Как на самом деле формируются цены на нефть. Устанавливает цены на нефть


Как на самом деле формируются цены на нефть / Радиостанция "Вести FM" Прямой эфир/Слушать онлайн

Встреча стран-производителей нефти состоится сегодня в Дохе (Катар). Предварительно участие подтвердили 17 стран, которые суммарно контролируют порядка 70 процентов экспорта нефти. Российскую делегацию возглавляет министр энергетики Александр Новак.

Необходимость встречи вызвана резким падением цен в начале года - ниже 30 долларов за баррель. Это поставило под угрозу бюджеты ряда стран-производителей. В последние дни цены на нефть росли на ожиданиях, что страны смогут достичь договоренности. Как сообщил министр нефти Венесуэлы, один из вариантов - заморозить добычу до октября/

За прошедшие с 16 февраля два месяца самым острым вопросом оставалось участие в "заморозке" Ирана, с которого недавно были сняты санкции и который планировал серьезно наращивать добычу. Ранее Иран придерживался позиции, что страна должна восстановить долю рынка, утерянную за годы санкций.

О том, как формируются цены на нефть и что влияет на их динамику, рассказывает экономический обозреватель радио "Вести ФМ" Валерий Емельянов.

Исторически первое место по добыче нефти попеременно занимают США, Россия или Саудовская Аравия. На эту тройку приходится до половины мирового производства. Все прочие страны по объемам отстают от лидеров как минимум в два раза. Трем ведущим центрам нефтяной добычи соответствуют три марки нефти: американская WTI, она же западнотехасская, ближневосточная Dubai и российская Urals. Цены на них формируются независимо друг от друга. Но все - в долларах, поскольку Штаты были первопроходцами в этой отрасли, а позднее и основным покупателем нефти вне зависимости от места ее происхождения. Это объясняет, почему нефть так чувствительна к поведению американской валюты, говорит аналитик компании Exness Сергей Кочергин:

"Не только сам спрос и предложение на физическую нефть играют важную роль, но и, например, политика американского федрезерва. Хотя последнее время, например, Иран начинает продавать нефть европейским потребителям в евро".

Американская WTI и арабская Dubai торгуются на биржах своих стран (соответственно в США и Арабских Эмиратах), они являются ценовыми эталонами для своей части света: первая - на обоих американских континентах, вторая - в странах Азии. В Европе доминирующей маркой выступает британо-норвежская смесь Brent, ее цена определяется на торгах в Лондоне. Российская Urals тоже торгуется (на Московской бирже), но поскольку марка молодая, то по факту сделки всегда идут с оглядкой на Лондон. По цене российская нефть следует за североморской с отставанием в пару долларов, как и западнотехасская. Нефть в США и в России идентичны по качеству (по содержанию серы и других примесей), продолжает Сергей Кочергин:

"Спред между Brent и WTI исторически в среднем составляет от 2 до 5 долларов. Считается, что Brent является более качественным сортом нефти. Если говорить о Urals, то с Brent у них разница где-то 2 доллара. Опять-таки это связано с качеством нефти. Urals чуть хуже, чем Brent".

В идеале цену на нефть должны определять реальные продавцы и покупатели, но на деле это не так. Компания-поставщик и ее контрагент волей-неволей должны ориентироваться на биржевую стоимость сырья. Они могут давать друг другу премии или скидки по отношению к эталонным сортам, но общий порядок цен все же зависит не от них, а от поведения трех главных торговых площадок: Лондона, Нью-Йорка и Дубая. Нефть, как и все прочие виды сырья, торгуются на них в виде фьючерсов. Это условные контракты на поставку через несколько недель или месяцев. Такой "будущей", или "бумажной" нефти покупается и продается на биржах в десятки раз больше, чем товарной и по текущим ценам. Объясняется это просто - так удобнее планировать сделки, говорит Сергей Кочергин:

"Покупатели и продавцы заключают фьючерсные контракты, желая застраховаться от каких-либо экономических и политических событий в ближайшие 3 месяца. Потребители и производители заключают долгосрочный контракт, когда исполнение приходится, например, не на ближайшие апрель-май, а на сентябрь или декабрь".

Рынок фьючерсов очень подвижен и доступен из любой точки мира, погоду там определяют спекулянты. На их долю приходится больше половины всех сделок с нефтью. Это профессиональные трейдеры, нанимаемые банками и инвестфондами, торговые роботы, а также спекулянты-одиночки. Для них фьючерс - краткосрочное вложение денег. Поэтому в диапазоне нескольких недель, которые охватывают собой биржевые контракты, стоимость нефти определяется настроениями спекулянтов. Например, сейчас баррель впал в зависимость от политических интриг внутри ОПЕК. Такие события, как встреча в Дохе, трейдеры, не сговариваясь, отрабатывают по одному сценарию. Сначала нефть гонят вверх на завышенных ожиданиях, а по итогам встречи фиксируют прибыль, продавая подорожавшие фьючерсы. Это своего рода игра с заранее известным результатом, рассуждает директор аналитического департамента инвесткомпании "Golden Hills-КапиталЪ АМ" Михаил Крылов:

"События в Дохе ничем не отличаются от, скажем, корпоративной отчетности или выступления какого-нибудь финансового руководителя. Для рынка главное - это ожидания, а не реальность. Известный принцип Уоррена Баффета "покупай на слухах, продавай на фактах" как никогда актуален применительно ко встрече в Дохе".

Впрочем, влияние спекулянтов не безгранично. За хранение бочек с нефтью, купленных по контракту, приходится платить солидную ренту. Поэтому большинство покупателей никогда не дожидается исполнения фьючерса, продавая его обратно на рынок за пару недель до истечения срока. Таким образом, спекулянты уравновешивают друг друга на рынке, а действительно крупные сдвиги по цене происходят тогда, когда нефть реально отгружается на продажу. И здесь уже условия игры определяют промышленные гиганты - компании, способные оплатить аренду танкеров, цистерн, трубопроводов. Однако сейчас все супертанкеры зафрахтованы на месяцы вперед, они просто стоят у берегов, ожидая, когда кто-нибудь выкупит груз, но главное - освободит судно. Ведь одна и та же нефть может перепродаваться на бирже по многу раз. Аналогичная ситуация на суше, например, на перевалочной базе в Кушинге - нефть не покидает терминалы месяцами, переходя из рук в руки. Хранилища США заполнены на три четверти. Лишнюю нефть заливают в бывшие соляные шахты. Даже африканские пираты, по сообщениям западной прессы, сейчас брезгуют захватывать наливные суда - сырье потом невозможно продать. Вот почему так важно отрегулировать предложение на рынке. Сделать это могут только две страны мира, где большие объемы нефти находятся в руках государства. Это Россия и Саудовская Аравия. Комментирует независимый эксперт Дмитрий Лютягин:

"Практически больше 20% рынка добывается этими двумя странами. У саудитов здесь больше возможностей. Они могут достаточно быстро перекрыть часть объемов, снизив, законсервировав или закрыв несколько "кустов" на месторождениях. России несколько сложнее это сделать из-за того, что у нас несколько компаний. Здесь потребуется вмешательство государства в виде определенных директив или поправок к действующим лицензиям".

Государство своими действиями может существенно двигать цену на нефть. Саудовская Аравия в былые годы изымала такие объемы с рынка, что это приводило к росту котировок в несколько раз. И хотя многие считают, что диктатура ОПЕК ушла в прошлое, по факту ценообразование на рынке нефти так и не стало свободным. Только сейчас этим занимаются США и делают это более тонко. Например, год назад сланцевые компании, на которых держится нефтепромысел Америки, становились убыточными, если нефть падала ниже 70 долларов за баррель. Но стоило Вашингтону поменять требования к нефтяникам и ввести ряд льгот, как себестоимость добычи в США ушла ниже 40 за баррель, рассказывает начальник отдела аналитических исследований инвестгруппы "Универ" Дмитрий Александров:

"Пришли к ситуации, когда сланцевые компании, даже работая в убыток, просто за счет того, что изменялись параметры формирования резервов по их кредитам в банках получили возможность рефинансироваться для погашения старой задолженности. Это стало причиной того, что многие компании с рынка не ушли и даже получили возможность продолжать привлекать финансирование, иногда даже просто на поддержание своей деятельности".

У каждой из стран существует нижний ценовой предел, когда добыча становится не рентабельной. Это не значит, что они перестают качать или продавать, но как минимум им приходится откладывать новые проекты. Например, Британия уже достигла своего "края", Brent сейчас продается дешевле, чем стоит его извлечение со дна моря (а это более 50 долларов с каждой бочки). В России добыча относительно дешевая, всего 17 долларов идет в расходы с каждого барреля. Ну, а самые стойкие страны - Саудовская Аравия и Кувейт, они могут продавать и по 8 долларов. В среднем по миру комфортный диапазон - это 50-70 долларов за баррель. Это значит, что нефть, как бы и почему бы она ни отклонялась, всегда будет стремиться попасть в свою золотую середину.

radiovesti.ru

Москва устанавливает цены на нефть » Экономическое обозрение

Действительно, прошедшие четыре года стали переломными не только для экономики России, но и для самой страны в целом. Есть несколько знаковых событий в мире, которые хоть и не связаны между собой, но если связать их вместе, то получится занимательная картина. Итак.

В конце 2014 года Центробанк РФ отказался от искусственного поддержания курса рубля. Рубль незамедлительно «просел», но только внутри страны – вы почувствовали какие-то серьезные изменения тогда? Правильно, нет.

Торгуя углеводородами на мировом рынке, Россия зарабатывает доллары, а так как курс рубля по отношению к нему упал, то в стране появились «лишние» рубли. Которые идут на финансирование социальных проектов и программ, перевооружение армии, на всю страну в целом. Если не понимать азов экономики, то можно подумать, что низкий курс национальной валюты по отношению к доллару – это плохо.

Да, если нацвалюта не обеспечена чем-то, в нашем же случае, Банк России обеспечивает покупательную способность рубля золотом, постоянно увеличивая его объемы. Кстати, разработка новых золотоносных месторождений в Сибири и на Севере страны – это тоже вклад в ВВП, новые рабочие места, загруженность отечественных производителей техники и ГСМ, и так далее.

Затем, после известных событий на киевском майдане, Россия вернула себе свою историческую территорию – полуостров Крым. Последовавшие за этим международные санкции Москва использовала в своих «корыстных» целях: в стране возродились утраченные производства, огромные средства были направлены в аграрный сектор (сейчас наша страна является лидером по экспорту зерна, обогнав США и Канаду вместе взятых), появились новые производства, продукция которых стала частью импортозамещения.

Далее, последовало прямое вмешательство Российской Федерации в сирийский конфликт: если кто-то думает, что все зря, то он глубоко заблуждается. Просто посмотрите на карту, в какой близости от наших границ находится Сирия, с ее боевиками (сейчас уже все не так, бандиты практически уничтожены, остатки самораспускаются). Нужен нам очередной «пылающий Кавказ»? Вот.

Уничтожив международный терроризм в Сирии, Россия стала ведущей державой на Ближнем Востоке, и сейчас мы подходим к теме статьи: как Россия смогла диктовать свои цены на нефть. Дело в том, что недальновидная политика США, с их «безумными и неэффективными» санкциями против всего человечества и стали причиной того, что уже продавец (Россия) устанавливает свои цены на углеводороды, а далее включаются механизмы рынка.

США в одностороннем порядке вышли из «Ядерной сделки» с Ираном, и ввели против Тегерана новые санкции. Иранская нефть перестала поступать на мировой рынок в прошлых объемах – образовался первый дефицит. Далее, Вашингтон искусственно создал в Венесуэле политический и экономический кризисы, которые также отрезали дешевую венесуэльскую нефть от рынка – дефицит увеличился.

Саудовская Аравия и Россия, стали основными поставщиками нефти на мировой рынок. И если саудитам, а они находятся под полным контролем США, сложно диктовать цены, то России это не составляет никакого труда. Безусловно, рынок нефти не станет панацеей от всех проблем, и цены на нее Россия не станет завышать (иначе последует неминуемый спад мировой торговли с всеми вытекающими последствиями).

Что в сухом остатке: благодаря санкциям и мировой нестабильности, Россия стала мировой сверхдержавой, по примеру СССР, наша экономика даже в условиях жестких ограничений растет, пусть и не так, как хотелось бы (на 1,9% ВВП за 6 месяцев текущего года). Мы полностью обеспечиваем свои потребности в продовольствии и промышленном производстве (за небольшим исключением). Пожалуйста, не отменяйте санкции!

Использованы фотографии: https://capress.org http://foods.media https://oilcapital.ru

finobzor.ru

Цена на нефть установила очередной рекорд

Стоимость нефти на международных биржах продолжает неуклонно расти. «Черное золото» уже перевалило за 76 долларов.

Причем есть все основания полагать, что в ближайшее время цена на нефть продолжит свое шествие к отметке в 80 долларов.

Причиной является выход США из «ядерной сделки» с Ираном. Это, в свою очередь, повлечет за собой санкции в отношении Тегерана. Они явно будут направлена и на иранскую торговлю нефтью.

В свое время снятие санкций с Ирана нанесло сокрушительный удар по нефтяным ценам. За короткое время они упали до 28 долларов и на протяжении трех лет восстанавливали «статус-кво».

В настоящее время нефть стоит примерно столько же, сколько в ноябре 2014 года. Иными словами, цены обновили максимум за 3,5 года.

Пока неясно, насколько сильно вырастут цены. Но если впоследствии к санкциям присоединится Европа, рост будет очень значительным.

Лидером по запасам нефти в мире Иран не является. Это звание принадлежит Венесуэле. Однако Тегеран обладает очень значительными запасами, отказ от которых окажет существенное влияние на мировой рынок.

Читайте нас в Яндексе

Автор: Василий Макагонов

rueconomics.ru

«США установят цены на нефть»

— Мистер Чонг, в условиях столь сильного падения цен на нефть какие вызовы и потрясения ожидают глобальный нефтяной рынок?

— Все зависит от точки зрения. Низкие цены — это плохо для стран-производителей, таких как Россия. Но для импортеров, например для Китая, это благо. С точки зрения отрасли в целом, низкие цены — это проблема. Следует ожидать, что будут снижаться инвестиции и объемы геологоразведки. Нынешнее снижение объясняется переизбытком добычи нефти, преобладанием производства над потреблением. С другой стороны, учитывая переизбыток сырья, снижение разведки и добычи не приведет к негативным последствиям.

— Каковы ваши прогнозы по мировым ценам на нефть на ближайшие год-два?

— Ситуация с избытком добычи за это время не изменится.

Но сейчас цена на нефть несколько ниже справедливой (речь идет о нефти марки Brent, к которой привязана российская Urals). Справедливой ценой, учитывая переизбыток, я бы считал $55–60 за баррель. Но реальное состояние цен, как ни странно, будет зависеть от того, кто станет следующим президентом США.

Если им станет республиканец, есть высокая вероятность того, что он разорвет существующие договоренности с Ираном о снятии санкций (в том числе ограничивающих и экспорт иранской нефти. — «Газета.Ru»). И такая ситуация подтолкнет цены вверх.

— А снятие запрета на экспорт нефти из самой Америки? Есть ли здесь угроза для мирового рынка? 

<iframe frameborder="0"></iframe>

— Сегодняшняя ситуация образовалась из-за того, что в Штатах начали активно добывать сланцевую нефть.

Сейчас добыча в США находится на рекордных уровнях — даже выше, чем в 1900-х годах, когда нефть в Америке «била фонтаном» и ее только начали добывать. Из-за этого Штаты резко сократили импорт нефти, и поставщики из Западной Африки и Латинской Америки вынуждены искать другие рынки сбыта.

Собственный внутренний рынок США с учетом потребностей НПЗ и сланцевой нефти сейчас сбалансирован, и как раз компании, добывающие «сланец», хотели бы добиться отмены запрета на экспорт, потому что это приведет к росту цен на внутреннем рынке Америки. Существующий разрыв в $2 между ценами на Brent и американскую WTI сократится, но серьезного влияния на мировой рынок выход Америки не окажет. Это объясняется тем, что, начав экспортные поставки, Штаты будут вынуждены замещать выбывающие объемы за счет импорта. Начало экспорта американской нефти — это, скорее, вопрос перебалансировки локального спроса, и последствия этого будут ощущаться больше в самих Штатах.

— Если американская нефть мировым ценам не угрожает, то что можно ожидать от Ирана, при условии, что санкции все же будут отменены?

— Иран, безусловно, попытается экспортировать максимальные объемы нефти. Можно ожидать, что с нынешнего уровня в 1 млн баррелей в сутки Иран в течение недели после отмены санкций нарастит экспорт на 500 тыс. баррелей в день. Но и это существенного влияния на нефтяные цены не окажет. Переговоры об отмене эмбарго в отношении Ирана велись давно, и существующая цена на нефть уже отражает потенциальный рост предложения за счет увеличения поставок из этой страны, этот фактор в цену уже заложен.

Кстати, Иран и сейчас экспортирует нефть. Ее покупают Китай, Индия, Корея и даже некоторые страны Западной Европы. Так что речь идет о дополнительных объемах.

— Китай сейчас активно закупает нефть, причем значительная часть идет в хранилища. Какую долю импорта КНР «оставляет про запас» и какого уровня запасов Китай намерен достигнуть?

— Объем китайского нефтяного импорта в 2014–2015 годах ставил рекорд за рекордом. В прошлом году среднемесячный показатель был 21 млн тонн, до начала августа текущего года — 23 млн тонн. Сейчас Китай импортирует порядка 26 млн тонн в месяц. И это при том, что китайская экономика ослабевает, рост ВВП замедляется и сейчас составляет 6–7%. Но какой процент от импорта нефти направляется в хранилища, Китай не раскрывает. Официально китайские власти заявляют, что хотят обеспечить запасы в размере потребления страны на срок 90 дней, но точные цифры опять-таки не называют. Впрочем, по нашим оценкам, суточное потребление Китая составляет 10–11 млн баррелей. Мы ожидаем, что импорт нефти в Китай останется на столь же высоком уровне, что и сейчас, но расти не будет — при условии, что и цены останутся на текущих уровнях.

— Скажите, а влияет ли сейчас реально на что-нибудь Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК), учитывая, что страны ОПЕК не соблюдают ими же установленные квоты? Или ОПЕК на сегодняшний день уже превратилась в своеобразную ширму?

— Влияние ОПЕК сейчас существенно сократилось. Раньше весь мир внимательно смотрел на ОПЕК, понимая, что нефтяной рынок — это рынок, где цена определяется поставщиком, предложением. И у ОПЕК, как у картеля, в который входили страны, в совокупности занимающие существенную долю рынка, было значительное влияние.

Но сегодня структура рынка поменялась, и сейчас это рынок покупателя — все определяется уровнем спроса. И такие страны, как Саудовская Аравия, чтобы сохранить свою долю на мировом рынке, вынуждены снижать цену.

Это как раз подтверждают недавние новости о том, что впервые за всю историю Саудовская Аравия стала поставлять нефть в Польшу. И саудитам пришлось дать серьезную скидку, чтобы Польша выбрала их нефть.

— Какие в связи с такой экспансией продавцов на новые рынки могут произойти рыночные столкновения между основными игроками: Россией, Саудовской Аравией, Ираном и, возможно, США? Учитывая, что уже сейчас Россия столкнулась в Европе с саудитами? Может ли развернуться жесткая конкуренция на европейских и азиатских рынках, куда Россия также поставляет большие объемы нефти, в первую очередь в Китай.

— Во всяком случае в Азии российской нефти не стоит бояться конкуренции. Сейчас объемы поставок российской нефти на азиатские рынки более чем в два раза превышают показатели 2008 года. С 2011 года значительно увеличилась добыча нефти на Сахалине и в Восточной Сибири, и всем азиатским НПЗ эта нефть очень нравится, так как из-за короткого транспортного плеча расходы на нее невысоки по сравнению с той же ближневосточной нефтью. Кроме того, выход дизельного топлива из 1 тонны российской дальневосточной нефти весьма высок. И она частично вытеснила с азиатских рынков нефть из Западной Африки и Ближнего Востока. При этом, говоря о нефти, поступающей из Восточной Сибири по нефтепроводу ВСТО, нужно учитывать, что для наращивания поставок по трубе нужно наращивать трубопроводные мощности, и средства вкладывать нужно уже сейчас.

Порядка 60–70% из всего российского экспорта нефти в Азию получает Китай, и с 2006 по 2015 год среднегодовой рост общего китайского импорта нефти составлял около 8%, в то время как рост импорта из России — 11%, то есть рост закупок нефти из РФ опережал общее увеличение импорта.

Что касается глобального рынка, то сейчас все производители стараются максимально увеличить на нем свою долю. И выиграет эту битву страна с самыми низкими затратами на добычу, так как сможет позволить себе снижать цену. Например, у Саудовской Аравии общая себестоимость добычи составляет порядка $20 за баррель. То есть при мировых ценах в $40 саудиты чувствуют себя комфортно. В России себестоимость даже ниже $20 за баррель, но проблема российских компаний-производителей — налоговое бремя в целом и недавняя налоговая реформа в частности (так называемый налоговый маневр, предполагающий рост налога на добычу при снижении экспортной пошлины. Сейчас было принято решение в следующем году пошлину не снижать для увеличения поступлений в бюджет, при том что налог на добычу будет расти. — «Газета.Ru»). У Ирана себестоимость добычи гораздо выше, чем $20 за баррель.

Алексей Топалов 

maxpark.com

"США установят цены на нефть"

— Мистер Чонг, в условиях столь сильного падения цен на нефть какие вызовы и потрясения ожидают глобальный нефтяной рынок?

— Все зависит от точки зрения. Низкие цены — это плохо для стран-производителей, таких как Россия. Но для импортеров, например для Китая, это благо. С точки зрения отрасли в целом, низкие цены — это проблема. Следует ожидать, что будут снижаться инвестиции и объемы геологоразведки. Нынешнее снижение объясняется переизбытком добычи нефти, преобладанием производства над потреблением. С другой стороны, учитывая переизбыток сырья, снижение разведки и добычи не приведет к негативным последствиям.

— Каковы ваши прогнозы по мировым ценам на нефть на ближайшие год-два?

— Ситуация с избытком добычи за это время не изменится.

Китай не поддержит нефть

Китай продолжает активно закупать нефть, но рост китайского импорта не сможет переломить тренд к падению нефтяных котировок. ОПЕК вновь наращивает... →

Но сейчас цена на нефть несколько ниже справедливой (речь идет о нефти марки Brent, к которой привязана российская Urals). Справедливой ценой, учитывая переизбыток, я бы считал $55–60 за баррель. Но реальное состояние цен, как ни странно, будет зависеть от того, кто станет следующим президентом США.

Если им станет республиканец, есть высокая вероятность того, что он разорвет существующие договоренности с Ираном о снятии санкций (в том числе ограничивающих и экспорт иранской нефти. — «Газета.Ru»). И такая ситуация подтолкнет цены вверх.

— А снятие запрета на экспорт нефти из самой Америки? Есть ли здесь угроза для мирового рынка?

— Сегодняшняя ситуация образовалась из-за того, что в Штатах начали активно добывать сланцевую нефть.

Сейчас добыча в США находится на рекордных уровнях — даже выше, чем в 1900-х годах, когда нефть в Америке «била фонтаном» и ее только начали добывать. Из-за этого Штаты резко сократили импорт нефти, и поставщики из Западной Африки и Латинской Америки вынуждены искать другие рынки сбыта.

Собственный внутренний рынок США с учетом потребностей НПЗ и сланцевой нефти сейчас сбалансирован, и как раз компании, добывающие «сланец», хотели бы добиться отмены запрета на экспорт, потому что это приведет к росту цен на внутреннем рынке Америки. Существующий разрыв в $2 между ценами на Brent и американскую WTI сократится, но серьезного влияния на мировой рынок выход Америки не окажет. Это объясняется тем, что, начав экспортные поставки, Штаты будут вынуждены замещать выбывающие объемы за счет импорта. Начало экспорта американской нефти — это, скорее, вопрос перебалансировки локального спроса, и последствия этого будут ощущаться больше в самих Штатах.

— Если американская нефть мировым ценам не угрожает, то что можно ожидать от Ирана, при условии, что санкции все же будут отменены?

— Иран, безусловно, попытается экспортировать максимальные объемы нефти. Можно ожидать, что с нынешнего уровня в 1 млн баррелей в сутки Иран в течение недели после отмены санкций нарастит экспорт на 500 тыс. баррелей в день. Но и это существенного влияния на нефтяные цены не окажет. Переговоры об отмене эмбарго в отношении Ирана велись давно, и существующая цена на нефть уже отражает потенциальный рост предложения за счет увеличения поставок из этой страны, этот фактор в цену уже заложен.

Кстати, Иран и сейчас экспортирует нефть. Ее покупают Китай, Индия, Корея и даже некоторые страны Западной Европы. Так что речь идет о дополнительных объемах.

Российскую нефть выжимают из Азии

Обострившаяся конкуренция стран ОПЕК на азиатских рынках ведет к снижению цен на нефть, что в перспективе может ударить и по России. Это произойдет в... →

— Китай сейчас активно закупает нефть, причем значительная часть идет в хранилища. Какую долю импорта КНР «оставляет про запас» и какого уровня запасов Китай намерен достигнуть?

— Объем китайского нефтяного импорта в 2014–2015 годах ставил рекорд за рекордом. В прошлом году среднемесячный показатель был 21 млн тонн, до начала августа текущего года — 23 млн тонн. Сейчас Китай импортирует порядка 26 млн тонн в месяц. И это при том, что китайская экономика ослабевает, рост ВВП замедляется и сейчас составляет 6–7%. Но какой процент от импорта нефти направляется в хранилища, Китай не раскрывает. Официально китайские власти заявляют, что хотят обеспечить запасы в размере потребления страны на срок 90 дней, но точные цифры опять-таки не называют. Впрочем, по нашим оценкам, суточное потребление Китая составляет 10–11 млн баррелей. Мы ожидаем, что импорт нефти в Китай останется на столь же высоком уровне, что и сейчас, но расти не будет — при условии, что и цены останутся на текущих уровнях.

— Скажите, а влияет ли сейчас реально на что-нибудь Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК), учитывая, что страны ОПЕК не соблюдают ими же установленные квоты? Или ОПЕК на сегодняшний день уже превратилась в своеобразную ширму?

— Влияние ОПЕК сейчас существенно сократилось. Раньше весь мир внимательно смотрел на ОПЕК, понимая, что нефтяной рынок — это рынок, где цена определяется поставщиком, предложением. И у ОПЕК, как у картеля, в который входили страны, в совокупности занимающие существенную долю рынка, было значительное влияние.

Но сегодня структура рынка поменялась, и сейчас это рынок покупателя — все определяется уровнем спроса. И такие страны, как Саудовская Аравия, чтобы сохранить свою долю на мировом рынке, вынуждены снижать цену.

Это как раз подтверждают недавние новости о том, что впервые за всю историю Саудовская Аравия стала поставлять нефть в Польшу. И саудитам пришлось дать серьезную скидку, чтобы Польша выбрала их нефть.

— Какие в связи с такой экспансией продавцов на новые рынки могут произойти рыночные столкновения между основными игроками: Россией, Саудовской Аравией, Ираном и, возможно, США? Учитывая, что уже сейчас Россия столкнулась в Европе с саудитами? Может ли развернуться жесткая конкуренция на европейских и азиатских рынках, куда Россия также поставляет большие объемы нефти, в первую очередь в Китай.

Российских нефтяников ждет «битва за Европу»

Саудовская Аравия начала нефтяную экспансию на рынки Европы. Арабская страна уже теснит там Россию, обеспечивающую около 25% европейского потребления... →

— Во всяком случае в Азии российской нефти не стоит бояться конкуренции. Сейчас объемы поставок российской нефти на азиатские рынки более чем в два раза превышают показатели 2008 года. С 2011 года значительно увеличилась добыча нефти на Сахалине и в Восточной Сибири, и всем азиатским НПЗ эта нефть очень нравится, так как из-за короткого транспортного плеча расходы на нее невысоки по сравнению с той же ближневосточной нефтью. Кроме того, выход дизельного топлива из 1 тонны российской дальневосточной нефти весьма высок. И она частично вытеснила с азиатских рынков нефть из Западной Африки и Ближнего Востока. При этом, говоря о нефти, поступающей из Восточной Сибири по нефтепроводу ВСТО, нужно учитывать, что для наращивания поставок по трубе нужно наращивать трубопроводные мощности, и средства вкладывать нужно уже сейчас.

Порядка 60–70% из всего российского экспорта нефти в Азию получает Китай, и с 2006 по 2015 год среднегодовой рост общего китайского импорта нефти составлял около 8%, в то время как рост импорта из России — 11%, то есть рост закупок нефти из РФ опережал общее увеличение импорта.

Что касается глобального рынка, то сейчас все производители стараются максимально увеличить на нем свою долю. И выиграет эту битву страна с самыми низкими затратами на добычу, так как сможет позволить себе снижать цену. Например, у Саудовской Аравии общая себестоимость добычи составляет порядка $20 за баррель. То есть при мировых ценах в $40 саудиты чувствуют себя комфортно. В России себестоимость даже ниже $20 за баррель, но проблема российских компаний-производителей — налоговое бремя в целом и недавняя налоговая реформа в частности (так называемый налоговый маневр, предполагающий рост налога на добычу при снижении экспортной пошлины. Сейчас было принято решение в следующем году пошлину не снижать для увеличения поступлений в бюджет, при том что налог на добычу будет расти. — «Газета.Ru»). У Ирана себестоимость добычи гораздо выше, чем $20 за баррель.

news.ivest.kz

Кто устанавливает цены на нефть.: black_box_365

Одним из самых распространенных объяснений падения цен на нефть являются действия Саудовской Аравии, которая якобы борется за долю на рынке, пытаясь вытеснить преимущественно американские сланцевые проекты с высокими затратами.

Такое смелое заявление не только показывает презрительное пренебрежение элементарной логикой, но и дешифрует тотальное невладение фактами и непонимание базовых принципов функционирования современного рынка нефти.

Следуя этой парадоксальной логике получается, что дикари из Саудовской Аравии могут управлять мировыми ценами на нефть, а США и Россия, которые добывают примерно столько же не могут. В действительности, способность влиять на мировые цены у Саудовской Аравии такая же, как и у России, т.к. практически никакая. Нет, ну конечно, определенное влияние имеется, если вдруг Россия или Саудовская Аравия решат в два раза снизить добычу (с известными последствиями), образовав дефицит на рынке в 5 или 10 млн баррелей, который невозможно будет оперативно восполнить, что приведет к росту цен.

Однако без этих форсмажорных обстоятельств, цены на нефть формируются в мировых финансовых центрах и товарных биржах, которые расположены в США и Великобритании, где до 94% оборота и примерно столько же (97%) удерживаемых неспекулятивных контрактов формируются прямо или косвенно через структуры, которые являются американскими или аффилированными с США или с Великобританией. При этом деятельность (для многих ненавистных) спекулянтов на рынке нефти (да и на любом другом) рынке не оказывает абсолютно никакого влияния на среднесрочные и долгосрочные тренды. Предел влияния спекулянтов на таких емких рынках обычно ограничивается интрадейным шумом, создавая ликвидность на рынке, но не более.

Так вот, что там на счет борьбы за долю рынка у Саудовской Аравии.

Не взирая на стоны многих аналитиков о том, что Саудовская Аравия стала испытывать необычайные трудности в связи с экспансией сланцевых проектов, на самом деле, добыча нефти на исторических максимумах. Ни о каком потери рынка речи не идет. Смотрите сами...Экспорт нефти в США из Саудовской Аравии действительно сильно упал.Но, США снизили общемировой импорт нефти на ТРЕТЬ (!) от максимумов 2006 года после стабилизации энергобаланса по мере наращивания собственной добычи нефти.Доля Саудовской Аравии в импорте нефти в США стабильна на уровне 10%. Это, кстати, средний уровень с 2004 по 2008. Но ситуация совершенно иная, чем в 1972 или 1985, не так ли?Никакого драматического снижения не произошло, т.е. США, если можно так сказать, Саудитов никак не обижали.

США сокращали поставки нефти из всего мира, со стороны всех ключевых поставщиков. Нарастили за последние из Канады, Бразилии и Эквадора.Канада – это свыше 40% всех поставок нефти в США, страны Персидского залива меньше 15%. Тектонические сдвиги и изменения политики в диверсификации поставок произошли в 2011 году.

2 миф. Считается, что на рынке образовался избыток предложения нефти (от Саудовской Аравии, Ливии, Ирана, США), который давит на рынок, приводя к снижению цен.

На рынке не бывает избытка нефти (избытка предложения), никогда. Это по законам рынка. Добывают (предложение) ровно на величину контрактов на закупку нефти (фактический, оплаченный спрос). Да, бывают отложенные платежи (дебиторка/кредиторка), естественные технические флуктуации, которые не меняются год от года в связи сезонностью и определенными технологическими процессами добычи, где иногда требуется, так называемая буферная нефть, но в среднем ровно на величину законтрактованной нефти. Хранить нефть очень дорого. Строить наземную инфраструктуру для хранения одного миллиона барреля потребует разовых инвестиционных расходов не менее, чем в 70-80 млн долларов, плюс операционные расходы на поддержание нефтерезервов, нефтехранилищ – еще около 4-5 долларов на баррель в год.

Фрахт супертанкера с дедвейтом (грузоподъемность) около 250 тыс тонн в 2015 году стоит в среднем 45 тыс долларов в день. В условиях полной загрузки танкера типичная предельная загрузка составляет не более 93% от дедвейта, т.е. это примерно 232 тыс тонн или 1.46 млн баррелей. В среднем фрахт 1 барреля в месяц стоит 35 центов. Эти расходы не учитывают транспортировку, погрузку/разгрузку нефти, страхование (про это не стоит забывать), охрану, различные административные расходы, ну и разумеется затраты на добычу.

Сколько стоит продержать 1 баррель нефти в супертанкере в течение одного года? 4.2-4.5 долларов фрахта в год на баррель, плюс еще 1.5 бакса страхования, сверху добавить около 5 долларов в виде разовых расходов на транспортировку (от места добычи до порта) и погрузку, ну и по мелочи около 2 долларов в виде охраны и администрирования. Т.е. под 13-15 баксов на баррель в год. Сказочно дорого! ))

Поэтому выгоднее нефть хранить в земле, в смысле в скважинах (не добытую)! )) Никто в здравом уме не хранит нефть в долгую (больше года) в нефтехранилищах и танкерах с целью извлечения прибыли.

Гораздо корректнее говорить не об избытке предложения, а об относительно высокой норме свободных добывающих мощностей, которые в случае появлении дополнительного спроса могут быть актуализированы одномоментно. Но это совершенно другая история.Что касается добычи нефти в США, Саудовской Аравии...В Ливии и ИранеИ странах ОПЕК. Нет никакого избытка предложения.Все это фейк. Да, добыча на максимуме, но и спроса на максимуме.

3 миф. Считается, что нефть упала из-за очередного (какого уже по счету?) замедления Китая, из-за снижения общемирового спроса на нефть и экономической стагнации/кризиса.

Спрос на нефть растет! Практически непрерывно.Это если говорить о мировом спросе. Если взять страны ОЭСР – там стагнация.Однако почти 85% мирового прироста спроса на нефть генерируется за счет Азии (Китай, Индия), остальное Южная Америка, Африка. Развитые страны действительно спрос на нефть не наращивают. Тем не менее, спрос на нефть растет каждый год с 2009 и темпы роста пока рекордные.

Цены на нефть не зависят от баланса спроса и предложения в той мере, в какой это применимо к таким товарам, как например, авто или холодильники. Нефть – это политический инструмент, где долгосрочные цены регулируются теми, кто этот рынок держит. Финансовую нефть практически полностью (на 95-97%) модерируют США, а физическая нефть (транспортные коридоры, места добычи) по меньшей мере на 70% под США (учитывается контроль над американскими сателлитами).

Со стороны баланса спроса и предложения фундаментальных преобразований не произошло. Хотя структура меняется постоянно, но никаких разбалансировок не было, чтобы могло бы оправдать трехкратное падение цен на нефть.

Ни Саудовская Аравия, ни Россия не могут влиять на цены нефти просто потому, что рынок нефти (ценообразование) не принадлежит ни нам, ни саудитам. Вообще никак и ни в каком месте.

Очень важно понимать принципиальный момент. Столь неординарное снижение цен (рекордное с 2008) не могло быть вне контроля (ведома) США. То, что Саудиты восстали против США (чтобы захватить долю рынка и уничтожить сланцевую добычу в США) – это шизофренический бред, который даже обсуждать не имеет смысла. Не только по причине, что Саудиты лишены механизмов и рычагов управления мировыми ценами на нефть, не только из-за того, что они нашпигованы црушными агентами (и не могут шага ступить без консультации с Вашингтоном и Лэнгли), но и еще потому, что никакого глобального передела рынка, который бы ударял по интересам Саудовской Аравии нет и не было, плюс к этому зависимость от нефти для Саудовской Аравии составляет свыше 90% Вы считаете они совсем идиоты, чтобы рубить 70% своих доходов, не получая ничего взамен, не имея никаких гарантий? Конечно нет.

Здесь более сложная и долгосрочная игра, которая вне рамок этой статьи. Но то, что США допустили такое падение (с помощью Саудитов и других стран ОПЕК)– это не вызывает сомнения, даже учитывая критическое вовлечение в сланцевые проекты и где почти 100% данных проектов становится убыточными при цене в 35 баксов. Не то, что им это выгодно прямо сейчас, но по ряду политических мотивов они пошли на этот шаг. Вас, кстати, не удивляет, что страны ОПЕК, бюджет которых на 80% и выше зависит от нефтеотрасли делают вид, что все нормально (т.е. ничего не делают)?!

black-box-365.livejournal.com