Полезно ли купаться в нефти? В нефти искупался


Россия снова искупается  в дорогой нефти

Согласно докладу агентства «Блумберг», первая категория, включающая Саудовскую Аравию и другие страны Персидского залива наряду с Россией, имеет возможность увеличить производство нефти в случае, если захочет это сделать. Вторая группа, в которую входят остальные страны-производители, способна на это в меньшей степени и, судя по всему, не сможет значительно увеличить производство. И это, возможно, не так хорошо, поскольку Саудовская Аравия и Россия пытаются мобилизовать поддержку, чтобы смягчить ограничения на производство, введенные в январе 2017 года, и их усилия, вероятно, будут приветствоваться рядом стран, но в то же время могут столкнуться с оппозицией со стороны Ирана и Венесуэлы.

Сильнейший фронт хорошо заметен. Ожидаемый конфликт интересов предвещает, что конференция ОПЕК 22 июня будет бурной. И Иран, и Венесуэла попросили членов организации объединиться перед лицом иностранных санкций, ссылаясь на пункт статьи 2 Устава ОПЕК. Вряд ли решения двух стран заставят организацию двигаться в другом направлении, особенно на фоне растущего давления со стороны США по увеличению предложения на миллион баррелей нефти в сутки, а также требований российских нефтяных компаний ослабить ограничения на производство. Если стороны не заключат какую-либо новую договоренность, вероятнее всего, они продолжат придерживаться текущего плана, который предполагает обязательство обеспечить рынок достаточным количеством нефти. ОПЕК прогнозирует большой дефицит предложения на мировом нефтяном рынке во второй половине 2018 года. Предполагается, что при этом страны ОПЕК будут продолжать производить нефть на уровне прошлого месяца, однако если поставки Венесуэлы и Ирана сократятся, то дефицит будет еще большим. Хотя государства Персидского залива и Россия должны быть способны компенсировать этот дефицит, это, несомненно, станет причиной волны напряженности на Ближнем Востоке и в то же время уменьшит резервную производственную мощность в случае новых сбоев в поставках.

На рынке ожидается большая путаница. Объем нефти, которую производит Венесуэла, в ближайшие месяцы еще больше сократится. Уровень предложения сохранится ниже целевого показателя, установленного в 2016 году, несмотря на заявление президента Николаса Мадуро о том, что Каракас способен увеличить производство, если ОПЕК смягчит ограничения. Государственная нефтяная компания Венесуэлы рассматривает возможность объявления форс-мажора в связи с некоторыми сложностями по экспорту сырой нефти в этом месяце. Международное энергетическое агентство сообщило, что к концу года производственные мощности страны упадут на сотни тысяч баррелей в сутки. Что касается ожиданий в отношении объемов иранского производства нефти, то они намного хуже, поскольку по-прежнему отсутствует ясность со стороны властей США в отношении объема закупок, который клиенты Тегерана должны сократить, чтобы освободиться от санкций. Нефтеперерабатывающие заводы в Европе начали придерживаться осторожного подхода. Так, компания «Трафигура груп» предупредила, что влияние на рынок может быть намного большим, чем многие того ожидают, учитывая проблемы со страхованием поставок из Ирана. Санкции президента США Дональда Трампа в отношении Ирана сосредоточены на продажах конденсатов и сырой нефти. Ожидается, что американские компании будут вынуждены сокращать свои закупки из Тегерана на более чем 20% (объем, ранее определенный администрацией Обамы) каждые шесть месяцев. Согласно самым сдержанным оценкам, сокращение составит 25%, и этого будет достаточно, чтобы экспорт Ирана уменьшился на 675 тысяч баррелей в сутки к началу ноября, если такого подхода будут придерживаться все покупатели иранской нефти.

Победитель известен, но результаты не гарантируются. Саудовская Аравия, остальные страны Персидского залива и Россия должны будут увеличить свою добычу на 875 тысяч баррелей в сутки в течение следующих шести месяцев, чтобы компенсировать сокращение поставок из Ирана и Венесуэлы и предотвратить рост дефицита поставок нефти во второй половине года. По словам аналитиков консалтинговой компании АТОН, если Трамп потребует большего сокращения закупок иранской нефти, то эта цифра увеличится, однако выполнение такой задачи не станет невозможным. Например, российская компания «Роснефть» может увеличить производство на 100 тысяч баррелей в сутки в течение нескольких дней. Резервная производственная мощность «Газпрома» оценивается примерно в 500 тысяч баррелей в сутки, а Саудовская Аравия может производить дополнительно около 1,5 миллиона баррелей нефти в сутки, что может быть достигнуто в течение 90 дней. В конце концов, вероятно, «несостоятельные» страны не смогут помешать Саудовской Аравии и России смягчить ограничения на производство, однако это может вызвать напряженность на Ближнем Востоке и сократить резервные производственные мощности, которые могут быть использованы для преодоления новых сбоев в поставках нефти.

Argaam (Саудовская Аравия)

www.sovross.ru

Почему нельзя купаться в нефти?

она жирная, и пахнет не приятно.

потом писаеш керосином

не каждый это себе позолит, а еще вредно для здоровья

"нефть! нефть! это же продукт гниения!!!. "

Можно, ток долго отмываться придётся )) ну и вопросики ))

отмываться придётся

Потому что кто-нибудь может бросить туда окурок

Тебе можно Дима!

А потому, что одна капля нефти делает непригодным для питья 25 литров воды...

гибельное место для всех!!

Дима, привет. Почему нельзя? лично я один раз искупался и ничего живой . неприятно конечно да и запах, но ничего.

вопросы не по теме задаешь, тут раздел "Компьютерные и Видео игры"

Не, можно купаться если глубина маленькая я в лесу нашел глубокую нефтяную лужу которая булькала я разулся закатал штаны и опустил туда босые ноги и проверил 5 минут держал очень приятно было ток отмывать нужно и держать воспламеняющиеся предметы в далеке ноо все равно - в нефти можно купаться но поплавать не удастся

touch.otvet.mail.ru

Полезно ли купаться в нефти? | Место встречи Монреаль

С высоты нашего опыта последних лет, включающего компьютерную революцию, развал СССР, 2 мировых экономических кризиса и т.д., очень интересно вспомнить 1988 год, когда и мода была другая, и машины, и манеры, и стремления. В СССР люди еще читали журналы, в США уже начинался бум компьютерных игр. И там, и там обычные граждане испытывали невероятную эйфорию от окончания «холодной войны». Казалось – впереди чудесные времена.1988 год считается знаковым для канадского города Калгари, ставшего знаменитым во всем мире благодаря зимней Олимпиаде. Между прочим, к моменту ее проведения в городе царила жесточайшая депрессия, вызванная падением мировых цен на нефть. Исторически Калгари создавался как транзитный центр по пути на Запад. Первое поселение здесь основали не так давно – это был Форт Бризбуа в 1875 году. До Второй мировой войны население Калгари составляло 200 тысяч человек. Среди них было много иммигрантов, занимавшихся сельским хозяйством. Затем в регионе нашли богатые запасы «тяжелой нефти», содержащейся в песках. Началась ее разработка.

Население города быстро росло и к 1980-м годам достигало уже 600 тысяч человек, что очень много по канадским меркам. В 1981 году экономика Калгари была на пике своей мощи, равно как и цены на нефть. Однако в последующие годы цены рухнули (этот же фактор в немалой степени способствовал краху системы хозяйствования СССР). Тем не менее, в Калгари по инерции, несмотря на огромный провинциальный долг, провели зимнюю Олимпиаду. Для нее, как для Олимпиады в Сочи, с нуля было построено много спортивных объектов. Между прочим, в отличие от монреальского Олимпийского стадиона, ни один объект не стал «белым слоном», все успешно эксплуатируются до сих пор. Калгари после Олимпиады остается ведущим спортивным центром в Канаде благодаря близости нескольких замечательных горнолыжных курортов.

Однако не спорт и не зимний отдых приносят средства в казну Калгари. Это нефть, нефть и еще раз нефть. Только она дает Альберте денежное благосостояние, она же и отнимает его в годы снижения цен и спада производства. На пике разработки в провинцию стремятся сотни тысяч людей со всей Канады. В Калгари буквально не протолкнуться – пробки здесь не меньше, чем в Торонто и Монреале. Но как только бум прекращается – Калгари становится милым и спокойным городком. Здесь резко снижается уровень преступности, который всегда довольно высок в период экономического подъема. Как по мановению волшебной палочки, Калгари, этот символ «грязных» и «тяжелых» нефтеносных песков, попадает на верхние строчки всевозможных хит-парадов, превосходя другие города мира по показателям благоустройства, экологии, развития культуры, образования и пр.

Сегодня Калгари превратился в признанный центр Западной Канады (Ванкуверу такое и не снилось, хотя там тоже недавно прошла Олимпиада) и «третью столицу» страны. Это если не считать Оттавы, которая хоть и носит столичный статус, в глазах канадцев и городом-то настоящим не является.

И вот сейчас Калгари вновь, как в начале 1980-х, а затем в начале 2000-х, стоит на пороге спада. При этом возникла уникальная ситуация: цены на нефть остаются стабильно высокими уже четвертый год, и тем не менее продукция Альберты невостребована. Почему? Все дело в ведущихся нынче интенсивных нефтяных разработках на территории западных штатов США (Монтаны, Северной Дакоты и др.), благодаря чему Штаты надеются к 2017 году стать крупнейшим производителем нефти в мире, отказаться от импорта из Саудовской Аравии и даже из Канады. А что? Ведь совершили же там «сланцевую революцию», после чего цены на природный газ упали в разы. В ближайшие годы Штаты могут начать экспорт этого ресурса в Европу, потеснив традиционного тамошнего поставщика – российский «Газпром».

«Сланцевая революция» стала возможной благодаря новой технологии «фрекинга» (закачки под землю химических веществ, разрывающих геологические пласты). Фрекинг может использоваться и при добыче нефти, не только природного газа. Пока с месторождения Баккен в Северной Дакоте качают в основном газ, но отсюда же валом пойдет и нефть, после чего покупать ее у Канады будет не нужно. Собственно, «тяжелая» и дорогостоящая нефть из Альберты приходится не ко двору уже сейчас. На рынке образовался ее избыток. Из-за перепроизводства в провинции падает доход, возник миллиардный дефицит бюджета. Глава провинциального правительства Элисон Редфорд уже несколько месяцев пробивает проекты строительства нефтепроводов на запад и восток Канады. По этому вопросу она достигла взаимопонимания с премьер-министром Квебека Полин Маруа. Возможно, уже в 2015 году продукция нефтеносных песков впервые в истории поступит на перерабатывающие предприятия Монреаля, которые до последнего времени имели дело исключительно с «легкой» и дешевой нефтью с Ближнего Востока.

Не помогло экономике Альберты и недавнее ЧП на трубопроводе в Арканзасе, неподалеку от столицы этого штата Литтл Рок. На этой неделе серьезная утечка произошла в небольшом населенном пункте Мэйфлауэр, прямо посреди типичной американской одноэтажной идиллии. Объемы утечки составили десятки тысяч баррелей. Причиной аварии называют изношенность инфраструктуры, принадлежащей компании «ExxonMobil», – трубопровод был построен здесь сразу после Второй мировой войны и не рассчитан на «тяжелую нефть». После этого происшествия шансы на утверждение проекта постройки «супертрубопровода» из Альберты в Техас – Keystone XL – снизились почти до нуля.

Канадские критики нефтеносных песков обращают внимание на то, что все трубопроводы в Монреале тоже довольно старые и не готовы принять нефть из Альберты. Прежде чем переключать их в обратный режим (сейчас нефтепродукты по ним поступают из Квебека в Онтарио), хорошо бы позаботиться о безопасности. В Мэйфлауэре из-за утечки пришлось эвакуировать 22 домовладения, так как «черное золото» буквально затопило их. В городе трудно дышать от запаха нефти. Представьте себе подобную картину, например, где-нибудь в Мирабеле или Лавале в разгар фестивального сезона (в Арканзасе сейчас тепло и цветут тюльпаны). В Онтарио «грязная нефть» из Альберты тоже может пройти через довольно крупные города – например, пригород Торонто Оуквилль. Потому в двух крупнейших провинциях Канады растет озабоченность в обществе по поводу планов начать перекачку ресурсов из Калгари на восток. А в Британской Колумбии не приемлют строительство нефтепровода к порту Китимат, откуда «черное золото» танкерами будут вывозить в Китай.

Положение в Альберте пока рано называть отчаянным, хотя страшное слово «фрекинг» и здесь вызывает нервную реакцию, как в бастионах «Газпрома». Речь идет о технологии, заметно удешевляющей добычу углеводородов. А извлечение нефти из песков на Западе Канады рентабельно только при мировой цене на этот ресурс не ниже $80.

От спада добычи нефти будет и плюс – в настоящее время из-за интенсивной разработки нефтеносных песков энергопотребление в Альберте высоко, что, безусловно, влияет на состояние экологии. Как бы ни превозносили Калгари в качестве «экологического оазиса», концентрация парниковых газов в атмосфере растет именно из-за нефтедобычи. Снизятся показатели – сократится и расход энергии. Сегодня в Альберте он почти такой же, как в Квебеке, а ведь индустрии в этой провинции, кроме нефтяной, нету, и население вдвое меньше, чем у нас.

Говоря о перспективах экономики Альберты, надо учитывать, что нынешний премьер-министр Канады Стивен Харпер совершил карьеру в Калгари и сделает все для любимого города. Альберта ведь дает большие поступления в федеральный бюджет. Она же является магнитом для трудовых ресурсов, в противном случае пополняющих ряды безработных в Онтарио и Квебеке.

В прошлом Альберта неоднократно погружалась в депрессию, а затем выходила из нее. Непобедимый консерватизм местного населения помогает пережить и спады, и подъемы. С точки зрения экономики, стремительный рост показателей не менее опасен, чем их падение. Как с избытком нефтяных доходов справляются в России? Кладут в Стабфонд. В Западной Канаде стабфонды тоже есть, но кроме того, всем жителям провинции во время правления бывшего премьер-министра Ральфа Кляйна (скончался на днях в возрасте 70 лет от тяжелой болезни) просто выдали на руки по 500 долларов в знак признательности за бюджетные купюры в 1990-х годах для искоренения долга и оздоровления экономики после падения цен на нефть. За эти единовременные «Prosperity Cheques» благодарные граждане до сих пор называют Ральфа Кляйна «Королем Ральфом». Ни один из провинциальных премьер-министров не удостаивался подобного титула. Действительно, во многом Альберта напоминает «нефтяное королевство» посреди Канады.

Сергей ГоликовМонреаль

russianmontreal.ca