Forbes: Что планирует делать Азербайджан после того, как закончится нефть? В азербайджане кончается нефть


Нефть заканчивается - Minval.az

Азербайджан недоволен BP

BP не смогла повысить уровень добычи нефти в самом крупном месторождении нефти Азербайджана на Каспии, даже после прошлогоднего недовольства высказанного президентом. В первой четверти нового года из месторождения Азери-Чираг-Гюнешли добыто всего 8,06 миллионов тонн нефти. Как отмечают представители BP, это на 8,4 процента ниже показателей прошлого года.

Как передает агентство “Bloomberg”, компания никак не комментирует данный спад.

Напомним, что осенью прошлого года, президент Азербайджана Ильхам Алиев высказал свое недовольство уровнем добычи нефти компанией BP.

Президент отмечал, что данный неожиданный спад произошел именно по причине допущенных грубых ошибок, которые допустила компания BP, которая руководит консорциумом нефтяных месторождений.

После этого, в компании произошли смены кадров. Однако уход вице-президента BP-Azerbaijan Кэмпа Копленда никак не связан с недовольством президента.

Руководство ГНКР же в свою очередь  не исключает, что в ближайшее время возможен пересмотр присутствия BP в консорциуме.

Однако, после того как в журнале “Forbes” была опубликована статья в которой присутствовали предупредительные ноты из-за столкновения между правительством Азербайджана и британской компанией, стороны стали делать вид, что все пошло на лад.

Позже, компания BP-Azerbaijan постепенно повысила добычу нефти в блоке Азери-Чираг-Гюнешли. За короткий срок добыча поднялась на 45 тысяч баррелей или 6,8 %.

По соглашению, к которое было принято между британской компанией и ГНКР, BP обещает не понижать уровень добычи нефти. Однако, статистика за первую четверть указывает на то, что даже это обещание BP сдержать не смогла.

2 мая президент BP Роберт Дадли приехал в Баку и встретился с И. Алиевым. По распространенной информации, на встрече отмечалось, что стороны довольны сотрудничеством. Однако предполагается, что на встрече, детали которой так и не были представлены общественности, обсуждалась тема снижения добычи нефти в блоке Азери-Чираг-Гюнешли. Предположительно, говорилось о том, что и в этом году ожидается снижение. отметим, что BP видит причину в снижении добычи нефти именно в том, что нуждается в дополнительных инвестициях, а также в уменьшении запасов нефти в месторождениях.

 

Minval.az

minval.az

Кавказский Узел | Без нефти Азербайджана... не будет? Мечтать не вредно...

Без нефти Азербайджана... не будет? Мечтать не вредно...

16:33, 03 сентября 2018

В дискуссиях КУ между азербайджанцами и армянами с их стороны можно встретить такую мысль: Азербайджанская Республика существует потому, что у нее есть нефть. Без нефти этой страны не будет.

Мысль глупая, понять это легко даже без статистических выкладок, просто вспомнить сколько в мире стран живут вообще не имея природных ресурсов. А некоторые даже живут лучше нефтяных государств - в странах Западной Европы и Японии уровень жизни выше, чем в большинстве нефтяных стран. 

О новых для нашей экономики экспортных товарах я писал в посте, рассказывая в частности об азербайджанских автомобилях. На экспорт не идут, а внутри страны покупаются

Сейчас на глаза попалась статистика по экспорту Азербайджана, исключая нефтепродукты - так называемый ненефтяной экспорт. Этот показатель нам особенно важен, так   как он показывает возможность Азербайджана жить в модели страны без природных ресурсов. Оказывается, до конца июля этого года ненефтяной экспорт составил 969 млн долларов США. В списке экспортированных ненефтяных продуктов первое место, как я ожидал,  занимают помидоры - их за отчетный период было экспортировано на 144 млн долларов.

Сравниваю с показателями всего экспорта страны, жители которой ждут не дождутся, когда у нас закончится нефть. В Армении экспорт за такой же период составил $1 363,1 млн., увеличившись на 17,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Импорт у них 2 млрд 727 млн. 

Сначала насторожился, а потом вспомнил, что это показатель всего армянского экспорта включая главный их товар - как раз природные ископаемые.Почти треть  экономики Армении составляет рудный промысел и металлургия, но только выплавка металла, а не производство изделий. То есть треть от 1 млрд 363 млн - это около 460 млн. долларов экспортируемых товаров, для производства которых требуется технология и современные знания.  Продукцию сельского хозяйства, конкурентоспособную, я считаю такой. 903 миллиона нерудной продукции Армении против  969 млн. ненефтяной продукции Азербайджана. 

Для интереса смотрел грузинские показатели. Братский сосед к концу июня экспортировал товаров  1,59 миллиарда долларов,  с ростом на 28%! Это вместе с продажей природных ископаемых. Великолепный показатель, поздравляю!

Если же смотреть азербайджанские возможности в целом, то по данным государственного таможенного комитета Азербайджана, за 2017 год внешнеторговый оборот Азербайджана составил $22 млрд 593 млн 631,99 тыс. экспорт д составил $13 млрд 811 млн 624,44 тыс., импорт — $8 млрд 782 млн 7,55 тыс.

Итог:  упор на развитие ненефтяного сектора в Азербайджане начался где-то около пяти лет назад, с каждым годом этот фрагмент экономики все больше развивается и за пару лет по экономики "без сырья" мы пойдем еще дальше.   То, что без нефти мы не вымрем и не ослабеем это факт, смазанное оружие не стареет.  Без нефти мы производим больше экспортной продукции, чем Армения без руды и концентратов. А нефть и газ будут еще минимум десять лет.  Дальше будем зарабатывать на транзитах, не считая другие сферы. Поэтому мечтателям предлагаю успокоиться, кина не будет.

www.kavkaz-uzel.eu

Если в России и Азербайджане закончится нефть | Блог Ramires

Многим из нас, жителей России, кажется, что нефть — главное экспортное богатство страны, вместе с газом формирующее половину федерального бюджета, — не закончится никогда. Во всяком случае, ее точно хватит на наш век, ну и на век наших детей. Для тех, кто был в этом уверен, холодным душем стали подсчеты Министерства природных ресурсов России.

Как оказалось, при текущем уровне добычи разведанных запасов нефти в России хватит менее чем на 30 лет. При этом доля трудноизвлекаемых (и, следовательно, малорентабельных для добычи) запасов в общем балансе постоянно увеличивается и уже превышает 60%.

Без технологии Россию задушат

Итак, не стоит обманывать себя: будем точны — разведанных запасов нефти в России хватит всего на 28 лет. Об этом на прошлой неделе заявил министр природных ресурсов РФ Сергей Донской. Речь идет о запасах, «о которых точно известно, где и сколько их, как извлекать». Такие запасы, по словам министра, составляют 14 миллиардов тонн. На 28 лет их хватит, если исходить из текущего уровня производства — в 2015 году было добыто около 505 миллионов тонн.

Увы, российский нефтяной век оказался удручающе коротким. Получается, что мы — поколение пятидесятилетних — еще проживем свою жизнь с нефтью, а вот детям, когда они достигнут нашего возраста, уже придется обходиться без «черного золота».

Впрочем, определенную надежду министр Донской оставил и для следующего поколения. По его словам, извлекаемых запасов нефти на территории России вдвое больше — 29 млрд тонн. Таким образом, их хватит уже на 57 лет.

Вообще-то, если приглядеться к мировым рейтингам стран по доказанным запасам нефти, окажется, что место России там стабильно высокое — не ниже восьмого. А это означает, что надежда на жизнь с «черным золотом» есть даже у наших внуков. Однако надо понимать, что в этих рейтингах учитываются трудноизвлекаемые запасы (ТРИЗ) и ресурсный потенциал континентального шельфа, которые можно вовлекать в оборот лишь по мере развития технологий.

Так что дело остается за малым — умудриться извлечь эти самые ТРИЗ. Для этого требуются две вещи: серьезные инвестиции и передовые технологии. И с тем, и с другим у России сейчас большие проблемы. Лишних денег нет даже у традиционно считающейся сверхблагополучной нефтянки — экономический кризис на дворе. А путь к новым технологиям, преимущественно иностранным, закрыли международные санкции, которыми Москву душат после присоединения Крыма.

Важным сдерживающим фактором для развития новых нефтяных месторождений является и текущий низкий уровень цен на «черное золото». Дело в том, что себестоимость добычи ТРИЗ — 60-80 долларов за баррель. Нынешний уровень нефтяных цен в 35-40 долларов за баррель практически делает их разработку запретной. Кто будет этим заниматься себе в убыток? Ни частные компании, ни государство просто не могут себе этого позволить, особенно в условиях кризиса.

Между тем доля трудноизвлекаемых запасов в структуре общих запасов углеводородов, по данным самого Минприроды, растет. Еще в прошлом году она превысила 60%. Сергей Донской предупредил, что без открытия новых месторождений добыча традиционных запасов начнет снижаться уже с 2020 года. Но для этого надо развивать геологоразведку, что при нынешних низких ценах на нефть компаниям опять же не выгодно.

Кстати, эксперты подсчитали, что если в российский нефтяной баланс внести битуминозные пески и сланцевую нефть, как это сделали Канада и США, то наши запасы составят 100 млрд тонн — почти треть всех мировых запасов. Но пока это больше похоже на некую манипуляцию с цифрами, чем на реальную оценку, данную министром Донским.

Нефтяная игла может и сломаться

Падение добычи нефти, как и падение ее цены, — это потеря денег государством и компаниями. Инвестиционная привлекательность отрасли в целом снижается, финансовые потоки идут в другом направлении, а структура ВВП меняется. Поэтому и обвал котировок, и истощение запасов — это еще и реальные шансы сломать нефтяную иглу, на которой твердо сидит в 21 веке российская экономика. Но надо осознавать, что для России такая ломка станет настоящей шоковой терапией.

Между тем к шоковой терапии прибегают, когда государство сталкивается с ресурсным кризисом (в нашем случае — дешевеющая нефть, снижение добычи, уменьшение запасов). Экономике в любом случае приходится адаптироваться к новым условиям, но происходит это с драматическим падением уровня жизни населения. Яркий пример — Венесуэла, чье правительство долгие годы игнорировало развитие несырьевых отраслей, и теперь население пожинает горькие плоды: инфляцию в 720%, обвал национальной валюты, дефицит продуктов питания и товаров первой необходимости.

В то же время из-за ценовых колебаний нефтяного рынка начинают все более активно развиваться другие направления: источники возобновляемой энергии в Европе и Китае, сланцевая добыча в Америке, возвращение интереса к атому, чему не смогла помешать даже авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии. Мир активно ищет альтернативу дорогой нефти, и, по мнению многих экспертов, в долгосрочной перспективе это приведет к сокращению доли углеводородных ресурсов в мировом энергобалансе. Вот и российскую экономику, по этой логике, до 2020 года, когда начнется сокращение традиционных запасов, необходимо диверсифицировать.

Слова Сергея Донского об истощении запасов нефти — хороший повод в очередной раз задуматься о так называемых структурных реформах, без которых, по мрачному прогнозу Минфина, Россию ждет 15 лет застоя. Суть преобразований — диверсификация экономики. Звучит просто, да реализация задуманного, как показывает российская практика, осуществляется с большим трудом.

Прогноз Хошбахта Юсифзаде

Проблема «конца нефти» актуальна и для других нефтедобывающих стран, чьи экономики во многом зависят от экспорта «черного золота». Вот и в Азербайджане периодически вспыхивают дискуссии о том, насколько здесь хватит запасов. Мнений на сей счет, как водится много, причем диаметральных. Наиболее конкретным и обоснованным нам представляется то, что дал в прошлогоднем интервью для сайта Haqqin.az первый вице-президент Госнефтекомпании Азербайджана (SOCAR) Хошбахт Юсифзаде.

По его словам, геологические запасы нефти на блоке «Азери-Чыраг-Гюнешли» (АЧГ) составляют 2 миллиарда тонн, из них 1,2 милллиарда тонн извлекаемые, причем только половина этого объема будет добыта до 2024 года. Мало это или много, можно судить по следующим показателям: до сих пор с АЧГ извлечено всего 381 млн тонн нефти, из которых 208 млн тонн приходятся на долю прибыльной нефти Азербайджана, а до 2024 года с учетом этого объема общая добыча составит 623 млн тонн нефти. То есть извлекаемых запасов нефти на АЧГ осталось чуть ли не вдвое больше, чем добыто почти за 20 лет эксплуатации блока. А поскольку разработка этого блока с высокой долей вероятности продолжится и после 2024 года, это позволит к 2060 году добыть с блока АЧГ в целом еще до 1,2 миллиарда тонн нефти путем повышения коэффициента извлечения нефти. Словом, перспектива добычи азербайджанских ТРИЗ просматривается где-то на горизонте 60 лет, что практически совпадает с подобным же российским прогнозом, составляющим, напомним, 57 лет.

Что из этого следует? И Москве, и Баку, безусловно, следует думать о вливании новых средств и развитии новых технологий в нефтянку — без этого драгоценные углеводородные запасы превратятся из «кормилицы бюджета» в мертвый груз. Параллельно необходимо развивать альтернативную энергетику — уже очевидно, что за ней будущее, причем не такое уж и далекое.

А еще жизненно необходимо диверсифицировать экономику, чтобы она не зависела исключительно от капризов нефтяного рынка. Все это требует колоссальных финансовых ресурсов, которых сегодня нет ни у России, ни у Азербайджана, чьи экономики переживают, мягко говоря, не лучшие времена.

Однако и поводов для паники нет — на ближайшие 30-50 лет наши страны обеспечены нефтью и энергетический голод нам явно не грозит. Ну а за эти десятилетия, понятно, все еще не один раз поменяется и в экономике, и в геополитике — хочется верить, что в лучшую для наших стран сторону.

Источник новости

×

cont.ws

Если в России и Азербайджане закончится нефть | Последние Новости Омска и Омской области

Разведанных запасов нефти в России хватит всего на 28 лет. Об этом заявил министр природных ресурсов РФ Сергей Донской.

Многим из нас, жителей России, кажется, что нефть – главное экспортное богатство страны, вместе с газом формирующее половину федерального бюджета, – не закончится никогда. Во всяком случае ее точно хватит на наш век, ну и на век наших детей. Для тех, кто был в этом уверен, холодным душем стали подсчеты Министерства природных ресурсов России.

Как оказалось, при текущем уровне добычи разведанных запасов нефти в России хватит менее чем на 30 лет. При этом доля трудноизвлекаемых (и, следовательно, малорентабельных для добычи) запасов в общем балансе постоянно увеличивается и уже превышает 60%.

Без технологии Россию задушатИтак, не стоит обманывать себя: будем точны – разведанных запасов нефти в России хватит всего на 28 лет. Об этом на прошлой неделе заявил министр природных ресурсов РФ Сергей Донской. Речь идет о запасах, «о которых точно известно, где и сколько их, как извлекать». Такие запасы, по словам министра, составляют 14 миллиардов тонн. На 28 лет их хватит, если исходить из текущего уровня производства – в 2015 году было добыто около 505 миллионов тонн.

Увы, российский нефтяной век оказался удручающе коротким. Получается, что мы – поколение пятидесятилетних – еще проживем свою жизнь с нефтью, а вот детям, когда они достигнут нашего возраста, уже придется обходиться без «черного золота».

Впрочем, определенную надежду министр Донской оставил и для следующего поколения. По его словам, извлекаемых запасов нефти на территории России вдвое больше – 29 млрд тонн. Таким образом, их хватит уже на 57 лет.

Вообще-то, если приглядеться к мировым рейтингам стран по доказанным запасам нефти, окажется, что место России там стабильно высокое – не ниже восьмого. А это означает, что надежда на жизнь с «черным золотом» есть даже у наших внуков. Однако надо понимать, что в этих рейтингах учитываются трудноизвлекаемые запасы (ТРИЗ) и ресурсный потенциал континентального шельфа, которые можно вовлекать в оборот лишь по мере развития технологий.

Так что дело остается за малым – умудриться извлечь эти самые ТРИЗ. Для этого требуются две вещи: серьезные инвестиции и передовые технологии. И с тем, и с другим у России сейчас большие проблемы. Лишних денег нет даже у традиционно считающейся сверхблагополучной нефтянки – экономический кризис на дворе. А путь к новым технологиям, преимущественно иностранным, закрыли международные санкции, которыми Москву душат после присоединения Крыма.

Важным сдерживающим фактором для развития новых нефтяных месторождений является и текущий низкий уровень цен на «черное золото». Дело в том, что себестоимость добычи ТРИЗ – 60-80 долларов за баррель. Нынешний уровень нефтяных цен в 35-40 долларов за баррель практически делает их разработку запретной. Кто будет этим заниматься себе в убыток? Ни частные компании, ни государство просто не могут себе этого позволить, особенно в условиях кризиса.

Между тем доля трудноизвлекаемых запасов в структуре общих запасов углеводородов, по данным самого Минприроды, растет. Еще в прошлом году она превысила 60%. Сергей Донской предупредил, что без открытия новых месторождений добыча традиционных запасов начнет снижаться уже с 2020 года. Но для этого надо развивать геологоразведку, что при нынешних низких ценах на нефть компаниям опять же невыгодно.

Кстати, эксперты подсчитали, что если в российский нефтяной баланс внести битуминозные пески и сланцевую нефть, как это сделали Канада и США, то наши запасы составят 100 млрд тонн – почти треть всех мировых запасов. Но пока это больше похоже на некую манипуляцию с цифрами, чем на реальную оценку, данную министром Донским.

Нефтяная игла может и сломатьсяПадение добычи нефти, как и падение ее цены, – это потеря денег государством и компаниями. Инвестиционная привлекательность отрасли в целом снижается, финансовые потоки идут в другом направлении, а структура ВВП меняется. Поэтому и обвал котировок, и истощение запасов – это еще и реальные шансы сломать нефтяную иглу, на которой твердо сидит в 21 веке российская экономика. Но надо осознавать, что для России такая ломка станет настоящей шоковой терапией.

Между тем к шоковой терапии прибегают, когда государство сталкивается с ресурсным кризисом (в нашем случае – дешевеющая нефть, снижение добычи, уменьшение запасов). Экономике в любом случае приходится адаптироваться к новым условиям, но происходит это с драматическим падением уровня жизни населения. Яркий пример – Венесуэла, чье правительство долгие годы игнорировало развитие несырьевых отраслей, и теперь население пожинает горькие плоды: инфляцию в 720%, обвал национальной валюты, дефицит продуктов питания и товаров первой необходимости.

В то же время из-за ценовых колебаний нефтяного рынка начинают все более активно развиваться другие направления: источники возобновляемой энергии в Европе и Китае, сланцевая добыча в Америке, возвращение интереса к атому, чему не смогла помешать даже авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии. Мир активно ищет альтернативу дорогой нефти, и, по мнению многих экспертов, в долгосрочной перспективе это приведет к сокращению доли углеводородных ресурсов в мировом энергобалансе. Вот и российскую экономику, по этой логике, до 2020 года, когда начнется сокращение традиционных запасов, необходимо диверсифицировать.

Слова Сергея Донского об истощении запасов нефти – хороший повод в очередной раз задуматься о так называемых структурных реформах, без которых, по мрачному прогнозу Минфина, Россию ждет 15 лет застоя. Суть преобразований – диверсификация экономики. Звучит просто, да реализация задуманного, как показывает российская практика, осуществляется с большим трудом.

Прогноз Хошбахта ЮсифзадеПроблема «конца нефти» актуальна и для других нефтедобывающих стран, чьи экономики во многом зависят от экспорта «черного золота». Вот и в Азербайджане периодически вспыхивают дискуссии о том, насколько здесь хватит запасов. Мнений на сей счет, как водится много, причем диаметральных. Наиболее конкретным и обоснованным нам представляется то, что дал в прошлогоднем интервью для сайта Haqqin.az первый вице-президент Госнефтекомпании Азербайджана (SOCAR) Хошбахт Юсифзаде.

По его словам, геологические запасы нефти на блоке «Азери-Чыраг-Гюнешли» (АЧГ) составляют 2 миллиарда тонн, из них 1,2 миллиарда тонн извлекаемые, причем только половина этого объема будет добыта до 2024 года. Мало это или много, можно судить по следующим показателям: до сих пор с АЧГ извлечено всего 381 млн тонн нефти, из которых 208 млн тонн приходятся на долю прибыльной нефти Азербайджана, а до 2024 года с учетом этого объема общая добыча составит 623 млн тонн нефти. То есть извлекаемых запасов нефти на АЧГ осталось чуть ли не вдвое больше, чем добыто почти за 20 лет эксплуатации блока. А поскольку разработка этого блока с высокой долей вероятности продолжится и после 2024 года, это позволит к 2060 году добыть с блока АЧГ в целом еще до 1,2 миллиарда тонн нефти путем повышения коэффициента извлечения нефти. Словом, перспектива добычи азербайджанских ТРИЗ просматривается где-то на горизонте 60 лет, что практически совпадает с подобным же российским прогнозом, составляющим, напомним, 57 лет.

Что из этого следует? И Москве, и Баку, безусловно, следует думать о вливании новых средств и развитии новых технологий в нефтянку – без этого драгоценные углеводородные запасы превратятся из «кормилицы бюджета» в мертвый груз. Параллельно необходимо развивать альтернативную энергетику – уже очевидно, что за ней будущее, причем не такое уж и далекое.

А еще жизненно необходимо диверсифицировать экономику, чтобы она не зависела исключительно от капризов нефтяного рынка. Все это требует колоссальных финансовых ресурсов, которых сегодня нет ни у России, ни у Азербайджана, чьи экономики переживают, мягко говоря, не лучшие времена.

Однако и поводов для паники нет – на ближайшие 30-50 лет наши страны обеспечены нефтью и энергетический голод нам явно не грозит. Ну а за эти десятилетия, понятно, все еще не один раз поменяется и в экономике, и в геополитике – хочется верить, что в лучшую для наших стран сторону.

Дмитрий Докучаев

bk55.ru

Когда в Азербайджане закончится нефть, Баку попытается начать войну с Карабахом и Арменией

AnalitikaUA.net. Когда в Азербайджане закончится нефть, Баку попытается спровоцировать войну как с Нагорным Карабахом, так и с Арменией, однако армяне должны быть дальновидны и предотвратить начало войны за десятилетие до того, как противник захочет начать ее. Об этом говорится в статье Карена Егпаряна, опубликованной в издании «Асбарез».

«По всем подсчетам нефть в Азербайджане закончится через чуть более 10 лет. Это не означает, что в недрах не останется нефти. Это означает, что добыча станет нерентабельной. Конечно, могут быть найдены новые запасы, могут появиться новые технологии. Цена на нефть может подняться, и инвестиции станут выгодными. Но несмотря на это, конец азербайджанской нефти близок. И спад уже начался», – пишет автор.

Отмечается, что Азербайджан также имеет запасы газа. Сейчас страна заключает сделки с крупными международными компаниями. В рамках этих контрактов Азербайджан попытается добиться модернизации имеющейся нефтяной инфраструктуры, чтобы сохранить добычу нефти. Это, по словам аналитика, поможет коррумпированным лидерам республики остаться у власти еще пару лет.

«Но в конце концов, энергоресурсы закончатся. Поток миллиардов долларов в страну прекратится. Власти больше не смогут успокаивать население с помощью денег. Что же они будут делать? Конечно, как и все мелкие тираны, они прибегнут к репрессиям. Начнутся восстания, насилие, убийства. Что же лидеры делают в таких случаях? Они найдут или создадут нечто, что отвлечет внимание общества. Война с внешним врагом обычно подавляет внутреннее инакомыслие», – пишет автор.

По его мнению, Азербайджан начнет обстрел армянских позиций или попробует спровоцировать армянскую сторону, чтобы начать войну, в которой Баку будет отчаянно нуждаться.

Егпарян уверен, что есть еще одна причина, по которой Азербайджан развяжет войну: с сокращением потока денег страна будет больше не в состоянии покупать оружие. Кроме того, оружие устаревает и заменяется новыми технологиями. Поэтому Азербайджан будет стремиться использовать уже приобретенное вооружение, пока оно не устарело.

«Армяне должны быть дальновидны и предотвратить начало войны за десятилетие до того, как Азербайджан захочет начать ее», – добавил автор.

Источник: Panorama

analitikaua.net

Что будет делать Азербайджан, когда закончится нефть

Азербайджан и нефть были практически неотделимы друг от друга. Азербайджан стал одной из первых нефтедобывающих стран в мире, а в начале XX века на него приходилась половина мировых поставок. Нефть была смыслом существования страны и главным фактором стабилизации ее экономики после распада Советского Союза. Именно нефть может стать дать Баку шанс провернуть одну из самых радикальных экономических перестроек, которые когда-либо предпринимались.

Эти изменения необходимы: зависимость Азербайджана от нефти может продлиться около 30 лет - гораздо меньше, чем Казахстана и Ирана - и страна использует свое нынешнее богатство, ставя все на развитие транспорта, сельского хозяйства и туризма.  "Мы понимаем, что нефть и газ не могут быть постоянными источниками дохода, - говорит исполнительный директор Центра анализа и коммуникаций экономических реформ Азербайджана Вюсал Гасымлы. - Учитывая это и непредсказуемость цен на нефть, наша страна задумалась о диверсификации".

Двигаясь вперед, Азербайджан не может не вспомнить свою историю. Шелковый путь - древняя сеть торговых дорог и перевалочных хабов - стал источником вдохновения для схожей сети из Китая в Европу. "Азербайджан был частью Шелкового пути, пока монголы не разрушили его. Сегодня мы вместе восстанавливаем этот путь", - отметил менеджер по операциям Бакинского международного морского торгового порта Юджин Си.

Азербайджан находится в сердце Шелкового пути. С 2000 года Баку приступил к выполнению национальной программы по развитию транспортной инфраструктуры в попытке вернуть свою значимость как ключевого логистического узла в центре Евразии. Используя немалые доходы от нефти, Азербайджан также начал строить новые автомобильные и железные дороги, аэропорты и морские порты по всей стране.

Желая стать настоящим интермодальным транспортным хабом, Баку открыл один из крупнейших воздушных грузовых терминалов в СНГ. Baku Cargo Terminal разрабатывался как точная копия логистического центра Люксембурга и смог достичь того же уровня технологического совершенства.

Первая фаза строительства Бакинского международного морского торгового порта началась в 2011 году. Планируется, что порт сможет принимать около 25 миллионов тонн груза и до одного миллиона TEU в год. Там будет создана гигантская зона свободной торговли, где товары могут быть обработаны на месте и экспортированы.

Баку также станет одной из конечных точек железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс, которая откроется в следующем году. Она напрямую соединит Азербайджан с Грузией, Турцией и Европой.

Что касается крупных международных автомагистралей, то через Азербайджан проходит 503 километра транспортного коридора ТРАСЕКА, соединяющего Европу с Кавказом и Центральной Азией. Кроме того, Азербайджан находится в середине коридора "Север – Юг", соединяющего Россию и Иран. Сообщается, что Азербайджан может создать дополнительные зоны свободной торговли в своих приграничных регионах. "Правительство активно способствует созданию нужной инфраструктуры.

В начале могло показаться, что Азербайджан начал бессмысленное и логистически убыточное строительство - критики считали, что новые дороги никому не нужны. "Сейчас мы зависим от инвестиций, которые 6-7 лет назад пессимисты считали бесполезными", - говорит советник гендиректора Бакинского международного торгового порта Заур Гасанов. Весь сухопутный путь между Китаем и Европой через Баку занимает максимум 15 дней - в два или три раза быстрее, чем перевозка морским путем. Поезда, заполненные европейскими грузами, отправляются в Бакинский международный торговый порт, погружаются на паром за несколько часов, а затем отправляются через Каспийское море, где следуют вдоль коридоров Шелкового пути в Казахстане или Туркменистане. В настоящее время 95% торговли между Китаем и Европой осуществляется через море, в обход Азербайджана, но перевозимые грузы, как правило, включают в себя дорогостоящие товары - электронику, сельскохозяйственные продукты, мясо, вино, изделия высокой моды - которые должны быть доставлены в кратчайшие сроки. И Азербайджан стремится подключиться к этому растущему сегменту рынка.

В долгосрочной перспективе Азербайджан хочет создать производственные центры, расположенные ближе к рынкам их назначения, которые смогли бы укрепить глобальную цепь поставок путем предоставления материалов и изделий, которые будут изготавливаться и переправляться значительно быстрее. Таким образом, вместо того, чтобы производить все в Восточной или Южной Азии и отправлять в Западную Европу, большая часть мирового производства будет распределена по новым логистическим и производственным хабам, которые появятся во всей Центральной Азии, Кавказу и Восточной Европе.

В мире мало мест, расположенных также близко к обширным и разнообразным рынкам. Азербайджан же - центр на карте Евразии. Он находится в центре Евразийского континента, где проживает 70% населения мира, находится 75% энергоресурсов и приходится 70% мирового ВВП. Центральная Азия и Китай - на востоке, Турция и Европа – на западе, Россия – на севере, Иран и Ближний Восток – на юге.

В дополнение к новой транспортной экономике не связанные с нефтью амбиции Азербайджана включают в себя позиционирование страны в качестве культурного центра - перекрестка не только товаров и сырья, но также народов и культур. 2016 год в Азербайджане был официально объявлен Годом мультикультурализма, что еще больше укрепило желание Баку проводить крупные региональные и международные мероприятия. В 2012 году Азербайджан провел Евровидение и Чемпионат мира по футболу среди девушек; В 2015 году там прошли первые Европейские игры; Гран-при Европы 2016 года прошел прямо на улицах Баку; через пару месяцев город принял 42-ю Шахматную олимпиаду; а через несколько лет город будет одним из хозяев футбольного турнира Евро-2020. Но настоящей целью Азербайджана стали летние Олимпийские игры, на проведение которых страна постоянно претендует. Даже построена целая Олимпийская деревня и несколько стадионов.

Азербайджан также активно инвестирует в свой туристический сектор, в котором видит огромный потенциал. Планируется упростить визовый режим, остающийся основным сдерживающим фактором для потенциальных туристов.

Пока примерно 3/4 доходов Азербайджана по-прежнему приходится на экспорт энергоносителей, и страна все еще  зависит от нефти. Когда цены на нефть начали падать в 2014 году, потеря доходов не только нанесла ущерб национальной казне, но и сильно ударила по национальной валюте Азербайджана – манату. То же произошло и в Казахстане, и в России. В декабре прошлого года Центральный банк Азербайджана объявил, что прекратит поддержку маната. Впоследствии национальная валюта страны потеряла треть своей стоимости за месяц и продолжила падать до сегодняшнего курса – 1,75 маната за доллар. Экономический спад вынудил Азербайджан использовать имеющиеся доходы от нефти для ускорения программы по диверсификации экономики.

"Развивающиеся богатые нефтедобывающие страны имеют конкретные проблемы. Когда цены на нефть идут вверх - все нормально. Когда они падают - это хорошее время для начала реформ, для того, чтобы решить проблемы, на которые долгое время не обращали особого внимания. Так что я рад, что мы проделали определенную работу, когда цены на нефть поднялись", - объяснил генеральный директор Бакинского международного морского торгового порта Талех Зиядов.

vestikavkaza.ru

Что планирует делать Азербайджан после того, как закончится нефть? – Caspian Barrel

Понятия «Азербайджан» и «нефть» практически неразделимы, так как это – одна из первых стран мира, начавшая разработку нефтяных месторождений и в начале XX века занимавшая половину рынка.

Нефть дала Азербайджану смысл к существованию, а сегодня стала основной причиной драматического экономического спада в стране. В Азербайджане осознали: нефтяной этап завершается, и сейчас как никогда важно диверсифицировать экономику.

Об этом говорится в материале Вейда Шепарда (Wade Shepard), опубликованном на сайте журнала Forbes.

Шепард – автор книги «Города-призраки Китая: история городов без людей в самой густонаселенной стране мира». В настоящее время он путешествует по маршруту Нового Шелкового пути, собирая информацию для новой книги.

Такой поворот был необходим Азербайджану, считает автор, так как стране оставалось порядка 30 лет развития, основываясь на доходах от нефти – гораздо меньше, чем Казахстану и Ирану, к примеру. И сегодня страна ставит все свои имеющиеся ресурсы на развитие таких секторов экономики, как транспорт, сельское хозяйство и туризм.

«Мы понимаем, что нефть и газ не всегда будут стабильными источниками дохода. Этот фактор, а также непредсказуемость цен на нефть заставили нас задуматься о диверсификации», – говорит исполнительный директор Центра экономических реформ и коммуникации Азербайджана Вусал Гасымлы.

«Правительство думает о постнефтяном этапе развития, о том, как мы будем позиционировать страну в дополнение к нефтяному сектору. Что еще нам сделать?» – говорит выпускник Кембриджа Талех Зиядов, являющийся генеральным директором нового бакинского порта в Аляте – места, которое стремительно быстро становится бьющимся сердцем логистики Азербайджана.

Как отмечает сам автор статьи, дорога в будущее для Азербайджана означает необходимость оглянуться назад в историю, обратиться к эпохе Великого Шелкового пути – значимого торгового маршрута, который пролегал через азербайджанские земли, соединяя Европу и Азию. Сегодня история является источником вдохновения для воссоздания этого древнего маршрута.

«Азербайджан был частью Великого Шелкового пути, пока монголы не разорвали его на части. Мы восстановим его таким, каким он был в те времена», – говорит Эуджин Сеа (Eugene Seah), менеджер по операциям порта в Аляте.

Как и в прошлом, Азербайджан сегодня находится в самом центре Шелкового пути, вновь стремясь превратиться в транспортный центр Евразии, отмечает автор Вейд Шепард. На доходы от нефти по всей стране начато строительство новых автомобильных дорог, железнодорожных линий, аэропортов и морских портов.

В Баку, который имеет амбиции стать настоящим интермодальным транспортным узлом, действует один из крупнейших грузовых воздушных терминалов в СНГ. Бакинский грузовой терминал повторяет логистический центр Люксембурга, в том числе по уровню технологической сложности.

В 2011 году началась реализация первой фазы строительства нового морского порта в Аляте. Этот порт на берегу Каспийского моря нацелен на обработку 25 млн тонн сухого груза в год и будет включать в себя гигантскую зону свободной торговли, где будет возможно производить товары на месте и быстро их отгружать.

Азербайджанская столица также вскоре станет одним из звеньев железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс, которая, как ожидается, откроется в начале следующего года и соединит Азербайджан с Грузией, Турцией и Европой.

С точки зрения крупных международных автомагистралей, через Азербайджан проходит участок в 503 км коридора ТРАСЕКА, который соединяет страны Евросоюза с Восточной Европой, Кавказом и Центральной Азией, а также составляет средний участок транспортного коридора Север-Юг, который соединяет Россию и Иран.

Также идут разговоры о том, что Азербайджан может в будущем создать зоны свободной торговли в приграничных регионах. Изначально это выглядело так, будто бы Азербайджан бессмысленно создавал избыток логистических возможностей – критики считали, что в новых дорогах не было необходимости – но теперь все выглядит немного иначе.

«Инвестиции [в транспорт и логистику] шесть или семь лет назад пессимисты воспринимали негативно, а сегодня мы все зависим от этих вложений», – говорит советник заместителя генерального директора нового порта в Аляте Заур Гасанов.

Автор отмечает, что перевозка грузов по суше между Китаем и Европой через Баку занимает примерно 15 дней, что в два-три раза быстрее, чем морем. Предполагается, что товарные поезда с грузом из Европы будут поступать в новый бакинский порт в Аляте, где товары будут перегружены на паромы и доставлены на противоположный берег Каспия, откуда вновь по суше будут направлены в Казахстан и Туркменистан. Та же схема для грузов из Китая в Европу.

В настоящее время 95% торговли между Китаем и Европой происходит по морю, в обход Азербайджана. По суше (поездами) отправляются только дорогостоящие товары, которые требуется доставить в быстрые сроки – электроника, сельскохозяйственные продукты, мясо, вино и т.д.

«Мы стремимся интегрировать то, что у нас уже есть в этом регионе, а это довольно много различного сырья, довольно много нефти и газа, нефтехимической промышленности», – говорит глава порта в Аляте Талех Зиядов.

Идея заключается в том, чтобы построить вдоль нового Шелкового пути производственные хабы, что позволит производить товар ближе к месту его сбыта.

Как отмечает автор статьи, не так много государств расположены близко к крупным мировым рынкам, Азербайджан – одно из них. Страна находится в центре Евразии – географического пласта, где сосредоточено около 70% населения Земли, около 75% энергетических ресурсов и 70% мирового ВВП.

В дополнение к развитию транспортного направления экономики, амбиции Азербайджана вне нефтяного сектора включают также позиционирование себя как культурного центра – пересечения не только товаров и услуг, но и людей и культур.

Также Азербайджан значительно инвестирует в развитие туристического сектора, который рассматривается как неиспользованная возможность. Усилия в этом направлении, по словам автора, включают рационализацию процесса получения азербайджанской визы, который сегодня достаточно длительный и дорогостоящий.  И это основной сдерживающий фактор для туристов.

Однако примерно ¾ доходов Азербайджана все еще приходятся на нефтяной сектор. Когда осенью 2014 года мировые цены на нефть резко упали, это потянуло вниз и всю азербайджанскую экономику, точно так же, как экономику Казахстана, России.

В декабре 2015 года Центробанк Азербайджана объявил, что останавливает поддержку маната, и национальная валюта сразу же потеряла треть своей стоимости. Сегодня курс маната продолжает постепенно снижаться и достиг отметки в 1,75 маната за 1 доллар.

«Перед развивающимися нефтяными странами встают свои вызовы, – говорит Талех Зиядов. – Когда цена на нефть высокая, все отлично. Когда она падает – время подумать о реформах, обдумать возможности, на которые раньше не обращал внимания. Я рад, что мы смогли сделать определенный объем работы за тот период, когда цена на нефть была высокой».

Похожие статьи

caspianbarrel.org