане открыто 38 нефтяных, 82 газоконденсатных месторождения, а также 153 газовых месторождения, в том числе 142 месторождения на суше и 11 — на шельфе. Судя по заявлениям руководства страны, Туркмения обладает настолько громадными запасами газа , что может обеспечить ими весь мир. Опять же, если верить официальной статистике, добычи нефти за годы независимости увеличилась в этой центральноазиатской стране более чем в два раза. Реальные же данные о запасах нефти и газа — основная государственная тайна Туркмении.

Дело доходит и до международных скандалов: так, в конце 2011 года МИД Туркмении выступил с нотой протеста против «крайне некорректных», по мнению Ашхабада, высказываний заместителя председателя правления Газпрома Александра Медведева о запасах природного газа в этой стране. В интервью телеканалу «Россия-24» 18 ноября 2011 замглавы «Газпрома» Александр Медведев дал понять, что сомневается в корректности последней оценки запасов туркменского газа. В ответ туркменские власти заказали «независимый « аудит запасов газа, что привело к весьма большому скандалу (об этом ниже). Российская сторона, не желая обострять и так непростые отношения с Туркменией, решила эту крайне болезненную для Ашхабада тему больше не поднимать, хотя в частных беседах эксперты по геологоразведке «Газпрома» продолжают сомневаться в корректности озвучиваемых туркменскими властями цифр. Так каковы реальные запасы углеводородов в Туркмении и какова перспектива их добычи?

Нефти не так много

По данным союзного министерства нефтяной промышленности, на начало 1991 года извлекаемые запасы в Туркменской СССР по неразрабатываемым, но подготовленным к разработке месторождениям составляли 61,869 млн.т., из них на шельфе Каспийского моря по 6 месторождениям — 18,207 млн.т. Спад добычи нефти в Туркмении наметился еще во времена позднего СССР (некоторый подъем добычи был зафиксирован лишь в 1988-1989 годах). Пиковый показатель добычи нефти в советском Туркменистане был достигнут в 1975 году, и составил 15,5 млн. тонн. В 1990 году объединение «Туркменнефть» (на его балансе находились все месторождения еще советской республики) добыло всего 4995 млн. тонн нефти. В 1991 году было добыто всего 4830 млн. тонн (этот год можно считать последним по корректности статистики).

Снижение объемов добычи нефти в позднесоветское время было связано, во-первых, с тем, что основные капиталовложения шли в газовый сектор Туркменской ССР. В то же время постоянно росла себестоимость добываемой нефти из-за сильной выработанности месторождений. На момент распада СССР в Туркмении эксплуатировалось около 3000 скважин в основном в зоне Прикаспия.

Потенциальных инвесторов, однако, могло заинтересовать качество туркменской нефти. Нефти Туркмении по плотности преимущественно легкие: 197,376 млн.т., что составляет 92,8% от учитываемых балансом. «Средние» нефти составляют 15,375 млн.т. или 7,2%. На шельфе Каспийского моря нефти легкие. Нефти преимущественно малосернистые (205,382 млн.т. или 96,5%).

У Туркменистана нет резервов для существенного наращивания объемов добычи нефти. По данным российского «Лукойла», доказанные запасы нефти в Туркменистане оцениваются всего в 400 млн. тонн, примерно такую же оценку туркменских нефтяных запасов дает и британская British Petroleum.

Если по официальным туркменским данным добычи нефти в 2011 году была около 11,5 млн. тонн, то в 2013 году, по оценкам независимых экспертов, она составила уже чуть больше 10 млн. тонн. Однако Ашхабад активно не согласен с такими оценками своего нефтяного потенциала. Туркменские власти особо подчеркивают, что в добычу нефти все активней включаются и другие регионы страны. Так, например, начата добыча «черного золота» в центральных Каракумах, где «Туркменнефть» реализует инвестиционный проект по обустройству и освоению новых месторождений Йылаклы и Мьщар. Отсюда через пустыню уже проложен 140-километровый нефтепровод, по которому вся добываемая нефть транспортируется на нефтеналивную станцию, сооруженную в Бахарлы. Здесь «черное золото» загружается в цистерны и по железной дороге доставляется на Сейидинский нефтеперерабатывающий завод.

Концерн «Туркменефть» подчеркивает, что серьезные перспективы по наращиванию нефтедобычи связываются и с освоением месторождения Южный Иолотен в юго-восточной части страны. Здесь, по официальной информации Ашхабада, наряду с колоссальными запасами природного газа (14-18 триллионов кубометров) имеются и высокоперспективные нефтяные залежи. Промышленные притоки нефти при освоении разведочных скважин на этом месторождении получены еще в 2007 году. Добыча «черного золота» ведется и на месторождении Яшылдепе на правобережье Амударьи. Нефть этих месторождений занимает существенную долю в общих объемах сырья, поступающего на переработку на Сейидинский НПЗ.

Но все-таки, несмотря на все оптимистичные заявления туркменских властей о перспективности месторождений нефти на суше, Ашхабад делает основную ставку на разработку шельфа Каспия. По оценкам туркменских геологов, на долю туркменского сектора Каспия приходится более половины запасов нефти и около четверти запасов природного газа этой центральноазиатской страны.

Первым шагом в освоении шельфа стало подписание в июле 1996 года соглашения о разделе продукции между крупнейшей государственной компанией Малайзии «Petronas» и правительством Туркмении по контрактной территории «Блок 1». В том же году компания получила соответствующую лицензию на разведку и добычу углеводородного сырья, став оператором этого крупного инвестиционного проекта. Первая пробное бурение на каспийском шельфе было проведено в 2003 году, а в 2006 году компания «Petronas» начала опытно-промышленную добычу нефти с месторождения Диярбекир на территории «Блока 1».

Туркменские власти рассчитывают увеличить добычу нефти на шельфе в ближайшие годы до уровня 2,4 — 2,5 млн. тонн. Практически вся добываемая в Туркмении нефть идет на переработку. Сегодня основная часть добываемой в западном регионе нефти транспортируется по нефтепроводам на расположенный на берегу Каспийского моря ТКНПЗ Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающий завод официальной мощностью 6 млн. тонн в год. Нефть с северо-востока Туркмении перерабатывается на Сейидинском НПЗ (официально он имеет аналогичные ТКНПЗ мощности переработки). На Сейидинский НПЗ также поступает нефть из центральных и восточных регионов страны. Полученные нефтепродукты в большой части экспортируются через Иран и Азербайджан в морских цистернах. Зарубежные операторы свою долю нефти, полученную в рамках СРП, экспортируют, используя танкерные перевозки в Каспийском море.

В нефтегазовом секторе Туркменистана всегда доминировали компании, находящиеся в собственности государства. Доля частных и иностранных компаний не превышает 10-15 %. За геологоразведку и восполнение запасов отвечает ГК «Туркменгеология». Добычей и транспортировкой нефти и природного газа занимаются ГК «Туркменгаз» и ГК «Туркменнефть». Строительство газопроводов, обустройство месторождений и создание сопутствующей инфраструктуры обеспечивает ГК «Туркменнефтегазстрой».

Иностранные компании работают в Туркмении на основе СРП. Среди работающих в стране иностранных нефтегазовых компаний следует отметить Dragon Oil, Petronas, CNPC, Eni, RWE, Wintershall и др. Возможность участия в новых проектах рассматривают Chevron, Conoco Phillips, ТХ Oil, Mubadala Development. Особую активность сейчас проявляют китайские компании, о чем будет сказано ниже.

Руководство Туркмении избегает разговоров о реструктуризации или приватизации нефтегазового сектора страны. Стремление государства сохранить контроль над отраслью вполне понятно, учитывая, какую роль она играет для национальной экономики, политической и социальной сферы. Не будет преувеличением сказать, что контроль над нефтегазовым комплексом и его финансовыми потоками — залог выживаемости нынешнего политического руководства Туркмении. Любые возможные политические катаклизмы в стране будут связаны, прежде всего, с вопросом контроля над финансовыми потоками туркменского нефтегазового комплекса.

Китайская тень над туркменским газом

Руководство Туркмении последовательно позиционирует страну как «газовую сверхдержаву». Действительно в СССР Туркменская ССР была второй после РСФСР республикой по объемам добычи газа, который в основном вывозился из республики. В 1990 году было добыто 85 млрд. м. куб природного газа (абсолютный рекорд был установлен в 1989 году — тогда было добыто 88,809 млрд. м. куб). Независимая Туркмения получила хорошо разработанную ресурсную базу, освоенную еще во времена СССР, которой должно было хватить на стабильную добычу газа в объемах 85 млрд. м. куб в течение 30 лет.

Однако добыча в независимом Туркменистане практически сразу начала снижаться. Чтобы переломить негативную тенденцию, Ашхабад сделал основную ставку на развитие новых месторождений: Гарабиль, Гуррукбиль, месторождения группы «Центральные Каракумы», месторождения правобережья Амударьи. На определенном этапе казалось, что негативную тенденцию с резким падением добычи газа в Туркменистане удалось переломить, по данным туркменских властей в 2012 году было добыто 70 млрд. м. куб., в 2013 году собирались добыть уже 75-77 млрд. м. куб (однако эти данные так и не были подтверждены Ашхабадом).

Основной упор был сделан на разработку месторождения Южный Иолотань. И это месторождение, точнее объемы его запасов, стали причиной крупного международного скандала. Туркменские власти при продвижении своих газовых проектов за рубежом любили ссылаться на данные второго этапа формально независимой экспертизы британской компании Gaffney, Cline & Associates. Экспертиза показывала, что запасы газа в республике составляют более 71,21 трлн. тонн. Ранее они оценивались в 44,25 трлн. тонн. Почти половина всех запасов газа сосредоточена на месторождении Южный Иолотань, которое становилось основной ресурсной базой для заполнения введенного в строй в 2009 г. газопровода Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай. Компания Gaffney, Cline & Associates официально заявила, что Южный Иолотань — второе по размерам газовое месторождение в мире, оценив его запасы на уровне 26,2 триллиона кубометров. Опираясь на эти данные, туркменские власти поспешили заявить, что к 2030 г. планируют увеличить ежегодную добычу нефти до 67 млн. тонн, а газа — до 220 млрд. кубометров в год.

Во второй половине мая 2012 года разразился большой скандал. В тендере на разработку крупного газового месторождения «Южный Иолотань-Осман» собирались участвовать западные компании. Некоторые из них, получив неофициально часть технической документации, усомнились в оценках компании Gaffney, Cline & Associates и направили властям республики запрос с просьбой подтвердить данные аудита месторождений. В Ашхабаде этот запрос по факту проигнорировали и тогда западные компании представили имевшиеся у них данные о запасах газа, существенно отличавшиеся в сторону уменьшения всех оценок. Это и стало причиной скандала.

Gaffney, Cline & Associates попыталась сохранить лицо и объясняла свою ошибку тем, что свои расчеты ее эксперты делали не на базе самостоятельного анализа результатов бурения скважин, а на основании данных, полученных туркменскими специалистами. Однако интерес западных компаний заметно снизился и над туркменским газом нависла тень Китая.

В результате Ашхабад быстро и в значительной степени утратил контроль над своими запасами и добычей «голубого топлива». Только на разработку ресурсов Южного Иолотаня Госбанк КНР выделил 8,1 млрд. долл., что сразу позволило китайскому бизнесу иметь негласный режим особого благоприятствования. Несмотря на все заверения официального Ашхабада о задействовании новых месторождений, эксперты уверены, что экспорт в Китай пока обеспечивается за счет тех объемов природного газа, который раньше шел по северному направлению в Россию. При этом встает вопрос о финансовой эффективности туркменского газового экспорта в Китай. По оценкам большинства экспертов, Китай платит за тысячу кубометров газа Ашхабаду около $270-280 (вся информация по финансовой части контракта полностью закрыта), причем значительная часть платежей производится китайскими товарами. В результате Туркмения поставляет свой газ в Китай по самой низкой по сравнению другими покупателями цене, и компенсировать финансовые потери от поставок газа в Россию китайское направление не может.

Отказаться же от столь низкой цены на поставляемый в Поднебесную газ Туркмения в обозримой перспективе не сможет — разработка месторождений (точнее — поддержание уровня добычи на старых) и строительство газопроводов велось и ведется за счет китайских кредитов и сейчас эти месторождения полностью управляются китайскими специалистами.

Иран активизируется, Россия сдает позиции

Долгое время после распада СССР (до 2009 года) Россия сохраняла положение практически эксклюзивного покупателя туркменского экспортного газа (определенные объемы туркменского газа поставлялись с 1998 года еще и в Иран, но тот их не реэкспортировал). Россия же прежде всего реэкспортировала туркменский газ на Украину (порядка 30 млрд. кубических метров) и именно за счет этого закрывались основные импортные потребности страны в «голубом топливе».

Все резко поменялось в 2009 года с пуском газопровода «Туркменистан-Китай».

Уже к 2012 году объем экспортируемого туркменского газа на территорию РФ сократился до 10 миллиардов кубометров в год. В ближайшие годы этот объем сократится еще в два раза. В 2025 году, когда закончится действующее соглашение (хотя туркменские власти могут отказаться от него и раньше), поставки туркменского газа в Россию и вовсе могут прекратиться, если конечно, Россия не найдет новых аргументов в своих непростых отношениях с туркменскими властями. Однако, несмотря на серьезное ослабление российских позиций, у Москвы все же есть немалые потенциальные рычаги влияния.

Во-первых, Ашхабад крайне заинтересован в лояльной позиции Москвы по вопросу раздела шельфа Каспийского мора и в помощи в защите туркменского сектора этого озера-моря.

Во-вторых, США явно не в восторге от того, что Туркменистан все больше становится «газовой провинцией» КНР. В этой связи туркменские власти не могут не опасаться очередной «цветной революции». Только эта «революция» по определению не будет похожа на события в Грузии, на Украине или в даже относительно близком Киргизстане. В Туркменистане нет и зачатков гражданского общества, НПО просто не имеют почвы для своей деятельности (в 2012 году из страны были высланы последние представители американского «Корпуса мира»). Многие эксперты полагают, что возможная «цветная революция» в стране будет иметь явно «зеленый», исламистский оттенок.

Такая перспектива тем более вероятна на фоне дестабилизации в Афганистане (Туркменистан имеет с ним достаточно протяженную границу). Ашхабад в этой ситуации вольно или невольно будет вынужден искать поддержки Москвы. К слову, Россия сделала очень большую ошибку, высылая или передавая туркменским властям для поддержания хороших отношений представителей светской туркменской оппозиции. Как следствие, Россия этими действиями серьезно ограничила свои возможности негласно влиять на политику Ашхабада.

Теперь же Москва в определении своей политики в отношении Ашхабада должна в серьезной мере учитывать интересы Пекина, что, конечно, серьезно ограничивает возможности российской политики.

Зато Иран на фоне ослабления режима международных санкций, явно готов активизироваться на туркменском направлении. Сейчас Иран получает из Туркменистана порядка 8 млрд. м. куб., стороны хотят увеличить объем поставок до 20 млрд. м. куб. за счет добычи на Довлетабатском месторождении. Безусловно, этот проект может серьезно не понравиться Пекину, хотя, в свою очередь, может найти поддержку (пусть и негласную) и в Вашингтоне. Весьма вероятно, что в случае перезапуска проекта газопровода Nabucco с привязкой уже к ресурсной базе Ирана (такие разговоры идут) США и ЕС сделают все, чтобы перенаправить газ, идущий сейчас в Китай, в этот газопровод.

Статус Каспия как тормоз для инвестиций

Инвестиционный климат Туркмении, несмотря на формальные реформы Гурбангулы Бердымухамедова, оставляет желать много лучшего. При этом для нефтегазового комплекса страны помимо общих проблем, характерных для всей экономики Туркмении, существуют и специфические инвестиционные риски.

В первую очередь, это неопределенность юридического статуса Каспия и неразграниченность национальных секторов России, Казахстана, Азербайджана, Туркмении и Ирана в водоеме. Долгое время Ашхабад последовательно отвергал все инициативы Москвы по определению юридического статуса Каспия и, как следствие, оказался в самой худшей ситуации среди прикаспийских постсоветских стран: Россия, Казахстан, Азербайджан за это время смогли найти хотя бы временный компромисс по северному сектору Каспия и имеют возможности использования своих участков. Туркменистан в итоге вынужден противостоять как позиции названной тройки стран, так и Ирана, отрицающего права Ашхабада на заявляемые тем размеры туркменского сектора на шельфе Каспия.

Но наиболее напряженные отношения в вопросе раздела каспийского шельфа сложились между Ашхабадом и Баку.

Конфликт между Азербайджаном и Туркменией из-за каспийских месторождений обострялся дважды: в начале 2000-х гг., когда в Баку даже было закрыто туркменское посольство и стороны были на грани вооруженного столкновения, и в конце десятилетия, когда Ашхабад заявил о намерении обратиться для разрешения спора в международный арбитражный суд. Эти противоречия послужили одной из главных причин срыва планов по строительству транскаспийского газопровода, которые при активном участии американцев продвигалась с конца 1990-х г (сейчас ЕС всячески старается реанимировать идею транскаспийского газопровода и помирить для этого Баку и Ашхабад).

Основным объектом спора между Туркменией и Азербайджаном выступает месторождение Сердар, который азербайджанцы называют Кяпаз, а также Осман и Омар (Азери и Чираг), разработка которых с 1990-х гг. ведется консорциумом западных компаний и дает Азербайджану основной объем добычи нефти. Запасы этих месторождений, включая азербайджанское месторождение Гюнешли, составляют до 670 млн. тонн нефти. Оспаривая их принадлежность, Ашхабад при проведении морской границы предлагает не учитывать «особые обстоятельства», к числу которых он относит Апшеронский полуостров и остров Жилой. Однако такая позиция не находит поддержки ни в Москве, ни в Астане, ни в Тегеране.

Туркменская дипломатия пытается найти поддержку своей позиции на Западе, но западные инвесторы явно не хотят ломать сложившийся формат работы с Казахстаном и Азербайджаном ради во многом мифических обещаний туркменских властей. Вряд ли стоит ожидать серьезного прорыва от четвертого саммита глав государств прикаспийских стран, который должен пройти в сентябре 2014 года. Хотя формально конвенция о правовом статусе Каспийского моря практически готова, остаются и очень серьезные противоречия. Основные стороны противостояния — Азербайджан, Туркмения и Иран, которые по-разному видят те доли Каспия, которые должны принадлежать им. Официальный Тегеран выступает с предложением поделить шельф на 5 одинаковых по площади участков, чтобы каждой из 5 стран досталось по 20 % территории или же предлагает ничего не делить и совместно использовать всю акваторию моря. Но такой подход входит в прямое противоречие с принципом так называемой «срединной линии», по которому уже больше десяти лет работают Россия, Казахстан и Азербайджан.

Кроме того, иранское предложение ведет к серьезному уменьшению секторов Казахстана и Туркменистана, с чем абсолютно точно ни Астана, ни Ашхабад не согласятся.

В свою очередь Тегеран, который все больше чувствует благосклонное внимание Запада на фоне усиливающегося давления на Россию, может просто фактически выйти из переговорного процесса по Каспию.

Туркменистан помимо своей воли может оказаться в центре борьбы за ресурсы Каспия. И вряд ли такая перспектива радует туркменские власти.

Источник: Caspian Bridge

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

www.hronikatm.com

Сырая нефть - запасы в Туркмении

Для сравнения стран (в таблице) используются цвета:

 

 Хорошие показатели;

 

 Средние показатели;

 

 Плохие показатели

По последним данным (2014) Сырая нефть - запасы в Туркмении: 82 200 тысч метрических тонн

Динамика изменения: Сырая нефть - запасы (тысч метрических тонн)

ru.countries.world

Нефтегазовый Комплекс Туркменистана

Важным аспектом энергетической политики, последовательно претворяемой в жизнь Президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым, является освоение углеводородных ресурсов Каспийского моря, занесенных в мировой реестр крупнейших запасов нефти и газа. В ближайшее десятилетие на морском шельфе и в прибрежной зоне  намечено получить значительный прирост добычи «черного золота» и «голубого топлива», что придаст мощный импульс дальнейшему динамичному развитию национальной экономики, процессу индустриализации страны.

В настоящее время в туркменском секторе Каспия, общие запасы которого оцениваются  экспертами в 18,2 миллиарда тонн условного топлива, работает ряд известных мировых компаний. В их числе – компания «Dragonoil» (Объединенные Арабские Эмираты), которая разрабатывает месторождения, входящие в договорную территорию «Челекен». О накопленном опыте и перспективах взаимовыгодного сотрудничества в энергетической сфере газете «NEBIT-GAZ» рассказал генеральный менеджер Драгон Ойл (Туркменистан) ЛТД Фейсал Раби Аль Авади.

– В конце сентября в столице Великобритании Лондоне состоялся двухдневный форум «Нефтегазовая отрасль Туркменистана – возможности для инвестиций», организованный Государственным агентством по управлению и использованию углеводородных ресурсов при Президенте Туркменистана. Повестка дня встречи, в которой приняли участие представители  крупных мировых нефтегазовых компаний, включала в себя вопросы, связанные с условиями привлечения зарубежных инвестиций в ТЭК Туркменистана, освоением лицензированных блоков туркменского участка Каспийского моря, реализацией проектов строительства транснациональных газопроводов. Как вы оцениваете потенциал нашей страны  на мировом энергетическом рынке?

– Мы видим огромные возможности для активного участия Туркменистана в международном энергетическом диалоге. Всемогущий Аллах даровал Туркменистану свое благословение во многих отношениях, одним из которых являются углеводородные ресурсы. Туркменистан занимает 4-е место в мире по доказанным запасам природного газа, стратегически он расположен между Востоком и Западом, имеет благоприятное географическое соседство с такими странами как Китай, Индия и Индонезия, в которых проживает более 50 процентов мирового молодого и развивающегося населения. Рост валового внутреннего продукта (ВВП) этих трех стран вырос в среднем на 34 процента с 2008 по 2012 годы, они выпускают широкий спектр товарной продукции, которая пользуется спросом во всем мире.

Для того, чтобы страны этого региона могли и далее поддерживать высокие темпы экономического роста, им необходима экологически чистая энергия, то есть, природный газ. И кто, как не Туркменистан, лучше всего может помочь удовлетворить запросы этих стран в энергоресурсах? 

–  Реализуя комплексную стратегию модернизации национального ТЭК и диверсификации маршрутов вывода своих энергоносителей на мировые рынки, Туркменистан нацелен на активизацию взаимовыгодного международного сотрудничества с представителями зарубежных бизнес-кругов. Ваша компания уже длительное время работает на туркменском рынке, каковы результаты этого партнерства?

– Опыт работы «Dragonoil» может служить позитивным примером для многих потенциальных партнеров Туркменистана – как зарубежных инвесторов, так и нефтегазовых компаний, обладающих высокими технологиями и проявляющих интерес к сотрудничеству в области освоения богатейших углеводородных ресурсов туркменского сектора Каспийского моря.

Напомню, что в соответствии с условиями Соглашения о разделе продукции, компания «Dragonoil (Туркменистан) Лтд.» в качестве оператора получила лицензию на разработку и добычу нефти и газа на Договорной территории «Челекен» сроком на 25 лет, начиная с 1 мая 2000 года, а также эксклюзивное право на продление лицензии сроком еще на 10 лет.

Компания «Dragonoil (Туркменистан) Лтд.» является дочерним предприятием компании «DragonOilplc», штаб-квартира которой находится в городе Дубаи – крупнейшем торгово-финансовом центре Объединенных Арабских Эмиратов и Ближнего Востока в целом. Собственником ««DragonОilplc является компания "EmiratesNationalOilCompanyL.L.C” (ENOC), основанная правительством эмирата Дубай. Наша компания также имеет лицензии на разработку блоков в Тунисе, Ираке, Афганистане, Египте, Алжире и на Филиппинах.

Договорная территория «Челекен», расположенная на востоке Южно-Каспийского бассейна, включает месторождения Джейтун и Джугалыбег, которые находятся рядом с городом Хазар. Доказанные и вероятные запасы нефти и конденсата по состоянию на 31 декабря 2014 года здесь составили 675 миллионов баррелей, запасы газа – 1.3 миллиарда кубических футов.

За прошедшие 15 лет компания инвестировала в модернизацию нефтегазовой инфраструктуры договорной территории более 4,8 миллиарда долларов США. В частности, осуществлялся капитальный ремонт старых и бурение новых скважин, строительство эксплуатационных морских стационарных платформ, подводных трубопроводов. Был реконструирован, а по сути заново построен нефтеналивной терминал «Аладжа». Благодаря этому стала возможной одновременная загрузка двух танкеров, что увеличило экспортные возможности компании. Построены нефтесборный пункт, предназначенный для подготовки, хранения и отгрузки товарной нефти, механические мастерские, где осуществляется ремонт автомобильной, тракторной, грузоподъемной техники и нефтяного оборудования, станция опреснения морской воды, а также другие объекты.

В результате средняя суточная добыча на договорной территории «Челекен» выросла приблизительно с 7 000 баррелей в 2000 году до более 100 000 баррелей нефти в 2014 году. В настоящее время ведется строительство 8 новых резервуаров для хранения нефти, общей емкостью 160 000 баррелей. Компания  «DragonOil» намерена и далее проводить активную инвестиционную и научно-техническую политику, нацеленную на то, чтобы сохранить достигнутый уровень добычи как минимум на пять лет, в том числе, за счет внедрения передовых технологий. Особое внимание мы уделяем сохранению благополучной экологической обстановки в зоне Каспия. Компания выполняет нефтяные работы, строго соблюдая законодательство Туркменистана в этой сфере.

Штат компании насчитывает свыше 2 000 сотрудников и представлен гражданами более 50 стран мира. При этом, более 90 процентов сотрудников являются гражданами Туркменистана. В городе Хазар открыт учебный центр, который обеспечивает профессиональную подготовку и переподготовку технического персонала компании. Профильные классы и тренажерные залы Центра оснащены специальным оборудованием для профессионального тренинга крановщиков, бурильщиков, операторов и ремонтников скважин, учебными стендами и наглядными пособиями. За последние 2 года в обучение и повышение квалификации наших сотрудников, в том числе в ОАЭ, России, Малайзии и странах Европы, мы инвестировали более 3, 5 миллиона долларов.

При активном содействии компании «DragonOil» реализован проект строительства в городе Хазар городского Дома здоровья. Современным медицинским оборудованием укомплектован городской госпиталь. Компания регулярно оказывает спонсорскую помощь в организации культурно-массовых и спортивных мероприятий. Например, ежегодно совместно с Хазарским городским спорткомитетом мы проводим открытое первенство на Кубок компании «DragonOil» по волейболу, баскетболу, боксу и футболу. При нашей спонсорской поддержке юношеская команда города Хахар по волейболу приняла участие в проходившем в Болгарии XI Международном молодежном турнире по волейболу «Черное море-2015», где заняла почетное третье место.

Хочу особо подчеркнуть, что все эти годы компания  «DragonOil» работает в тесном сотрудничестве с Государственным Агентством по управлению и использованию углеводородных ресурсов при Президенте Туркменистана, при всесторонней поддержке Правительства Туркменистана, за что мы выражаем нашу глубокую признательность многоуважаемому Президенту Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедову.

– Спасибо за интервью, желаем Вам новых успехов.

www.oilgas.gov.tm

Запасы нефти — Туркмения ВиКи

Графа пика, показывающая, что производство нефти достигло максимума (по состоянию на 2003 год). Запасы нефти по странам, по данным ЦРУ на начало 2013 года.[1]

Запасы нефти в мире оцениваются по-разному, но принято считать запасы, которые могут быть извлечены при нынешнем уровне развития техники и технологии.

Национальная классификация

До 2016 года в России действовала система классификации запасов и ресурсов нефти, газа, конденсата и содержащихся в них компонентов, имеющих промышленное значение, установленная Приказом МПР РФ от 7 февраля 2001 № 126. По степени изученности запасы (ресурсы) подразделяются на следующие категории:

  • Запасы:
    • A (разведанные, изученные с полной детальностью)
    • B (разведанные, изученные с детальностью, достаточной для составления проекта разработки залежи)
    • C1 (разведанные, изученные с детальностью, достаточной для получения исходных данных для составления технологической схемы разработки месторождения нефти или проекта опытно-промышленной разработки месторождения газа)
    • C2 (предварительно оцененные: форма и размеры залежи, условия залегания, толщина и коллекторские свойства пластов, состав и свойства нефти, газа и конденсата определены в общих чертах по результатам геологических и геофизических исследований)
  • Ресурсы:
    • C3 (перспективные)
    • D1л (локализованные)
    • D1 (прогнозные ресурсы нефти и газа литолого-стратиграфических комплексов, оцениваемые в пределах крупных региональных структур с доказанной промышленной нефтегазоносностью.)
    • D2 (прогнозные ресурсы нефти и газа литолого-стратиграфических комплексов, оцениваемые в пределах крупных региональных структур, промышленная нефтегазоносность которых ещё не доказана).

Начиная с 1 января 2016 года вступила в силу новая классификация, утверждённая Приказом МПР от 1 ноября 2013 года № 477. В соответствии с ней запасы (ресурсы) нефти и газа по геологической изученности степени промышленного освоения должны имеют следующие категории:

  • Запасы:
    • A (разбуренные, разрабатываемые)
    • B1 (подготовленные к промышленной разработке, разрабатываемые отдельными скважинами, неразбуренные эксплуатационной сеткой скважин, разведанные, есть ТСР или ТПР)
    • B2 (оцененные, неразбуренные, планируемые для разбуривания проектным фондом, включая зависимый, есть ТСР или ТПР)
    • C1 (разведанные, нет ТСР или ТПР)
    • C2 (оцененные, нет ТСР или ТПР)
  • Ресурсы:
    • D0 (подготовленные)
    • Dл (локализованные)
    • D1 (перспективные)
    • D2 (прогнозируемые).

Международные классификации

Классификация SPE-PRMS

Наиболее распространённая в мире классификация, она учитывает не только вероятность нахождения нефти и газа в месторождении, но и экономическую эффективность добычи этих запасов. Запасы делятся на 3 класса:

  • Доказанные - вероятность извлечения 90 %
  • Вероятные - 50 %
  • Возможные - 10 %[2]

SPE-PRMS используется, например, при аудите публичных компаний.[3]

Классификация ООН

В целях гармонизации национальных классификаций, обобщения лучших практик Организация Объединенных Наций в 1990-х взялась за разработку единой международной классификации. В результате в 1997 году была создана Рамочная классификация Организации Объединенных Наций запасов/ресурсов месторождений: твердые горючие ископаемые и минеральное сырье (РКООН-1997). В настоящее время действует Рамочная классификация Организации Объединенных Наций ископаемых энергетических и минеральных запасов и ресурсов 2009 года (РКООН-2009). РКООН-2009 является универсальной системой, в которой количества классифицируются на основе трех фундаментальных критериев: экономической и социальной жизнеспособности проекта (Е), статуса и обоснованности проекта освоения месторождения (F) и геологической изученностью (G), с использованием числовой системы кодов. Комбинации этих трех критериев создают трехмерную систему.

Классификации, используемые в США

В США одновременно существует несколько классификаций запасов: классификация Комиссии по рынку ценных бумаг (SEC), классификация Общества инженеров-нефтяников (SPE), классификация Американской ассоциации нефтяных геологов (AAPG) и др.

  Схематический график, иллюстрирующая нефтяные объёмы и запасы. Кривые представляют категории нефти в оценке. Есть 95%-ый шанс (то есть, вероятность, F95) по крайней мере объёма V1 промышленных запасов нефти, и есть 5%-ый шанс (F05) по крайней мере объёма V2 промышленных запасов нефти[4]
  • Доказанные запасы Доказанные резервы характеризуются вероятностью извлечения в 90 % или выше.[5]
  • Недоказанные резервы
  • Стратегические запасы нефти. Многие страны создают такие запасы по соображениям экономической и стратегической выгоды. Примерно 4 миллиарда кубических метров находится в подобных авуарах, из которых 1,4 миллиарда контролируются государствами. Крупные резервы имеются у США (Стратегический нефтяной резерв США) и у стран, входящих в МЭА (как минимум трехмесячный запас).
  • Ресурсы

Опыт показывает, что ожидаемые запасы открытых месторождений обычно оказываются меньше, чем удаётся извлечь реально. Это связано с разными причинами, например, с применением более дорогих технологий, например, третичных методов нефтедобычи, зачастую можно повысить коэффициент извлечения нефти на 5-10%, а в некоторых случаях даже возобновить разработку месторождений, закрытых после использования традиционных технологий.

Есть большие сомнения в надёжности данных по странам ОПЕК, так как отсутствуют данные из независимых источников для перепроверки.

Следующие таблицы иллюстрируют внезапные подъёмы запасов в разных странах.

  Нефтяные запасы OPEC 1980—2008
Объявленные запасы ОПЕК (миллиарды баррелей)
BP Statistical Review — June 2008, 2016
Год Иран Ирак Кувейт Саудовская Аравия ОАЭ Венесуэла Ливия Нигерия
1980 58,3 30,0 67,9 168,0 30,4 19,5 20,3 16,7
1981 57,0 32,0 67,7 167,9 32,2 19,9 22,6 16,5
1982 56,1 59,0 67,2 165,5 32,4 24,9 22,2 16,8
1983 55,3 65,0 67,0 168,8 32,3 25,9 21,8 16,6
1984 58,9 65,0 92,7 171,7 32,5 28,0 21,4 16,7
1985 59,0 65,0 92,5 171,5 33,0 54,5 21,3 16,6
1986 92,9 72,0 94,5 169,7 97,2 55,5 22,8 16,1
1987 92,9 100,0 94,5 169,6 98,1 58,1 22,8 16,0
1988 92,9 100,0 94,5 255,0 98,1 58,5 22,8 16,0
1989 92,9 100,0 97,1 260,1 98,1 59,0 22,8 16,0
1990 92,9 100,0 97,0 260,3 98,1 60,1 22,8 17,1
1991 92,9 100,0 96,5 260,9 98,1 62,6 22,8 20,0
1992 92,9 100,0 96,5 261,2 98,1 63,3 22,8 21,0
1993 92,9 100,0 96,5 261,4 98,1 64,4 22,8 21,0
1994 94,3 100,0 96,5 261,4 98,1 64,9 22,8 21,0
1995 93,7 100,0 96,5 261,5 98,1 66,3 29,5 20,8
1996 92,6 112,0 96,5 261,4 97,8 72,7 29,5 20,8
1997 92,6 112,5 96,5 261,5 97,8 74,9 29,5 20,8
1998 93,7 112,5 96,5 261,5 97,8 76,1 29,5 22,5
1999 93,1 112,5 96,5 262,8 97,8 76,8 29,5 29,0
2000 99,5 112,5 96,5 262,8 97,8 76,8 36,0 29,0
2001 99,1 115,0 96,5 262,7 97,8 77,7 36,0 31,5
2002 130,7 115,0 96,5 262,8 97,8 77,3 36,0 34,3
2003 133,3 115,0 99,0 262,7 97,8 77,2 39,1 35,3
2004 132,7 115,0 101,5 264,3 97,8 79,7 39,1 35,9
2005 137,5 115,0 101,5 264,2 97,8 80,0 41,5 36,2
2006 138,4 115,0 101,5 264,3 97,8 87,0 41,5 36,2
2007 138,4 115,0 101,5 264,2 97,8 87,0 41,5 36,2

tm.ru.net

О компании - Туркменнефть - Туркменнефть (Туркмения) - Нефтяные компании

Акционерное общество «Государственный концерн „Туркменнефть"»

Председатель концерна – Аннагулы Деряев

Добыча нефти в 2010г. – 10,2 млн. тонн

 

      Государственный концерн «Туркменнефть» — крупнейший производственно-хозяйственный комплекс, который осуществляет разведку и разработку нефтяных и газовых месторождений, обеспечивает комплексное решение тактических и стратегических программ развития нефтегазовой отрасли Западного Туркменистана.

На сегодняшний день в состав концерна входят 8 нефтегазодобывающих управлений, 4 управления буровых работ, трест по капитальному ремонту скважин, управление водоснабжения, 5 транспортных предприятий, объединение по производству химической продукции, научно-исследовательский институт, ремонтно-механический завод, управление по укреплению нефтегазовых скважин, управление по сбору и транспортировке газа, управление основных нефтепроводов, управление геофизических работ, профессиональная школа, а также 6 вспомогательных служб.

 

Сегодня Государственный концерн «Туркменнефть» ведет промышленную эксплуатацию около 30 месторождений, расположенных на суше страны. Они включают в себя более 600 нефтяных, нефтегазовых и газовых залежей, находящихся на различных стадиях разработки. Недра республики обладают большими запасами углеводородного сырья и по данным BP Statistical review of world energy в 2010 году разведанные запасы сырой нефти составляют примерно 600 млн.баррелей и газа около 8,1 Добываемые в Западном Туркменистане нефть и природные углеводородные газы характеризуются высокими товарными качествами, в них практически отсутствуют агрессивные химические компоненты - сера, углекислый и сероводородный газы. Все месторождения Западного Туркменистана имеют многоплановые строения и включают в себя от нескольких десятков до сотен и более отдельных залежей. Главнейшими месторождениями считаются Котур-Тепе и Барса-Гельмес, которые содержат более 65% всех запасов нефти и обеспечивают более 70% добычи республики (степень выработанности этих двух месторождений составляет соответственно 65 и 58%).

 

Одним из перспективных регионов Туркменистана, с которыми ГК «Туркменнефть» связывает существенный рост добычи нефти, остается Прикаспийский нефтегазоносный регион. По данным Министерства нефтегазовой промышленности и минерального сырья Туркменистана здесь в интервале глубин 2000-7000м сосредоточены крупные залежи, ресурсы которых оцениваются в 12 млрд.тонн нефти и 6,5 трлн.м³ газа, п.э. Правительство Туркменистана утвердило Программу лицензирования туркменского сектора Каспия, в которой обозначены 32 блока для разведки и добычи углеводородов. Кроме шельфа, перспективными регионами для наращивания добычи газа в Туркменистане являются правобережье Амударьи и Яшлар – Южно-Иолотаньская группа месторождений.

 

В настоящее время в республике совместно с концерном на условиях Соглашения о разделе продукции (СРП предусмотрено 60 % стоимости добытой нефти направлять на покрытие затрат, а остальные 40 % считать прибылью и делить поровну) работают такие зарубежные компании, как Dragon Oil (ОАЭ), Burren Energy (Великобритания), Petronas (Малайзия), Maersk Oil (Дания), Buried Hill Energy (Канада), Eni (Испания), Wintershall (Германия), CNPC (Китай), СП «ЗарИТ» (консорциум компаний – ОАО «Зарубежнефть», ОАО «ИТЕРА» и ГК «Туркменнефть» ), ОАО «НК «ЛУКОЙЛ».

Источник: сайт "Нефтегазовый комплекс Туркменистана"                 

               Журнал Минеральные Ресурсы России - 2007г. №2

beloil.ucoz.ru