«Большая нефть» в Сибири — путь подвига . Умыться первой нефтью


«Большая нефть» в Сибири — путь подвига — Рамблер/финансы

Ох, братцы, искупаться в Черном море — красота!

Да что там море, душ сойдет и ванна…

Но только у геолога заветная мечта:

Умыться черной нефтью,

Умыться теплой нефтью,

Умыться первой нефтью из фонтана…

Песня из художественного фильма «Северный вариант» (1974 год)

Второе освоение Сибири — это нефтяная эпопея, давшая стране богатство сибирских нефтяных месторождений. На том, что нефть в Западной Сибири есть, говорили и в начале 30-х годов и ранее. Однако первые фонтаны больших месторождений, давшие промышленную нефть, забили в начале 60-х годов.

Искать нефть геологи отправились почти сразу после Великой Отечественной войны. Особенно остро вопрос встал в конце 50-х годов, когда уровень добычи нефти во «Втором Баку» — Башкирии и Поволжье, начал постепенно снижаться. Первые геологи пошли в Сибирь еще в 30-х годах, когда прогноз о существовании нефти на восточном склоне Уральского горного хребта выдвинул в 1932 году основоположник советской нефтяной геологии академик Иван Губкин.

21 апреля 1948 г. был подписан приказ №108 по Главному управлению нефтяной геологии Министерства геологии СССР «О развитии геолого-разведочных работ на нефть и газ в Западной Сибири и неотложной помощи Центральной Западно-Сибирской нефтеразведочной экспедиции — о бурении опорных скважин». 17 июня 1948 г. по тому же министерству был издан новый приказ, №375 — «Об утверждении Западно-Сибирской экспедиции по разведки нефти и природных газов — круглогодичной». В конце 50-х годов ХХ века на тюменских просторах приступила к работе геологоразведочная экспедиция.

Советские геологи пробурили первую скважину в 1948 году — она находится почти в центре современной Тюмени, на улице Мельникайте. Вместо нефти скважина в 2 тыс. метров дала минеральную воду, однако работы по поиску нефти и газа в Западной Сибири это не остановило. Основные направления геолого-разведочных работ были в конце ноября 1950 г. в Новосибирске на совещании геологов, геофизиков, нефтяников Министерства геологии и АН СССР. Было принято решение покрыть Западно-Сибирскую низменность густой сетью опорных глубинных скважин и рассечь из конца в конец геофизическими профилями. Нефть и газ начали искать на юге Западной Сибири, в Омске, Томске, а затем началась разведка на севере Западно-Сибирской низменности. Об открытии первой нефтегазоносной провинции в Западной Сибири возвестил газовый фонтан, забивший из опорной скважины Р-1 вблизи села Берёзово. Скважину по указанию геолога Александра Быстрицкого пробурила бригада под руководством мастера Василия Мельникова.

Говорили, что газовый фонтан забил по чистой случайности, мол, буровая бригада уже закончила работу и собиралась уходить со скважины. Однако, это не так — удача и «счастливые случайности» всегда сопутствуют тем, кто вел длительную, планомерную работу, и кто тяжело трудился над поставленной задачей. И особенно тем, за чьей спиной стоит огромное государство, сконцентрировавшее свои силы на решении вопроса о поиске нефтяных богатств Сибири.

Имена тех, кто нашел первые нефтяные месторождения, вписаны в историю. В нечеловеческих условиях, без транспортной техники — где высадились, там и начинали бурить, были найдены залежи нефти. На севере Тюменской области, на берегах Конды начальник одной из буровых бригад Семён Урусов нашел первую нефть. Ее дала скважина 2Р, пробуренная в районе маленького села Шаим, немного — всего полторы тонны в сутки. Вторая скважина была более результативной — 12 тонн нефти в сутки.

Там же, на берегу Конды, когда геологи еще сомневались, а есть ли здесь нефть, 21 июня 1960 года ударил большой фонтан — из скважины под номером 6Р, почти 400 тонн нефти в сутки. Позже за это открытие Семену Урусову было присвоено звание Героя Социалистического Труда, а его бригада получила почетное звание «Лучшая буровая бригада Министерства геологии СССР». Так было открыто первое в Западной Сибири месторождение.

Первую промышленную нефть Западной Сибири дало Мегионское месторождение, первый фонтан там забил 21 марта 1961 года. Пробурил скважину, открывшую одно из крупнейших и первых месторождений в Сибири геолог, будущий доктор геолого-минералогических наук, член-корреспондент РАН (1991) и Герой Социалистического Труда Фарман Салманов. С этим бурением в районе Сургута связана почти детективная история: работы над скважиной начались практически самовольно и тайком. С 1955 по 1957 годы Салманов работал начальником Плотниковской и Грязненской нефтегазоразведочных экспедиций в Кемеровской и Новосибирской областях. Идея была в том, что нефть есть и на Кузбассе, в чем не был убежден Салманов. Оставив поиски в Кузбассе, Салманов увез свою геологическую партию тайком в Сургут в августе 1957 года. Приказ о переброске партии позднее подписали задним числом, разрешив группе остаться там, где решил геолог. Когда первая скважина в районе селения Мегион дала фонтан, Салманов написал в Москву «В Мегионе на скважине № 1 с глубины 2180 метров получен фонтан нефти. Ясно? С уважением, Фарман Салманов». После того, как и из второй скважины в районе Усть-Балыка забил фонтан, Салманов отправил начальству радиограмму: «Скважина лупит по всем правилам». Большая нефть в Сибири была найдена.

Позже были открыты другие месторождения, всего более десятка, в том числе супергигант Самотлор — шестое по величине нефтяное месторождение в мире. Добыча нефти в Волго-Уральском регионе продолжала снижаться, и к середине 67-х годов разницу полностью покрыла Западная Сибирь.

В планах советской власти было довести добычу нефти в Западной Сибири до 100−120 млн тонн к 1975 году (за пять лет), и они казались нереальными — ведь в Татарии на это потребовалось 23 года. Сибиряки справились, несмотря на совершенно другие условия добычи и сложности с транспортировкой нефти. Первопроходцам было нелегко, бурить приходилось, вырубая леса, осушая болота и борясь с вечной мерзлотой.

Время подвигов освоения Сибири было не делом добычи природных ресурсов — оно, по воспоминаниям, например, моего отца, не геолога, но строителя БАМа, было делом преобразования природы, творчества, подвига и героев. На Западе опять не верили, что СССР сможет достичь заявленных планов по добыче нефти к 1975 году, хотя опыт уже должен был научить, что в СССР возможно было и невозможное.

Британская Financial Times писала с сомнением, что «посмотрим, смогут ли они осуществить то, о чем мечтают…». Смогли и осуществили, изменив мир вокруг себя силой человеческой воли и разума. Россия до сих пор, до самого сегодняшнего дня экономически живёт во многом благодаря этому подвигу.

finance.rambler.ru

Большая русская нефть

Нефтяное месторождение. Фото: buildeconomic.ru

— Бурим с тобой два года, а нефти нет, хоть плачь, — говорил мастер Борис Карамов, приехавший на север Тюменской области из славного своими богатыми нефтяными скважинами города Грозного чтобы учить сибиряков добыче и поиску «черного золота».

— Нефть есть, но она просто не дается, на то она и нефть, — возражал мастеру его подчиненный Семен Урусов.

— Госплан за твою интуицию денег не даст. Нужен фонтан. Это единственный аргумент в пользу северного варианта…

Этот разговор происходил в конце 50-х годов XX века. К тому времени нефтеразведочные экспедиции уже более десяти лет искали в Западной Сибири нефть. Первую скважину пробурили в 1948 году почти в центре современной Тюмени на улице Мельникайте (названа в честь погибшей в 1943 году литовской партизанки Марии Мельникайте, которая в годы войны недолгое время до отправки на фронт работала на станкостроительном заводе в Тюмени). В конце 40-х годов это была окраина города, в этих местах тюменцы собирали лесную землянику. Тюменская пробная скважина глубиной две тысячи метров нефти не дала. Из недр шла минеральная вода. Но именно с этой скважины и начались планомерные геологоразведочные работы по поиску нефти и газа в Западной Сибири.

Начальник одной из буровых бригад Семён Урусов первым отправился искать нефть на север Тюменской области, в Ханты-Мансийский округ на берега реки Конды, один из притоков Иртыша. Именно он найдет здесь самую большую нефть России.

Семен Никитич Урусов родился на юге Тюменской области — в деревеньке Гилевка под Ялуторовском, одном из старейших русских городов Сибири. В 1943 году 17-летний Семен добровольцем ушел на фронт. Прошел всю Европу, из армии демобилизовался через 7 лет. В 1950 году Семен Урусов поступает в Тюмени на курсы бурильщиков, по окончании которых работает в нефтеразведочных экспедициях, сначала помощником бурильщика, бурильщиком, буровым мастером, затем — начальником буровой бригады.

Первую тюменскую нефть нашли в районе маленького села Шаим. Первая скважина, под номером 2­Р, дала нефть, но совсем небольшую — лишь полторы тонны в сутки. Для дальнейшего исследования пробурили следующую скважину, №7Р. Она оказалась более результативной, до 12 тонн нефти в сутки. Но вскоре и здесь струя нефти фыркнула и иссякла. Обе скважины вскрыли так называемые «кристаллические породы палеозоя», геологи считали, что рассчитывать здесь на получение больших устойчивых потоков нефти не придётся.

Но мастер Семен Урусов упорно продолжал поиски. На берегу Конды начали бурить ещё одну ранее намеченную скважину под номером 6Р. И 21 июня 1960 года здесь впервые ударил настоящий нефтяной фонтан — почти 400 тонн «черного золота» в сутки.

«Когда открыли задвижку, вздрогнула труба, и мощный поток нефти и газа хлынул в вырытый амбар, превратившийся вскоре в нефтяное озеро. Вот тогда мы поняли, что такое фонтан», — вспоминали нефтяники из бригады Урусова тот день. По давней традиции они умылись своей первой нефтью.

Так нашли первую в Сибири промышленную нефть. За это эпохальное открытие Семену Урусову было присвоено звание Героя Социалистического Труда, а его бригада получила почетное звание «Лучшая буровая бригада Министерства геологии СССР».

Всего через три года после первого фонтана, забившего из скважины Урусова, началась промышленная добыча нефти в этом регионе. Север Тюменской области быстро стал одним из основных центров нефтедобычи в СССР и позднее в Российской Федерации.

В 1974 году об открытии нефти Семёном Урусовым был снят советский художественный фильм «Северный вариант», песня из которого стала очень популярна у сибирских геологов и нефтяников:

Ох, братцы, искупаться в Черном море — красота!

Да что там море, душ сойдет и ванна…

Но только у геолога заветная мечта:

Умыться черной нефтью,

Умыться теплой нефтью,

Умыться первой нефтью из фонтана…

К настоящему времени на территории Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области за полвека добыто более десяти миллиардов тонн «черного золота»! Ежегодно на этой земле добывается до 67% всей российской нефти.

Далее в рубрике Освобождение 16-й советской республики21 июня 1944 года началась Свирско-Петрозаводская наступательная операция Красной армии. Ее успех создал предпосылки для выхода Финляндии из войны на стороне гитлеровской Германии

Let’s block ads! (Why?)

russianpulse.ru

Южно-Сахалинск | Умыться первой нефтью и стать профессионалом - БезФормата.Ru

Flash is required!

Молодых специалистов "Сахалинморнефтегаза" посвятили в нефтяники. Несколько граммов нефти и удача будет с тобой на протяжении всего пути. Таким обрядом бывших студентов посвящают в профессию. В этом году к рядам специалистов компании "Роснефть - Сахалинморнефтегаз" примкнуло чуть больше 10 человек. Среди них как сахалинцы, так и жители других городов. Например, Находки или Нефтекамска. Сергей Хакимов: "Я уверен, что молодые специалисты станут достойными продолжателями деятельности нескольких поколений сахалинских нефтяников. Хочу пожелать удачи, неиссякаемой энергии и бодрости". Не обошлось и без произнесения клятвы. Хранить традиции почти 90-летней компании ребят учат уже в школе. Многие из молодых специалистов стали участниками программы "Школа-вуз-предприятие", в рамках которой они учились в специальных "Роснефть-классах" с углубленным изучением математики и физики. Дмитрий Шаманский: "Наверное именно "Роснефть-класс" мне дал определенный пласт знаний, который в дальнейшем мне позволил поступить в вузах на такую же специальность и вот я тут". Сегодня "Роснефть- классы" есть во многих регионах, где работают дочерние предприятия компании. Все материально-техническое обеспечение они взяли на себя. Такой класс есть и в охинской школе №1. В этом году связать свою жизнь с добычей нефти и газа решили больше 20 человек. Кроме углубленного изучения естественных наук, школьников также знакомят со спецификой работы нефтегазодобывающих предприятий.Есения Черкас: "Наш учитель математики она нас прям готовит, она дает нам некоторые задания, которые могут встречаться в вузах уже. Прям вузовая подготовка идет. Мне кажется, в обычных классах такого нет. И в "Роснефть -классе" выпускают действительно сильных детей". Программа "Школа-вуз-предприятие" действует уже много лет и приносит свои результаты. Многие из тех, кто закончил специальные классы приезжают работать в сахалинское отделение компании.

ujnosahalinsk.bezformata.ru

Иван Рынковой: Помню, как умылся первой нефтью Самотлора - 26 Января 2018

Нижневартовск. 27 января исполнилось 46 лет с начала проходки скважины №200 буровой бригадой Степана Повха - первой эксплуатационной скважины Самотлора. С этого дня началась битва нефтяников за крупнейшее в мире месторождение - Самотлорское.Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности Иван Рынковой не понаслышке знаком с событиями 1969 года. Будучи заведующим промысла №1 НПУ «Мегионнефть» ПО «Нижневартовскнефтегаз», а затем и главой Самотлорского нефтепромысла, он лично видел, как пошла первая нефть легендарного месторождения. «Я помню, как в 1964 году впервые летел на вертолете над Самотлором и думал: «Ух ты, здесь же сплошные болота!». Тогда я даже не представлял, как полюблю их», - рассказал Иван Рынковой.По воспоминаниям первопроходца, зима 1969 года выдалась особенно морозной, столбик термометра опускался до -62˚С. «27 января было ниже - 40˚, что-то около 44˚. Зимой у нас то и дело лопались стрелы у экскаваторов, солярка замерзала. Пока тащили оборудование, тросы рвались на морозе. Но нас это не останавливало», - отметил Рынковой.По воспоминаниям Ивана Ивановича, коллеги называли его «железным батей», потому что он никогда не болел, не уставал и всегда всех поддерживал. Позже, когда Самотлор дал первую нефть, Иван Иванович находился ни где-нибудь, а вместе с первопроходцами. Но если бы не воля случая, возможно, он никогда бы не стал свидетелем этого исторического события. «Я приехал к освоенцам поздно вечером, а они говорят: «Иван Иванович, что-то не идет нефть!», а я им в ответ: «Пойдет ребята. Обязательно, пойдет!». И буквально через несколько минут потекла черная струйка толщиной в иголочку. В пять утра вернулся к ребятам, а они радостные – нефть «зафыркала», пошел хороший приток. Руководства в это время еще не было, но мы с ними все равно обмазались нефтью, поздравили друг друга. В это время пришел к нам местный охотник и говорит: «За тобой рысь шла, ее следы сразу за твоими. Если бы в лес зашел, все, напала бы!». Так, можно сказать, в этот день у меня началась новая жизнь», - вспоминает Иван Рынковой в беседе с корреспондентом Агентства нефтегазовой информации.По словам первопроходца, все понимали, что с запуском Самотлора началась новая эпоха в нефтедобыче, но героями, участники тех событий себя не чувствовали: «Мы работали день и ночь, не покладая рук. Радовались успехам. Я очень благодарен людям, которые были со мной. Иногда гляну на ребят, как они тащат оборудование, ставят его, все чумазые, одни зубы, да глаза блестят. Народ у меня был терпеливый, шел за мной и в огонь, и в ледяную воду. Но о геройстве мы и не думали».До сих пор Иван Иванович вспоминает своих коллег, великих нефтяников и геологов Самотлора - Геннадия Левина, Анатолия Шакшина, Владимира Абазарова, Фармана Салманова и Виктора Гурьева, Григория Норкина. «Все они были настоящими профессионалами своего дела», - подытожил почетный гражданин Нижневартовска Рынковой.2015 год - особенный для всех, кто имеет отношение к Самотлору. Со дня открытия бригадой геолога Григория Норкина легендарного месторождения нефти и газа в этом году исполняется 50 лет. Сегодня разработкой Самотлорского месторождения занимается ОАО «Самотлорнефтегаз» - дочернее предприятие ОАО НК «Роснефть». Чествовать знаковое событие - юбилей Самотлора - СНГ планирует производственными успехами и рядом торжественных мероприятий. Им, к слову, всегда придают большое значение и сотрудники предприятия, и горожане.

dvorgazi.my1.ru

«Большая нефть» Сибири — путь подвига и вдохновения

Анастасия Громова, 21 марта 2017, 03:38 — REGNUM  

Ох, братцы, искупаться в Черном море — красота!

Да что там море, душ сойдет и ванна…

Но только у геолога заветная мечта:

Умыться черной нефтью,

Умыться теплой нефтью,

Умыться первой нефтью из фонтана…

Песня из художественного фильма «Северный вариант» (1974 год)

Второе освоение Сибири — это нефтяная эпопея, давшая стране богатство сибирских нефтяных месторождений. На том, что нефть в Западной Сибири есть, говорили и в начале 30-х годов и ранее. Однако первые фонтаны больших месторождений, давшие промышленную нефть, забили в начале 60-х годов.

Искать нефть геологи отправились почти сразу после Великой Отечественной войны. Особенно остро вопрос встал в конце 50-х годов, когда уровень добычи нефти во «Втором Баку» — Башкирии и Поволжье, начал постепенно снижаться. Первые геологи пошли в Сибирь еще в 30-х годах, когда прогноз о существовании нефти на восточном склоне Уральского горного хребта выдвинул в 1932 году основоположник советской нефтяной геологии академик Иван Губкин.

21 апреля 1948 г. был подписан приказ №108 по Главному управлению нефтяной геологии Министерства геологии СССР «О развитии геолого-разведочных работ на нефть и газ в Западной Сибири и неотложной помощи Центральной Западно-Сибирской нефтеразведочной экспедиции — о бурении опорных скважин». 17 июня 1948 г. по тому же министерству был издан новый приказ, №375 — «Об утверждении Западно-Сибирской экспедиции по разведки нефти и природных газов — круглогодичной». В конце 50-х годов ХХ века на тюменских просторах приступила к работе геологоразведочная экспедиция.

Советские геологи пробурили первую скважину в 1948 году — она находится почти в центре современной Тюмени, на улице Мельникайте. Вместо нефти скважина в 2 тыс. метров дала минеральную воду, однако работы по поиску нефти и газа в Западной Сибири это не остановило. Основные направления геолого-разведочных работ были в конце ноября 1950 г. в Новосибирске на совещании геологов, геофизиков, нефтяников Министерства геологии и АН СССР.

Было принято решение покрыть Западно-Сибирскую низменность густой сетью опорных глубинных скважин и рассечь из конца в конец геофизическими профилями. Нефть и газ начали искать на юге Западной Сибири, в Омске, Томске, а затем началась разведка на севере Западно-Сибирской низменности. Об открытии первой нефтегазоносной провинции в Западной Сибири возвестил газовый фонтан, забивший из опорной скважины Р-1 вблизи села Берёзово. Скважину по указанию геолога Александра Быстрицкого пробурила бригада под руководством мастера Василия Мельникова.

Говорили, что газовый фонтан забил по чистой случайности, мол, буровая бригада уже закончила работу и собиралась уходить со скважины. Однако, это не так — удача и «счастливые случайности» всегда сопутствуют тем, кто вел длительную, планомерную работу, и кто тяжело трудился над поставленной задачей. И особенно тем, за чьей спиной стоит огромное государство, сконцентрировавшее свои силы на решении вопроса о поиске нефтяных богатств Сибири.

Имена тех, кто нашел первые нефтяные месторождения, вписаны в историю. В нечеловеческих условиях, без транспортной техники — где высадились, там и начинали бурить, были найдены залежи нефти. На севере Тюменской области, на берегах Конды начальник одной из буровых бригад Семён Урусов нашел первую нефть. Ее дала скважина 2Р, пробуренная в районе маленького села Шаим, немного — всего полторы тонны в сутки. Вторая скважина была более результативной — 12 тонн нефти в сутки.

Там же, на берегу Конды, когда геологи еще сомневались, а есть ли здесь нефть, 21 июня 1960 года ударил большой фонтан — из скважины под номером 6Р, почти 400 тонн нефти в сутки. Позже за это открытие Семену Урусову было присвоено звание Героя Социалистического Труда, а его бригада получила почетное звание «Лучшая буровая бригада Министерства геологии СССР». Так было открыто первое в Западной Сибири месторождение.

Первую промышленную нефть Западной Сибири дало Мегионское месторождение, первый фонтан там забил 21 марта 1961 года. Пробурил скважину, открывшую одно из крупнейших и первых месторождений в Сибири геолог, будущий доктор геолого-минералогических наук, член-корреспондент РАН (1991) и Герой Социалистического Труда Фарман Салманов. С этим бурением в районе Сургута связана почти детективная история: работы над скважиной начались практически самовольно и тайком. С 1955 по 1957 годы Салманов работал начальником Плотниковской и Грязненской нефтегазоразведочных экспедиций в Кемеровской и Новосибирской областях. Идея была в том, что нефть есть и на Кузбассе, в чем не был убежден Салманов.

Оставив поиски в Кузбассе, Салманов увез свою геологическую партию тайком в Сургут в августе 1957 года. Приказ о переброске партии позднее подписали задним числом, разрешив группе остаться там, где решил геолог. Когда первая скважина в районе селения Мегион дала фонтан, Салманов написал в Москву «В Мегионе на скважине № 1 с глубины 2180 метров получен фонтан нефти. Ясно? С уважением, Фарман Салманов». После того, как и из второй скважины в районе Усть-Балыка забил фонтан, Салманов отправил начальству радиограмму: «Скважина лупит по всем правилам». Большая нефть в Сибири была найдена.

Позже были открыты другие месторождения, всего более десятка, в том числе супергигант Самотлор — шестое по величине нефтяное месторождение в мире. Добыча нефти в Волго-Уральском регионе продолжала снижаться, и к середине 67-х годов разницу полностью покрыла Западная Сибирь.

В планах советской власти было довести добычу нефти в Западной Сибири до 100−120 млн тонн к 1975 году (за пять лет), и они казались нереальными — ведь в Татарии на это потребовалось 23 года. Сибиряки справились, несмотря на совершенно другие условия добычи и сложности с транспортировкой нефти. Первопроходцам было нелегко, бурить приходилось, вырубая леса, осушая болота и борясь с вечной мерзлотой.

Время подвигов освоения Сибири было не делом добычи природных ресурсов — оно, по воспоминаниям, например, моего отца, не геолога, но строителя БАМа, было делом преобразования природы, творчества, подвига и героев. На Западе опять не верили, что СССР сможет достичь заявленных планов по добыче нефти к 1975 году, хотя опыт уже должен был научить, что в СССР возможно было и невозможное.

Британская Financial Times писала с сомнением, что «посмотрим, смогут ли они осуществить то, о чем мечтают…». Смогли и осуществили, изменив мир вокруг себя силой человеческой воли и разума. Россия до сих пор, до самого сегодняшнего дня экономически живёт во многом благодаря этому подвигу.

Смотрите галерею к статье

news.ivest.kz